Религиозные преступления

УДК 34 ББК 67

РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ИХ СОВЕРШЕНИЕ В УГОЛОВНОМ УЛОЖЕНИИ 1903 Г.

Н.В. ШИНГАРЕВА

к.ю.н., доцент кафедры истории государства и права МосУ МВД; E-mail: shingareva@list.ru; Научная специальность 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве МосУ МВД

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Статья посвящена религиозным преступлениям и ответственности за их совершение в начале ХХ в. в Российской империи.

Ключевые слова: свобода вероисповеданий, религиозные преступления, православная церковь, совращение, религиозная пропаганда, старообрядчество.

Keywords: freedom of religion, religious crimes, the Orthodox Church, seduction, religious propaganda, the Old Believers.

В современной России сохранение национального и религиозного многообразия является важной государственной задачей, составной частью которой выступает профилактика преступлений, совершаемых по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, и предупреждение этой категории преступлений путем воздействия на причины, их обусловливающие. В УК РФ нет ни специального раздела, ни отдельной главы, которые были бы посвящены религиозным преступлениям — они разбросаны практически по всем разделам и главам УК РФ. Большинство составов являются смешанными. Есть только один «чисто» религиозный уголовно-правовой состав, предусмотренный ст. 148 УК РФ — воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий. Также к преступлениям, относящимся к религии, можно причислить нарушение равноправия граждан в зависимости от отношения к религии (ст. 136 УК РФ); создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а равно руководство таким объединением (ст. 239 ч. 1 УК РФ), а также участие

в деятельности религиозного объединения, а равно пропаганда деяний, связанных с созданием таких объединений; насилия над гражданами или иного причинения вреда их здоровью либо побуждения граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей в связи с деятельностью этого религиозного объединения (ст. 239 ч.2 УК РФ); надругательство над телами умерших и местами их захоронения по мотиву религиозной ненависти или вражды (ст. 244 ч.2 п. «б» УК РФ); возбуждение религиозной вражды, а равно пропаганда исключительности, превосходства или неполноценности граждан по признаку их от ношения к религии, если эти деяния совершены публично или с использованием средств массовой информации (ст. 282 УК РФ) и т.д.

В России в начале ХХ в. расширение прав верующих потребовало пересмотра норм Уголовного уложения 1903 г. В то время как в уголовной доктрине европейских государств большинство из религиозных посягательств, предусмотренных Уложением 1885 г., перестало считаться уголовно наказуемыми, разработчики Уголовного уложения 1903 г. продолжили придерживаться старого взгляда на природу религиозных посягательств1. Это было связано с тем, что в России православие рассматривалось как необходимое усло-

вие существования общества, а его охрана определялась интересами самого государства2. Разработчики Уложения исходили из того, что глава о религиозных преступлениях должна соответствовать принципам российского законодательства, не противоречить нормам о свободе вероисповеданий, и учитывать то особое положение, которое занимала православная церковь в Российской империи. В пояснительной записке редакционной комиссии указывалось на особенную, «существенно отличную от других государств» важность религии и церкви в России, где «начала христианской веры и православная церковь, представляясь соединительным звеном, сплачивающим воедино ее многочисленное и многообразное население, придали нашему отечеству ту мощь, в силу которой оно занимает столь выдающееся в среде современных государств положение»3. Разработчики Уголовного уложения 1903 г. использовали более абстрактные определения, им удалось избавиться от казуистики «старого» уложения. Вместо 81 статьи Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1885 г., II глава Уголовного уложения, касающаяся религиозных преступлений, содержала всего 24 статьи, что говорит о «более совершенной технике редакторов закона, сумевших втиснуть прежний объем в более узкую, более искусно обделанную форму».4

В первоначальном проекте уложения глава о преступлениях против веры была семнадцатой по порядку, в соответствии с общей системой кодекса: от охраны государства последовательно переходить к охране общества и общественных союзов, а затем — к охране частных лиц. Однако, по настоянию русской православной церкви, этот порядок был изменен, и данная глава заняла прежнее, второе, место, как это было в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г.5 Изменилась и классификация религиозных преступлений. Они были разбиты на 8 групп: 1. Надругательство и осмеяние церкви и религиозных верований; 2. Неисполнение церковных требований признаваемых со стороны государства имеющими общегражданское значение; 3. Нарушение уважения к усопшим; 4. Нарушение свободы отправления веры; 5. Совращение при указанных в законе условиях; 7. Принадлежность к вероучениям признаваемых нетерпимыми в государстве; 8. Нарушение особых постановлений в ограждении православной веры от отвлечения православных в другие вероисповедания6. Были изъяты такие составы как святотатство, повреждение предметов как освященных, так и почитаемых священными, лжеприсяга, уклонение от исполнения непосредственных церковных постановлений, переход

из христианства в нехристианские религии, переход из православия в иные христианские исповедания. Некоторые из этих составов были отнесены к другим категориям преступлений, иные декриминализированы.

Глава вторая «О нарушении ограждающих веру постановлений» была введена в действие законом от 14 марта 1906 г.7 с изменениями и поправками, вызванными изданием 17 апреля 1905 г. Указа и Положения Комитета министров «Об укреплении начал веротерпимости». Старообрядчество было признано христианским вероисповеданием, и был разрешен выход из православия и принятие другой веры8. 17 октября 1906 г. был принят указ, определивший порядок устройства старообрядческих общин9.

Закон устанавливал ответственность за нарушение положений о веротерпимости. Так, ст. 80 определяет наказание за посягательство на свободу вероисповедания, выражавшееся в насильственном принуждении к совершению богослужения или обрядов, недозволенных правилами этого вероисповедания, или в насильственном воспрепятствовании совершению богослужения. Уложение 1903 г., исходя из свободы вероисповедания, не устанавливало ответственность за переход из христианства в иную конфессию и из православия в другие христианские вероисповедания10. В ст. 84 устанавливалось наказание за совращение православного или неправославного в изуверное учение. При этом указывалось, что это совращение должно быть осуществлено посредством злоупотребления властью, принуждения, насилия, угрозы и т.п. По первоначальному тексту Уложения наказание устанавливалось и за совращение в расколоучение. Но после принятия указа от 17 апреля 1905 г., указание на раскол и старообрядчество из ст. 84 было исключено. В статье 96 говорилось об ответственности лица, принадлежащего к изуверному учению, совершившего изуверное посягательство на свою жизнь или жизнь другого лица, или с оскоплением себя или других. Уложение 1903 г. устанавливало наказания за богохуление, кощунство и нарушение порядка в церкви. В качестве особого состава преступления предусмотрено нарушение обряда погребения либо погребение христианина по нехристианским обрядам. Устанавливалась ответственность и за похищение трупа и надругательство над трупом.

К важным достоинствам Уголовного уложения следует отнести смягчение силы и степени наказуемости религиозных преступлений. Уголовное уложение закрепило следующие наказания: заключение в исправительном доме, заключение в крепости, заключение в тюрьме, ссылку на поселение. Каторга на срок не свыше десяти лет устанавливалась за такое тяжкое престу-

пление как оскопление с применением насилия и не свыше шести лет — без применения насилия. В силу ст. 53 Уложение позволяло заменить каторгу ссылкой на поселение, а последнее наказание — заключением в крепости сроком не ниже 1 года. Составители Уложения решили придать нормам о религиозных преступлениях прямой, а не отсылочный характер. Однако эта работа не увенчалась успехом и карательные меры, за совершение религиозных преступлений, продолжали содержаться в Уставе о предупреждении и пресечении преступлений, Уставе иностранных исповеданий, Собрании постановлений по части раскола.

Таким образом, Уголовное уложение 1903 г. сохранило главенствующее положение за религиозными преступлениями в системе преступных деяний. Система их изложения в особенной части Уложения незначительно отличалась от предшествующей. Одновременно была предпринята попытка устранения из этой системы архаических составов.

1 Андрощук В.В. Расширение сферы свободы вероисповеданий в Уголовном уложении Российской империи 1903 г. / Гражданское общество в России и за рубежом. 2014. № 4.

2 По мнению Н.С. Таганцев «уголовные законы могут и должны ограждать церковь, как общество верующих, ограждать

ее мирное незыблемое существование» (См.: Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть первая. СПб., 1902).

3 Цит. по: Попов А.В. Суд и наказание за преступления против религии и нравственности по русскому праву. Казань, 1904. С. 476.

4 Ширяев В.Н. Уголовно-правовая охрана религиозной свободы // Журнал Министерства юстиции. 1907. № 4. С. 24.

5 Арсеньев К.К. Свобода совести и веротерпимость: сборник статей. СПб., 1905. С. 27.

6 Уголовное уложение, высочайше утвержденное 22 марта 1903 г. СПб., 1903. С. 16-21.

7 ПСЗ. Собр. 3. Т.ХХУ1. Отд. I. № 27559 «О согласовании некоторых постановлений Свода Законов с Высочайше утвержденным, 17 апреля 1905 г., положением Комитета Министров об укреплении начал веротерпимости»; ПСЗ. Собр. 3. Т.XXVI. Отд. I. № 27560 «О согласовании некоторых постановлений уголовного законодательства с указом 17 апреля 1905 г. об укреплении начал веротерпимости и о введении в действие второй главы нового Уголовного Уложения».

8 ПСЗ. Собр. 3. XXXV. №№ 26125, 26126 «Об укреплении начал веротерпимости».

9 ПСЗ. Собр. 3. XXXVI. Отд. I. № 28424 «О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин и о правах и обязанностях входящих в состав общин последователей старообрядческих согласий и отделившихся от Православия сектантов».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Закон о свободе совести, в котором описываются основания для запрещения религиозной организации «…пропаганда войны, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни, человеконенавистничества; …» и в указании недопустимости пропаганды религиозного превосходства «…Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства…»
2. Конституция РФ, 29 статья, пункт 2
«Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.»
Всё предельно ясно — запрет на асоциальные противозаконные действия, а не на пропаганду религии.
А пропагандировать (миссионерствовать) мы, безусловно, имеем конституционное право:
Коституция РФ, 28 статья, пункт 1:
«Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.»
Религиозные объединения — да, отделены от государства, нет обязательной религии, но любой вправе проповедовать, будь то преподаватель Физтеха, или студент.
PS желание иметь запрет на пропаганду, видимо, остался у атеистов ещё со времён, когда их собратья по взглядам убивали и отправляли в ссылки священников: «Гражданам СССР гарантируется свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду» — право вести неатеистическую пропаганду в Конституцию СССР не включили…

Основываясь на Конституции РФ:
Статья 14. 1. Российская Федерация — светское государство.
Статья 14. 2. Религиозные объединения отделены от государства.
Статья 17. 2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.
Статья 17. 3. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
Статья 28. Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Статья 1. Каждый гражданин Российской Федерации рождается неверующим. Будет ли он верующим и какую религию может выбрать, неизвестно никому, в т.ч. и самому ребёнку. Поэтому запрещена любая пропаганда традиционных и нетрадиционных сексуальных религиозных отношений (далее религии) в отношении детей до 18 лет. Иначе это будет расценено, как навязывание определённой веры, т.е. насилием над ребёнком.
Статья 2. Многие религиозные правила и традиции вводят серьёзные ограничения на поведение, питание, общение верующих, что может привести к существенным нарушениям в физическом, эмоциональном, психическом, интеллектуальном, политическом и ином развитии ребёнка. Поэтому религиозные отношения с детьми запрещены и пропаганда таких отношений запрещена.
Статья 3. Дети до 18 лет не допускаются в храмы, церкви и другие религиозные заведения, чтобы не подвергнуться насильственной религиозной пропаганде и не быть оскорблёнными.
Статья 4. В школьных учебных и иных детских учреждениях запрещено изучение всего, что связано с религией, кроме исторического контекста. Вход священнослужителям в детские учреждения запрещён. В детских учреждениях запрещена любая религиозная атрибутика, одежда, предметы, в т.ч. кресты, чётки и пр.
Статья 5. В семьях, где есть несовершеннолетние дети, запрещена любая религиозная деятельность и атрибутика. Как то: молитвы, иконы, свечи, кресты, чётки, библия, коран, религиозная литература, плакаты, фильмы, одежда и пр. Запрещаются также любые разговоры на религиозные темы, справление праздников и обрядов в присутствии детей. Запрещено также упоминание бога и других религиозных слов в присутствии детей.
Статья 6. Внешний вид религиозных заведений не должен никак выделяться среди остальных зданий. Иначе это может привлечь внимание детей на улице и вызвать у них нездоровый интерес к религии. Внутри помещения могут быть оформлены по желанию верующих.
Статья 7. Религиозные и культовые сооружения не могут быть расположены ближе 1 км от детских учреждений, детских площадок, мест скопления и прогулок детей, скверов, парков, детский театров и пр.. Силуэты религиозных учреждений не могут быть видны с мест, которые посещают дети, ибо это может вызвать их нездоровый интерес к тому, что им запрещено.
Статья 8. Запрещены любые религиозные проявления в публичных местах: запрещено молиться, креститься, читать молитвы на улице, в т.ч. перед храмами. Это могут увидеть дети, проходящие мимо.
Статья 9. Запрещается уличный колокольный звон, публичные молитвы, призывы к молитвам и пр. Это несомненно привлекает внимание детей и однозначно воспринимается, как пропаганда среди них.
Статья 10. Уличные крестные религиозные ходы в публичных местах запрещены, так как их могут увидеть дети, что может негативно сказаться на их психике, а также однозначно является пропагандой религии.
Статья 11. Крестить гражданина РФ можно только после наступления им совершеннолетия! Также, как употребление алкоголя и табакокурение, допустимо только с 18 лет!
Статья 12. Запрещены любые телевизионные трансляции религиозных событий, обрядов, праздников, молитв и пр. по общедоступным для детей каналам. Такие передачи могут транслироваться только по закрытым каналам, доступ к которым детьми исключён.
Статья 13. Появление служителей церкви и обсуждение религиозных тем запрещено на телевизионных каналах. Эти каналы могут смотреть и дети.
Статья 14. Ношение религиозной одежды, головных уборов, одежды с религиозной символикой, крестов, чёток и пр. в публичных местах запрещено, т.к. их могут увидеть дети, что вызовет их нездоровый интерес к происходящему и будет однозначно расценено, как пропаганда среди несовершеннолетних. Эти предметы могут использоваться только внутри религиозных заведений.
Статья 15. Категорически запрещены религиозные школы для несовершеннолетних.
Статья 16. С учётом того, что религиозные организации нетрадиционных направлений подчас являются рассадниками экстремизма, где проповедуется радикальные верования, призывающие к насилию, или являются сектами, а ребёнок неспособен отличить радикальную организацию от нормальной, доступ детей в религиозные организации запрещён и по этой причине.
Статья 17. Многие представители церкви по всему миру уличены в педофилии, что провоцируется ограничениями веры, прописанными в церковных правилах, поэтому контакт детей с представителями церкви может быть опасным. В т.ч. и по этой причине контакт представителей церкви с детьми запрещён.
Статья 18. Религия в своих документах и проповедях использует не проверенные и доказанные факты, а мифы, сказки, легенды и убеждения, не основанные на научных фактах, что однозначно доверчивый ум ребёнка введёт в заблуждение. Поэтому знакомство детей с религиозными документами и теориями запрещено.
Статья 19. Религиозные теории, не основанные на фактах неизбежно вступят в противоречие с научными знаниями, дающимися ребёнку в школе, что может приводить к психическим расстройствам и потере ориентации ребёнка в реальности, нервным срывам и даже самоубийствам детей. По этой причине изучение религиозных документов, в т.ч. библии, корана и пр., детьми запрещены.
Статья 20. Участие ребёнка в любой религиозной деятельности, посещение храмов, чтение молитв, изучение религиозных тестов и пр. отнимало бы у ребёнка много времени от игр, занятий спортом, изучения наук, отдыха. Поэтому эти религиозные занятия детям запрещены.
Статья 21. Многие религиозные тексты имеют сильное воздействие на человека, что может вести к неосознанному зомбированию ребёнка с неокрепшей психикой в направлении определённых искажённых представлений об окружающем мире и привязывать к определённой религии. Став же взрослым, гражданин сам сознательно и осознанно определится, во что верить, а во что нет, какую религию ему выбрать, или оставаться неверующим. Поэтому знакомство ребёнка с религиозными тестами недопустимо.
Статья 22. Пропаганда религии среди детей может вести к социальной розни внутри социальной группы «дети», т.к. на детской площадке или в песочнице дети, относящиеся к различным конфессиям, могут начать выяснять отношения, связанные с их верой, что даже может привести к физическому насилию. Данное положение вещей недопустимо, поэтому пропаганда религии среди детей запрещена.
Статья 23. Запрещаются все религиозные массовые публичные праздники, т.к. в них могут случайно принять участие дети, восприняв их, как игру, однако это однозначно является пропагандой религии среди несовершеннолетних.
Статья 24. За нарушение данного закона физическими лицами предусмотрена ответственность в виде штрафа в размере от 4 тыс. до 5 тыс. руб., для юридических лиц — от 500 тыс. до 1 млн. руб.
Закон вступает в законную силу с момента опубликования.
Появление данного Закона спровоцировано многочисленными случаями массовой пропаганды религии верующими родителями и служителями церкви среди детей, неспособных защитить себя от этого психического насилия.
Закон находится в стадии доработки, принимаются пожелания и предложения.
Проект Закона «Об оскорблении чувств НЕверующих» http://na6ludatelb.livejournal.com/1284817.html

УДК 343.2/7

Кияткина Ирина Александровна

аспирант кафедры уголовного права и криминологи Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова ira.kiyatkina@yandex.ru

Религиозная ненависть или вражда как мотив совершения преступления

Irina A. Kiyatkina

Religious hatred or enmity

AS A MOTIVE FOR THE CRIME COMMITMENT

Аннотация. Религия является неотъемлемой частью любого государства. Российская Федерация является многоконфессиональной страной с правом на свободу вероисповедания, и зачастую это является поводом для конфликта и совершения преступления. Несмотря на значимость этого, в правовой литературе до конца не изучен данный вопрос, существует множество пробелов. В своей работе автор рассматривает религиозную ненависть или вражду как мотив совершения преступления в двух аспектах: отягчающее обстоятельство и квалифицирующий признак преступления. Автор дает разграничение между составными частями мотивов «религиозная ненависть» и «религиозная вражда».

Ключевые слова: мотив преступления, религиозная ненависть, религиозная вражда, преступление, отягчающие обстоятельства.

Keywords: motive of crime, religious hatred, religious enmity, crime, aggravating circumstances.

Статья 28 Конституции РФ гарантирует всем гражданам свободу вероисповедания, которая включает в себя право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой. Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» подтверждает «равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений». Таким образом, государство гарантирует защиту наших религиозных убеждений, если они не идут вразрез с законодательством. В настоящее время регистрацией всех религиозных организаций занимается Министерство юстиции РФ, оно так же регулярно опубликовывает список запрещенных организаций и организаций, деятельность которых приостановлена. По данным СМИ, в Российской федерации действует более 1000 религиозных объединений, принадлежащих более чем 40 конфессиям. Это указывает на то, что в Российской Федерации нет единой религии, которой придерживалось бы всё население страны. Именно поэтому отношение к религии носит спорный характер и зачастую становится мотивом совершения преступления, ведь каждый член религиозной организации считает, что именно его религия самая правильная

и истинная.

Несмотря на значимость религии в жизни людей, в российском праве мотив религиозной ненависти или вражды до конца не изучен. Существует не так много научных работ на данную тему.

Уголовный Кодекс РФ выделяет религиозную ненависть и вражду, как один из видов мотива совершения преступления. Данный мотив рассматривается в современном уголовном законодательстве с различных позиций: как обстоятельство, отягчающее наказание (п. «е» ч.1 ст. 63 УК РФ), как квалифицирующий признак преступлений против личности.

Квалифицирующий признак мотива религиозной ненависти или вражды содержится в статьях Особенной части УК РФ: убийство (ст. 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112), умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115), побои (ст. 116), истязание (ст. 117), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119), вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150), хулиганство (ст. 213), вандализм (ст. 214),

надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244). В данном случае мотив имеет значение для квалификации деяния.

Мотив, как отягчающее обстоятельство, предусмотренный п. «е» ч.1 ст.63 УК РФ имеет значение для усиления уголовной ответственности, оказывает влияние на размер и вид наказания.

Различное использование данного мотива требует его единого понимания и толкования.

В уголовной литературе нет единого понимания мотива совершения преступления. Понятие мотив совершения преступления носит дискуссионный характер. В самом тексте УК РФ не встречается определение мотива совершения преступления. Если обратиться к словарю «Толковый словарь живого великорусского языка», составленный В.И. Далем, то в нем мотив трактуется как побудительная причина . Традиционно в правовой литературе под мотивом совершения преступления подразумевается внутреннее побуждение, вызывающее решимость совершить преступление. Мотив является психологической основой того преступления, которое лицо намерено совершить. Мотив является движущей силой, которая ведет субъекта к достижению цели.

В научной литературе мотив совершения преступления чаще носит осознанный характер лица, совершившее преступление. Помимо такой позиции, существует также социально-психологическая концепция мотива совершения преступления, по которой мотив может быть как осознанным, так и подсознательным (неосознанным). Некоторые криминалисты относят к мотиву неосознанные влечения и стремления, тем самым образовывая подсознательный мотив совершения преступления. Выражая свою позицию по данному вопросу, я не могу не согласиться с А.В. Наумовым, который писал: «Мотив преступления — осознанное побуждение (потребность, чувство) к достижению определенной цели посредством совершения преступления» . Любому мотиву присущи интеллектуальные (осознание побуждения) и волевые компоненты (совершение действий).

В умышленных преступлениях мотив носит преступный характер. Так, в преступлениях по неосторожности мотив является нейтральным. Мотив религиозной ненависти или вражды всегда указывает на то, что преступление является умышленным.

Мотив преступления является важным элементом для определения ответственности за совершенное преступление. Зачастую без определения мотива нельзя правильно решить вопрос о квалификации преступления, а также мотив часто является отягчающим обстоятельством. При совершении преступления по мотиву религиозной ненависти и вражды предполагается не только стремление виновного показать неприязнь к лицу, имеющему иное вероисповедание, а также к неверующим или атеистам. Таким образом, жертвой преступления по данному мотиву является то лицо, которое не разделяет религиозные взгляды лица, совершившего преступление.

Л.Г. Шнайдер в своей работе пишет, что мотив религиозной ненависти или вражды следует понимать как обусловленные определенными потребностями внутренние побуждения, выражающие стремление виновного показать свое превосходство и неполноценность потерпевшего по причине исповедования им определенной религии и вследствие этого выразить свое ненавистное к нему отношение, унизить его достоинство .

Мотив религиозной ненависти или вражды, как правило, носит демонстративный характер. Лицо, совершившее преступление, пытается показать, что его взгляды на отношение к религии является правильными и истинными, а взгляды пострадавшего ошибочными. Мотив преступления всегда асоциален, так как лицо, совершающее преступление по мотиву, всегда хочет наступления последствий.

Несмотря на опасность данного мотива, на практике не всегда удается доказать, что преступление было совершенно по мотиву религиозной ненависти и вражды, либо же данный мотив изначально не так заметен в совершенном преступлении.

Далее следует более подробно рассмотреть составные части мотива, а именно понятия «религиозную ненависть» и «религиозную вражду». Стоит понять, тождественны ли составляющие мотивы, либо между ними есть разграничение.

А.А. Кунашев в своей работе указывает, что понятия ненависть или вражда применительно к мотиву следует воспринимать как синонимические понятия . Однако, законодатель между составными частями мотива «ненависть», «вражда» ставит союз «или», что указывает на их различное понимание. Так же законодатель употребляет термин «мотивы», что опять же указывает на множественное число, и на то, что законодатель не отожествляет ненависть и вражду как единый мотив.

Если мы обратимся к словарю, то мы найдем там определение, что ненависть представляет собой стойкое активное отрицательное чувство субъекта, направленное на явления, противоречащие его потребностям, убеждениям или ценностям. Способна вызвать не только соответственную оценку своего предмета, но и активную деятельность, направленную против него . Из данного толкования мы видим, что ненависть может привести к действиям. Таким образом, религиозная ненависть представляет собой стойкое активное отрицательное чувство, т.е. исключительно внутреннюю эмоцию одного лица, направленную на другое лицо (религиозное объединение в целом), взгляды с которым не совпадают по вопросу религии.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вражда — отношения и действия, проникнутые неприязнью, ненавистью . Мы видим, что вражда, в отличие от ненависти, представляет собой внешнее проявление. Вражда уже представляет преступное поведение, действия, война по мотиву ненависти. Именно поэтому существует позиция, что религиозную вражду следует исключить из

мотива совершения преступления. Я также придерживаюсь данной позиции и считаю, что религиозную вражду стоит трактовать как признак объективной стороны. Мотив совершения преступления следует дополнить «религиозной нетерпимостью или рознью», именно эти термины употребляются в ст. 4 Федерального Закона РФ от 27 декабря 1997 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации». Нетерпимость означает нежелание или невозможность терпеть кого-что-нибудь, что больше подходит под мотив совершения преступления. Рознь имеет несколько смысловых значений, одно из них — это вражда, другое — это отличие одного от другого. Из определения мы делаем вывод, что

Литература:

1. Головин С.Ю. Словарь практического психолога, Минск. Харвест, 1998 г.

2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка.

3. Кунашев А.А. Мотивы ненависти или вражды в уголовном праве России : автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 2012, С. 21.

4. Наумов А.В. Мотивы убийств, Волгоград, 1969, стр.13.

5. Ожегов С.И. Словарь русского языка.

6. Сергун Е.П. Экстремизм в российском уголовном праве (теоретико-дедуктивный подход). М.; Саратов: РПА Минюст России, 2009 .

религиозная рознь — различные представления людей по вопросам религии. Е.П. Сергун также выражает мнение, что наиболее правильным является употребление понятия «ненависть» для мотива преступления, но в качестве альтернативы он предлагает использовать понятие «нетерпимость» .

Таким образом, я считаю, что п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ должен звучать так: «совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти, нетерпимости или розни либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

1. Golovin S.Yu. Dictionary of Practical Psychology. Minsk: Harvest, 1998.

2. Dal’ V.I. Explanatory Dictionary of Russian language.

3. Kunashev A.A. The motives of hatred or enmity in criminal law of Russia : author. dis … cand. jurid. Sciences. M., 2012. Р. 21.

4. Naumov A.V. A motive for murder. Volgograd, 1969. Р. 13.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *