Рассказ о людях

В России испокон веков ценили и уважали самоотверженный труд огнеборцев. История пожарного дела насчитывает множество примеров служения обществу. Пожары остаются самой частой и самой страшной по своим последствиям техногенной катастрофой.

Чаще всего пожар возникает там, где допускаются небрежность и халатность. А когда приходит беда, то первыми вступают в борьбу с огненной стихией пожарные – люди мужественной профессии. Они рискуют каждую минуту, работая на высоте и в дымных загазованных помещениях, всегда готовы к возможному обрушению конструкций и взрывам. Как писал о людях этой мужественной профессии В. Гиляровский, «каждый пожарный – герой, всю жизнь на войне, каждую минуту рискует головой». Далеко не каждый способен на такую работу.

Подполковник Андрей Граб­лев, о котором мы хотим рассказать, о профессии пожарного мечтал с детства. После окончания средней школы он поступил в Ивановский филиал Академии ГПС МЧС России. 17-летний мальчишка, не предав свою детскую мечту, оказался в казарме в кирзовых сапогах. В 2003 году сразу по окончании учебного заведения техник пожарной безопасности А.Е. Граблев был назначен в первую пожарную часть начальником караула. 16 лет он служит своему делу.

Успехи и продвижение по службе он связывает с поддержкой и вниманием старших товарищей. Плечом к плечу с Анд­реем Евгеньевичем работали опытные пожарные. Новоиспечённый начальник караула заработал уважение коллег умением руководить подчинёнными, правильным ведением разведки и организации тушения пожаров.

В 2007 году получавшего высшее профессиональное образование в Академии Государственной противопожарной службы Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий в г. Москве по специализации «Инженер пожарной безопасности», старшего лейтенанта внутренней службы А.Е. Граблева назначили заместителем начальника ПЧ № 1. С этой должностью он справлялся на отлично, руководящая жилка у старшего лейтенанта внутренней службы была.

В июне 2015 года Андрей Евгеньевич окончил ФГБОУ высшего профессионального образования «Академия Государственной противопожарной службы Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий». Через год А.Е. Граблев был назначен начальником специализированной пожарно-спасательной части № 1 по тушению крупных пожаров ФПС ГПС ФГКУ «1 ОФПС по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре», единственной в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре с таким статусом.

Андрей Евгеньевич – грамотный специалист, требовательный и принципиальный как к личному составу, так и к себе руководитель. Одновременно с требовательностью проявляет заботу. Лично проводит занятия и контролирует уровень профессиональной подготовки сотрудников и работников части.

Приоритетными направлениями для него остались боевая и физическая подготовка личного состава. Большое внимание уделяет продолжению и приумножению традиций подразделения, улучшению условий труда и функционированию подразделения.

По словам Андрея Евгеньевича, за годы службы в пожарной охране самой значимой и запоминающейся для него боевой работой по ликвидации последствий крупных пожаров и чрезвычайных ситуаций были тушение пожара и спасение людей из двухэтажного жилого дома в 2011 году, за что он был награждён медалью Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий «За отвагу на пожаре». На момент прибытия из оконных проёмов и подъезда шёл чёрный густой дым, отрезавший жильцам все основные пути эвакуации. Люди не могли самостоятельно покинуть квартиры и из окон просили о помощи, в одной из квартир находилась семья. Андрей Евгеньевич вместе со своим коллегой проник в квартиру. Пожарные надели спасательные устройства на детей, свои дыхательные аппараты отдали взрослым, вывели людей в безопасное место, после чего вернулись в здание и продолжили спасение других пострадавших. На том пожаре были спасены 18 человек. Эту награду Андрей Евгеньевич воспринимает как самую почетную.

За значительные заслуги в области обеспечения пожарной безопасности, личное мужество, проявленное при тушении пожаров, грамотное руководство личным составом при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций А.Е. Граблев в 2012 году был занесён на Доску почёта «Гордость посёлка».

Кроме исполнения основных служебных обязанностей Андрей Евгеньевич принимает активное участие в общественной и спортивной жизни Сургутского местного пожарно-спасательного гарнизона и Белого Яра, где являлся неоднократным призёром в личном и командном первенствах.

Свой рассказ об А.Е. Граблеве я хотела бы завершить его словами: «Профессию пожарного выбирают по зову души и сердца. Настоящий руководитель знает – невозможно отправить пожарного в огонь, его можно повести за собой, и справиться с этой огненной стихией можно только плечом к плечу».

30 апреля 2019 г. исполнилось 370 лет со дня образования пожарной охраны России.

15 января 2013 года пошла вместе с сыном оплачивать кредит в банк, ребенку 4 года, в банке около банкомата лежит не зафиксированный!!! коврик для ног. Пока я оплачивала свой кредит, мой ребенок успешно споткнулся об этот коврик и упал. Коврик, если честно, болтается по всему полу. Мое мнение, если вы их кладете, то обязаны их зафиксировать, так как на месте моего ребенка может оказать либо другой ребенок, либо взрослый человек! Ситуация не подалась бы огласки, если б ребенок просто упал и ударился, а у нас по заключению медиков закрытый перелом локтевого сустава!
В тот же день, я позвонила на горячую линию банка и оставила свою претензию, на что мне культурно и вежливо сказали, что ее рассмотрят в течение 10 дней и что мне перезвонят. Я не стала сидеть ровно на месте и 16 числа пошла в сам банк, написала непосредственно еще там претензию, на что специалисты мне тонко намекнули на то, что ждать от банка мне нечего! И что как выясняется, претензию будут рассматривать в течение 45 дней. Очень интересно основание рассмотрения претензии, так как ее отправляют в Москву! 17 числа сотрудники банка пытались со мной связаться, но ответить я не смогла, так как находилась со своим ребенком в больнице. Я перезвонила по тому телефону, с которого мне поступил вызов. Мне сказали, что перезвонят, но так никто и не перезвонил по сей день, и видимо не собирается со мной связываться! Очень интересно дальнейшие действия банка, и чем все это закончиться, но настрой у меня очень сильный, так как речь идет о моем ребенке и о халатности по отношению к техники безопасности клиентов. Если надо, то и в прокуратуру направлюсь, и в суд, но это дело просто так не оставлю!

Хотя Татьяна была старше сестры Марии всего на два года, иногда казалось, что разница между ними гораздо больше. Еще когда она училась во втором классе, вечно пропадающие на работе родители поручали ей забирать сестру из садика и самостоятельно везти домой на трамвае шесть остановок. Дома она варила сестре рисовую кашу на молоке, а за обедом читала ее любимые сказки. Характером старшая была в маму, такая же ответственная и практичная, а младшая — в папу, смешливая и мечтательная. Родители в дочерях души не чаяли и называли их солнышками. В ответ те читали стихи наизусть и дарили подарки, сделанные своими руками: собирали в парке букеты из листьев и рисовали семейные портреты, где Татьяна, учившаяся в художественной школе, отвечала за сходство и композицию, а Мария — за яркие краски и радость. Изобразить радость удавалась ей лучше всего: глядя на нарисованные ею цветы и веселых бабочек, улыбающееся солнце и облака, на папу с надписью: «Лучший на свете папа!!!», маму с огромным букетом цветов и надписью вокруг головы «Самая любимая мамочка!» и «Моя Танюшечка!», невозможно было сдержать улыбку.

В воскресенье мама пекла их любимый пирог из яблок с тонкой янтарно-коричневой засахаренной корочкой, где было много-много сливочного масла, и сахара, а еще натертая на терке лимонная корочка, и ваниль, и корица, и много-много радости! Когда мама доставала пирог из духовки, сестры, позабыв обо всем, бежали сломя голову на кухню, усаживались поскорее за стол и, дрыгая от нетерпения ногами, смотрели, как мама раскладывает пирог по тарелкам. После обеда семья отправлялась в парк Маяковского, чтобы кататься на карусели и любимых Машиных электромобилях, на которых можно мчаться друг за другом, не соблюдая никаких правил, и кричать «Папа, сейчас я в тебя врежусь!» — и врезаться, зажмурив глаза и визжа от восторга. Потом они шли в кафе, где девочки наперебой делились впечатлениями и ели шоколадный пломбир и любимую сахарную вату. По дороге домой папа брал усталую Машу на руки, а Таня несла в руке большой наполненный гелием яркий надувной шар и улыбалась.

Они учились в одной школе, а потом — в одном Университете, старшая на юридическом, а младшая — на факультете иностранных языков. После третьего курса отличницу Таню взяли на практику в одну из лучших юридических компаний города, а умница Маша уже на втором курсе стала работать в одном из международных студенческих центров, где проводила все свое время. Там она познакомилась с журналистом Андреем, который был старше ее на восемь лет, был обаятельным, ироничным и умным, и уже через три месяца переехала жить к нему. Родители были не против, да и Андрей произвел на них приятное впечатление. Первое время она звонила домой каждую неделю и счастливым голосом рассказывала о своей новой жизни, а потом звонки стали реже, пока совсем не прекратились. Родители забили тревогу, когда неожиданно позвонили из деканата и сказали, что Мария уже три месяца не ходит на занятия и собирается бросить учебу. Телефон дочери молчал, а телефон ее друга оказался недоступен.

Татьяна нашла сестру в грязной, захламленной квартире на окраине

Татьяна нашла сестру в какой-то грязной, захламленной старой квартире в одной из «хрущевок» на окраине. Мария ходила с пустыми невидящими глазами и нервно курила. С Андреем она рассталась, «потому что он бабник и трепло», у нее был выкидыш, и теперь вообще неизвестно, сможет ли она когда-нибудь иметь детей. Мария говорила все это таким злым, чужим голосом, что Татьяне казалось, что это не ее любимая Мариша, а какая-то неизвестная тетка, переодетая ее любимой сестрой. Она попыталась было ее обнять, но та отстранилась, словно боясь испачкаться, и громко рассмеялась:

— Что, жалеть будешь? Утешать? Или родителям все расскажешь, какая у них младшая дочка плохая? Да, я плохая! Учебу бросила, ничего не делаю, с мужиками путаюсь и видеть вас никого не хочу!

Она выпалила это скороговоркой, словно давно заученный текст, стараясь не глядеть сестре в глаза. Татьяне казалось, что все происходит словно в страшном сне, и она украдкой ущипнула себя, чтобы проснуться. Но это был не сон, а грязная квартира с водкой на столе и ее любимая сестра с дикими пьяными глазами, размахивающая сигаретой перед ее носом. Она тихо опустилась на табурет и заплакала:

— Зачем ты так, Маша, мы же тебя любим и волнуемся?!

— Ой, только не надо мне говорить о любви! Хватит! Андрей тоже мне много чего говорил, пока я его с «коллегой» прямо в нашей спальне не застала. Не хочу больше ничего слышать. Хватит! А хочешь помочь, денег дай!

Татьяна открыла сумочку, открыла кошелек и молча положила на стол перед сестрой все деньги.

— Скажи родителям, что у меня все нормально! — сказала Мария на прощание и выставила ее за дверь.

© РИА Новости / Владимир Трефилов

Она шла по улице и плакала навзрыд, а когда пришла в себя, то увидела, что стоит возле храма, где когда-то их с Марией крестили и куда в детстве они ходили с родителями. Хотя с тех пор прошло много лет, и в храм они больше не ходили, Татьяна всегда с теплотой вспоминала то чудесное время. Тогда каждый день был полон больших и маленьких чудес, и казалось, что впереди будет только счастье. Много-много счастья, а иначе — зачем вообще человеку на свете жить? А сейчас произошло что-то невозможное и страшное, чего с хорошими, воспитанными и приличными людьми произойти никак не может, и она смотрела вокруг невидящими глазами, кусала губы и шептала: «За что? За что?» Естественным образом это произойти никак не могло, и все казалось дурным сном и каким-то бесчеловечным ужасным заговором, в центре которого оказалась ее любимая сестра. В любом заговоре всегда есть заговорщики, и нужно было их найти и что-то сделать. Поговорить, в конце концов, посмотреть в глаза, сказать: «Опомнитесь! Вы зачем все это делаете? Ведь это же моя любимая Мариша!»

Она шла и плакала навзрыд, а когда пришла в себя, то увидела, что стоит возле храма

Нужно было срочно этими мыслями с кем-то поделиться, и она поднялась по ступенькам храма. К счастью, скоро должна была начаться вечерняя служба, и пожилой священник вышел к ней.

— Батюшка, у нас беда! — выдохнула Татьяна и, не в силах сдерживаться, снова заплакала.

Потом они сидели во дворе под большой липой, священник слушал, низко наклонив голову, не прерывая, и только время от времени вздыхал. Когда сил плакать не осталось, Татьяна умоляюще взглянула старому священнику в глаза и сжалась, словно бы ожидая приговора. Тот тихо погладил ее по волосам и сказал:

— Таня, вы уже взрослая, и я буду говорить с вами как со взрослым человеком. Вот вы говорите, что любите сестру больше всего на свете, а потом — что почти не общались, редко виделись и не знали, как у нее дела. И родители не знали, и друзья. И что с того, что у каждого своя жизнь и свои интересы? Разве так можно — кого-то любить и с ним не общаться? Маленькими вы каждое воскресенье всей семьей приходили на службу, и, по твоим словам, вам было здесь хорошо. А потом вы почему-то решили, что хватит с вас радости, и сейчас даже по большим праздникам вас в храме не увидишь. Люди вы хорошие, но в храм не ходите и друг с другом не общаетесь. А зачем? Все же и так хорошо! А оказывается, что нехорошо! Совсем не хорошо! Вы думаете, что любовь — это что-то вроде родимого пятна, которое каждый от рождения носит и будет носить всю жизнь. А любовь — это маленький цветок, семечки которого Господь каждому дает в детстве в руки, и это только от нас зависит, вырастет он или погибнет! А сейчас вы ищете виноватых и не знаете, что делать.

Давайте завтра мы поедем с вами к вашей сестре и поговорим. Такого не бывает, чтобы был человек всю жизнь хорошим, а потом раз — и стал плохим. Бывают обстоятельства разные, бывает, человек оступается, но нет ничего такого, чего нельзя было бы исправить. Ведь мы же — христиане, и знаем, что Господь ничего не попускает нам превышающего наших сил. А сегодня мы с вами успокоимся, помолимся, а завтра с утра пораньше поедем сестру из беды выручать! Хорошо?

Когда на следующее утро отец Андрей, так звали этого пожилого батюшку, и Татьяна приехали к дому, где жила Мария, то застали там две пожарные машины и «Скорую» возле выгоревшей квартиры, где вчера была Татьяна. При виде пожарных ее затрясло, и если бы не врачи на неотложке, она упала бы в обморок. Как рассказали соседи, эта квартира давно пользовалась недоброй славой, здесь часто собирались малоприятные личности и устраивали шумные пирушки. Как рассказали пожарные, кто-то из гостей не потушил сигарету, и ночью случился пожар. Хорошо, бабушка с первого этажа не спала и вовремя заметила огонь. А так бы все погибли.

— А девушка, белокурая стройная девушка жива? — похолодевшими, непослушными губами выдохнула Татьяна.

— Жива! Эта девушка не только сама спаслась, но и еще двоих из огня вытащила! Если бы не она, сгорели бы все заживо! А ее в реанимацию отвезли, во вторую городскую. Там ищите.

Всю дорогу она впервые за долгое время молилась

Всю дорогу она впервые за долгое время молилась.

— Господи, только дай ей жить, — шептала она про себя и украдкой трогала крестик на груди.

В больнице врачи сказали, что пациентке ничего не угрожает, ей сделали укол, теперь она крепко спит, и до завтрашнего утра ее лучше не беспокоить.

…Рано утром Мария проснулась от пробивавшегося из-за штор ослепительного яркого солнца и увидела свои руки на белоснежной простыне, в белой комнате с белыми шторами и белым потолком. Рядом с кроватью стояла тумбочка, а на ней — ваза с ее любимыми белыми хризантемами и маленькой иконой. Она приподнялась на подушке, опершись на непослушные, словно чужие руки, наклонилась к иконе с изображением худой женщины, одетой в рубище, в окружении двух львов, и прочитала надпись внизу: «Святая преподобная Мария Египетская». Это был подарок от старого священника, но пока она этого не знала….

В пресс-центре «Кубка Кремля» прошла презентация книги Натальи Быкановой «Она зажигала звёзды». Речь идёт о прекрасной теннисистке и тренере Ларисе Дмитриевне Преображенской. Честно говоря, и презентацией-то это мероприятие назвать трудно. Скорее, мы услышали тёплые и светлые воспоминания о достойном человеке, великолепном специалисте, который никогда не отказывал нам, журналистам, в комментарии, даже если сама Лариса Дмитриевна чувствовала себя не очень хорошо.
Но всё-таки несколько слов о самой книге. По словам автора — Натальи Быкановой — она строилась на трёх линиях: истории семьи Гранатуровых — Преображенской, дневниках Ларисы Дмитриевны (в них она вела учёт тренировок и выступлений своих подопечных и их соперниц) и воспоминаний близких и учениц. Это не типичная автобиография или тривиальное жизнеописание, но рассказ об очень хорошем человеке и специалисте, «по-хорошему фанатичном», как определил Шамиль Тарпищев.
«Преображенская жила идеей. Она знала, что и как делать. В этом случае многое в жизни отходит на второй план. Преображенская воспитала такое количество звёзд, как ни один отечественный специалист. В своё время Лариса Дмитриевна многому научила меня, молодого 25-летнего тренера», — поделился президент ФТР.
Вспоминает Евгения Куликовская, в прошлом ученица Преображенской: «Когда я заявила об окончании карьеры, Лариса Дмитриевна долго меня уговаривала не делать этого, но поняв, что я непреклонна, заявила: будешь работать со мной. И хотя у нас, молодых специалистов, был свой взгляд на теннисную технику, мы часто советовались с Преображенской, и если она «давала добро», понимали, что находимся на правильном пути».
До последнего дня жизни Преображенская оставалась современным тренером.
Вот как звучит заключительная, датированная июлем 2009 года, запись в её дневнике: «Позвонила Аня Курникова и попросила, чтобы я позанималась с Аланом (брат Курниковой — прим. GoTennis.ru). Я сказала, что не знаю: Алла (мама Анны — прим. GoTennis.ru) мне не звонила пять лет. Выйдя на корт, я увидела белоголового мальчика, удивительно похожего на Аню. Я буду с ним заниматься!»
Вот в этом вся Лариса Дмитриевна! Лучше автора книги Натальи Быкановой и не скажешь: «В нашей жизни происходили разные, не всегда приятные события, например, развод родителей. Однако Лариса Дмитриевна оставалась той самой константой, что помогает тебе жить в нашем непростом мире».

Эту удивительную историю рассказал один старик, живший на окраине Риги.

— Перед войной рядом с моим домом поселился очень плохой человек. Бесчестный и злой. Он занимался спекуляцией. У таких людей нет ни сердца, ни чести…

И вот немцы заняли Ригу и согнали всех евреев в «гетто», чтобы часть — убить, а часть просто уморить с голоду. Все «гетто» было оцеплено. Кто приближался на 50 шагов к часовым, того убивали на месте. Евреи, особенно дети, умирали сотнями каждый день. И тогда мой сосед решил «дать в руку» немецкому часовому, проехать в «гетто» с фурой картошки и там обменять ее на драгоценности, которые, по его мнению, остались на руках у запертых там евреев.

— Я буду менять картошку только тем женщинам, у которых есть дети, — сказал он мне перед отъездом, — потому что они ради детей готовы на все, и я на этом заработаю втрое больше.

Я промолчал, но так сжал зубами свою трубку, что сломал и ее, и два своих зуба. Если бы он тотчас же не ушел, то я, может быть, убил бы его одним ударом…

Ночью он нагрузил свою фуру мешками с картошкой и поехал в Ригу в «гетто». Женщины и дети окружили его. Одна женщина стояла с мертвым мальчиком на руках и протягивала на ладони разбитые золотые часы. «Сумасшедшая! — вдруг закричал этот человек. — Зачем тебе картошка, когда он у тебя уже мертвый! Отойди!»

Он сам рассказывал потом, что не знает — как это с ним тогда случилось. Он стиснул зубы, начал рвать завязки у мешков и высыпать картошку на землю.

«Скорей! — закричал он женщинам. — Давайте детей. Я вывезу их. Но только пусть не шевелятся и молчат». Матери, торопясь, начали прятать испуганных детей в мешки, а он крепко завязывал их. У женщин не было времени, чтобы даже поцеловать детей, а они ведь знали, что больше их не увидят. Он нагрузил полную фуру мешками с детьми, по сторонам оставил несколько мешков с картошкой и поехал. Женщины целовали грязные колеса его фуры, а он ехал, не оглядываясь. Он во весь голос понукал лошадей, боялся, что кто-нибудь из детей заплачет и выдаст всех. Но дети молчали.

Мимо часового он промчался, ругая последними словами этих нищих евреев и их проклятых детей. Прямо оттуда он поехал по глухим проселочным дорогам в леса за Тукумсом, где стояли наши партизаны, сдал им детей, и партизаны спрятали их в безопасное место. Вернувшись, сказал жене, что немцы отобрали у него картошку и продержали под арестом двое суток. Когда окончилась война, он развелся с женой и уехал из Риги…

Теперь я думаю, что было бы плохо, если бы я не сдержался и убил бы его кулаком…

Отрывок из книги Константина Паустовского «Начало неведомого века».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *