Разверзающий ложесна

Вставьте одну или две буквы -н-. Листья освеще.. ы; письмо было опуще.. о; озабоче.. ый взгляд; ферма, построе..а; враг отброше.. ; прочита.. ая книга; петли смаза.. ы; густо заставле.. ая, запылё.. ая; выписа.. ые газеты; номер телефона выписа.. ; поляна, выжже.. ая солнцем; закова.. в кандалы; построе.. ая церковь; расписание измене.. о; библиотека подобра.. а. Составьте с любым словосочетанием предложения так, чтобы причастие в одном было кратким, а в другом — полным. Подчеркните причастие как член предложения.

5. Определите тип придаточного: Что вам дано, то не влечет. 6. Определите тип придаточного: Я понял это, когда уже было поздно 7. Опреде лите тип придаточного: Это был тот дом, где Бунин впервые познакомился со своей будущей женой. 8. Определите тип предложения: Стиснутая черными чащами и освещенная впереди паровозом, дорога похожа на бесконечный тоннель. 9. Определите тип предложения: Снег шуршит под ногами и ему больше уже не белеть на мостовой. 10. Определите тип предложения: В ту минуту, когда готовился я пуститься в дорогу, вошёл Зурин. 5. Определите тип придаточного: Что вам дано, то не влечет. 6. Определите тип придаточного: Я понял это, когда уже было поздно 7. Опреде лите тип придаточного: Это был тот дом, где Бунин впервые познакомился со своей будущей женой. 8. Определите тип предложения: Стиснутая черными чащами и освещенная впереди паровозом, дорога похожа на бесконечный тоннель. 9. Определите тип предложения: Снег шуршит под ногами и ему больше уже не белеть на мостовой. 10. Определите тип предложения: В ту минуту, когда готовился я пуститься в дорогу, вошёл Зурин. Несуразный почему пишется с не Неисчерпаемая — это прилагательное или причастие? Как вы понимаете понятие «затеси» после прочтения «Падение листа» срочно 150 слов Исправьте ошибки в употреблении глаголов причастий и деепричастий ​ Запишите номера предложений, в которых возможна постановка двоеточия.1. Я спросил зачем обобщать зачем по одной Ариадне судить обо всех женщинах?2. Пр ежде мои родные говорили о том что со мной делать одни советовали поступить в аптеку другие на телеграф.3. Войдя в избу он даже испугался там было темно тесно и нечисто.4. Пришли и Леонычевы и Матвеичевы и Ильичёвы узнать про своих родственников служивших в Москве.Какие номера? Мне кажется ни один не подходит. Только мы люди, ответственные за наше будущее. Эссе Только мы люди, ответственные за наше будущее. Согласны или не согласны? Обоснуйте свой выбор и приведите один пример. Мы сами создаем свое будущее эссе

Красивая мелодия для маленькой бледной девочки

Вагоны поезда визжали и скрипели, пытаясь оправдать свой бег по руслу железнодорожных линий. Они издавали стоны, которые ежеминутно должны были напоминать пассажирам о пяти десятках лет непрерывной работы, о вагонной пенсии, во время которой они должны были валяться на свалке обдуваемые ветром, пригреваемые солнцем, привлекательные для мух и бездомных детей. Но вопреки правилам эти скрепленные между собой сиамские близнецы неслись навстречу очередному городу и рассвету.
Романтичность поездки нарушалась гармонией зловонных ароматов смешивающихся в спертом воздухе в единообразную массу. Я вдыхала ее, мне казалось, что получившаяся в результате жизнедеятельности спящих людей заполнивших вагон вонь – разъедает легкие и проникает в кровь. Волнообразные приступы тошноты отобрали все силы и последнюю надежду на приятное путешествие.
Первую половину бессонной ночи я в своем бурном воображении примеряла разные роли. Была напуганной официанткой, связавшейся с мафиозным элементом, убегающей от проблем. Была влюбленной фанаткой, следующей неотступно за своим кумиром. Была встревоженной дочерью, спешившей проведать заболевшую мать. Вторую половину ночи я свесив голову с верхней полки, которую занимала в соответствии с местом указанным в билете, смотрела на соседей по плацкартному купе и выдумывала им разные судьбы. Я искала мелодию сердца, которая приведет мои подчас абсурдные реалии в комфортное существование.
В такой позе я встретила рассвет и когда первые лучи солнца ворвались сквозь пыльное окно вагона, мое блуждание в собственном театре теней окончилось сном.
В нем я испуганная стояла над обрывом скалы, смотрела на бесконечный каменистый склон. Единственное, что спасало от возрастающей паники это желание обратиться к Богу. Чем больше я хотела молиться, тем уже становился пласт под ногами. Через пару минут склон скалы стал абсолютно отвесным, и я повисла над обрывом, уцепившись пальцами за холодный небольшой выступ. В ожидании смертельного столкновения с каменистой землей, проснулась от толчка.
Непонимающе огляделась вокруг, пара секунд понадобилась чтобы понять где я нахожусь, еще пара секунд для того чтобы убедиться что толкать меня некому.
— Станция! Стоим 15 минут!
Вне вагона был свежий утренний воздух, толпились пассажиры, курили, говорили, покупали пиво, семечки и сушеную рыбу у местных женщин. Мне нестерпимо хотелось туда, где толпа, где воздух, где женщины с добродушной улыбкой наперебой расхваливают тощие манекены рыб.
Шумные, ощутившие утро люди хлынули обратно. Снова толчок, похожий на разбудивший меня, и все вокруг пришло в движение. За окном мелькали деревья, речки и поля, усеянные кукурузой, пшеницей и подсолнухами. За окном мелькала Родина, о которой, будучи школьницей, приходилось петь, о которой с придыханием рассказывала учительница русского и литературы, за которую нужно было радеть, идя на выборы. Все старания педагогов были напрасны, спустя много лет я покачивала головой в такт поезду, равнодушно смотрела на мелькающую Родину и тонула в собственном прошлом. Потому что моя Родина, измученная, в ссадинах и шрамах, была не снаружи, а где-то внутри.
Второй закат в вагоне я встретила погруженная в воспоминания. Я плыла по реке – железной дороге и все желания растворялись в ее бурных водах, все кроме одного, скорее и дальше убежать от правды, от прошлого, от себя самой. Нужно было через несколько дней оказаться на некачающейся земле совсем другим человеком. Но как?
Все осталось позади: родители, кот, друзья, опасные увлечения, привязанность, шесть месяцев взаперти. Три года назад я впервые попробовала на вкус другую жизнь, от которой сейчас отчаянно бежала. Если верить теории дверей, то сказав однажды «да», я открыла дверь, ведущую в подвал, сырой, холодный, темный, кишащий мышами и насекомыми, оставив светлый, пахнущий уютом, теплый дом. Сколько было их, после сказанного «да», вспомнить уже не смогу. Они приходили, жаловались на злых жен, слишком заботливых матерей, безразличных к ним детей-подростков, курили, глядя в потолок, как бы невзначай кидали деньги на тумбочку в прихожей и спешили домой к женам, детям и мамам. Они оставляли меня наедине с новой жизнью, в которую я проваливалась каждый раз как в пенную ванну горячей воды. Я проснулась утром спустя три года и ощутила острую необходимость сделать генеральную уборку в своей жизни. Методично очистила себя от мусора, а его было много, клиенты, наркотики, дилеры, привычки. Теперь все это осталось в том глухом подвале. Мама, провожая меня, даже не посмела поднять уставшие глаза, не смогла улыбнуться, она запретила себе надеяться на то, что когда-нибудь я стану похожей на дочерей ее подруг. И она была права – не стану, не захочу, не посмею и уже не смогу. Друзья отпустили меня равнодушно, разойдясь после того как тронулся поезд по своим норам и вычеркнув меня из жизни. Как будто у них есть список друзей с кем можно желать поговорить дождливым вечером, а теперь каждый из них провел в этом списке по моему имени черту – желать нельзя. Все уходило за горизонт, кроме воспоминаний, мыслей, опыта, переживаний, они неизменно шли по моим следам, нагоняли, накрывали и окунали.
Через три дня я приеду к бабушке, которая меня никогда не видела в город с красивым названием Биробиджан, а сейчас мне очень нужна своя песня, незатейливый мотив, при первых звуках которого измученная память очистится, уставшее тело преобразится. Ни звуки чужих людей, ни механические скрипы поезда не стали для меня спасением.
Ночью, когда я уже звенела от пустоты внутри, пошел дождь. Крупные капли монотонно стучали о железные стены и крышу нашего движущегося дома. Он врывался в приоткрытое окно, уговаривал меня забыть, рассказал о радуге, что ждет меня в будущем, об облаках, которые формой напоминают детские мечты, размывал мои очертания. Я плакала, впервые за последние три года внутри меня и снаружи был дождь. Тогда я перестала существовать, реальность заполнилась лишь красивой мелодией ночной стихии для маленькой бледной девочки.

Живет он тут же, при доме, над гаражом. Статус низкий: ему не выделили женщины, даже одной. Он не котируется: какой-то дефект, недостаток связей. Но ведет себя так, будто не в курсе или ему плевать. Слишком легкомыслен, недостаточно подобострастен. Может, глуп, но что-то я сомневаюсь. Пахнет жареным, говорили раньше; или: чую запах паленого. Непригодность как аромат. Я невольно представляю, как он пахнет. Не жареным и не паленым: загорелая кожа, влажная на солнце, подернутая дымом. Я вздыхаю, вдыхаю.

Он смотрит на меня, видит, что я смотрю. У него французское лицо, узкое, капризное, сплошь углы и плоскости, складки вокруг рта, где он улыбается. Он в последний раз затягивается, роняет сигарету на дорожку, давит каблуком. Насвистывает. Затем подмигивает.

Я опускаю голову, отворачиваюсь – белые крылышки прячут мое лицо – и шагаю дальше. Он рискнул – но для чего? А если бы я настучала?

Может, это он просто из любезности. Может, увидел мое лицо и решил, что я думаю не о том. Вообще-то я хотела сигарету.

Может, это была проверка – посмотреть, что я сделаю.

Может, он Око.

Я открываю ворота и затворяю за собой, глядя в землю, не назад. Тротуар – из красного кирпича. На этом пейзаже я и сосредоточиваюсь – поле прямоугольников, еле волнистое там, где земля вздыбилась после десятилетий зимних морозов. Цвет кирпичей древен, но свеж и ясен. Тротуары ныне чистят гораздо лучше, чем прежде.

Я останавливаюсь на углу и жду. Я раньше не умела ждать. Не меньше служит тот Высокой воле, кто стоит и ждет, говорила Тетка Лидия. Она заставила нас это вызубрить. Еще она говорила: не все из вас дойдут до конца. Некоторые падут на сухую землю или в терние. Некоторые не имеют корня. У нее была родинка на подбородке, эта родинка скакала, когда Тетка Лидия открывала рот. Говорила: считайте, что вы семена, – и голос ее заговорщицки ластился, как у женщин, что преподавали детям балет, они еще говорили: а теперь поднимите руки; вообразим, что мы деревья.

Я стою на углу, воображая, что я дерево.

Силуэт, красный с белыми крылышками вокруг лица, такой же, как мой силуэт, неопределимая женщина в красном, с корзинкой, шагает ко мне по кирпичному тротуару. Подходит, и мы глядим друг другу в лицо, в белые тканые тоннели, что обрамляют нас. Да, это она.

– Благословен плод, – говорит она. Так у нас принято здороваться.

– Да разверзнет Господь, – говорю я. Так у нас принято отвечать. Мы вместе идем мимо больших домов к центру. Нам разрешается туда ходить только парами. Якобы ради нашей безопасности, хотя это абсурд: мы и так прекрасно защищены. Правда же такова: она шпионит за мной, а я за ней. Если одна ускользнет из сетей из-за того, что случится в одну из наших ежедневных прогулок, расплачиваться будет другая.

Эта женщина – моя спутница последние две недели. Не знаю, что случилось с предыдущей. В один прекрасный день она просто не появилась, а на ее месте возникла эта. О таких вещах не спрашиваешь, поскольку возможного ответа обычно не хочешь знать. Да и не будет никакого ответа.

Она чуть пухлее меня. Кареглазая. Ее зовут Гленова, и больше я о ней почти ничего не знаю. Ходит скромно, опустив голову, стиснув руки в красных перчатках, крошечными шажками, словно дрессированная свинья на задних ногах. В наши прогулки я не слышала от нее ни единого неортодоксального слова – но и она от меня ничего такого не слышала. Может, она и впрямь правоверная, Служанка до мозга костей. Я не могу рисковать.

– Я слышала, война протекает хорошо, – говорит она.

– Хвала, – отвечаю я.

– Нам ниспослана хорошая погода.

– И я с радостью ее принимаю.

– День прошел, и вновь поразили мятежников.

– Хвала. – Я не спрашиваю, откуда она знает. – Кто они были?

– Баптисты. У них была цитадель в Синих холмах. Выкурили их оттуда.

– Хвала.

Порой мне хочется, чтоб она заткнулась наконец и дала мне мирно прогуляться. Но я жажду новостей, любых новостей; даже вранье наверняка что-то значит.

Мы подходим к первой заставе – вроде ограды вокруг дорожных ремонтников или раскопанной канализации: деревянная полосатая крестовина, черно-желтая, красный шестиугольник, означающий «Стоп». У ворот фонари – не горят, потому что не ночь. Я знаю: над нами прожекторы на телефонных столбах, на случай ЧП, а по обочинам люди с автоматами в дотах. Я не вижу прожекторов и дотов, у меня на лице шоры. Я просто знаю, что они там.

Позади заставы подле узких ворот нас ждут двое в зеленой форме Хранителей Веры, с гербами на плечах и беретах: два скрещенных меча над белым треугольником. Хранители – не настоящие солдаты. Их отряжают на полицейские задания и прочую лакейскую работу – перекапывать сад Жены Командора, например, – и они глупы, либо стары, либо покалечены, либо слишком молоды, не считая тех, которые тайные Очи.

Эти двое очень молоды: у одного усы еле пробиваются, у другого все лицо в прыщах. Их юность трогательна, но нельзя поддаться на обман, я знаю. Молодые, как правило, всех опаснее, фанатичнее, дерганее с оружием. Еще не научились жить ползком сквозь время. С ними нужно медленно.

На той неделе где-то здесь застрелили женщину. Марфу. Она шарила в карманах, искала пропуск, а они решили, что она сейчас вынет бомбу. Думали, она переодетый мужчина. Случались такие инциденты.

Рита и Кора ее знали. Я слышала, как они разговаривали в кухне.

Работают, чего уж, сказала Кора. Ради нашей безопасности.

Что уж безопаснее мертвяка, огрызнулась Рита. Она никуда не лезла. Нечего было в нее палить.

Это ж нечаянно вышло, сказала Кора.

Нечаянно не бывает, сказала Рита. Все нарочно. Я слышала, как она грохочет кастрюлями в раковине.

Зато кто-нибудь еще дважды подумает, стоит ли этот дом взрывать, сказала Кора.

Все равно, сказала Рита. Она трудилась как пчелка. Нехорошая смерть.

Бывает и похуже, ответила Кора. Эта хоть быстрая.

На вкус и цвет, сказала Рита. Мне бы лучше чуточку времени до того. Чтобы все уладить.

Два молодых Хранителя отдают нам честь – три пальца к берету. Нам полагаются эти знаки внимания. Вроде как уважение – такова природа нашей службы.

Мы извлекаем бумаги из карманов на «молниях» в широких рукавах, наши пропуска изучаются и штампуются. Один Хранитель отправляется в дот направо вбить наши номера в Комптроль.

Возвращая мне пропуск, Хранитель – тот, который с персиковыми усами, – склоняется, пытаясь заглянуть мне в лицо. Я поднимаю голову, помогаю ему, и он видит мои глаза, а я его, и он вспыхивает. Длинная скорбная физиономия, будто овечья, но с большими собачьими глазами – спаниеля, не терьера. Кожа бледная, на вид нездорово нежная, будто под струпьями. И все равно я думаю, как прикоснулась бы ладонью к нему, к этому оголенному лицу. Первым отворачивается он.

Это событие, крохотное ослушание, такое крохотное, что неразличимо, но подобные мгновения – моя награда, я храню их, будто конфеты, что копила в детстве в глубине ящика стола. Каждое мгновение – шанс, малюсенький глазок.

А если б я пришла ночью, когда он один на дежурстве, – хотя никто не позволит такого одиночества, – и допустила бы его за белые свои крылышки? Если б содрала с себя красный саван, показалась ему – им – в неверном свете фонарей? Вот, наверное, о чем они думают порой, беспрерывно торча на заставе, где никто не появляется, лишь Командоры Праведников в черных шелестящих авто или их голубые Жены и дочери под белыми вуалями, что послушно устремились на Избавление или Молитвонаду, или их унылые зеленые Марфы, или изредка Родомобиль, или их красные Служанки пешком. А иногда черный фургон с белым крылатым глазом на боку. Окна фургонов затемнены, а мужчины на передних сиденьях носят черные очки: двойная тьма.

Интересные исторические факты про жертвоприношение

Люди, как показывает история человеческого общества, существа очень жестокие. Можно понять, если чья-то кровь льется ради защиты своей родины или близких людей, но когда убивают, чтобы принести в жертву…

Жертвоприношение, ацтеки

Подобная чудовищная традиция существовала много веков назад у многих древних цивилизаций, да и сейчас некоторые народы мира практикуют жертвоприношение богам.

Жертвоприношение – обряд, существующий во многих религиях. Цель его – задобрить богов или служителей Дьявола (в зависимости от ситуации).

Нельзя сказать, что абсолютно все народы во все времена были кровожадны, например, в Китае в последние века в жертву стали приносить не людей и животных, а символические бумажные фигуры. Тогда как в древности и как дань богам, и при кончине императора убивали огромное количество людей и животных.

Но в большинстве своем люди верили, что чем больше жертва, тем более милостливыми к ним будут существа, которых они хотят задобрить.

Очень многие народы делали «кровавые» жертвоприношения (животных или людей), полагая, что именно кровь дарует им благополучие, мир и достаток. Ведь она – основа жизни человека. Именно поэтому жертву приносили способом, при котором кровь лилась ручьями. Нельзя было просто удушить или утопить жертву, нужно было ее либо зарезать, либо вырвать сердце…

Люди часто считали, что богам недостаточно принесенных в жертву животных, поэтому приносили в жертву людей, причем очень часто в очень больших количествах.

Народы, жившие за счет земледелия, приносили в жертву богу плодородия одного человека — им становился царь-жрец. Интересный факт. Настоящий царь, стоявший во главе того или иного народа, зачастую не хотел быть убитым ради блага своего же народа, поэтому за некоторое время до обряда на его место сажали простолюдина, которого и приносили в жертву вместо настоящего царя-жреца.

Такой обычай характерен и для некоторых племен Африки, причем зачастую вместе со жрецом убивали несколько сотен его рабов, чтобы царю в загробном мире комфортно жилось.

Некоторые народы (карфагеняне и финикийцы) пошли еще дальше – вместо царя они приносили в жертву маленьких детей. Читайте об этом в статье «Ящерица молох — необычное животное Австралии».

Почему детей? Потому что люди верили, что дети с их чистыми душами – лучший подарок и богам, и хозяевам загробного мира.

Жертвоприношение детей

Приносили в жертву детей и древние инки. Готовить ребенка начинали за несколько месяцев: его мыли, откармливали и всячески ублажали. Затем детей отводили в специальные места в Андах, где оставляли живыми, предварительно скрутив.

Обычай жертвоприношения был очень распространен у народов майя и ацтеков. Жертвы приносились на праздниках, при большом скоплении народа. У этих цивилизаций были специальные высокие пирамиды, состоящие из множества ступеней. На их вершине была площадка, на которой и разворачивалось кровавое действо. Жертву как правило клали на каменную плиту, пронзали ее ножом, вырывали сердце, а затем отрубали голову. Обезглавленное тела сбрасывали вниз со ступеней, и оно падало вниз, окропляя их своей кровью. Люди верили, что Солнце, без которого нет жизни на Земле, питается человеческой кровью.

Наблюдавшая за кровавым жертвоприношением толпа ликовала. Тела жертв затем либо скармливали зверям, либо вешали на деревьях, либо … съедали. Доказано, что случаи каннибализма, по крайней мере, у ацтеков были.

Только ацтеки в дань Солнцу ежегодно приносили в жертву тысячи людей.

Жертвоприношение в карстовые воронки

Майя в качестве жертвоприношений еще практиковали прыжки в карстовые воронки. Они верили, что эти воронки – вход в преисподнюю. И чтобы задобрить живущих там злых духов, прыгали в них. Археологи нашли очень много карстовых воронок, в которых лежало множество черепов и костей периода существования цивилизации майя.

Нужно сказать, что майя полагали, что жертвам уготован короткий и самый легкий путь в Рай, поэтому ими как правило становились добровольно.

Древние монголы делали жертвоприношение — сульдэ. Они верили, что непобедимость и сила их народа воплощена в знамени и если окропить его кровью перед боем, то победа останется за ними. Многие века в жертву приносились люди, но позднее стали убивать животных.

Древние кельты верили, что если умирает хозяин, то его семья должна уйти вместе с ним в мир иной. Ежегодные жертвоприношения тоже приносились, правда, кельты выбирали бескровный способ умерщвления. Если жертву приносили Богу грома – ее сжигали в плетеной корзине, если главному Богу – топили в бочке с водой, если Богу растений – вешали на деревьях.

Плетеный человек. Жертвоприношение

Также древние кельты часто приносили в жертву плетеного человека. Это очень жестокий способ. Сначала из прутьев изготавливалась очень высокая, прочная и полая внутри скульптура в виде человека. Затем внутрь помещали либо людей, либо животных (иногда тех и других), а потом сжигали.

Жертвоприношение было распространено и у древних германцев. Если умирал господин, то убивали всех его наложниц.

В Древней Японии существовал обычай человеческого жертвоприношения — «хитобасира», когда жертву замуровывали в строящееся здание или опору моста. Причем, чем больше строение, тем больше жертв приносилось. Иной раз жертвами становились люди высокого сословия. Например, однажды при строительстве крупного моста в опору был замурован наследный принц.

Некоторые народы Малой Азии практиковали самооскопление, а некоторые племена Южной Америки и народы Кавказа в жертву приносили девственность девочек.

Жертвоприношение альбиносов

В некоторых странах Африки (например, в Танзании) и раньше, и в наши дни в жертву приносят альбиносов. Негров со светлой кожей и волосами считают подходящим средством для колдовства. Африканцы верят, что часть тела альбиноса может принести и большую прибыль, и удачу, и здоровье. Находится немало желающих поживиться, которые ради денег могут не только искалечить ни в чем не повинных альбиносов, но и убить их.

Суеверные люди, к сожалению, находятся и в наши дни, причем иной раз в большом количестве. Например, в 1960 году в Чили произошло очень мощное землетрясение, а затем и цунами, унесшие жизни громадного количества людей. Некоторые чилийцы решили, что чем-то прогневали Бога моря, и принесли ему в жертву маленького мальчика. Они отрезали ему ноги и руки и повесили их на шестах возле моря, дабы бог увидел это и больше не причинял чилийцам вреда.

Мы уже упоминали, что жертвы приносились в угоду либо богам, либо темным силам. Техника жертвоприношения была разной. Если в жертву приносился не человек, а животное, то оно должно быть именно домашним и обязательно молодым. Причем в зависимости от того, кому даровалась жертва, нужно было принести в жертву определенную часть тела животного, а другую отдать людям (или священнику).

Жертвоприношение животных

Древние греки перед убийством животного посыпали его голову солью и жареными зернами, надевали венок, покрывали позолотой рога. Если жертва приносилась богам, животное перед убийством переворачивали ногами вверх, если силам Ада – опускали вниз.

Еще короткие исторические факты о жертвоприношениях в некоторых странах в древности.

В Древнем Египте одно время в жертву приносился жрец, тело которого расчленяли и закапывали в разных частях страны. Греки верили, что это – залог высокого урожая.

В Южной Индии второго тысячелетия до нашей эры правителю отрубали голову и бросали ее в толпу. Кто ее ловил, тот и становился новым правителем на следующую пятилетку.

А в Греции того же времени периодически в жертву приносили младенца, которого съедали, чтобы ублажить Бога Диониса.

В средневековом Таиланде при строительстве города ловили четырех попавшихся под руку людей, убивали их и закапывали в четырех разных местах будущего города, соответствующих четырем сторонам света.

В первые века нашей эры в Африке в день равноденствия либо мотыгой убивали человека и закапывали его на только что вспаханном поле, либо убивали девушку и сажали ее на кол.

Сколько людей и животных за всю историю существования человечества принесено в жертву тем или иным силам – подсчитать невозможно. Остается лишь надеяться, что жертвоприношение останется в далеком прошлом и мы будем вспоминать о нем, как о еще одной страшной истории прошлых лет.

Что означает «принести себя в жертву»

Что означает «принести себя в жертву»? То, что написано. Речь ведь идёт о битве со Змеем? А Змей олицетворяет жизнь, земную жизнь.

Когда герой приносит себя в жертву земной жизни, тогда он побеждает Змея земной жизни — ум.

Если вы следуете какому-нибудь религиозному учению или занимаетесь духовной практикой, если вам небезразлично понятие «духовного совершенства», то, заглянув прямо сейчас в себя, вы увидите, что жизнь на земле вам безразлична, может быть, глубоко безразлична. Вы смотрите на неё как на промежуточный этап по пути в какой-то свой рай, то есть, по сути, вы используете её для своих духовных целей.

Это указывает на раскол между духом и плотью. И в этом желании поскорее освободиться от земных пут заключается главная ошибка всех идущих по Пути. Чем больше человек пренебрегает жизнью на земле, чем больше старается освободиться от её пут, тем больше они его опутывают, затягиваясь на горле мёртвой удавкой.

Вернёмся к теме.

Теперь вспомним отношения Иисуса Христа и Иуды Искариота. Как мы увидели выше, Иуда Искариот олицетворяет Великого Змея и жар желаний ума. В Евангелии битвы между Христом и Иудой — удом в явном виде нет, но она присутствует в скрытом виде: в виде противостояния и битвы противоположностей — духа и плотьных желаний, как мы поняли.

Иисус знает, что Иуда собирается предать его, и идёт вдоль этого предательства, течёт вместе с этой Силой, отдаётся ей. То есть, по сути, он приносит себя в жертву Иуде, принимая полностью его действия, — он отдаёт всего себя земной жизни, принимая её целиком и безусловно.

Он позволяет схватить себя — вручает себя жизни. Помните, как Геракл обнял Кербера? Схватить и обнять — это один и тот же процесс, но только видимый с разных сторон. Это не солдаты схватили Иисуса, это он обнял жизнь, отдавшись ей полностью.

Солдаты и толпа, олицетворяющие мир вокруг и жизнь на земле, издеваются над ним, а он терпит, то есть поёт свою песню жизни. Далее следуют суд и распятие — душа его, познавая суть (суд — сут — суть), расправляется, соединяя противоположности (крест — вертикаль и горизонталь), а он в это время страдает: наступила страда — пора сборки урожая. Вслед за тем как он познал суть жизни, пропев песню жизни, он собирает урожай посеянных мыслей и дел. Платой за жертвенную жизнь на земле, за служение жизни на земле является единство с Богом — единство души и тела, духа и плоти, небесной и земной жизней.

Ещё раз о жертве. Что сделал Иисус? ОН ПРИНЁС СЕБЯ В ЖЕРТВУ ЖИЗНИ! В битве с Иудой — Змеем Иисус, чтобы победить Змея земной жизни Иуду, принёс себя в жертву этой самой жизни. Служа жизни, его «я» умирает, то есть умирает сам Змей.

Жрети — приносить жертву; поглощать. Тот, кто приносит жертву, тот и поглощает её, то есть пользуется её плодами. Когда добро приносит себя в жертву злу, умирают оба и добро пожинает плоды своей жертвы. Так рождается третье, совершенное Целое, в котором нет борьбы, а только любовь. Это и есть шапка земли греческой. Шапка имеет форму чаши, то есть здесь мы имеем дело с чашей Грааля — Великой Жертвой.

Очень хорошо этот момент жертвы собой показан в третьем фильме «Матрицы». Герой Нео — Новый — приносит себя в жертву в последней схватке с агентом Смитом. Он умирает, а вместе с ним умирает и его злой двойник Смит. Потому что Добро и Зло всегда идут рука об руку, они — пара. Соединившись, Добро и Зло рождают любовь и мудрость.

Герой приносит себя в жертву Змею — злу, которое олицетворяет земную жизнь, они умирают вместе, в результате на этом месте из пепла рождается Свет и Любовь. Герой приносит себя в жертву жизни на земле (это и есть змей), служа ей и полюбив всем сердцем, и тогда жизнь одухотворяется. В этом суть жертвы.

«Кинуть шапку земли греческой» означает принести себя — своё «я» — в жертву земной жизни: зачерпнуть её полной горстью и испить до конца.

Чтобы «я» принесло себя в жертву, оно должно созреть для этого важного шага. К этому шагу «я» подготавливает себя всю жизнь, точнее, тридцать три года.

Когда человек приносит себя в жертву, его «я» умирает, а горловой центр открывается. Открывается дорога в рай.

Можно сделать заключение, что человек, жертвующий собой во имя жизни на земле, всегда попадает в рай. Так видели это предки.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Странная антирелигиозная тенденция в новых американских сериалах

Обратила внимание, что в последние пару лет (на мой взгляд) в сериалах частенько присутствует религиозная тема в негативном свете. Верующие люди показаны ненормальными, фанатиками, жестокими. Разные религиозные темы обыгрываются наизнанку — хорошие стали плохими, а плохие — хорошими. Что за тенденция такая? Ладно, если бы это был один или два случая, можно было бы списать на личную позицию режисера. Но их больше. Вот, например, что вспомнилось:
Грешница — родители главной героини верующие, особенно мама. Она очень требовательна, даже деспотична. Обвиняет маленькую дочку, что из-за ее грехов болеет ее младшая сестренка. Разве можно представить такого верующего человека? У меня не получается, если честно.
Но сюжет сериала довольно интересный, посмотрели до конца. Хорошо, что он короткий.
— — —
Миднайт Техас — довольно детский сериал, посмотрели частично. В целом, он вообще не стоит внимания. Один из персонажей — ангел, который когда-то боролся с демонами, но потом встретил «хорошего» демона и вместе с ним дезертировал))) И вот они живут вместе, но вынуждены скрываться, ведь их теперь ищут другие ангелы, чтобы покарать. И находят! Прилетает злющая-презлющая ангелица (да, у них есть пол, первый ангел мужского пола) и начинает все крушить, угрожает всех в городе порешить, ведь она, оказывается, крошила демонов ради удовольствия! Короче, она всем угрожает, беглый ангел сдается, она его бьет, бедный несчастный демон не выдерживает и, утирая слезы, выходит к ней тоже, начинается бой между добрым демоном и злющей ангелицей, и… Демон побеждает, все радуются, все его обнимают, капец! Какой-то диссонанс просто, я даже не знаю, как это понимать… Они все хотят перевернуть с ног на голову, но зачем? Дальше мы не смотрели.
— — —
Люцифер — это тоже капец. Я не смотрю, но иногда натыкаюсь, когда муж смотрит. Как можно догадаться из названия, главный герой — Люцифер, который устал от своей работы и решил отправится на землю. Устроился помогать детективу в полиции, ходит за ней и помогает расследовать. И при знакомстве всем говорит «Я люцифер Утренняя звезда». И все такие: «Ну ОК, а я Джон Смит», и все нормально, подумаешь — Люцифер. Присутствуют и другие ангелы, демоны и прочие персонажы типа «Мамы», которая тоже была в аду, куда ее отправил «Отец», а она сбежала. В общем, взрыв мозга.
— — —
Конец детства — сериал по роману Кларка, который я не читала. Судя по краткому содержанию книги, сюжет немного подправили, но общий смысл такой: на Землю прилетели пришельцы, устроили всем сладкую жизнь, люди перестали воевать, болеть и пр. Но пришельцы не выходят из кораблей, скрываются. Через много лет один из них наконец-таки выходит, и тогда оказывается, что выглядит он точь-в-точь как Дьявол. И что вы думаете, кто-то испугался? Нет, к нему бегут дети с цветами, его все любят, все счастливы. А еще через несколько лет всех детей забирают, а Землю уничтожают. Вот и сказочке конец)
Мне этот сериал напомнил старый фильм «Последнее искушение Христа» — типа, последнее искушение человечества.
Прочитала, что в книге немного другой исход — люди теряют физическую оболочку и присоединяются к вселенскому разуму в виде энергетических существ — в сериале этого нет.

— — —
Рассказ служанки — посмотрели лишь одну серию, но уже странное впечатление. Сериал снят по книге, у него высокие рейтинги, но я даже не знаю, смотреть ли дальше. В будущем большинство женщин стали бесплодными, из-за этого власть в США захватили религиозные фанатики, которые рассортировали людей по рангам и всех женщин, способных родить, назвали «служанками» и распределили по семьям офицеров. Их задача — родить ребенка, оставить его и перейти в новую семью. Почему именно так? — За основу взяли историю Рахиль, которая не могла родить ребенка, поэтому попросила свою служанку родить ей дитя. Но в Библии все было добровольно, насколько я помню. А здесь женщин, способных родить, силком загоняют в какие-то приюты, заставляют отказаться от своих семей, детей, непослушным удаляют глаз(!), забивают их до полной потери воли. Короче, полная тирания и бессмысленная жестокость. Какое-то средневековье, даже хуже. В результате эти «служанки» ходят от дома до магазина как сомнамбулы и с умирающим видом говорят заученными фразами из Библии: «Хвала!», «Благословен плод!» или «Да разверзнет Господь!», боятся всех вокруг, в каждом подозревают шпиона. На каждом углу автоматчики, повсюду слежка. Впечатление абсолютно нереалистичное. Система, показанная в сериале, абсолютно нежизнеспособна, нелогична, бессмысленна. Такое ощущение, что автор понятия не имеет ни об устройстве мира, ни о различных формах правления, поэтому просто изобразил свое субъективное видение религиозного государства.
Почему у них всегда в фильмах об альтернативной реальности господствует тирания, сегрегация и беспредел? Других вариантов не могут придумать? Или это из разряда: «Посмотрите, как плохо может быть»? Полнейший бред и ахинея.

— — —
Единственный сериал, в котором верующий человек показан адекватно — «Детство Шелдона», история детства Шелдона Купера из «Теории большого взрыва». Кстати, из последних сериалов этот понравился больше всех)
Смотрели что-нибудь из этого? Особенно интересно, кто смотрел «Рассказ служанки» — стоит его смотреть вообще?

Про нетипичный женский сериал

Отзывы на этот фильм настолько противоречивые и разные, что, читая рецензии до того, как начать просмотр, я была несколько сбита с толку и, закончив смотреть последнюю серию, решила сформулировать свой собственный. Кто-то считает «Рассказ служанки» одним из лучших сериалов последней пятилетки, кто-то плюется и пишет, что более мерзкую и бестолковую пародию на антиутопию найти сложно. Кто-то проглатывает десять серий в течение нескольких суток и собирается пересматривать, а кто-то бросает на третьей или первой серии, потому что это невозможно смотреть.


«Рассказ служанки» – антиутопия, основанная на одноименной книге канадской писательницы Маргарет Этвуд. Гилеад – то, что осталось от некогда демократичных и свободолюбивых Соединенных Штатов Америки – ныне представляет собой эдакую смесь тоталитарной Северной Кореи и религиозной общины, двинутой на идее христианского фундаментализма. В результате экологической катастрофы подавляющая часть населения становится не в состоянии воспроизводить себе подобных, количество стерильных женщин выросло практически до 99%. И вот тут к власти приходит радикальная группировка религиозных фанатиков, которые решают возродить нацию несколько кардинальным способом и довольно неожиданным средством, которым является тот самый благословенный-дефис-проклятый процент, еще способный зачать, выносить и родить ребенка.
В течение каких-то нескольких лет женщины теряют все – права, работу, имущество, семью. Отныне есть только служанки. Вне зависимости от того, к какой касте они принадлежат – или собственно к покорным и насилуемым каждый месяц Служанкам, священная цель которых состоит в том, чтобы родить ребенка своим хозяевам, или к усердным и сливающимся с цветом стен на кухне Марфам, обслуживающим этот о дивный новый мир, или к достопочтенным Женам власть имущих командоров, – все эти женщины теряют себя, они вынуждены терпеть, превозмогать и смиряться каждый день, каждый час и каждую минуту. «Благословен плод! – Да разверзнет господь.»

С самых первых кадров Джун, ставшая Фредовой (Offred, то есть принадлежащей Фреду) в этом новом мироустройстве, рассказывает свою историю. Переносясь мыслями в беспокойное, но еще счастливое прошлое, бесстрастно описывая жуткое настоящее, с сомнением думая даже не о самом будущем, а о возможности обрести его.
Актерская игра в этом сериале в целом прекрасная, но о героине Элизабет Мосс хотелось бы сказать отдельно. Выбор актрисы на главную роль сначала обескураживает, но обычная, даже посредственная внешность раскрывается в процессе. Раньше я бы никогда не подумала, что внешность можно именно что сыграть – быть красивой и обворожительной в отдельных сценах и меняться в течение считанных секунд, теряя надежду в глазах и старея на несколько лет. Это феноменально!


Еще один стереотип, который успешно ломает Мосс, – образ отважных и бесстрашных cоек-пересмешниц, которых привык видеть зритель в антиутопиях. Уже на десятой минуте фильма они обычно показывают характер и начинают собирать теневую армию и вершить государственный переворот. Джун же является обычной женщиной. Ее мужа убили, дочь забрали, саму ее от казни за попытку побега спасают лишь ее функционирующие яичники, и единственное, чего она хочет, – найти дочь, но для начала, что даже несколько неловко для хрестоматийных героинь-воительниц, выжить.
Алексис Бледел в роли Гленовой – одна из самых занятных (и самых красивых) Служанок. Мне также очень понравилась Ивонн Страховски, так похожая на Оксану Акиньшину, которая играет жену командора. Актриса прекрасно справилась с ролью женщины, чей взлет и падение показаны со всеми сопровождающими их эмоциями.
Джозеф Файнс всегда казался мне не особенно сильным актером, но тут он внезапно хорош. Макс Мингелла в роли водителя на хозяйстве – отдельное открытие. Сначала казалось, что он немного не на своем месте, как по возрасту, так и по типажу, но в плане выразительности взглядов и выдержанности пауз ему, пожалуй, нет равных.
Сериал ругают за камерность, даже за некоторую однокомнатность, мол почему нам показывают маленький городок, невнятный совет сильных мира сего, всего только один центр Служанок. А где же размах? Где империя? Где негодующие революционерки, про которых иногда идет речь, но которых еще никто не видел?

Ответ в самом названии сериала. Мы видим сложившийся мировой порядок в Гилеаде глазами одной Служанки, которая может выйти за ворота дома один раз в день – за покупками либо на одно из таких же неоднозначных, как и вся эта кастовая структура, мероприятий, организуемых для Служанок их наставницей тетей Лидии. В этом плане (и многих других) мне не раз вспоминался «Догвилль». Такой же тесный и ограниченный, такой же ужасный и мерзкий Догвилль, от которого нельзя было отвести глаз, но который врезался в память на всю жизнь и, как ни странно, поселился на полке любимых фильмов, которые, однако, лучше не пересматривать.
И отдельно про съемку и атмосферу, обязанную именно ей. Операторская работа фантастическая – скользящие планы, фокус как средство художественного выражения, цвет, свет, решительно все достойно высшей похвалы. В пользу фильма сыграл контраст жесткого, показанного красиво. Вы можете со мной не согласиться, но эта полярность всегда завораживает.
Фоновая музыка создает необходимое напряжение, каверы знаменитых песен из прежнего мира самым фантасмагоричным образом накладываются на текущие реалии. Например, «Heart of Glass» Blondie, сопровождающая сцену расстрела демонстрантов, пробирает до мурашек, как если бы вы прятались от пуль вместе с героинями. Просто посмотрите три минуты видео… Это невозможно описать, это надо видеть.

Да, это фильм про женщин, но и про мужчин в том числе. Фильм про то, как опасна любая форма вероисповедания, возведенная до абсурда, будь то слепая вера в бога или страстное убеждение в непогрешимости конкретного политического устройства. Как фразы, выдернутые из контекста священного писания или наспех написанной на коленке конституции, автоматически получающей статус того самого писания, калечат жизни одних людей и стирают с лица земли других.
Фредова говорит: «Мы жили как во сне и не задумывались, кто устроил теракт, из-за которого усилили контроль общества. Я не интересовалась политикой.» Она говорит за всех кротких и покладистых Фредов тогда еще зреющего Гилеада. Апатичность и отстраненность, отсутствие интереса к внешнему, погруженность в собственный уютный мирок, а по ту сторону замалчивание информации, вознесение ценностей режима и торжество правящего маразма… Не так уж и фантастично, если оглянуться по сторонам.
Советовать никому не буду. Мальчики могут заскучать за отсутствием экшена и медленного развития сюжета, ну и, возможно, не все девочки сдюжат в эмоциональном плане. Однако если вы любите добротные антиутопии и качественный сериальный продукт, которым так щедро нынче балует американская драматическая школа, берите, не пожалеете!
Отдельное спасибо julieka за пост, посвященный данному сериалу, благодаря которому я все-таки дозрела его посмотреть! :)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *