Протоиерей Михаил Овчинников

>«Имейте в виду: я – не старец!»

Жизнь его вымолена у Бога

Когда мне посчастливилось готовить к изданию первую «московскую» книгу отца Михаила Овчинникова «Между жизнью и смертью. Свидетельства с порога Вечности» (она была издана в издательстве «Паломник» в 2005 г.), где священник рассказал о тайне, обычно скрытой от нас, я не была знакома с ним лично, общались в ту пору мы лишь по телефону. Но радостный и полный силы голос батюшки, побывавшего за гранью смерти, говорил о том, что личность он, по меньшей мере, незаурядная.

Отец Михаил, попавший в 1999 году в страшную автомобильную катастрофу, не оставлявшую ему ни единого шанса на жизнь, выжил вопреки прогнозам врачей. Пережив несколько клинических смертей, встретившись в мире бесплотном с почившими духовником и матерью, он был возвращен из небытия чудом Божиим, совершившимся по молитвам близких людей и его духовных чад.

Вот как рассказывал отец Михаил об этих ощущениях в книге «Тайна мира иного. Свидетельства с порога Вечности», вышедшей в издательстве Данилова монастыря:

«… Я, к сожалению, смутно помню сам момент расставания души с те­лом. Хорошо помню ощущение легкости, когда, как при глубоком вздохе, при­шло прекрасное ощущение освобождения от больной, разломан­ной плоти. Постепенно, но весьма реально включалось восприятие зву­ка, цвета, формы. Я уходил в неповторимый, неописуемый мир, причем впечатление неземного, неощущаемого ранее состоя­ния нарастало. Сквозь болевой, кровавый мрак вдруг постепенно появился непередаваемо чудесный свет — он был похож не на сполохи лампы, прожектора или светильника, это был весь мир, пронизанный светом-жизнью…

Позднее, читая книгу архиепископа Иоанна (Максимовича) «Жизнь после смерти», я попытался разобраться в своих ощущениях, чтобы (не приведи Господь!) не принять какие-то физиологические ощущения за духовный опыт вне тела. Легли на душу слова святителя:

“…Смерть и есть именно та реальность, которая пробуждает в человеке сознание различия между этим миром и миром грядущим, вдохновляет на жизнь, исполненную покаяния и очищения, пока у нас есть драгоценное времяˮ.

“Истинный опыт неба сопровождается таким чувством благоговения и страха пред Божиим величием и чувством такого недостоинства созерцать Его, какие редко можно сейчас встретить и у православных христиан, не говоря уж о тех, кто находится вне Церкви Христовойˮ.

Я не дерзаю говорить, что это был именно опыт неба, я его не искал, все происходило помимо моей воли – исключительно по воле Божией… Переживания мои в моменты нескольких клинических смертей были так глубоки, так разительно отличались от горячечных снов человека в послеоперационном состоянии, от видений под операционным наркозом, что я не сомневаюсь: Господь каким-то только Ему ведомым способом дал мне ощутить иную реальность…

Мои первые движения сопровождало какое-то богослужение: молит­вы, песнопения мужских голосов. Было ощущение чего-то родного, знакомого — да ведь это душа перекликнулась с родным монастырем! Как я узнал гораздо позднее, там совершалась непрерывная молитва трое са­мых страшных для меня суток. Вот она — реальная рука христианской помощи!»

Вторая жизнь и трепет перед тайной

Необыкновенная сила свидетельств о. Михаила связана с тем, что он не только сам достойно пережил нестерпимые муки, но, обретя, по сути, вторую жизнь, сохранил величайший трепет перед тайной, которую приоткрыл ему Господь… Именно потому, вероятно, батюшка нашел в себе силы не только вернуться к священнической службе, но и написать обо всем происшедшем с ним – искренне и сердечно, детально проанализировать свои ощущения на грани между жизнью и смертью. И то, что сделал он это не только как пациент, но и как пастырь, вызывает особое доверие…

С волнением перечитываешь строки из предисловия к первому – днепропетровскому – изданию книги, которое написал протоиерей Владимир Карпец, ныне покойный, который в конце 90-х годов минувшего столетия был благочинным церквей Севастопольского округа:

«Поистине промыслительно открытие сокровенных тайн загробной жизни, промыслительны встречи автора, побывавшего на грани жизни и смерти в мире Горнем, с его духовником протоиереем Константином Огиенко и матерью, уже ушедшими из земной жизни. Промыслительны и слова духовника, звучащие как завет из мира иного: “…Помни до конца дней своих все, что видел здесь, и расскажи людямˮ. Знаменателен твердый ответ мамы на желание батюшки остаться там, вместе с нею: “Благословения Господня на это нет, возвращайся назад, крепись, трудись, тебе там сейчас будет трудно…ˮ

Промыслительно возвращение смертельно раненного священника Михаила – по великой милости Божией – к земной жизни. Для его спасения. Для назидания и спасения всех нас.

В тревожный 1999 год батюшка был, как обычно, вместе с нами на празднике св. Пантелеимона. Вскоре после отъезда его домой как гром раздался телефонный звонок:

– Батюшка в реанимации в тяжелейшем состоянии. Молитесь!

Пораженный, не понимая, что спрашиваю, говорю:

– Какие у него переломы?

– Вы лучше спросите, что цело, – отвечает со слезами его верная спутница – матушка Людмила и повторяет просьбу: усиленно молиться о батюшке.

По молитвам близких людей отца Михаила и его духовных чад Господь делает невозможное, немыслимое для нашего понимания: возвращает дорогого многим священника к жизни.

Вскоре после этого явного чуда протоиерея Михаила привозят в Топловскую Свято-Параскевиевскую обитель… С великим трудом передвигается батюшка в алтаре. У знающих отца Михаила и так любящих его прихожан возникает множество вопросов, особенно о пережитом на грани жизни и смерти. На все вопросы батюшка находил силы отвечать радушно, приветливо и радостно – как и всегда. Но вдруг кто-то из людей, сопереживающих его боли, взял неверную ноту, обронил легкомысленную фразу:

– Батюшка, какой вы счастливый, что такое видели!

Лицо отца Михаила изменилось от боли тяжких воспоминаний, и он ответил:

– Вы не представляете, что говорите, через какие страдания и боль все это пришлось увидеть!

Пусть тот духовный опыт, который дарован отцу Михаилу и который стал достоянием всех нас, принесет еще многим, прикоснувшимся к этой книге, несомненную пользу для спасения душ…»

После тягчайших мук сохранять необыкновенный оптимизм и любовь к жизни мог только человек, знающий истинную цену и жизни, и страданию. После выхода той книги в Крым, в Топловский Свято-Параскевиевский женский монастырь, где служил батюшка, хлынул поток писем, а после издания в нашем Даниловом монастыре книги «Терновый венец болезни. Опыт преодоления рака» (она выдержала более 10 изданий) – еще и поток паломников в город Судак в Крыму, где отец Михаил жил в последние годы со всей верной спутницей и соратницей – матушкой Людмилой, с которой он более 50 лет разделял и любовь, и радости, и скорби, и которой посвятил все свои книги.

Люди, приезжавшие к о. Михаилу, искали поддержки в своих бедах, учились переносить болезни, избавляясь от страха, учились искать, прежде всего, духовные ресурсы исцеления. И о. Михаил с открытым сердцем встречал любого гостя, буквально вкладывая душу в каждый разговор, в каждую встречу.

С матушкой Людмилой

Как не быть «недостойной»?

Я несколько раз была в Судаке у о. Михаила и матушки Людмилы, мы разбирали архивы его переписки с чадами, фотографии, много беседовали и записывали на магнитофон драгоценные свидетельства его жизни. И я видела, как происходили его встречи с людьми, как трезво, рассудительно и в то же время бережно отвечал он на телефонные звонки (даже, на первый взгляд вздорные – о том, например, не погибнет ли человек, взяв новый паспорт). Батюшка понимал, что нет неважных вопросов, и от ответа часто зависит – проснется ли духовно человек или останется жить в магических представлениях о вере.

Среди магнитофонных записей воспоминаний паломников есть удивительное свидетельство Майи, живущей в Украине:

«Когда я была в паломничестве в Крыму и приехала в Топловский монастырь на престольный праздник, то, к моему счастью, на исповедь попала именно к отцу Михаилу. Я тогда пребывала в глубокой депрессии, о чем и рассказала батюшке. Он с большим участием спросил, отчего у меня депрессия? Я объяснила, что отец серьезно болен, и это меня очень мучает.

– Причащается ваш отец? – спросил отец Михаил.

– Нет, – покачала я головой, – он мусульманин.

– А вы-то сами как часто причащаетесь?

– Очень редко, – ответила.

– Почему?

– Считаю себя недостойной…

– А вы знаете, что такое соединение со Христом, что значит – быть во Христе?

– Ну, как-то так, примерно…

– Так вот, когда мы причащаемся, мы соединяемся с Христом и пребываем в Нем. И тогда нам абсолютно ничего не страшно – ни депрессия, ни бесы, ни тяжкие жизненные обстоятельства… То есть мы полностью находимся под защитой Христа. И потому причащаться лучше как минимум раз в месяц.

И это был переломный момент в моей жизни, когда я осознала, что такое причастие. Это полностью перевернуло мое сознание. И после той исповеди я начала регулярно исповедоваться и причащаться – не потому что «так надо», а все глубже понимая, что это единение со Христом дает мне силы верить и жить. Вскоре я поняла, что причастие раз в месяц – это для меня мало. Я стала исповедоваться и причащаться раз в три недели, потом в две, а сейчас – еженедельно. И эта работа над собой мне очень помогает, я стала более спокойной. Я начала понимать, какое счастье – постоянно пребывать со Христом, когда никакие жизненные обстоятельства, никакие провокации не могут так воздействовать, как раньше. Я стала эмоционально более стабильной, многое стало открываться в духовной жизни, начала понимать, откуда «ноги растут» у моих невзгод, каким путем идти дальше. Что бы ни случилось – приходит трезвое решение, как это преодолеть. И решение не от меня, а от Господа.

Глубокая благодарность отцу Михаилу за тот совет, который я никогда не забуду. Ведь после той встречи наладилась не только моя жизнь, но и жизнь моих близких. И папа мой за неделю до кончины принял православие, причем пришел к этому решению осознанно, сам попросил о крещении и причастился Святых Таин. То есть ушел он из этого мира со Христом и – (надеюсь!) к Христу. Может ли быть большее счастье?»

С о. Илием Ноздриным и о. Николаем Доненко

Каким же он был легким и светлым человеком!

– Как ваше здоровье, отец Михаил? – непременно спрашивала я, когда звонила в Крым, хотя ответ могла предугадать заранее.

– Слава Богу! Знала бы ты, сколько милостей посылает мне Господь!

Жалоб от священника, как бы ни было ему трудно, никто никогда не слышал. В любой ситуации на лице его – открытая радостная улыбка, и лишь глубоко в глазах можно было иногда разглядеть отсвет тихой грусти. Когда он звонил из Крыма в Москву, в издательство, кто бы ни взял трубку, слышал неизменное:

– Здравствуй, родненькая моя, радость моя!

Он – имеет право на такую радость, пережив опыт невыносимой для человека боли, опыт ее преодоления, преображения в светлое состояние, которое можно выразить словами: «Слава Богу за все!»

Но цена этой обретенной радости немалая. Ведь писать обо всем произошедшем с ним – значит, переживать все еще раз заново, значит, нести крест общения с множеством людей, среди которых есть и такие, что хотят чудес и требуют от него пророчеств.

Об одном таком случае в Свято-Параскевиевском Топловском монастыре отец Михаил рассказал во время своего приезда в Москву на Международные Рождественские образовательные чтения.

Однажды к матушке Людмиле, верной спутнице батюшки, подошла группа женщин:

– Где здесь у вас находятся мощи известного старца?

– Какого старца? – удивилась та. – Таких мощей в Топловском монастыре нет.

– Как это – вы здесь живете и не знаете? – возмутились «паломницы». – Всем известно, что здесь лежат мощи отца Михаила. От них уже много исцелений было!

Узнав, что отец Михаил жив и что старцем он, конечно же, не является, женщины были очень разочарованы. Их мысли тут же приняли иное направление:

– Ну, значит, отец Михаил при смерти. Нам говорили, что если кто подержится за умирающего священника, тому простятся все его грехи – в том числе и будущие. У нас к вам предложение: позвольте приложиться к вашему батюшке, а мы организуем сбор пожертвований, так что хватит и на похороны, и на памятник!

Естественно, «паломницам по старцам» был дан от ворот поворот…

Печальный пример дремучего «народного благочестия», вырастающего из невежества, пользующегося вздорными «бабьими баснями»! Для таких «искательниц», очевидно, все равно, что к священнику за советом обратиться, что к гадалке пойти… С тех пор отец Михаил заранее предупреждал всех приехавших к нему посетителей: «Имейте в виду: я – не старец!..»

Но тяжелейшие травмы 1999 года давали знать о себе все сильнее. А в минуты, когда отпускала болезнь, отец Михаил служил в домовой часовне в Судаке, исповедовал, принимал посетителей… И хотя все труднее было браться за работу, батюшка писал книгу об Афоне, который он полюбил всей душой. Эту книгу «Возвращение в потерянный рай. Вид из окна на Афон», которая готовится к выходу в издательстве Данилова монастыря, он, к сожалению, не увидел при своей жизни. Отец Михаил вложил в ее создание все силы души. Он мечтал о том, чтобы те, кто взглянет из окна своего дома на вечный Афон – через судьбы людей, с которыми он соприкоснулся, смогут вдохновиться силой и светом молитвы афонских подвижников, которые освещают наш земной путь к Небу и преображают жизнь каждого из нас – независимо от того, был ли он на Афоне.

Верится, что именно так и произойдет…

Последний год был особенно трудным для отца Михаила и его близких. Немощный батюшка не мог уже обходиться без помощи. Казалось, он терял память. Чада и паломники, приезжавшие в Судак, со слезами наблюдали угасание любимого батюшки. Но Господь и здесь являл чудеса. Взглянув с улыбкой на очередного посетителя, отец Михаил начинал беседу и вдруг говорил что-то особенно глубокое, нужное именно этому человеку, так что тот был поражен до глубины души:

– Да как же может быть такое!!!

Отец Михаил похоронен в Судаке под горой, где находится источник Святого Георгия.

«Каким же он был легким и светлым человеком!» – говорили многие в день похорон. Мало кто умел любить так, как он. Об этом лучше всех знает его верная спутница матушка Людмила, с которой он прожил более 50 счастливых лет. И в это трудное время она особенно нуждается в нашей молитвенной поддержке.

Уверена, что молиться об упокоении отца Михаила будут очень многие люди по всей России и в других странах, которые благодаря пламенному слову батюшки обрели надежду и веру, научились терпеть, молиться и любить. Он безмерно много значил для десятков тысяч людей.

Всех нас соединяет с отцом Михаилом та Любовь, которую он нес людям, которая «никогда не перестает». И мы уверены, что и в разлуке связь эта не прервется вовеки. И лучшей памятью о нашем дорогом батюшке будут его книги, согревающие светом его большого сердца и сейчас, после его ухода в Вечность.

Алла Добросоцких-Шлифер

Терновый венец болезни. Опыт преодоления рака

Посвящается

любимой и верной помощнице матушке Людмиле ОВЧИННИКОВОЙ, в радостях, и в горе пребывающей рядом – в молитвах, трудах и заботах

…Болезнь ваша – великий дар Божий, денно и нощно за сие… хвалите и благодарите – спасена будет душа ваша.

Старец Арсений Афонский

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

© Данилов ставропигиальный мужской монастырь, 2008

© Протоиерей Михаил Овчинников, 2008

Предисловие редактора
Через тернии – к жизни!

Когда мне посчастливилось готовить к изданию первую книгу отца Михаила Овчинникова «Между жизнью и смертью. Свидетельства с порога вечности», я не была знакома с ним лично, общались в ту пору мы лишь по телефону. Но радостный и полный силы голос священника, побывавшего за гранью жизни, говорил о том, что личность он – по меньшей мере, незаурядная. После выхода той книги в Крым, в Топловский Свято-Параскевиевский женский монастырь, где сейчас служит батюшка, хлынул поток писем. Имя его за короткий срок стало широко известно многим русским и зарубежным читателям.

И кого бы мог оставить равнодушным уникальный рассказ о тайне жизни и смерти, обычно скрытой от нас. Отец Михаил, попавший в 1999 году в страшную автомобильную катастрофу, не оставлявшую ему никаких шансов на жизнь, выжил вопреки прогнозам врачей. Пережив несколько клинических смертей, встретившись в мире бесплотном с почившими духовником и матерью, он был возвращен из небытия чудом Божиим, совершившимся по молитвам близких людей и его духовных чад.

Показательно свидетельство об этом случае (немыслимом для материалиста) врача-анестезиолога отделения реанимации и интенсивной терапии районной больницы Верхнеднепровска Жанны РАДЧЕНКО:

«Когда я впервые увидела больного священника Михаила Овчинникова, невольно подумала: “Не жилец… ” Настолько тяжелым было его состояние, что невозможно было предвидеть положительный исход лечения. В первые мгновения даже пронеслась мысль: “Целесообразна ли моя врачебная помощь?”

Последствия катастрофы были ужасными: тяжелая черепно-мозговая травма, сотрясение и ушиб головного мозга. Под вопросом стоял диагноз внутричерепной гематомы, перелома основания черепа, дислокации структур мозга. Больной был без сознания. Тяжелая кома на тех ее гранях, когда сразу невозможно оценить, погибла кора головного мозга или нет. Если не исключить возможность первого варианта, это значит – социальная смерть, то есть остается возможность биологического существования, но неосмысленного: не только без активной деятельности, но практически без переживаний, мышления, идей, то есть всего того, что присуще каждой личности. Это даже представить себе невозможно по отношению к отцу Михаилу, такому яркому, незаурядному человеку…

Каково же было мое изумление, когда на третьи сутки я узнала, что Михаил Георгиевич начал приходить в себя, реагировать на врачебные инструкции, переведен из реанимации в отделение! И это, и то, как быстро отец Михаил прошел восстановительный период, до сих пор волнует меня. Как специалист точной естественной науки медицины, то есть как реалист, я не могу в это поверить. Налицо действие той удивительной силы, о которой мы, реалисты, пытаемся не думать. Это то, что сокрыто от нас в тайне мироздания. Называйте это как хотите: Божия благодать, какое-то непостижимое для нас пространственное измерение и т. д. Пусть это вам кажется даже вымыслом, моей фантазией, но то, что существует такая Сила, заставляет и меня, человека довольно строгих убеждений и взглядов, по-иному взглянуть на мир вокруг себя».

Пройдя через нестерпимые муки смертельной болезни, обретя, по сути, вторую жизнь, отец Михаил нашел в себе силы не только вернуться к священнической службе, но и написать обо всем происшедшем с ним, детально проанализировать свои ощущения на грани между жизнью и смертью. Он делал это не только как пациент, но и как пастырь, что вызвало горячий отклик у многих людей, которых глубоко тронул рассказ о внутренней силе, о любви к Богу и людям…

Книга, которая сейчас лежит перед вами, – не просто продолжение начатого прежде труда. В ней – рассказ о новом испытании, посланном Господом отцу Михаилу: о серьезной онкологической болезни, которая должна была подорвать и без того истощенные силы батюшки, но которая отступила – благодаря его доверию к воле Божией, силе духа, молитвам ближних и заботам врачей.

О своем новом возвращении в земную жизнь священник пишет просто, искренне и сердечно. Идущие из глубины сердца слова могут поддержать многих из тех, кто нуждается сейчас в утешении на скорбном пути болезни, отчаяния, сомнения.

– Как ваше здоровье, отец Михаил? – спрашиваю при встрече.

– Слава Богу! Знала бы ты, сколько милостей посылает мне Господь!

Жалоб от священника, как бы ни было ему трудно, никто никогда не слышит. В любой ситуации на лице его – открытая радостная улыбка, и лишь глубоко в глазах можно иногда разглядеть отсвет тихой грусти. Когда он звонит из Крыма в Москву, в издательство, кто бы ни взял трубку, слышит неизменное:

– Здравствуй, родненькая моя, радость моя!

Он – имеет право на такую радость, пережив опыт невыносимой для человека боли, опыт её преодоления, преображения в светлое состояние, которое можно выразить словами: «Слава Богу за всё!»

Но цена этой обретенной радости немалая. Ведь написать обо всём произошедшем с ним – значит, пережить всё заново, значит, нести крест общения с множеством людей, среди которых есть и такие, что непременно хотят чудес, требуют от него пророчеств.

Об одном таком случае отец Михаил рассказал во время своего последнего приезда в Москву на Международные Рождественские образовательные чтения.

Паломники в Свято-Параскевиевский Топловский монастырь приезжают почти каждый день. Однажды к матушке Людмиле, верной спутнице батюшки, подошла группа женщин:

– Где здесь у вас находятся мощи известного старца?

– Какого старца? – удивилась та. – Таких мощей в нашем монастыре нет.

– Как это – вы здесь живете и не знаете? – возмутились «паломницы». – Всем известно, что здесь лежат мощи отца Михаила. От них уже много исцелений было!

Узнав, что отец Михаил жив и что старцем он, конечно же, не является, женщины были очень разочарованы. Их мысли тут же приняли иное направление:

– Ну, значит, отец Михаил при смерти. Нам говорили, что если кто подержится за умирающего священника, тому простятся все его грехи – в том числе и будущие. У нас к вам предложение: позвольте приложиться к вашему батюшке, а мы организуем сбор пожертвований, так что хватит и на похороны, и на памятник!

Естественно, «паломницам по старцам» был дан от ворот поворот…

Печальный пример дремучего «народного благочестия», вырастающего из невежества, пользующегося вздорными «бабьими баснями»! Для таких «искательниц», очевидно, всё равно, что к священнику за советом обратиться, что к гадалке пойти.

Хочется надеяться, что читатель возьмет в руки эту книгу совсем с иным настроением – для того, чтобы задуматься о смысле ниспосланных нам испытаний, чтобы через тяготы и тернии – обратиться к Жизни. Вечной.

Алла Добросоцких

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *