Религия

Люди давно пытались понять столь загадочный, одновременно возвышающий и устрашающий феномен – религию. Действительно, что заставляет людей верить в то, чего они никогда не видели и не ощущали? Почему богов так много? Когда человек начинает творить богов? Или человечество изначально явилось в этот мир верующим и лишь значительно позже засомневалось в своей вере? Подобные и другие вопросы волнуют многих.

Религия – неотъемлемая часть культуры. Миллионы людей испытывают потребность в религиозных чувствах, в религиозной жизни. Никакими средствами невозможно и не нужно истреблять веру людей в Бога, хотя такие попытки в истории человечества были.

В Древнем мире существовало многобожие. Потом возникли мировые религии. Сегодня мы снова можем говорить о многобожии. Наряду с признанными мировыми религиями существует множество других верований. Порой они эксцентричны, странны. Признание Бога причудливо соединяется в них с признанием науки. В них подчас сплетаются религиозные представления, заимствованные из разных религий. Иногда современные религиозные объединения вербуют молодых людей для прославления какого-нибудь новоявленного пророка. Такие культы нередко называют тоталитарными культами. Господствующая церковь, как правило, ведет с ними борьбу. Так происходит во многих западных странах, в России, в Китае.

Сейчас и в нашей стране обнаруживается процесс, который называют религиозным возрождением. Прежде всего, имеется в виду усиление авторитета мировых религий: возрастание роли христианства, в частности православия, распространение ислама, рост популярности буддизма в западных странах.

Но обнаруживается и новое качество многобожия. Рождаются учения, авторы которых исповедуют причудливую веру или переосмысливают древние религиозные представления. Процесс восстановления религиозной жизни, веры в Бога и является религиозным возрождением. Этот процесс закономерно связан с расцветом философии, тех отраслей, которые касаются религии.

Философы всегда проявляли особый интерес к религии, к проблемам ее значения и смысла, той роли, которую она играет в жизни отдельного человека, общества и всего человечества.

Что же такое религия? Само понятие «религия» происходит от латинского слова religio, означающего «благочестие», «набожность», «святыня». Религия включает в себя не только веру или совокупность взглядов, но и соответствующее поведение, определяемое верой в существование Бога или божества. Религия есть чувство связанности, зависимости и долженствования по отношению к всемогущей силе, дающей опору и достойной поклонения.

Касаясь происхождения слова «религия», назовем два предположения. В первом случае считается, что «религия» происходит от латинского relege («чтить», «почитать») и означает «богопочитание», «культ». Именно такое объяснение предложил римский политик и философ Марк Туллий Цицерон (106–43 до н.э.). В трактате «О природе богов» он определил религию как преклонение и благоговение человека перед бесконечным Началом. Существует и другая версия, которую предложил христианский писатель IV в. до н.э. Лактанций. Он полагал, что «религия» происходит от слова religare – «связывать».

Противоречат ли данные предположения друг другу? Ни в коей мере! Религия – это и есть определенная связь между человеком (как конечным существом) и Богом (как бесконечным и абсолютным Началом мира), и вытекающее из нее (связи) благоговение перед бесконечным, т.е. богопочитание. Именно так понимали религию многие мудрецы и философы. По сути, не расходится с этим осмыслением религии и то, что предлагают современные обществоведы.

Как любой социальный феномен, религия выполняет в обществе определенные функции. Среди них можно назвать мировоззренческую, коммуникативную, интегрирующую и регулятивную. Каждая религия представляет собой определенное миропонимание. Она объясняет мир, раскрывает место человека в нем. Таким образом, религия представляет собой определенный взгляд на мир.

Религия также оказывается средством общения между людьми. В рамках религии существуют определенные религиозные организации. Общение верующих осуществляется в храме, в молитвенном доме. Общение реализуется также в момент общего участия верующих в таинствах. Эта функция называется, следовательно, коммуникативной. Религия выступает также в роли соединительного, интегрирующего средства разных людей. Религия способствует стабильности общества. Она сплачивает единоверцев, направляет усилия социальных групп и институтов. Эта функция называется интегрирующей.

Наконец философы выделяют регулятивную функцию. Те люди, которые придерживаются определенных взглядов, действуют обычно сообща, заодно. Религия позволяет регулировать, направлять действия людей. Она упорядочивает помыслы, стремления, деятельность людей.

Бог есть высшая ценность религиозной веры. Он считается сущностью, наделенной сверхъестественными свойствами и силами. В самом широком смысле Бог есть сущность, наделенная всеми совершенствами. Первоначальной формой религии был, вероятнее всего, монотеизм (единобожие). Почитание родоначальника, праотца рода, других героев, предков, вождей, изобретателей, а также прославление различных явлений природы привело к политеизму, т.е. поклонению многим богам, многобожию.

Лучше всего проследить развитие представления о Боге в индийской мифологии. В качестве богов индийцы почитали сначала не богов, а сильных, победоносных, сведущих и изобретательных людей, которые знали, умели и могли немного больше, чем другие, и приносили другим нужные им блага, о которых те просили. Позднее этих людей возвели в ранг богов, которые тоже стали «могущественными», «знающими», «добрыми» и «жертвователями всех благ». Были они и творцами, т.е. изобретателями, техниками древности, и героями, и «королями», родоначальниками и вождями племен («праотец», «предок» – такие характеристики часто давали первобытные народы своим божествам).

С самого начала обожествлялись могущественные природные силы и вещи: ясное (дневное) небо, солнце, луна, гром, ветер, море и т.д. Люди преклонялись перед ними, еще наивно представляя их как явления невидимых, непонятных сил, якобы стоящих за этими вполне естественными явлениями или действующих внутри них и управляющих ими. Их считали некими духовными сущностями. Вот почему эти сущности были одновременно и идеальными, т.е. существующими не в жизни, а лишь в воображении, и желаемыми. Они изображались такими, какими люди не являлись, но хотели быть.

Философы всегда подчеркивали, что религия – это явление мировой культуры. Религиозные верования получили отражение в многочисленных произведениях искусства. Религиозные культы оказали огромное воздействие на архитектуру, живопись, музыку. Весьма значительно влияние религии на область морали.

Сказанное в большей степени относится к мировым религиям. Их появление знаменовало собой фундаментальные перевороты в духовном развитии человечества. Они стали источниками новых культурных ценностей, идеалов. Воздействие мировых религий определяло развитие культуры огромных регионов. Некоторые обществоведы утверждали, что нравственный прогресс человечества соотносится с чередованием религий. Исторические эпохи, сменяя друг другу, развертывают картину человеческого восхождения.

С религиозной точки зрения появление религии вполне объяснимо: она возникла благодаря живому общению с Богом. Но понять феномен религии пытались и светские мыслители, многие из которых были неверующими. Одни обществоведы считали, что религия сложилась как своеобразный ответ на страдания и лишения людей. Они искали утешения в своей многотрудной жизни и мечтали об ином существовании. Именно такие чувства и привели к рождению религии.

Другие философы предлагали чисто психологическое объяснение происхождения религии. Они считали, что бессознательное восхищение отцом, поэтизация его облика служат ключом к объяснению тайны Бога. Бог для человечества – это кристаллизация психологических переживаний, связанных с отношением к отцу. Вот почему Бог в религиях карает и милует. Он добрый и суровый…

Многие философы выражали неудовлетворенность религиозной картиной мира, искали светские нравственные опоры в обосновании жизнеутверждающего мироощущения. Бертран Рассел в работе «Почему я не христианин» утверждал: «…Действительная причина того, что люди принимают религию, на мой взгляд, не имеет ничего общего с доводами рассудка. Люди принимают религию из эмоциональных побуждений. Часто нас уверяли, что нападать на религию весьма пагубно, ибо религия делает людей добродетельными».

Оговоримся, однако, что, например, стремление Фромма создать безрелигиозный гуманизм было подсказано нравственными исканиями ученого, а вовсе не желанием сокрушить религию. Она для них есть кристаллизация собственного нравственного опыта и опыта многих поколений предков.

Любая религия включает несколько составных частей. Первая – это вера, учение, система представлений о главных богах, о происхождении мира и людей. То есть можно говорить о совокупности идей и образов, которые обосновывают, утверждают и укрепляют религиозную веру.

Второй компонент религии – религиозные чувства. Верующие видят в религии живое, трепетное чувство, невыразимые и многочисленные роптания души. В трудах по психологии и философии религии нередко встречаются попытки точно определить сущность религиозного чувства. Однако религиозных чувств множество. Есть религиозная любовь, религиозное чувство возвышенного, религиозная радость, религиозное спокойствие…

Третий компонент религии – обряды, культы. Культ – это совокупность специальных действий и ритуалов, обусловленных верой и регламентированных вероучением. Первоначальным, самым естественным выражением религиозного чувства служат телодвижения. Человек склоняется перед видимым или представляемым образом Божества. Когда живописец хочет нам представить человека, проникнутого религиозным благоговением, он изображает его коленопреклоненным, с глазами, поднятыми к небу, с выражением религиозного умиления на лице, и этот художественный образ возбуждает умиление в каждом зрителе.

Крестное знамение более связывает христиан, нежели какая бы то ни было молитва. Ничто так не способствует благоговейному настроению как исполнение обрядов с пониманием их истинного смысла. Обряд – это выражение религиозного содержания, вылившегося в постоянную форму, которая передается от поколения к поколению. Обряды имеют воспитательное значение. Они приучают человека подчиняться общему порядку. Сюда относятся, например, посты, налагающие на верующих известные ограничения во имя религиозной цели. В тесной связи с обрядами состоят внешние изображения лиц и событий, составляющих предмет религиозного поклонения.

Любая религиозная система невозможна без организаций. Поэтому у каждой религии есть различные институты, религиозные союзы. Религиозные организации, или церковные институты, представляют собой систему учреждений или форм деятельности, призванных регламентировать, контролировать и определенным образом регулировать поведение верующих. Религиозные организации считаются связующим звеном между Богом и верующими. Они призваны организовать религиозную жизнь, контролировать поведение верующих, совершенствовать средства воздействия на сознание людей, защищать свое вероучение от различных форм критики со стороны его противников.

Религия несет людям ценностный, ориентирующий смысл, т.е. отвечает на вопросы: «Зачем?», «Во имя чего?», «В чем смысл?» Религия – своеобразная духовная скрепа общества, поскольку создает коллективные представления, предлагая людям определенные ориентиры поведения. Таким образом, она выполняет свою нормативную функцию.

Человеку дано непосредственное чувство того, что для него важнее всего на свете. Внутренний голос одобряет известные поступки и осуждает другие. Совесть не перестает осуждать его действия. Она пробуждает в нем раскаяние. Однако только духовное существо может мучиться тем, что оно на самом деле не то, чем должно быть. В религии верующий человек находит необходимую нравственную опору, в которой нуждается его личная совесть. Религия говорит ему, что закон, который написан в его сердце, есть вместе с тем предписание Божие, за исполнение которого он должен ожидать награды, а за нарушение – наказания.

Философия тоже объясняет нравственный закон, выводя его из разумной природы человека. Религия или философия являются опорой нравственности? Исключают ли они друг друга или, напротив, они должны взаимно дополнять друг друга? Для массы язык религии более понятен, поскольку философия доступна лишь немногим образованным умам. Как разумное существо, сознающее безусловный закон, человек носит в себе идеал полнейшего совершенства. Этот идеал рождается опять-таки не из жизненного опыта. Его человек носит в своей душе, если в нем есть сознание абсолютного. В этом случае нравственный закон представляется верующему безусловным требованием. Человек непременно должен его исполнить.

В современном мире, если оценивать ситуацию в целом, отчетливо обозначается новое религиозное возрождение. В течение ряда веков происходил процесс секуляризации – обезвоживания мира. Позиции религии заметно ослабли. Но вот маятник качнулся в другую сторону. Сегодня мы наблюдаем процесс, который обществоведы называют «реваншем богов» – влияние религии во всем мире усиливается. Разумеется, возрастает и роль обществознания в осмыслении этих вопросов.

Несколько лет назад в столичном журнале было опубликовано письмо какой-то женщины. Оно дышало непритворным ужасом. Читательница сообщала, что видела на экране телевизора детей, поющих в хоре. Упоительно и стройно звучали их голоса. Это привело женщину чуть не в шоковое состояние. Не так ли религиозная отрава входит в неокрепшие атеистические души?

Какая, однако, впечатляющая иллюстрация абсолютной вывернутости нашего сознания? Неужели благостные отроки, потрясенные песнопением, могут вызвать страх, исторгать нечто вроде «чур меня!»?

В нашей стране был проведен грандиозный и уникальный эксперимент. Мы прошли опыт насильственной атеизации сознания. В течение нескольких десятилетий в России закрывались храмы, уничтожались священные книги, погибли в застенках служители культов. Насильственно насаждалось безбожие. Все это приводило к парадоксальному искажению ценностных ориентаций. Что может быть естественнее ситуации, которая была показана по телевидению? Дети, поющие в хоре. Однако женщина, привыкшая к тому, что религия – опиум для народа, была поражена и даже написала письмо на телевидение.

Опыт принудительного безбожия закончился крахом. Иначе и быть не могло. Религия – неотъемлемая часть культуры. Миллионы людей испытывают потребность в религиозной жизни. Сейчас в нашей стране, как и во всем мире, обнаруживается процесс, который, как уже отмечалось, называют религиозным возрождением, т.е. восстановлением религиозной жизни, веры в Бога.

Религиозные ценности

Свобода совести предполагает, что каждый человек имеет право придерживаться той или иной веры. Государство не вмешивается в эти сокровенные процессы, предоставляя каждому возможность придерживаться тех или иных ценностей.

В религиозных системах главной ценностью является приобщение к Богу через личное нравственное совершенствование и спасение. Поэтому мораль оказывается неотъемлемым способом реализации данного замысла, нравственные ценности санкционируются Богом. Религия возвышает человека, обеспечивая ему выход в трансценденцию, за пределы земного бытия. Во многих религиях, в частности в христианстве, утверждается достоинство свободы и труда. Бог подарил человеку свободу, и только подлинно свободные приходят к подлинному Богу. Заставить человека верить – значит заставить поклоняться лжебогам. «Всевышний обращает к вере умы доводами, а сердце благодатью, ибо оружие Его – кротость. Но обращать умы и сердца силой и угрозами – значит наполнять их не верой, а ужасом» (Б. Паскаль). Бесчеловечные эксцессы христианского прошлого и настоящего являются яркими примерами измены религиозным заповедям.

* * *

Ценность выражает человеческое измерение культуры, воплощает в себе отношение к формам человеческого бытия, человеческого существования. Она как бы стягивает все духовное многообразие к разуму, чувствам и воле человека. Таким образом, ценность – это не только «осознанное», и жизненно экзистенциально прочувствованное бытие. Она характеризует человеческое измерение общественного сознания, поскольку пропущена через личность, через ее внутренний мир. Если идея – это прорыв к постижению отдельных сторон бытия, индивидуальной и общественной жизни, то ценность есть скорее личностно окрашенное отношение к миру, возникающее не только на основе знания и информации, но и собственного жизненного опыта человека, его субъективности. Ценностные ориентации выражают смысл человеческого бытия.

РЕЛИГИЯ, ОБЩЕСТВО, ОБРАЗОВАНИЕ

А. М. Прилуцкий

термин «религия» в научной и научно-методической литературе

Какой бы не казалась научной и сугубо академической проблема определения значения термина «религия», она имеет крайне важное методологическое значение, ибо от того, как понимается религия и ее сущность зависит содержание и структура таких вузовских курсов, как религиоведение, история религий, история религиозных культур и др.

Как правило, вузовское религиоведение определяет значение термина «религия» через концепт веры в сверхъестественное: например, как «деятельность, через которую выражается и реализуется вера в сверхъестественное» , или — несколько в иных словах — религия понимается как «вера, особый взгляд на мир, совокупность обрядово-культовых действий, а также объединение верующих людей в определенную организацию, которые вытекают из убежденности в существование той или другой разновидности сверхъестественного» .

Если для формирования начального представления о предмете исследования у студента, только приступившего к изучению религиоведения, эти определения достаточны, то при научно-исследовательском подходе многие вопросы они оставляют открытыми. Так, например, из первого определения непонятно, почему религиозная вера должна непременно выражаться в деятельности, т. е. в «активном отношении к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование». Например, отшельник, избравший путь молитвенного созерцания и отказавшийся именно от «активного отношения к окружающему миру», оказывается неправомочно исключенным из пространства религии. Очевидно, что термин «деятельность» (как он понимается в дискурсе философии) в данном случае не может использоваться без дополнительных определений и оговорок, которые, однако, авторами определения не были предусмотрены. Второе определение создает сложность для восприятия понятия «религия» неструктурированностью — использование близкородственных, но не синонимичных понятий «вера» и «убежденность» в рамках объяснения объема одного понятия способно только запутать. Более взвешенное определение в рамках учебного пособия предложил в свое время петербургский религиовед проф. Н. С. Гордиенко: «Религия — это образ мыслей, чувств и действий, обусловленный верой в сверхъестественное и предусматривающий возможность общения с объектом веры» . Не в последнюю очередь это определение интересно тем, что оно акцентирует внимание студента на таком важном элементе религии, как «возможность общения с предметом веры», и таким образом создает достаточное основание для того, чтобы на последующих занятиях рассматривать религию как особую форму коммуникации. Данный тезис мы можем принять в качестве отправной точки нашего исследования, но проблему определения религии на концептуальном или «сущностном» уровне и это не снимает: «Сущность — это понятие природы метафизической, и по тому самому — сущность как таковая находится вне компетенции какой бы то ни было науки вообще… Определить сущность какого-либо предмета — это значит высказать об этом предмете некоторое абсолютное (курсив мой. — А. П.) утверждение» .

Критикуя концепцию анимизма, разработанную Тайлором, Бронислав Малиновский определяет религию как «организованное коллективное усилие для поддержания кон-

такта людей со сверхъестественными силами, для влияния на них и для ответа им» . Обращение к этому определению полезно тем, что позволит обратить внимание студентов на социальную сущность религии, понимание которой, к сожалению, еще достаточно часто упрощается до профанации. Развивая понимание религии как «процесса», Х. Р. Нибур определяет религию как состояние актуального богопознания, обусловленного верой, религия понимается им как «вера в «иного-нежели-я-сам», который представляется людям скорее, когда они верят, чем когда они видят, слышат, осязают, даже скорее, чем когда они рассуждают. Принято говорить, что эта объективная реальность — Бог или боги — признается или познается в вере» . Однако следует отметить, что определение понятия «религия» через концепт веры не является общепринятым, хотя и весьма распространено. Так, величайший теолог XX века Карл Барт эти понятия противопоставляет, исходя из того, что религия это — неверие. Если вера, согласно Барту, — это принятие Бога таким, как Он являет себя посредством откровения, то религия — это конструирование Бога, дело неверующего человека (см.: ). В основе веры Барт видит два аспекта откровения: откровение — это «самопредставление» Бога и — это действие, которым Бог примеряет человека с собой через благодать и из благодати . Таким образом, вера базируется на откровении Бога, а религия — на делах человека. Может создаться впечатление, что К. Барт выступает здесь как критик Гегеля, утверждавшего, что «в наивысшей идее религия… не есть дело человека, а есть в своей сущности высшее определение самой абсолютной идеи» . На самом деле противоречия здесь нет, так как К. Барт не понимает здесь под «религией» всей совокупности религиозных феноменов, или, в терминологии проф. А.Ю.Григоренко, «систему культурных институтов и ценностей» , но противопоставляет религию и веру, которая в концепции Барта и является «наивысшей идеей религии». Понимание религии К. Бартом является сугубо теологическим и в религиоведении его применение ограничивается областью изучения христианских традиций, однако в формате курса «История христианской теологии» упоминание этого определения представляется вполне уместным.

Российский философ и теолог Серебряного века С. Н. Булгаков справедливо отмечает невозможность «концептуального» определения понятия «религия», поскольку религиозное не сводится к разуму, чувствам, представлениям, «но обнимает собой все эти особенности человеческого духа». «Сводить религию к известной системе представлений, превращать ее в своего рода метафизику — это ошибка, в которую впадали мыслители самых разных направлений: Гегель, Спенсер, М. Мюллер и Кант» . Подобный подход в настоящее время представлен в ряде современных учебников по религиоведению, но с методологической точки зрения он все-таки не может быть признан бесспорным — отсутствие определения может существенным образом осложнить восприятие материала курсов.

На Западе близкой позиции придерживался Адольф Гарнак, утверждавший в лекциях о сущности христианства: «Мы теперь знаем, что жизнь не укладывается в общие понятия и что нет такого понятия о религии, к которому действительные религии относились бы как виды к роду» . Однако следует учитывать, что эти лекции читались фон Гарнаком в Берлинском университете на рубеже XIX и XX веков студентам, обладающим достаточной компетенцией в религиозных вопросах. Кстати отметим, что автор современной статьи, представленной в фундаментальном немецком словаре Religion in Geschichte und Gegenwart, в четвертом издании отказался от приведения концептуального определения «религии», оговорив, что определение возможно только в рамках подхода к исследованию этого феномена — философского, антропологического, теологического и т. д. Предыдущее, третье издание этого словаря определяет религию как пере-

живание встречи с сакральной реальностью и ответное действие (реакция) человека, который претерпевает экзистенциальное воздействие со стороны священного, рассматривает религию как особое коммуникативное событие, т. е. дискурс в широком смысле . Данное понимание религии весьма созвучно с концепцией, предложенной о. Александром Менем, — религия видит в основании Бытия сокровенную Божественную сущность и осознает себя как ответ на проявление этой сущности (см.: ). В изданном Американским миссионерским обществом научном словаре Dictionary of Mission: Theology, History, Perspectives в статье, посвященной религии, также говорится о терминологических сложностях — и снова содержание потенциального определения ставится в зависимость от направления исследования. По мнению редакторов-составителей этого словаря, недостаток как «минимальных», так и «максимальных» определений религии состоит в том, что их можно трактовать как инклюзивно, так и эксклюзивно, соответственно будет меняться набор явлений, подпадающих под данное определение . О сложности определения религии говорится в обстоятельном двухтомном университетском учебнике «История религии», написанном под редакцией проф. Московского госуниверситета им. В. М. Ломоносова И. Н. Яблокова. Во вступительной статье этого издания отмечается, что «вряд ли плодотворны поиски представлений, элементов содержания, функций, структур, которые были бы свойственны только религии, всем ее типам и разновидностям, на всех стадиях эволюции… По отношению к религии формальнологические дефиниции не дают желаемых результатов» . Подобный вышеприведенному подход к определению термина «религия» в настоящее время делается все более и более распространенным, в современных научных изданиях мы все реже можем встретить определение термина «религия», претендующее на универсальность, приходится признать, что «потребность во всеохватывающем определении религии до сих пор не удовлетворена» .

Сравнив различные религиозные традиции, как архаические, так и современные, мы вынужденно приходим к выводу, что на концептуальном уровне отсутствуют достаточные предпосылки для выделения универсальных атрибутов предмета религиозной веры, поскольку атрибуты Бога-творца, присущие развитым монотеистическим теологическим религиям, в большинстве случаев будут не совпадать с представлением о sacrum, присущим анимизму. Это так, но подобный аргумент в формате курса религиоведения может оказаться недостаточным, так как предполагает своего рода ретроспективный подход, — апелляцию к темам, студентами еще не изученными. Ясно, что попытки разработки концептуального определения религии несут в себе изначальную ограниченность схоластического метода; они сами по себе, так сказать «концептуально», являются наследием схоластического спора реалистов и номиналистов о возможности бытия универсалий, и по сути являются реликтом схоластического сознания, прошедшим через горнило позитивизма. Именно схоластический рационализм данного подхода обрекает его на неудачу — если в эпоху господства позитивизма подобный подход был еще сколько-нибудь адекватным состоянию научного знания, то в условиях постмодерна его недостаточность очевидна даже применительно к естественнонаучному знанию, поскольку, как метко заметил Жан Бодрийяр: «Сегодня естественные науки пришли к признанию принципиального исчезновения объекта в поле виртуализации: отныне объект неуловим» — осознание этого, к сожалению, методологической проблемы преподавания религиоведения не снимает.

Одной из попыток преодоления концептуальных (можно сказать — парадигматических) противоречий, существующих и существовавших религиозных традиций, была предпринята Анри Бергсоном в ставшем классическим трактате «Два источника морали и религии». Разграничивая религии «статические» и «динамические», Бергсон исходит

из того, что «статические» религии, с присущими им чертами мифотворчества и магии направлены на то, чтобы осуществлять «противодействие индивидуальному уму» и в интересах общества «резко прерывать умственные акты» отдельного человека , т. е. по меткому замечанию Жака Маритена служить «защитной реакцией против опасностей, создаваемых интеллектом» , тогда как «религия динамическая» предполагает открытость для интеллекта. Позиция Бергсона подверглась критике за то, что предложенный им постулат приводит к утрачиванию представлений об общности религий, т. е. «при этом утрачивается то, что могло бы составить их единство, а именно скрытая или явная онтологическая ценность определенных восприятий и определенных верований» .

Предложенное Э. Тайлором и породившее длительную дискуссию «минимальное определение религии» определяет религию как верование в духовные существа. Обобщая комментарии Тайлора, Э. Дюркгейм отмечает, что «под духовными существами следует понимать сознательных субъектов, наделенных силой высшей, чем та, которой обладает большинство людей»: это не только божества, но и души умерших, духи, демоны и т. д. Однако такое «расширительное» понимание термина «духовное существо» тоже не является бесспорным, поскольку предложенная дефиниция не позволяет ответить на вопрос: почему указанные объекты религиозного почитания объединены в категорию именно духовных сущностей. Если считать их идентификационным признаком «обладание силой, высшей, чем та, которой обладают большинство людей», то подобное определение несложно распространить на целый ряд вполне «материальных существ», например, на медведей и бегемотов, если допустить, у них способность «оперировать внутренними ментальными репрезентациями», к чему склоняется ряд исследователей . Поэтому категория «духовное» вряд ли может рассматриваться как производное сверхчеловеческой силы. Возможно, будет более последовательным рассмотрение в качестве классификационного признака, который позволяет обозначить границы совокупности «духовных существ» как предмета религиозной веры, то, что особые способности и их возможности не являются следствием протекания естественных материальных процессов, независимо от того, насколько возможности соответствующих существ соотносятся с ординарными человеческими возможностями. Но и эта оговорка не снимает основной сложности, связанной с использованием «минимального определения».

Суть проблемы состоит в том, что религиозные системы, например, относящиеся к первобытным культурам, которым свойственно «отождествление человека и космоса, части и целого, живого и мертвого» , могут вообще не знать противопоставления духовное — материальное (так, согласно реконструкции Ж. Батая, первобытное религиозное сознание не знает противопоставления между «духом» и «телом» . Граница естественного и сверхъестественного в подобных религиозных системах зачастую размыта, а чудесное событие воспринимается в них как «естественно-законный акт» ; вероятно, для подобного религиозного сознания духовное и материальное (независимо от четкости терминологической фиксации этих понятий в соответствующих языках) не столько противопоставляется, сколько сопоставляется, одно дополняет другое, и материальные атрибуты пронизывают духовное бытие. Как правило, ранним формам религии свойственен антропоморфизм, духи и души умерших представляются «материальными существами, нуждающимися в еде и питье и действующими так же, как живые люди» . Это связано в том числе и со «склонностью людей во времена глубокой архаики к персонализации причин изменений, происходивших вокруг них» . Среди современных нам африканских племен распространены вполне антропоморфные представления о духах — «представители племен Bwatiye Mbula

верят, что духи подобны людям: они могут сердиться, помогать друг другу, они женятся, рожают детей, падают и умирают. Они имеют вождей: королев и королей. Они поют и танцуют, как люди и празднуют фестивали — также подобно людям» .

Немецкий исследователь античной религии В.Буркерт убедительно показывает, что «эти божественные индивидуальности (т. е. античные боги. — А. П.) … почти во всех проявлениях подобны людям. О том, чтобы видеть в них чистый «дух», не может быть речи; существенные элементы телесности составляют неотъемлемую часть их природы» . Вопрос о том, насколько бессмертие античных богов трактовалось верующими в них как субстанциальное свойство божественной природы остается открытым. Следовательно, если в рамках какой-либо человеческой общности существует вера в подобные могущественные существа, но при этом они не интерпретируются как «духовные сущности», то это совсем не значит, что подобная общность не религиозна. Такая форма верований могла существовать до того, как человек разработал концепцию духовного бытия (сверхъестественного), но, тем не менее, упомянутые религиозные взгляды нельзя исключать из определения религии. В согласии с данными современного религиоведения, в учебнике религиоведения, написанном коллективом кафедры религиоведения РГПУ им. А. И. Герцена под редакцией заведующего кафедрой проф. А. Ю. Григоренко, содержится важное замечание, что определение религии через концепт сверхъестественного должен учитывать, что религия существует и до того, как «сверхъестественное» начинает восприниматься как особая реальность, противопоставляемая «естественному» . Продуктивность данного подхода доказано многолетней практикой преподавания курсов «Религиоведение», «История религий», «История христианской теологии» и другими преподавателями кафедры.

В российском образовательном дискурсе существуют различные подходы к определению понятия «религия», и это не только отражает современное состояние науки, но и неизбежно влияет на содержание учебных курсов по истории религии и религиоведению.

Литература

1. Никитин В. Н., Обухов В. Л. Религиоведение. Вероучения религий мира. СПб.: Химиздат, 1999.

2. Кислюк К. В., Кучер Щ. Н. Религиоведение. Ростов-на-Дону; Харьков: Феникс — Торсинг,

3. Гордиенко Н. С. Основы религиоведения. СПб.: ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2005.

4. Эрн В. Ф. Борьба за Логос // Эрн В. Ф. Сочинения. M.: Правда, 1991.

5. Малиновский Б. Научная теория культуры. M.: ОГИ, 2005

6. Гарнак А. Сущность христианства // Раннее христианство. Т. 1. M.; Харьков: АСТ-Фолио, 2000.

7. Friesen S. T. Myth and Symbolic Resistance in Relevation 13 //Journal of Biblical Literature. 2004. Vol. 123 (2).

8. Barth Karl. Die kirchliche Dogmatik. 1 (2). Die Ausgießung des Heiligen Geistes. Zollikon-Zürich, 19б0.

9. Гегель Г. В. Ф. Философия религии. M.: MbienB, 197б.

10. Григоренко А. Ю. «Свой-Чужой» в истории религии // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2012. № 14б.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Булгаков С. Н. Тихие думы. M.: Республика, 199б.

12. Religion in Geschichte und Gegenwart (RGG4). Band 7. Mohr siebeck, 2004.

14. Dictionary of Mission: Theology, History, Perspectives. American Society of Missiology Series. № 24. Orbis Books, 1998.

15. История религии / Яблоков И. Н., ред. М.: Высшая школа, 2002. Т. 1.

16. Пивоваров Д. В. Философия религии. М.; Екатеринбург: Деловая книга; Академический проект, 2006.

17. Бодрийар Ж. Пароли. От фрагмента к фрагменту. Екатеринбург: У-Фактория, 2006.

18. Бергсон А. Два источника морали и религии. М.: Канон, 1994.

19. Маритен Ж. От Бергсона к Фоме Аквинскому: Очерки метафизики и этики. М.: Институт философии, теологии и истории Св. Фомы, 2006.

20. Тайлор Э. Б. Первобытная культура. М.: Политическая литература, 1989.

21. Меркулов И. П. Эпистемология. СПб.: РХГИ, 2003.

22. Сем Т. Ю. Семиотика шаманских ритуалов // Шаманизм народов Сибири. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2006.

23. Батай Ж. Теория религии. Литература и Зло. Минск: Современный литератор, 2000.

24. Голосовкер Я. Э. Логика мифа. М.: Наука, 1987.

25. Дьяконов И. М. Эпос о Гильгамеше // Эпос о Гильгамеше М.: Наука, 1961. С. 104.

26. Иорданский В. Б. Крах традиций, расцвет ведьмовства… // Вопросы истории. 2008. № 1.

28. Буркерт В. Греческая религия: архаика и классика. СПб.: Алетейя, 2004.

29. Религиоведение для студентов педагогических вузов / Под ред. А. Ю. Григоренко. СПб.: Питер, 2008.

30. Деятельность // Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1983.

32. Мень А. История религии: В поисках Пути, Истины и Жизни. Т. 1. М.: Слово, 1991.

33. Нибур Х. Р. Радикальный монотеизм и западная культура // Христос и культура: Избранные труды Ричарда Нибура и Райнхольда Нибура. М.: Юристъ, 1996.

34. Штекль К. Сообщество после субъекта. Православная интеллектуальная традиция и философский дискурс постмодерна // Вопросы философии. 2007. № 8.

В. В. Барабанов, А. Ю. Григоренко

к вопросу о преподавании «основ религиозных культур и светской этики»

в школах

Начнем с предыстории вопроса. На совещании 21 июля 2009 года Президент Российской Федерации Д. А. Медведев во время встречи с лидерами традиционных российских конфессий подчеркнул актуальность «духовно-нравственного просвещения подрастающего поколения» и заявил о своем решении поддержать «идею преподавания в школах России основ религиозной культуры и светской этики». Во исполнение поручений Президента от 2 августа 2009 года Правительство Российской Федерации от 11 августа 2009 года приняло решение о проведении в 19 субъектах Российской Федерации эксперимента по апробации комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики» (далее — ОРКСЭ). Преподавание этого курса должно было проходить в течение 2010-2011 годов в экспериментальном

24 сентября 2002

Яблоков И.Н. Проблема определения религии

Понятие «религии» в культурах мира
Типы определений
Религия как

1) необходимо возникающая в процессе становления человека
2) способ выражения и преодоления человеческого самоотчуждения
3) отражение действительности
4) общественная подсистема
5) феномен культуры

Религиозная культура
Религиозная личность

Понятие «религии» в культурах мира

Науке известно около пяти тысяч религий (а по некоторым оценкам — еще больше). Бесконечное многообразие религиозных форм, языковые различия для выражения этих форм в разных культурах делает чрезвычайно трудной проблему поиска тех характеристик, которые позволили бы относить некоторые явления к религиозным.

Общего индоевропейского слова для именования явления, которое обозначается латинским religio, не существует. Что же касается латинского термина, то на основе многочисленных сравнительно-языковедческих исследований предлагается несколько вариантов этимологии — определения первоначального значения слова. Наиболее признаваемыми являются варианты римского мыслителя Цицерона (106–43 до н. э.) и христианского апологета Лактанция (ок. 250 — после 325). Цицерон производил указанный термин от латинского religere — идти назад, возвращаться, снова читать, обдумывать, собирать, созерцать, бояться и характеризовал религию как богобоязненность, страх и почитание богов, тщательное обдумывание всего того, что имеет отношение к этому почитанию. Лактанций полагал, что слово religio происходит от латинского глагола religare —вязать, связывать, привязывать, сковывать — и применительно к религии означает связывание, узы, соединяющие нас с Богом в служении ему и повиновении через благочестие. Предложенная Лактанцием этимология закрепилась в христианской культуре.

В словарях, изданных на русском языке, можно обнаружить несколько вариантов перевода латинского слова religio: 1) благочестие, набожность, святыня, предмет культа (см., например: Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 576; Краткая философская энциклопедия. М., 1994. С. 391.); 2) восстановление или воспроизводство лиги, связи (см.: Современный философский словарь. Лондон–Франкфут-на-Майне–Париж–Люксембург–Москва–Минск, 1998. С. 738). В то же время в «Латинско-русском словаре» О. Петрученко приводятся и иные значения слова: совестливое отношение к чему-либо — 1) совестливость, покоящаяся на внутреннем чувстве, добросовестность; 2) совестливое отношение к чему-нибудь священному, в том числе религиозное чувство, благочестие, набожность, религиозное почитание, богопочитание, культ (см.: Петрученко О. Латинско-русский словарь. Репринт IX издания 1914 г. М., 1994. С. 546).

По мнению французского лингвиста Э. Бенвениста (1902–1976), religio как по семантике, так и по морфологии связано с religere «вновь собирать, приступать к новому выбору, возвратиться к прежнему синтезу, чтобы его переделать»: religio, «благочестие, благоговейность», первоначально являлось субъективной расположенностью, рефлексивным действием, связанным с религиозным страхом. Интерпретация христианами понятия «religio» при помощи religare «связывать воедино», полагает Э. Бенвенист, «исторически неверная»: religio становится «обязательством», объективной связью между верующим и его Богом (см.: Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. М., 1995. С. 394).

В других культурах первоначальные значения терминов, которыми обозначаются явления, соответствующие феномену, именуемому латинским religio, иные. В древнегреческом языке слову religio соответствует threskeia. Первоначально в ионийском греческом оно обозначало обряд, соблюдение культовых предписаний, обрядов; в аттическом греческом слово было как бы «забыто», но затем вернулось и стало названием «религии» как единства, совокупности верований и культовой практики (Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. М., 1995. С. 394).

Соответствующий термин в санскрите — dharma (от арийского dhar — утверждать, поддерживать, защищать) — означает учение, добродетель, моральное качество, долг, справедливость, закон, образец, идеал, норму, форму, истину, условия, причину, порядок мироздания и др. Чаще всего это слово употребляется применительно к народному образу жизни и имеет в виду сумму правил, определяющих его. По отношению к явлениям, распространенным в элитных кругах, используется санскритское moksa, что означает реализирующееся в определенной практике стремление оставить повседневную жизнь, подняться над круговоротом наличного бытия, освободиться от цепи рождений и смертей.

В исламе используется название din, которое на языке предисламской Аравии первоначально означало власть — подчинение, обычаи, а впоследствии стало употребляться в смысле безусловности подчинения Аллаху и его безграничной власти, придания себя Богу, исполнения религиозных предписаний, совершенствования в искренности веры. Соответственно, din стал обозначать: иман (ар. вера, от глагола верить, уверовать), ислам (ар. придание себя Богу, покорность, исполнение религиозных предписаний), ихсан (от ар. истовость, совестливость, чистосердечие — совершенствование в искренности веры).

В китайском языке для обозначения того, что в европейской культуре обозначается словом «религия», используется имя Chiao — учение.

В старославянском употреблялись слова «вера», «верство», «верованье», а в русском языке слово «религия» известно с начала XVIII века.

Типы определений

Ныне насчитывают порядка 250 (и более) определений религии, и число это постоянно растет. Обозреть все эти 250 (и более) определений в нашем контексте невозможно. Плодотворно пойти по пути их классификации. Типы определений можно классифицировать по разным основаниям.

Прежде всего различают теологические (или кредовые, вероучительные) и философские, претендующие на раскрытие сущности религии.

Теологические (или кредовые, вероучительные) осмысливают религию «изнутри», исходят из той ее модели, которую задает соответствующая религия и конфессия. Поэтому хотя формулировки варьируются, но есть в них нечто общее: например, с позиций христианства, религия есть величина sui generis, связь человека с Богом, Абсолютом, с какой-то силой, с Нуминозным, с Трансценденцией и т. д. По источнику и по сущности она «надмирна», «неотмирна», «потустороння», «трансцендентна». Философские дефиниции (светские) стремятся отыскать признаки религии «извне», нередко сознательно дистанцируют себя от какой бы то ни было религии и даже занимают по отношению к ней критическую позицию. Эти определения тоже несут на себе печать исходных посылок того или иного философского направления — натурализма, антропологизма, материализма, философии жизни, экзистенциализма, неореализма и пр.

Разделяют определения и по базированию на данных тех или иных наук. Эти определения имеют меньшую степень общности по сравнению с «первой парой»; формулируются они на основе теоретических положений и эмпирического материала соответствующих наук: таковы социологические, этнологические, биопсихические и психологические, лингвистические определения и др. В каждой из названных групп могут быть представлены различные вариации.

Можно различать определения, выделяемые по главным способам и методам, используемым исследователями. Тогда определения предстают как дескритивные (через перечисление эмпирических признаков), генетические (через выявление факторов «порождения» и «воспроизводства»), семантические (путем указания на знаковые выражения и значения), структуралистские (через раскрытие инвариантных структур) и т.д.

Имеется класс определений, построенных с учетом какого-то аспекта, компонента религиозного комплекса. Интеракционные «модели» характеризуют религию как определенный вид взаимосвязей и взаимоотношений людей по поводу каких-то объектов. Функциональная интерпретация исходит из того, что понять религию можно на пути описания ее функций, выявления «специфической функции». Бихевиориальное объяснение «первичным» в религии считает ритуал (например, «почитания», «умилостивления», «жертвоприношения», «очищения» и др.), определенные виды символических действий, некоторые формы поведения. Консестивные определения строятся на основе гносеолого-рационалистического анализа, исходят из тех или иных явлений сознания («анимизм», «вера в мана», «вера в сверхъестественное», «святое», «смыслополагание», «чувствование бесконечного», «опыт иррационального», «фантастическое» и т. д.), признают религию одной из форм сознания (общественного или индивидуального), а эти формы отличают прежде всего по предмету и характеру отражения.

Определения религии создаются и по линии человек — общество — Вселенная. В этом случае определения оказываются «эгоцентрическими» (через выявление различных вариантов религиозного опыта в микрокосме индивида), «социоцентрическими» (путем уподобления различных религиозных форм некоторым общественным явлениям), «космоцентрическими» (которые интерпретируют религию как отражение макрокосма, реализующееся в контексте связи с микрокосмом индивида).

Во многих определениях предпринимаются попытки найти у религии такие признаки, которых нет у других образований, выделить «единое», «специфическое» свойство религиозного сознания, «специфическое действие», «специфическую функцию» и т. д. С другой стороны, продолжает сохраняться устойчивая традиция расширительного толкования религии.

Многообразие религий, а также множество ее определений побудили исследователей поставить вопросы: возможно ли дать определение религии, и если возможно, то какой должна быть процедура такого определения. Крайние «оптимисты» полагают, что задача эта легко разрешима формально-логическими средствами. Крайние «пессимисты» говорят, что научное определение религии вообще неосуществимо ввиду чрезвычайной сложности данного явления. Думается, что ответ на вопрос, что есть религия, возможен.

Вряд ли плодотворны поиски представлений, элементов содержания, функций, структур, которые были бы свойственны только религии, всем ее типам и разновидностям, на всех стадиях эволюции. В религии соединяются те моменты, которые возникают в процессе жизнедеятельности общества, групп, индивидов. И все же отличить ее от других «форм духа» возможно: своеобразие религии выражается в типической комбинации и корреляции определенных черт, в большей по сравнению с другими областями духовной жизни их представленности и интенсивности, в особенной их субординации.

По отношению к религии формально-логические дефиниции не дают желаемых результатов. Спецификация объекта, относительное отличение его от других объектов достижимы на пути раскрытия ее разноаспектных сущностных качеств, с помощью синтеза ряда характеристик. В самой общей форме можно сказать: религия не просто вид каких-то связей, взаимоотношений и действий людей, некоторое функционирующее образование, форма общественного или индивидуального сознания; она есть одна из сфер духовной жизни общества, групп, индивида, способ практически духовного освоения мира, одна из областей духовного производства. В качестве таковой она представляет собой: 1) необходимо возникающий в процессе становления человека и общества аспект их жизнедеятельности, ее активно действующий компонент; 2) способ выражения и преодоления человеческого самоотчуждения; 3) отражение действительности; 4) общественную подсистему; 5) феномен культуры. Названные аспекты задают «пятимерный континуум», внутри которого осуществляется синтез различных определений; на пересечении указанных «плоскостей» завязываются понятийные узлы, воссоздающие данное явление с разных его сторон. Рассмотрим эти стороны.

Религия необходимо возникает в процессе становления человека

1. Религия не случайное образование, навязанное людям философами, жрецами, обманщиками, тиранами, как полагали многие мыслители прошлого; не подтверждается и тезис о ней как самодовлеющем начале — метаобщественном, сверхчеловеческом, надмирном и надыисторическом. Религия необходимо возникает в ходе объективного процесса становления человека, общества, человечества и превращается в определенный аспект их сущности и существования. Она имеет онтологические основы, включена в контекст всемирной истории и подвержена изменениям в соответствии с общественными переменами. В религии обнаруживаются внутренние, глубинные, скрытые от непосредственного наблюдения уровни бытия человека и общества, в ней есть адекватное действительно содержание. Но, просвечиваясь в религии, внутренние связи могут маскироваться. Такое маскирование в принципе не есть результат чьего-либо произвола, злого умысла, cознательного обмана или заведомой интеллектуальной примитивности; это момент развертывания и обнаружения бытия человека и общества. А потому религия многое о них «рассказывает», важно только правильно расшифровать закодированную в ней информацию.

Предпосылкой существования религии, как и других сфер духовной жизни, является материальное производство, именно оно создает «прибавочный продукт», который используется в духовных областях. Но материальные отношения лишь в конечном счете обусловливают возникновение, существование и воспроизводство религии. Вводные слова «в конечном счете» в данном контексте имеют существенное значение: «экономический редукционизм» не может дать правильного объяснения соотношения духовной и материальной областей, в особенности если речь идет о религии. Возникнув, духовная сфера относительно обособляется от материальной, начинает развиваться по собственным законам. Религия не является пассивным, «страдальным» образованием, она живет «своей» жизнью, обладает способностью самовоспроизводства, продуцирует идеи, понятия, образы, нормы, ценности, творит и разнообразные материальные объекты. В творческой деятельности человека духовный процесс первичен по отношению и к его идеальным результатам, и к материальным воплощениям. Религия оказывает активное влияние как на экономику, так и на различные области духовной сферы — политику, право, мораль, искусство, философию и др.

В мировом религиоведении наиболее широко представлена точка зрения, согласно которой появление и существование религии связывается прежде всего с отношениями несвободы, зависимости, ограниченности, господства—подчинения и т. д., иначе говоря, той областью человеческого существования, которая недоступна управлению, распоряжению, целенаправленному регулированию. Высказывается и другое мнение: религия коренится в свободе человека, в его стремлении к высшему, к Абсолюту. Первая точка зрения представляется более предпочтительной. Заметим при этом, что здесь имеются в виду отношения несвободы, зависимости и т. д., обусловившие генезис религии, а также те отношения, которые в дальнейшей истории служат основой ее существования и развития. В уже сформировавшейся религиозной системе, «внутри» ее человек может переживать и переживает защищенность, освобождение от сковывающих обстоятельств, выход за пределы ограниченности. Религия может давать ощущение свободы и прилива сил. Имея своей основой объективные отношения зависимости, несвободы, ограниченности, она может претворять их внутри себя в переживание устойчивости, защищенности, свободы и мощи. Состояние защищенности, переживание выхода за пределы ограниченных форм, ощущение свободы и прилива сил возникают как нечто «другое», производное от действительно существующих отношений зависимости, несвободы, хотя и связаны со стремлением к Высшему, Абсолюту, которое и появляется постольку, поскольку наличное бытие человека временно, ограниченно, относительно, эфемерно.

Религия как способ выражения и преодоления человеческого самоотчуждения

2. Отчуждение — это превращение человеческой деятельности и ее продуктов, отношений и институтов в силы, господствующие над людьми. Главными моментами действительного отчуждения являются: а) отчуждение продукта труда от производителя; б) отчуждение труда; в) отчуждение государства, представляющего общий интерес, от отдельных и групповых интересов, бюрократизация; г) отчуждение человека от природы, экокризис; д) опосредование отношений людей отношениями вещей, деперсонализация; е) аномия, отчуждение от ценностей, норм, ролей, социальная дезорганизация, конфликты; ж) отчуждение человека от человека, изоляция и атомизация; з) внутреннее самоотчуждение личности — утрата «Я», апатия, обесмысленность существования и т. д. В религии находят выражение указанные моменты отчуждения действительной жизни. Не она «ответственна» за развертывание отношений отчуждения в различных областях общественной жизни, в межличном общении, а, наоборот, эти отношения обусловливают различные виды духовного освоения мира в отчужденных формах.

Саморазорванность, самопротиворечивость мира соответствующим образом представлена в религии. В ней воспроизводится «превращение» собственных сил человека в чуждые ему силы, совершается «оборачивание», «перестановка», «перемещение» действительных отношений, «принятие одного за другое», происходит удвоение мира. «Другой», отличный от действительного мир населяется самостоятельными существами, одаренными собственной жизнью, стоящими в определенных отношениях с людьми и друг с другом. Религиозные персонажи и представления об их взаимосвязях, репрезентируя действительное отчуждение человека в экономической, политической, государственной, правовой, нравственной и других областях, сами объективируются, проявляются в действительных взаимоотношениях между людьми. Об отчуждении «от жизни Божией» и необходимости «облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины», говорит апостол Павел в Послании к Ефесянам (4:18–24).

Но освоение мира в религии не сводится только к воспроизведению отношений отчуждения: воспроизводя их, она в то же время выступает в качестве способа их преодоления. Потребность освобождения от власти чуждых сил ищет своего удовлетворения в идеях и ритуалах очищения, покаяния, оправдания, спасения, преодоления отпадения от Бога, обретения потерянного рая, утешения и пр. Религия смягчает последствия действительного отчуждения посредством перераспределения общественного продукта в пользу наименее защищенных слоев общества, благотворительности и милосердия, объединения разобщенных индивидов в общине, развития межличностного общения в религиозной группе и т. д.

Религия как отражение действительности

3. Отражение является свойством и общества в целом, и его различных сфер; оно реализуется как в процессе актуальной общественной деятельности, так и в застывших ее результатах. Религия не нечто абсолютно замкнутое, она находится в сложных взаимодействиях с «внешней средой», запечатлевает и воспроизводит в самой себе свойства природы, общества, человека. Если религия есть отражение, то она содержит соответствующую информацию об отражаемом. Получая данные извне, она активно их перерабатывает, пользуется и данными извне, и продуктами переработки для самоорганизации и ориентации, создает картину мира — образ человека, природы, общества. Отражение предполагает использование его результатов в качестве инструмента обратного влияния на отражаемое. Это отражение избирательно, осуществляется с учетом собственных принципов религии, она «предвосхищает», «предваряет» результаты взаимодействия с иными областями жизнедеятельности людей.

В религии отражаются многообразные явления действительности. Прежде всего, она отражает те ее стороны, которые обуславливают несвободу и зависимость людей. Но данный пласт не исчерпывает всего содержания отражательного процесса в религии. Она принимает и перерабатывает информацию о разноплановых природных и общественных связях, о человеке, «осваивает» как господствующие над людьми силы, так и те отношения, в которых выражаются свобода человека и возможности управления природными и общественными процессами. Она отражает всю действительность через призму несвободы и зависимости. Результаты отражения запечатлеваются в сознании, в средствах деятельности и самой деятельности, нормах и структурных схемах, организационных «матрицах».

Религия как общественная подсистема

4. По отношению к обществу в целом религия предстает как общественная подсистема. Общество представляет собой сложную систему, которая характеризуется рядом признаков. Прежде всего это такая система, которая способна быть автономным, самотождественным образованием. Это — сложносоставное явление, обладает гетерогенностью (греч. heterogenes – разнородный) строения, т. е. включает неоднородные части (элементы). Важно подчеркнуть, что части (элементы) в системе не суть механическое нагромождение составляющих, а образуют взаимосвязанные ингредиенты, опосредующие друг друга и свое целое. Взаимозависимость частей и целого находит выражение в интегральных свойствах — связях системы, которые обеспечивают ее стабильность. Если эти свойства-связи расшатываются, система утрачивает свою стабильность. Элемент системы, в свою очередь, может быть системой, так сказать, менее высокого порядка — подсистемой, по отноше­нию к которой можно применить с соответствующей конкретизацией те же принципы системного рассмотрения.

В первобытном обществе религия в качестве относительно самостоятельного образования еще не выделилась. Как уже отмечалось, верования (фетишизм, тотемизм, анимизм, преанимизм, магия и др.) и связанные с ними ритуалы, вплетенные в первобытно-мифологический синкретический комплекс духовно-практической деятельности, образовывали своеобразную проторелигию. В дальнейшем, становясь относительно самостоятельной областью духовной жизни, религия все более дифференцировалась, в ней выделялись элементы, складывались связи этих элементов. В развитых религиях можно выделить: религиозное сознание, деятельность, отношения, институты и организации. Интегрирующим компонентом духовной сферы, в том числе и религии, является сознание. В соответствии с содержанием сознания развертывается деятельность, складываются отношения, формируются институты и организации, в которых сознание находит «инобытие», объективируется.

Являясь подсистемой общества, религия занимает в нем определенное место и выполняет соответствующие функции. История показывает, что религия имела в разных обществах разный статус. В разных типах общества и цивилизаций, на разных этапах истории, в разных странах и регионах позиции религии, функции и поле ее действия неодинаковы. В одних случаях религиозное сознание доминирует. Религиозные общности совпадают с этническими. Религиозная деятельность составляет непременное звено общей цепи деятельности. Религиозные отношения «налагаются» на другие общественные связи. Институты соединя­ют в себе власть религиозную и светскую. В других обществах религиозное сознание не является доминирующим; наряду с ним развиваются различные формы светского сознания. Религиозная деятельность постепенно выделяется из общей цепи деятельности и локализуется в определенном месте и времени. Проявляется тенденция снятия с общественных связей «печати» религиозных отношений. Религиозная общность продолжает претендовать на совпадение с этнической общностью, однако идет процесс их дифференциации. Нередко провозглашается тождество религиозной и государственной принадлежности. Существуют и такие общества, в которых влияние религиозного сознания ослабевает, здесь доминирует светское сознание. Религиозная деятельность и отношения являются частным видом деятельности и отношений. Религиозные группы отличны от этнических общностей и не совпадают с государственными. Духовная и светская власть принадлежат разным институтам.

Религия как феномен культуры

5. Религия представляет собой одну из областей культуры. Существует множество дефиниций культуры. Не вступая в дискуссию, примем в качестве плодотворно работающего в религиоведении следующее определение культуры: это совокупность способов и приемов обеспечения и осуществления разнопланового бытия человека, которые реализуются в ходе материальной и духовной деятельности и представлены в ее продуктах, передаваемых и осваиваемых новыми поколениями. Универсум культуры развивается и функционирует в контексте объект-субъектных и субъект-субъектных отношений, благодаря совокупности значений (идеальных выражений коллективного человеческого опыта) и смыслов (освоенных индивидом, личностью значений).

Исторически первым типом культуры был первобытно-синкретический тип, а духовную область его составляла мифология. Он включал разные способы освоения мира — практические знания и умения, нравственные нормы и образцы, религиозные верования и ритуалы, пластические, изобразительные и мелосные формы эстетической деятельности и т. д. В ходе дифференциации этого типа культуры вычленяются и относительно отделяются различные сферы духовной культуры — искусство, мораль, философия, религия. Складывается универсум (лат. universus — весь, мн. ч. — все в совокупности, все вместе; universum — вселенная) культуры.

Вместе с другими областями культуры религия производила и накапливала способы и приемы обеспечения и осуществления бытия человека в материальной и духовной областях. При всей сложности и неоднолинейности взаимоотношений религии и искусства, морали, философии, науки в истории они взаимно влияли друг на друга. В различные эпохи складывались различные историко-культурные ситуации, получали наиболее интенсивное выражение и развитие те или иные области культуры: искусство и философия в античности, религия — в Средние века, философия — в XVII—XIX веках, наука — в XX веке и т. д. В те эпохи, которые являются для религии «звездным часом», она доминирует, охватывает почти всю область духовной культуры. В процессе секуляризации различные сферы духовной культуры освобождались от религиозного санкционирования.

Религиозная культура

Исторически развивалась и религиозная культура. Она представляет собой сложное комплексное образование, все аспекты религии как общественной подсистемы находят проявление в социокультурной области. Религиозная культура—это совокупность имеющихся в религии способов и приемов обеспечения и осуществления бытия человека, которые реализуются в ходе религиозной деятельности и представлены в ее продуктах, несущих религиозные значения и смыслы. Деятельностным центром этой культуры является культ, а содержание ценностей задается религиозным сознанием. Можно выделить две части религиозной культуры. Одну образуют те компоненты, в которых вероучение выражается прямо и непосредственно — сакральные тексты, теология, различные элементы культа и пр. Другую составляют те явления из области философии, морали, искусства и т. д., которые исторически вовлекаются в религиозно-духовную и культовую деятельность, в церковную жизнь. Религиозная культура предстает как культура родо-племенных религий, как иудаистская, конфуцианская, синтоистская, буддийская, христианская, исламская и пр. (в их многочисленных конфессиональных разновидностях) культура.

Религиозная личность

Носителями религии являются религиозные общности, группы, институты, организации, индивиды. В ранних формах религии отдельный человек не выделял себя из религиозной группы, выступал как единичный представитель рода или племени, которые являлись носителями этнорелигиозных комплексов. Отдельный человек смог стать личностью в религии, как и в других сферах бытия, лишь на определенном этапе исторического процесса обособления и отличения себя от общности.

Без религиозной личности не может существовать и развитая религиозная система. Религиозная личность — это отдельный человек в совокупности его общественных качеств, в которой занимают определенное место и религиозные свойства, способный стать субъектом религиозной деятельности. Такой личности присуще качество «религиозность», которую образуют в сознании соответствующие представления, идеи, вера, потребности, чувства, а в поведении — практические акты: посещение храма, молитва, участие в богослужении, совершение религиозных обрядов, празднование религиозных праздников, соблюдение постов и т. д. Религиозность центрируется в отношениях «Бог — человек», «человек — Бог» или, в зависимости от типа религий, — в чем-то ином. В развитых религиозных системах личность может представать как определенный тип, например: «святой», «юродивый», «оглашенный», «аскет», «отшельник» и т. д., а в обыденной жизни — оценивается как «верующий» «фанатик», «колеблющийся», «личность с превалирующей религиозной ориентацией» или «с подчиненной» и т. д. Религиозные качества интериоризуются (лат.— interior — внутренний), «овнутривляются» в процессе социализации, присвоения индивидами социального опыта в условиях религиозной среды. Община, религиозная семья, духовная школа, приход, монастырь, духовно-культурные центры, средства массовой информации и др.— все те институты, которые вводят отдельного индивида в пространственно-временной континуум религиозной культуры, в результате чего складывается религиозная духовность личности. Духовность характеризует личность с точки зрения меры освоения ею духовной культуры, в том числе и религиозной. Духовность представляет собой постижение и приобщение к духовным ценностям, самосознание и самопознание, возвышение интеллекта и чувствований, поиск смысла и цели существования, нахождение идеала, слушание и слышание голоса совести, творчество и т. д. Эти процессы могут быть связаны с религиозной верой или же с иными мировоззренческими ориентирами.

Внутренняя рубрикация портала «Религия и СМИ».

1 Религия это в переводе с латинского языка «связывание, повторное обращение к чему–либо».

2 В науке существует много определений понятия «религия» это вера (принятие без доказательств) в существование сверхъестественных существ (Бога или богов); это система взглядов, в основе которых лежит понятие святого, священного, сакрального; это система верований и обрядов, а также взглядов и представлений, объединяющая верящих в них людей (верующих) в некую общность; это одна из свойственных культуре форм приспособления человека к окружающему миру, призванная удовлетворять его духовные потребности.

3 Что такое религия? РЕЛИГИЯ-это определенные взгляды и представления людей, и соответствующие им обряды и культура. Вне логики -вера в существовании Бога, -наделение человека богом свободой воли и выбора, -ответственность человека перед богом за свои поступки и за будущее своей души.

4 Что такое религия? Священные книги Свидетельства очевидцев Явления чудеса -Явлений,кроме описанных церковью, не зарегистрировано. -И.Кант-доказать существование,или отсутствие бога невозможно, остается — верить.

5 Что такое религия? Нормы морали Юридические нормы Вера в боговдохновленность священников Вера в бога направленность церкви Вера в спасительную силу обрядов.

6 Роль религии играет большую роль в развитии общества, прежде всего на ранних, донаучных этапах его развития

7 Роль религии Особенно возрастает в кризисные периоды: когда старые идеалы общества утрачивают свою ценность, а новые еще не успевают закрепиться, на помощь приходит религия со своими вечными нравственными заповедями.

8

9 Вольтер «Если бы Бога не было, его надо было бы выдумать»

10 М. Вебер этика протестантизма и дух капитализма

11 А. Эйнштейн Наука без религии глуха, Религия без науки слепа.

12 Структура Религия не ограничивается только доктриной – совокупностью верований и представлений, но обязательно включает также культ: внешние действия и ритуалы, другие практики, являющиеся проявлением, воплощением веры.

13 Элементы религии Религиозные представления Религиозные настроения Религиозные действия Религиозные организации и институты мифы, легенды, сказания, Библия, Коран… любовь к Богу, страх перед злыми духами… молитва, проповедь, таинство… церковь, секта, монастырь…

14 Виды религий все религии возникли в Азии, религии возникают в период кризиса традиционных верований и призваны были дать толчок к новом этапу развития культуры и общества, а также преодоления кризиса.

15 Этапы эволюции религии I.Родоплеменные древние верования 1)Тотемизм (вера в сверхъестественные связи людей с животными, растениями) 2)Фетишизм (вера в сверхъестественные свойства предметов) 3)Анимизм (вера в существование духов и душ) 4)Магия (вера в возможность влиять на окружающий мир с помощью действий, заговоров, заклинаний и т. д.)

16 Этапы эволюции религии II.Национально-государственные религии (иудаизм, индуизм, синтоизм, конфуцианство и др.) 1)возникли в период разложения родового строя и возникновения классового 2)поклонение богам – покровителям своего народа 3)сложная обрядность с элементами национальной культуры 4)оформился особый слой служителей культа (жрецы)

17 Этапы эволюции религии III.Мировые религии (буддизм, христианство, ислам) 1)огромное число последователей 2)космополитизм (выход за пределы народов, государств) 3)эгалитаризм (проповедь равенства всех людей) 4)прозелитизм (стремление обратить в свою веру других)

18 Христианство Click to add Title 1 Время возникновения — 1 век до н.э. 1 Click to add Title 2 Место возникновения – Палестина 2 Click to add Title 1 Основатель религии – Иисус Христос из Назарета 3

19 Многообразие религий. христианство Заповеди Моисея -не убий, -не укради, -не прелюбодействуй, -почитай мать и отца твоих, -не делай себе кумира, -не произноси имени бога всуе.

20 Ислам Click to add Title 1 Время возникновения — 7 век нашей эры 1 Click to add Title 2 Место возникновения – Аравийский п-ов 2 Click to add Title 1 Основатель религии – Мухаммед 3

22 Буддизм Click to add Title 1 Время возникновения — 6 век до н.э. 1 Click to add Title 2 Место возникновения – Индия 2 Click to add Title 1 Основатель религии – Гаутама Будда 3

23 Национальные религии – религии, распространённые сейчас в пределах одной страны или имеющие последователей преимущественно среди представителей одной нации. Таковы, например, индуизм (в Индии) и синтоизм (в Японии).

24 Политеизм и монотеизм

25 Атеизм и свободомыслие Атеизм – отрицание религиозных представлений и утверждение самодостаточности природы и человека Свободомыслие – позиция, утверждающая независимость человека от религии и церкви в решении общественных и личных проблем свобода совести?

26 ПРОЗЕЛИТИ́ЗМ 1. Стремление завербовать возможно больше сторонников, прозелитов какого-нибудь учения (устар.).устар. 2. Горячая преданность вновь принятому учению, новым убеждениям.

27 Веротерпимость и свобода совести как духовные ценности. верующий атеист

28 Перед вами отрывки из литературных произведений различных жанров. Внимательно прочитав их, вы увидите, что в каждом нашли свое отражение ранние формы религий.

29 «И к бобрам с улыбкой хитрой Обратился По-Пок-Кивис: «О друзья мои! Покойно, Хорошо у вас в вигвамах! Все вы опытны и мудры, Все на выдумки искусны, Превратите же скорее И меня в бобра, Амика!» (Г. Лонгофелло «Песнь о Гайавате»)

30 «Йеннифер не ответила. Она обеими руками держала бессильную, выскальзывающую из рук голову Геральта, ломким голосом повторяя заклинания. По ее ладоням, по щекам, по лбу ведьмака плясали синие огоньки и потрескивали искорки. Трисс знала, какой энергии требуют такие заклинания. Знала также, что эти заклинания здесь не помогут. Было слишком поздно.» (А. Сапковский «Владычица озера»

31 «Когда мать скончалась, девочке было восемь лет. Умирая, купчиха призвала к себе дочку, вынула из-под одеяла куклу, отдала ей и сказала: «Слушай, Василисушка! Помни и исполни последние мои слова. Я умираю и вместе с родительским благословением оставляю тебе вот эту куклу; береги ее всегда при себе и никому не показывай; а когда приключится тебе какое горе, дай ей поесть и спроси у нее совета. Покушает она и скажет тебе, чем помочь несчастью». Затем мать поцеловала дочку и померла.» («Василиса Прекрасная» русская народная сказка)

32 «Хозяином языческого леса был Медведь самый сильный зверь. Он считался защитником от всякого зла и покровителем плодородия: с весенним пробуждением медведя древние славяне связывали наступление весны. Вплоть до XIX в. в некоторых областях сохранялась традиция держать в доме медвежью лапу как талисман-оберег, который должен был защищать своего владельца от болезней, колдовства и всевозможных бед. Славяне полагали, что медведь наделён большой мудростью, почти всеведением: именем зверя клялись, а нарушивший клятву охотник был обречён на гибель в лесу.» (Сергей Алексеев «Мифология Славян»)

33 «Сзади он был настоящий губернский стряпчий в мундире, потому что у него висел хвост, такой острый и длинный, как теперешние мундирные фалды; только разве по козлиной бороде под мордой, по небольшим рожкам, торчавшим на голове, и что весь был не белее трубочиста, можно было догадаться, что он не немец и не губернский стряпчий, а просто черт, которому последняя ночь осталась шататься по белому свету и выучивать грехам добрых людей. Завтра же, с первыми колоколами к заутрене, побежит он без оглядки, поджавши хвост, в свою берлогу». ( Н.В.Гоголь «Ночь перед Рождеством»)

34 «В Путивле плачет Ярославна, Зарей, на городской стене: «Солнце, солнце, ты сияешь Всем прекрасно и светло! В знойном поле что сжигаешь Войско друга моего? Жажда луки с тетивами Иссушила в их руках, И печаль колчан с стрелами Заложила на плечах.» Иван Козлов «Плач Ярославны»

35 анимизм тотемизм фетишизм магия 5,61,432 По 1 баллу за к

36 «Когда пяти-семи лет от роду девочка выпрядала свою первую нить… мать девочки припрятывала ее т приберегала до тех пор, пока девочка не станет невестой. И вот тогда-то готовя ее к таинству свадьбы, мать опоясывала ее этой нитью под всеми нарядами. Нить самого первого прядения была неприступным оберегом против порчи и сглаза, против нечисти, которая как считалось особенно опасна для новой семьи.. (М. Семенова «Мы — славяне!»)

37 «Я медленно пошел по коридору, разглядывая забавные картинки на дверях лабораторий, и на углу встретил домового Тихона, который рисовал и еженощно менял эти картинки. Тихон был славный серенький домовик из Рязанской области, сосланный Вием в Соловец за какую-то провинность; с кем-то он там не так поздоровался или отказался есть гадюку вареную. Рисовал он превосходно, в стиле Бидструпа, и славился среди местных домовых рассудительностью и трезвым поведением». (А. Стругацкий, Б. Стругацкий. «Понедельник начинается в субботу».)

38 Ну ладно, ладно… — протянул господин Шлитте. – Давайте посмотрим… Ювелир взял лупу и принялся разглядывать сквозь нее украшения. Ольга едва сдержала удивленный возглас. Из глаз немца исходило нечто пучка светло-синего сияния, лупа его увеличила и словно бы расширила, так, что драгоценности оказались в конусе синего света. … Почему немец стал так уныл? Должно быть и в самом деле понял, что имеет дело с кладом, а значит не собьешь цену так, как на заведомо ворованное… (А. Бушков «Колдунья»)

39 Король махнул рукой, и паж поднес золотое блюдо, на котором лежало одно конопляное семечко. — Возьми это семечко, Алеша, — сказал король,- пока оно будет у тебя, ты всегда знать будешь урок свой, какой бы тебе не задали». (А. Погорельский «Черная курица, или подземные жители».)

40 Несколько славянских племён своим предком считали Волка и почитали его как божество. Согласно традиции, во время зимнего солнцестояния все мужчины этих племён надевали волчьи шкуры, что символизировало превращение в волков. Это означало общение со звериными предками, у которых обычно просили силы и мудрости. Волк считался могущественным защитником племени, пожирателем злых духов. Языческий жрец, совершавший охранительные обряды, также одевался в звериную шкуру. (Сергей Алексеев «Мифология Славян»)

41 В Путивле плачет Ярославна, Зарей, на городской стене: «Днепр мой славный! ты волнами Скалы половцев пробил; Святослав с богатырями По тебе свой бег стремил,- Не волнуй же, Днепр широкий, Быстрый ток студеных вод, Ими князь мой черноокий В Русь святую поплывет». (Иван Козлов «Плач Ярославны»)

42 анимизм тотемизм фетишизм магия 2,651,43

45 понятие: «Мировые религии — это группа религий, отличающаяся распространенностью по всем регионам Земли, обращенная ко всем людям независимо от этнической и политической принадлежности, наибольшим числом верующих». Два предложения: — Самой молодой из мировых религий является ислам. -«К мировым религиям относятся буддизм, христианство, ислам». — «Одной из самых первых мировых религий был буддизм, возникший в Древней Индии».

46 Задания для подготовки к ЕГЭ по обществознани Вопрос A3. В стране П. социологической службой был проведён опрос среди молодёжи на тему: «Необходимость изучения курса «Мировые религии» в учебных заведениях». Результаты опроса представлены в диаграмме: Отношение подростков к введению курса «Мировые религии» в школьную программу». Какой вывод можно сделать на основании диаграммы: 1 Большинство опрошенных полагает, что религию нужно изучать в рамках специального курса по желанию учащегося. 2 Число сторонников изучения религии как обязательного курса среди молодёжи больше, чем число сторонников изучения элективного курса. 3 Большинство опрошенных респондентов против преподавания религии в образовательных учреждениях страны. 4 Число молодых людей, стремящихся глубже изучить историю мировых религий, увеличилось.

Терпимость — это краеугольный камень, на котором держатся отношения между людьми. Когда мы видим массовые убийства и страдания, к которым приводила религиозная нетерпимость на протяжении всей истории человечества (в том числе и в наши дни), мы понимаем, что нетерпимость является очень серьёзной помехой для выживания.

Веротерпимость не означает, что человек не может открыто выражать собственные религиозные взгляды. Она означает, что не следует стремиться подорвать верования других или нападать на них: это всегда очень быстро становилось причиной бед и неприятностей.

Со времён Древней Греции философы спорили друг с другом о природе Бога, человека и вселенной. Мнения авторитетов в этом вопросе изменяются то в одну, то в другую сторону. В данный момент очень модны «механистическая теория»1 и «материализм»2, которые восходят к временам Древнего Египта и Древней Греции: они стремятся доказать, что всё материально, но при этом упускают из виду, что, как бы складно ни выглядело их учение об эволюции, оно всё же не исключает воздействия дополнительных сил, которые могут просто использовать эволюционный процесс в своих целях. Сегодня же эти теории являются «официальными» и даже изучаются в школах. У них есть свои фанатичные приверженцы, которые нападают на убеждения и религиозные верования других, что может приводить к нетерпимости и раздорам.

Если уж начиная с V века до нашей эры (или даже более раннего времени) лучшие умы человечества спорили и не могли прийти к соглашению по поводу религии или атеизма, то можно понять, что от этого поля битвы между людьми лучше держаться подальше.

В этом море раздора родилась одна умная мысль: человек имеет право сам выбирать, во что ему верить.

«Вера» и «верование» не обязательно подчиняются логике: их даже нельзя назвать нелогичными. Они могут быть чем-то очень далёким от логики.

Самый безопасный совет, который тут можно дать, сводится к тому, что каждый имеет право придерживаться той веры, которую он выбрал. Человек абсолютно волен проповедовать свою веру, стремясь к тому, чтобы её приняли другие. Однако он подвергает себя опасности, нападая на религиозные верования других и тем более пытаясь причинить им вред за их убеждения.

Начиная с самого возникновения человеческого рода люди всегда находили утешение и радость в религии. Даже сегодня представители механистического и материалистического направлений очень напоминают священнослужителей древности, когда занимаются распространением своих догм.

Люди, не имеющие веры, вызывают глубокое сожаление. Им можно даже предложить что-то, во что они могли бы поверить. Но если у них есть религиозные убеждения, их следует уважать.

По дороге к счастью
могут возникать раздоры,
когда к религиозным убеждениям других
относятся без уважения.

  1. 1. механистическая теория: теория, согласно которой жизнь представляет собой лишь движущуюся материю и абсолютно всё можно объяснить с точки зрения физических законов. Эту теорию выдвинули Левкипп и Демокрит (460–370 года до н.э.), которые, возможно, позаимствовали её из древнеегипетской мифологии. Сторонники этой философии считали, что им следует пренебречь религией, поскольку они не могли выразить её принципы с помощью математики. Они подвергались нападкам со стороны религиозных деятелей и, в свою очередь, нападали на них. Роберт Бойль (1627–1691), один из авторов закона Бойля-Мариотта в физике, опровергал механистическую теорию вопросом о том, не была ли материя в движении кем-то задумана.
  2. 2. материализм: любая из метафизических теорий, которые рассматривают вселенную как нечто состоящее из очень больших или очень маленьких твёрдых объектов, таких как камни. Объясняя такие явления, как разум, они утверждают, что эти явления могут быть сведены к физическим объектам или их движению.
    Материализм — это очень древняя идея. Существуют и другие идеи.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *