Рассказ о жизни в России

В 2014-2019 годах количество живущих в России граждан США и стран Евросоюза сократилось в 3-10 раз в зависимости от страны. В первом, аналитическом тексте Eurasianet.org эксперты проанализировали факторы, включая санкции, слабый инвестиционный климат и прочие проблемы в российской экономике, которыми мог объясняться резкий отток из РФ граждан западных стран.

Во втором тексте Eurasianet.org раскрывает личные истории иностранцев, которые живут или жили в России, либо приезжали в нее в рабочие командировки.

Грант Варнеке, США, разрабатывал нефтяные месторождения в Сибири

Я инженер-нефтяник в компании Shell. В России совместно с компанией «Газпром нефть» у нас был проект по добыче так называемой сланцевой нефти в Сибири. Это гигантские залежи нефти, добываемые нетрадиционным способом — методом горизонтально направленного бурения. В проекте, помимо русских, участвовали мигранты из разных стран — американцы, норвежцы, канадцы, голландцы и украинцы.

Результаты , которые мы получили на раннем этапе, были весьма обнадеживающими. Мне понравилось работать с русскими. Они работают очень заинтересованно, расположены к обмену знаниями, хотя было одно различие в подходе к рабочему процессу. Русские очень хотели понять техническую теорию, и нам было сложно их убедить в том, что на таком неизведанном поприще как добыча сланцевой нефти теоретические представления дают слабый результат, в отличие от практического опыта.

В 2014 году произошел первый раунд санкций между США и Россией, но вопросы нефти и газа они пока не затрагивали. Но у нас уже появилось тогда чувство приближающего конца, поскольку очевидно было, что санкции эти далеко не последние. В сентябре США выпустили новые санкции, которые уже накладывали ограничения на нефтяную сферу. Они не распространялись на традиционную добычу, но затрагивали ее новые методы. В частности, американским компаниям запретили использовать в России технологии гидравлического разрыва пласта и сопутствующее оборудование, которые необходимы были для работы в Сибири.

В результате Shell прекратил работать в этом проекте. Санкции, конечно, можно было по-разному трактовать, и теоретически можно было продолжать работу, опираясь на определенные нестыковки в них. Но мы не хотели рисковать. Все экспаты, которые работали в этом проекте в Москве, вернулись в США. С тех пор с русскими у нас были нечастые контакты, но ничего больше. Впоследствии Shell свернул всю свою программу по добыче сланцевой нефти в России.

Уильям Макгиннесс, США, работал в Москве в американском образовательном проекте

я работал в некоммерческой компании. Мы учили детей в Америке математике через интернет — по русской/советской системе образования. Создали веб-приложение и контент для него и продавали американским школьным районам. Я там работал продакт-менеджером и потом директором по управлению продуктами.

Я жил в Москве с января 2011 года до декабря 2016 года. Пока жил в Москве, познакомился с девушкой, и сделал ей предложение выйти за меня замуж. Мы поговорили о планах и решили, что, поскольку я уже несколько лет жил в Москве, скоро будет ее очередь жить у меня в Америке. Ей тоже было интересно жить какое-то время в чужой стране. , все мои подчиненные работали в Америке, и я считал важным работать с ними более оперативно. Компания, естественно, не была против .

Мне сложно сказать, почему так много иностранцев покидали Россию в 2014 году, я не экономист. Но думаю, что в основном причины экономические. , кто получил зарплату в рублях — понятно. Когда до кризиса можно было еще немного накопить, оплатить долги, нередко ездить домой, стало нереально после . Можно было лучше зарабатывать в кофейне Starbucks в Штатах, чем профессионалом в Москве. Для тех, кто в валюте получал зарплату, наоборот.

Еще стало менее выгодно иностранным компаниями работать в России. Резко сократились доходы, и много филиалов просто закрыли. Еще цена на нефть и санкции , но это в основном отразилось на нефтяном секторе. Один одноклассник перестал ездить в Россию в командировки, проект отменили. Другому знакомому пришлось выйти из бизнеса из-за санкций на экспорт технологий в Россию.

Помимо курса и санкций нестабильность тоже сильно влияла на большие мировые компании. Бизнес любит стабильность, и когда ее нет, много проектов отменяют или не запускают, даже если принесли бы прибыль. Политическая ситуация была весьма нестабильная, и казалось, что каждую неделю вводили новые санкции и никто не знал, когда закончится.

Я, конечно, никогда не думал, что будет война, и никогда не беспокоился о своей личной безопасности , но был готов к тому, что могут заблокировать мои банковские счета или аннулировать визу. Руководство моей компании изучало, что делать, если российское государство закроет наш филиал в России — где быстрее всего открыть компанию, получить визы на 50 программистов, дизайнеров, учителей. Конечно, думал о своей невесте. Слава богу, дело до этого не дошло, но было напряженное время.

Крис Пасконе, США, преподавал в Петербурге английский и работал редактором сайта «Зенита»

Я переехал в Россию в в поиске новой жизни, больших приключений и личностного роста. Что еще может хотеть молодой человек в свои 20 лет? Хотелось открыть принципиально новую для меня культуру. Хотелось изучать русский язык. Хотелось уехать подальше от Америки.

Считаю, что получил именно то, чего я хотел. Настолько мне все понравилось — и в универе, и в городе, и в общежитии. Понравилось, что нужно было быть максимально гибким, чтобы понять новых людей и новую культуру, нужно было много меняться самому.

Я жил и работал исключительно в Санкт-Петербурге на протяжении всех 14 лет моего пребывания в России. Я был настолько влюблен в Петербург, что ни о каком другом городе России (и мира) не было мысли. Первые два года моего пребывания в Петербурге я был студентом магистерской программы в СПбГУ. До сих пор считаю поступление в СПбГУ одним из лучших решений в моей жизни.

Одновременно с учебой стал преподавать на кафедре английской филологии на филологическом факультете СПбГУ. После окончания учебы очень хотелось остаться в России, и как раз было хорошо, что у меня уже было место работы при СПбГУ. Там я и остался преподавать английский (в основном письменную практику) еще 7 лет.

Как раз в 2009 году я женился в Санкт-Петербурге, и в 2010-м родилась наша первая дочь. Мы к тому времени купили однокомнатную квартиру в центре Петербурга. Честно скажу, мы много обсуждали потенциальный переезд в США в 2009-2010 годах. Казалось при рождении ребенка, что мы готовы начать новую жизнь в США.

Но в 2010-м я получил предложение работать на полную ставку в «Зените» . Решил, что это один шанс на всю жизнь, и надо воспользоваться. Это было великолепное и интенсивное время для меня. Родилась вторая дочь в 2012-м.

Итак, я уже работал 4 года к тому моменту в «Зените». Работа мне крайне нравилась, но становилась все более и более знакомой и понятной. Но дело не в «Зените». Дело было в том, что я все больше думал о семье. Были две дочери — 2 и 4 года. Было очевидно, что мы уже никак не помещаемся в однокомнатную квартиру.

Более того, хотелось для дочек, чтобы они не жили в центре большого города, а, наоборот, на природе. Сам я из деревни. Хотелось, чтобы девочки тоже выросли там, где есть простор и лес. И я сам очень тосковал по природе.

Как-то, с рождением детей, я стал меньше интересоваться городской жизнью, тусовками и суетой. Я стал скучнее, это факт! Хотелось копаться в земле, ходить на рыбалку, на кемпинг. Эти вещи были более доступны мне в Америке. Ну и, наконец, жена уже была дома почти 4 года подряд в декрете. И мы поняли, что ей пора сделать большой шаг вперед, а не возвращаться на прежнее место. Так она поступала на магистерскую программу в США и поступила!

В июне 2014 мы отправились жить в Миннесоту . Честно, очень редко жалеем о своем решении. Сейчас абсолютно иная жизнь у нас, но не менее приятная, чем была в Питере.

В общем, квартирный вопрос, карьера жены, и моя возрожденная любовь к природе стали главными причинами нашего переезда.

сразу скажу, что мое место в «Зените» занял британец, и я знаю, что он счастлив в России. Также я отправил молодого американца, который брал у меня частные уроки, жить в Россию. Он поехал, и пока счастлив! Мне даже кажется, что сейчас отличный момент для иностранца переехать в Россию.

Я буду всегда благодарен России. Я был во многих странах, но Россия — самая интересная из них для меня. В России можно жить реальной жизнью. Там жизнь мне кажется реальнее во всех своих проявлениях, чем в Америке. Там эмоции аутентичнее для меня. Нужно больше стараться в России, чем в своей домашней стране, это правда, но тем жизнь там ценнее. Новый язык, новые культурные ценности, новые вызовы — это намного ценнее, чем жить в комфорте дома.

Россия, как всегда была, так и остается незамеченной, «не модной» на Западе. Тем лучше для иностранцев, которые готовы посметь открыть для себя Россию. Россия слишком тайная для большинства иностранцев, которые в ней не были. Но те иностранцы, которые туда попадают, обычно влюбляются в нее.

Стейси Уотсон, США, живет в Петербурге с 2012 года

Моя история похожа на «Златовласка и три медведя». У меня диплом по иностранным языкам — французский, японский и русский. После выпуска я решила сфокусироваться на одном из трех языков. Французский оказался слишком простым для изучения, японский — слишком сложным, но русский, как выяснилось, идеально подходил. Поэтому я приехала в Россию — чтобы учить язык и узнать больше о русских и их культуре.

Несколько лет назад правительство России издало закон, в котором заявляется, что компании могут нанимать иностранцев только в том случае, если они докажут, что русские не смогут выполнить эту работу, или что-то в этом роде .

Это отличный закон для российских граждан и для России вообще, но он затрудняет трудоустройство для иностранцев. Он не распространяется на случаи, когда ты хочешь преподавать английский, — пожалуйста. Но людям, которые не стремятся строить карьеру преподавателя английского языка, стало сложнее зарабатывать здесь деньги.

Помимо этого, иностранные СМИ в своей работе обычно фокусируются на политическом климате, и Россия нечасто оказывается представленной в хорошем свете за рубежом. В результате люди все меньше видят красоту России и все больше слышат о том, как не ладят между собой правительства . Это может отталкивать их .

Мое сердце предано Санкт-Петербургу. Я обожаю этот город! Вряд ли я могу говориться обо всей России. Хотя я и путешествовала за пределы Петербурга и Москвы, моя жизнь в России, в основном, вращается вокруг этих двух городов.

Мне нравится тот факт, что даже после нескольких лет жизни в России, ты понимаешь, что здесь еще много чем можно заняться и много что можно посмотреть. Страна постоянно развивается, и каждый год лучше предыдущего.

Франческа Виссер, Италия–Нидерланды, работает в Петербурге журналистом-фрилансером

Четыре года назад я заканчивала в Нидерландах программу бакалавриата, искала, где получить степень магистра в области журналистики, и наткнулась на программу двойных дипломов между Берлином и Санкт-Петербургом. Честно говоря, в тот момент я не рассматривала возможность переезда в Россию, но программа показалась мне интересной. Возможность узнать больше о двух незнакомых мне странах заинтриговала, и я решила подать заявку.

Под конец программы я начала посещать курсы русского языка и обнаружила, что они открывают мне возможность узнать больше о стране и людях, поэтому я решила переехать сюда окончательно.

Сейчас работаю фрилансером в разных изданиях, пишу тексты и снимаю видео. В первый год жизни в России я выиграла грант Coda Story, после мы с коллегой выпустили документальный фильм о двух театрах Петербурга .

переезд в Россию подразумевает большую бюрократию и борьбу, через которую не все хотят проходить. Зарплаты в России также значительно ниже большинства стран Европы, поэтому я понимаю, почему большинство людей предпочли бы переехать в другую европейскую страну, чем в Россию. Многие иностранцы часто застревают в образе преподавателя английского или другого иностранного языка. Это отличный способ заработать деньги поначалу, но через некоторое время это разочаровывает.

Найти работу в своей сфере достаточно тяжело, как я полагаю, в основном, из-за языка. Но большинство иностранцев, насколько я знаю, приехали сюда с другими целями, и им не удалось начать работу по своей специальности. В большинстве европейских городов ты легко можешь начать карьеру на английском языке, вне зависимости от того, где ты живешь, и тебе не нужно учить местный язык (я говорю, в основном, о западных столицах, таких, как Амстердам или Берлин). Поэтому ты можешь легко переезжать из страны в страну и продолжать свою карьеру, однако здесь тебе определенно нужно говорить по-русски, чтобы работать.

Я обожаю жить в Санкт-Петербурге и путешествовать по стране. Город потрясающий, я люблю архитектуру, каналы, музеи и культурную жизнь. Здесь всегда что-то происходит, и город очень живой. Мне нравятся люди, они искренние и с ними легко общаться. Но в то же время я вижу, насколько жизнь здесь отличается от других европейских стран. Мне представляется это стимулирующим фактором, поскольку я постоянно узнаю что-то о стране, живя здесь.

Была в советские времена, если кто помнит, такая передача — «Они выбрали СССР». Про жителей капстран, которые по каким-либо причинам перебрались на правильную сторону Железного Занавеса. С началом «перестройки» передачу, конечно, похоронили — модным стало рассказывать о крамаровых и нуриевых, которые в чаяньи высокой оценки своего талантища «перебрались» на Запад и там нашли большое творческое счастье, непонятное совкобыдлу. Хотя на самом деле поток был обоюдным — более того, потом «оттуда-сюда» был БОЛЬШЕ, хотя эта мысль нашим современникам, отравленным огоньковщиной и прочей ересью, покажется странной и непривычной — даже тем из них, кто стоит на патриотических позициях.

Да, да. «Оттуда» «сюда» — ехали больше. Просто шума поднималось меньше, так как это были самые обычные люди, а не «бАгема», живущая вниманием к себе любимой.
Но ещё более странной будет для многих мысль, что с падением СССР этот поток не иссяк. Уменьшился — но не прекратился. А в последнее десятилетие — стал снова набирать силу.
И речь не идёт о чеченском шутовстве Депардье. Люди, обычные люди, просто бегут подальше от обезумевших «гомосятских» властей, от массового стукачества, обираловки, бездушия — на «русские просторы», где на самом деле легко затеряться и жить сообразно с разумом и совестью, а не с постановлениями муниципалитета, возглавляемого очередным агрессивным ..пником.
Многих сюда приводит и страх за детей и их будущность. Они хотят быть уверены, что ребёнка не посадят на наркоту, не развратят на уроках, не сделают истеричным бездельником, наконец — просто не заберут у родителей, которые вопреки всему хотят воспитать его человеком.
Вот именно о нескольких таких людях — точнее, их детях и комичных (иногда) ситуациях, в которые они тут попадали, я и расскажу немного. Я не буду называть ни мест, ни имён и фамилий. Я даже не стану освещать подробно завязки и подробности историй — читатели, кому это будет интересно, сами догадаются, о чём речь. Но эти истории — реальны. Мне рассказывали их очевидцы, а нередко — и непосредственные участники.
Все имена юных героев — вымышлены.
* * *
Ганс, 11 лет, немец,
не хочу быть «немцем»!
Сама игра в войну меня покоробила и даже испугала. То, что русские дети в неё увлечённо играют, я видел даже из окна нашего нового дома в большом саду на окраине. Мне казалось диким, что мальчики 10-12 лет могут с таким азартом играть в убийство. Я даже поговорила об этом с классной руководительницей Ганса, но она совершенно неожиданно, внимательно меня выслушав, спросила, играете ли Ганс в компьютерные игры со стрельбой и знаю ли я, что там показывают на экране? Я смутилась и не нашлась с ответом. Дома, я имею в виду, в Германии, я была не очень довольна тем, что он много сидит за такими игрушками, но так его по крайней мере не тянуло на улицу, и я могла быть за него спокойна. Кроме того, компьютерная игра — это ведь не реальность, а тут всё происходит с живыми детьми, разве нет? Я даже хотела это сказать, но вдруг остро ощутила свою неправоту, для которой у меня тоже не нашлось слов. Классная руководительница смотрела на меня очень внимательно, но по-доброму, и потом сказал мягко и доверительно: «Послушайте, вам тут будет непривычно, поймите. Но ваш сын — не вы, он мальчик, и, если вы не станете ему мешать расти, как здешние дети, то с ним не произойдёт ничего плохого — разве что тоже только непривычное. А на самом деле плохие вещи, я думаю, одинаковы и у нас, и в Германии.» Мне показалось, что это мудрые слова, и я немного успокоилась.
Раньше сын никогда не играл в войну и даже не держал в руках игрушечного оружия. Надо сказать, он не часто просил у меня какие-то подарки, довольствуясь тем, что покупала ему я или что он сам покупал на карманные деньги. Но тут он очень настойчиво стал просить у меня игрушечный автомат, потому что ему не нравится играть чужими, хотя ему даёт оружие один мальчик, который ему очень нравится — он назвал мальчика, и я заранее этого нового друга невзлюбила. Но отказывать не хотелось, тем более, что, посидев с самого начала над расчётами, я поняла поразительную вещь: жизнь в России — дешевле, чем у нас, просто очень непривычен её внешний антураж и какая-то беспечность и непричёсанность. В майские выходные (их тут несколько) мы пошли за покупками; новый друг Ганса присоединился к нам, и я вынуждена была изменить своё мнение о нём, хотя и не сразу, потому что он явился босиком, и на улице, идя рядом с мальчиками, я была натянута, как струна — мне казалось каждую секунду, что сейчас нас просто задержат, и мне придётся объяснять, что я не мать этого мальчика. Но несмотря на его внешний вид, он оказался очень воспитанным и культурным. Кроме того, в Австралии я видела, что многие дети тоже ходят примерно в таком виде.
Покупка производилась со знанием дела, с обсуждением оружия и даже его примеркой. Я чувствовала себя главарём банды. В конце концов мы купили какой-то пистолет (мальчики его называли, но я забыла) и автомат, в точности такой, какими пользовались наши, немецкие солдаты в последнюю Мировую войну. Теперь мой сын был вооружён и мог принимать участие в боевых действиях.
Уже позже я узнала, что сами боевые действия ему доставили сперва немало огорчений. Дело в том, что у русских детей есть традиция делиться в такой игре на команды с названиями настоящих народов — как правило, тех, с которыми русские воевали. И, конечно, почётным считается быть «русским», из-за раздела на команды даже возникают драки. После того, как Ганс принёс в игру своё новое оружие такого характерного вида — его тут же записали в «немцы». В смысле, в гитлеровские нацисты, чего он, разумеется, не хотел.
Ему возражали, причём с точки зрения логики вполне резонно: «Почему не хочешь, ты же немец!» «Но я не такой немец!» — вопил мой несчастный сын. Он уже успел посмотреть по телевидению несколько очень неприятных фильмов и, хотя я понимаю, что показанное там — правда, и мы на самом деле виноваты, но мальчику одиннадцати лет объяснить это трудно: «таким» немцем он быть наотрез отказывался.
Выручил Ганса, да и всю игру, тот самый мальчик, новый друг моего сына. Я передаю его слова так, как мне их передал Ганс — видимо, дословно: «Тогда знаете что?! Будем все вместе воевать против американцев!»
Это совершенно безумная страна. Но мне тут нравится, и моему мальчику тоже.
Макс, 13 лет, немец,
кража со взломом из соседского погреба
(не первая кража со взломом на его счету, но первая — в России)
Пришедший к нам участковый был очень вежлив. Это вообще общее место у русских — к иностранцам из Европы они относятся робко-вежливо-настороженно, очень много нужно времени, чтобы тебя признали «своим». Но вещи, которые он говорил, нас напугали. Оказывается, Макс совершил УГОЛОВНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ — КРАЖУ СО ВЗЛОМОМ! И нам повезло, что ему ещё нет 14 лет, иначе мог бы рассматриваться вопрос о сроке реального заключения до пяти лет! То есть, от преступления по полной ответственности его отделяли те три дня, которые оставались до его дня рождения! Мы не верили своим ушам. Оказывается, в России с 14 лет можно по-настоящему сесть в тюрьму! Мы пожалели, что приехали. На наши робкие расспросы — мол, как же так, почему ребёнок должен отвечать с такого возраста — участковый удивился, мы просто не поняли друг друга. Мы привыкли, что в Германии ребёнок находится в сверхприоритетном положении, максимум, что грозило бы Максу за такое на старой родине — профилактическая беседа. Впрочем, участковый сказал, что всё-таки едва ли суд назначил бы нашему сыну даже после 14 лет настоящий тюремный срок; это очень редко делают с первого раза за преступления, не связанные с покушением на безопасность личности. Ещё нам повезло, что соседи не написали заявления (в России это играет большую роль — без заявления пострадавшей стороны не рассматривают и более серьёзные преступления), и нам не придётся даже платить штраф. Нас это тоже удивило — сочетание такого жестокого закона и такой странной позиции людей, не желающих им пользоваться. Помявшись перед самым уходом, участковый спросил, склонен ли Макс вообще к асоциальному поведению. Пришлось признать, что склонен, более того — ему не нравится в России, но связано это, конечно с периодом взросления и должно пройти с возрастом. На что участковый заметил, что мальчишку надо было выдрать после первой же его выходки, и дело с концом, а не ждать, пока он вырастет в вора. И ушёл.
Нас это пожелание из уст стража порядка тоже поразило. Мы, честно говоря, и не думали в тот момент, как близки к исполнению пожеланий офицера.
Сразу после его ухода муж поговорил с Максом и потребовал от него пойти к соседям, извиниться и предложить отработать ущерб. Начался грандиозный скандал — Макс наотрез отказывался так поступать. Дальнейшее описывать я не буду — после очередного очень грубого выпада в наш адрес сына муж сделал именно так, как советовал участковый. Сейчас я осознаю, что это выглядело и было более смешно, чем на самом деле сурово, но тогда это поразило меня и потрясло Макса. Когда муж его отпустил — сам потрясённый тем, что сделал — наш сын убежал в комнату. Видимо, это был катарсис — до него вдруг дошло, что отец намного сильнее физически, что ему некуда и некому пожаловаться на «родительское насилие», что от него ТРЕБУЕТСЯ возместить ущерб самому, что он находился в шаге от настоящих суда и тюрьмы. В комнате он плакал, не напоказ, а по-настоящему. Мы сидели в гостиной, как две статуи, ощущая себя настоящими преступниками, более того — нарушителями табу. Мы ждали требовательного стука в дверь. В наших головах роились ужасные мысли — о том, что сын перестанет нам доверять, что он совершит самоубийство, что мы нанесли ему тяжкую психическую травму — в общем, множество тех слов и формул, которые мы заучили на психотренингах ещё до рождения Макса.
К ужину Макс не вышел и крикнул всё ещё со слезами, что будет есть в своей комнате. К моему удивлению и ужасу муж ответил, что в этом случае ужина Макс не получит, а если он не будет сидеть за столом через минуту, то не получит и завтрака.
Макс вышел через полминуты. Я таким его ещё никогда не видела. Впрочем, мужа я тоже не видела таким — он отправил Макса умываться и приказал, когда тот вернулся, попросить сперва прощенья, а потом разрешения сесть за стол. Я была поражена — Макс делал всё это, угрюмо, не поднимая на нас глаз. Перед тем, как начать есть, муж сказал: «Послушай, сынок. Русские воспитывают своих детей именно так, и я буду тебя воспитывать так. Глупости кончились. Я не хочу, чтобы ты попал за решётку, думаю — ты тоже этого не хочешь, и ты слышал, что сказал офицер. Но я не хочу ещё и того, чтобы ты вырос бесчувственным бездельником. И вот тут мне плевать на твоё мнение. Завтра ты пойдёшь к соседям с извинениями и будешь работать там и так, где и как они скажут. Пока не отработаешь сумму, которой ты их лишил. Ты понял меня?»
Макс несколько секунд молчал. Потом поднял глаза и ответил негромко, но отчётливо: «Да, пап.»…
…Вы не поверите, но у нас не просто более не было нужды в таких диких сценах, как разыгравшаяся в гостиной после ухода участкового — нашего сына словно бы подменили. Первое время я даже боялась этой перемены. Мне казалось, что Макс затаил обиду. И только через месяц с лишним я поняла, что ничего подобного нет. И ещё я поняла гораздо более важную вещь. В нашем доме и за наш счёт много лет жил маленький (и уже не очень маленький) деспот и бездельник, который вовсе нам не доверял и не смотрел на нас, как на друзей, в чём нас убеждали те, по чьим методикам мы его «воспитывали» — он нас втайне презирал и нами умело пользовался. И виноваты в этом были именно мы — виноваты в том, что вели себя с ним так, как нам внушили «авторитетные специалисты». С другой стороны — был ли в Германии у нас выбор? Нет, не было, честно говорю я себе. Там на страже нашего страха и детского эгоизма Макса стоял нелепый закон. Здесь выбор — есть. Мы его сделали, и он оказался верным. Мы счастливы, а главное — на самом деле счастлив Макс. У него появились родители. А у меня и мужа — сын. А у нас — СЕМЬЯ.

Микко, 10 лет, финн,
настучал на одноклассников
Его вчетвером избили одноклассники. Как мы поняли — избили не очень сильно, сбили с ног и настукали рюкзаками. Причиной было то, что Микко наткнулся на двоих из них, курящих за школой в саду. Ему тоже предложили курить, он отказался и тут же сообщил об этом учительнице. Она наказала маленьких курильщиков, отобрав у них сигареты и заставив мыть полы в классе (что нас само по себе поразило в этой истории). Микко она не назвала, но догадаться о том, кто рассказал про них, было легко.
Он был в полном расстройстве и не столько даже переживал побои, сколько недоумевал — разве о таких вещах не надо докладывать учительнице?! Пришлось объяснить ему, что у русских детей не принято так делать, напротив — принято молчать о таких вещах, даже если напрямую спросят взрослые. Мы были злы и на себя — мы не объяснили этого сыну. Я предложила мужу рассказать учительнице или поговорить с родителями тех, кто участвовал в нападении на Микко, однако, обсудив этот вопрос, мы отказались от таких действий. Между тем наш сын не находил себе места. «Но тогда получается, что теперь меня будут презирать?!» — спросил он. Он был в ужасе. Он был похож на человека, попавшего к инопланетянам и обнаружившего, что ничего не знает об их законах. А мы ничего не могли ему посоветовать, потому что ничто из предыдущего опыта нам не подсказывало, как тут быть. Меня лично злила здесь какая-то русская двойная мораль — разве можно учить детей говорить правду и тут же приучать, что говорить правду нельзя?! Но в то же время мучили меня и какие-то сомнения — что-то мне подсказывало: не всё так просто, хотя сформулировать это я не могла. Муж между тем думал — лицо у него было угрюмое. Вдруг он взял Микко за локти, поставил перед собой и сказал ему, сделав мне жест, чтобы я не вмешивалась: «Завтра просто скажи тем ребятам, что ты не хотел доносить, ты не знал, что нельзя и ты просишь прощенья. Они станут над тобой смеяться. И тогда ты ударишь того, кто засмеётся первым.» «Но папа, они меня по-настоящему изобьют!» — захныкал Микко. «Я знаю. Ты будешь отбиваться и тебя изобьют, потому что их много. Но ты сильный, и ты тоже успеешь ударить не раз. А потом, на следующий день, ты снова повторишь то же самое и, если кто-то засмеётся, ты снова его ударишь.» «Но папаааа!» — Микко почти взвыл, однако отец его оборвал: «Ты сделаешь так, как я сказал, понял?!» И сын кивнул, хотя на глазах у него были слёзы. Отец ещё добавил: «Я узнаю специально, был разговор или нет.»
На следующий день Микко побили. Довольно сильно. Я не находила себе места. Муж тоже мучился, я это видела. Но к нашему изумлению и радости Микко, через день драки не было. Он прибежал домой очень весёлый и взахлёб рассказал, что он сделал так, как велел отец, и никто не стал смеяться, только кто-то буркнул: «Да хватит, слышали уже все…» Самое странное на мой взгляд, что с этого момента класс принял нашего сына совершенно за своего, и никто не напоминал ему о том конфликте.
Зорко, 13 лет, серб,
о беспечности русских
Сама страна Зорко очень понравилась. Дело в том, что он не помнит, как бывает, когда нет войны, взрывов, террористов и прочего. Он родился как раз во время Отечественной Войны 99-го и фактически всю жизнь прожил за колючей проволокой в анклаве, а у меня над кроватью висел автомат. Два ружья с картечью лежали на шкафу у внешнего окна. Пока мы не оформили тут два ружья, Зорко был в постоянном беспокойстве. Ещё его настораживало, что окна комнаты выходят на лес. В общем, попасть в мире, где никто не стреляет иначе как в лесу на охоте, для него было настоящим откровением. Старшая наша девочка и младший брат Зорко всё приняли намного быстрей и спокойней в силу своего возраста.
Но больше всего моего сына поразило и ужаснуло то, что русские дети невероятно беспечны. Они готовы дружить с кем угодно, как говорят русские взрослые «лишь бы человек был хороший». Зорко быстро с ними сошёлся, и то, что он перестал жить в постоянном ожидании войны — в основном их заслуга. Но нож с собой он носить так и не перестал, и ещё с его лёгкой руки почти все мальчики из его класса стали носить с собой какие-то ножи. Просто потому, что мальчишки хуже обезьян, подражание у них в крови.
Так вот о беспечности. В школе учатся несколько мусульман из разных народов. Русские дети с ними дружат. Зорко с первого же дня поставил границу между собой и «муслиманцы» — он их не замечает, если те достаточно далеко, если оказываются рядом — третирует, отталкивает, чтобы куда-то пройти, резко и ясно угрожает побоями даже в ответ на обычный взгляд, говоря, что на серба и «правосълавца» в России они не имеют права поднимать глаза. У русских детей подобное поведение вызвало изумление, у нас даже были некоторые, небольшие, правда, проблемы со школьным начальством. Сами эти мусульмане вполне мирные, я бы даже сказал — вежливые люди. Я говорил с сыном, но он ответил мне, что я хочу обмануть сам себя и что я сам ему рассказывал, что на Косове они тоже были сначала вежливые и мирные, пока их было мало. Русским мальчикам он тоже про это рассказывал много раз и всё время повторяет, что они слишком добрые и слишком беспечные. Ему тут очень нравится, он буквально оттаял, но при этом мой сын убеждён, что нас и здесь ждёт война. И, похоже, готовится воевать всерьёз.
Энн, 16 лет и Билл, 12 лет, американцы, что такое работа?
Предложения поработать бэбиситтером вызывали у людей либо недоумение, либо смех. Энн была крайне расстроена и очень удивилась, когда я пояснил ей, заинтересовавшись проблемой, что у русских не принято нанимать людей для наблюдения за детьми старше 7-10 лет — они сами играют, сами гуляют и вообще вне школы или каких-то кружков и секций предоставлены самим себе. А за детьми младшего возраста чаще всего наблюдают бабушки, иногда — матери, и только для совсем малышей состоятельные семьи нанимают иногда нянь, но это бывают не девочки-старшеклассницы, а женщины с солидным опытом, зарабатывающие этим на жизнь.
Так моя дочь осталась без заработка. Ужасная потеря. Страшные русские обычаи.
Через короткое время удар был нанесён и Биллу. Русские очень странный народ, они не стригут свои газоны и не нанимают детей на развозку почты… Работа, которую нашёл Билл, оказалась «работой на плантации» — за пятьсот рублей он полдня вскапывал ручной лопатой здоровенный огород у какой-то милой старушки. То, во что он превратил свои руки, напоминало отбивные с кровью. Впрочем, в отличие от Энн, сынок отнёсся к этому скорей с юмором и уже вполне серьёзно заметил, что это может стать неплохим бизнесом, когда руки попривыкнут, надо только развесить объявления, желательно цветные. Энн он предложил войти в долю с прополкой — опять же ручным выдёргиваньем сорняков — и они тут же поругались.
Чарли и Чарлин, 9 лет, американцы,
особенности русского мироощущения в сельской местности.
У русских есть две неприятные особенности. Первая — что в разговоре они норовят схватить тебя за локоть или плечо. Вторая — они невероятно много пьют. Нет, я знаю, что на самом деле многие народы на Земле пьют больше русских. Но русские пьют очень открыто и даже с каким-то удовольствием.
Тем не менее, эти недостатки вроде бы искупались замечательной местностью, в которой мы поселились. Это была просто-напросто сказка. Правда, сам населённый пункт напоминал населённый пункт из фильма-катастрофы. Муж сказал, что здесь так почти везде и что на это не стоит обращать внимания — люди тут хорошие.
Я не очень поверила. А наши близнецы были, как мне казалось, немного напуганы происходящим.
Окончательно повергло меня в ужас то, что в первый же учебный день, когда я как раз собиралась подъехать за близнецами на нашей машине (до школы было около мили), их уже привёз прямо к дому какой-то не совсем трезвый мужик на жутком полуржавом джипе, похожем на старые форды. Передо мной он долго и многословно извинялся за что-то, ссылался на какие-то праздники, рассыпался в похвалах моим детям, передал от кого-то привет и уехал. Я обрушилась на моих невинных ангелочков, бурно и весело обсуждавших первый день учёбы, со строгими вопросами: разве мало я им говорила, чтобы они НИКОГДА НЕ СМЕЛИ ДАЖЕ БЛИЗКО ПОДХОДИТЬ К ЧУЖИМ ЛЮДЯМ?! Как они могли сесть в машину к этому человеку?!
В ответ я услышала, что это не чужой человек, а заведующий школьным хозяйством, у которого золотые руки и которого все очень любят, и у которого жена работает поваром в школьной столовой. Я обмерла от ужаса. Я отдала своих детей в притон!!! А так всё мило казалось с первого взгляда… У меня в голове крутились многочисленные истории из прессы о царящих в русской глубинке диких нравах…
…Не стану далее вас интриговать. Жизнь здесь оказалась на самом деле замечательной, и особенно замечательной для наших детей. Хотя боюсь, что я получила немало седых волос из-за их поведения. Мне невероятно трудно было привыкнуть к самой мысли, что девятилетние (и десяти-, и так далее позже) мои дети по здешним обычаям считаются во-первых более чем самостоятельными. Они уходят гулять со здешними ребятишками на пять, восемь, десять часов — за две, три, пять миль, в лес или на жуткий совершенно дикий пруд. Что в школу и из школы тут все ходят пешком, и они тоже вскоре начали поступать так же — я уже просто не упоминаю. А во-вторых, тут дети во многом считаются общими. Они могут, например, зайти всей компанией к кому-нибудь в гости и тут же пообедать — не выпить чего-нибудь и съесть пару печений, а именно плотно пообедать, чисто по-русски. Кроме того, фактически каждая женщина, в поле зрения которой они попадают, тут же берёт на себя ответственность за чужих детей как-то совершенно автоматически; я, например, научилась так поступать только на третий год нашего тут пребывания.

С ДЕТЬМИ ЗДЕСЬ НИКОГДА НИЧЕГО НЕ СЛУЧАЕТСЯ. Я имею в виду — им не грозит никакая опасность от людей. Ни от каких. В больших городах, насколько мне известно, ситуация больше похожа на американскую, но здесь это так и именно так. Конечно, дети сами могут нанести себе немалый вред, и я первое время пыталась это как-то контролировать, но это оказалось просто невозможно. Меня сперва поражало, насколько бездушны наши соседи, которые на вопрос о том, где их ребёнок, отвечали совершенно спокойно «бегает где-то, к обеду прискачет!» Господи, в Америке это — подсудное дело, такое отношение! Прошло немало времени, прежде чем я поняла, что эти женщины намного мудрее меня, а их дети куда приспособленней к жизни, чем мои — по крайней мере, какими они были в начале.
Мы, американцы, гордимся своими навыками, умениями и практичностью. Но, пожив здесь, я поняла с печалью, что это — сладкий самообман. Может быть — когда-то было так. Сейчас мы — и особенно наши дети — рабы комфортабельной клетки, в прутья которой пропущен ток, совершенно не допускающий нормального, свободного развития человека в нашем обществе. Если русских каким-то образом отучить пить — они легко и без единого выстрела покорят весь современный мир. Это я заявляю ответственно.
Адольф Брейвик, 35 лет, швед, отец троих детей.
То, что русские, взрослые, могут ссориться и скандалить, что под горячую руку может вздуть жену, а жена отхлестать полотенцем ребёнка — НО ПРИ ЭТОМ ОНИ ВСЕ НА САМОМ ДЕЛЕ ЛЮБЯТ ДРУГ ДРУГА И ДРУГ БЕЗ ДРУГА ИМ ПЛОХО — в голову человека, переделанного под принятые в наших родных краях стандарты, просто не укладывается. Я не скажу, что я это одобряю, такое поведение многих русских. Я не считаю, что бить жену и физически наказывать детей — это верный путь, и сам я так никогда не делал и не стану делать. Но я просто призываю понять: семья здесь — это не просто слово. Из русских детских домов дети убегают к родителям. Из наших лукаво названных «замещающих семей» — практически никогда. Наши дети до такой степени привыкли, что у них в сущности нет родителей, что они спокойно подчиняются всему, что делает с ними любой взрослый человек. Они не способны ни на бунт, ни на побег, ни на сопротивление, даже когда дело идёт об их жизни или здоровье — они приучены к тому, что являются собственностью не семьи, а ВСЕХ СРАЗУ.
Русские дети — бегут. Бегут нередко в ужасающие бытовые условия. При этом в детских домах России вовсе не так страшно, как мы привыкли представлять. Регулярная и обильная еда, компьютеры, развлечения, уход и присмотр. Тем не менее побеги «домой» очень и очень часты и встречают полное понимание даже среди тех, кто по долгу службы возвращает детей обратно в детский дом. «А чего вы хотите? — говорят они совершено непредставимые для нашего полицейского или работника опеки слова. — Там же ДОМ.» А ведь надо учесть, что в России нет и близко того антисемейного произвола, который царит у нас. Чтобы русского ребёнка отобрали в детский дом — в его родной семье на самом деле должно быть УЖАСНО, поверьте мне.
Нам трудно понять, что, в общем-то, ребёнок, которого нередко бьёт отец, но при этом берёт его с собой на рыбалку и учит владеть инструментами и возиться с машиной или мотоциклом — может быть гораздо счастливей и на самом деле гораздо счастливей, чем ребёнок, которого отец и пальцем не тронул, но с которым он видится пятнадцать минут в день за завтраком и ужином. Это прозвучит крамольно для современного западного человека, но это правда, поверьте моему опыту жителя двух парадоксально разных стран. Мы так постарались по чьей-то недоброй указке создать «безопасный мир» для своих детей, что уничтожили в себе и в них всё человеческое. Только в России я действительно понял, с ужасом понял, что все те слова, которыми оперируют на моей старой родине, разрушая семьи — на самом деле являются смесью несусветной глупости, порождённой больным рассудком и самого отвратительного цинизма, порождённого жаждой поощрений и страхом потерять своё место в органах опеки. Говоря о «защите детей», чиновники в Швеции — и не только в Швеции — разрушают их души. Разрушают бесстыдно и безумно. Там я не мог сказать этого открыто. Здесь — говорю: моя несчастная родина тяжко больна отвлечёнными, умозрительными «правами детей», ради соблюдения которых убиваются счастливые семьи и калечатся живые дети.
Дом, отец, мать — для русского это вовсе не просто слова-понятия. Это слова-символы, почти сакральные заклинания. Поразительно, что у нас такого — нет. Мы не ощущаем связи с местом, в котором живём, даже очень комфортабельным местом. Мы не ощущаем связи с нашими детьми, им не нужна связь с нами. И, по-моему, всё это было отобрано у нас специально. Вот — одна из причин, по которой я сюда приехал. В России я могу ощущать себя отцом и мужем, моя жена — матерью и женой, наши дети — любимыми детьми. Мы люди, свободные люди, а не наёмные служащие госкорпорации с ограниченной ответственностью «Семья». И это очень приятно. Это комфортно чисто психологически. До такой степени, что искупает целую кучу недостатков и нелепостей жизни здесь.
Честное слово, я верю, что у нас в доме живёт домовой, оставшийся от прежних хозяев. Русский домовой, добрый. И наши дети верят в это.
Олег Верещагин «www.politikus.ru»
СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА

Психологические тренинги для женщин:

  • «Как познакомиться»
  • «Привлечение любви»
  • «Искусство флирта»
  • «Как удачно выйти замуж?»

«Американцы думают, что они понимают в красоте. А русские думают, что они самые добрые. Какие же все смешные”.

Эти максимы практически в духе «Брата-2» я частенько вспоминаю, когда речь заходит о национальном характере и политических перипетиях международных отношений русско-американской оси с начала нулевых. Фразы эти принадлежат моей подруге-художнице, которая эмигрировала в Америку 20 августа 1991 года с 45 долларами налички, мужем-иллюстратором и малолетним сыном. С той поры семья, не замороченная личными амбициями, но чрезвычайно любящая друг друга, сделала отличную карьеру: ребята начинали анонимными дизайнерами тканей у главных брендов, со временем получили пару национальных премий за детские книжки, а ребенок, теперь молодой человек, стал ведущим конструктором в весьма перспективном модном доме. Когда я спрашивала их о секрете успеха, они только смеялись: главное – любовь. Ну, и немного интереса к миру, в котором ты живешь.

Америка не давалась им легко. Например, медицинская страховка, которую они получили только лет 6 назад после такого случая. У моей подруги случился приступ мочекаменной болезни. Мелкий камень встал в мочеточнике. Их денег хватило на то, чтобы поставить катетер, а оперироваться подруга полетела в Москву, с катетером на боку, по рекомендации в лучшую платную клинику. Как же материлась она, рассказывая об уходе в этой клинике! Хирурги прекрасно сделали свое дело, но когда ее перекладывали с каталки на каталку, она всякий раз орала от боли: уровень хирургического стола, каталки и палатной койки не соответствовали друг другу. Любая тряска вызывала мучения. Поскольку ей было с чем сравнить, она выбрала американскую медицину, то есть практику ухода за пациентом. По тем же причинам наши соотечественники в сложных ситуациях со здоровьем выбирают Германию и Израиль, конечно, если деньги позволяют.

Вспоминаю еще один случай. В 1996 году подруга, эмигрировавшая в Германию, привезла в Россию бойфренда. На второй день у него случился невероятный понос с коликами. Скорая помощь объяснила: что русскому здорово, то немцу смерть. Оказывается, в России существуют условно-патогенные бактерии, вызывающие у непривычного человека ложную дизентерию – ну это как вы едете в Индию и должны все понимать о специфике тамошнего питания. Местные привыкли, а иностранный организм сразу реагирует. Мы отговорили парня от госпитализации и за два дня поставили его на ноги диетой и известными препаратами: активированный уголь, раствор соляной кислоты, что-то из доступных тогда ферментов.

Мы очень гостеприимны, когда понимаем, что иностранцу плохо, что ему некомфортно в нашем русском мире

Припомнила эти смешные и грустные истории вот почему. На мою рабочую почту иногда приходит рассылка одной международной компании, которая делает соцопросы в разных странах о предпочтительном туристическом климате. Их последний опрос назывался «Гостеприимство нации: мнение россиян и иностранцев не совпадает”. Можно догадаться, что русские оценивают себя неплохо, но не на 80 «Крымнаша”: 38 процентов опрошенных россиян уверены в том, что иностранцам будет комфортно в России. Остальные цифры находятся в унизительном сегменте: турки и китайцы отдали русским 9 процентов голосов, англоязычные и скандинавские страны – один процент. Итальянцы и испанцы – 2 процента. Максимум голосовавших признали самыми гостеприимными как раз Испанию, Италию и США.

Даже не говорю здесь о визовой политике: приехать в Россию для любителя березок, водки, русской классической литературы и балета обойдется в нервы, время и деньги. Не хочу рассуждать и о политическом рисунке России в последние полтора года, который вряд ли привлечет европейского туриста: если судить по новостям, здесь по улицам ходят танки и продолжают забредать советские медведи, георгиевские ленточки насильно навязывают на улице, и все русские за войну на Украине. Я думаю о простом человеческом комфорте, на который бессознательно рассчитывает наивный европейский любитель России, и его маленьких бытовых психотравмах. И вспоминаю еще пару историй: как на фестивале авангардной музыки на Алтае рыдала жена звездного немецкого музыканта-джазиста, потому что она никогда не пользовалась общим туалетом. Как мы с товарищами в начале девяностых обучали пользоваться подобным туалетом английских стажеров-студентов, а заодно давали им уроки советской ругани в магазинах и на почте; как вывозили их в наши полузаброшенные деревни: друзья, вы же хотели увидеть настоящую Россию? Наше гостеприимство и наша водка помогут ее узнать.

Мы очень гостеприимны, когда понимаем, что иностранцу плохо, что ему некомфортно в нашем русском мире. Нам тоже так себе, но мы об этом не скажем, по крайней мере до первой рюмки, и всегда можем помочь чужому дурачку, который и языка-то нашего почти не знает. И на простом человеческом уровне мы само гостеприимство. Если, конечно, вы немного говорите по-русски.

Елена Фанайлова – журналист Радио Свобода, автор и ведущий программы «Свобода в клубах»

Высказанные в рубрике «Право автора» мнения могут не отражать точку зрения редакции

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *