Психология обиды

Страница 9 из 12

Обида — главный разрушитель

Ничто не дает столь сильный толчок негативному ходу мыслей, как обида. Конечно, ведь чувство обиды возникает, когда посягают на самое дорогое, что у нас есть. Наше эго. Желание всегда быть правым, понятым и признанным притупляет понимание того, что не Мир крутится вокруг нас, а мы варимся в этом Мире.

Сумасшествие нашей цивилизации в том, что каждый отдельный индивид стремится к тому, чтобы его способностями, талантом и неповторимостью восторгались миллиарды таких же любящих только себя эгоистов.

А теперь представьте, что кому-то плохо. Нет настроения, зуб болит, секс не сложился, одним словом, плохо. Он же будет хотеть, чтобы вместе с ним переживали все вокруг. Сочувствовали ему, искренне желали разделить с ним нелегкую участь. Ведь у него же болит, свербит, не стоит… Ему абсолютно начхать на то, что кто-то в этот момент испытывает совершенно иные ощущения. И тогда возникает недовольство, обида по поводу того, что остальные проявляют равнодушие к его бедам.

Обида — это не что иное, как эгоизм во всех своих проявлениях.

Она подобна действующему вулкану, постоянно извергающему в сознание самые скверные и низменные мысли.

Обиженный человек, упиваясь жалостью к себе, не может думать ни о чем, кроме как: «Меня не любят, не понимают, не ценят…» Если такому ущемленному в момент глубокого разочарования жизнью предложить отстраниться от ситуации, благодаря которой он попался в сети всепоглощающей обиды, то он расценит это как насмешку. О какой отстраненности может идти речь, когда внутри все кипит, ком в горле мешает глотать слюни. Они превращаются в пену, которой он начинает брызгать во все стороны. Обида перерастает в злость на обидчика, а затем и на весь белый свет!

Беда в том, что люди не умеют прощать. Даже по истечению какого-то времени, когда злость на того или иного человека уже исчезла, стоит лишь вспомнить тот неприятный прецедент, как обида разгорается чуть ли не с прежней силой. И вместо того, чтобы пожать ему руку со словами «не будем вспоминать прошлое, что было — то прошло», возобновляется желание плюнуть в лицо бросив вдогонку: «Я тебя, сволочь, никогда не прощу!».

А все ведь до боли парадоксально. Наша обида — это зацикленность на себе, любимом, на своих желаниях и комплексах. По вине эгоцентризма люди настолько морально уязвимы, что им можно нанести психическую травму простым сарказмом на счет их внешности, качеств или убеждений. Они могут доводить себя до морального изнеможения одними только мыслями о том, что кто-то сказал о них какую-то пакость. И не зависимо от того, это колющая глаза правда или откровенная клевета, реакция будет одинаковая — затаенная обида.

Обида — это яд, медленно, но весьма эффективно отравляющий разум, душу и, как следствие, весь организм.

Причины многих болезней человека находятся в его образе мышления и образе жизни.

Чувство обиды бьет по внутренним органам, часто являясь причиной возникновения онкологических заболеваний.

К сожалению, общая масса людей или не знают о таком губящем влиянии негативных эмоций, или не воспринимают это в серьез. Но при том или ином заболевании они бегут к врачам, которые с легкой руки прописывают им лекарства, направленные на устранение симптомов, а не самой причины возникновения проблемы.

Обида портит кровь, рвет души и, как правило, разрушает отношения даже с близкими и любимыми людьми. Виной тому является наш собственный эгоизм, который в любой ситуации диктует нам, что мы хорошие, мы правы, а они все повально заблуждаются, не сумев оценить нас по достоинству.

прочитайте психологический роман

Шокирующий психологический роман, увлекающий читателя в самые глубины его черно-белой души. В истории одной необыкновенной девушки отображена суть внутреннего противостояния, которое протекает внутри каждого из нас. Загляните внутрь себя…

Шокирующий психологический роман, увлекающий читателя в самые глубины его черно-белой души. В истории одной необыкновенной девушки отображена суть внутреннего противостояния, которое протекает внутри каждого из нас. Загляните внутрь себя…

Зарываясь в размышлениях на счет несправедливого отношения к «Нашему Величеству», невозможно увидеть простую истину: правда у каждого своя и наши беды зачастую служат только утешением для других униженных и оскорбленных. До безобразия глупо ждать от людей, что они хоть когда-нибудь станут относиться к нашим достижениям или потерям, как к своим собственным. Это так же бессмысленно, как и желание убедить кого-то в том, с чем он не желает соглашаться. Люди хотят верить только в то, во что хотят верить, и никакие факты и веские аргументы тут не помогут.

На лицо абсурд ситуаций, когда родители обижаются на своих уже взрослых и не редко имеющих свои семьи детей. По мнению старшего поколения, молодежь всегда будет какой-то не такой. Такие фразы как: «В наше время такого безобразия не было», «Как так можно поступать?», «А это совсем ни в какие рамки не лезет!», никогда не выйдут из обихода. Будут сменяться поколения, но извечная проблема «отцы и дети» так и останется глобальной проблемой под названием «полный идиотизм».

Смешно то, что кому ни скажи, что времена меняются, приоритеты меняются, новые поколения уже по-другому смотрят на мир и так далее, никто не спорит, а только с пониманием очевидного одобрительно качает головой. Но тут же могут излить душу по поводу того, как они обижаются на своих детей, что те редко приезжают, или наоборот, дети недовольны, что их предки лезут в их личную жизнь.

И эти бесконечные взаимные обвинения имеют место быть притом, что все прекрасно понимают, что одни — еще старой закалки и вроде бы не за что их винить, так уж они привыкли, а другие, понятное дело, шагают в ногу со временем, и как бы ничего в этом плохого нет. Но этот, получается, беспочвенный ком обиды мотает нервы и тем, и другим.

Обида не может быть оправданной!

Никакие: «Он же так со мной поступил!», или «Я хотел как лучше, а взамен получил неблагодарность», или «Они считают, что я такой сякой! А я ведь гораздо лучше», не в состоянии сделать обиду хоть как-то обоснованной. Истина одна: пока человек идет на поводу у своего больного самолюбия, обида с легкостью будет находить способ, чтобы себя реализовать, но когда контроль над мыслями, которые побуждают к тому, чтобы себя пожалеть, вовремя пресекает этот саботаж, то обидчивость становится качеством абсолютно чуждым.

Чтобы проще реагировать на обвинения, недопонимания, неоцененность и прочую ерунду, надо перестать в подобных случаях, сосредотачивать внимание на своем «Я».

Как только появляются мысли «так Я же, так МЕНЯ же, так МОЕ же…» — все. В сознании должен зазвучать гудок сирены, указывающий на то, что ваше ЭГО старается загадить вам мозги, приписывая важность событию, от которого, по сути, должно быть ни холодно, ни жарко. Посмотрите на себя со стороны, как смешно вы выглядите, когда корчите из себя нарцисса, жаждущего, чтобы его любили, почитали, уважали, ценили и всегда с ним соглашались, не смея перечить приближенному к Богу инвалиду с комплексом Наполеона.

Для того чтобы не было необходимости искоренять в себе обиду на кого-либо, нужно направить все свои силы на то, чтоб это губительное чувство не могло овладевать разумом и, тем более, проникать в душу.

И это становится возможным, когда человек в своем духовном развитии достигает такого мироощущения, которое можно коротко охарактеризовать как всеобъемлющее чувство искренней любви. Ведь пребывая в этом состоянии, возникает желание дарить радость и творить добро, не требуя при этом ничего взамен, а бескорыстность сама по себе несовместима со всякого рода обидами, завистями и прочими убогими качествами.

Печатный вариант на Озон

ОБИДА КАК ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ И ФОРМЫ ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ

Игнатьева А. В.

Государственное бюджетное образовательное учреждение

Белебеевская специальная (коррекционная) начальная

школа — детский сад №37 «Ягодка» IV вида, г. Белебей

Человек не только познает, изучает и изменяет мир, но и воздействует на других людей и при этом сам испытывает на себе их воздействия. Человек переживает то, что с ним происходит. Любое событие в жизни человека окрашено какими-либо переживаниями или эмоциями. Вспоминая свою прошедшую жизнь, мы прежде всего вспоминаем эмоции, которые мы испытывали в тот или иной момент жизни, а уже затем припоминаем последовательность событий, действия, ситуации.

Эмоции детей носят более непосредственный характер, которые могут проявляться и во взгляде, и в мимике, и в движениях, и в словах. На протяжении дошкольного возраста эмоциональные состояния изменяются. Дети, как и взрослые, испытывают не только положительные, но и отрицательные эмоциональные состояния. В последние десятилетия произошли существенные изменения в жизни современного общества, которые привели к обострению уже имеющихся и возникновению новых социальных проблем. Это стало одной из причин недостаточного внимания со стороны общества к интересам и потребностям детей. По данным многих исследователей, темп современной жизни, ее эмоциональная насыщенность приводят к достаточно большим психологическим нагрузкам не только на взрослых, но и на детей. Психика ребенка еще неустойчива, легкоуязвима и восприимчива к воздействию внешнего мира. Дети стали больше испытывать чувство беззащитности, неуверенности в собственном благополучии, что вызывает у них состояние тревожности и различных страхов. Такая ситуация приводит к тому, что негативные эмоциональные состояния в большей степени влияют на развитие личности ребенка в целом. Поэтому изучение становления и развития эмоций в дошкольном и младшем школьном возрасте не потеряла своей актуальности. Многие проблемы взрослого человека произрастают из эмоционально неблагополучного детства. В этом возрасте еще не утрачена непосредственность выражения эмоций, свойственная ребенку, но вместе с тем, видно как происходит становление эмоциональной сферы, способности осознавать собственные чувства и чувства окружающих его людей.

Среди большого числа переживаний и эмоций, которые испытывает человек, особое место занимает обида. Это одна из самых распространенных эмоций человека. По мнению практически всех ученых, исследователей, психологов, которые когда-либо занимались таким эмоциональным состоянием как обида, считается, что это негативное эмоциональное состояние. Обида появляется в детском возрасте. В многообразии эмоциональных состояний (радость, печаль, страх и т. д.) переживание обиды младшим школьником занимает особое место. Внешняя обстановка, окружающая среда во многом определяют эмоциональные состояния ребенка. Частые обиды способствуют тому, что обида может перерасти в обидчивость как свойство личности и черту характера. Зачастую это чувство может возникать, когда человек попадает в неприятную для него ситуацию или с ним происходят какие-либо события и явления.

По мнению З. А. Агеевой и М. С. Гриценко, обида с позиции общей психологии — это негативное эмоциональное переживание, наиболее распространенной причиной, которого является уязвленное самолюбие; это переживание, способное превратиться в своеобразную инфантильно-невротическую реакцию, возникающую в любых ситуациях, связанных с оценкой Я и самоутверждением. .

О. А. Апуневич определяет обиду как отрицательное эмоциональное состояние, переживаемое как несправедливость и беспомощность, возникающее в результате рассогласования ожиданий и реального поведения субъектов по взаимодействию, в ситуациях, имеющих личностную значимость. . Ю.М. Орлов рассматривает обиду в русле проблем саногенного мышления. Он говорит о том, что «обида – это страдание, возникающее в самой «нежной части души», которое любой старается избежать. Она, как всякое страдание, возбуждает защитные действия. Среди них наиболее древними являются бегство и нападение с соответствующими эмоциями страха и гнева.» .

Д. Ольшанский подходит к определению обиды как демонстративной реакции. Обидчивость у В. В. Столина — это к конфликтный смысл отношения к себе, одна из внутренних преград личности. С.В. Герасимов считает, что обида – «один из видов моральной (душевной) боли, наряду с виной, стыдом, сочувствием, грустью, страхом и др.» . При этом автор говорит о том, что обида «не лишена приятности». Ю. Бурлан рассматривает обиду в рамках системно-векторной психологии и считает, что обида — «крайне тяжелое деструктивное психологическое состояние, вызывающее колоссальное торможение во всех жизненных сферах.» . А. Н. Ануашвили дает понятие «обида» с точки зрения объективной психологии, где обида — есть чувство досады, возникающее в результате неожиданного поведения человека, которого мы вовремя не распознали. . У эзотериков, обида как энергетическая стихия, состоит из нескольких энергий, которые могут проявляться у человека в виде следующих психологических качеств: эгоцентричность, самомнение, горделивость, подавленность, значимость, ущемленность.

По мнению З. А. Агеевой и М. С. Гриценко, типичной формой проявления обиды выступает целый комплекс негативных эмоций, начиная с обычного раздражения и заканчивая возмущением, гневом, вплоть до презрения и отвращения к обидчику. Многими исследователями отмечается, реакция на обиду может носить как пассивный, так и активный характер. Пассивная реакция или форма выражается в попытке скрыть от обидчика свои чувства, не обращать внимания на причиненную обиду, забыть неприятную ситуацию и сохранить отношения на прежнем уровне. Пассивная форма может проявляться и в том, что человек замыкается в своем внутреннем переживании. В данной форме обиды, как правило, нет поиска к ответной реакции на обиду.

Активная реакция заключается в демонстрации обиды, в требовании извинений, в причинении ответной обиды, а также в попытке выяснить отношения, вплоть до дистанцирования и прекращения отношений с обидчиком. Активная реакция или форма обиды может выражаться в той или иной мере агрессивности, что может в каких-то ситуациях привести к высвобождению этого состояния. Крайняя форма активной обиды может привести к мстительности (в мыслях, в поступках и т.п.), когда обида становится смыслом и содержанием жизни.

В психологической структуре обиды Ю.Орлов выделил три элемента: ожидания, реальность и оценку.

1. Ожидания. В ситуации общения мы невольно строим ожидания относительно поведения другого человека, ориентированного на нас. Это должно обеспечить согласованность и эффективность наших действий.

2. Реальность. Акт восприятия поведения другого. Его поведение может соответствовать модели или неблагоприятно отклоняться от нее.

3. Оценка. Поведение другого должно совпадать с моделью ожидаемого поведения. В случае обнаруженного несоответствия возникает рассогласованность. Именно эта «рассогласованность» и причиняет страдание, именуемое обидой.

Ю.Орлов считает, чем значимее ожидания, чем больше желаний воплощено в эти ожидания, тем сильнее реакция на рассогласование с реальностью. Чем больше это рассогласование между ожиданиями и реальностью, тем сильнее эмоция. Ослабить обиду можно или уменьшением значимости своих ожиданий или путем уменьшения рассогласования, сделав свои ожидания более реалистичными, соответствующими поведению другого.

В литературе очень хорошо дается описание состояния человека, испытавшего обиду. «В первый момент обычно приходит шквал ошеломления, возмущения, раздражения, гнева, злобы, обострённой реакции на несправедливость. Резко задето самолюбие, и поначалу обидчик представляется страшным личным врагом, не имеющим ничего доброго, ущерб от обиды многократно преувеличивается, последствия кажутся непоправимыми.».

Н.И. Поздняковым выделяется два этапа или две фазы проявления обиды как процесса: в форме первичного резкого нарастания душевного дискомфорта и в форме длительного хранения негативных впечатлений и переживаний. По мнению автора, первичная вспышка обиды по своей физиологической реакции похожа на неожиданный укол, удар или ожог. Эта реакция происходит автоматически, инстинктивно, на уровне подсознания. У каждого человека эта реакция своя: один плачет, другой пугается, третий гневается. При этом форма реакции зависит от психофизиологической структуры личности (темперамента, характера и т.д.) .

Первая фаза — вспышка, взрыв — психологически переживается как стресс, экстремальная ситуация, непродолжительное состояние нервно-психического напряжения . Состояние человека, который находится на первой стадии переживания обиды – достаточно неустойчивое. Физиологически такое состояние сопровождается приливом крови к лицу или, наоборот, побледнением, а также дрожью губ, пальцев рук, спазмами, иногда — слезами, потемнением в глазах, учащённым дыханием, сердцебиением, ростом кровяного давления, усиленным потоотделением и некоторыми другими признаками. И практически у всех наблюдаются кратковременные невротические состояния .

По мнению Н. И. Позднякова, сила и форма психофизиологической реакции проявления обиды зависят в большей степени не от прямого воздействия обидчика, а «от собственной исходной настроенности личности и организма». На первой стадии проявления обиды человек испытывает возмущение, раздражение, злобу, ненависть, уязвлённое самолюбие, которые сопряжены с такими эмоциональными состояниями как гнев, осуждение обидчика, гордость. Когда первая вспышка обиды «перегорает», наступает второй этап переживания: непосредственные эмоции уступают место работе соответствующим образом «подготовленного» рассудка, который воздвигает целую систему самооправдания, самоукоренения в обиде и одновременно – усиления осуждения не только поведения обидчика, но и его самого. Психофизиологически это более спокойная фаза переживания («растянутый» стресс), чем первичная вспышка. .

Внешние проявления реакции обиды у детей гораздо ярче и лучше заметны по сравнению со взрослым человеком. Взрослый может научиться скрывать свои переживания, мысли, чувства, реакции на различные ситуации. У детей еще не сформирована способность скрывать свои чувства и эмоции. Ребенок может надуть щеки, насупиться, прекратить разговор, отвернуться или уйти в свою комнату, то есть, показывая своим внешним видом, что он обижен. Хотя, в одной и той же ситуации все дети поступают по-своему. Один ребенок постарается уладить конфликт, другой – станет проявлять гнев и агрессию, а третий — просто обидится. В состоянии обиды дети не будут стараться разрешать спорные ситуации с позиции силы, они не станут драться, нападать на обидчика или даже мстить ему. Ребенок будет демонстрировать свою «обиженность» и своим поведением будет показывать обидчику, что он виноват и ему следует просить прощения или как-то исправиться. Он отворачивается, перестаёт разговаривать, демонстративно показывает свои «страдания». С одной стороны, это поведение носит явно демонстративный характер и направлено на привлечение внимания к себе. С другой — «несчастные» отказываются от общения с обидчиком, молчат, отворачиваются, уходят в сторону. Подобная реакция используется как средство привлечения внимания к себе, как способ вызвать чувство вины и раскаяния у того, кто обидел. Такая демонстрация своих переживаний и подчеркивание вины другого человека явно отличает поступки обиженного ребенка от агрессивных форм поведения.

В чем же причины появления обид и от чего она зависит? Психологами выделяются различные причины появлении обид и среди них такие как: неоправданные ожидания, оценка значимости обидчика, обида из-за стресса (такой человек становится крайне уязвим), агрессивное поведение окружающих, личное восприятие, страх возможных последствий, чем больше человек себя считает правым в той или иной ситуации, тем менее терпим к другим. Кроме этого, некоторые психологи выделяют и такие причины: внутренняя выгода, шаблонное мышление и недалекость, непроизвольное эмоциональное реагирование. По мнению З. А. Агеевой и М. С. Гриценко, одним из основных структурных компонентов обиды является субъект — человек, причинивший обиду партнеру по общению.. Вероятность возникновения обиды, по мнению авторов, зависит от степени близости сложившихся межличностных отношений. Наиболее важными причинами обиды по результатам их исследований являются факторы, относящиеся к межличностным отношениям (предательство и обман, несправедливость, невыполнение обещаний), и факторы, блокирующие потребность в самоуважении (разные проявления неуважения). .

Таким образом, чувство обиды появляется не случайно. Это не врожденное чувство, не врожденное эмоциональное состояние. Появлению обид способствует само общество, общение с близкими людьми, общение в коллективе сверстников. У новорожденных детей имеется врожденное состояние агрессии, а сложное поведение обид им необходимо еще освоить. Обидчивость как свойство личности появляется в подростковом возрасте, а у взрослых характеризуется сочетанием различных личностных качеств.

Количество выполненных в данном направлении отечественных и зарубежных исследований не снимает актуальности проблемы. Во многих исследованиях обида изучается как отрицательное эмоциональное состояние. На наш взгляд, необходимо признать качественную однородность (одномерность) этих исследований. В частности, не выявлено значение таких факторов, как пространственно-временные, территориальные, микро- и макросредовые, частотно-интенсивные, нравственная составляющая в оценке переживания обиды и другие измерения, проявления обиды в различных условиях социальной ситуации развития, а также саморегуляционные возможности детей младшего школьного возраста в ситуации переживания обиды. Многомерность (комплексность) подхода к анализу эмоциональных состояний детей создает психологическую основу для развития способностей воспринимать и понимать эмоциональные состояния – как свои, так и чужие; умений направлять свои эмоции в помощь разуму и разум в помощь эмоциям; способностей выражать то или иное эмоциональное состояние социально приемлемыми способами, управлять эмоциональными состояниями, то есть регулировать интенсивность их проявлений. Подобный подход к данному понятию может представлять интерес для многих специалистов самого разного уровня, но для этого все-таки необходимо более глубокое изучение данного вопроса.

Список литературы:

1.Акопян Л. С.Психология эмоциональных состояний и их регуляция у детей младшего школьного возраста (на материале детских страхов): Автореф. дис. … доктор психол. наук. Самара, 2011.

3.Апуневич О. А. Психологические особенности преодоления обиды и обидчивости в подростковом возрасте: Автореф. дис. … канд. психол. наук. Череповец, 2001.

4.Ануашвили А. Н. Обида. Опубликовано 02.04.11 07.

5. Бурлан Ю. Обида – деструктивное чувство.

6.Герасимов С.В. Психология зла.

7.Еникеев М.И. Психологический энциклопедический словарь. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. – 560 c.

8. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. — СПб: «Питер», 2001.

10.Орлов Ю. М. Саногенное размышление обиды. — М., 1996.

11.Орлов Ю. М. Обида. Источник: http://www.vtvmir.kz/cit/cmorl1.htm

12.Рожков М.И., Набатова М.А. Как помочь ребенку преодолеть обиду. — Ярославль, Академия развития, 2006. — 192 с.

13.Психология: Учебник для педагогических вузов /Под ред. Б.А.Сосновского.- М.: Юрайт — Издат,2005.- 660 с.

14.Психические состояния / Сост. и общ. ред. Л.В.Куликова. — СПб: «Питер», 2001.

Ошибка 4. Обидчивость

Что способствует возникновению обидчивости?

Обида в той или иной степени свойственна всем людям – наверное, нет человека, который ни разу в жизни не обижался бы. Но одно дело – обидеться раз-другой по действительно серьезным поводам, и совсем другое – страдать обидчивостью, то есть склонностью обижаться по пустякам, а то и вовсе без причины.

Болезненная обидчивость – родом из детства, когда ребенок чувствовал себя беспомощным, и ощущал дискомфорт, страх и даже угрозу своему существованию, если ему уделяли недостаточно внимания и не удовлетворяли его нужды. В таком случае он прибегал к единственно доступному ему способу воздействия на взрослых – слезам. Ребенок плакал, демонстрировал обиду – и благодаря этому получал желаемое.

Ребенок вырастает, но этот детский механизм воздействия на других людей может закрепиться (особенно если в детстве он удачно им пользовался – слезами постоянно добивался своего). Таким образом обидчивость превращается в средство манипулирования другими. Но и сам человек страдает от своей обидчивости – ведь невозможно обижаться и при этом не ощущать себя жертвой, слабым, зависимым (как ребенок) существом.

Таким образом обидчивость – это свойство так и не повзрослевших людей, которые чувствуют себя несчастными, обделенными детьми, хотя не всегда способны признаться в этом себе. Такие люди порой обижаются даже тогда, когда их никто не собирался обижать – но им везде мерещится обида. В самом безобидном замечании им видится желание другого унизить и оскорбить их. С обидчивым человеком очень трудно ладить, но прежде всего он портит жизнь самому себе, так как создает для себя негативные переживания буквально на пустом месте.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничкеФильм «Ликвидация»

Задета честь — это обида!

Фильм «Большие и маленькие»

Мама любящая, папа ответственный. При этом, как родители, они невнимательны, и на фоне этого дочка выучила обиды и активно ими пользуется. Девочка ведет себя нехорошо, но ее поведение спровоцировано родителями. Родители же ее поведение — подкрепляют.

Фильм «Однажды двадцать лет спустя»

Они обидели друг друга и они обиделись друг на друга. Результат — ссора.

​​​​​​​​​​​​​​В повседневной жизни слова обида, обижаться, чувство обиды обычно используются как синонимы.

Можно сказать «Он обиделся на тебя «, можно «У него теперь обида на тебя», «Он переживает, ты его обидел» — смысл примерно один.

При этом различия здесь есть. Обида — это событие, которое оценивается как несправедливое нарушение прав, нанесение ущерба для чести или статуса, факт оскорбительного отношения. Чувство обиды — переживание этого события, а именно чередование протеста, обвинений, агрессии и переживаний страдания, используемое для привлечения внимания и давления на партнера. Еще раз: обида — это вовсе не чувство, это житейская ситуация, такая же как «зарплата» или «опоздал». А чувство обиды — да, это чувство, эмоция, состояние и переживание, которое легко узнать и изнутри, по характеру переживания, и снаружи по рисунку лица, характеру интонаций и особенностям поведения.

Чувство обиды — сложное переживание. Какое? — Самое различное у различных людей, только объединенное общей причиной (житейской неприятностью) и общим названием («я обиделся»). Когда человек говорит: «я обиделся», он еще не сказал ничего. Что это значит? Он больше в гневе, чем в досаде? Больше в досаде, чем в гневе? Он протестует? Он печалится? Он в чистой агрессии? Слово «чувство обиды» — ярлычок, под которым может быть самое разное содержание.

Смотри видео «Обида» из фильма «Ликвидация»: Давид Гоцман рассердился на Фиму, обесценил его помощь и (в качестве мстюльки) предложил ему поработать постовым, что Фима оценил как унижающее его достоинство. За это Фима ударил Давида обвинением в том, что тот не ценит друзей, побил его больными фразами и показал Давиду, как ему теперь плохо (зная, что Давиду это больно и небезразлично). Давид, протестуя против Фиминой уже агрессии, возмутился на Фиму и наехал на него, но Фима сделал себе тупое лицо (у обиженных оно всегда немного туповатое) и не стал слышать Давида. Нормальный детский сад.

А обижаться — это вообще третье, это — действие. Обижаться — это обижать себя и обвинять другого. Обижаться — это начинать видеть происшедшее как обиду себе и начинать переживать чувство обиды, это начинать вести себя, как обиженный человек: молчать с оскорбленным лицом, вспоминать что тебе сказали обидное и говорить самому обидные вещи. Автор вашей обиды — всегда вы сами, а обижаться — детское демонстративное поведение, характерное в первую очередь для Паразитов.

Обиды — не врожденные эмоции, а социальный инструмент, результат социального научения. Чувство обиды возникает не стихийно, не природно, обидам учит общество так же, как владению языком или умению готовить. Дети быстрее учатся обижаться там, где их окружение (в первую очередь родители и бабушки) обиды от них ждут, их уже заранее видят и интерпретируют самые разные их эмоции и их поведение, как обиду. Если родители ищут поводы ребенку посочувствовать и ребенка пожалеть, они эти поводы найдут, ребенка обижаться научат и скоро будут утешать постоянно обижающегося ребенка. Для детей, обида — естественное средство давления на близких людей — родителей, друзей, братьев и сестер. Взрослея, люди начинают понимать, что обида — не цивилизованный способ решения разногласий, и учатся жить без обид. Как правило, среди взрослых людей обижаться глупо и неэффективно. Однако взрослеют не все, и многие вроде бы взрослые люди продолжают жить обидами, разрешают себе обиды. Это — продолжающееся детство, однако и мудрые, вполне взрослые люди когда-то (редко) могут обидеться. Они обижаются уже не «потому что», а «для того, чтобы», чаще всего с педагогической задачей: чтобы люди поняли, как вести себя можно, а как нет. Надо признать, что обида (демонстрация обиженности) действительно может быть очень эффективным средством влияния, по крайней мере в отношении близких и родных людей, которые вас любят или которые к вам привязаны.

К сожалению, мудрых людей всегда дефицит, и чаще люди обижаются просто потому, что они так привыкли и им это выгодно. Чем чаще человек видит вокруг себя обиды, чем легче он обижается, тем больше оснований говорить о его обидчивости как черте характера. Обидчивость характера для человека-ребенка, работает на привлечение внимания, в качестве психологической защиты и для получения условных и реальных выгод. От обидчивости нужно отучать в первую очередь себя. Если вы сильный и мудрый человек — от обидчивости можно отучать и ваших близких. А отучать детей обижаться — ваша прямая родительская обязанность. Если на вас обиделся взрослый человек, и скорее всего ваш близкий человек, ваша реакция может быть очень разнообразной. Многое зависит от обоснованности обиды в вашу сторону, личности того кто обижается и истории ваших отношений, тем не менее есть стандартные алгоритмы, как вести себя в этой ситуации. Ничего невероятного, вам все знакомо: попросить прощения, снять возможные претензии и загладить свою вину. Впрочем, совсем стандартных решений тут нет, поскольку когда-то возмутиться чужой обидой — самый эффективный способ чужую обиду прекратить.

Работа с обидами — естественная часть работы психолога. К психологам часто обращаются люди по поводу обид, чаще всего по поводу «Как пережить нанесенную обиду». Обиды бывают мелкие (душу задело совсем немного), серьезные (душу задело серьезно) и застарелые (серьезные, застрявшие и окопавшиеся в душе) — работа с этими видами обид немного отличается. Даже если запроса на обиды не было, следы обид легко можно обнаружить во многих проблемных семьях. Основные направления работы — работа с внутренними выгодами от обид, снятие негативных якорей и обучение грамотному общению.

Обида

Первым обиженным человеком в истории был Каин. Повод для этого он имел серьезный — Бог почему-то не принял его жертву. Получается, Бог обидел Каина? В чем корень обиды, как она развивается и как с ней справиться, а значит — научиться прощать? Размышляет старший преподаватель Высшей школы психологии (Москва) Андрей ФОМИН.

Прощение как лекарство

Авель и Каин

— Я работал в Южной Осетии через две недели после военных действий с Грузией, с людьми, пережившими бомбежку и плен. Все они были объединены чувством ненависти к грузинам. Даже в Церкви, если и не высказывалось явного гнева, отношение к Грузии как к врагу было явным. Но поскольку открытая конфронтация закончилась и вовне эту ненависть проявлять было уже невозможно, она начинала разъедать людей изнутри, постепенно сменяясь депрессией или рикошетом отражаясь на отношениях друг с другом. Я видел, какие конфликты начинаются в осетинских семьях. И когда я попытался сказать осетинам о прощении, то был поражен жесткостью сопротивления, с каким было встречено мое предложение. Казалось, прощение невозможно. Но по мере того, как вспоминались дни осады, люди, которые были в Цхинвали, говорили, что там произошло чудо: при четырех днях постоянных бомбежек погибло сравнительно мало людей в сравнении с тем, сколько могло быть жертв при таком обстреле. Люди молились. Героически повело себя священство. Никто из южно-осетинских пастырей не уехал из обстреливаемого Цхинвали. Они организовали духовное стояние, и люди чувствовали, что находятся под покровом свыше. И когда осетины стали говорить о благодарности Богу, когда они осознали, что Бог их защитил, стало возможно говорить о том — а что они могут сделать в ответ? И мы стали говорить о прощении. Вдруг вспомнились случаи, когда и с грузинской стороны находились те, кто по-человечески себя повел, с состраданием и милосердием, и случаи самоотверженного, мужественного поведения отдельных офицеров, солдат с грузинской стороны. И хотя между собой в Осетии об этом старались не говорить, мне об этом стали рассказывать.

На этом примере видно, что прощение — главная форма противостояния злу, которое живет в человеке и разрушает его. В христианстве тема зла связана с первородным грехом — когда человек возжелал присвоить себе право, которое было только у Бога, решать, что есть добро и что зло. Из этого вытекают все остальные следствия, которые и лежат в основе того, что есть обида, зло и прощение. Почему так страшно решать, что такое хорошо и что такое плохо? Адаму для этого надо было отказаться от безусловного принятия справедливости и изначальной благости того мира — Рая, в котором он находился. То есть взять на себя право судьи, ввести свою систему оценок, где в центре стоит свое собственное мнение. Я сам — хозяин своей судьбы. Я сам — бог. Но как только человек начинает рассматривать себя как творца, он начинает мыслить с очень простых позиций: добро — то, что мне доставляет удовольствие, что мне полезно. А то, что для меня неприятно, дискомфортно — это зло. Нарушение собственной системы ценностей воспринимается им как нанесение ущерба и вызывает эмоциональную реакцию — обиду.

Вы представляете, как фарисеи были обижены на Христа, когда Он говорил им притчу о виноградарях. Ведь людям, которые считали себя самыми верными хранителями отцовских преданий, было заявлено, что они — просто зарвавшиеся работники, которые присвоили себе то, что им не принадлежит. Фарисеям вообще часто приходилось обижаться на Христа: и шаббат нарушил, и в неположенное время исцелил сухорукого, и с мытарями и блудницами вкушал пищу, предания старцев не соблюдал и много чего еще, и всегда ими владело чувство попранной справедливости. И ради того, чтобы эти правила сохранить, они отдали Сына Божиего на распятие, потому что с их точки зрения это было справедливо.

За что Каин обиделся на Авеля

Один из корней слова «простить» — «просто». Когда мы прощаем, нам становится жить просто. В этом состоянии отсутствует двойное дно — обида как некий внутренний, часто безсознательный мир, который находится в состоянии постоянного конфликта. После грехопадения человек утратил простоту, цельность, расщепился на «добро» и «зло», которых возжелал. А состояние расщепления — это постоянный конфликт, немирность, вражда — самого с собой, с другими, с Богом. Человек вместо некой целостностной картины мира получил две картины мира — один мир внешний, управляемый законом Того, Кто его создал, другой мир — внутренний, управляемый по законам плоти. В психологии именно конфликты (неврозы, психозы) лежат в основе личностных проблем.

Первым в истории был конфликт Каина с Авелем. Каин был старшим сыном, он наследовал дело отца, Адама, которому заповедано было возделывать землю. Каин гордился своим первородством, тем, что может приносить жертву Богу. По слову дьявола, искусившего человека соблазном «будете как боги», в своей системе ценностей Каин им и стал сам для себя, и теперь воспринимал жертву Богу как возможность с Ним поделиться, уделить Богу некую часть от «своего». Он был совершенно уверен, что Бог должен принять его жертву.

В то время как Авель понимал, что он «не первый», никаких «прав» на наследство у него нет и все в его жизни зависит от Господа. Поэтому Авель ничего не присваивал себе и отдавал Богу лучшее. В церковнославянском переводе (почти точной копии с греческого и отличной от русского) это звучит так. Когда Бог принял жертву Авеля, а жертву Каина не принял, «опечалися Каин зело, и ниспаде лице его. И рече Господь Бог Каину: вскуе прискорбен был еси» («почему ты опечалился»); «вскуе ниспаде лице твое?» («почему лицо твое поникло?»). «Егда аще право принесл еси, право же не разделил еси, не согрешил ли еси? Умолкни: к тебе обращение его, но ты тем обладаеши» (Быт.4:5-8). Что Господь видит в душе Каина? Исходную ошибку в отношении к Тому, Кому не нужны жертвы, потому что Бог Сам — податель всего, но Ему нужно правильное отношение, то есть смирение Каина: «право же не разделил еси». И дальше Бог говорит: «Умолкни: к тебе обращение его, и ты тем обладаеши». Кому — «умолкни»? Бог говорит о зле, которое родилось в душе Каина и начало действовать. Каин огорчился и лицо его поникло, потому что он не ожидал, что его жертву не примут, его гордость ущемлена и, как следствие, возникла обида, злоба и желание мести. Бог предупреждает его: «К тебе обращение его (зла внутри тебя), но ты им обладаеши». Во власти человека либо дать этому злу выход, либо овладеть им. Что значит овладеть злом? Во-первых, взглянуть на себя и увидеть: что мной движет? Бог, обращаясь к Каину, предлагает ему разобраться, увидеть, что его главный грех — гордость, сделавшая жертву нечистой. Но Каин уже не слышит Бога, потому что он «сам бог», он судит свои поступки собственным судом, а суд Божий не признает, отвергает. Во-вторых, овладеть злом, не дать ему хода означает — простить своего брата, который вдруг стал первым, несмотря на первородство Каина. Но Каин уже видит в этом подвох со стороны Авеля.

Самосуд, который вынес Каин своему брату Авелю, мы теперь выносим «автоматически», априорно. Одним из следствий разделения человека на «добро» и «зло» стало расщепление всего его состава: ума, чувств и воли. Сердце, совесть могут нас осуждать, а ум подбирать оправдания. Но недаром Господь призывает Каина посмотреть, что происходит в его душе.

История Каина и Авеля — история развития греха, который лежит в основе обиды. Она также говорит, почему прощение — это выполнение сразу двух главных заповедей: любви к Богу и ближнему: мы не можем без любви к Богу, без принятия Его правил простить ближнего. И мы не можем, сохранив обиду на ближнего, говорить о том, что мы любим Бога. «Кто говорит «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1 Ин.4:20-21). И поэтому тема прощения — ядро аскетики, ведь пока сердце человека замутнено обидой, злопамятством, агрессией, бессмысленно говорить о том, что человек может соединиться с Тем, Кто его создал.

Бойтесь друзей Иова

Обижаясь, мы проявляем уязвимость, слабость, а признавать свою слабость сложно. Легче сделать вид, что прощаю. Кстати, один из мифов о прощении: простить — значит забыть. Но тем, кто хочет разобраться с обидой, надо честно признать это чувство. Берите пример с Иова. В чем разница между Иовом и его друзьями? В искренности. Иов, потеряв все, продолжал благодарить Бога, принимать Божий суд, хотя он и не был ему понятен. Но когда трое его друзей, решивших спасти его душу, стали убеждать Иова, что он великий грешник и должен покаяться, Иов не вытерпел и разгневался, обида выплеснулась, он стал высказывать Богу свой ропот, потому что не видел за собой великих прегрешений. Он не стал каяться «на всякий случай», ему важна была правда в отношениях с Богом, и Бог ответил на честность Иова, а друзей упрекнул: «…горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов» (Иов. 42: 7). Друзья Иова выступили в роли благочестивых апологетов мнимой праведности. Почему мнимой? Они не страдали так, как Иов, и говорили от ума, а не от сердца. Позиция друзей Иова — это позиция людей, которые не сочувствовали, а осуждали. Осудить — значит поставить свой суд вместо суда Божиего.

Осуждению мы привержены в огромной степени. Был такой страшный эксперимент в одном из университетов Америки: студентов-психологов произвольно разделили на две группы: «надзирателей» и «заключенных» — и закрыли на неделю. «Надзиратели» должны были поддерживать порядок. Через три дня эксперимент был остановлен, потому что начались пытки и издевательства. Участники эксперимента — истеблишмент общества. И всего за три дня эти бывшие друзья, приятели, единомышленники разошлись по разным сторонам баррикад! Одни стали наказывать других, вдруг увидев в них нарушителей, достойных наказания, а в себе людей, могущих судить о «добре» и «зле». Легко осуждать вертухаев ГУЛАГа, фашистов и т.д., которые творили зло, но кто нам дал хоть какие-то гарантии, что мы сами не стали бы теми «надзирателями», окажись на их месте.

Осуждение противоположно прощению. Когда человек просит прощения, он просит не суда, не того, чтобы полностью разобрать ситуацию, и даже не того, чтобы обнаружить чью-то правоту и чью-то неправоту. Он признает, что принес боль и сожалеет об этом. И другой, прощая, понимает, что долги могут и остаться, но он тоже не судит. Слова «Бог простит» значат, что и я грешник, я тебе не судья. В этом суть христианского прощения. Не случайно Прощеное воскресенье — это и воспоминание Адамова изгнания. А Адам — это кто? Все мы. Все в Адаме согрешили, все грешники, все нуждаемся в прощении.

Как вынуть зеркало тролля?

Конечно, в отношениях Каина с Авелем Каин был неправ, а Авель безгрешен. Сегодня почти невозможно найти в каком-либо конфликте абсолютно правого и абсолютно виноватого. Семя Каина мы все несем в себе — эгоизм, злость, мстительность. И обратную его сторону: страх, агрессию, чувство вины, а значит и готовность на обиду. Но когда мы говорим о своей обиде, мы хотим, чтобы нас выслушал кто-то неосуждающий и сочувствующий, непохожий на друзей Иова. Человеку важно быть принятым таким, каков он есть, и если им владеет обида, сначала надо разобраться, что ее вызвало, а не просто говорить: «Обижаться нехорошо». Такая безоценочность — единственное условие того, что человек будет ощущать себя безопасно и доверится тому, кто стремится ему помочь, а не навязать ему какую-то свою веру, идеологию и т. п. Потому что за обидой часто стоит перенесенное зло, ущерб, насилие, и обида может возникать как защитная реакция. И чем более похожа по сути ситуация на первоначальную, сформировавшую реакцию обиды-защиты, тем острее человек будет переживать это чувство. Например, у человека жесткий начальник и часто порицает его. Но у него был жесткий властный отец, и реакция на начальника накладывается на реакцию на отца, усиливая первую, даже если человек умом понимает, что просто начальник строгий. Но он уже травмирован ситуацией с отцом и не может не страдать, не обижаться. Вся психология неврозов — это психология защитных механизмов. Если личность сформировалась в неблагоприятных условиях, очень трудно выйти за рамки выработанных в стрессовых условиях форм поведения, мышления, реагирования, где человек во всем видит подтверждение своих страхов и обид. Зло проникло в душу и «законсервировалось» в виде защиты. Человек сформировал призму, с помощью которой теперь видит мир искаженным, как Кай сквозь кривое зеркало тролля, — это гениальная метафора Андерсена. Но именно эта искаженность дает ему устойчивость. Почему обида так устойчива? В эмоции обиды очень много энергии самосохранения. Но, сохраняя то, что есть, обида не дает развиваться дальше, парализует отношения с миром, людьми. Помочь в этой ситуации — значит найти ресурсы, которые дадут возможность жить дальше.

Когда человек в безопасной обстановке начинает говорить о своих обидах, то зло, которое находится в нем, имеет шанс выйти наружу, он может себя от этого зла отделить, понять, что оно не тотально, что это только часть его жизни. И когда некое травматическое событие восстановлено, он может сформировать уже новое к нему отношение. Это может стать первым шагом к прощению: например, отпустить человека, который причинил боль. Что значит отпустить — воспринять другого не как некое внутреннее зло, а как личность, у которой есть как положительные, так и отрицательные черты. Почему большинство неврозов у людей основано на детско-родительских отношениях? Потому что родитель для ребенка в детстве — самый значимый персонаж, могущественный, идеальный. К нему предъявляются очень высокие требования. Но на самом деле любой родитель — это всего лишь человек, со своими добродетелями и недостатками, в его отношениях могли быть и любовь, и эгоизм. И когда взрослый человек, который понимает, что сам небезгрешный, сам стал родителем, видит, как сложно им быть, и вот так по-новому посмотрит на своих родителей, — может возникнуть понимание, восстановление отношений с реальным, а не с идеальным родителем.

Чем достоинство отличается от гордости?

Осознать свою вину, тем более попросить прощения часто мешает страх потерять себя, свое достоинство, свои ценности. Вопрос: что это за ценности? Есть ощущение собственного достоинства, где человек чувствует, что он не может тот образ Божий, который есть в нем, дать на попрание псам. Другое дело — ценности эгоистические, модель победителя, «удачника», который рожден выигрывать всегда и во всем. Эта ценность сегодня — движущая сила, и все то, что ей противоречит, рассматривается как угроза собственной самооценке, ощущению безопасности. Это тот самоцен, который Феофан Затворник по святоотеческой традиции называл источником всех страстей. Пока мы держимся за идеальный образ собственного «я», нам очень трудно и прощать, и просить прощения. Чтобы научиться прощать, надо разрушить миф о собственной праведности, абсолютности собственных представлений.

Как проявляется самоцен в жизни? Когда мы начинаем чувствовать некую самоидентичность, понимаем, что мы другие, нежели все окружающие, мы, в силу поврежденности человеческой природы, бессознательно склонны считать себя лучше других. Свое собственное мнение мы полагаем истинным, а все те мнения, которые с ним не согласуются — ложными. И начинаем с этими чужими мнениями бороться, явно или неявно, потому что чужой взгляд начинаем воспринимать как некую агрессию против себя, угрозу своей системе ценностей.

Например, человек жил в семье, у него сформировались определенные семейные принципы, представления о том, как должен вести себя муж, как должна вести себя жена, как надо воспитывать детей, т.е. возникла система правил. Она может быть либо положительная («я буду действовать так, как вели себя мои родители по от ношению ко мне»), или может быть отрицательной («я никогда не позволю себе такого поведения, которое допускал мой отец или моя мать, я во всем буду стараться быть непохожим на них»). Семью создают два человека, то есть сталкиваются две системы. И, когда проходит состояние влюбленности, которое, по сути и есть выход из своей системы, за пределы эгоистических интересов, начинаются самые большие в жизни обиды и разочарования: как же так, он меня обманул, представлялся таким хорошим, а на самом деле он совсем другой. Он меня предал!

Обида здесь возникает как разрушение возникшей в процессе жизни человека системы идеальных отношений, которую он считал справедливой, в которую верил, но тут произошло вероломство, разрушение того, как казалось, гармоничного, мира, который служил основой его жизни. И то чувство достоинства, на котором базировались ценности человека, терпит катастрофу, потому что основывалось оно не на реалиях жизни, не на реальных качествах другого человека, а на собственных иллюзиях по поводу себя, жизни и другого.

Самоуважение — все же больше ветхозаветная категория. Ветхий и Новый Завет — это как мертвая вода и живая; Ветхий Завет дает структуру, систему правил, а Новый Завет дает то, что позволяет человеку подняться над этой системой. Но одного без другого быть не может, потому что любовь — это не отвержение закона, а исполнение этого закона, не по форме, а по сути.

Прощение как прощание

Раньше, прощаясь, говорили не «до свидания», а «прости меня Христа ради» и отвечали: «Бог простит, меня прости Христа ради». Так было не только в монашеской среде, но и среди мирян. «Попрощаться» означало «попросить друг у друга прощения»; сейчас такой обычай сохранился у старообрядцев. В чем была его суть: если мы общались, то могли вольно или невольно друг друга обидеть. Психологически это очень верно, потому что прощать легче в самом начале, когда эмоция обиды не превратилась в мысль, не обросла деталями, фантазиями. Так же как и в ответ на какое-то действие против нас — сразу задуматься: а я что делал против других? Эмоция обиды в этой ситуации, подрубленная на корню, ослабевает.

Тьма изгоняется светом, зло изгоняется добротой, и, если не получается простить, позаботиться о человеке, который причинил тебе зло, можно позаботиться о ком-то другом.

Ирина ЛУХМАНОВА

Андрей ФОМИН родился в 1962 году в Москве. В 1986 году закончил МВТУ им. Баумана, в 1992 — Академическую школу профессиональной психологии. Работал в области психофизиологии, психотерапии, психологической помощи. С 2000 года занимается разработкой методик в христианской психотерапии. В качестве психолога выезжал в Южную Осетию во время грузино-осетинского конфликта (2008), работал с педагогами и социальными работниками.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *