Протоиерей Владимир новицкий назначен настоятелем

Фобия рака — что это?

Навязчивая боязнь заболеть раком (или, по-научному, канцерофобия) получает в последние годы все большее распространение. Нам легко это увидеть по возрастающему числу звонков и писем от людей, онкологических заболеваний не имеющих, но которые страдают от тревоги, навязчивых мыслей о раке и прочих симптомов фобии.

Вот один из типичных случаев, с которыми приходится сталкиваться.

Полтора года тому назад из-за рака груди покинула этот мир моя мама. С тех пор все, что связано с онкологией, даже просто слово «рак», вызывает у меня жуткое внутреннее напряжение и страх. Я боюсь, что могу заболеть раком сама. Или возможно, уже им болею, только не знаю об этом.
Недавно у меня был период, когда я страдала от бессонницы. Я принимала снотворные, чтобы хоть как-то наладить сон. Многие люди сочли бы сонливость и упадок сил естественным состоянием после приема таблеток, но я накрутила себя мыслями об опухоли мозга. Сделала МРТ головы и шеи. Результаты анализов — полная норма.
И так постоянно: если что-то где-то кольнет или, простите, зачешется, я начинаю бояться и переживать: а вдруг рак? За последние 9 месяцев, помимо томографии, я проходила разные диагностические процедуры — колоноскопию, рентген легких, УЗИ всего, что только можно… Везде все чисто.
Недавно, после того как я несколько раз почувствовала тошноту, я никак не могу отделаться от мысли, а вдруг у меня рак желудка? Я наперед знаю, что анализы вновь покажут норму, но ничего не могу поделать со своей тревогой. Более того, в голове постоянно стучат, как колокол, слова: «Раковая больная». Их я очень боюсь.
Мой муж очень переживает за меня. Он считает, что я доведу себя своими навязчивыми страхами до невроза. Помогите, пожалуйста, избавиться от этой фобии — боязни рака.

Симптомы канцерофобии

У некоторых страдающих карцинофобией людей даже такая, казалось бы, невинное фото может вызвать сильное волнение и страх

Несмотря на то, что в каждом конкретном случае фобии симптоматика немного варьирует, есть общие для всех страдающих от канцерофобии симптомы.

  • Ощущение неконтролируемой тревоги при реальном или мысленном столкновении с чем-то, напоминающим о существовании такой болезни как рак;
  • Неспособность нормально жить и работать из-за врывающихся в сознание тревожных мыслей о возможном онкологическом заболевании.
  • Ощущение необходимости делать все возможное, чтобы избежать заболевания раком (бесконечные тесты, анализы, обследования и т. д.)
  • Понимание беспочвенности своих страхов, но неспособность справиться с нарастающей тревогой.

Симптомы канцерофобии затрагивают мыслительную (ментальную), эмоциональную и телесную сферы.

Ментальные симптомы:

  • Самопроизвольно всплывающие в сознании образы, связанные с онкологией;
  • Навязчивые мысли о раке;
  • Неспособность переключиться на другие мысли, не связанные с фобией;
  • Ощущение нереальности происходящего (дереализация);
  • Страх потерять контроль, сойти с ума или потерять сознание.

Эмоциональные симптомы:

  • Постоянная озабоченность предстоящими событиями, которые связаны с заболеванием раком;
  • Постоянный страх заболеть раком, обнаружить опухоль и т. д.;
  • Чуть ли не инстинктивное желание избегать ситуаций и мест, напоминающих о раке;
  • Раздражительность, гнев на себя, чувство вины и беспомощности.

Физические симптомы:

  • Нехватка воздуха, одышка;
  • Сердцебиение или боль в грудной клетке;
  • Головокружение;
  • Ощущение дереализации;
  • Тошнота;
  • Дрожь.

Симптомы фобии заболеть раком могут быть малой интенсивности. В этом случае хорошо помогают обычные советы, которые дают друг другу люди: «расслабься», «не обращай внимания», «сделай глубокий вдох» и т. д. Другими словами, проблема находится на уровне сознания и хорошо им контролируется.

Но когда страх сидит глубже — в подсознании, чувство тревоги может зашкаливать и даже доходить по своей силе до полноценной панической атаки. Причем спусковым крючком приступа паники может стать даже мимолетная мысль о раке. Совет «не волнуйся» здесь будет совершенно бесполезным. Очевидно, нужны более эффективные средства (об этом поговорим чуть позже).

По каким причинам возникает фобия заболеть раком?

Канцерофобия может появиться после того, как кому-то из родственников или знакомых был поставлен неутешительный диагноз. Наверняка, вы заметили в примере выше, что у автора письма симптомы фобии рака развились после заболевания и смерти мамы.

Отдельная категория — это люди, которые действительно имели онкологический диагноз, прошли радиотерапию, химию, словом, трудное лечение. Посмотрели, так сказать, болезни в глаза. Как правило, канцерофобия у них принимает черты страха рецидива патологии.

Однако многие из тех, кто жалуется на постоянный страх заболеть раком, не могут точно вспомнить, когда и почему все началось. Если хорошо покопаться в воспоминаниях, например, с помощью гипноза, всегда обнаруживаешь первопричины фобии рака. Среди пусковых механизмов часто обнаруживаются фильмы, книги и статьи из Интернета про раковых больных. Некоторые особо впечатлительные натуры способны очень глубоко проникнуться прочитанным, примеряв все это на себе.

Так или иначе, никто не рождается с карцинофобией, это всегда багаж приобретенный. Просто так уж вышло, что однажды вас настигло понимание возможных последствий развития злокачественных опухолей, вы ощутили страх смерти. Понимание более глубокое и рельефное, чем у других людей, благодаря вашей впечатлительности и фантазии.

Какая-то часть вашего мозга в тот момент сильно испугалась и боится до сих пор. Вы можете не помнить этого, скажем, если это детская травма.

Чтобы избавиться от фобии рака, знать причину возникновения расстройства не обязательно. И вот почему.

Механизмы фобии, или как вы создаете свой страх

Все симптомы канцерофобии, от тревоги до тахикардии с дереализацией, — результат различных процессов, протекающих в нашей психике. При этом многие психологи, в качестве основополагающих в формировании фобии, выделяют 2 процесса:

  1. Когнитивные схемы.
  2. Реакции организма на происходящее (поведение).

Когнитивные схемы — это то, как вы пользуетесь вашим умом. Т.е. привычные способы вашего мышления. Сюда, в частности, можно отнести ваши убеждения и ценности, знания о чем-то (например, о раке), особенности внутреннего диалога с самим собой.

К реакциям организма на происходящее можно отнести, например, то, как именно осуществляется ваше дыхание, движения ваших рук, положение тела и еще много-много разных поведенческих характеристик в определенных ситуациях.

Когнитивные схемы и поведенческие реакции — это как «кирпичики», из которых можно «собрать» любое эмоциональное состояние. Например, вы легко узнаете в толпе человека с депрессией по поведенческим реакциям: голова и плечи опущены, спина согнута, дыхание поверхностное, грустное выражение лица… К часто встречающимся когнитивным схемам при депрессии можно отнести бесконечную вереницу заданных самому себе вопросов, которые не имеют решения, а только усугубляют проблему; мысли о том, что жизнь не имеет смысла и т. д.

Проявления канцерофобии — не исключение. Приступ страха — всепоглощающая тревога, от которой сводит желудок, возникают навязчивые мысли и образы, — все это тоже можно разбить на составляющие.

Что нам даст такое разбиение эмоциональных состояний на составные элементы? Очень просто: полный контроль над эмоциями. Это схоже с работой химика в лаборатории: сложное вещество вы сперва разлагаете на отдельные компоненты, затем синтезируете из них что-то новое.

Отсюда следуют 2 новости: хорошая и плохая.

  1. Плохая состоит в том, что ваш страх перед раком — это исключительно результат вашего поведения: мыслительного и физического. Канцерофобию вы создаете собственноручно, из множества негативных мыслительных и поведенческих компонент. В ваше оправдание, впрочем, отметим, что делают люди это автоматически, сами того не желая.
  2. Хорошая новость: избавление от фобии заболеть раком (как и ее создание) также находится в ваших руках. И вы способны канцерофобию преодолеть. Подобно многим другим людям, которые прошли этот путь к здоровью.

Как это сделать? Для начала, нужно поверить в то, что вы и никто другой — отвечаете за свое эмоционально-психологическое самочувствие. Ибо «по вере вашей да будет вам».

Эффективно ли лечение канцерофобии лекарствами?

Мы уже писали о том, что для лечения фобий, в том числе и боязни заболевания раком, широко используется так называемое «медикаментозное лечение». В качестве лекарств используют как традиционные анксиолитические средства, например, бензодиазепины, так и более новые препараты: бета-блокаторы и антидепрессанты.

Бензодиазепины (диазепам, альпразолам, гидазепам) — лекарственные средства с противотревожным, успокоительным и снотворным эффектом. Угнетают активность центральной нервной системы. При длительном применении вызывают физическую зависимость и привыкание.
Бета-блокаторы (анаприлин и др.) могут снизить некоторые физические симптомы фобии, например, сердцебиение или дрожание рук, за счет изменения в действии адреналина, который выделяется при тревоге. Однако бета-блокаторы не влияют на эмоциональные и ментальные симптомы.
Антидепрессанты. Некоторые из них одобрены при фобиях и тревожных расстройствах. Однако мы уже писали о множестве серьезных подводных камней в лечении антидепрессантами .

Фраза «медикаментозное лечение» взята в кавычки не случайно. Можно ли называть лечением метод, от которого выздоровления, по большому счету, не наступает? Ведь таблетки могут давать быстрый эффект, но они не лечат. Облегчение будет лишь временным, т. к. прием лекарств никоим образом не затрагивает корень проблемы — привычные когнитивные и поведенческие схемы. По окончании курса приема медикаментов, все симптомы фобии рака возвращаются в полную силу.

Кроме того, вы подвергаете ваш мозг «химической атаке», побочные эффекты от которой могут быть очень опасными. Не говоря уже о психологической и физической зависимости от лекарств.

Итак, лекарства не только не меняют мыслительные и поведенческие схемы, из которых состоит канцерофобия, но и, более того, если вы хотя бы немного надеетесь избавиться от фобии с помощью таблеток, значит, вы внутренне не верите, что ваши негативные эмоции — это ваших рук дело. Следовательно, вы все еще далеки от победы над проблемой.

Между тем, лучшее лекарство от фобии рака — это отказ от лекарств. Только так вы получаете шанс зажить счастливой и спокойной жизнью. Стать хозяином своих эмоций и страхов. Однако если вы уже принимаете медикаменты, необходима консультация с вашим лечащим врачом, прежде чем что-то менять. Внезапное прекращение фармакотерапии представляет риск для здоровья.

Как избавиться от фобии рака самостоятельно?

Существует множество техник, позволяющих избавиться от фобий. Некоторые из них требуют мастерства в использовании, и без опытного психотерапевта обойтись будет сложно. Но есть и такие, которые вполне осуществимы для лечения канцерофобии без стороннего вмешательства. Вот одна из них.

Ее принцип действия основан на простом механизме. Всякий раз, когда вы находитесь в некоторой неординарной ситуации — приятной или неприятной — мозг образует связь между эмоцией, которую вы испытываете, и чем-то, что вы видите, слышите или ощущаете в тот самый момент.

Например, однажды, находясь в храме, вы испытали чувство особого подъема духа. При этом вы вдыхали запах ладана. В дальнейшем, стоит только услышать запах ладана, вы не только вспоминаете это чудесное чувство, но и даже начинаете вновь его испытывать. Приятное эмоциональное состояние на уровне физиологии связалось с запахом благовония.

Или, возможно, вы знаете такую мелодию или песню, услышав которую становится грустно и сложно сдержать слезы. Совсем так, как это было тогда, когда вы слышали мелодию впервые.

В коре головного мозга могут возникать довольно сильные нейронные цепи — условные рефлексы, которые крепко привязывают эмоции к чему-то из окружающей среды. И именно эту особенность человеческой психики вы можете использовать для того, чтобы избавиться от страха заболеть раком.

Вам нужно лишь привязать позитивные эмоции, допустим, спокойствие и уверенность, к какому-то определенному действию. Например, растиранию мочки уха. В дальнейшем, когда когда вас начнут «накрывать» симптомы фобии, вы прикасаетесь к уху, а интенсивность страха снижается. Постепенно фобия становится все слабее и слабее, пока вовсе не растворится.

Секрет технологии заключается в том, что позитивные эмоции должны быть действительно сильными, а также привязаны к триггеру достаточно хорошо. А значит, вам нужно будет много и упорно тренироваться. Приблизительную программу такой тренировки мы приводим ниже.

Пошаговый план самостоятельной работы с негативным эмоциональным состоянием при канцерофобии

  1. Выберите сильное и отчетливое позитивное переживание. Это и есть ваше оружие, которым вы будете вытеснять страх. Можно вспомнить что-либо значимое для вас и приятное. Покопайтесь в памяти. Когда вы чувствовали себя радостно, уверенно, спокойно? Возможно, в детстве, когда утром обнаруживали подарки под елкой. Или в юности — во время первого поцелуя? Недавно, во время отдыха на природе?
  2. Выберите действие-триггер, которое вы будете использовать для того, чтобы активизировать позитивный ресурс при каждом приступе фобии — боязни рака. Это должно быть такое действие, которым вы не пользуетесь часто и которое не привлекает внимания других людей. Например, это может быть массаж мизинца левой руки, незаметный щипок за бедро и т. п.
  3. Вспомните все детали приятного воспоминания: запахи, звуки, вкус во рту, визуальный ряд. В какой-то момент вы почувствуете приятное ощущение в теле. В этот момент дышите так, будто вы перемещаете воздух от макушки вашей головы к пяткам. Попробуйте наполнить приятным ощущением каждую клетку тела. Повторите это упражнение несколько раз, чтобы добиться стабильной интенсивности ощущений.
  4. Когда ощущения стабилизировались на своем максимуме, начинайте массировать мочку уха, палец, словом, начинайте осуществлять действие из п.2. Достаточно 7-8 секунд.
  5. Вернитесь вновь в обычное самочувствие.
  6. Повторите последовательность по пп.2-4, делая приятное переживание все более отчетливым, попутно укрепляя связь с выбранным стимулом. Чем больше повторений вы сделаете, тем лучше.
  7. Создайте «коллекцию позитивных переживаний», для этого вам нужно пройти пп. 1-6. Как вы догадались, нужны новые приятные переживания и ощущения, а также новые, еще неиспользованные, действия (стимулы) для привязок.

Когда вы почувствуете, что готовы, можно приступить к самому главному — практическому применению усвоенных навыков. При столкновении с негативными мыслями о раке, всплывающими образами и прочими симптомами канцерофобии, вам нужно начать выполнять одно из действий из вашей «коллекции». Выполнять следует намного дольше, чем 7-8 секунд.

Даже небольшое улучшение эмоционального состояния — это маленькая победа, хороший знак, который дает надежду. Как мы уже сказали, для устойчивого успеха нужно практиковаться и еще раз практиковаться.

Любые фобии, в том числе и боязнь рака, хорошо поддаются лечению. Приведенная выше техника самопомощи хорошо помогает при канцерофобии средней тяжести. Можно попробовать ее применить даже в запущенных случаях. Тем более, что методика абсолютно безвредна.

Если же вы хотите более надежного и быстрого результата, то вы всегда можете обратиться за помощью в борьбе с фобией рака к профессиональным психологам, которые имеют достаточно опыта в решении подобных проблем. Ведь существует множество эффективных методов — Эриксоновский гипноз, стратегическая психотерапия, EMDR-терапия (ДПДГ), КПТ, — которые имеют клинически подтвержденную результативность в лечении фобий.

Канцерофобия: боязнь заболеть раком 5 (100%) 1 vote

Канцерофобия – что это?

Ужас перед летальным исходом – главное, чего сильно страшатся страдающие психопатологией

Большинство онкологических заболеваний современная медицина научилась купировать. И все равно не каждому человеку удается добиться ремиссии при таком диагнозе, так как не всегда злокачественные процессы в организме диагностируются своевременно. Отсюда у людей и начинает развиваться страх перед раком.

Фобия в большинстве случаев развивается на фоне других имеющихся у человека нарушений психического характера. Она может быть следствием обсессивно-компульсивного синдрома или же ипохондрии.

Канцерофобией заболевает большее количество людей, чем нозофобией. Под последним термином подразумевается навязчивая боязнь у человека заболеть. Хотя раньше именно она занимала лидирующие позиции. Данное явление объясняется тем, что у людей онкологические заболевания ассоциируются с неизлечимыми, а их течение с длительными и сильными мучениями.

Фобию многие специалисты связывают со страхом перед смертью. Особенно сильно оба состояния выражаются у людей, достигших сорокалетнего возраста. У них чаще всего возникают опасения по поводу вероятности развития рака, которые с течением времени начинают приобретать вид навязчивой идеи.

Причины

У всех видов боязней, в том числе и карцинофобии, имеются собственные причины. Обычно они возникают в ходе беседы со специалистом, которому без труда удается выявить истинный фактор патологии.

Если человек планирует в ближайшем будущем избавиться от своего страха, он должен четко понимать причину его появления. В противном случае на победу над фобией нет смысла рассчитывать, так как конфликт, спровоцировавший ее, не будет решен.

Боязнь однажды заболеть раком может вызываться следующими факторами, которые оказывают влияние на человека и его психическое здоровье:

  • Неверные действия со стороны специалиста или медицинской сестры.
  • Известие об образовании в организме кист и опухолей доброкачественного характера.
  • Ипохондрия и подобные расстройства психики.
  • Наличие хронических заболеваний, которые способствуют развитию фобии.
  • Переход на новый возрастной этап, который тяжело переживают люди с наступлением сорокалетнего возраста.
  • Агрессивное влияние рекламы, предупреждающей о возможном заболевании злокачественными патологиями.
  • Наличие наследственного фактора (в семье кто-то болел раком).
  • Бред, которым сопровождаются шизофренические нарушения.
  • Повышенная тревожность.
  • Приступы панического страха, которые имеют частый характер.

Нередко случается так, что фобия (в данном случае это боязнь злокачественных болезней) развивается после потери близкого человека, который столкнулся с раком и не смог его вылечить. На этом фоне возникают мысли, что такая ситуация снова повторится. Только в этот раз диагноз будет поставлен человеку, у которого развивается сильный страх перед онкологией.

Не менее часто основополагающим фактором выступает сильный страх перед рецидивом серьезных заболеваний, лечение которых в прошлом прошло успешно.

Симптомы

Человек всем начинает жаловаться на якобы плохое самочувствие и недомогание

Как и у любых других страхов, у этой фобии имеются характерные симптомы. Особенности их проявления зависят от ряда факторов, которые тем или иным образом влияют на человека. Речь идет о его возрасте, чертах характера, наличия психологических расстройств.

Канцерофобию выдают следующие болезненные признаки:

  1. Заметные изменения в характере. Больной становится слишком эмоционально неустойчивым, плаксивым, часто жалуется на свое здоровье. Он превращается в замкнутого и постоянно раздраженного человека, который при разговоре не упускает возможности упомянуть об раковых заболеваниях.
  2. Демонстрация обиды и отказ от дальнейшей беседы, если другой человек старается объяснить иррациональность боязней больному. Никакие логические умозаключения он не желает принимать, так как заранее считает их неверными и лишенными смысла.
  3. Чрезмерный интерес к теме раковых заболеваний. У пациентов также часто возникает желание заняться самостоятельным лечением онкологии. Из-за этого они начинают активно изучать литературу, в которой содержатся сведения по интересующим их вопросам.
  4. Изменения головного мозга. Они становятся одной из причин развития фобии у мужчин и женщин преклонного возраста. Рассматривается данное изменение как симптом патологии.
  5. Регулярные визиты к специалисту с целью проведения полного обследования организма на предмет развития злокачественных процессов.
  6. Присвоение себе онкологического заболевания, которого в действительности нет, что подтверждают многочисленные диагностики. Пациент с фобией получает не тот ответ, на который он рассчитывает, из-за чего перестает верить в эффективность и правдивость исследования.
  7. Избегание диагностических мероприятий, которые способны выявить у человека раковые процессы в организме. Это еще одна крайность, которая ярко выражается у людей с канцерофобией.

Психическое расстройство, которым можно заразиться от навязчивых идей о состоянии своего здоровья, сопровождается и вегетативными симптомами. Страх, который называется канцерофобией, дает пациенту увидеть у себя признаки возможного развития злокачественной опухоли. На этом же фоне у человека возникают следующие состояния:

  1. Учащенное сердцебиение.
  2. Ощущение приливов холода или жара.
  3. Нехватка воздуха.
  4. Головокружение.
  5. Тошнота.
  6. Тремор конечностей.
  7. Скачки артериального давления.

Без помощи справиться с канцерофобией больным не удается. Люди полностью поддаются психическому нарушению, закрываются от общения с близкими и друзьями. Также специалисты отмечают ухудшение их мышления и памяти, отсутствие интереса к профессиональной деятельности. Эти признаки становятся все более выраженными и заметными.

Диагностика и лечение

Чтобы точно удостовериться, что заболевание существует только в воображение “больного”, нужно пройти полный комплекс диагностических процедур

Если сильно боитесь столкнуться с такой болезнью, как рак, лучше обратиться за помощью к квалифицированному психотерапевту. Число заболевших с каждым годом стремительно растет. К счастью, специалистам удалось разработать ряд методик, которые успешно подавляют признаки данных фобий.

Важно! Нельзя приступать к лечению канцерофобии без проведения предварительного обследования больного. Эта мера позволяет гарантированно исключить развитие онкологии у человека. Данные сведения в дальнейшем используются психотерапевтом в ходе проведения терапии навязчивого страха.

Чтобы понять, как эффективно избавиться от фобии, необходимо посетить грамотного специалиста и провести с ним беседу на эту тему. Специалист должен выяснить причину развития психического расстройства, узнать о переживаниях больного, который пришел к нему за помощью.

Медикаменты

Грамотный психотерапевт знает, что делать человеку с канцерофобией, чтобы избавиться от данного состояния.

Победить канцерофобию исключительно лекарствами невозможно. Такой вариант терапии должен рассматриваться как вспомогательный, так как его действие направлено исключительно на подавление болезненной симптоматики психического нарушения.

Немедленно начинать лечить фобию нужно у человека, у которого просыпаются суицидальные наклонности на этом фоне. Для улучшения его состояния психотерапевты назначают следующие медикаментозные препараты:

  • Бензодиазепины.
  • Антидепрессанты.
  • Бета-блокаторы.

Медикаментозный курс не может проводиться длительное время, так как продолжительный прием лекарств способен вызвать у человека зависимость.

Психотерапия

Лучше всего с канцерофобией боремся при помощи эффективных методов психотерапии. Специалист самостоятельно решает, какие практики должен проходить пациент, чтобы бороться с психическим расстройством, вызванным страхом перед раком.

Хорошие результаты при лечении людей, которые боятся рака, показывают следующие виды психотерапии:

  1. Когнитивно-поведенческая терапия.
  2. Гештальт-терапия.
  3. Рациональная терапия.
  4. Современный гипноз.

При условии правильного проведения терапевтического лечения к концу курса больной понимает свою проблему и всячески с ней борется. Благодаря этому уходит сильная тревога и минимизируется количество приступов, которые вызываются страхом заболеть онкологией.

Советы психолога

Регулярные беседы со специалистом помогут понять пациенту, что все его опасения ничем не подтверждены и напрасны

Грамотный психолог может подсказать, как побороть канцерофобию и вернуться к нормальной жизни. Для достижения данной цели специалисты рекомендуют придерживаться следующих советов:

  • Пациент должен понимать, что его опасения по поводу возможного заболевания онкологическими патологиями являются необоснованными. Чтобы подтвердить эту информацию, ему следует пройти полноценное обследование в клинике. Для достоверности и сверки результатов диагностики можно провести повторное исследование во второй больнице под руководством другого специалиста. Такая мера позволит избежать мыслей о том, что в первый раз анализы были проведены неверно, из-за чего была допущена ошибка при поисках рака.
  • Необходимо осознать, что сегодня рак не является приговором. Он хорошо поддается лечению, если специалист своевременно диагностирует данное заболевание.
  • Если в семье кто-то умер из-за рака, то нужно попытаться принять это событие и отпустить его. Зацикливание на данном моменте не имеет положительного финала.
  • Пациенту с канцерофобией необходимо подумать о том, что чувствуют его близкие люди. Их переживания могут заставить больного справиться со своей проблемой и вернуться к привычной жизни.

Если самостоятельно не удается успокоиться и забыть о навязчивой идее, то стоит попробовать прием лекарственных препаратов. Их должен подбирать специалист на основе имеющихся у больного показаний к приему.

Самопомощь

Избавления от канцерофобии можно добиться самостоятельно. Достичь такого результата позволяют разные техники, разработанные психотерапевтами.

Фобии могут рождаться по причине зацикливания на негативных мыслях о болезнях и смерти. Чтобы избавиться от них, требуется в первую очередь отыскать для себя успокоение.

Улучшение общего состояния часто наблюдается у людей, посещающих храм, в котором пахнет ладаном. Он успокаивает и настраивает человека на положительный лад.

Справиться с сильными переживаниями помогает приятное действие. Например, это может быть прослушивание любимой песни или прикосновение к мочке уха. Нужно попытаться выработать в себе правило переключаться на что-то приятное в момент сильного переживания. Спустя некоторое время это станет привычкой и количество приступов существенно сократится.

Пациент с канцерофобией сможет оказать себе реальную помощь, если начнет вести здоровый образ жизни. Ему в первую очередь следует отказаться от влияния на свой организм факторов, которые способны вызвать раковое заболевание. Речь идет о курении и злоупотреблении спиртными напитками. Также нужно контролировать свое питание, заниматься физической активностью и избегать употребления вредных продуктов, в которых нет никакой пользы для здоровья.

Священник Владимир Новицкий: Не зная Бога, нельзя знать душу. Путь от врача-психиатра к священнику

И медперсонал, и пациенты психиатрической больницы хорошо знают и всегда ждут у себя отца Владимира Новицкого. «Говорят: «Владимир Владимирович, (они меня так по привычке называют) вы приезжайте еще молебны служить», – рассказывает батюшка. По профессии он психиатр, долгое время проработал врачом, был заведующим отделением. А теперь – священник храма бессребреников Косьмы и Дамиана в селе Космодемьянском (Москва). Но не простым и не быстрым оказался его путь от врача-психиатра к священнику.

Отец Владимир, известно, что психиатрия очень сложная сфера деятельности, требующая от врача полной отдачи сил не только физических, но, что самое главное, духовных. Чем был обусловлен Ваш профессиональный выбор? Вы понимали, на что идете?

Для меня было естественным стать психиатром. Я вырос в семье врачей-психиатров – это наша семейная традиция. Мои родители – врачи-психиатры. Брат – психиатр. Дедушка мой – врач, бабушка – медсестра, племянник – психиатр, сейчас главврач. Поэтому, когда стал вопрос выбора профессии, сомнений не было. С одной стороны, психиатрия была образом жизни нашей семьи. Дома часто обсуждали вопросы психиатрии, и мне с детства это было близко и интересно. Параллельно у меня рос интерес к душевной, психической жизни человека. Но понять психику без изучения ее расстройств крайне сложно, практически невозможно. Вот это и предопределило мой выбор.

Этот интерес к психике человека был связан с церковной жизнью?

Нет. Я рос совершенно не в православной традиции: у нас в семье, как и во многих семьях, церковных, обрядовых традиций просто не существовало, и вопросы такие в принципе не обсуждались. Родители не были противниками, отец интересовался некоторыми духовными проблемами, но мне мало об этом известно, поэтому для меня это был совершенно новый мир, который я еще не знал.

С чего же все началось?

По милости Божией, когда я после окончания института только начинал работать врачом, у меня появился интерес к классической литературе. Я зачитывался произведениями русских классиков, в особенности Федора Достоевского. Его творчество основано на духовном опыте, там много говорится о православной традиции. У меня видимо был душевный голод, и хотелось, его как-то насытить. Естественно возникали и более серьезные вопросы. Самый главный – в чем смысл жизни. И отчасти художественная литература, конечно, не в полной мере, на эти вопросы давала свои косвенные ответы. Это было время поисков, ошибок, безусловно, отступлений, скорбей, которые постепенно и привели к Богу.

На пути к вере есть определенные ступеньки, которые заставляют пересматривать себя и свою жизнь. Какие моменты в Вашей жизни были такими вехами, что вспоминается?

Конечно, крещение. Я крестился, уже в зрелом возрасте, в 28 лет. Это было не очень сознательно: я находился еще в поисках. Поэтому после крещения сразу не смог жить православной жизнью – у меня еще не было такой веры. Духовная жизнь любого человека это тайна отношений человека и Бога. Человека ведет к вере и к духовной жизни Благодать. Вера всегда требует с одной стороны чуда, потому что тут вмешательство Божие в нашу жизнь. А с другой стороны – внутренней борьбы, когда нужно самоопределяться, принимать решение, делать выбор с кем ты, с Богом, или сам по себе. И как ты веришь в Бога. Во Христа ли веришь, или у тебя свое понимание Бога. Это очень мучительно. И тут, если у человека доброе расположение, всегда помогает Господь.

Но привела меня к Богу еще и Оптина пустынь. В начале 90-х, когда все только возрождалось, совершенно случайно увидел в газете статью о монастыре. Я заинтересовался, что это такая за пустынь, за Оптина, за монастырь такой? Почему туда люди едут, как и чем там живут? У меня не было ни православных друзей, ни священников, с которыми мог посоветоваться, никого, и книг не так много прочитал, но была очень сильная внутренняя жажда, какая-то невыразимая потребность. И я сам на свой страх и риск купил билет и поехал в монастырь. Первое впечатление по приезде в Оптину было очень сложное. Я вдруг понял, что здесь есть нечто, на чем необходимо сфокусироваться. Нужно отбросить все лишнее, все ненужные и даже в чем-то вредные искания и идти одним путем. Здесь я почувствовал отголоски того, что восполнило пустоту, которая была в душе. Так я стал время от времени приезжать сюда. Потом возникла потребность бывать в Оптине каждый месяц. И каждый раз во мне происходила борьба: все привычки, особенности моего образа жизни тянули назад, а то новое что открывалось в Оптине, все больше привлекало. Православие мне представлялось прекрасным драгоценным камнем, невероятным алмазом, который поворачивается разными гранями. Я начинал постигать для себя новые удивительные вещи: оказывается, есть прекрасные верующие люди и другие отношения между людьми, совершенно чистые чувства, доверительность, любовь, то, что мне было совсем неизвестно в таком мире.

Потом был 1993 год – убиение оптинских новомучеников. Это произошло практически на моих глазах: на Пасху я был в Оптине. Как врач пытался оказывать первую медицинскую помощь. Вместе с другими врачами доставлял в реанимацию Козельска иеромонаха Василия. У Тертуллиана сказано «кровь мучеников это семя Церкви», так и для меня кровь этих монахов оказалась той силой, которая подвигла к окончательному выбору. С этого момента я стал православным.

И еще на меня очень сильно повлияло знакомство с протоиереем Михаилом Трухановым. По милости Божией я с ним встречался, очень часто: почти каждое воскресение собирались у него вместе с другими чадами. Батюшка учил нас православной жизни, очень много внимания уделял Священному Писанию, рассказывал, объяснял Евангелие. Это были годы удивительной учебы, которые не сравнятся с учебой в богословском институте. Батюшка передавал нам свой духовный опыт, который мне очень помог и которым я до сих пор пользуюсь.

Как ваше воцерковление приняли коллеги по работе и друзья?

У большинства моих знакомых было удивление и недоумение. Если вспомнить что все это происходило в начале 90-х, то многое объясняется. Тогда и Церковь, и православие были чем-то новым, они не вошли еще в нашу привычную жизнь. Мои же коллеги мне ставили диагнозы. Особенно их потрясало, что я молюсь вместе с больными. К нам в больницу приходили священники и служили молебны. Я как верующий человек помогал, организовывал больных, молился вместе с ними, и это вызывало недоумение. Это было просто невообразимо, как это врач-психиатр молится с психически больными людьми. Это звучало как диагноз. Потом ситуация изменилась и ко мне привыкли. Постепенно все эти кривотолки прекратились, и сейчас даже просят приезжать. Да, теперь отношения более лояльные, хотя не скажу, что слишком горячие. Конечно, много проблем, и не только в психиатрии, но и в обществе – оно по большому счету не церковное.

Но по милости Божией у меня были и остаются близкие духовные отношения с заведующей отделением, где я работал много лет, она церковный человек и, кстати, моя крестная мать. И еще с одной заведующей отделением у нас близкие духовные, почти родственные отношения.

А сейчас, отче, вы продолжаете поддерживать отношения с психиатрической больницей, в которой работали?

Да, стараюсь и молебны служить, и продолжаю немного практиковать как врач. Молебны служу вместе с сестрами милосердия, они мне помогают: больным приносим вещи, угощения к чаю, иконочки, духовные книги, крестики. Примечательно, что когда проходит молебен с водосвятием, то персонал говорит, что больные как бы притихают. В отделении возникает такая благодатная, мирная атмосфера. И острые больные не беспокоят как прежде. И персонал становится спокойнее. Все как-то умиротворяется на определенное время. Врачи сами просят, чтобы эти молебны продолжались: с их помощью можно реально воздействовать на больных. Благодать Божья, конечно, не может не воздействовать!

Больные это тоже чувствуют? Как они сами относятся к молебнам?

Очень хорошо! Могу сказать по своему опыту, что приводят тяжелых больных, порой дефектных, с которыми, казалось бы, и разговаривать не о чем: они живут полурастительной жизнью. И когда совершается молебен, то такое впечатление, что это уже и не больные – они преображаются, начинают молиться, деятельно участвуют. У некоторых, с сильными признаками слабоумия, проясняется взгляд, появляется какая-то радость, они подходят под благословение. Ни разу на молебне не было случая, чтобы больные богохульствовали. Даже острые больные, от которых теоретически такое возможно ожидать. Может быть шум: кто-то пройдет, какой-нибудь разговор не по теме, но главное – агрессии нет! Умиротворяются и включаются в молитву насколько для них это возможно. И все с большим удовольствием берут иконочки и духовную литературу, всегда ждут молебна – для них это большая радость.

Молебны, разговоры о духовном, проповеди, духовная литература – для этих людей, действительно, луч света в темном царстве их болезни. Они за это цепляются и в этом черпают силы жить. Поэтому нуждаются в особом сострадании.

Наверняка в Вашей медицинской и священнической практике были случаи, которые служили к укреплению Вашей веры? Какой из них Вас больше всего потряс?

Конечно, таких случаев было немало. Особенно мне запомнилась одна история. Я уже был священником. Пришел ко мне человек очень неординарный, сложный, противоречивый. По образованию юрист, учился в аспирантуре, при этом участвовал в боях без правил и страдал жестокой зависимостью от героина. Настолько эта зависимость его мучила, что он жил с мыслью о самоубийстве и даже предпринимал попытки покончить с собой. Сделал себе передозировку, но выжил. Попробовал повеситься – оборвалась веревка. А это был парашютный строп, представляете, такого просто быть не может! Вот пришел ко мне, сидит и рассказывает, что хочет покончить с собой и сейчас выйдет и обязательно это сделает. Я как психиатр понимаю: человек опасен для самого себя – надо вызывать скорую помощь. Но как священник знаю, что обмануть его не могу, без его согласия вызывать не буду. Единственное что мне оставалось, как священнику, предложить ему исповедаться, хотя этот человек был совсем не церковный, ничего не знающий о покаянии, и, по сути, не готовый в тот момент к покаянию. К моему удивлению он сразу согласился. Мы начали исповедь прямо в кабинете, где я принимаю посетителей. И к еще большему моему удивлению исповедовался он горячо, сердечно, так, словно много читал о покаянии и о том, как надо каяться. Очень точно называл грехи, не преувеличивая и не преуменьшая их. После исповеди ему стало легче, и он ушел. На следующий день молодой человек снова пришел, но я едва узнал его. Здоровый цвет лица, сияющие от счастья глаза, порозовевшие щеки. Он пришел и говорит: «Батюшка, я еще хотел в чем-то покаяться, но у меня такая радость на душе, она так меня переполняет, что я пока шел, забыл!» Разве это не самое настоящее проявление благодати Божьей!

Так бывает, когда удается вступить в доверительный душевный контакт с человеком. В этот момент возникает близкое общение между душами врача и больного. Безусловно, там, где есть любовь, доверительность, в какой-то степени смирение друг перед другом, там есть и Христос.

Отец Владимир Вы и психиатр, и священник и можете объективно оценить нужна ли психиатрия и психиатры? Может ли со всеми душевными и духовными вопросами человека справиться один священник?

Если бы мы были ангелы, то не имели бы нужды в лекарствах и врачах. Но у нас есть плоть, которая подвержена болезням. Психические болезни тоже находят отражение в болезнях плоти. У человека возникает депрессия, в результате чего нарушается обмен веществ. Мы даем ему психотропные препараты чтобы, восстанавливая обмен веществ, лекарство косвенно помогало преодолеть депрессию. Конечно, лекарства не решают главную проблему, не делают человека более смиренным или любящим Бога, но, тем не менее, успокаивают, снимают тревогу. Человек уже способен к духовной жизни и к психологической помощи, лечению. Помните евангельский эпизод о слепорожденном? Кто виноват? Он согрешил или его родители? Господь говорит, что ни он, и не его родители, а это для того, чтобы явилась Слава Божия. Так и болезни бывают не только следствием какого-то конкретного греха, но в любом случае попускаются Богом для смирения и для спасения души. Поэтому все хорошо на своем месте и врачи-психиатры, невропатологи и обязательно духовное лечение. В Библии сказано не пренебрегайте врачами, ибо их сотворил Господь.

Если человек находится в психически расстроенном состоянии, исходя из Вашего опыта, что надо делать в первую очередь чтобы ему помочь? Куда ему идти: к психиатру или к священнику?

У святителя Филарета Московского есть такие полезные слова, он говорит: если человек имеет закрытое сердце, то бесполезно ломится туда, и тогда надо стучаться молитвой в это сердце, а если сердце открыто, то можно входить с советом. Поэтому, если человек закрыт для общения, и ему невозможно оказать духовную помощь, он находится во власти болезни, тогда надо начинать с лечения, порой с экстренной госпитализации, или даже насильственных мер, если человек опасен для себя и окружающих. Хотя это не значит, что не надо говорить – все равно надо говорить. Надо сеять, а там уже как получится: примет человек слово или не примет, удастся ли зацепиться за что-то, будет ли доверительность в разговоре – это неизвестно, но говорить надо.

У меня есть одна страждущая прихожанка. Я ее знаю два года, и за это время она постепенно приходит в определенное упорядоченное состояние. Делит свои переживания на два мира. Один – реальный, человеческий, Божий мир, где благодать Божья, где радость, нормальные отношения с родными и близкими. Другой – мир бесовский, который воздействует на нее и пытается вызвать у нее подозрительность, страх, ощущение постороннего воздействия. И она в таком состоянии более-менее скомпенсировано и успокоено пребывает, ходит в храм.

В большинстве случаев все-таки можно найти точки соприкосновения и подвести человека к покаянию. Первый очень полезный шаг при разных душевных недугах – это шаг к покаянию, когда человек просыпается для духовной жизни, когда видит, в чем он находится, хотя бы частично, когда хочет стать другим искренне, и хотя бы немного доверяет Богу, а потом это доверие постепенно усиливается. Чем больше веры, тем больше помощь Божья. Покаяние всегда хорошо положить в основу лечения, как и в основу любого дела. Хорошо когда мы все будем строить на твердом камне – Церкви. А потом, в идеале конечно, постепенное воцерковление, которое проявляется и проверяется по тому, как человек относится к таинству Причащения. Это самое главное – потому что в нем сам Христос соединяется с нами. Без Причастия невозможно радикально, по-настоящему, глобально лечить душу.

Использует ли Вы опыт и знания из области психиатрии, какие-то специальные методики в своей священнической деятельности?

Я пользуюсь тем опытом общения с психическими больными, который приобрел во время своей деятельности врачом. По сути это жизненный опыт. И в силу этого опыта, насколько я понимаю, насколько я видел раньше больных, общался с ними и лечил их, могу приблизительно оценивать психическое состояние человека, прогнозировать его возможное дальнейшее поведение. Это мне помогает психологически скорректировать и духовно помочь человеку. А какие-то специальные психологические или психиатрические методики я не применяю принципиально и не хочу применять. Прежде всего, надо приобретать опыт терпения и любви к этим людям. Тем не менее, если такие методики в священнической деятельности приносят пользу ради помощи человеку, то на своем месте все хорошо.

Как Вы считаете, отче, сегодняшний образ жизни, современный уклад, как-то провоцирует возникновение психических заболеваний, способствует их росту?

Конечно, провоцирует. Современный образ жизни – это жизнь во все нарастающем темпе, это такая гонка, когда люди пытаются внешне много преуспеть и поэтому не имеют возможности обратиться внутрь себя. Тенденция к внешнему успеху, безусловно, подпитывает внутреннюю гордыню, которая, в свою очередь, является одной из основ греховной жизни. С другой стороны, современная жизнь это нездоровое количество всякой ненужной информации, которая вызывает у человека перенапряжение, разные страхи, неуверенность в себе и может провоцировать и алкоголизм, и наркоманию, и психические болезни. С третьей стороны, можно говорить о тенденции к тотальному гедонизму, стремлению к удовольствиям. Отец Анатолий Берестов говорит, что такое потребительское отношение к жизни формирует наркоманический тип характера, когда человек настроен только на то, чтобы наслаждаться. Получи кайф от всего: от человека, от вещества, от привычки, от острых ощущений, от искусства, еды, алкоголя, лекарств. Это, безусловно, тоже способствует психическим срывам и греховности. Тут прямая зависимость. Грех и психическая болезнь – это очень близко.

Как-то пришел ко мне раб Божий 35 лет, наркоман с большим стажем, неоднократно бывший на излечении. Раньше он занимался бизнесом, был человеком состоятельным и мог позволить себе дорогостоящее лечение. Рассказывал, сколько раз повторялась ситуация: возвращаются они с приятелем из очередной больницы, смотрят друг на друга: «Ну что поехали? Поехали…» – и опять на точку. И очередной срыв. «Потом, – говорит, – думаем: «И зачем мы это все делали, зачем лечились, и что дальше?». Так, в конце концов, весь свой бизнес проколол и остался практически ни с чем. Он пытался обращаться в храм, бывал на службах, но делал это от случая к случаю. Конечно, некоторая помощь и поддержка были, но радикальных изменений не происходило. Когда он обратился ко мне, у него в голосе чувствовалась ирония, мол, я уже все испробовал, что вы еще можете… Я сказал ему, что человек ничего не может, и я ничего не могу, но нам поможет Господь. «Веришь ли, что Господь поможет тебе? Веришь ли, что Христос тебя спасет?» Он говорит: «Да хочу верить, я верю в это!». И мы решили с ним, что он будет еженедельно исповедоваться и готовиться ко Причастию Христовых Таин. Он начал это исправно делать. Я думал, что долго не выдержит, что его хватит на одно, два Причастия, а он приходил и приходил. Потом появился с женой, очень хорошим, интеллигентным человеком, которая ему всячески помогала, и оба были сияющие. Оба были радостные! Как выяснилось, на второй или третьей неделе стало ясно, что он уже не зависит от наркотиков. «У меня пропало влечение к ним, – говорил он. – У меня возникло отвращение, я уже не могу вести прежнюю жизнь». И с этого момента все изменилось. Он продолжает часто причащаться, почти каждую неделю бывает в нашем храме. Стал заниматься работой, наладилась семейная жизнь. Произошедшее, конечно, нельзя отнести к разумению человеческому или какой-то психотерапевтической помощи, и мое участие здесь минимально. Здесь, очевидно, действует Благодать Господа Нашего Иисуса Христа, и человек преображается под действием Святых Христовых Таин.

Я думаю, что главное – это внутреннее устроение. В зависимости от того, на что ориентирован человек: тянется ли он к благочестию, добру, вере, совести или относится к жизни потребительски, гонится за мнимым счастьем, кайфом, легкостью – такое у него и душевное устроение. От этого меняется и психика: она, соответственно, либо укрепляется, либо расстраивается. Потому что психика человека устроена так, чтобы он служил Богу и людям на своем месте: мы же в себе имеем образ и подобие Божие. А если человек отгораживается, пытается присвоить себе жизнь, что, мол, она принадлежит только ему, и все видит с точки зрения потребительства, то тогда психика приходит к сбою, к слому. Человек не может по-другому: ему грустно, плохо. Радости нет. Он бежит за радостью, как ослик за морковкой привязанной перед ним, и вот-вот укусит, но никак не может догнать. Так и здесь, тоже погоня за счастьем. А счастье только у Бога, только когда с Богом, со Христом. Когда не в себя бежит человек, а из себя выбегает – к Богу, к людям.

Сегодня часто приходиться сталкиваться с тем, что православные люди пугаются и пугают психологами. Но ведь есть православные психологи. Кто они такие и нужны ли они?

Они, безусловно, нужны! Есть такой термин – святоотеческая психология. И действительно, святые отцы самые лучшие психологи, они прекрасно знают душу человека. А нельзя знать душу, не зная Бога. Поэтому, безусловно, они были Боговедами и душеведами. Православный психолог, в первую очередь, оперирует знаниями святоотеческой психологии, учением святых отцов, но и багаж современной психологической науки активно использует. Особенно это касается знаний о поведении человека и особенностях его внушаемости: как лечить словом, как помогать, какие слабые места, как их усилить и так далее.

Сейчас очень модны различные тренинги и психологические практикумы с использованием аутотренинга или гипноза. Представляет ли это какую-то опасность для человека? И что более опасно аутотренинг, гипноз или медикаменты?

Лекарства в любом случае никак не повредят душе, они только могут повлиять на физическое здоровье человека. Гипноз очень разрушительно действует на волю, у человека возникает зависимость от гипнотизера, он становится гипнабельным, расслабленным, слабовольным, причем, как правило, в принятии самостоятельных решений. Аутотренинг, конечно же, провоцирует тщеславие и гордость, человек опирается на себя и на свое «я». В целом, в отношении гипноза и аутотренинга можно сказать слова Христа: «Без меня не можете творить ничего». И то и другое без Христа, поэтому толку никакого, один вред.

Но есть и более серьезные «увлечения» современного человека – это занятие различными духовными практиками: восточными, оккультными, сектантскими… В каком состоянии находится психика таких людей?

В психиатрии выделена целая область психических заболеваний, так называемые оккультные болезни, которые к тому же не совсем типично проходят. Они протекают на более тонком, более духовном уровне. Человек может внешне быть адаптирован, занимать какую-то свою социальную нишу, иметь семью и так далее, и при этом страдать таким психическим расстройством. Подобного рода болезнь протекает на уровне его духа. Человек теряет свободу, потому что существует некая посторонняя, негативная, духовная сила, пытающаяся им руководить и заявляющая на него свои права. В результате разных псевдодуховных, оккультных практик бесовская сила пытается найти доступ к человеку.

В моей священнической практике был такой случай. Человек, имевший посвящение в магистра магии пришел на исповедь на Крутицкое подворье, где я тоже служу и занимаюсь душепопечением. Я помню свои физические ощущения – я вдруг стал мерзнуть. Он исповедуется, говорит совершенно реальные вещи, говорит о своих грехах, а мне становиться почему-то так холодно, что я не могу ему ничего ответить. Пришлось даже одеть на себя верхнюю одежду, чтобы немного согреться. После исповеди он вскоре прошел Чин присоединения, совершаемый на Крутицком подворье и все изменилось. Разговаривать с ним стало легко: прошло ощущение дискомфорта, исходящее от этого человека. Помню, когда он только начинал воцерковляться, то не выносил чтение в храме акафиста Киприану и Иустинии. Он ходил по храму кругами и не мог никак остановиться: настолько сильное испытывал беспокойство. По-видимому, вражий дух его вот так гонял, мешал, лишал покоя. После присоединению к Православию все это исчезло, он стал другим человеком.

Вы сказали о бесовской силе, а действительно ли существует беснование? Есть у него строго научное определение? Вы как священник с этим сталкивались – это реальность, не выдумка?

Это, безусловно, реальность. Научного определения нет. Как бес явление духовное, а не научное, так и определения научного быть не может. Я не обладаю достаточным духовным опытом, чтобы определять факт беснования, но были случаи, когда приходит человек, а ты чувствуешь – дух не тот. Живет он церковной жизнью и попадает в какой-нибудь смертный грех, и в нем происходят такие изменения, что становится трудно покаяться. Начинается саможаление, самооправдание, осуждение других и тому подобное. И ты чувствуешь, что тот дух кротости, мирности, радости, который человек носил в себе вдруг ушел.

Многие психические расстройства, которые бывают у психиатрических больных, несут в себе элемент беснования – целью является конкретное разрушение. Это не хаос, не какофония мыслей и чувств, а конкретное, целенаправленное действие: либо человек слышит голоса, которые им управляют, и приказывают ему себя или кого-то убить, или нецензурно ругают, или сначала его хвалят, а потом начинают доводить до уныния и отчаяния. В любом случае идет поиск слабых мест человека и попытка игры на этих слабостях, чтобы завладеть им все больше и больше. Бредовые расстройства, чистый бред, воздействие, когда человек чувствует, что на него давит некая сила и заставляет его совершать плохие дела. Последнее особенно часто встречается в случаях детской шизофрении. Ребенок может жаловаться, что он слышит голос какого-то дяденьки, который учит его вести себя плохо, например, заставляет воровать.

У меня было несколько случаев, когда больные, слышащие голоса, имеющие какие-то бредовые расстройства, после исповеди вдруг, как бы теряют силу, падают перед аналоем, лежат какое-то время. Не знаю. можно ли здесь говорить о бесновании, но, тем не менее, вот такая своеобразная реакция на Благодать Божью.

Другое явление, которое всегда воспринималось неоднозначно – юродство. Вы как священник и психиатр как определите что это такое? Психическое расстройство или действие Благодати Божьей?

Юродство – это жизнь во Христе. Это смирение, может быть такое высокое, что человек поступает не по принятым социальным нормам, а ради Христа, намеренно показывает себя странным, неадекватным. Юродство это ради Христа и не надо путать с душевным заболеванием. Одно дело скрывать какие-то духовные дарования: дар прозорливости, молитвенность, благочестие, чистоту сердца, боясь похвалы, превозношения, боясь человеческого почитания. Другое дело – человек, что называется «не дружит с головой», живет по-своему, и все это не вокруг Христа, а вокруг себя. Рекомендую читателям журнала посмотреть фильм «Остров». Я был потрясен личностью Петра Николаевича Мамонова, буквально открыл его для себя. Человек очень глубокий и незаурядный.

Бывают ли у священников проблемы с психикой? Может ли священник впасть в депрессию, и что ему в этом случае делать?

Конечно, бывают. Священники такие же люди, как и все остальные. С такими же немощами, с такими же болезнями. Бывают депрессии. Безусловно, хорошо, когда перед рукоположением исследуют: были ли у священника психические заболевания. Естественно не надо рукополагать душевнобольного. Но, тем не менее, священник может болеть, как и все другие люди. И лечить надо точно также.

Батюшка посоветуйте, что нужно делать, чтобы сохранить душевное и духовное здоровье?

Чтобы сохранить психическое здоровье надо иметь опору. У нас две главных опоры – вера и совесть. Жить по совести и жить по вере, и тогда никогда не ошибешься, никогда не обманешься и не заболеешь. А если Господь попустит какое-то страдание, то все при таком расположении можно понести, да еще и получить пользу от этого. Любите Христа и будьте счастливы.

Беседовали Вадим Прищепа, Елена Кучеренко

Биография иерея Владимира Новицкого

Родился в 1963 году в семье врачей в городе Химки, Московской области. Там же в 1980 году окончил школу и поступил в Первый московский медицинский институт ныне Медицинская Академия. В 1986 году окончил институт и устроился психиатром в Центральную Московскую областную клиническую психиатрическую больницу. Параллельно учился в интернатуре по специальности врач-психиатр. В 1998 году перевелся в химкинскую психиатрическую больницу №22, где работал врачом-ординатором, а позже заведующим отделением. В этом же 1998 году рукоположен во диакона в храм святых бессеребренников Косьмы и Дамиана в селе Космодемьянском (Москва). В 2000 году Святейшим Патриархом Алексием был рукоположен во священника. В 2005 году окончил заочное отделение богословского факультета Свято-Тихоновского богословского института. Служит в храме святых бессеребренников Косьмы и Дамиана в селе Космодемьянском (Москва), а также по благословению священноначалия в храме Воскресения Словущего при Душепопечительском центре им. св. прав. Иоанна Крондтштадтского на Крутицком патриаршем подворье, где занимается душепопечением людей пострадавших от оккультизма и сектантства. Женат, имеет троих детей.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *