Прокаженный

В Индии проказа — стигма; иными словами, больные — это отверженные обществом люди. От них отворачиваются близкие, они не могут устроиться на работу. В Индии верят, что заражение проказой имеет религиозные корни, и связывают его с плохой кармой.

Прокаженные вынуждены обретаться на улице и попрошайничать. Альтернативой для них является жизнь в специализированных колониях, которые расположены вдали от населенных пунктов. Одной из них является «Ишопанти Ашрам». Она находится на восточном побережье страны в маленьком городке Пури в штате Орисса.

Колония была основана в конце 1980-х отцом Мэрионом, религиозным и социальным деятелем из Польши, и существует на пожертвования извне.

Все больные живут тут уже по несколько лет, некоторые — больше десяти. У каждого из них есть своя история, уникальная, как и у любого человека, но всех их объединяет одно: чувство того, что их оставили. Все прокаженные, живущие в колонии, безопасны для окружающих.

Они получили необходимое лечение и были вакцинированы и таким образом перестали быть распространителями заболевания, однако табу не позволяет принять их обратно в общество.

Несмотря на это, некоторые до сих пор в глубине души надеются, что скоро придет кто-либо из близких и заберет их обратно домой. У каждого из них есть семья: жена, муж, дети, внуки, с которыми больные были разделены предрассудком. Про них забыли, а если нет, то предпочитают не вспоминать.

Прокаженные живут здесь своей жизнью, жизнью отверженных, стараясь по возможности поддерживать друг друга.

Эти люди несчастны не из-за страшного недуга, а потому что не могут обнять родных, что порой страшнее любой болезни.

Эта болезнь хуже рака! За раковыми больными ухаживают родные, а здесь человека все чураются и боятся. Ты один. Но на самом деле Бог тебя выводит на общение с Собой. Лучше войти без руки, без ноги в Царство Небесное, чем со здоровыми руками, ногами, красивым лицом идти в ад

Слово «проказа» известно нам из Священного Писания, из романов Стивенсона и Джека Лондона, но не кажется приложимым к сегодняшнему дню. Действительно, сейчас эта болезнь не так страшна, как раньше, хотя в жарких странах проказа по-прежнему очень распространена и уносит немало жизней. А вот американцы уже отказались от лепрозориев – закрытых поселений для прокаженных, в которых, в прежние времена, заболевший проводил всю оставшуюся жизнь – в Америке проказу теперь лечат амбулаторно. В России еще действует система лепрозориев, но больных все меньше – наш соотечественник и современник, профессор Николай Голощапов фактически победил эту болезнь. Остаются в основном люди, заболевшие до научного прорыва в лепрологии – науке о проказе – и быстро выздоравливающие «новенькие» больные. Однако, и те немногие, кто остался в этих скорбных местах, нуждаются в духовном окормлении. О том, что такое проказа, о духовном смысле этого заболевания, о личном опыте общения с прокаженными больными мы поговорили с о. Владимиром Янгичером, настоятелем храма Рождества Христова села Иудино Сергиево-Посадского района, преподавателем МДА, руководителем отдела религиозного образования и катехизации Сергиево-Посадского благочиния, более десяти лет окормляющим лепрозорий, расположенный под Сергиевым Посадом.

Научное название болезни — лепра, она же болезнь Хансена, хансеноз, хансениаз (устаревшие названия – проказа, финикийская болезнь, скорбная болезнь, крымка, ленивая смерть, болезнь святого Лазаря и др.). Это хроническое инфекционное заболевание, вызываемое микобактерией лепры, открытой в 1871. Болезнь характеризуется поражениями кожи, слизистых верхних дыхательных путей и периферической нервной системы, а на поздней стадии поражаются и мышцы, и кости, и глаза и внутренние органы. «Визитной карточкой» проказы является т.н. львиный лик – искажение черт лица заболевшего, связанное как с поражением мышц, ответственных за мимику, так и с изъязвлением кожи, возможно – провалом носа и т.п. К счастью, этот симптом появляется только на поздних стадиях заболевания и при своевременной диагностике и лечении заболевшим не грозит.

Болезнь известна с древнейших времён. Была распространена в Древнем Египте, на Ближнем Востоке, в Китае, Японии, Индии ещё до н. э. Встречается на всех континентах, наиболее распространена в странах Африки, Азии, Центральной и Южной Америки. Изучение болезни затруднено тем, что возбудителя очень сложно выводить в лабораторных условиях: проказа – человеческое заболевание, лишь сравнительно недавно нашли животных – броненосцев – которых можно успешно заразить проказой в экспериментальных целях. Средняя продолжительность инкубационного периода 4-6 лет (возможны сроки 10-20 и более лет).

В Библии проказа («цараат”) воспринималась как наказание за грехи и называлась «бичом» и «перстом» Божьим. Больного объявляли нечистым, он должен был покинуть людей и удалиться в пустыню.

Изгнание прокаженного

В Европе проказа появилась в массовом масштабе в эпоху крестовых походов. Больных панически боялись, также изгоняли из городов и сел, предписывали оповещать о своем приближении трещоткой или колокольчиком, чтобы встречные могли избежать контакта. Позднее прокаженных стали изолировать в лепрозориях, характерно, что от названия одного из подобных учреждений, носившего имя св.Лазаря, пошли как одно из наименований проказы (болезнь святого Лазаря), так и слово «лазарет».

В России в настоящий момент три лепрозория: в поселке Зеленый под Сергиевым Посадом, в Астраханской области и в Ставропольском крае. За последние 20 лет, благодаря научному прогрессу на этом направлении, количество прокаженных в России существенно уменьшилось: разработаны методики безрецидивного лечения заболевания.

— Отец Владимир, как живут люди в лепрозории?
— Это такой небольшой поселок, там живут и больные, и может жить кто-то из персонала. У больных есть отдельный корпус: на втором этаже у них комнаты, у каждого – своя, а на первом находятся процедурные кабинеты. Там даже предусмотрены семейные комнаты, и я видел семейную пару, мужа и жену, которые там жили. Есть общие комнаты, библиотечка с телевизором, где они могут встречаться, общаться. Есть общая кухня, но у каждого, может быть это нарушение правил, есть своя плиточка, на которой можно чайник накипятить, не выходя из комнаты. Из окон вид на лес, весной там очень красиво, птички поют, есть огородики. Тот, кто может, трудится на земле. Кормят их бесплатно.

— Как вы стали ездить в лепрозорий?
— Я езжу туда с 1995 года. Впервые поехал случайно. В то время лепрозорием руководил профессор Голощапов, специалист по проказе мирового класса. Он разработал программу ликвидации лепры и добился 100%-ной ее излечимости, сокращения сроков лечения в стационаре и т.д. А еще он — ведущий иммунофармаколог страны, изобрел много лекарств, укрепляющих иммунитет. И когда у нас в доме загрипповал ребенок, нам посоветовали обратиться к Николаю Михайловичу. Он не относил себя к Церкви, но любил читать Библию и даже устраивал своим пациентам библейские часы с чтением и обсуждением Священного Писания. Меня он принял очень радушно. Мы немного поговорили на библейские темы, он пригласил приезжать еще. Я приезжал, привозил литературу. Но в Православной церкви принято не только разговаривать, но и исповедовать, причащать, оказывать помощь. Я предложил Николаю Михайловичу причащать больных. Он говорит: «Если они захотят, то, пожалуйста». Я пошел, поговорил с ними — оказалось, что несколько человек ведут православный образ жизни и готовы причащаться. Я старался приезжать постами к 11 утра, и всегда человек 5-6 причащались.

— Но лепра – болезнь повышенной опасности! Разве вам можно рисковать – у вас же семья, приход…
— Возможность заражения проказой сильно преувеличена. С прокаженными больными или нужно спать в одной постели, или целоваться, или есть из одной ложки, то есть нарушать элементарные правила гигиены. Но я им привез Крест и Евангелие и так там и оставил. У меня для них есть отдельная чаша для Причастия, отдельная лжица. Я не даю целовать руку, чтобы потом, не дай Бог, не говорили, что через меня кто-то заразился.
Матушка съездила со мной несколько раз, чтобы посмотреть на ситуацию в больнице. Куда иголка – туда и ниточка. Естественно она, как хранительница очага, спросила, почему я, а не монахи из Лавры. Действительно, монах – это человек в гробу, а схимонах — в могиле. Не зря многие монахи спали в гробу, чтобы привыкнуть к этому состоянию. И если бы в лепрозории наладилось монашеское служение – это было бы хорошо, потому что помощь прокаженным — это монашеское служение. А пока – я.

— Проказа более распространена в южных регионах, наверное, в лепрозории много нехристиан?
— Там вообще немного народу. Уже к 1995 году было человек 15 — сказывалось действие лекарства, которое изобрел Николай Михайлович Голощапов. А сейчас осталось всего 5-6 больных.

У меня было сильное впечатление от одного негра, который там жил, не знаю, там ли он сейчас, я уже полгода не был. Его звали Абдула, он очень хорошо говорил по-русски, я его впервые узнал шесть лет назад. Однажды он меня позвал в свою комнату, дал записочки о здравии и упокоении и говорит: «Вот мои друзья, помяните их, пожалуйста». И продолжает: «Я Абдула, негр, мусульманин, но я очень люблю Православие, и я удивляюсь, как российский народ может не любить свою веру. У вас такая вера прекрасная! Вам нужно выступать, обличать разврат, люди аборты делают!». И с таким пафосом он это все говорил! Это было в 1999 году, для меня это было откровением. Когда я приезжал в больницу, мы с ним общались. Однажды я даже хотел у него интервью взять, чтобы показать: «Люди, вы здесь живете, вокруг церкви, все предки были православными — послушайте, что говорит человек, который к Православию не имеет совершенно никакого отношения, не стыдно ли вам?! Он это почувствовал, а вам непонятно». Это можно понять в свете Евангельского рассказа об исцелении 10 прокаженных, один из которых был другой веры, и он же оказался самым благодарным.

— Кстати, в чем смысл этой притчи? Ведь там получается, что осуждаются люди, послушавшиеся Христа, а одобряется – нарушивший повеление идти к священникам?
— Я не думаю, что он не послушался Христа. Действительно, в Книге Левит написано, что если прокаженные выздоравливают, они должны пойти к священнику и принести жертву, а священник обязан засвидетельствовать, что больной выздоровел. Христос послал десять прокаженных к священнику: «Идите, принесите жертву, вы здоровы». Наш Господь смиренный, Он не сказал: «Я исцеляю»: Они говорят Ему: «Исцели нас», а Он говорит: «Идите, вы здоровы». Прокаженные поверили, пошли, а могли бы сказать: «Как мы пойдем к священнику, мы же больные, не пойдем; вылечимся, тогда пойдем». По пути они очистились. Но что дальше? Девять человек пошли исполнять Закон, а один поставил Закон на второе место и пошел благодарить Христа. Здесь показана разница между законничеством, дотошным исполнением правил и предписаний и нормальным откликом здоровой души, которая благодарна за исцеление. Он сначала поблагодарил Христа, исцелившего его, а потом пошел к священнику приносить жертву по Закону.

Прокаженный с рогом перед Христом (с рогом, как и с трещетками и колокольчиками ходили по пустынным местам европейские прокаженные, издали предупреждая о своем приближении). Из немецкой рукописи, до 1000 г.

— Вы упомянули Книгу Левит. Проказа в Ветхом Завете называлась «нечистой» болезнью. Что это значит?
— Нужно разобраться в различии между термином «нечистый» сейчас и в то время. В наше время нечистое – значит грязное, а в то время «нечист перед Богом всякий, делающий зло». Считалось, что прокаженный человек имеет нравственную нечистоту перед Богом. Если человек заболевал проказой, значит, у него точно был грех. Этим объясняется поведение друзей Иова, который был исключением из правил — в Священном Писании сказано, что это был один из самых чистых людей, а болезнь ему была послана не за грехи, а для того, чтобы испытать его веру. Во времена Ветхого Завета много людей болело проказой и одна из центральных (по расположению) глав всего Пятикнижия — Левит – говорит как раз о том, что должен делать священник в отношении прокаженных. В центре внимания левитов (священников) того времени стояла проблема прокаженных. В Библии говорилось не о том, как вылечить эту болезнь любой ценой, а о проказе как об образе общей зараженности рода человеческого грехом. Получается, что центральной заботой ветхозаветного священства было исцеления проказы, а у священства новозаветного — исцеление проказы душевной, духовной.

Я вижу здесь довольно много параллелей. Если эту болезнь не лечить, то поражается в итоге все тело. При этом особой болью это не сопровождается. Больные теряют чувствительность – в этом-то и опасность. Казалось бы – хорошо, когда не больно. Но это очень плохо, потому что любой порез, травму они не чувствуют. И так нечувствительно может начаться мощный процесс разложения. Так же и грех. Мы его сотворили и не чувствуем, а на самом деле он свое черное дело делает.

Людям не хочется болеть телесной проказой — они лечатся, но они с легкостью заболевают проказой душевной, которая выражается в нарушении заповедей, тех или иных моральных, нравственных норм, и, не думая об этом, несут в себе ее всю жизнь. И это полбеды – они еще не хотят от нее освобождаться. Как же страшно, когда прокажена душа! Мы чураемся телесной проказы, а как же в мире чистоты и чистых ангелов должны сторониться проказы душевной, духовной! Для чего существует проказа тела? Для того, чтобы показать, как же может быть страшна проказа духа. Тело поболеет максимум сто лет, а душа, если не вылечится от греха, будет мучиться в вечности, а это самое страшное. На это указывает нам Господь через тяжелое состояние таких больных.

— А каково им самим быть таким указателем?
— Мне трудно сказать, потому что когда человек судит со стороны, он судит одним судом, а когда он сам оказывается в такой ситуации, он судит совершенно иначе. Как они к этому относятся? А куда денешься! Это их смиряет. От проказы можно получить большую пользу, может быть, гораздо бОльшую, чем от абсолютного здоровья, которое человека расковывает, дает ему возможность жить по своим страстям. Господь дал болезнь. Но человек волен выбирать: биться головой об стену, проклинать все и вся, или смириться, перестать грешить.

Тому, кто заболел проказой надо понять, что она дана для чего-то. Для того чтобы человек, отстрадав, понял, насколько тяжелее невидимо для себя болеть духовной проказой. Все тайны — почему и за что — откроются после смерти. Здесь нужно довериться Богу, понять, принять, смириться. Но смириться – не значит опустить руки: есть лечение, есть Таинства и святыни.

Эта болезнь хуже рака! За раковыми больными ухаживают родные, а здесь человека все чураются и боятся. Ты один. Но на самом деле Бог тебя выводит на общение с Собой. Лучше войти без руки, без ноги в Царство Небесное, чем со здоровыми руками, ногами, красивым лицом идти в ад.

Беседовала Елена ТЮЛЬКИНА

Если ехать через станицу Беззлобная мимо Лысой горы, попадешь в особый уголок высокогорья. Чужие здесь не ходят. Да и местные обитатели не горят желанием выходить за пределы своего мира.

— Надо поставить четыре вышки, четыре пулемета «максим”, — шутит Михаил Гридасов, хозяин странного царства и главврач одновременно. — Потом придумать свой гимн, флаг и добывать нефть!

Вы не боитесь? Дело в том, что они обязательно станут за вами подглядывать. Будут смотреть, как вы за дверную ручку беретесь — нормально или двумя пальцами, есть ли страх в глазах… И если чего заметят, пропало ваше интервью.

Старинная аллея категорично делит горный поселок надвое. Мы выходим из его «здоровой” части (там живут медики) и шагаем в мир, где правит проказа, или по-научному — лепра. Самая древняя и единственная описанная в Библии болезнь. Этот жуткий недуг пришел на Землю вместе с человеком и, как полагает доктор Гридасов, наверное, уйдет только вместе с ним. Проказа по сей день неизлечима и мало изучена.

В былые времена верили, что лепра — наказание за грехи предков. О существовании прокаженных обывателю невольно напоминал звон колокольчиков. Согласно неписаному правилу несчастному выдавали колокольчик или трещотку. На улице он должен был звонить не переставая, и народ улепетывал кто куда. Отсюда и пошло выражение «бежать, как от прокаженного”. Если больной этого не делал, его могли повесить.

Существовал и еще один жутковатый обычай: когда у человека появлялись первые признаки проказы, по нему служили заупокойную. Конечно, общество с тех пор здорово изменилось. Но перед проказой люди по сей день испытывают почти священный ужас. Есть даже научный термин «лепрофобия”.

Территория страха

— Ко мне часто приходят люди, что называется, со стороны, с просьбами о трудоустройстве, — продолжает рассказ доктор Гридасов. — Я всем говорю: «На один день идите в лепрозорий, а к вечеру возвращайтесь в мой кабинет, тогда и поговорим о работе”. Знаете, ни один еще не вернулся.

Территория прокаженных встретила идеально вымытыми коридорами, улыбчивыми медсестрами и бабушкой Фатимой на крыльце одного из корпусов. Старушка не реагирует даже на вспышку фотоаппарата. Проказа съела ее глаза.

СПРАВКА «МК»

ЛЕПРА (ПРОКАЗА). Возбудителем этого заболевания является микобактерия лепры. По сведениям ВОЗ, в мире зарегистрировано около 15 млн. таких больных. Лепромы полушаровидно возвышаются над поверхностью кожи. При поражении лица придают ему вид львиной морды. Нарушаются все виды чувствительности кожи, особенно на руках и ногах. Больные, не ощущая тепла и холода, не чувствуя боли, нередко подвергаются тяжелым ожогам, травмам. У части пациентов ослабляются и истощаются мышцы лица и конечностей, пальцы рук и ног искривляются, укорачиваются, а иногда и разрушаются. На стопах появляются глубокие язвы. Поражение глаз вызывает нарушение зрительной функции и даже полную слепоту. Больные с тяжелой формой лепры содержатся в специальных учреждениях — лепрозориях. (Медицинская энциклопедия.)

От первобытного страха на протяжении всей истории человечества для прокаженных придумывали все новые и новые рамки. Советское правительство, например, предписало забирать детей лепробольных сразу после рождения. Их отправляли в детдома, и матери далеко не всегда имели возможность хотя бы видеть своего ребенка.

Кстати, таких детей немало. Ведь носители страшной заразы неизлечимо больны, но живы! И природу в бабушкин сундук не спрячешь и амбарным замком не запрешь.

Болевой порог

Жизнь Юлии Михайловны печально знаменитое правительственное постановление превратило в сплошную «Санта-Барбару”.

Главврач уверен, история этой обитательницы «больной” деревни тянет на книгу. Сейчас Юлия Михайловна гневно смотрит на доктора, предложившего помочь ей подняться:

— Я сама!

Ее ноги забрала проказа, но она приспособилась передвигаться на протезах. На стенах ее комнаты старомодные портреты. Кокетливый взгляд эффектной женщины с фотографии напоминает о другой жизни другой Юлии.

Ей было 8 лет, когда она сильно обожгла руку. Сейчас ей за семьдесят, но рубец от той детской травмы до сих пор уродует локоть. Тогда же Юля вовсе не почувствовала ожога и легла спать. Ее мама едва не лишилась чувств, увидев окровавленную кроватку и изувеченную руку дочери.

— Я очень хорошо помню того молодого врача. Он водил по моему телу шпателем. Тут-то и выяснилось, что местами я совсем ничего не чувствую. Но диагноз поставили ошибочный.

Потом началась война. С докторами была напряженка, а Юлю кидало то в жар, то в холод. Периодически эскулапы, не в силах разгадать странный недуг, госпитализировали ее с диагнозом «малярия”. Девочке становилось все хуже и хуже. Вытрется после умывания полотенцем, глядь, а на полотенце брови остались… Болезнь пугала издалека и намеками.

В эвакуации жилось трудно, и однажды Юля с подружкой решили сдать кровь за деньги.

— А донорскую кровь ведь проверяют. После этой сдачи вызвали меня с мамой в больницу. Сказали, что в моей крови сифилис. А я — еще дите дитем, замужем не была!

Лечить Юлю от сифилиса не дала мать и один старенький доктор. Последний направил ее в крупную клинику в Казани. Тамошний профессор только взгляд кинул, сразу сказал, что это проказа. Для дальнейшего обследования Юлю и маму отправили в Москву.

Ради этой поездки выделили целый вагон. Слушая стук колес, в тишине и одиночестве, Юля впервые ощутила пропасть между собой и остальными людьми. Только не отпускавшая ни на секунду мамина рука спасала от отчаяния.

Столичные доктора без устали проводили все новые и новые анализы. Обеих изрезали вдоль и поперек. Особенно досталось маме, у нее было много родинок. Она терпела и молчала.

Светила медицины терялись: женщина родила прокаженную девочку, много лет с ней контактировала и… оставалась совершенно здоровой.

Юля помнит, как мама тяжело вздохнула и рассказала все.

Разлученные

Их брак трещал по швам. Она хотела развестись. Ей надоела кочевая жизнь мужа, актера украинского драматического передвижного театра Михаила Галицкого. Ее угнетало бездетное состояние. Женщина бунтовала.

Пытаясь удержать жену, Галицкий поехал в детдом и выбрал там девочку. Тогда это не требовало килограммов справок.

— Я играла отдельно от других детей. И он сказал: «Вот эту единоличницу беру!” Когда мама открыла дверь, на пороге стоял папа. В одной руке он держал детскую ванночку и авоську с продуктами, на другой сидела я. Конечно, она растаяла.

Юлия Михайловна вспоминает, что во время войны она с мамой ела из одной тарелки, пила из одной чашки и спала под одной шинелью. Да что там говорить! Вши перебегали от одной к другой… Но проказа странно избирательна в своих жертвах.

После раскрытия всех семейных тайн мама уехала, а Юля осталась в лепрозории. Впрочем, до конца своей жизни приемная мать о ней заботилась.

На этом драмы в жизни Юли не кончились. Была же еще одна женщина — та, которая произвела ее на свет.

Почему Галицкому не сообщили, что девочка, которая ему приглянулась в интернате, дочь прокаженной? Кто ж теперь скажет. Моя собеседница выяснила, что биологическую маму звали Анной. Жила она в лепрозории на Амуре. Вроде бы все встало на свои места.

Только когда Анну привезли в царство проказы, с ней была не одна дочка, а две.

Юля начала поиски сестры. О таких случаях принято говорить: судьба. Обе и почти одновременно написали в Иркутский эпидотдел.

Галина, так звали старшую сестру Юлии, с родной мамой общалась. Поэтому, когда лицо начала сковывать маска, напоминающая львиный оскал, сразу все про себя поняла. Из Иркутска ее направили в кубанский лепрозорий. Там сестры и встретились. Анна умерла за два года до того, как ее дочери нашли друг друга.

СПРАВКА «МК»

Заразиться лепрой крайне сложно, надо, чтобы воедино сошлось множество факторов. Контакт с больным должен быть длительным. Организм истощен инфекциями или грандиозным стрессом. Кроме того, решающую роль играет генная предрасположенность, то есть в роду должны быть прокаженные. Красноречив и тот факт, что все попытки создать проказу искусственно заканчивались неудачей. Еще в 1844 году норвежский врач Даниельсен пытался привить лепру себе. Он впрыскивал в свои вены прокаженную кровь и даже ввел под кожу кусочек лепрозного бугорка. Доктор остался совершенно здоровым. Есть данные, что Япония до Второй мировой ставила аналогичные опыты на заключенных и тоже безрезультатно. До сих пор проказа ученым в руки не далась.

Периодически лепробольные (некоторые формы заболевания это позволяют) пытаются жить в большом мире. Юлия Михайловна тоже пробовала.

— Я очень боялась говорить, откуда я. Даже на приемах у врачей называла другой диагноз. Только раз у офтальмолога призналась, что у меня лепра. Она как держала в руках какой-то инструмент, так он по полу и зазвенел. Я напугала ее до смерти. Осматривать меня она отказалась. Правда, извинилась. Только я доковыляла на протезах домой, как звонок в дверь. Пришедшая незнакомка потребовала предъявить документы о выписке. Потом она заходила еще раз. Мне предписывали посетить местный кожвендиспансер. Я не пошла. Думала, приедут с милицией. Это очень обидно. Я не преступница.

Жители «больной” деревни рассказывают, как соседи поджигали их дома. Водители автобусов заявляли, что транспорт не пойдет, пока прокаженный его не покинет. Приятельницы, трескавшие «субботние” пирожки, замертво падали, когда узнавали диагноз кулинара.

Понятно, почему больные лепрой уходят жить в горы, подальше от остальных людей…

Любовь к жизни

По иронии судьбы средняя продолжительность жизни прокаженных гораздо выше, чем у людей с «большой земли”. Лепра убивает человека по частям. Сначала рушатся мелкие кости, потом более крупные. Гигантские язвы разъедают мышцы. Когда доктор Гридасов удостоверился, что корр. «МК” не шокирует пациентов обмороком, мне разрешили пообщаться с Валентиной.

Она методично уничтожает ложкой арбуз и поглядывает с любопытством: что за зверь пришел?

Валентина в лепрозории с 1971 года. Было время, поражала всех кипучей деятельностью. Провела в больничных корпусах телефонную связь и радио. Она — тоже итог любви прокаженных. Только в ее случае болели оба родителя: один умер в Абинском лепрозории, второй — в Терском.

Да и сама Валя однажды произвела на свет дочку, которую отняли сразу после родов.

— Кормить не дали. Свидания только с разрешения эпидотдела, но давали очень редко. Я не выдерживала и ездила тайком. Однажды жила рядом с домом малютки полтора месяца.

— А отец вашей дочери тоже лепробольной?

— Он из здоровых. Не местный. О том, что у него есть дочь, не знает. Сообщать не собираюсь. Не хочу вмешивать в наши проблемы постороннего человека. У меня уже была одна грустная история. Я не единственный ребенок своих родителей. Моя родная сестра абсолютно здоровый человек. Муж ее все допытывался, куда я пропадаю, где ночую. Ей ничего не осталось, как рассказать супругу правду. Короче, он ее бросил.

Помимо проказы на лице жизнерадостной Валентины написано еще и то, что иногда Валя надирается в хлам. Оказалось, в этом вопросе главврач ей потакает. Чуть-чуть.

— Сами подумайте, что человеку еще осталось?

— Доктор говорит, что можно немного водки хорошей выпить. Но я пиво люблю, — радостно поясняет самая оптимистичная из пациенток.

— Тоже годится, — улыбается Гридасов.

Медицинская сестра убирает прикрывающую Валентину простыню. Боже всемогущий! Валя — женщина, которой наполовину нет.

Она вернется?

— Когда я учился в Харьковском мединституте, стеснялся говорить, откуда приехал, — неожиданно признается главврач. — Моя мама работала в лепрозории санитаркой. Большая часть теперешних сотрудников выросла здесь же. Это люди, видевшие лепру изо дня в день и умеющие адекватно к ней относиться.

Вот вы говорите: забирать у лепробольных матерей детей жестоко. Может, и так. Но система контроля лепры, созданная еще в СССР, с успехом работает по сей день, и ее эффект доказан временем. Терский лепрозорий рассчитан на 350 человек (и было время, когда свободных мест не имелось). Сейчас здесь проживают 68 пациентов. Наш лепрозорий контролирует весь юг страны, за исключением Краснодарского края. Мы отслеживаем очаги лепры (семьи, из которых вышел хотя бы один лепробольной). Ведь это такая болезнь, которую не предугадаешь. Допустим, в семье трое детей — двое могут болеть проказой, а один быть совершенно здоровым. Но семью надо держать под контролем, потому что инкубационный период лепры составляет от 3 до 30 лет.

Михаил показывает истории болезни. Они больше похожи на романы Толстого. Каждая папка — целая жизнь.

— Единственный район, который мы должны контролировать, но не делаем этого несколько лет, — Чечня. Мне было бы горько потерять кого-то из наших сотрудников.

— А много лепробольных было в Чечне?

— Восемь. Теперь мы не знаем, что происходит с ними и их семьями.

— Читала, что проказа громко напоминала о себе через 10—15 лет после войн, революций и т.п.

— По всей видимости, и сейчас подъем будет. Военные катаклизмы, психоэмоциональные нагрузки населения, связанные с дефолтами, переменами в государственном устройстве, всегда давали волну лепры.

Кстати, о войне. Беслан, Буденновск — в двух шагах. Прокаженные слышали, как люди, которым бог дал самое конвертируемое в царстве больных богатство — здоровье, — взрывают друг друга. Сидели тихо, черпая информацию из выпусков новостей.

— Доктора не сбегали?

— Нет. Однажды на волне межнациональных конфликтов был случай. Из Таджикистана приехала целая делегация забирать «своих” лепробольных.

— Не очень корректный вопрос, но все ли прокаженные смиряются с такой жизнью? Не было ли случаев самоубийств?

— Старые доктора рассказывали, что однажды больного перевозили одного, заперев в вагоне и через окошко подавая ему еду. Настолько боялись. Когда вагон открыли, увидели, что он вскрыл себе вены. У нас, к счастью, такого никогда не было.

Среди прокаженных мужчин и женщин поровну. Анализ архивов терского лепрозория недавно преподнес докторам еще один малообъяснимый сюрприз. За 100 лет существования «больной” деревни только одна национальность ни разу не записывалась в истории болезни. Проказой никогда не болели цыгане. Опять загадка…

Солнце прячется за аккуратные корпуса горного лепрозория. Пора уезжать. Бабушка Фатима по-прежнему сидит на крылечке, погруженная в свой мир. Какие истории скрыты за ее сомнамбулическим молчанием?

Возможно, когда-нибудь ученые разгадают тайну проказы. Тогда необходимость в жестоком разлучении близких людей отпадет сама собой. А государство прокаженных так и останется частью шуток доктора Гридасова.

Предыдущая глава учила священников обличать прокаженного в церемониальной нечистоте. Не дается никаких предписаний о его исцелении, но в том случае, если Бог исцелил его, эта глава учит священников, как они должны очистить его. Приведенное здесь средство было приспособлено лишь к церемониальной части его болезни, а сила, которую Христос дал Своим служителям, могла исцелять прокаженных и таким образом очищать их. Здесь приводится (I) торжественное заявление о том, что прокаженный чист, а также символическая церемония, сопровождавшая это заявление (ст. 1-9).

(II) Жертвы, которые он должен был принести Богу на восьмой день (ст. 10-32).

Стихи 1-9. I. Здесь предполагается, что язва проказы не являлась неисцелимой болезнью. Правда, Озия болел ею до самой смерти, а проказа Гиезия передалась его потомству, но проказа Мариам длилась лишь семь дней, поэтому мы можем предположить, что она часто проходила со временем. Хотя Бог сражается долго, но не вечно ведет тяжбу.

II. Заключение об исцелении, как и о заболевании проказой, выносил священник. Он должен был выйти из лагеря и навестить прокаженного, чтобы убедиться, исцелена ли его проказа (ст. 3). Мы можем также предположить, что священнику не передавалась церемониальная нечистота при приближении к прокаженному, как это могло произойти с другим человеком. Священники получили четкие приказы посещать бедных прокаженных, которым тем самым оказывалась милость, ибо уста священника хранят ведение, а страждущие нуждаются в наставлении о том, как им сносить страдания и каким образом извлечь из них пользу; они нуждаются в слове, которому сопутствовал бы жезл, дабы привести их к покаянию. Поэтому для больных очень хорошо, если их посещают такие посланники Господа Саваофа, наставники, чтобы показать им прямой путь Бога (Иов 33:23). Когда прокаженный был изгнан и не мог прийти к священнику, то хорошо, если священники могли прийти к нему. Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров, служителей (Иак 5:14). Если применить это к духовной проказе греха, это подразумевает, что, удаляясь от тех, кто ведет распущенный образ жизни, дабы им стало стыдно, мы все-таки не должны считать их врагами, а увещевать, как братьев (2Фес 3:15). Подобным образом, когда Бог Своей благодатью приводит к покаянию тех, кто был изгнан и лишен общения из-за постыдного поведения, мы должны с нежностью, радостью и искренними чувствами принять их вновь. Подобным образом Павел в адрес исключенного из церкви коринфянина, после того как стали очевидны признаки его покаяния, повелевает, чтобы остальные простили его, утешили и оказали ему любовь (2Кор 2:7,8). А служителям наш Учитель дал официальное право освобождать и выносить приговор; и то и другое должно совершаться с величайшей осторожностью, размышлением, нелицеприятно и не взирая на личности, сопровождаться искренней молитвой Богу о наставлении и совершаться с искренней заботой о назидании тела Христова. Особо нужно заботиться о том, чтобы грешники не ободрялись из-за чрезмерного милосердия, а раскаявшиеся не падали духом из-за чрезмерной суровости. Мудрость и искренность очень полезны, чтобы направлять в подобных ситуациях.

III. Если оказывалось, что проказа исцелилась, то священник должен был заявить об этом с особой торжественностью. Для этого прокаженный или его друзья должны были поймать двух птиц (допускался любой вид птиц, которые считались чистыми), приготовить кедровое дерево, червленую нить и иссоп, ибо все это использовалось в этом обряде.

1. Необходимо было сделать приготовления для крови и воды, которыми нужно было окропить прокаженного. Одну из птиц (евреи говорят, что если они были разными, то нужно было выбрать большую и лучшую) нужно было убить над глиняным сосудом с чистой водой так, чтобы кровь птицы окрасила воду. Это (как и другие прообразы) исполнилось со смертью Христа, когда из Его пронзенного бока вышла вода и Кровь (Иоан 19:34). Подобным образом Христос входит в душу, чтобы исцелить и очистить ее, но не водою только, но водою и кровию (1Иоан 5:6).

2. Живая птица вместе с червленой нитью и пучком иссопа привязывалась к кедровому дереву и омачивалась в воде, перемешанной с кровью, которой нужно было покропить очищаемого (ст. 6,7). Кедровое дерево символизировало, что прокаженный восстанавливал свою силу и крепость, ибо этот сорт дерева не подвержен гниению. Червленая нить символизировала его исцеление и восстановление прежнего цвета, ибо проказа делала человека белым как снег. Иссоп подразумевал удаление неприятного запаха, который обычно сопровождал проказу. Кедр – самое величественное дерево, а иссоп – самое низменное растение, но в этом обряде они используются вместе (см. 3Цар 4:33), ибо люди, занимающие самое низкое положение в церкви, могут использоваться на своем месте, как и самые выдающиеся (1Кор 12:2). Некоторые считают, что убитая птица является прообразом Христа, умершего за наши грехи, а живая – это Христос, воскресший вновь для нашего оправдания. Погружение живой птицы в кровь убитой подразумевает, что благодаря смерти Христа Его воскресение стало эффективным для нашего оправдания. Он взял Свою Кровь в святое святых и там явился как Агнец закланный. Кедр, червленая нить и иссоп нужно было погрузить в кровь, ибо слово и постановления, а также воздействия Святого Духа получают свою эффективность для нашего очищения от Крови Христа. Прокаженного нужно было покропить семь раз, что символизировало полное очищение; здесь можно сослаться на молитву Давида: «Многократно омой меня…» (Пс 50:4). Нееману также было велено омыться семь раз (4Цар 5:10).

3. Затем живую птицу нужно было отвязать и выпустить в чистое поле. Это символизировало, что прокаженный после очищения не подвергался больше ограничениям и лишению свободы, а мог идти куда хотел. Но полет птицы, направляющейся к небесам, подразумевал, что с этого момента он должен был искать горнего и не тратить свою новую жизнь, к которой его вернул Бог, на стремление к земным благам. Это символизирует прославленную свободу детей Божьих, которой обладают те, кто через благодать окроплен от злой совести. Те, чьи души унижены до праха (Пс 43:26) скорбью и страхом, теперь взлетают в открытые небеса и парят ввысь на крыльях веры и надежды, святой любви и радости.

4. После этого священник должен объявить его чистым. Требовалось, чтобы это совершалось торжественно и прокаженный испытывал при этом большое восхищение Божьей милостью, проявленной к нему в этом выздоровлении, а другие могли бы согласиться общаться с ним. Христос – наш священник, которому Отец вверил весь суд, и в частности суд над проказой. Благодаря этому четко выраженному приговору нераскаявшиеся грешники узнают о своей вечной участи, которая определена им вместе с нечистыми (Иов 36:14) вне святого города; а все, кто Его благодатью исцелен и очищен, будут приняты в стан святых, куда не войдет ничто нечистое. Безусловно, чистыми являются те, кого Христос объявит таковыми, и им не нужно обращать внимание на то, что люди говорят о них. Но хотя Христос – конец закона к праведности, в то же время, когда Он был во плоти, то стал под закон, который в то время не был отменен, и повелел прокаженным, которых исцелил чудесным образом, пойти и показаться священнику и принести дар за их очищение, какой повелел Моисей (Мат 8:4; Лук 17:14). Эта модель должна была поддерживаться, пока ей соответствовало время.

5. Когда прокаженный объявлялся чистым, он должен был омыть свое тело, свою одежду и остричь все волосы свои (ст. 8); на протяжении семи дней он все еще должен был оставаться вне стана и на седьмой день повторить эту процедуру (ст. 9). После того, как священник объявил его чистым от болезни, он должен был поддерживать себя в чистоте, насколько это было в его силах, и избавиться от всех ее остатков и других осквернений, а для этого ему требовалось время. Подобным образом тот, кто имеет утешение от прощения своих грехов благодаря Крови Христа, окропившей его совесть, должен с особой заботой и тщательностью очистить себя от всякой скверны плоти и духа и тщательно очистить себя от своих старых грехов, ибо всякий, кто имеет в Нем эту надежду, будет стараться очиститься.

Стихи 10-20. Обратите внимание:

I. Чтобы закончить очищение прокаженного на восьмой день после предыдущего торжественного обряда, совершенного вне стана, и, похоже, перед возвращением в свое жилище, он должен был явиться у входа скинии и там предстать пред Господом со своей жертвой (ст. 11). Обратите внимание:

(1) проявленная к нам милость Бога обязывает нас предстать перед Ним (Рим 12:1).

(2) Когда Бог вновь дарует нам свободу участвовать в постановлениях после ограничений вследствие болезни, удаленности или каких-то других причин, мы должны использовать первую же возможность, чтобы засвидетельствовать о своем почтении Богу и о своей привязанности к святилищу, смиренно используя свободу, которая нам вновь дарована. Когда Иисус исцелил расслабленного человека, то вскоре встретил его в храме (Иоанн 5:14). Когда Езекия спросил: «Какое знамение, что я буду ходить в дом Господень?», то имел в виду знамение, по которому можно судить о выздоровлении. Его слова подразумевают, что если Бог восстановит его здоровье и он сможет выйти на улицу, то дом Божий будет первым местом, куда он отправится.

(3) Когда мы представляем себя пред Господа, то должны принести свои жертвы, посвященные Богу, – себя, все, что мы имеем и можем сделать.

(4) Мы и наши жертвы должны предстать пред Господом с помощью священника, который сделает нас чистыми, – Господа Иисуса Христа – в противном случае ни мы, ни они не будут приняты.

II. Очищенный прокаженный должен был принести три овна вместе с хлебным приношением и лог елея, который равнялся приблизительно 250 г.

1. Большая часть церемонии, посвященной этому случаю, напоминала принесение жертвы повинности, в качестве которой прежде всего приносился в жертву овен (ст. 12). Кроме обычных обрядов, которые совершались, когда приносилась жертва повинности, кровью нужно было помазать ухо, большой палец правой руки и большой палец правой ноги прокаженного, которого предстояло очистить (ст. 14). Это был тот же обряд, который совершался при посвящении священников (Лев 8:23,24), и делалось это для того, чтобы они смирились, видя, что нуждаются в том же очищении, что и прокаженный. Евреи говорят, что прокаженный стоял за дверьми скинии, а священник – внутри, и таким образом обряд совершался через дверь. Он символизировал, что теперь исцеленный допущен вместе с другими израильтянами вновь посещать дворы дома Господнего и желанен там, как и прежде. Хотя раньше он был прокаженным и это имя могло прилепиться к нему до конца его дней (как мы читаем об одном таком человеке, который, возможно, был очищен нашим Господом Иисусом, но впоследствии его называли Симон прокаженный, Мат 26:6), в то же время ему было позволено, как и раньше, общаться с Богом и человеком. После того, как палец священника помазал кровью жертвы крайние точки тела, чтобы включить его в полном объеме, доставался елей, который вначале нужно было потрясти, а затем покропить перед Господом. Подобным образом им мазали те же места, что и кровью. «Похоже, что кровь, – пишет образованный епископ Патрик, – являлась знамением прощения, елей – знамением исцеления», ибо Бог вначале прощает наши беззакония, а потом исцеляет наши недуги (Пс 102:3; см. Ис 38:17). Где Кровь Христа применяется для оправдания, там елей Духа применятся для освящения, ибо они неотделимы и необходимы для того, чтобы Бог принял нас. И наша прежняя проказа, если она была исцелена покаянием, не будет препятствием для этих прославленных привилегий. Очищенные прокаженные могут использовать кровь и елей так же, как и посвященные святые. И такими были некоторые из вас; но омылись. Когда прокаженного кропили водой, то в ней должна была присутствовать кровь (ст. 5), а когда его мазали елеем, то под ним должна была находиться кровь, чтобы символизировать, что все благодати и утешения Духа, все Его очищающие и облагораживающие влияния мы имеем благодаря смерти Христа. Мы освящаемся лишь Его Кровью.

2. Кроме этого должна была приноситься жертва за грех и всесожжение – овен в качестве каждого из них (ст. 19,20). Писание говорит, что каждой жертвой священник очистит очищаемого.

(1) Он избавлялся от нравственного чувства вины; грех, за который он был наказан проказой, прощался, а также все грехи, в которых он был виновен и из-за которых оказался в страдающем положении. Отметьте: избавление от каких-либо внешних бедствий вдвойне приятно в том случае, когда в то же время Бог дает некую уверенность в том, что наши грехи прощены. Если мы принимаем очищение, то у нас есть повод возрадоваться (Рим 5:11).

(2) Он избавлялся от своего церемониального осквернения, которое удерживало его от участия в святынях. Это называется очищать очищаемого, так как своему восстановлению в привилегиях детей Божьих, символом которого является этот обряд, мы обязаны исключительно великой Жертве умилостивления. Когда будет произведено его очищение, он станет чистым и для своего собственного удовлетворения, и для своей репутации среди соседей; он восстановит свое доброе имя и вернет свои утешения; искренне раскаявшиеся грешники получат право на то и другое – на покой и славу – благодаря своей части в искупительной жертве. Всесожжение, которое приносилось помимо очищения, обретенного благодаря этой жертве, было благодарным признанием Божьей милости, проявленной к нему; и чем более стремительной была рука Божья, воздействующая болезнью и исцелением, тем больше у него было оснований воздать Ему славу за это и, как говорит наш Спаситель, принести за очищение свое, что повелел Моисей, во свидетельство им (Мар 1:44).

Стихи 21-32. Эти стихи излагают милостивое постановление закона для очищения бедных прокаженных. Если они не могли принести три овна и три десятых части эфы пшеничной муки, то должны были принести одного овна, одну десятую часть эфы муки, а вместо двух других овнов – двух горлиц или двух молодых голубей (ст. 21,22). Обратите внимание:

(1) закон побеспокоился о бедных, и их бедность не могла служить им оправданием, если они вообще не приносили жертв. Пусть не думают, что если они бедны, то Бог не потребует от них никакого служения, раз Он позаботился и потребовал то, что может дать даже бедный человек. «Сын мой! отдай сердце твое мне, и тогда Я приму жертву твоих уст вместо жертвы твоего стада».

(2) Чего Бог требует от тех, кто беден и ограничен в возможностях; заповеди Его не тяжки, и Он не заставляет нас служить Ему жертвами. Бедные так же желанны у Божьего жертвенника, как и богатые; и если в первую очередь приносится желающий разум и честное сердце, то два голубя (если это наилучшее, что смог добыть человек) так же благоугодны Богу, как и два овна, ибо Он требует соответственно тому, что человек имеет, а не не имеет. Заслуживает внимания тот факт, что хотя менее значительная жертва принималась от бедных, в то же время для них совершался тот же обряд, что и для богатых, ибо их души так же ценны, а Христос и Его Евангелие равны для обоих. Поэтому давайте иметь веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица (Иак 2:1).

Стихи 33-53. Эти стихи излагают закон о проказе в доме. Пока израильтяне были в пустыне, они жили в палатках. У них не было домов, и поэтому данный закон является дополнением к предшествующим законам о проказе, так как касался не их нынешнего состояния, а будущего поселения. Проказа в доме так же необъяснима, как проказа на одежде, но, если мы не видим естественных оснований для ее появления, тогда можно прийти к заключению, что она во власти Бога природы, который в этих стихах говорит: «Я наведу язву проказы на домы» (ст. 34). Эти слова можно воспринять как проклятие, которое войдет в дом… и истребит его, и дерева его, и камни его (Зах 5:4).

1. Предполагалось, что даже в самом Ханаане, земле обетованной, проказа могла поразить их дома. Хотя это была святая земля, она не могла оградить их от этого наказания, если многие из ее обитателей были несвяты. Подобным образом ни место, ни имя в видимой Церкви не оградят нечестивых людей от судов Божьих.

2. Так же, как и ранее, владелец дома, как только увидит даже малое проявление проказы в доме, должен был привести священника, чтобы тот посмотрел на язву: «У меня на доме показалась как бы язва» (ст. 35). Грех, царствующий в доме, является его язвой, как и в том случае, когда он царствует в сердце. А главы семей должны осознавать и бояться первых проявлений вопиющего греха в своих семьях и изгонять беззаконие, каким бы оно ни было, из своих скиний (Иов 22:23). Они должны быть исполнены благочестивой ревностью в адрес тех, кто пребывает под их опекой, чтобы те не были втянуты в грех, и пораньше обращаться за советом, если показалось, что в доме завелась язва, дабы зараза не распространилась и многие не заразились и не погибли от нее.

3. Если в результате исследования священник обнаруживал, что в доме появилась проказа, он должен был попытаться исцелить ее, выламывая пораженную часть строения (ст. 40,41). Это напоминало отсечение пораженной гангреной конечности ради сохранения остального тела. От тления нужно очищаться пораньше, пока оно не распространилось, ибо малая закваска заквашивает все тесто. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее.

4. Но если она останется в доме, то его нужно было снести, а все материалы, из которых он был построен, – выбросить на свалку (ст. 44,45). Владельцу же лучше остаться без жилища, чем жить в зараженном доме. Отметьте: проказа греха (если она не поддается методам исцеления) в конце концов погубит семьи и церкви. Если Вавилон не будет исцелен, то он будет брошен и оставлен и (соответственно закону о доме с проказой) не возьмут из него камня для углов и камня для основания (Иер 51:9,26). Остатки греха и порочности в наших смертных телах подобны этой проказе в доме; после всех наших усилий, приложенных к соскабливанию и оштукатуриванию, мы так никогда не сможем очиститься от нее, пока земной дом этой скинии не рассыплется и сровняется с землей; когда мы умрем, то освободимся от греха, но не ранее (Рим 6:7).

5. Если же освобождение от пораженных камней исцелит дом и проказа не распространится далее, тогда дом можно очистить: не только проветрить, чтобы он оздоровился, но и очистить от церемониального осквернения, чтобы он был пригоден для жилья в нем израильтян. Обряд очищения во многом напоминал очищение прокаженного человека (ст. 49 и далее). Это подразумевало, что дом наказывался за человека (как выразился епископ Патрик), и человек должен осознать, что был сохранен божественной милостью. Писание говорит, что дома Израильтян обновлялись (посвящались, англ.пер., Втор 20:5), ибо они были святым народом и поэтому должны были хранить свои дома от церемониальных осквернений, чтобы те были годны для служения Богу, которому были посвящены. Такие же усилия должны прилагать и мы, чтобы исправить то, что неверно в наших семьях, а мы и наши семьи могли служить Господу (см. Быт 35:2). Некоторые считают, что проказа в доме была прообразом идолопоклонства в иудейской церкви, которое непонятным образом прилепилось к ней, ибо хотя некоторые из прогрессивных царей удалили зараженные камни, тем не менее она вновь появлялась до тех пор, пока с помощью вавилонского пленения Бог не снес дом и предал его нечистой земле. Это было эффективным методом исцеления их любви к идолам и склонности к идолопоклонству.

Стихи 54-56. Эти стихи представляют собой заключительную часть закона о проказе. Он не повторяется в Книге Второзаконие, а приводится лишь повеление: «Остерегайся язвы проказы…» (Втор 24:8). В этом законе мы можем увидеть (1) милостивую заботу Бога о народе Израиля, ибо этот закон относился только к ним, но не к язычникам. Когда сириянин Нееман исцелился от своей проказы, то ему не велели показаться священнику, хотя он исцелился в Иордане, в то время как это было велено евреям, которых исцелил наш Спаситель. Подобным образом те, кому вверен ключ дисциплины в Церкви, судят лишь внутренних; внешних же судит Бог (1Кор 5:12,13).

(2) Заботу в религиозном плане, которую мы должны проявлять к себе: чтобы быть годными для служения Богу, нам следует удерживать свой разум от владычества над ним греховных привязанностей и расположений, которые приносят болезнь и оскверняют его. Мы должны также избегать всех плохих компаний и, насколько возможно, избегать опасности заразиться от них. «Не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас», – говорит Господь (2Кор 6:17).

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

Толкование Мэтью Генри на Левит, 14 глава

Обратите внимание. Номера стихов – это ссылки, ведущие на раздел со сравнением переводов, параллельными ссылками, текстами с номерами Стронга. Попробуйте, возможно вы будете приятно удивлены.

(Лев.13:41 , Мат.8:2 , Мар.1:40 , Лук.17:12 ,19 и др. ). Проказа составляет болезнь самую страшную и отвратительную. Она по всей справедливости называется поражением и язвою, посылаемыми от Господа. В большей части случаев она начинается извнутри и часто скрывается в течение многих лет без всяких наружных признаков оной. Затем она выходит наружу, и страдалец часто томится в течение многих лет до кончины. Болезнь охватывает собою все кости и мозг, так что связки рук и ног теряют свою силу.Все телесные члены ослабевают и наконец отпадают и наружность тела чрез это принимает самый безобразный и отвратительный вид. На нем являются разъедающие тело язвы, так что нарастает даже дикое мясо, и все оно покрывается струпьями. Течение и следствия этой ужасной болезни описаны в кн. Иова, которою он был поражен (Иов.2:7 ,8,12, Иов.6:2 , Иов.7:3 ,5, Иов.19:14 ,21). Виды проказы были разнообразны. Многие из них имели не столь страшный ход и течение, как тот на который мы указали. В свящ. Писании болезнь эта изображается злою, отвратительною и заразительною, каковою она была и остается доселе; больных удаляли от жилищ, священники обязаны были свидетельствовать их по исцелении и очищать окроплением и омовением одежд и всего тела, острижением волос, принесением жертв и разными другими обрядами. Во время земной жизни Господа Иисуса Христа многие страдали этою болезнью, и хотя болезнь эта была довольно обыкновенною и почти домашнею, но на нее смотрели как на наказание Божие, как то видно из примеров Мариам, сестры Моисея, Гиезия и Озия. Моисей очень подробно описывает появление этой болезни и дает ясные и точные предписания для излечения оной. Жир и кровь и другие предметы пищи, возбуждающие и усиливающие естественную наклонность к болезням кожи, им были строго воспрещены Иудеям. Что касается проказы на домах, стенах и на одежде, о которой упоминается в кн. Левит (гл. 14), то, по мнению некоторых, это выражение только тождественно с названием проказы, как болезни, именно им означаются пятна и лишаи, являющиеся на стенах и на одежде на подобие болезненных пятен или ржавчины вследствие сырости или других каких-либо вредных атмосферических влияний. Проказа доселе еще существует в жарком климате, особенно в Египте, Палестине, Сирии, Аравии, Индии и других странах на Востоке и считается там почти домашнею болезнью.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *