Распутин, почему?

Распутин был неуязвимым и заговоренным от смерти

Первый слух как раз связан со смертью легендарного «старца». Для того чтобы убить Распутина, заговорщикам пришлось его отравить, застрелить, избить и утопить. Правда, убийство Распутина с самого начала было покрыто тайной. Заговорщики запутывали следствие, как могли. Каждый рассказывал свою версию. Один только Юсупов менял свои показания по 5 раз: в полиции Санкт-Петербурга 16 декабря 1916 года, в ссылке в Крыму в 1917 году, в книге 1927 года, данные под присягой в 1934 и в 1965 годах. Но со временем у заговорщиков появилась определенная версия произошедшего.

По легенде Григория пригласили в гости и угостили пирожным или пирогом, в которых был цианистый калий. Но яд не сработал. Объясняется это тем, что и сахар, и высокие температуры нейтрализуют яд. То, что ему грозит смерть, Распутин даже не понял, он продолжал застолье, чем лишь вселил в заговорщиков отчаянный ужас. Пока Распутин сидел за столом, убийцы подошли к нему со спины и выстрелили. Констатировав смерть, они отправились отмечать успех на верхний этаж усадьбы. Через некоторое время Юсупов пошел проверить тело еще раз. Распутин очнулся и бросился на него, пока убийца убегал от «убитого», Распутин выбежал в сад. Там в него снова начали стрелять обезумевшие от страха убийцы, а после, видимо уже мертвого, избивать. Потом его тело выбросили в воду. Однако судмедэксперты выявили у Распутина три ранения, каждое из которых смертельно: в печень, почки и голову. С такими травмами он не прожил бы и 20 минут.

Кстати, даже после похорон россияне считали Распутина живым. Так, в январе 1917 года из Царицына пришла бумага со многими подписями, где сообщалось, что Распутин бывает у обер-прокурора Святейшего Синода Владимира Саблера, и что скоро Григорий вернется в Петербург.

Распутин был агентом немецкой разведки

Этот слух связан с предположениями английской разведки. В документальном фильме, снятом Великобританией несколько лет назад, рассказывается о том, что отдел МИ-6 узнал, что Григорий Распутин и Александра Федоровна Романова собираются заключить сепаратный мир с Германией (что позже окажется заблуждением). Повлиял на решение якобы немецкий шпион Распутин. Англичане решили убить Распутина. По версии создателей фильма, именно британский разведчик Освальд Рейнер руководил заговорщиками. В доме у Юсупова они собрались не для убийства Распутина, а для его пыток. Однако мужик ничего не рассказал, а потому его застрелили. Контрольный выстрел в голову сделал из револьвера «уэббли», находящегося на вооружении в МИ-6, сам Рейнер.

Распутин имел любовную связь с императрицей

Этот слух был особо распространен. Во время первой мировой войны их распространяли среди офицеров русской армии сотрудники оппозиционного Земско-городского союза. «Адюльтер» обсуждали не только представители дворянства и простой люд, но даже священнослужители. Особенно опасным стало положение, когда священнослужитель Илидор опубликовал письмо императрицы Распутину, которое он выкрал у «старца».

«Возлюбленный мой и незабвенный учитель, спаситель и наставник, как томительно мне без тебя. Я только тогда душой покойна, отдыхаю, когда ты, учитель, сидишь около меня, а я целую твои руки и голову свою склоняю на твои блаженные плечи. О, как легко мне тогда бывает! «…» Прошу твоего святого благословения и целую твои блаженные руки. Вовеки любящая тебя М.». М. — это мама, так сам Распутин называл царицу.

После этого письма расправу над Распутиным пытались совершить Илидор, епископ Гермоген и юродивый Митя. Вот как это описывает Илидор: «Митя с диким криком: «А-а-а! Ты — безбожник, ты много мамок обидел! Ты много нянек обидел! Ты с царицею живешь! Подлец ты!» — начал хватать «старца». Распутин попятился назад к дверям. а Митя, тыкая ему пальцем в грудь, еще громче, еще неистовее кричал: «Ты с царицею живешь! Ты — антихрист!». Гермоген, схватив «старца» кистью левой руки за череп, правою начал бить его крестом по голове, и страшным голосом кричать: «Дьявол! Именем Божьим запрещаю тебе прикасаться к женскому полу. Запрещаю тебе входить в царский дом и иметь дело с царицей, разбойник!».

В царской же семье Распутин появлялся только тогда, когда нужна была помощь младшему наследнику престола. Об этом на допросах говорила вся прислуга царского дома.

Распутин имел много любовниц

Вероятно, такие предположения появились из-за странного воздействия сибирского мужика на петербуржских барышень. Не одна дама в своих дневниках вспоминала его гипнотических взгляд. Многие современники говорили о его клубе поклонниц, которых он называл «мои дуры». Имеются сведения и о том, что Распутин ходил с благородными дамами и невинными девушками в баню. Да и его дочь Матрена упоминала в своих мемуарах, что у людей были некоторые основания для этих слухов.

Специальное расследование провел командированный в Чрезвычайную Следственную Комиссию по расследованию злоупотреблений Министров, Главноуправляющих и других должностных лиц, с правом производства следственных действий товарищ прокурора Екатеринаславского окружного суда Владимир Руднев. В своем докладе он говорит «Выяснилось, что амурные похождения Распутина не выходили из рамок ночных оргий с девицами легкого поведения и шансонетными певицами, а также иногда и с некоторыми из его просительниц. Что же касается его близости к дамам высшего общества, то в этом отношении никаких положительных материалов наблюдением и следствием добыто не было». Интересно, что «главная развратница» и фаворитка Распутина по мнению высшего света Анна Вырубова в ходе следствия попросила провести медицинское освидетельствование, которое показало, что она еще девица.

Распутин сам назначал и снимал министров, настолько велико было его влияние

Слава о сером кардинале также была сильно преувеличена. Современники говорили, что императрица и Распутин совершили «государственный переворот», либо что он сам руководит страной, либо, что он влияет на царицу, а она на Николая II, либо, что Россией руководят императрица, Распутин и его фаворитка Анна Вырубова.

Многие знавшие Распутина люди говорили, что в политике он абсолютно не разбирался и не стремился к ней. Владимир Руднев допросил множество свидетелей и написал в отчете: «При осмотре бумаг Протопопова было найдено несколько типичных писем Распутина, начинающихся словами «милай, дарагой», но всегда говоривших только о каких-либо интересах частных лиц, за которых Распутин хлопотал. Среди бумаг Протопопова, так же как и среди бумаг всех остальных высокопоставленных лиц, не было найдено ни одного документа, указывающего на влияние Распутина на внешнюю и внутреннюю политику».

Распутин пил очень много и почти всегда был пьян

Его знакомые рассказывали, что до 1913 года Григорий не употреблял спиртное и осуждал пьющих. Из показаний Лохтиной: «Отец Григорий раньше совсем не пил». И Сазонов подтверждает: «В этот период… он ничего не пил». Если на столе и появлялось спиртное, то совсем немного, и это были сладкие вина, те, к которым он привык в монастырях во время странствий.

Распутин был святым

Когда Распутин впервые появился в Петербурге, он прославился среди горожан как «старец», «юродивый», «божий человек». Архимандрит Феофан активно помогал сибирскому мужику осваиваться в столице, Григорий встречался со многими священнослужителями. И враги, и сторонники Распутина признавали за ним сверхъестественные способности к врачеванию самых страшных болезней. Поклонницы Распутина были уверены в его святости.

Интересно, что о святости исторической личности активно заговорили в 1990-ых годах. Тогда инициативная группа из числа сотрудников православных газет и православных писателей предлагали канонизировать Распутина как святого мученика. Есть даже песня «Странник одухотворенный», которая превозносит «старца». Однако Синод отверг предложение канонизировать Григория Распутина, а патриарх Алексий II сказал: «Нет никаких оснований ставить вопрос о канонизации Григория Распутина, сомнительная нравственность и неразборчивость которого бросали тень на Августейшую фамилию будущих царственных страстотерпцев царя Николая II и его семейство». Тем не менее, существуют иконы с изображением «чудотворца» и даже акафисты Распутину, придуманные почитателями «старца».

Феномен Распутина

Мы расстались со старцем Григорием, когда летом 1912 года после паломничества в Святую Землю он под влиянием лавины слухов о его оргиях и бесчинствах уехал к себе в Покровское. Потом он то наезжал в Петербург и Москву, то снова жил у себя дома в Тобольской губернии. Однако независимо от того, где он жил, волна ненависти к нему не стихала, и по всей России упорно распространялись грязные и нелепые слухи о его тайном сожительстве с императрицей, которую эти же «обличители» без малейшей тени сомнения считали немецкой шпионкой.

Осенью 1914 года Распутин приехал в Петроград и не покидал его до конца своей жизни, окружив себя сонмом фанатичных поклонниц из всех слоев общества, которые верили в то, что он – Господь Саваоф, пили воду, оставшуюся после того, как они же омывали его в бане.

Несомненно, Распутин являл собою редчайший пример некоего феномена, в котором соединялись невероятные по своей силе гипнотические способности с невообразимой сексуальной силой и сверхъестественными способностями целителя.

…В романе «Хождение по мукам», сравнивая фаворитов XVIII века с Распутиным, Алексей Толстой писал: «Как сон, прошли два столетия: Петербург, стоящий на краю земли, в болотах и пусторослях, грезил безграничной славой и властью; бредовыми виденьями мелькали дворцовые перевороты, убийства императоров, триумфы и кровавые казни; слабые женщины принимали полубожественную власть; из горячих, измятых постелей решались судьбы народов; приходили разные парни с могучим сложением и черными от земли руками и смело поднимались к трону, чтобы разделить власть, ложе и византийскую роскошь. С ужасом оглядывались соседи на эти бешеные взрывы фантазии. С унынием и страхом внимали русские люди бреду столицы. Страна питала и никогда не могла напитать кровью свои петербургские призраки.

…И вот во дворец, до императорского трона, дошел и, глумясь и издеваясь, стал шельмовать над Россией неграмотный мужик с сумасшедшими глазами и могучей мужской силой…»

Многие из фанатичных поклонниц Распутина были связаны с двором, правительством, генералитетом, банкирами и иерархами церкви. Один из примеров – фрейлина Лидия Владимировна Никитина – любовница старика Б. В. Штюрмера, который при настоятельнейшей поддержке Распутина 20 января 1916 года стал председателем Совета Министров. Другой – Ольга Валерьевна Пистолькорс, жена Великого князя Павла Александровича, просившая протекции у царя и царицы о даровании ей княжеского титула. Дело это успешно завершилось, благодаря протекции Распутина, и она из графини Гогенфельзен стала княгиней Палей.

К этому времени вокруг старца возник тесный кружок «распутинцев», объединенный личной приверженностью к нему и стремлением сделать карьеру или же получить материальные выгоды для себя и своих ближних.

Когда 22 августа 1916 года Николай II выехал в ставку, переместившуюся вследствие отступления из Барановичей в Могилев на Днепре, наступило серьезное изменение внутриполитической обстановки – царь уже не мог уделять такого внимания многообразным государственным делам, ибо большую часть времени должен был отдавать делам военным. Кроме того, он немалое время проводил в пути между Могилевом и Петроградом, и из-за его частого отсутствия сильно возросла роль Александры Федоровны, а следовательно, Распутина и «распутинцев». По утверждению Мориса Палеолога, пристально следившего через своих агентов за Распутиным и его окружением более всего из-за того, что старец все чаще стал говорить о сепаратном выходе России из войны, что поставило бы Францию перед катастрофой, подлинными демиургами политики, стоявшими за спиной временщика, были следующие «кукловоды»: банкир Манус, князь Мещерский, сенатор Белецкий, председатель Государственного Совета Щегловитов и петроградский митрополит Питирим. Все эти люди стали творцами политики, поскольку, по словам министра внутренних дел А. Д. Протопопова, занявшего этот пост при активнейшем содействии Распутина, «всюду было будто бы начальство, которое распоряжалось, и этого начальства было много. Но общей воли, плана, системы не было и быть не могло при общей розни среди исполнительной власти и при отсутствии законодательной работы и действительного контроля за работой министров».

Кризис власти был налицо. Особенно ярко проявилось это, когда 20 января 1916 года премьер-министром стал Б. В. Штюрмер. И, конечно же, эта перемена не дала ровным счетом ничего, ибо в начале 1916 года измотанная, истекающая кровью армия, потерявшая убитыми, ранеными и пленными около четырех миллионов человек, отступившая на сотни верст в глубь страны, перестала верить в победу и не понимала, почему и за что идет эта война. В равной мере ненавистной становилась война и для всего общества.

Историк, литературовед и издатель М. К. Лемке, ушедший на фронт в звании штабс-капитана и волею судьбы оказавшийся в ставке, писал в своем дневнике 27 января 1916 года: «Когда сидишь в ставке, веришь, что армия воюет, как умеет и может; когда бываешь в Петрограде, в Москве, вообще в тылу, видишь, что вся страна ворует. «Черт с ними со всеми, лишь бы сейчас урвать», – вот девиз нашего массового и государственного вора.

Страна, в которой можно открыто проситься в тыл, где официально можно хлопотать о зачислении на фабрику или завод вместо отправки в армию, где можно подавать рапорты о перечислении из строя в рабочие роты и обозы, – такая страна не увидит светлого в близком будущем… такая страна обречена на глубокое падение. Страна, где каждый видит в другом источник материальной эксплуатации, где никто не может заставить власть быть сколько-нибудь честной, – такая страна не смеет мечтать о почетном существовании.

Вот к чему привели Россию Романовы! Что они погибнут, и притом очень скоро, – это ясно».

«Так что же делать?» – спрашивал Лемке. И отвечал: «Надо мужественно вступать в борьбу за спасение страны от самой себя и нести крест ради молодого поколения».

Что дела обстоят именно так, понимали многие – и будущие «белые», и будущие «красные», – да только ответ на вопрос: «Кого и как спасать в этой стране?», давали они совершенно по-разному.

То же самое – «мужественно вступать в борьбу за спасение страны от самой себя» – исповедовали и другие русские патриоты. И у многих из них спасение России напрямую связывалось с уничтожением главного «демона зла» – Распутина. Против него, против группировавшихся вокруг него министров, против императрицы, изображавшейся немецкой шпионкой на русском троне, сплотились почти все оппозиционные самодержавию силы. 1 ноября 1916 года на заседании Государственной думы лидер кадетской партии и так называемого «прогрессивного блока», состоявшего из трехсот депутатов правого крыла, приват-доцент по русской истории П. Н. Милюков открыто обвинил Штюрмера в пособничестве неприятелю и был поддержан всей Думой. Николай II пошел на уступки и уволил Штюрмера, как человека, не способного отстоять не только линию правительства, но и самого себя. Премьер-министром был назначен А. Ф. Трепов, доказавший еще в 1905 году, что чего другого, а твердости ему не занимать. Но оказалось, что одной твердости недостаточно, а других необходимых качеств у Трепова не было. Довольно неожиданно для царя союзниками Думы стали некоторые из его собственных родственников. Богобоязненная и милосердная Елизавета Федоровна, никогда не остававшаяся в стороне, если видела какую-нибудь несправедливость, в начале декабря 1916 года сказала Николаю II: «Распутин раздражает общество и, компрометируя царскую семью, ведет династию к гибели». Присутствовавшая при сем Александра Федоровна решительно попросила сестру никогда более этого вопроса не касаться. Эта встреча оказалась последней в их жизни.

И уж совсем непредвиденным оказалось для Николая письмо из Лондона, от Великого князя Михаила Михайловича, мужа внучки Пушкина, графини Меренберг: «Я только что возвратился из Букингемского дворца. Жоржи (король Англии Георг V, двоюродный брат Николая II. – В. Б.) очень огорчен политическим положением в России. Агенты Интеллидженс Сервис, обычно очень хорошо осведомленные, предсказывают в России революцию. Я искренне надеюсь, Ники, что ты найдешь возможным удовлетворить справедливые требования народа, пока еще не поздно».

Великий князь Николай Михайлович, по просьбе Марии Федоровны и сестер императора Ольги и Ксении, тоже обратился к царю с письмом. «Ты находишься накануне эры новых волнений, скажу больше – накануне эры покушений. Поверь мне, если я так напираю на твое собственное освобождение от создавшихся оков, то я это делаю не из личных побуждений, а только ради надежды и упования спасти тебя, твой престол и нашу дорогую Родину от самых тяжких и непоправимых последствий».

Из письма следует, что и мать Николая II, и его сестры Ольга и Ксения, и единомышленник Ксении, ее муж Великий князь Александр Михайлович, а значит, и все другие «Михайловичи» – дружный и сплоченный многочисленный и могущественный клан – также разделяли эту озабоченность.

Не остался в стороне и брат Николая II Михаил, который в 1916 году вернулся с фронта в Гатчину и занял должность генерал-инспектора кавалерии, сдав свою дивизию князю Д. П. Багратиону. И Михаил, и его жена, теперь уже принятая при дворе, тоже были противниками Распутина. Однако Николай II, как и прежде, все эти просьбы, наставления, заклинания и поучения оставил без внимания. Тогда среди его родственников нашлись смелые молодые люди, которые решились на убийство Распутина.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Краткое описание

Фигура загадочного фаворита царской семьи Григория Распутина успела обрасти множеством мифов самого разного характера: и о его сверхспособностях, и о том, что за его смертью стоят силы мирового масонского заговора, и о том, что он сам был иностранным агентом. В последние годы в СМИ особенно широко тиражируется версия о «руке Лондона»: ее авторы — бывший сотрудник Скотланд-Ярда Ричард Каллен и исследователь истории разведок Эндрю Хук. По их мнению, ключевую роль в убийстве Распутина сыграл агент британской разведки Освальд Рейнер, друг Феликса Юсупова, в доме которого было совершено покушение. Авторы сенсации уверены: старца расстреливали из трех револьверов, причем третьим стрелявшим был именно Рейнер, выстрел которого в голову и стал смертельным. В основу своего расследования Каллен и Хук отчет патологоанатомов и фотографии трупа, сделанные на месте его обнаружения.
Основным мотивом авторы сенсационной догадки считают опасения Британии, что Распутин убедит царскую семью заключить сепаратный мир с Германией.

Примеры использования

На фотографиях мертвого Распутина прямо в середине лба виднеется загадочная рана от третьей пули. Расположение этой раны свидетельствует, что именно сюда была всажена смертоносная пуля, и сделать такой выстрел способен был только профессиональный убийца. Смертельный выстрел был произведен с близкого расстояния, тогда как Пуришкевич стрелял в Распутина сзади, находясь в отдалении от него. Все три отверстия от пуль имеют разный размер, в силу чего британские судмедэксперты убеждены: выстрелы были произведены из трех разных пистолетов. Ричард Каллен твердо верит, что третий выстрел сделал Рейнер, который находился все это время в Юсуповском дворце. Каллен полагает, что пока тело старца тащили к машине, Григорий Распутин снова обнаружил признаки жизни, и тогда Рейнер выстрелил ему в голову. («Российская газета», 5 октября 2010 года)

К. Булла. Г.Е. Распутин. 1900-е годы.

Действительность

Распутин погиб в ночь на 17 декабря 1916 года, во дворце Юсуповых на Мойке. Убийцы, среди которых сам граф Феликс Юсупов, лидер радикальных националистов черносотенец Михаил Пуришкевич и двоюродный брат Николая II великий князь Дмитрий Павлович, заманили Распутина в подвал, где сначала попытались отравить, преподнеся ему пирог с цианистым калием. Однако яд по невыясненной причине не подействовал, и заговорщики решили застрелить свою жертву. Расстреляв Распутина, убийцы отвезли его к Неве и сбросили в реку с Петровского моста.

Данные о том, какие именно раны стали смертельными, какие именно органы были задеты пулями, расходятся. Ключевой документ, который мог бы пролить свет на убийство Распутина, протокол вскрытия за подписью профессора Военно-Медицинской Академии Д.П. Косоротова, утерян, а его «копия», фигурирующая в работах «распутиноведов», вызывает серьезные сомнения в подлинности. Есть только разрозненные отсылки к этому заключению, встречающиеся в литературе этого времени. В своей статье «Страсти вокруг убийства Григория Распутина» исследователь Александр Потапов попытался их систематизировать.

Из сведений, приведенных в дневнике великого князя Андрея Владимировича, а также в газете «Русская воля» в 1917 году следует, что Распутин получил три огнестрельных ранения, две пули прошли навылет, а в теле осталась лишь одна, предназначенная для стрельбы из разных револьверов — соответственно точно сказать, сколько было стрелявших, из какого именно оружия и из скольких именно его единиц велась стрельба, невозможно.

В отсутствие полноценной источниковой базы выводы, сделанные по итогам исследования фотографий 90-летней давности современными патологоанатомами и криминалистами, выглядят скорее умозрительными, однако значительно серьезнее выглядит вопрос: насколько действительно причастен Рейнер к убийству — по крайней мере, к его организации.

В мемуарах Феликса Юсупова прямо о причастности Рейнера к убийству Распутина — во всяком случае о непосредственном участии в нем — ничего не говорится, да и сам он упоминается в тексте всего пять раз, из которых в связи с Распутиным — один. Он «был в курсе наших дел», пишет о нем граф уже после рассказа об убийстве Распутина. Фраза двусмысленная, но не дающая ответа на вопрос о том, был ли Рейнер как-то связан с заговорщиками.

На сомнительность версии Каллена и Хука указывает и еще один факт. В июне 1914 года, когда война еще не началась и ни о каком сепаратном мире и говорить не приходилось, на Распутина было совершено еще одно покушение. Его тяжело ранила ударом ножа в живот некая Хиония Гусева, впоследствии признанная судом психически ненормальной. Однако сам старец был убежден, что за покушением стоят ультраправые силы — особенно Распутин подозревал активиста «Союза русского народа», черносотенца Сергея Труфанова (Илиодора), дружившего со старцем, а затем рассорившегося с ним. Врагов у Григория Ефимовича хватало и на родине — безо всякой британской разведки.

Источники и литература

Князь Феликс Юсупов. Мемуары.

Потапов А. Страсти вокруг убийства Григория Распутина // Нева, 2005, №8.

«Российская газета», 5 октября 2010 года

Локальное религиозное почитание Григория Распутина, как и царя Ивана Грозного, началось в 1990-е годы. Тогда в обществе развернулась целая кампания по их «реабилитации» и «прославлению», причем этот вопрос, как отмечали в Московском патриархате, перешел в плоскость «общественно-политической борьбы». В РПЦ называли происходящее «одним из болезненных проявлений современного кризиса исторического самосознания в церковно-общественной жизни».

На Архиерейском соборе 2004 года даже было принято специальное «Приложение №2 к докладу председателя синодальной комиссии по канонизации святых митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия». В нем подробно говорилось о том, что думает Русская православная церковь о личностях Распутина и Грозного и как она относится к предложениям их канонизации.

В жизни Григория Распутина (1869-1916) можно, условно, выделить два основных периода: до и после его переезда в Петербург. Первый — период странничества, духовного поиска: Распутин совершает многочисленные паломничества по святым местам России, посещает Афон, Киев, Иерусалим. В юности он много болеет. В 1890 году женится на такой же паломнице-крестьянке Прасковье Дубровиной.

После переезда в Петербург в 1904 году и знакомства с царской семьей Распутин, говоря современным языком, «интегрируется» в высшее общество; у него появляется много почитателей, которые видят в нем «старца» и «божьего человека». И в то же время именно этот период вызывает наибольшие вопросы, что было отмечено в докладе митрополита Ювеналия.

«Безнравственный характер личной жизни Г.Распутина, — говорится в нем, — сопровождавшейся особенно в Санкт-Петербурге безудержными пьянством и развратом, был неоднократно и неопровержимо засвидетельствован многочисленными и весьма авторитетными современниками. При этом среди обличителей Г.Распутина в личной безнравственности оказывались не только многие авторитетные священнослужители, среди которых были некоторые канонизованные Церковью святые, и многие выдающиеся государственные деятели, но и опиравшиеся на беспристрастную и объективную информацию своей многочисленной агентуры высокопрофессиональные руководители российских спецслужб».

И если во властных сферах главным образом обращали внимание на то, что имя Распутина активно использовалось для дискредитации царского дома и всей императорской России, то в церковных кругах видели в нем, прежде всего, трагическую фигуру, «падшего богоискателя». В то же время те иерархи и священнослужители, которые поддерживали тесные отношения с Распутиным, фактически не оставили сколько-нибудь обстоятельных характеристик его личности, более того, за редким исключением, старались не афишировать свои контакты с ним.

«Вообще обращает на себя внимание то обстоятельство, — отмечалось в докладе, — что, несмотря на многочисленность лиц, так или иначе связанных с Г.Распутиным, просивших его покровительства, получавших от него протекцию и деньги, никто из них не высказывался в его защиту, как будто считая заведомо предосудительным всякое упоминание о своем знакомстве с Г.Распутиным».

Все это, однако, не отменяло того факта, что вокруг личности этого человека ходило множество сплетен и слухов, не имевших под собой никакой реальной почвы.

«В нем боролись два начала»

Одно из наиболее интересных свидетельств о Григории Распутине оставил митрополит Вениамин (Федченков, 1880-1961), познакомившийся с ним сразу после его появления в Петербурге и общавшийся с ним на протяжении трех-четырех лет. Архиерей Русской церкви вспоминал, что Григорий сразу произвел на него сильное впечатление — «как необычайной напряженностью своей личности (он был точно натянутый лук или пружина), так и острым пониманием души».

«Распутин был человек совершенно незаурядный и по острому уму, и по религиозной направленности. Нужно было видеть его, как он молился в храме: стоит точно натянутая струна, лицом обращен к высоте, потом начнет быстро-быстро креститься и кланяться. И думаю, что именно в этой исключительной энергии его религиозности и заключалось главное условие влияния на верующих людей», — писал Федченков в своих записках «На рубеже двух эпох».

Распутина он сравнивал с «горящим факелом». Однако, добавлял: «какого он духа и качества», он и его современники «не хотели, да и не умели, разбираться, не имея для этого собственного опыта» (митрополит много писал об оскудении духовной жизни в то время).
Сам Распутин в свое время признавал, что сначала вел жизнь греховную, но потом в его сибирской жизни произошел перелом — он «пришел в раскаяние и решил перемениться».

Однако изжить свою греховность, как замечал митрополит Вениамин, есть «дело наитруднейшее» — «самое трудное из всего в мире». И заключал: «Трагедия в самом Распутине была более глубокая, чем простой грех. В нем боролись два начала, и низшее возобладало над высшим. Начавшийся процесс его обращения надломился и кончился трагически. Здесь была большая душевная трагедия личная. А вторая трагедия была в обществе, в разных слоях его, начиная от оскудения силы в духовных кругах до распущенности в богатых».

«На Страшном суде узнаем»

Есть ли перспективы у новой инициативы по «общественной реабилитации» Григория Распутина? Член синодальной комиссии Русской церкви по канонизации святых, занимающийся исследованием вопросов гибели царской семьи, протоиерей Олег Митров убежден, что их нет.

«Реальность изучается с помощью научных методов, а не с помощью лозунгов и стократных повторений лжи». Любой ученый может прийти в архив и своими глазами увидеть документы, сказал РИА Новости Митров.

Какого-либо пересмотра задокументированной на Архиерейском соборе, официальной позиции Московского патриархата по этому вопросу не будет: «Решение Церкви по этому вопросу известно. Распутин — не святой!»

Впрочем, сторонники почитания Григория Распутина, как и царя Ивана Грозного, «были, есть и будут, и среди церковных людей тоже».

Представитель синодальной комиссии предположил, что такое стремление «мифологизировать свое сознание связано с вполне понятным желанием — иметь историю своей страны, своего народа, без провалов, с героическими фигурами, где все беды только от врагов, а у нас все хорошо». Однако вряд ли подобная картина, считает священник, поможет нам сегодня, скорее наоборот: она «только запутает» тех, кто «еще готов потрудиться ради спасения Отечества».

Тем не менее, есть и менее категоричные мнения. Одно из них высказал на недавней открытой лекции в Государственном историческом музее глава патриаршего совета по культуре епископ Тихон (Шевкунов). Отвечая на вопрос из зала, автор «Несвятых святых» заявил, что здесь нужно все очень серьезно исследовать, и сам он категорическое «нет» говорить никому не хочет: «зачастую те свидетельства, которые нам предлагают, оспариваются другими фактами и свидетельствами».

Лично для владыки Тихона Григорий Распутин остается «абсолютно загадочной фигурой: такие люди встречаются в истории, и о них мы узнаем только на Страшном суде».

Казалось бы, о Григории Распутине написано уже практически все. И с отрицательных позиций и с положительных. Но вот, совсем недавно вышла в свет книга И. В. Евсина «ГРИГОРИЙ РАСПУТИН: прозрения, пророчества, чудеса». В этой книге есть материалы еще неизвестные в Распутиноведении. Для тех, кто желает ознакомиться с этими материалами, сообщаем, что книгу «ГРИГОРИЙ РАСПУТИН: прозрения, пророчества, чудеса» можно приобрести в интернет-магазине «Зерна» http://www.zyorna.ru/

На своей же страничке мы сегодня помещаем авторское предисловие, которое несомненно будет интересно всем, кто относится к Распутину как положительно, так и отрицательно…

БОЖЬИ ЗНАКИ

Моя работа над исследованием жизни Григория Ефимовича Распутина началась с 1996 года, после того как историк Олег Платонов, ныне президент академии Русской цивилизации, опубликовал документальную книгу «Жизнь и смерть Григория Распутина». Она совершенно перевернула мои взгляды на Распутиноведение. Тогда я был просто поражен тем, насколько был оклеветан Друг Царской Семьи. И не смог не внести свою малую лепту в очищение его светлого имени от клеветнической грязи. Потому и написал свое первое исследование о Григории Ефимовиче, названное мной «Оклеветанный старец».
Однако прежде чем приступить к работе, я испросил благословения у своего духовного наставника, приснопамятного старца архимандрита Авеля (Македонова). Тогда он мне сказал следующее:
— О Распутине я знаю мало. И то больше плохого, чем хорошего. Поэтому благословения дать не могу. Но вот что посоветую… Съезди во Владимирскую область, в село Великодворье, на могилку протоиерея Петра Чельцова. Он был монархистом. А главное — прозорливым, духоносным старцем. Молитвами чудеса творил. Помолись на его могилке, попроси вразумления. Думаю, что через него Господь поможет тебе.

Я поехал по указанному адресу, нашёл могилку отца Петра, ныне прославленного в лике святых Новомучеников и исповедников Российских. Она находилась на кладбище около Пятницкого храма. Помолился я на могилке и решил заказать по отцу Петру панихиду. Нашёл настоятеля храма, приснопамятного протоиерея Анатолия Яковина. Он поинтересовался причиной моего приезда. Я рассказал. Видели бы вы, как просветлело лицо батюшки Анатолия! «А я ждал, давно ждал, чтобы кто-то взялся за написание доброй книги о старце Григории», — взволнованно сказал он.

Его слова стали для меня Божьим знаком. Протоиерей Анатолий Яковин — удивительная личность в истории возникновения монархизма в советской России, в СССР. Будучи настоятелем Пятницкого храма, он собрал при нём почитателей Царя-мученика Николая Второго, имя которого в то время было так же запачкано клеветой, как и имя его Друга Григория Распутина. О прославлении Царя тогда никто даже и не мыслил, настолько негативное мнение сложилось о нём в народе благодаря советской пропаганде. Так вот, отец Анатолий говорил своим духовным чадам, что придет время и Царя Николая Второго прославят в лике святых. Не могу сказать точно, но при всём уважении к батюшке вряд ли кто верил его словам. Мне так же не верилось в прославление Царя. Однако отношение к нему под влиянием книги Олега Платонова у меня сложилось чрезвычайно почтительное.

ПИСЬМО СТАРЦА КИРИЛЛА /ПАВЛОВА/

По прибытии в Рязань, я рассказал о своей поездке архимандриту Авелю. Он посоветовал мне и дальше по возможности приезжать молиться у могилки отца Петра Чельцова.
— А ещё, Игорёк, — сказал отец Авель, — поезди-ка ты по монастырям. В Задонск съезди, в Дивеево, в Санаксары. Помолись святым Божьим угодникам: батюшке Серафиму, святителю Тихону, припади к их мощам, попроси помощи. Я стал выполнять это послушание. Приехал в Задонск, в Свято-Тихоновский монастырь. Пожил там. Молился, причащался. А как-то после вечерней службы пред иконой святителя Тихона упал на колени и стал просить его вразумления. Когда же встал, то увидел, что рядом со мной молится монах. Я хотел было уходить, но он вдруг тихо спросил:
— Ты о Григории Распутине сейчас упомянул?
— Да, отче, о нём.
— А почему?
— Книжку о нём хочу написать.
— А за кого ты почитаешь Распутина?
— За старца, отче… За оклеветанного старца.
— Что ж… Тогда, давай ещё раз вместе помолимся, чтобы Господь помог тебе.
Это был второй Божий знак… Долго и усердно мы молились с монахом, стоя на коленях пред иконой святителя Тихона. Из монастыря я уехал укреплённый и просветлённый. Но… по приезде на место проживания, в Рязань, работать над книгой так и не сподобился. То одно, то другое…

А совесть моя, по выражению старца Григория, «молоточком постукивает», покоя не даёт. Тогда я решил съездить в Дивеево, поклониться батюшке Серафиму, попросить дать мне сил и воли для исполнения моего замысла. Приехал, помолился, причастился, пожил. И там от организатора паломничества из Рязани в Дивеево приснопамятного Анатолия Бехтина узнал о пророчестве батюшки Серафима, который говорил, что «»Будет царь, который меня прославит… а Господь царя возвеличит». Как известно, прославление преподобного Серафима Саровского произошло по личному указанию Царя Николая II, который на возражения Святейшего Синода лично отдал указание: «Немедленно прославить».

Рассказ Бехтина был для меня третьим Божьим знаком. Именно тогда я уверовал в будущее прославление Царя-мученика и полной реабилитации его Друга Григория Распутина.
По приезду в Рязань я рассказал об этом случае архимандриту Авелю.
— Ну что ж, Игорёк, осталось тебе в Санаксарах побывать, — сказал батюшка Авель.
При первом же случае я поехал в Санаксары, в Рождество-Богородичный мужской монастырь. Исповедовался у монастырского духовника, старца Иеронима (Верендякина) которого я видел впервые. Сказал, что хочу написать книгу о Распутине, но никак не нахожу для этого времени. О, как он тогда строго на меня посмотрел!
— Пиши не откладывая! — наказал он. — Пиши, и Господь даст тебе время! Распутин — Божий человек, молитвенник за Царя, страдалец за Россию.
Это было четвёртым Божьим знаком. А сколько их было впоследствии, и не сосчитать. Однако о двух из них я хочу поведать.
Когда по благословению старца, схиигумена Иеронима (Верендякина) была издана моя книжка «Оклеветанный старец», то меня стали постигать большие искушения. Да такие, что жена Ирина всполошилась и решила, что всё из-за того, что я написал эту книгу. И тогда моя благоверная и написала письмо старцу Кириллу (Павлову). Спросила его, как он относится к Григорию Распутину. Архимандрит Кирилл прислал ответ, в котором писал, что относится к нему положительно. Только после этого моя жена успокоилась.

Фрагмент письма архимандрита Кирилла (Павлова) И.И. Евсиной. Троице-Сергиева лавра — Рязань, 2002 г.

А сам же я очень хотел узнать мнение старца Николая (Гурьянова). Собирался съездить к нему на остров Залит. Собирался, собирался, да так и прособирался. Почил батюшка Николай. Так я и не встретился с ним. Однако духовная встреча у нас всё-таки была. Один из почитателей старца Николая рассказал мне, что получил из его рук в подарок мою книгу «Оклеветанный старец». Как оказалось, батюшка приобрёл часть тиража этой книжки и дарил паломникам на остров Залит.

Итак, три старца — Иероним (Верендякин), Кирилл (Павлов) и Николай (Гурьянов) — почитали Григория Распутина за праведника. Но удивительное дело: из тех, кто почитает этих старцев, немало и тех, кто негативно относится к Распутину. Значит, они не считаются с мнением духоносных старцев? Не верят в прозорливость вышеназванных старцев? Ставят своё мнение выше их мнения?

РАЗЛИЧНЫЕ МНЕНИЯ

Получается, что антираспутинцы не верят старцам. Кому же они верят? Иудею Арону Симановичу с отрекшимся от Господа Сергеем Труфановым? Извращенцу Феликсу Юсупову с сатанисткой Жуковской? Предателю монархии Пуришкевичу и иже с ним… имя им легион. Современному лжеисторику Радзинскому? Но почему бы не поверить современному добросовестному исследователю жизни Распутина, доктору исторических наук Александру Боханову? Почему не поверить доктору филологических наук Татьяне Мироновой, которая является специалистом по архивному делу? Не поверить Олегу Платонову, который работал в рассекреченных архивах Комитета государственной безопасности СССР и в практически недоступных зарубежных архивах? А сколько богословов, архиереев и священников, исследуя жизнь Распутина, пришли к мнению о том, что он был оклеветан! Например, митрополит Ташкентский Викентий, архиепископ Амвросий (Щуров), приснопамятные архимандрит Георгий (Тертышников) и пострадавший за веру в советских тюрьмах священник Димитрий Дудко, протоиерей Валентин Асмус, протоиерей Артемий Владимиров, монах Оптиной пустыни, известный духовный писатель Лазарь (Афанасьев) и многие другие священники, монахи и священномонахи.

Конечно, существуют и противоположные мнения у некоторых авторитетных священников РПЦ, а главное, мнение приснопамятного Патриарха Алексия II. Однако здесь необходимо учитывать то обстоятельство, что мнение Святейшего сформировалось в то время, когда, кроме книги Олега Платонова, глубоких исторических исследований жизни Григория Распутина ещё не существовало. И тем не менее, Комиссия РПЦ по канонизации Царской Семьи, изучая вопрос, не является ли Григорий Ефимович препятствием к её прославлению, была поражена собранными материалами. По воспоминаниям протоиерея Валентина Асмуса, один из членов комиссии на рассмотрении доклада о Григории Ефимовиче произнёс: «Похоже, что мы занимаемся канонизацией Распутина!». Даже председатель комиссии митрополит Ювеналий (Поярков), ознакомившись с материалами, собранными архимандритом Георгием (Тертышниковым), заметил: «Судя по вашим материалам, Распутина надо прославить».

И вот что странно: в окончательном, официальном докладе комиссии свидетельства о праведности Григория Распутина каким-то таинственным образом исчезли… И, наоборот, представлены далеко не бесспорные факты, показывающие его с негативной стороны. Конечно же, этот доклад способствовал формированию у Патриарха Алексия II отрицательного мнения о личности Григория Распутина. Вероятно, способствовали этому и какие-то другие факторы.

По большому счёту, ответить на вопрос, почему Святейший отрицательно относился к Распутину, не представляется возможным. Ведь он не приводил никаких историко-документальных аргументов в пользу своего мнения. Не опирался и на суждения кого-либо из старцев. Более того, отзываясь об архимандрите Кирилле (Павлове) и протоиерее Николае Гурьянове как о столпах православия, почему-то пошел вразрез с их мнением…

Сегодняшний Первосвятитель РПЦ Патриарх Кирилл выразился на тему о спорных исторических личностях вполне адекватно. «Если возникли новые исторические данные, то нужно настаивать на исторической реабалитации этого человека нужно этот процесс организовать, нужно создать комиссию беспристрастных историков, исследователей и постараться действительно воссоздать подлинный облик этого человека», — сказал Святейший в одном из своих телевизионных выступлений.

Что ж, в наше время существует фундаментальный научно-исторический труд Сергея Фомина «Григорий Распутин. Расследование». Другого столь строго документального исследования жизни Распутина на сегодняшний день нет. Вот и давайте проведём научную дискуссию об исторической реабалитации Распутина, отталкиваясь от этого труда, в котором проанализированы всевозможные историографические и документальные источники. Но о проведении такой дискуссии пока никто даже и не помышляет. И это при том, что Григория Распутина за Божьего угодника почитает немалая часть православных мирян, священства и монашества. Сегодня всё больше и больше православных христиан начинают осознанно понимать или интуитивно чувствовать то, что Григория Ефимовича необходимо почитать как мученика, всю жизнь претерпевавшего злобную, жестокую клевету и, в конце концов, умученного за Царя и за Россию. Почитать потому, что по молитвам к старцу Григорию свершаются всё новые и новые чудеса и происходят мироточения его изображений.

Почему же к этому не проявляется интерес со стороны священноначалия Русской Православной Церкви? Почему в официальных кругах РПЦ нет стремления если не прославить, то хотя бы реабилитировать Григория Распутина? Думается, потому, что на сегодняшний день реабилитация Распутина ошибочно рассматривается как вопрос политический, а не духовный.

Историк Олег Жиганков в книге «Чудотворец с посохом в руке» отметил: «У меня нет достаточно оптимизма, чтобы верить, что в ближайшее время отношение к Распутину будет в целом пересмотрено. В этом нет заинтересованности у тех, кто должен был уже давно вынести оправдательный вердикт по делу Распутина и представить его народу. Материалов для оправдательного вердикта более чем достаточно, но оправдание Распутина одновременно становится осуждением всех тех, кто в своё время прилагал все усилия, чтобы оклеветать его. Это будет означать, что самые влиятельные люди русского государства и Церкви волею или неволею работали над разрушением страны — над саморазрушением. Кто же такое захочет признать?»

Конечно, можно согласиться с мнением о невозможности церковной реабилитации Распутина, если этой реабилитации придается политический характер. Особенно в наше время, когда нападки на Православную Церковь приобрели поистине сатанинский размах. Однако следует принимать во внимание и то обстоятельство, что вопрос о Распутине имеет и духовный смысл…

/ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…/

Напоминаем, что книгу «ГРИГОРИЙ РАСПУТИН: прозрения, пророчества, чудеса» можно приобрести в интернет-магазине «Зерна» http://www.zyorna.ru/

ПРОСИМ при перепечатке материала указывать адрес реализации книги. ПРАВДА О СТАРЦЕ ГРИГОРИИ ДОЛЖНА ДОЙТИ ДО РУССКИХ ЛЮДЕЙ. СПОСОБСТВУЙТЕ ЭТОМУ!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *