Религиозные фанатики

УДК 323.284

Гарунова Нина Нурмагомедовна

доктор исторических наук, профессор кафедры истории России XX-XXI вв. Дагестанского государственного университета garunovanina@mail.ru

Nina N. Garunova

Религиозный фанатизм

В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ И СОЦИОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ТЕРРОРИСТКИ-СМЕРТНИЦЫ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Religious fanaticism

AMONG YOUTH AND SOCIOPSYCHOLOGICAL PORTRAIT OF SUICIDE BOMBERS IN THE NORTH CAUCASUS

Аннотация. В статье рассмотрены вопросы формирования религиозного фанатизма, как сложного и противоречивого социальноисторического феномена, который стабильно вызывает интерес у исследователей различных областей наук. Акцентировано внимание, что религиозный фанатизм потенциально содержится в любой религии, может развиться в определенных исторических условиях и может быть использован различными группировками как средство достижения своих целей. Проведена параллель между фанатически направленной личностью, которая находит свое проявление в специфическом поведении, и террористическими актами с участием смертников в России и на Северном Кавказе, которые заставляют общество вновь и вновь обращать свое внимание на тех, кого называют фанатиками, а особенно «черными вдовами».

Ключевые слова: молодежь, фанатик, терроризм, религия, Кавказ.

Keywords: youth, fanatic, terrorism, religion, Caucasus.

Человеческое слово — средство общения и самовыражения*. Но в нашем лексиконе есть слова, которые уже не несут строго определенной смысловой нагрузки и скорее затемняют, чем проясняют суть дела. Некоторые из них стали ярлыками и кличками. Одним из таких слов, смысл которого люди недостаточно ясно понимают, является столь модное ныне слово «фанатизм». Поэтому, как отмечает Архимандрит Рафаил, «г понимаю фанатизм как духовную гордость, ориентирование на самого себя, убежденность не в истине, а исключительно в справедливости собственного мнения. Фанатизм -это дефицит и даже отсутствие любви к другим людям, фанатизм — это убеждение, как определенная поза, при отсутствии желания понять другого человека; фанатизм — это непробивае-

* Работа выполнена в рамках госзадания № 2014/33 Министерства образования и науки России в сфере научной деятельности.

мая духовная оболочка, через которую человек неспособен увидеть ничего другого; фанатизм является в некотором смысле саморелигией» .

По мнению доктора философских наук, Яхья-ева М.Я., фанатизм был и остается сегодня сложным и противоречивым социально-историческим феноменом, который всегда вызывал живой интерес у философов, богословов, политиков, деятелей культуры, рядовых обывателей. В многообразных формах и разновидностях фанатизм проявляется практически во всех сферах жизнедеятельности общества и человека. Религиозный фанатизм как исторически первая форма фанатизма занимает особое место среди других его разновидностей. Он потенциально содержится в любой религии, может развиться в определенных исторических условиях и может быть использован различными религиозными и политическими группировками как средство достижения своих социально-политических целей .

В современных условиях религиозный фанатизм обретает особую актуальность не только потому, что данный феномен характеризуется деструктивной направленностью. Достижения современной цивилизации и обусловленный ими феномен социальной отчужденности личности способствуют формированию социально активного и мобильного религиозного фанатика, чьи социально-политические настроения реализуются уже не столько в форме традиционного религиозного ожидания, сколько в стремлении собственными деструктивными усилиями преобразовать нетерпимую социальную среду. Повышенная опасность религиозного фанатизма заключается в том, что он может быть использован как фактор манипуляции сознанием и поведением верующих .

Религиозный фанатизм как сложное и противоречивое явление нуждается в современных условиях в научном осмыслении. Проблема изучения религиозного фанатизма предстает как междисциплинарная проблема в силу того, что она связана с особенностями: и психологии человека, и поведения социальных общностей, и с конфликтогенной ситуацией в социуме, и с политическими установками социальных институтов общества, и с нравственными нормами гражданского общества. Поэтому, исследование феномена религиозного фанатизма предполагает соединение усилий философов, религиоведов, богословов, политологов, социологов, историков, психологов, юристов и т.д. И это обусловлено не только многообразием видов и форм религиозного фанатизма, их конкретно-исторической природой, но и самой многомерностью фанатизма как социально-исторического феномена. Актуальность изучения религиозного фанатизма связана и с тем, что эта проблема в современную эпоху обрела общечеловеческую значимость, в силу того, что фанатизм лежит в основе такой глобальной угрозы человечеству, как международный терроризм. Этнические конфликты, которые наблюдаются в разных регионах мира, и особенно в современной России, показывают, какую роль в их разжигании играет религиозный фанатизм.

Фанатическая направленность личности находит свое проявление в специфическом поведении. Фанатическое поведения, как психологический феномен, включает в себя мотивы, действия, цели, результаты и оценку результатов, коррекцию поведения. Доминирующим мотивом поведения фанатика являются социальная агрессивность, активное стремление к разрушению существующего общества, к нанесению ему наибольшего ущерба. По мнению Яхьяева М.Я., фанатизм — это иллюзорно-деструктивный способ социального действия, основанный на фанатической идеологии и осуществляемый людьми фанатического склада психики, объединяющимися в фанатическое сообщество или организацию . В современной России фанатизм чаще всего связывается с исламской религией. В наши дни в России ваххабизм приобрел черты фанатической религиозной идеологии. В фанатической идеологической доктрине и социальнополитической практике ваххабизма стержневой

составляющей выступает идея защиты строгого единобожия как главного принципа исламской религии .

Террористические акты с участием смертников в России и на Северном Кавказе заставляют общество вновь и вновь обращать свое внимание на тех, кого называют фанатиками, а особенно «черными вдовами». Это женщины-самоубийцы, устраивавшие террористические акты в России в начале XXI века. Что толкает людей в группу радикалов, что заставляет их надевать «пояса шахидов» и кто они, эти женщины, которые добровольно прощаются с жизнью?

Планируя террористические акты, террористы рассчитывают, прежде всего, на психологический эффект, и он становится значительно выше, если смертник-женщина. В этом — одна из причин, почему в последнее время все чаще в роли террористов-смертников выступают женщины. Кроме того, в условиях ужесточения мер безопасности во многих государствах мира женщине значительно проще проникнуть в места массового скопления людей для свершения теракта. Использование смертниц вызывает страх, стресс и негативный эффект на все население и обычно получает широкую огласку, особенно если террористка — женщина, окруженная ореолом мученичества. Организации, которые используют смертников, усвоили вид мучеников и претендуют на самопожертвование как якобы последнее средство против более мощных врагов. Часть исследователей считает, что можно разглядеть какие-то общие тенденции в личности таких женщин, другие утверждают, что общий профиль не существует. Социальный портрет террористки-смертницы составить слишком сложно. Он формируется под воздействием множества политических и социальных, культурных и религиозных факторов, и поэтому в разных регионах мира различен. На наш взгляд, общего портрета не существует, так как он слишком противоречив. В целом, есть согласие по одному пункту — смертники в основном молодые. Возраст террористок — 18-40 лет. Специалисты объясняют молодость смертников теми настроениями, которые господствуют у разных возрастных групп. Так, положительное отношение к политическому насилию преобладает у 14,5 % молодых людей в возрасте до 17 лет. Этот процент у следующей группы — в возрасте до 24 лет составляет 14,9 %, а затем начинает снижаться, достигая 6 % у людей в возрасте 64 лет. Социальная среда, из которой выходят смертницы, разнообразна. Среди них есть безработные и преуспевающие профессионалы, бедные и обеспеченные, студентки и безграмотные. Чаще это — незамужние женщины сложной судьбы. У многих погибли или пропали без вести члены семьи и близкие. Выбор пути смертницы делается как под влиянием каких-либо трагических событий в личной жизни, так и сознательно, в силу идеологических убеждений. Методов вербовки в ряды смертниц существует огромное количество. Среди них — «продажа» девушек боевикам, «накачивание» их наркотиками, изнасилования с последующим шантажом и принуждением согласиться выполнить «очистительную» миссию .

Исследователи Марьин МП., Касперович ЮТ. справедливо выделяют две большие группы: это «черные вдовы» (вдовы или ближайшие родственницы погибших в боях членов незаконных вооруженных формирований) и «невесты Алла-ха»(молодые девушки, чаще всего из ваххабитских семей, где женщине прививается культ преклонения перед мужчиной, или девушки, выросшие без отца). К числу социально-психологических факторов, которые способствуют формированию психологических особенностей у лиц, выбирающих террористическую деятельность, относятся: неблагоприятные условия в семье, потеря близких в результате криминальных действий против них, одиночество, комплекс неполноценности, невостребован ность, отсутствие самореализации и значимого статуса, пренебрежение со стороны окружающих, нерешительность, неумение принимать самостоятельные решения и в соответствии с этим выбирать варианты поведения, изолированность от внешних положительных связей и влияние позитивной социальной среды, стремление к самоутверждению своей значимости, агрессивность, эксцентричность, зависть и ненависть к преуспевающим людям, корысть, мнимый патриотизм и религиозный фанатизм, обида на правоохранителей, шантаж, запугивание, принуждение .

Что движет террористками? Религиозный фанатизм, который одурманивает сознание. Убийство

Литература:

2. Яхьяев МЛ. Фанатизм: проблема понятийного определения. Голос разума // Республиканский философский журнал. Махачкала, 2005. № 2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Гарунова Н.Н. социальные проблемы как одна из причин радикализации молодежи на Северном Кавказе // Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 22 (351). С. 132-136.

4. Яхьяев МЛ. Религиозный фанатизм как социально-исторический феномен : автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук. Махачкала, 2006.

5. Гарунова Н.Н. К вопросу о понятии религиозный фанатизм // Современная наука: тенденции и перспективы развития. Всероссийская научная конференция. Ставрополь : Изд-во СКФУ, 2014. С. 161-163.

6. Debra Zedalis. Female Suicide Bombers, 2004.

URL: www.strategicstudiesinstitute.army.mil/pdf-fi-

7. Марьин МЛ. Психология террористов-

смертниц / МП. Марьин, ЮТ. Касперович // Педагогика в праоохранительных органах. 2012. № 1(48). С. 7.

людей — (етмый большой грех в любой религии) -провозглашается лидерами экстремистских исламистских организаций святым делом. Религиозная, патриотическая, националистическая риторика полностью вытесняют из сознания будущих смертников человеческую мораль и здравый смысл. Они укрепляются в своей вере в загробную жизнь. В недавнем прошлом сам факт использования женщин в качестве смертниц считался несовместимым с нормами и принципами религиозного учения ислама. Перед исламистскими фундаменталистами встала задача религиозного обоснования такого явления, ибо Коран строго запрещает самоубийство. Такое обоснование было найдено в формуле, гласящей, что женщины-смертницы свершают не акт самоубийства, а акт мученичества, а к мученикам Аллах благоволит. И все же, в исламском мире нет единства подходов к этой проблеме. Т.о. можно говорить о том, что тип террориста-смертника формируется под влиянием различных социальных и психологических факторов, особое место занимают фанатики. Группу социальных факторов составляют политический и экономический уровень развития общества, историко-куль^рные условия, степень недовольства и обид граждан, вектор направленности обид, эффективность контртеррористических мероприятий, традиционализм и повседневность в сообществе. Новым явлением в последнее время стало то, что среди смертниц заметное число стали занимать женщины славянского происхождения.

1. Archimandrite Raphael (Karelin). About fanatic-

ism. Theology comment on some recent difficult questions of doctrine. URL: http://apologet.

6. Debra Zedalis. Female Suicide Bombers, 2004.

URL: www.strategicstudiesinstitute.army.mil/pdf-fi-

7. Mar’in M.I. The psychology of suicide bombers / M.I. Mar’in, Yu.G Kasperovich // Pedagogy in law enforcementorgans. 2012. № 1 (48). P. 7.

8. Гарунова Н.Н. Эническое пространство России как способ формирования российской идентичности / Н.Н. Гарунова, HP. Байдулаева // Известия Волгоградского государственного технического университета. 2014. Т. 18. № 16 (143). С. 26

9. Гарунова Н.Н. Событийность, традиционализм и повседневность в межнациональном взаимодействии студенческих сообществ северного Кавказа / Н.Н. Гарунова, АЛ. Скорик, АЛ. Цыбульникова // Вестник Дагестанского государственного университета. 2014. № 4. С. 187.

09.11.2016 Новый фильм режиссёра Мартина Скорсезе «Молчание» первыми смогут увидеть на специальном показе в конце ноября в Риме 400 священников-иезуитов. Ключевую роль в его организации сыграл преподобный Джеймс Мартин, священник из ордена иезуитов, писатель и редактор еженедельного журнала иезуитов «Америка».
Во время работы над картиной Джеймс Мартин выступал в качестве консультанта с тем, чтобы обеспечить её максимальную аутентичность с точки зрения священника-иезуита. Он является ключевой фигурой в Ордене иезуитов и вхож в высшие круги католической церкви.
В центре сюжета «Молчания» история двух священников, которые отправляются в Японию на поиски своего наставника, но встречают там только насилие и преследование. Имевшие возможность посмотреть рабочую версию монтажа фильма указывают на духовное сходство с исторической драмой «Миссия». Вышедшая в 1986 году лента режиссёра Роланда Жоффе рассказывала о том, как в XVIII веке иезуиты пытались спасти племя коренных жителей Южной Америки от попадания в рабство. «Миссия» получила семь номинаций на премию «Оскар», в том числе за лучший фильм и лучшему режиссёру.
Такая новость служит хорошим знаком для «Молчания». Ведь официальная поддержка со стороны католической церкви и сам по себе интерес со стороны католического сообщества могут довольно много значить. Предыдущий фильм Мартина Скорсезе на религиозную тему «Последнее искушение Христа» вызвал бурное негодование со стороны различных церковных групп и провалился в прокате.
Напомним, что премьера «Молчания» в США запланирована на 23 декабря, при этом за полтора месяца до выхода на экраны любители кино не видели ещё ни одного трейлера фильма. Сегодня стало известно, что американские кинокритики смогут увидеть «Молчание» не раньше начала декабря. Для потенциального претендента на «Оскар» ситуация достаточно необычная. Ведь из-за этого фильм может пропустить крайние сроки выдвижения на ряд престижных наград.
Впрочем, известно немало случаев, когда поздние показы для критиков не создавали больших проблем. Только в конце ноября были показаны такие фильмы, как «Железная хватка», «Боевой конь», «Волк с Уолл-Стрит» и «Цель номер один». Все они получили в итоге номинации на премию «Оскар». Однако, чтобы тянули аж до декабря, таких случаев было крайне мало. Наиболее известным из них является «Аватар» Джеймса Кэмерона. Самый кассовый фильм всех времён члены гильдий и Голливудской ассоциации зарубежной прессы смогли оценить в начале декабря. Первые же показы для критиков состоялись только 10 декабря.

Библиотека » Психология религии » Религиозный фанатизм

© Г. В. Старшенбаум

Не проглатывай веры больше, чем можешь переварить.
Генри Брукс Адаме

Религиозный фанатизм — это крайняя степень увлечения религиозной деятельностью с созданием из нее культа, поклонением и растворением в группе единомышленников. Кроме религиозного, существуют другие распространенные варианты фанатизма — политический (партийный), спортивный, музыкальный и т.д.

Экстатические пляски сектантов во главе с лидером приводят их в состояние деиндивидуализации, растормаживания инстинктов и психофизического возбуждения, аналогичное опьянению психостимуляторами, вплоть до появления галлюцинаций. Во время рок-концертов происходит навязывание альфа-ритма, при этом ЭЭГ неотличима от гипнотической. У слушателей возникают общие для всего зала или стадиона эмоции, индивидуальность растворяется, растормаживаются стадные инстинкты. Резко повышается внушаемость по отношению к исполнителю — идолу, кумиру. Через какое-то время человек уже не может жить без наушников и рок-тусовки. Похожее воздействие оказывал бесноватый фюрер под аккомпанемент марширующих колонн чернорубашечников и толпы, скандирующей: «Зиг хайль!».

Религиозные фанатики обнаруживают также аддикцию отношений, желание, чтобы их единомышленники властвовали над остальными, стремление к разрушению и саморазрушению. Сознание адепта культа определяется групповыми ценностями, ответственность за жизнь самоотверженно передается лидеру. Аддиктивной мотивации фанатического поведения способствует обстановка групповой тайны, магические ритуалы, идеологический накал — все это заполняет «пустоту» реальной жизни аддикта. Характерна нетерпимость к инакомыслящим: «Кто не с нами, тот против нас».

Обращение к древним религиозным культам характерно для кризисных моментов истории страны. Так, на Кубе во время острого кризиса 1992-1993-х годов повсеместное распространение получили древний культ и черная магия африканского народа йоруба, и тогда Фидель Кастро и другие высшие лица государства стали появляться в белых одеяниях и совершать обряды религиозного омовения и очищения от всяких грехов. Тоталитарное общество приписывает вождям магические свойства, чтобы уповать на них. Гитлер был убежден в наличии у себя таких качеств и постоянно демонстрировал их. После захвата Польши он заявил: «Решающий фактор в этой борьбе — я сам! Никто не может заменить меня! Я верю в силу своего интеллекта. Никто и никогда не достигал того, чего достиг я! Судьба Рейха зависит только от меня. Я не остановлюсь ни перед чем. Я уничтожу каждого, кто будет противостоять мне!» Культ личности Сталина — земного Бога советских атеистов — не требовал от него подобных фраз. Но его убежденность в своих огромных магических возможностях гипнотизировала даже мировых лидеров, которые непроизвольно вставали при его появлении.

Членами религиозных фанатических групп становятся зависимые личности, неспособные брать на себя ответственность за свою жизнь и чувствующие себя уверенно лишь в группе, ведомой сильным лидером. Чем больше они теряют свою индивидуальность, тем сильнее нуждаются в идентификации с лидером и группой, чтобы получить нарциссическое ощущение всемогущества. Такие личности легко могут стать жертвой психологического лидера, проводящего массовые тренинги, как Рон Хаббард и другие сайентологи, или сеансы гипноза, как Кашпировский. Еще более масштабное воздействие оказывают финансовые пирамиды типа МММ, организованная преступность, тоталитарные государственные режимы, международные мафиозные кланы и религиозно-террористистические объединения. В религиозные секты легче всего вовлекаются лица, занятые интенсивным духовным поиском, стремящиеся к «Абсолютной Истине», часто понимаемой как простые и однозначные ответы на сложные вопросы.

Для экстремистских религиозных культов характерно следующее: а) харизматические лидеры, считающие себя мессиями или обладателями особой силы (дара); б) тоталитарная (догматическая, абсолютистская) философия; в) тоталитарная система управления; г) требование беспрекословного подчинения уставу общины; д) сильный акцент на накапливании богатства для общины и е) почти полное отсутствие заботы об индивидуальном благополучии членов культа. От новообращенных обычно скрывают истинное положение дел, но как только они глубоко вовлекаются в культ, их подвергают процедуре «промывания мозгов». Полное изменение личности неофита занимает обычно от нескольких дней до нескольких недель, и после 4-7 лет жизни в культовой группе эти изменения становятся необратимыми.

Контроль сознания членов групп, по Роберту Лифтону, включает следующие пункты (по: Хассен).

  1. Средовой контроль. Контроль жизненной среды и общения в пределах этой среды. Сюда входит не только общение людей друг с другом, но и проникновение в сознание человека групповых представлений, которые постепенно становятся определяющим фактором при принятии решений.
  2. Мистическое манипулирование. Специальная технология планирования «случайностей» и «сверхъестественных» событий. Все манипулируют всеми ради более высокой цели.
  3. Требование чистоты. Установление невыполнимых стандартов поведения, что способствует созданию атмосферы вины и стыда. Независимо от того, какие усилия прикладывает человек, он всегда терпит неудачу, чувствует себя плохим и работает еще усерднее.
  4. Культ исповеди. Разрушение границ личности, предписывающее признаваться в любой мысли, чувстве или действии, которые можно заподозрить в несоответствии групповым правилам. Полученная при этом информация не прощается и не забывается, а используется в целях контроля.
  5. Священная наука. Вера в абсолютную научную и нравственную истинность групповой догмы, что не оставляет места для каких бы то ни было вопросов или альтернативных точек зрения.
  6. Внутригрупповой язык. Использование фраз и слов-клише с целью ограничить мышление членов группы абсолютными, черно-белыми формулами, понятными только для посвященных и устраняющими самостоятельное критическое мышление.
  7. Доктрина выше личности. Навязывание верований группы в противовес опыту, сознанию и целостности личности.
  8. Разделение существования. Вера в то, что члены группы имеют право на существование, а всяческие критики, диссиденты и иноверцы -не имеют. Для достижения целей группы оправданы любые средства.

Под влиянием подобного воздействия докультовая личность больного вытесняется аддиктивной личностью, полностью подчиненной интересам группы. С. Хассен (2001) подробно описывает, как адепт культа отказывается от своих прежних целей, разрывает важные отношения, отдает группе все свое время и средства, работает на нее за гроши. Он плохо питается, мало спит, игнорирует признаки болезни, отказывается от медицинской и психологической помощи, пренебрегает советами врача. Изменяется его одежда, прическа, вес, диета; у него появляется безжизненный пристальный взгляд наркомана, меняется построение речи, мимики и манеры, снижается чувство юмора. Из экстраверта он может превратиться в интроверта и наоборот. Аналитическое мышление подменяется магическим. Ленивый превращается в трудоголика, безответственный — в ответственного, неряшливый — в опрятного, несобранный — в пунктуального. Прежние интересы и хобби исчезают, изменяются представления о честности. Поведение становится скрытным, уклончивым или оборонительным, а отношение к членам семьи — осуждающим. Он фанатично стремится обратить других в свою веру, использует жаргон «для посвященных», механически монотонно повторяет заученные постулаты. Семья и друзья становятся объектами проповеди, как будто нуждаются в спасении. Он оказывает давление с целью получить деньги для личных нужд и для группы. Утрачиваются связи с семьей и друзьями, он уклоняется от объятий и поцелуев, изолируется, не участвует в семейных событиях, большую времени проводит с группой, переселяется жить к другим членам группы. Меняются политические и религиозные убеждения, студенты переходят на вечернюю форму обучения, меняют специализацию или прекращают учебу.

В последние годы отмечается много случаев развития индуцированного бреда в религиозных группах, приводящих, в частности, к массовым самоубийствам, убийствам членов сект, насилию над детьми и другим тяжким правонарушениям (например, убийство 300 детей в Джонстауне, США в 1978 г.). Среди членов американского фан-клуба группы «Нирвана» самоубийц в 18 раз больше, чем по населению соответствующего возраста в целом.

Многие сатанинские секты практикуют садистические ритуалы, в которые входит питье крови в смеси с мочой и вином, употребление наркотиков, истязание или убийство животных и людей. Жертвы этих ритуалов, оставшиеся в живых, обнаруживают посттравматическое стрессовое расстройство. Дети обычно подвергаются инцестуозному и групповому сексуальному насилию в особо извращенной форме и получают тяжкие телесные повреждения. Их запугивают тем, что теперь они прокляты, находятся во власти Сатаны, и он всегда будет знать, где они находятся и что они делают.

Дети редко рассказывают о случившемся по нескольким причинам. Перед ритуалом их подвергают действию наркотиков и гипноза с внушением забыть произошедшее, а если эпизод вспомнится — покончить с собой. Кроме того, сам эпизод настолько мучителен, что вытесняется из сознания в силу диссоциации. Чтобы ребенка можно было использовать в ритуальных целях и в дальнейшем, эта диссоциация усиливается искусственно. Для этого ребенка жестокими пытками доводят до состояния разъединения чувств и мыслей, в это время в расщепленное сознание внедряется культовая программа, эффективно закрывающая образовавшееся окно. Теперь она будет функционировать постоянно, оставаясь неосознанной для жертвы. Программа включает: а) самостоятельное возобновление контакта с сектой или позволение его члену секты; б) сообщение секте нужной информации устами измененной части личности; в) автоматическое нанесение себе телесных повреждений или самоубийство в случае невыполнения предписаний секты; г) саботирование лечения, направленного на освобождение от влияния секты.

У взрослых, переживших в детстве сатанинское ритуальное насилие, обнаруживается диссоциативное расстройство, обычно в форме множественной личности. У них выявляются следующие типы пережитого насилия: принудительный прием наркотиков, сексуальные действия, наблюдение мучений и смерти животных, причинение физической боли и пытки с предварительным наблюдением за аналогичными издевательствами над другими, наблюдение и принудительное участие в принесении в жертву взрослых и детей, сожжение заживо в гробу, принудительный каннибализм, угрозы убийства. Девушек и молодых женщин принуждают к заключению ритуального брака с Сатаной, принесению в жертву собственного ребенка; они подвергаются насильственному лишению девственности, принудительному кровосмесительному оплодотворению и т. п. К символам сатанизма относятся: пятиконечная и шестиконечная звезда, сломанный крест, свастика, треугольник, всевидящее око, стрелы молний, три шестерки, перевернутый крест и др.

Во главе фанатиков обычно встают харизматические личности, отличающиеся паранойяльными и нарциссическими чертами, иногда это эпилептики. Наполеон презирал человечество и заявлял: «Такой человек, как я, плюет на жизнь миллионов людей!» Гитлер говорил о себе: «То, чего мы требуем, настолько необычно и настолько сильно, что только душа и сама природа фанатика могла почувствовать влечение к этому. Это недоступно мелкому, усредненному уму бюргера» (Кох-Хиллебрехт, 2003).

П. Б. Ганнушкин (1998) был одним из первых, кто указал на связь сексуальности, агрессии и религиозного чувства. Воодушевление и экстаз религиозного фанатика во время молитвенного ритуала так же, как и во время политического митинга, рок-концерта или спортивного матча, вызывают у него выброс внутреннего наркотика — эндорфина — со всеми вытекающими последствиями. Мода на медитирование также в большой степени обусловлена его выделением в этом состоянии. Фанатики стремятся к уходу от своего Я в «мы», растворяясь в группе единомышленников, где они чувствуют себя в безопасности. «Но если в партию сгрудились малые//Сдайся враг, замри и ляг!// Партия — рука миллионопалая,//Сжатая в один громящий кулак» (В. Маяковский). Малые здесь — инфантильные конформисты, бессильные поодиночке и всесильные в стае. Мир для них делится на «наших» и «врагов», правоверных и неверных.

Терапия религиозного фанатизма

Для освобождения от влияния религиозной секты используется депрограммирование, которое состоит в развитии у пациента критического, гибкого, творческого и независимого мышления и коррекции ложных представлений относительно культовой жизни. Член культа исследует соответствующую идеологию в свете логики и известных ему фактов. С помощью наводящих вопросов его нацеливают на систематический анализ вскрытых противоречий. Новичков информируют о том, им придется посвятить свою жизнь этой группе, что их будущий супруг(а) и время вступления в брак будут выбраны за них лидером культа. Особенно полезно описать и объяснить процесс идеологической обработки, которой они были подвергнуты.

В процессе депрограммирования желание аддикта понять, что с ним происходит, нарастает до тех пор, пока не будет достигнуто состояние «ломки». Перед этим аддикт внезапно прекращает обсуждение, становится тихим и задумчивым или обнаруживает признаки шока. Затем у него наступает нервная дрожь, рыдания и паническая растерянность, рождается решение порвать с культом. Далее следует фаза неустойчивости, когда случайная встреча или телефонный звонок могут привести к рецидиву.

Окончательно от влияния секты можно освободиться только с помощью специально созданной команды близких и друзей аддикта, которые общими усилиями могут вернуть его к прежней жизни. Ядро команды составляют родные больного и его близкие друзья. В команду включаются также люди, с которыми адепт культа был связан до своего вступления в секту, другие семьи с аналогичными проблемами, бывшие члены секты. Подготовить такую команду для терапевтического вмешательства может семейный терапевт. Многих потенциальных членов команды обычно приходится убеждать в наличии проблемы. Людей, использующих защиту отрицанием, необходимо спрашивать: «Какие вам нужны доказательства, чтобы убедиться в существовании проблемы?» и предоставлять соответствующую информацию. Часто члены команды нуждаются в опровержении ошибочных представлений, мешающих эффективной работе команды.

Стивен Хассен (2001) перечисляет 10 подобных заблуждений: «Никакого контроля сознания не существует», «Любое влияние есть попытка контроля над сознанием», «Ведь он по-своему счастлив!», «Нельзя вмешиваться в жизнь взрослого человека», «Он имеет право верить во что хочет», «Он достаточно умен и разберется сам», «Он так слаб, что ищет руководства», «Уж лучше секта, чем его прежняя жизнь», «Он уйдет сам, когда будет готов», «Мы потеряли надежду».

В ходе терапии приходится преодолевать ряд когнитивных стереотипов членов команды.

  1. Абсолютизация прошлого опыта: он никогда не слушал моих советов, не послушает и сейчас.
  2. Сверхобобщение: в прошлый раз мы поссорились, он всегда ненавидел меня.
  3. Наклеивание ярлыков: да ты просто зомби!
  4. Самообвинение: это моя вина, что он вступил в секту.
  5. Отрицание: никто его не контролирует, просто сейчас он в растерянности.
  6. Рационализация: если бы не секта, она была бы сейчас среди своих наркоманов.
  7. Негативная фильтрация: мы чудесно провели вчерашний день, но он все равно вернулся в секту, это полный провал.
  8. Поляризация: он так усердно трудится в своей секте, хотя все равно ничего не добьется.
  9. Персонализация (предположение, что все происходящее имеет отношение ко мне): я оставила для него три сообщения, а он все равно не позвонил; должно быть, он знает, что я обратилась к консультанту.
  10. Чтение мыслей: конечно, ты расстроился, что я не предупредила тебя, прежде чем что-то делать.
  11. Ошибки контроля: я выбью из него эту дурь! (или наоборот: мои попытки безрезультатны).
  12. Эмоциональная аргументация: я так чувствую, что любой, кто верит в эту чушь, просто слабак.

Члены семьи адепта нередко страдают какими-либо аддикциями, и бывает полезно привлечь адепта для того, чтобы помочь им избавиться от этих зависимостей. Впоследствии роли меняются, и успешное выздоровление родственника служит положительным примером для адепта. Во избежание рецидива следует учесть, что после выхода из секты бывшего адепта могут мучить чувства стыда и вины. Вместо того, чтобы искупить свою вину перед близкими, он может направить свои усилия на то, чтобы попытаться спасти друзей, оставшихся в секте, и это может затянуть его назад. Следует успокоить адепта, объяснив ему, что хотя его вина и велика, но не стоит преувеличивать ее. И лучшее, что он сможет сделать для оставшихся в секте друзей — это показать им пример творческой самостоятельной жизни.

Терапия выживших жертв ритуального насилия включает следующие этапы: а) установление терапевтического альянса; б) обследование и оценку; в) уточнение диссоциативной системы; г) вскрытие вытесненной информации и устранение диссоциативных барьеров; д) реконструкцию памяти и коррекцию представлений; е) противодействие внушенным представлениям; ж) десенсибилизацию запрограммированных сигналов; з) интеграцию прошлого, нахождение нового смысла жизни. Используются такие методы терапии, как катарсис, гипноз, самовыражение (ведение дневника, рисование, игра в песочном ящике), лекарственная терапия и стационарное лечение. Дополнительную помощь оказывает участие в группе взаимопомощи, работающей по принципу «Анонимных Алкоголиков». В процессе терапии необходимо быть готовым к развитию суицидоопасной депрессии. Это может быть результатом запрограммированности на суицид и/или неспособности интегрировать ужасающие компоненты воспоминаний. Крайне важно помочь больным осознать, что они не несут ответственности за случившееся, будучи жертвами запугивания, насилия и искусных манипуляций.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Кузнецова, Марина Николаевна, 2003 год

2. Аверинцев, С.С. Поэтика ранневизантийской литературы: Моногр./С.С. Аверинцев. М.: CODA, 1997. — 343 с.

4. Английское свободомыслие: Дж. Локк, Д. Толанд, А. Коллинз. М.: Мысль, 1981.-301, 1. с.

5. Андреев, А. Монашеские ордена/А.Андреев. М.: Традиция — Евролинц, 2001.-399 с.

6. Антология педагогической мысли христианского Средневековья: В 2 т. -М, 1994.-Т.1.-399 с.

7. Апокалипсис в учении древнего христианства. М.: Валаам, о-во Америки, Рос. отд-ние, 2001. — 259, 1. с.

9. Асадулин, Ф. Центральная Азия на грани религиозно-социального взрыва / Ф. Асадулин // Независимая газета. 2002. — 23 сент. — С. 10

11. Бейль, П. Исторический и критический словарь: В 2 т. М., 1968. — Т.2. -315 с.

13. Белов, А.В. Адвентизм / А.В. Белов.— 2-е изд. М.: Политиздат, 1973. -237, 3. с. — (Библиотека «Современные религии»).

14. Белов, А.В. Секты. Сектантство. Сектанты /А.В. Белов; Академия наук СССР. -М.: Наука, 1978.-151 с.

15. Белый, А. Символизм как миропонимание/А. Белый. М.: Республика, 1994.-525, 3. с.

16. Белый, А. Собрание сочинений. Серебряный голубь. Рассказы /А. Белый. М.: Республика, 1995. — 335 с.

18. Беседы (омилии) святителя Григория Паламы: 4.1./Григорий Палама. -М.: Паломник, 1993. 255, 4. с. -Репр.

19. Бессонов, М.Н. Православие в наши дни /М.Н. Бессонов. М.: Политиздат, 1990.-301 с.

20. Бехтерев, В.М. Внушение и его роль в общественной жизни /В.М. Бехтерев. Спб: Питер, 2001. — 256 с. — (Серия «Психология-классика»).

22. Богослов, Григорий. Собрание творений: В 2 т./ Григорий Богослов. -Минск-М.:Харвест-Act, 2000.-Т. 1. 831, 1. с.

23. Богословский, Н. «Внутренний опыт» в деле религиозного познания /Н. Богословский //Вера и разум. 1909. — №№ XIX — XX. — С. 1 — 22.

24. Боккаччо, Дж. Декамерон /Дж. Боккаччо; Пер. с ит. Н. Любимова. М.: Моск. рабочий, 1987. — 686 с.

26. Бонч-Бруевич, В.В. Кривое зеркало сектантства /В.В. Бонч-Бруевич. -М.: Жизнь и знание, 1922. 40 с.

28. Бонч-Бруевич, В.В. Избранные сочинения/В.В. Бонч-Бруевич. М.: Изд- во Акад. наук СССР. Т. 1. — 409, 1 . с.

31. Бражник, И.И. Социальная сущность сектантского экстремизма/И.И. Бражник. М.: О-во «Знание»., 1974. — 39 с.

32. Буайе, Ж.Ф. Империя Муна /Ж.Ф. Буайе. М.: Политиздат, 1990. — 352 с.

33. Бубер, М. Два образа веры / М. Бубер. М.: ACT, 1999. -590 с.

34. Буганов, В.И. Бунтари и правдоискатели в Русской православной церкви/В.И. Буганов, А.П. Богданов-М.: Политиздат, 1991. 525, 3. с.

35. Булгаков, А.Г. «Святая инквизиция» в России до 1917 года/А.Г. Булгаков- М.: Новый юрист, 2001. 240 с.

36. Булгаков, С.Н. Героизм и подвижничество/С.Н. Булгаков. М.: «Русская книга», 1992.-528 с.

38. Булгаков, С.Н. Первообраз и образ: В 2 т. /С.Н. Булгаков. М., Спб, 1999.-416 с. — Т. 1: Свет невечерний.-414 с.

39. Буткевич, Т. Обзор русских сект и их толков/Т. Буткевич //Вера и разум.- 1909. №№ XVII — XVIII. — С. 597 — 691.

40. Буткевич, Т. Обзор русских сект и их толков/Т. Буткевич //Вера и разум.- 1909. №№ XIX — XX.- С. 23 — 75.

41. Быков, А.А. Лойола И.: Его жизнь и общественная деятельность /А.А. -Спб.: Тип. т-ва «Общественная польза», 1894. 77 с.

42. Бэрон, Р. Агрессия / Р. Бэрон, Д. Ричардсон Спб.: Питер, 1999. -(Мастера психологии).

43. Валла, Л. Об истинном и ложном благе. О свободе воли /Л. Валла. М., 1989.-474 с.

44. Васильев, А. По следам «святых» преступлений: Атеист. очерки/А.А. Васильев. М.: «Молодая гвардия», 1988. — 158, 2. с.

46. Вебер, М. Избранное. Образ общества /М. Вебер. М.: Юрист, 1994. -702, 1. с.

47. Вебер, М. Избранные произведения/ М. Вебер. М., 1990.

48. Великович, Л.Н. Католицизм в современном мире /Л.Н. Великович. М.: «Знание», 1981. — 64 с. — (Новое в жизни, науке, технике).

49. Великович, Л.Н. Чёрная гвардия Ватикана/Л.Н. Великович. М.: Мысль, 1980.-231 с.

51. Вестник Российского философского общества /РАН, Рос. филос. общество. 2002.2 (22).-217 е.; №4 (24).-218, 2. с.

52. Вигуру, А. Психическая зараза/ А. Вигуру, П. Жукелье. М.: Современные проблемы, 1912. — 192 с.

53. Вольтер, Ф.М.А. Бог и люди: Статьи, памфлеты, письма: В 2 т./ Ф.М.А. Вольтер. Т.1. — М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1961. — 440, 2. с.

54. Вольтер, Ф.М.А. Философские сочинения/Ф.М.А. Вольтер; Отв. ред., сост. В.Н. Кузнецов. -М.: Наука, 1988. 750, 2. с.

55. Гальперин, Б.И. Религиозный экстремизм: Кто есть кто /Б.И. Гальперин. Киев: Политиздат Украины, 1989. — 131, 3. с.

56. Гараджа, В.И. Протестантизм/ В.И. Гараджа. М.: Политиздат, 1971. -191 с.

57. Гараджа, В.И. Религиеведение/В.И. Гараджа. М.: Аспект-Пресс, 1994. -348, 2. с.

58. Гараджа, В.И. Социология религии /В.И. Гараджа. М.: Наука, 1995. -221, 2. с.

59. Гегель, Г.В.Ф. Сочинения. М.: АН СССР, Ин-т философии, 1959. — Т. IV, 4.1. — XLVIII, 438, 2. с.

60. Гегель, Г.В.Ф. Философия права/ Ин-т ф-фии коммунистической Академии. 380 с.

61. Гегель, Г.В.Ф. Философия религии: В 2 т. /Г.В.Ф. Гегель М: Мысль, 1985.—Т. 1. — 351, 3. с.

62. Георгий. Наше духовенство в произведениях А.П. Чехова: Лит.- филос. очерк /Георгий //Вера и разум. 1904. — № XIX. — С. 211 — 230.

63. Гергей, Е. История папства: Пер. с венгер. /Е. Гергей. М.: Республика, 1996.-463 с.

64. Гобри, И. Лютер /И. Гобри. М.: Мол. гвардия, 2000. — 513, 15. с.

65. Гозман, Л.Я. Политическая психология/Л.Я. Гозман, Е.Б Шестопал-Ростов н/Дону, 1996. 444, 2. с. — (Знание).

66. Головин, В. День Асахары /В. Головин //Новое время. 1995. — № 52. — С. 22-24

67. Гольбах, П. Галерея святых /П. Гольбах. М.: Госполитиздат, 1962. — 352 с.

68. Гольбах, П. Избранные произведения/П. Гольбах. -М. : Соцэкгиз, 1963. Т. 1.-715 с.

69. Гордиенко, Н.С. Современное русское православие /Н.С. Гордиенко. -Л.: Лениздат, 1987.-304 с.

70. Городкова, В.И. Религиозный фанатизм и психозы человека/В.И. Городкова, Л.А. Булахова Киев, 1966.

71. Граждан, В.Д. Вероучение и мораль пятидесятников/В.Д. Граждан. ML: Знание, 1989.-64 с.

72. Грачёв, А.С. Политический экстремизм/А.С. Грачёв. М.: Мысль, 1986. -232 с.

73. Григулевич, И.Р. Инквизиция/И.Р. Григулевич. 3-е изд. — М.: Политиздат, 1985. — 447, 1. с.

74. Григулевич, И.Р. Пророки «новой истины» /И.Р. Григулевич. М.: Политиздат, 1983. — 300, 4. с.

76. Гуревич, А.Я. Категории средневековой культуры /А.Я. Гуревич. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Искусство, 1984. — 350 с.

78. Гуревич, П.С. Возрождён ли мистицизм?: Критич. очерки /П.С. Гуревич. -М., 1984.-302 с.

79. Гуринович, А.Г. «Левый» экстремизм и молодёжь в странах Запада. М., 1982.-40 с.

80. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка/В.И. Даль. -М., 1955. 2-е изд., испр. и доп. — T.IV. — 683 с.

82. Денисов, С.Ф. Разум и рассудок в человеческой активности /С.Ф. Денисов. Томск: Изд-во ТГУ, 1993. — 183 с.

84. Джеймс, В. Многообразие религиозного опыта /В. Джеймс; РАН; Ин-т философии. М.: Наука, 1993. — 432 с.

85. Дилигенский, Г.Г. Социально-политическая психология /Г.Г. Дилигенский.-М.: Наука, 1994. 320 с.

87. Дмитриева, Л.М. Религия в технизированном обществе: Моногр./ Л.М. Дмитриева; Омский гос. техн. ун-т.- Омск, 1996. 190 с.

89. Добреньков, В.И. Методологические вопросы исследования религии/В.И. Добреньков, Радугин А.А. М.: Изд — во Моск. Ун — та, 1989. — 189 с.

91. Добротолюбие. Сергиев Посад.: Свято — Троицкая Сергиева Лавра, 1992. -Т.1.-638, с.

93. Достоевский, Ф. М. Братья Карамазовы: В 2 т. М.: Худ. лит., 1989. -Т.1.-334, 2. е.;1. Т.2. 446, 2. с.

95. Златоуст, Иоанн. Полное собрание творений св. Иоанна Златоуста: В 12т./ Иоанн Златоуст. М.: Правосл. кн., 1991. — Т. 1., Кн. 2. — 899 с.

97. Еленский, В. Феномен новых религиозных движений: Белое братство /В. Еленский//Диа-Логос. Религия и общество. М., 1997. — С. 211 — 223.

98. Жуков, А.В. Церковь Объединения: вероучение, идеология и практика: Автореф. дисс.канд. филос. наук/ А.В. Жуков. Спб, 1995. — 18 с.

99. Забелин, И. Духовная дочь Аввакума /И.Забелин/ЯТамятники Отечества: Альманах. М., 1992. — № 28. — С. 13 — 17.

100. Замалеев, А.Ф. Еретики и ортодоксы: Очерки древнерусской духовности /А.Ф. Замалеев, Е.А. Овчинникова. М.: Лениздат, 1991. — 208 с.

101. Зарин, С.М. Аскетизм по православно-христианскому учению /С.М. Зарин. М.: Паломник, 1996. — 694 с.

102. Зенько, Ю.М. Психология и религия /Ю.М. Зенько. Спб: Алетейя, 2002. -384 с.

103. Зиммель, Г. Избранное: В 2 т. / Г. Зиммель. М.: Юрист, 1996. — Т. 1. -671 с.

106. Игнатенко, А. Ислам жертва ваххабизма //НГ-религии. — 2002. — 18 сент. -С. 1-2.

108. Ильин, И.А. Путь к очевидности / И.А. Ильин. М.: Изд-во «Республика», 1993.-431 с.

110. Казаков, И. Джихад против ереси // НГ-религии. 2002. — 18 сент. — С. 1-3.

112. Канерва, С. О фанатизме /С. Канерва // http: www. urantia. spb. ru./ fanat. html

114. Кант, И. Собрание сочинений: В 8 т. /Под общ. ред. А.В. Гулыги. М.: Чоро, 1994.-Т.1.-612, 2. с.

115. Кант, И. Сочинения / И. Кант. — М.: Мысль, 1964. -Т.2.- 510 с.

116. Карсавин, Л.Г1. Монашество в средние века/ Л.П. Карсавин М., 1992.

117. Карсавин, Л.П. Основы средневековой религиозности в XII XIII веках /Л. П. Карсавин. — Петербург: Алетейя, 1997. — 418, 6. с.

118. Кимелев, Ю.А. Философия религии: Сист. очерк /Ю.А. Кимелев. М., 1998.-424 с.

119. Классики мирового религиеведения: Антология. М.: Канон, 1996. -496 с.

120. Клибаиов, А.И. Из мира религиозного сектантства: Встречи, беседы, наблюдения /А.И. Клибанов. М.: Политиздат, 1974. — 255 с.

121. Клибанов, А.И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем /А.И. Клибанов; АН СССР. М.: Изд- во «Наука», 1973. — 255, 1. с.

122. Клюев, Н. А. Сердце Единорога: Стихотворения и поэмы /Н. Клюев-СПб: РХГИ, 1999.- 1072 с.

123. Корнилов, Н. Евангельские христиане-баптисты на историческом переломе: 1991-1997/Н. Корнилов//Диа-Логос. М., 1997.-С. 171-179.

126. Краткий словарь современных понятий и терминов. 3-е изд., дораб. и доп. — М.: Изд-во «Азбука», 2000.-317 с. — (1000 лет русской святости).

127. Кропоткин, П.А. Этика / П. Кропоткин. М.: Политиздат, 1991. — 496 с. — (Б-ка этической мысли).

128. Крывелев, И.А. История религий: В 2 т. /И.А. Крывелев; Ин-т этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. 2-е изд., доп.- М.: Мысль, 1988. -Т.1.-445, 1. с.

130. Кузанский, Н. О мире веры //Вопросы философии. 1992. — № 5. — С. 29 -53

131. Кураев, А. О вере и знании без антимоний/А. Кураев//Вопросы философии. 1992. — № 7. — С. 45 — 63

132. Кьеркегор, С. Страх и трепет / Ред., сост. С.А. Исаев. М.: Республика, 1993.-381, 3. с.

133. Ле Гофф, Ж. Цивилизация средневекового Запада/Ле Гофф Ж. М.: Прогресс, 1992.-372 с.

134. Лейбниц, Г. Новые опыты о человеческом разумении. М.- Л.: Соцэкгиз, «Образцовая» тип., 1936.-484 с.

136. Лешан, В.Е. Лики христианского сектантства /В.Е. Лешан. Киев: Политиздат, 1988.- 207 с.

137. Лозинский, С.Г. История папства / С.Г. Лозинский. М. : Политиздат, 1986.-380 с.

138. Локк, Д. Избранные философские произведения /Д. Локк. М.: Соцэкгиз, 1960. — Т. 1. — 734 с.

139. Лоренц, К. Агрессия (так называемое зло)/ К. Лоренц //Вопросы философии. 1992. — № 3. — С. 5-38.

140. Лосев, А.Ф. Философия. Мифология. Культура/А.Ф. Лосев М.: Политиздат, 1991. — 524, 2. с. — (Мыслители XX века).

141. Лосский, Н.О. Бог и мировое зло. М.: Республика, 1994. — 432 с.

142. Лукашевич, Д. Религиозный модернизм в католической церкви /Д. Лукашевич //Вера и разум. 1909. — С. 720 — 749.

143. Макарий Египетский. Духовные беседы /Преп. Макарий Египетский. -Клин: Фонд «Христиан, жизнь»: Ларэгс, 2001. -440, 8. с.

144. Макдауэлл, Д. Обманщики /Д. Макдауэлл. Б.м.: Протестант, Новая жизнь, 1995.- 223 с.

145. Малашенко, А. Исламское возрождение в современной России. М.: Моск. центр Карнеги, 1998. — 222 с.

147. Малиновский, Б. Магия, наука и религия/ Б. Малиновский. М., 1998.

148. Малышева, Д.Б. Религиозный фактор в вооруженных конфликтах современности/ Д.Б. Малышева. М.: Наука, 1991. — 124 с.

149. Мальбранш, Н. Разыскания истины /Н. Мальбранш. СПб.: Наука, 1999.-650 с.

151. Мамардашвили, М.К. Эстетика мышления. М.: Моск. шк. Полит, исследований, 2000. — 416 с.

152. Маркс, К. Социология / К Маркс; Ин-т социологии РАН, Моск. высш. шк. соц. и эк. наук и др. М.: Канон-пресс-Ц., Кучково поле, 2000. — 430, 1. с.

153. Маркс, К., Энгельс, Ф., Ленин, В.И. О религии/ К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин. 2-е изд., доп. — М.: Политиздат, 1983. — 368 с.

154. Мартишина, Н.И. Когниктивные основания паранауки: Науч. изд. /Н.И.Мартишина. Омск: Изд-во ОмГТУ, 1996. — 187 с.

155. Маслоу, А.Г. Дальние пределы человеческой психики. Спб.: Издат. группа «Евразия», 1997. — 430 с.

159. Митрохин, Л.М. Религии «нового века»/ Л.М. Митрохин. М.: Сов. Россия, 1985.-154, 2. с.

160. Митрохин, Л.М. Религия и культура: Философские очерки / Л.М. Митрохин; РАН, Ин-т философии. М.: ИФРАН, 2000. — 316, 3. с.

161. Митрохин, Л.М. Религия и политика/Л.М. Митрохин. М., 1991.

162. Михаил. Основы православного учения о личном спасении по св. Писанию и святоотеческим высказываниям (основы православной субъективной сотериологии) /Михаил //Богословские труды: Сб. 10. М.: Издание Моск. Патриархии, 1973. — С. 171-174

163. Момен, М. Фундаментализм в богословии, политике и общсстве/М. Момен //Религия и право. 1999. — № 6. — С. 22 — 24.

165. Монашеские ордена: Бенедиктинцы, цистерианцы, кармелиты и др. / Авт.- сост. А. Андреев. М.: Традиция — Евролинц, 2001. — 399 с.

166. Монтень, М. Опыты: В 3 кн./М. Монтсш». М.: Голос, 1992. — Кн. 2. -560 с.

167. Моран, Г. Религиозный фанатизм /Г. Моран //Религия и право. 1997. -Вып. 2-3.-С. 40-41.

168. Москаленко, А.Т. Кто такие иеговисты? /А.Т. Москаленко М.: Знание, 1959.-30, 2. с.

169. Москаленко, А.Т. Пятидесятники/ А.Т. Москаленко. 2-е изд. — М.: Политиздат, 1973.- 198, 2. с.

170. Московской Духовной Академии 300 лет (1685 1985): Богосл. труды. -М., 1986.-315 с.

171. Мчедлов, М.П. Политика и религия/ М.П. Мчедлов. М.: Сов. Россия, 1987.-256 с.

172. На пути к свободе совести: Сб. М.: Прогресс, 1989. — 493 с-(Перестройка: гласность, демократия, социализм).

173. Начала христианской психологии /Отв. ред. Братусь Б.С. М.: Наука, 1995.- 233, 7. с.

175. Нитобург, Э.Л. Русские религиозные сектанты и староверы в США / Э.Л. Нитобург//Новая и новейшая история. 1999. — № 3. — С. 34 — 55.

176. Ницше, Ф. Избранные произведения /Ф. Ницше. М.: Просвещение, 1993.-573 с.

178. Новая философская энциклопедия: В 4 т./ Ин-т ф-фии РАН, Нац. общ.-науч. фонд. М.: Мысль, 2001.

179. Т.2.-634 е.; Т.3.-692, 1. с.

180. Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера: Справочник. 2-е изд., перераб. и доп. — Белгород: Миссионерское отд-ние Моск. Патриархата русской православной церкви, 1997.-272 с.

182. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка /С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова.-М.:Азъ, 1995.-907 с.

183. Ориген. О молитве. Увещание к мученичеству /Ориген. — Самара: РА, 1993. Спб, 1897. — 240 е.- Репр.

184. Ортега-и-Гассет X. Избранные труды: Пер. с исп./Х. Ортега-и-Гассет. -М.: Изд. дом «Инфра- М», 2000. 700, 2. с.

186. Пётр (Екатериновский, Ф.). Правила и практика православной аскезы / Еп. Пётр (Екатериновский). Спб: Сатисъ, 2002. — 191, 2. с.

188. Пилкингтон, С.М. Иудаизм /С.М. Пилкингтон; Пер. с англ. Е.Г.Богдановой. М.: Фаир — Пресс, Информпресс, 1999. — 400 с. -(Грандиозный мир).

189. Писманик, М.Г. Диалог о вере / М.Г. Писманик. Пермь: Пермское кн. изд-во, 1989.-220, 2. с.

190. Писманик, М.Г. Личность и религия. М.: Наука, 1976. — 152 с.

191. Платонов, К.К. Психология религии: Факты и мысли/ К.К. Платонов. -М.: Политиздат, 1967. 239 с.

192. Поликарпов, B.C. Феномен человека вчера и завтра/В.С. Поликарпов, В.А. Поликарпова. — Ростов н/Д., 1996. — 572, 2. с.

193. Политическая энциклопедия: В 2 т. М.: Мысль, 2000. — Т. 1. — 690 с.

196. Портнов, А.А. Психозы и религия/ А.А Портнов, М.И. Шахнович Л.: Медицина, 1967.-95, 1. с.

197. Проблемы преодоления религиозного экстремизма. М.: Б.и., 1982. -125 с.

198. Рабле, Ф. Гаргантюа и Пантагрюэль /Ф. Рабле. М.: Изд-во «Правда», 1991.-765, 1. с.

199. Расулов, Я. Религиозный экстремизм /Я. Расулов //http://www.yaseen.ru/analitics/ekstremizm.htm

200. Ревуненкова, Н.В. Ренессансное свободомыслие / Н.В. Ревуненкова. -М., 1988.-207 с.

201. Религия в истории и культуре / М.Г. Писманик и др. М.: ЮНИТИ, 2000.-591 с.

202. Рибо, Т. Психология чувств / Т. Рибо. Киев; Одесса; Спб; 1912.

203. Розанов, В.В. В тёмных религиозных лучах /В.В. Розанов // Розанов В.В. Собр. соч.: В 9 т. / В.В. Розанов.- М.: Республика, 1994. Т.З. — 475, 5. с.

204. Розанов, В.В. Около церковных стен // Розанов В.В. Собрание сочинений: В 9 т./ В. В. Розанов. М.: Изд — во «Республика», 1995. — Т.1. -558 с.

205. Розанов, В.В. Религия. Философия. Культура/ В.В. Розанов. М.: Республика, 1992.-399 с.

206. Русская литература и религия: Сб науч. тр./ СО РАН, Ольденбургский университет. Новосибирск: Наука, 1997. — 310, 4. с.

207. Русское православие: вехи истории / Под ред. А.И. Клибанова. М.: Политиздат, 1989. — 720 с.

208. Руссо, Ж. Ж. Трактаты / Ж.Ж. Руссо. М.: Наука, 1969. — 703 с.

210. Сандулов, Ю.А. Тайный мир сатанистов: История и современность. -Спб.: Лань, 1997.-256 с.

211. Свенцицкая, И. «На потеху Риму»: Веротерпимость и фанатизм в древнем мире / И. Свенцицкая //Наука и религия. 1996. — № 9. — С.4 — 6.

212. Свенцицкая, И.С. Раннее христианство: Страницы истории. М.: Политиздат, 1989. — 336 с.

213. Смирнов, М. Джаамат уходит в небо // НГ-религии. 2002. — 30 окт. — № 10.-С. 1.

217. Спиноза, Б. Богословеко-политический трактат/ Б. Спиноза М.: Гос. антирелиг. изд., 1935. — 415 с.

218. Спиноза, Б. Сочинения: В 2т. /Б. Спиноза. Спб.: Наука, 1999. — Т.1. -489 с.

219. Старообрядчество в России (XVII XX вв.): Сб. науч. тр. /Отв. ред. и сост. Е.М. Юхименко. — М.: Языки русской культуры, 1999. -455 с.

221. Сумерки богов. М.: Политиздат, 1990. — 398 с.

222. Тальберг, Н. История русской церкви/ Н. Тальберг. Б.м.: Издание Псково — Печерского монастыря, 1994. — 528 с.

223. Терской, А. У сектантов/ А. Терской. М.: Политиздат, 1965. — 151 с.

224. Тертуллиан, К.С.Ф. Избранные сочинения/К.С.Ф. Тертуллиан. М.: Прогресс, 1994.-448 с.

228. Тувинов, А. Многоликий фундаментализм / А. Тувинов // Независимая газета. 2001.-26 сент. — С. 10

229. Угринович, Д.М. Психология религии: Моногр./ Д.М. Угринович. М.: Мысль, 1986.-352 с.

230. Ухтомский, Л.А. Доминанта /А.А. Ухтомский. — M.-JI., 1996

231. Уолтер, М. Царство культов / М. Уолтер. Спб.: СП «Логос», 1992. -351 с.

232. Фанатизм //Большая советская энциклопедия: В 30 т. 3-е изд. — М.: «Сов. энциклопедия», 1977. — Т. 27. — С. 200.

233. Федотов, Г.П. Святые Древней Руси/ Г.П. Федотов. — Ростов н/Дону: «Феникс», 1999. 384 с. — (Сер. «Исторические силуэты»).

236. Филимонов, Э.Г. Социальная и идеологическая сущность религиозного экстремизма / Э.Г. Филимонов. М.: Знание, 1983. — 61, 1. с.

237. Философия, религия, искусство: проблема абсолюта и идеала. М.: ИМ, 1998.-118 с.

238. Философский словарь Владимира Соловьёва/В. Соловьёв Ростов н/Д.: Феликс, 1997.-464 с.

239. Философский энциклопедический словарь. М.: Инфра, 1999. — 475 с.

240. Философский энциклопедический словарь / Ред. С.С. Аверинцев и др. -2-е изд. -М.: Сов. энц-дия, 1989.-814 с.

241. Фихте, И.Г. Наставления к блаженной жизни/И.Г. Фихте. М.: Канон +, 1997.-398, 2. с.

242. Флоренский, Г1.А. Столп и утверждение истины: В 2 т./П.А. Флоренский. Т. 1: Ч. 2. — М.: Правда, 1990. — 839 с.

244. Франк, C.JT. Философские предпосылки деспотизма /С.Л. Франк //Вопросы философии. 1992. — № 3. — С. 114 — 127.

245. Фрезер, Д.Д. Золотая ветвь / Д.Д. Фрезер. 2-е изд. — М.: Политиздат, 1983.-702, 1. с.

246. Фрейд, 3. Тотем и табу / 3. Фрейд. М.: Изд-во ACT, Олимп, 1997. -446 с.

247. Фрейд, 3. Человек по имени Моисей и монотеистическая религия /3. Фрейд. М.: Наука, 1993.- 172 с.

248. Фромм, Э. Анатомия человеческой деструктивности /Э. Фромм. М.: Республика, 1994.-446 с.

249. Фромм, Э. Догмат о Христе /Э. Фромм. М.: ACT, Олимп, 1998. — 414 с.

250. Фромм, Э. Иметь или Быть? /Э. Фромм. Киев: Ника-Центр «Вист-С», 1998.-390, 1. с.

251. Хачатуров, К. «Еретики» и инквизиторы /К. Хачатуров. М.: Сов. Россия, 1988.-127 с.

253. Хунчжи, Л. Фалунь Дафа/ Л. Хунчжи. М.: Изд-во РУДН, 1999. — 339 с.

255. Чалдини, Р. Психология влияния /Р. Чалдини. 3-е изд. — Спб. и др.: Питер Ком, 1999.-270 с.

257. Чиж, В.Ф. Психология злодея, властелина, фанатика: Записки психиатра/ В.Ф. Чиж. -М.: Республика, 2001.-416 с.

259. Шефтсбери, Э. Эстетические опыты/ Э. Шефтсбери. М.: ИПЛ, 1975. — 670 с.

261. Элиаде, М. Очерки сравнительного религиоведения: Моногр./ М. Элиаде. -М.: Ладомир, 1999. 488, 1. с.

262. Элиаде, М. Трактат по истории религий / М. Элиаде. Спб.: Алетейя, 1999.-391, 1. с. — (Миф, религия, культура).

263. Энгельс, Ф. Крестьянская война в Германии /Ф. Энгельс. М.: Политиздат, 1985. — 172, 4. с.

264. Энгельс, Ф. О первоначальном христианстве /Ф. Энгельс. М.: Политиздат, 1984. — 46, 2. с.

265. Энциклопедический словарь /Под ред. К.К. Арсеньева, Ф.Ф. Петрушевского. М<: Изд. центр «Терра», 1990. — Т. 69. — Репр. — 476 с.

266. Эсхил. Трагедии /Эсхил.-М.: Искусство, 1978. 317, 1. с.

267. Юм, Д. Сочинения/ Д. Юм. М.: Мысль, 1968. — Т. 2. — 927 с.

268. Юм, Д. Сочинения: В 2 т. / Д. Юм. М.: Мысль, 1965. -Т. 1.-847 е.;1. Т.2.-928 с.

269. Юнг, К.Г. Душа и миф. Шесть архетипов/ К.Г. Юнг. М.: ЗАО «Совершенство», Порт-Рояль, 1997,- 262 с.

270. Юнг, К.Г. О психологии восточных религий и философий / Юнг К.Г.; Моск. философ, фонд. М.: Медиум, 1994. — 253, 1. с.

271. Юнг, К.Г. Психологические типы / К.Г. Юнг; Под общ. ред. В. Зеленского. М.: ACT, «Университетская книга», 1996. — 715, 1. с.

272. Юрчук, В.В. Современный словарь по психологии /В.В. Юрчук. -Минск: Совр. слово, 1998. 768 с.

273. Яблоков, И.Н. Религиоведение / И.Н. Яблоков. М.: Гардарика, 1998. -536 с.

274. Яблоков, И.Н. Социология религии/ И.Н. Яблоков. М.: Мысль, 1979. -182 с.

275. Янг, Д. Христианство/ Д. Янг. М.: Фаир — Пресс, 1999. — 384 с. -(Грандиозный мир).

276. Ясперс, К. Смысл и назначение истории. -М.: Политиздат, 1991. 527, 1.с.

277. Blanshard, P. American freedom and catholic power/ P. Blanshard. -Boston: The Beacon Press, 1989. 350 p.

278. Boulding, K. Conflict and Deferense. A General Theory/ K. Boulding. -New York, 1961.

279. Comfort, W. The Quaker Way of Life / W. Comfort. New York, 1968.

280. Cults and New Religious Movements. Washington, D.C., 1989. — 345 p.

Религиозный фанатизм — принадлежит к числу психологических зависимостей, которые требуют лечения. Он характеризуется абсолютной увлеченностью конкретным типом религиозной деятельности, безотчетным следованием за единомышленниками, отсутствием способности к анализу собственного поведения.

Причины религиозного фанатизма

Фанатичное следование религиозным догматам является серьезной формой психологического расстройства. Фанатики действуют по указу «свыше» (духовного лидера секты), слепо подчиняясь догмам.

В наибольшей степени религиозному фанатизму подвергаются следующие категории людей:

  1. не способные к критическому мышлению, руководствующиеся эмоциями в собственных поступках;
  2. отличающиеся легкой внушаемостью;
  3. ведомые;
  4. легко поддающиеся чужому влиянию;
  5. у которых отсутствует сформированное собственное мировоззрение и система ценностных ориентаций;
  6. не имеющие увлечений.

Именно они в первую очередь попадают в сети фанатичной зависимости от религии. Такая приверженность к религиозной секте дает этим людям ощущение собственной значимости, причастности к чему-то важному, к командной работе.

Признаки религиозного фанатизма

На присутствие религиозного фанатизма указывают следующие симптомы:

  • Нетерпимость к другим религиозным направлениям, агрессия и ненависть, испытываемая к представителям другого вероисповедания. Фанатик не «слышит» доводы других сторон.
  • Ограниченность мышления, которая отвергает все новое. Все суждения, не имеющие отношения к религии, воспринимаются крайне негативно.
  • Неспособность к принятию критики. Несмотря на то, что догмы можно опровергнуть при помощи научных фактов, фанатик остается глухим к ним. Он не способен дискутировать и искать доказательства. Правоту часто доказывает посредством кулаков, а не логических доводов.
  • Использование ярлыков для характеристик окружающих. Все «враги» для фанатика являются «еретиками», «богохульниками», «отступниками», «язычниками» и др.

В наибольшей степени религиозный фанатизм сегодня присущ исламу. Вместе с тем, представители других конфессий, чаще всего сект, также могут страдать от этой формы психологического расстройства.

Последствия религиозного фанатизма

Религиозный фанатизм приводит к весьма серьезным последствиям не только для отдельно взятой личности, но и для общества в целом. Именно религиозные фанатики часто становятся слепым оружием в руках определенных финансовых или политических кругов, делая их пособниками или прямыми исполнителями террористических актов. Фанатики могут стать жертвами аферистов, выуживающих у них материальные ценности.

К тому же вследствие фанатичной зависимости у больных нарушается общение с социумом, которое со временем ограничивается религиозной общиной, ухудшаются отношения с близкими людьми. Только своевременная терапия + реабилитация способна избавить человека от данного вида зависимости.

Если вы столкнулись с такой проблемой в семье, то обратитесь в наш центр за консультацией.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *