Религия и религиозные организации в современной России

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Нетрадиционные религиозные организации в российском обществе: факторы роста и оценки населения»

Актуальность выбранной темы.

После многих десятилетий атеизма и бездуховности сегодня возродился большой интерес к проблемам духовной жизни. Духовность становится модой, каждый пытается рассуждать о вере. Однако вера, духовность, религия — все это предметы слишком специфические, чтобы говорить о них без знания их законов.

В условиях развивающейся глобализации и информационной революции в мире возрастает значение последствий взаимопроникновения информационных потоков различного содержания, в том числе религиозного, изменяющих направление ума и духа общностей, групп, личностей, а порой и разрушающих социальные целостности, нравственно-мировоззренческие опоры. В последней трети XX века по различным социально-экономическим и общественно-политическим причинам наряду с мировыми религиями все более активно действуют, охватывая все новые пространства, нетрадиционные религиозные организации и культы.

На Западе основные мировоззренческие системы — католицизм, протестантизм, атеизм — постепенно изменялись, эволюционировали, приспосабливались к социально-экономическим и политическим трансформациям в обществе. Для западной цивилизации характерно стремление как бы «отменить» духовность, объясняя духовную жизнь материалистически, социологически, рационалистически. В течение многих столетий мыслители Запада поучали человечество: смотрите на мир проще, мир — это гигантский часовой механизм, человек — машина, душа — выдумка корша — выдумка коров да попов. В результате духовная жизнь человека стала казаться чуть ли не выдумкой, фикцией, иллюзией, которая может быть иногда чем-то обременительным, иногда — полезным и приятным, но не реальным и серьезным. И вот в двадцатом столетии люди, которые могли бы считать себя реалистами в наибольшей степени — политики, бизнесмены, ученые — обращаются к услугам духовных учителей, стараются использовать какие-то «духовные силы», пытаются научно исследовать некие «духовные энергии».

В России же на протяжении почти всего XX века все традиционные для нее религии (православие, ислам, иудаизм) были в большой мере вытеснены атеизмом. В конце века, когда коммунистическая идеология и атеизм рухнули, религии пришлось почти заново овладевать российским общественным сознанием. В этот период новые нетрадиционные религиозные течения и организации получили много возможностей для своего распространения. При этом иностранные сектанты-миссионеры появились в стране с уже созданной, отлаженной организацией, готовыми методами работы и хорошо обеспеченными материально. Хотя религия была реабилитирована, общее невежество в этой области не позволяло увидеть отличия между разными религиозными направлениями. Даже, например, христианская среда по причине отсутствия религиозной культуры, стихийности религиозного обновления стала почвой для религиозных учений, отдаляющихся от него. Широкая пропаганда разнообразных восточных верований или их фрагментов, паранаучные идеологии, распространение целительства — все это тоже способствовало вторичному религиозному плюрализму. То, что в западной цивилизации совершалось столетиями — отказ от истинной духовной жизни, основанной на Божественном Откровении и Традиции, прельщение человека «духом века сего», духом материализма и приверженности исключительно земным ценностям, и, в итоге, увлечение псевдодуховностью, — в России произошло гораздо быстрее и разрушительнее. После десятилетий господства богоборческого материализма наступает время увлечения духовностью без разбора ее содержания.

Развитие сектантства — это объективный процесс, связанный с духовными и материальными интересами и потребностями людей. Кризис в духовной жизни общества, вакуум в идеологии и отсутствие общегосударственной национальной идеи ведёт не только к росту преступности, но и деградации общественных институтов и личности. Этот вакуум стремятся заполнить представители различных сект, которые получили широкое распространение в России в последние годы.

Исследование новых религиозных движений становится все более актуальным и в связи с их нацеленностью на молодежь. Молодежь в известном смысле представляет будущее страны, а потому настроения молодежи, ее поведение, ее самочувствие являются своеобразным барометром, измеряющим общий нравственный, идеологический и социально-психологический климат в обществе. Не накопившая достаточных знаний и жизненного опыта, лишенная объективной и критической информации в отношении религии она легко находит дорогу в секты в поисках решения различных проблем и выбора мировоззренческой позиции, ответов на волнующие вопросы о смысле и цели жизни. Специфические возрастные психологические черты молодежи — категоричность и максимализм, обостренный интерес к чудесам и сказочной таинственности, тяга к новому, но желание узнавать его с минимальными для себя интеллектуальными и моральными затратами — способствуют готовности вступать в новые «экзотические» организации, которые, в принципе, в основном и ориентированы на молодежь с учетом ее запросов и особенностей.

Характерной чертой современных сектантских организаций является их ориентация на социальное преобразование общества. Большинство оккультных группировок имеет свои версии «улучшения» или «спасения» человечества и создания идеального общества. Как правило, все модели спасения» заключаются в переходе всего человечества на ту форму мировоззрения и «духовности», которые исповедуют члены данного культа. Эта иллюзорная возможность социальных преобразований также порой привлекает людей в секту.

Девяностые годы XX века в России характеризуются укреплением влияния в обществе Русской православной церкви с одновременным ростом численности различных, альтернативных ей, религиозных организаций. Попытка ответить на вопрос, почему при относительно невысоком уровне религиозности российского общества, возникает такое разнообразие религиозных направлений, является весьма актуальной в настоящее время. Степень изученности проблемы.

Библиография религиозного сектантства к 1917 году насчитывала несколько тысяч статей, брошюр и книг. Большая часть этой литературы была написана деятелями церкви. Следует отметить, что историография религиозного сектантства наполнена острой полемикой. Это объясняется характером объекта: под религиозной оболочкой сектантства выступает социальный протест против социально-экономических проблем общества. При изучении философских особенностей представления религиозности, мы опирались на труды светил русской философской мысли серебряного века -Бердяева H.A., «Духовное христианство и сектантство в России , Булгакова С.Н. и др.

Основные подходы к исследованию религии, ее место в жизни человека, общества, основные этапы формирования религий ставших достоянием истории и существующих ныне, а также роль религии и религиозных организаций в современном мире, отражены в работах М. Вебера

2 з

Протестантские секты и дух капитализма» , Э. Дюркгейма, в научно

2 Вебер М. Протестантские секты и дух капитализма // Вебер М. Избранное. учебной литературе таких авторов как И.Н. Яблоков «Социология религии»*, В.И. Гаранджа «Религиоведение»5. Американский социолог Роберт Н. Белла6 разработал схему эволюции религии, выделив пять основных этапов, каждый из которых отличается от предыдущего «степенью дифференциации религиозных принципов». Также вопроса истории социологии религии в России коснулся Смирнов М.Ю. в своем труде «Очерки истории российской социологии религии»1.

В обширной проблематике социологии религии важнейшее место принадлежит социальной роли религии, ее положению в обществе и государстве, ее соотношению с политикой, моралью, правом, экономикой и другими сферами жизни. Социальная роль религии в российском обществе реализуется в функциях церкви, которые имеют социальный характер, в отличие от внутрицерковных функций по отправлению религиозного культа и управлению делами церкви. М.Е. Добрусскин в своей статье «О социальных функциях церкви (на материалах русской православной церкви)» рассмотрел подходы к социальной роли религии и социальным функциям церкви в обществе.

Новая научная монография Н.Митрохина, российского социолога, историка, исследователя актуального положения и деятельности Русской православной церкви как социального и экономического института в России, посвящена самой крупной религиозной организации постсоветского пространства и комплексному анализу ее проблем.

Проблемы взаимоотношения Церкви с государством, обществом, другими религиями и конфессиями, ее экономическая, социальная,

3 Durkheim Е. Les formes élémentaires de la vie religieuse. Le système totémique en Australie. Paris, 1912

4 Яблоков И.Н. Проблема определения религии //История религии. В 2 т. — М.: Высшая школа, 2002

5 Гараджа В.И. Религиеведение: Учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений — 2-е изд., дополненное. -М.: Аспект Пресс, 1995

6 Белла Р. Социология религии // социология. Перспективы, проблемы, методы. M., 1972

7 Смирнов М.Ю. Очерки истории российской социологии религии. Издательство Санкт-Петербургского университета, 2008 миссионерская, образовательная и информационная деятельность стали предметом тщательной проверки на соответствие деклараций реальным практикам, общепринятых мнений — неоднозначной действительности в работе Н.А Митрохина «Русская православная церковь с социологической точки зрения>Л

Также важное место в этом ряду занимает работа Е.Г. Балагушкина «Нетрадиционные религии в современной России»9. Автор на основе нового научного подхода помогает более правильно понимать нетрадиционные религии. В своей работе от точно описал типологию новых религиозных движений, несмотря на то, что в современном религиоведении пока нет разработанной типологии нетрадиционных религий. В основном он принимал во внимание прежде всего внешние, феноменологические проявления нетрадиционных религий, а не их внутреннюю, структурно-функциональную организацию. Также Е.Г. Балагушкин анализирует в своей книге причины распространения нетрадиционных религий в России.

Вопрос эволюции распространения русского сектантства в своих книгах хорошо раскрыли Никольский Н.М. «История русской церкви»10, где особое внимание уделяется причинам возникновения и распространения сект,

Клибанов А.И. «История религиозного сектантства в России»11, Карташев

12 v v A.B. «Очерки по истории Русской Церкви» , Ключевский В.О. «Курс русской истории»13. Большой вклад в решение вопроса отношений церкви и государства в истории общества, внес Чуксин Н. Я. своим трудом «Россия и

8 Митрохин H.A. Русская православная церковь с социологической точки зрения. Современное состояние и актуальные проблемы. М. 2006г

9 Балагушкин Е.Г. Нетрадиционные религии в современной России, М -1999г

10 Никольский H. М. История русской церкви. М., 1985

11 Клибанов А.И. «История религиозного сектантства в России», М -1965г.

Карташев A.B. Очерки по истории Русской Церкви. — 2007г.

13 Ключевский В.О. Курс русской истории. — 2005г. ее выбор»H. Авторы использовали редкие и труднодоступные архивные материалы и документы.

Материалы, включающие информацию о новых нетрадиционных религиозных организациях, сектах, действующих на территории нашей страны, предоставили в своих работах Дворкин A.JI. «Сектоведение», «Типология сектантства и методы антисектантской деятельности Русской Православной Церкви»15.

В работе Тонконогова A.B. «Пенитенциарная секталогия»16 рассмотрены условия развития и сущность феномена сектантства, раскрыты понятия «секта», «сектантство»; дана характеристика и классификация религиозного, псевдорелигиозного, светского сектантства и различного рода сект.

Само по себе сектантство как социальное явления в нашем обществе распространяется все больше, однако полностью еще не изучено. Недостаточно исследована сущность данного явления, его предпосылки, формы проявления. Данные обстоятельства и актуальность изучаемой проблемы, ее недостаточная разработанность предопределили выбор темы исследования, а также ее основную цель, конкретные исследовательские задачи, предмет и объект.

Объектом предложенного диссертационного исследования являются традиционные религиозные организации (Русская православная церковь) и нетрадиционные религиозные организации, представляющие различные конфессии (секты), осуществляющие свою деятельность на территории Российской Федерации.

Предметом исследования является функциональная деятельность Русской православной церкви и сект направленная на удовлетворение

14 Чуксин Н. Я. Россия и ее выбор. Церковь и государство. — 2006г.

15 Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Нижний Новгород. 2002 г

16 Тонконогов A.B. Пенитенциарная сектология Учебно-практическое пособие М.,2004г. религиозных (духовных) потребностей населения и оценка выполнения этих функций различными социальными группами общества.

Целью исследования является выявление группы факторов, определяющих рост числа нетрадиционных религиозных организаций, при одновременном расширении влияния Русской православной церкви и высокой оценки населением ее деятельности.

Задачи исследования

— Дать характеристику понятиям и видам религиозных организаций;

— Исследовать изменение роли и положения Русской православной церкви в российском обществе;

— Рассмотреть процесс эволюции развития сектантства в России;

— Выявить факторы определяющие рост количества и разнообразия сект в современной России;

Охарактеризовать государственную политику в направлении нетрадиционных религиозных организаций и сект

Теоретико-методологической основой диссертационного исследования определяются содержанием его целей и задач, конкретным подходом и научной позицией автора. Из методологических подходов наиболее приемлемыми являются общенаучные принципы познания общественных явлений; междисциплинарный подход; методологические положения и выводы, сформулированные в работах ученых, посвященных исследованию религиозных организаций.

В процессе достижения поставленной цели использовались также традиционные для социологии методы анкетного опроса, математико-статистическая обработка результатов.

Эмпирическую базу исследования составляют:

— первичные данные, полученные в ходе социологического исследования «Оценка населением деятельности традиционных и нетрадиционных религиозных организаций» проведенного автором среди населения города Хабаровска. Исследование проводилось методом анкетного опроса по репрезентативной выборке (п = 418 человек): обычное население (п=343 человек) и сектанты (п=75 человек). Исследование проводилось в двух направлениях с целью определения отношения простых обывателей и сектантов к религии и деятельности различных религиозных организаций традиционной и нетрадиционной направленности.

— вторичные данные, взятые из материалов социологических исследований, проведенных ведущими исследовательскими службами России: ФОМ, ВЦИОМ, Левада-центр, РОМИР, МГУ; всероссийских переписей населения; опубликованных в статистических сборниках и периодических изданиях: «Социологические исследования», «социологический журнал», «Общественные науки и современность», «Социально-политический журнал», «Вопросы психологии», «Социальная реальность», «Наука и религия», «Религия и власть» и др.

Научная новизна диссертационной работы состоит в следующем:

— доказано, что негативные оценки населением действующих сект определяется, помимо других ранее известных факторов (тоталитарность, диструктивность, манипуляции сознанием), представлением населения об «избыточности» нетрадиционных религиозных организаций, при существовании Русской православной церкви.

— выявлена тенденция для представителей нетрадиционных религиозных организаций дистанцироваться от понятий «секта» и «сектантство» и желание выдать собственные религиозные сообщества за новые формы религиозных организаций.

Положения выносимые на защиту:

1. В развитой форме религиозные организации представляют собой сложную централизованную и иерархическую систему — церковь. Церковь, как общественно-историческое образование — один из важнейших социальных институтов. В любом обществе церковь является организационной структурой, призванной нести в массы идеологию соответствующей религии и отправлять культ. Однако на протяжении всей истории при существовании церкви появлялись и появляются многочисленные секты и нетрадиционные религиозные организации.

2. Секта возникает как оппозиционное течение в том или ином религиозном направлении. Для нее характерна претензия на исключительность (эксклюзивность) своей роли, доктрины, идейных принципов ценностей и установок. В секте резко выражено стремление к духовному возрождению членов, признаком которого считается строгое соблюдение определенного нравственного кодекса и ритуальных предписаний. Четко проявляются особенности в организационной структуре секты. Указанные черты, отдельно взятые, могут быть обнаружены и у религиозных объединений иных типов. Однако совокупность признаков, их соединение характерно именно для секты.

3. В связи с ростом нетрадиционных религиозных организаций можно говорить о том, что традиционно привычная форма религиозной организации — церковь, перестает быть авторитетной в глазах населения. В стране возникла проблема непонимания Церкви и некоторой части общества. Люди часто идут к вере принципиально в обход Церкви, с которой ассоциируются только обряды, нетерпимость и консерватизм.

То, что называется православной культурой в глазах некоторой части населения превращается в субкультуру. Чем более она замкнута, тем менее она является привлекательной для современного человека.

4. Современный расцвет сект является проявлением духовных потребностей людей. Существование сектантства на всех исторических этапах развития человеческого общества, в различных культурных ареалах свидетельствует о том, что есть общие причины его появления. Благодаря им наблюдаются стойкие исторические традиции альтернативной религиозности, преемственность идей и представлений религиозного радикализма, обычно имеющих выраженную мистическую или синкретическую окраску, культовые и сектантские формы организации, противостоящие официальным, господствующим религиозным институтам.

5. Основной мотив обращения к нетрадиционным религиям состоит в том, что человека не удовлетворяют ответы и решения, даваемые официальной идеологией, будь то светской или церковной. Приверженцы нетрадиционных религий надеются, что предлагаемые последними утопические программы сакрального совершенствования человека и общества приведут к чудодейственному разрешению всех трудностей современной цивилизации и прежде всего безотлагательно помогут им лично.

6. Негативные оценки населением действующих сект, представляющие различные конфессии, определяются, прежде всего, представлением об их тоталитарности, асоциальности, диструктивности, манипуляции сознанием адептов сект. В последние десятилетие в связи с расширением роли в обществе Русской Православной Церкви и высокой оценкой ее деятельности населением, к негативным факторам отношения к сектантству добавилось представление об «избыточности» нетрадиционных религиозных организаций.

7. Негативное отношение к сектантству со стороны большинства населения, при одновременной положительной оценки деятельности Русской Православной Церкви, заставляет представителей нетрадиционных религиозных организаций дистанцироваться от понятий «секта» и «сектантство» и выдавать собственные религиозные сообщества за новые формы религиозной организации.

Теоретическая и практическая значимость диссертации определяется расширением научного знания о сущности и специфике деятельности религиозных организаций в современном обществе и оценку их различными социальными группами общества. Материалы исследования представляют практический интерес для органов государственного управления, неправительственных организаций при программах сотрудничества с традиционными и нетрадиционными религиозными организациями России. Собранный систематизированный материал может использоваться в системе высшего образования, при чтении курсов «Религиоведение», «Социология религии», «Система социальной работы» для специальностей «социология» и «социальная работа», а также спецкурсов по проблемам взаимодействия церкви и общества.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты исследования данной работы были представлены в форме публикаций автора.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения и списка использованных источников, 10 диаграмм, приложения.

УДК 340

Сергутина Екатерина Олеговна

аспирант. Брянский государственный

университет имени И.Г. Петровского

milena.555@mail. ru

Ekaterina O. Sergutina

Bryansk State University IG name Petrovsky

milena.555@mail. ru

Несовершенство законодательной базы при реализации прав коренных малочисленных народов Севера на примере Ямало-Ненецкого

автономного округа

Аннотация. Конституция Российской Федерации предусматривает защиту интересов коренных малочисленных народов Севера, однако не всегда учитываются региональные особенности, что приводит к нарушению прав отдельных социальных групп КМНС. В настоящей работе поднимаются и анализируются правовые проблемы, с которыми сталкиваются данные народы в процессе своей жизнедеятельности.

Ключевые слова: малочисленные коренные народы, Север, оленеводство, юридические права.

Key Words: minor indigenous peoples; the North; legal rights; deer-raising.

Проблема сохранения и развития этноса коренных малочисленных народов Севера существует уже не одно десятилетие. Судя по тому, что острота и актуальность ее не снижается, кардинального решения до сих пор не найдено, а многочисленные попытки в лучшем случае смягчают, но не решают острого объективного противоречия между интересами аборигенного населения и современной индустриальной цивилизацией. «Острый кризис возник не сегодня, но именно сейчас подошел к критической точке и для его преодоления требуются кардинальные решения. Он охватил все сферы жизнедеятельности коренных малочисленных народов» .

Можно заключить, таким образом, что именно острота и злободневность

проблемы, анализируемой в исследовании, определяют его актуальность. Для решения поставленных в работе задач мы использовали группу общенаучных методов исследования, таких как описание, сравнение, сопоставление.

Постепенно происходит переоценка места и роли северных народов в мировой цивилизации. Приходит понимание, что это не просто младший брат, нуждающийся в опеке, а то звено «человечества, опыт и мировоззрение которого необходимо перенимать и использовать для решения одной из актуальнейших, глобальных проблем современного мира — сохранение экологического здоровья общества» .

В нашей стране о таких проблемах ученые, специалисты и интеллигенция открыто и активно заговорили в конце 80-х годов XX века. С этого момента из года в год в официальных документах и научных публикациях обсуждаются показатели систематического ухудшения демографического и социально-экономического положения коренных малочисленных народов Севера.

Под коренными малочисленными народами Российской Федерации понимаются народы, проживающие на территориях расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, то есть свою этнокультурную среду. Они насчитывают около 50 тыс. человек, осознают себя самостоятельными этническими общностями.

В Единый перечень коренных малочисленных народов России включено 45 народов. В районах Севера, Сибири и Дальнего Востока проживают представители 40 коренных малочисленных народов, из них три народности, в основном, проживают на территории многонационального субъекта Российской Федерации — Ямало-Ненецкого автономного округа, где совместно живут и трудятся представители разных народов. Среди них особое положение занимают коренные малочисленные народы Севера, населяющие территории традиционного проживания своих предков, сохраняющие самобытный уклад жизни и осознающие себя самобытными этническими общностями. Данные народы, являясь исторически сложившейся частью многонационального российского сообщества, выступают важнейшей составляющей внутренней политики российского государства, представляют особую «этническую ценность», в сохранении которой заинтересовано все мировое сообщество.

Регулирование отношений, связанных с коренными малочисленными народами Севера, входит в компетенцию Российской Федерации. Это вытекает из Конституции РФ, которая относит к ведению Российской Федерации принятие и изменение Конституции РФ и федеральных законов, контроль за их соблюдением; регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина; регулирование и защиту прав национальных меньшинств; установление основ федеральной политики и федеральные программы, в области государственного, культурного и национального развития Российской Федерации; международные договоры Российской Федерации . Приведенные положения обуславливают тот факт, что именно на федеральном уровне вырабатываются основы правового статуса коренных малочисленных

народов Севера, гарантируется единообразие подходов к защите их прав в субъектах Российской Федерации.

Отнесение защиты прав национальных меньшинств, исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов не меняет сути дела. По названным предметам издаются федеральные законы и в соответствии с ними принимаются законы и иные правовые акты субъектов Федерации; региональные правовые акты не могут противоречить федеральным законам, а при возникновении данных противоречий действует федеральный закон.

Конституция Российской Федерации обеспечивает защиту коренных малочисленных народов Севера, прежде всего по линии создания равных условий для развития всех народов и этнических групп. Она гарантирует равноправие и самоопределение народов в Российской Федерации ; равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, и языка ; право свободно определять и указывать свою национальную принадлежность, пользоваться родным языком при общении, воспитании, обучении и творчестве, изучать и развивать его.

Конституция РФ создает предпосылки для формирования специального статуса коренных малочисленных народов Севера. Это предполагает выделение малочисленных этнических общностей, как нуждающихся в защите . Наиболее отчетливо проявляется данная идея в статье 69, согласно которой Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами России.

Конституционные нормы и международно-правовые установления, касающиеся коренных малочисленных народов, развиваются федеральным законодательством.

В настоящее время сложилось достаточно «плотное» и разветвленное законодательство, непосредственно посвященное коренным малочисленным народам. В данном отношении базовое значение имеет Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации». Впервые идея его принятия была обозначена в постановлении Съезда народных депутатов РФ от 21 апреля 1992 г. «О социально-экономическом положении районов Севера и приравненных к ним местностей», в котором Верховному Совету РФ предлагалось ускорить разработку и принять в 1992—1993 годах в числе прочих закон об основах правового статуса малочисленных народов Севера.

Законодательство субъектов РФ о малочисленных народах включает в себя разнообразные по формам правовые акты — конституции, уставы, законы и иные нормативные акты, численность которых, как показывает база данных

«Консультант Плюс», приближается к тысяче. Однако половина из них приходится на Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, где экономические показатели одни из самых высоких по стране, действует наиболее разветвленная система актов, гарантирующих права малочисленных народов Севера.

Региональное законодательство о малочисленных народах Севера базируется на Конституции РФ, федеральных законах и конституциях (уставах) субъектов Федерации.

Положения о коренных малочисленных народах отражаются в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации. В них, как правило, воспроизводятся соответствующие установления Конституции Российской Федерации , а также включаются нормы, конкретизирующие данные установления о малочисленных народах.

Устав Ямало-Ненецкого автономного округа гарантирует защиту малочисленным народам Севера в целом, а также конкретно указывается, какие народы относятся к малочисленным — это ненцы, ханты, селькупы .

Согласно Уставу округа, административно-территориальное устройство осуществляется с учетом интересов аборигенных народов , и возможно создание органов, занимающихся проблемами данных народов, в системе исполнительной власти.

Организация местного самоуправления в местах компактного проживания малочисленных народов строится с учетом особенностей их образа жизни .

В автономном округе «коренным малочисленным народам Севера, этническим общностям гарантируется право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития» .

Одним из приоритетных направлений социальной политики Ямало-Ненецкого автономного округа является содействие возрождению коренных малочисленных народов Севера и этнических общностей .

В статье 30 Устава установлено, что на территориях проживания и традиционной хозяйственной деятельности гражданам из числа коренных малочисленных народов Севера, этнических общностей могут передаваться в собственность земельные участки, охотничьи угодья, оленьи пастбища .

Таким образом, можно констатировать, что Устав Ямало-Ненецкого автономного округа содержит определенные, в целом согласованные с федеральным законодательством, положения о малочисленных народах Севера. В своей совокупности они достаточно полно обрисовывают статус этих народов, с охватом наиболее важных сторон их жизнедеятельности. Такой подход свидетельствует не только о понимании важности проблем, но и обес -печивает особую степень защиты аборигенных народов, создает предпосылки

для целенаправленного развития регионального законодательства о данных народах.

Законодательство субъектов Российской Федерации устанавливает специальные правовые режимы и льготы для малочисленных народов Севера, их представителей и юридических лиц.

Закон автономного округа «Об оленеводстве» следует отнести к числу наиболее важных для коренных малочисленных народов Севера и этнических общностей. Оленеводство во все времена было основной жизнеобеспечивающей, этнообразующей отраслью для большинства народов Севера.

Закон «Об оленеводстве» устанавливает правовые, экономические, природоохранные и социальные основы оленеводства, как одного из видов традиционной хозяйственной деятельности в местах проживания коренных малочисленных народов Севера и этнических общностей, и направлен, как сказано в его преамбуле, на создание условий для эффективной хозяйственной деятельности и сохранения традиционного образа жизни и культуры коренных малочисленных пародов Севера и этнических общностей. Закон призван установить гарантии стабильного развития оленеводства, независимо от форм собственности, удовлетворить потребности граждан и народного хозяйства в продукции оленеводства, установить преимущественное право коренных малочисленных народов Севера и этнических общностей на занятие оленеводством .

В большинстве окружных законов на проблемы малочисленных народов и этнических общностей обращено особое внимание. Их неотъемлемой составной частью является защита прав, предоставление социальных льгот и гарантий .

Общеизвестно, что Ямало-Ненецкий автономный округ является крупнейшим оленеводческим центром, на территории которого сосредоточено до 44 % общероссийской и почти одна треть общемировой численности домашнего северного оленя.

На сегодняшний день для Ямало-Ненецкого автономного округа характерно сочетание двух форм оленеводства — коллективного и личного.

Исходя из данных «Реестра общин и малых форм хозяйствования коренных малочисленных народов Севера Ямало-Ненецкого автономного округа», на 01 января 2014 года было зарегистрировано 188 общин и малых форм хозяйствования (индивидуальных предпринимателей, крестьянско-фермерских хозяйств и т.д.). На 01 января 2014 года было зарегистрировано 367 255 оленей в сельскохозяйственных предприятиях, 1812 в крестьянско-фермерских хозяйствах, 372 613 оленей у физических лиц. Всего поголовье оленей составляет 736 221 голову. Большая часть этого поголовья сосредоточена в Ямальском и Тазовском районах. Здесь работает несколько оленеводческих предприятий («Панаевский», «Ярсалинский», «Ямальский» и др.), созданы родовые общины, однако больше половины всех оленей

находятся в личном пользовании (у оленеводов-частников).

Таким образом, главная особенность оленеводства Ямало-Ненецкого автономного округа в том, что 56 % всего поголовья оленей находится в хозяйствах населения (оленеводов-частников или в частных хозяйствах) и только 44 % голов в собственности сельхозпредприятий.

Вместе с тем, в Законе автономного округа «Об оленеводстве» отсутствует такое понятие, как «оленевод-частник», что создает немало проблем в правоприменительной практике. В соответствии с нормами действующего законодательства, оленевода-частника можно отнести к безработному гражданину. Хотя наряду с остальными оленеводами, занятыми в различных оленеводческих организациях, они играют значительную, если не решающую роль в сохранении и развитии северного оленеводства.

В Ямало-Ненецком автономном округе в целях обеспечения гарантий и прав коренных малочисленных народов Севера приняты соответствующие законы, регулирующие условия жизнедеятельности, самобытное культурное развитие, защиту исконной среды обитания и традиционный образ жизни коренных народов, а также государственные программы, выделяются значительные денежные средства. Однако эти программы в основном предназначены для оленеводов, занятых в различных оленеводческих организациях.

В настоящее время муниципальные образования Ямало-Ненецкого автономного округа на практике столкнулись с одной из проблем в части обеспечения прав и законных интересов оленеводов-частников.

По условиям Типового положения Федеральной целевой программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014—2017 годы и на период до 2020 года», утвержденной Постановлением Правительства РФ от 15.07.2013 года № 598 (далее — ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014—2017 годы и на плановый период до 2020 года»), право на получение социальной выплаты имеют граждане, постоянно проживающие и осуществляющие трудовую деятельность по основному месту работы в сельской местности . Во исполнение указанного постановления Правительством ЯНАО принято постановление от 14.02.2014 № 106-П «О социальных выплатах на строительство (приобретение жилья гражданам Российской Федерации, проживающим в сельской местности Ямало-Ненецкого автономного округа, в том числе молодым семьям и молодым специалистам», в котором указано, что право на получение социальной выплаты имеют граждане, постоянно проживающие и осуществляющие трудовою деятельность (основное место работы) в сельской местности, в том числе осуществляющие предпринимательскую деятельность. При этом в данном постановлении конкретизируется понятие «основное место работы», а именно: «Под основным местом работы понимается работа у одного работодателя по трудовому договору, заключенному на неопределенный срок» .

Граждане из числа коренных малочисленных народов Севера, ведущих

кочевой образ жизни и выпасающих личное поголовье оленей (оленеводы-частники), не имеют права принять участие в данной программе в связи с отсутствием основного места работы и трудовых книжек.

Ранее данные граждане состояли в списках на получение социальной выплаты по Федеральной целевой программе «Социальное развитие села до 2013 года», утвержденной Постановлением Правительства РФ от 03.12.2002 № 858. Данная программа прекратила свое действие 31 декабря 2013 года .

ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014—2017 годы и на плановый период до 2020 года» предусмотрено, что первоочередное предоставление социальных выплат осуществляется гражданам, молодым семьям и молодым специалистам, включенным в списки граждан, изъявивших желание улучшить жилищные условия с использованием социальных выплат в рамках федеральной целевой программы «Социальное развитие села до 2013 года», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 3 декабря 2002 г. № 858, при соблюдении условий, установленных Типовым положением .

Данная норма возвращает нас опять к тому, что «право на получение социальной выплаты имеют граждане, постоянно проживающие и осуществляющие трудовую деятельность по основному месту работы в сельской местности» .

Вместе с тем, постановлением от 19 июля 1983 г. № 156/15-28 Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам и Секретариата Всесоюзного Центрального Совета профессиональных союзов «Об утверждении раздела «Работы и профессии рабочих в животноводстве» Единого тарифно-квалификационного справочника работ и профессий» введена профессия «Оленевод», с установлением 3, 4 и 5 разрядов. Тарифно-квалификационная характеристика работ включает:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— оленевод 5 разряда — пастьбу, кормление, поение, проведение гона, отела, срезка пантов, вылов и убой животных и другие;

— оленевод 4 разряда — охрану стада, участие в зооветеринарных мероприятиях, отстрел хищников и другие работы;

— оленевод 3 разряда — работу по обслуживанию оленеводческой бригады (приготовление пищи, уборка жилого помещения, ремонт одежды и другие работы) .

Из данного постановления очевидно, что лица из числа коренных малочисленных народов Севера, ведущих традиционный кочевой образ жизни, независимо от того, состоят они в оленеводческих организациях или ведут хозяйство лично, являются оленеводами, так как выполняют одни и те же функции.

Однако законодатель по-разному подошел к реализации прав и законных интересов коренных малочисленных народов Севера, ведущих традиционный кочевой образ жизни. Так, при реализации прав и законных интересов данных народов не учитываются особенности данных народов.

В настоящее время оленеводы-частники не могут быть оформлены в соответствии с трудовым законодательством в связи с тем, что трудоустройство в оленеводческие предприятия невозможно в силу того, что количество рабочих мест ограничено штатным расписанием. При регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или главы крестьянско-фермерского хозяйства у оленевода-частника также может возникнуть ряд проблем, а именно: с ведением учета результатов хозяйственной деятельности, предоставлением внешней отчетности, уплатой налогов и т.д., ввиду постоянного кочевья.

В соответствии с Конституцией РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств .

Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 24 мая 2001 года по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей», придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан и означающему, по существу, отмену для этих лиц права, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого ими в конкретных правоотношениях, несовместимо с положениями статей 1 (часть 1), 2, 18, 54 (часть 1), 55 (часть 2) и 57 Конституции Российской Федерации, поскольку, по смыслу указанных конституционных положений, изменение законодателем ранее установленных условий должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства. Данный принцип предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также — в случае необходимости — предоставление гражданам возможности (в частности, посредством установления временного регулирования) в течение некоторого переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям. С этим связаны законные ожидания граждан, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано .

Таким образом, в целях обеспечения прав оленеводов-частников автор этой статьи предлагает внести изменения в ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014—2017 годы и на плановый период до 2020 года» в части того, что право на получение социальной выплаты имеют граждане, постоянно проживающие в сельской местности.

Подводя итог, моно сделать вывод, что федеральное законодательство создает общие, основополагающие нормы, при этом не учитываются

региональные особенности. «Как следствие, можно констатировать, что при равных федеральных конституционно-правовых основах в регионах реально складываются различные государственно-правовые статусы малочисленных народов и лиц, относящихся к ним» . Литература:

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. — 1993. — № 237. — 25.12.1993 г.

2. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.01.2004 № 2-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы, а также Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Думы Чукотского автономного округа и жалобами ряда граждан» // Российская газета — № 19. — 04.02.2004

3. Постановление Съезда народных депутатов РФ от 21.04.1992 «О социально-экономическом положении районов Севера и приравненных к ним местностей» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. — 1992. — № 22. — ст.1186.

4. Постановление Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС от 19.07.1983 № 156/15-28 «Об утверждении раздела «Работы и профессии рабочих в животноводстве» Единого тарифно-квалификационного справочника работ и профессий рабочих (выпуск 70)» // «Бюллетень Госкомтруда СССР». — 1983. — № 12.

5. Постановление Правительства РФ от 15.07.2013 № 598 (ред. от 29.04.2014) «О федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014—2017 годы и на период до 2020 года» // «Собрание законодательства РФ». — 29.07.2013. — № 30 (часть II). — ст. 4110.

26.02.2009 № 2-ЗАО, от 19.06.2009 № 49-ЗАО, от 01.03.2010 № 3-ЗАО, от

24.03.2010 № 33-ЗАО, от 07.04.2010 № 49-ЗАО, от 25.05.2010 № 55-ЗАО, от

30.09.2011 № 95-ЗАО, от 23.12.2011 № 148-ЗАО, от 24.05.2012 № 31-ЗАО, от

31.10.2012 № 95-ЗАО, от 28.05.2013 № 39-ЗАО, от 27.06.2013 № 56-ЗАО, от

25.12.2013 № 146-ЗАО ) // «Ведомости Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа». — № 1. — Февраль. — 2008.

8. Закон Ямало-Ненецкого автономного округа от 2 ноября 1998г. № 46-ЗАО (ред. от 23.12.2010) «Об оленеводстве» // «Ведомости Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа». — № 8. — Октябрь. — 1998.

9. Постановление Правительства ЯНАО от 14.02.2014 № 106-П (ред. от 29.05.2014) «О социальных выплатах на строительство (приобретение) жилья гражданам Российской Федерации, проживающим в сельской местности Ямало-Ненецкого автономного округа, в том числе молодым семьям и молодым специалистам» // «Красный Север», спецвыпуск № 9. — 21.02.2014.

10. Крупник И.И. Арктическая этноэкология. — М.: Наука, 1989. — 218 с.

12. Кряжков В.А. Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и Российское законодательство. — М., 2007, -672 с.

13. Харючи С.Н. Законодательное обеспечение прав человека Севера // Ведомости Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа. — 2002. — № 7. — С.131-137.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Krupnik II Arctic etnoekologiya. — Moscow: Nauka, 1989. — 218 p.

Основные формы религиозных организаций в современном российском обществе: проблемы и тенденции развития

Фисенко В.А.
стажер-исследователь,
администрация Находкинского городского округа,
РФ, г. Находка
e-mail: fisa_va@mail.ru

Винокурова А.В.
кандидат социологических наук, доцент,
департамент социальных и психологических наук,
Дальневосточный федеральный университет,
Россия, Владивосток
e—mail: vinokurova77@mail.ru

В современных условиях вопросы взаимодействия церкви и государства приобретают особую актуальность. Особенно явно эти проблемы встают перед человеком сегодня, когда мировосприятие тесно связано религиозным мировоззрением. Изучение деятельности религиозных организаций, их структуры и форм является крайне важным в контексте современной геополитической ситуации. В настоящее время в России мы наблюдаем период возрождения религиозности населения, поиск человеком своего места в плане духовного развития.

Современное российское общество развивается в русле общемировых трендов, но с особенностями своего исторического пути и менталитета. Основной мировой тенденцией является процесс глобализации как стандартизация социальных условий жизни, соответственно, проявляются такие общие тенденции, как либерализация межличностных отношений, стремление к личностной автономности, всё это в своей совокупности приводит к системному кризису, которым можно охарактеризовать состояние современного российского общества. Многие люди в нынешней ситуации пытаются найти точку опоры, внести чувство осмысленности в свое бытие, часть выбирает путь духовного развития, обращается к нравственным и духовным ценностям.

Оживление духовной жизни человека зачастую достигается через обращение к религии. Это дает возможность личности максимально легко и безболезненно включиться в деятельность той или иной социальной общности. Принадлежа к определенному религиозному объединению, исповедуя соответствующее вероучение, человек, как правило, получает искомое чувство полноты и осмысленности бытия, ощущение счастья и гарантии социальной поддержки.

Ряд исследований, проведенных в последнее десятилетие показали бурный рост религиозности в современной России, разрушение атеистических настроений. Основным индикатором такого роста является стремительное увеличение числа религиозных организаций. Религия все чаще рассматривается как фундамент подлинной морали, незаменимый инструмент нравственного возрождения России, реабилитационное средство в условиях социально-экономического кризиса и нестабильности. Другими словами, имеет место огромная личностная потребность в принадлежности к тому или иному религиозному течению. Поэтому сегодня еще одной явной тенденцией современного российского общества является кардинальное изменение роли и статуса церкви в структуре социума.

Принцип отделения церкви от государства является базовой формой взаимодействия на современном этапе. Церковь становится самоорганизующейся и самоуправляющейся структурой общества. Функции церкви и государства отличны, не пересекаются и не накладываются друг на друга. Это дает церкви широкие возможности участия в негосударственной сфере, которая в современном мире значительно расширилась и имеет существенное влияние на социум.

Большинство современных государств, и Россия в том числе – светские, это означает, что взаимодействие церкви и государства распространяется не на все области жизни и реализуется на принципе взаимного невмешательства в дела друг друга. В то же время, государство понимает, что полностью абстрагироваться от вопросов нравственности, духовного развития, которые лежат в области религиозной идеологии, невозможно. Поэтому цели и задачи церкви и государства в решении определенных социальных, духовных, нравственных проблем могут лежать в одной плоскости.

Церковь не должна брать на себя функции, принадлежащие государству. В то же время церковь может обращаться к государственной власти, если вопросы требуют решения на самом высоком уровне, но право решить данный вопрос всегда остается за государством. В тоже время и от государства ожидается невмешательство в жизнь церкви, в ее управление, равно как и вообще в деятельность любых церковных учреждений, за исключением случаев, определенных законодательством.

В современном демократическом государстве религиозные вероучения являются регуляторами нравственных ценностей в обществе, носителями моральных традиций и устоев. Причем государство больше склонно опираться на религиозные традиции в том случае, если культура народа и общества была сформирована под влиянием определенной религиозной идеологии, и насторожено относится к идеям, привнесенным извне.

Здесь необходимо отметить актуальность определения социального статуса церкви в современном социуме. Долгий период истории развития общества основное внимание уделялось правам религиозных организаций, сегодня акценты смещаются в сторону прав индивида. Тем самым актуализируется вопрос о статусе церкви как организации и ее правах в общественном устройстве.

В настоящее время отсутствует общепринятое, единое определение церкви. В результате существуют отличия в практике признания той или иной организации религиозной, и, как следствие, возникают трудности в вопросах взаимодействия государственных органов и церкви в решении большого количества вопросов.

Согласно светским определениям, церковь – организационное объединение последователей определенного вероучения. Государство – структура господства, обладающая внешними атрибутами власти. Оба общественных института призваны поддерживать нравственные устои общества на основе общечеловеческих ценностей.

Особый интерес для нашего исследования представляет типологизация форм религиозных организаций, предложенная немецким теологом ХХ века Эрнстом Трельчем, согласно которой он выделяют четыре формы: церковь, секта, деноминация и культ. Основными отличиями между ними являются отношения религиозного объединения с социальными слоями общества, наличие связи с государством, приверженность или отвержение доминирующих в обществе догм и культов. Необходимо иметь в виду, что приведенная классификация религиозных организаций в какой-то мере является условной. Процессы образования различных религиозных течений происходят постоянно, видоизменяются, взаимно проникают друг в друга. Возникающие харизматические культы, секты в процессе своей эволюции могут превратиться в церкви. Так, например, возникли и христианство, и ислам. В свою очередь, от церквей постоянно отделяются какие-то группы и образуют секты. В связи с этим перед государством всегда остро стоит вопрос отслеживания новых религиозных течений и культов, отнесение новых веяний к той или иной религиозной организации, вообще, возможность получения официального статуса на территории России.

По данным Росстата на 1 января 2015 в России зарегистрированы 27496 религиозных организаций, члены которых принадлежат к 50 различным религиозным направлениям . В то же время необходимо отметить, что существуют и такие религиозные группы, которые функционируют без государственной регистрации.

Лидирующее место по числу приверженцев принадлежит Русской православной церкви (РПЦ). Второй по численности и влиянию религией в России после христианства является ислам. Россия многоконфессиональное государство, где на протяжении веков совместно друг с другом проживают представители различных этнических и религиозных групп. Русской православной церкви в нашей стране принадлежит уникальная роль в деле единения русского народа, становления российской государственности. Влияние РПЦ в нашей стране не вызывает сомнения, но наряду с этим мы с каждым годом наблюдаем рост числа новых религиозных групп.

На протяжении последних десятилетий имеет место постоянный рост числа приверженцев нетрадиционных для России религиозных объединений и организаций. Наиболее активный интерес к нетрадиционным религиям проявляет молодежь в возрасте до 25 лет, главным образом учащиеся, студенты, а также научно-техническая, художественная интеллигенция, т.е. наиболее продвинутые группы общества, которые быстрее других улавливают происходящие социальные перемены .

Проникновение новых религиозных движений в Россию началось с 70-х годов прошлого века. Среди них выделяют религиозные образования восточной направленности, христиански ориентированные культы, а также неоязычество и интерконфессиональные религиозные образования. Эти организации отличаются идеологическими основаниями, но обладают рядом общих черт, такими как, активная миссионерская деятельность, агрессивная коммерциализация, строгая иерархия структур управления.

Здесь мы и сталкиваемся с основными проблемами и противоречиями. Дело в том, что оценить степень религиозности современного российского общества задача не самая простая. Конечно, существуют цифры официальной статистики, но очень часто при определении приверженности к той или иной церкви используют так называемый «этнический принцип», т.е. традиционно русских, украинцев, белорусов относят к православным и т.п. Исходя из этнического принципа исчисления религиозной принадлежности, сейчас в России: 120 млн православных, 600 тыс. католиков, более миллиона верующих Армянской Апостольской Церкви, 14 млн мусульман, 230 тыс. иудаистов и 900 тыс. буддистов. Применение данного принципа приводит к громадным цифрам, которые при детальном подходе не соответствуют действительности. Так, в число православных попадают и протестанты, и атеисты, и люди, формально не определившиеся с религиозными взглядами. Также в это количество входит большинство представителей нетрадиционных религиозных движений и взглядов, которые вообще очень сложно поддаются анализу и статистике.

Согласно исследованиям С.Филиппова, Р. Лункина, можно привести следующие данные по численности людей, реально практикующих ту или иную религию: русская православная церковь – 3-5 млн чел.; староверы – 50-80 тыс. чел.; католики – 60-200 тыс. чел.; протестанты – более 1,5 млн чел.; иудаисты – 30 тыс. чел.; мусульмане – не более 2,8 млн чел.; буддисты – не более 500 тыс. чел.; авторитарно организованные новые религиозные движения – не более 300 тыс. чел. .

За этими неоднозначными цифрами скрывается целый пласт проблем, которые обнажаются при более глубоком и детальном рассмотрении. Современное российское общество является, прежде всего, обществом секулярной культуры, где для многих вера является просто культурным символом. Зачастую оперирование цифрами о количестве «последователей» используют в своей политической борьбе религиозные лидеры традиционных конфессий. Соответственно, чем больше последователей, тем сильнее влияние данной религиозной организации в обществе. Но наличие исторической связи народа с традиционной религией предков не делает их автоматически верующими людьми.

Сегодня не хватает исследований, которые показали бы реальную картину о структуре религиозных групп и движений в современном российском обществе. Различные политические партии, общественные движения и религиозные группы используют данные статистики в своих интересах, и не всегда объективно и корректно. Так, например, отмечается, что современная статистика не успевает за ростом протестантских конфессий, а также подъемами и падениями численности новых религиозных движений. Как пишут исследователи, численность «сектантов» очень часто бывает искусственно завышенной и растиражированной в средствах массовой информации .

В тоже время, нельзя не отметить ежегодный рост и общественное влияние зарубежных религиозных течений, которые особо не замечаются и не освещаются в прессе. Так, например, депутат Государственной Думы Сергей Гаврилов отмечает, что в настоящее время в России насчитывается порядка 300-500 различных сект с числом последователей до 800 тыс. чел. . Большинство координационных центров таких организаций располагаются и финансируются из Соединенных Штатов Америки. В современном российском обществе активно распространяются различные оккультные, эзотерические идеи, которые формально не относятся к тем или иным религиозным группам, но оказывают значительное влияние на личность человека, могут действовать деструктивно.

Поэтому сегодня требуется понимание важности изучения религиозных организаций российского общества. Мы должны отдавать отчет, что официальная статистика не всегда показывает нам реальную картину, очень часто становится инструментом идеологической и политической борьбы. Традиционные церкви, занятые вопросами борьбы за сферы государственного влияния не замечают проникновения на территорию нашей страны деструктивных религиозных групп и течений. Распространение таких групп может дестабилизировать политическую ситуацию в стране . Реальная религиозная статистика должна помочь сделать социальную, политическую и культурную позицию религиозных объединений и их лидеров более прозрачной и понятной для российской общественности.

Таким образом, исследование современных религиозных организаций не может ограничиваться только изучением структуры конфессий и состоянием религиозности населения. Важно выявить основные направления взаимодействия религиозных организаций с обществом в различных областях, характер и способы этих взаимодействий, оценки их разными социальными слоями.

Список используемой литературы:

  1. Гаврилов С. 2016. Сектам расставят сети // Русская народная линия
  2. Королева Э.В. Социальная роль религии в миграционных процессах // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. – 2008. – № 2. – С. 42-44.
  3. Лобазова О.Ф. Исследование религиозности в рамках интегративного подхода // Международный научно-исследовательский журнал. – 2016. – № 1-4 (43). – С. 76-78.
  4. Мчедлов М.П. О религиозности российской молодёжи // Социологические исследования. – 1998. –№ 6. – С. 107-110.
  5. Сгибнева О.И. Религиозная ситуация: основные параметры исследования // Социология религии в обществе позднего модерна: материалы международной научной конференции. НИУ «БелГУ», 12 сентября 2014 г. / отв. ред. С.Д. Лебедев. – Белгород: ИД «Белгород», 2014. – С. 89-93.

Современная религиозная ситуация в России

Для того, чтобы понять, в чем именно специфика темы, необходимо, прежде всего, иметь представление о реальной картине религиозной жизни российского общества.

По официальным данным, а они представлены в Государственном реестре юридических лиц, по состоянию на 1 июня 2005 года в стране насчитывается 21.800 зарегистрированных религиозных организаций, принадлежащих к 68 религиозным течениям. Кроме того, значительное число религиозных групп осуществляет свою деятельность без государственной регистрации, не получая статуса юридического лица, что допускается законом.

Важно помнить, что:

В Российской Федерации на законных основаниях действует по крайней мере 68 религиозных течений.

Зарегистрировано 21.800 религиозных организаций.

Закон допускает деятельность незарегистрированных религиозных групп, однако с некоторыми ограничениями (см. ниже).

Такое многообразие конфессионального пространства нашей страны не является чем-то уникальным в мировой практике. Оно складывалось в результате исторически длительного и сложного процесса, под воздействием различных факторов. Это и продолжавшееся веками географическое расширение нашей страны, включение в ее состав новых территорий с населявшими их народами, исповедовавшими свои религии и культы, и развитие экономических связей России с зарубежными странами, в том числе культурный обмен, миссионерство. Очень важны в этом аспекте собственные духовные поиски россиян.

В целом современная религиозная картина в стране характеризуется двумя тенденциями: возрождением и возрастающим влиянием традиционных конфессий и развитием новых религиозных движений.

До 1917 года в Российской империи церковь не была отделена от государства. Это значит, что Русская православная церковь являлась частью государственного механизма, ее учение признавалось главенствующим, а все остальные конфессии ставились в подчиненное положение.

Христианство в той его разновидности, которая была принята в Византийской империи (православие), было объявлено государственной религией на Руси в 988 году. Князь Владимир Святославич сделал выбор в пользу константинопольских иерархов из-за удобной для него модели взаимодействия между церковью и государством. В Византии религия была полностью поставлена на службу светским властям и фактически являлась государственным институтом.

Самая крупная и влиятельная конфессия — Русская православная церковь (Московский патриархат) — имеет 11747 зарегистрированных приходов, монастырей, миссий, образовательных и иных учреждений. Согласно социологическим опросам, до 70 процентов россиян считают себя православными, при этом приблизительно 7 процентов из них регулярно посещают храмы и соблюдают основные православные обряды и предписания.

Другим крупнейшим направлением христианства в нашей стране является протестантизм, представляющий собой множество самостоятельных церквей, связанных происхождением с Реформацией. Сюда относятся лютеране, евангельские христиане, баптисты, пятидесятники, адвентисты, пресвитериане и другие деноминации, имеющие около 4750 зарегистрированных общин. Общее количество членов протестантских конфессий, по данным независимых экспертов и Аналитического управления Аппарата Совета Федерации Федерального Собрания РФ, составляет до полутора миллионов человек.

Реформация — религиозное течение, возникшее в Германии в 1517 году с выступлением Мартина Лютера. Реформация фактически отрицала необходимость католической церкви с ее иерархией, а также и духовенства как такового. Отвергалось католическое Священное предание, отрицались права собственности церкви на землю и др.

Третье место по количеству зарегистрированных в России общин занимает Ислам (второе после православия по числу верующих). Мусульманское сообщество имеет 3650 зарегистрированных организаций. Однако еще большее количество исламских общин существует без государственной регистрации.

Ислам — мировая религия, объединяющая более 1 миллиарда приверженцев. Суть ислама составляет учение о единобожии, посредничестве между Богом и людьми, загробном воздаянии, Страшном суде. Ислам возник в VII веке, основатель религии пророк Мухаммед начал проповедовать ислам в Мекке в 614 году. Два основных течения в Исламе — суннизм и шиизм. Одно из направлений в суннизме — ваххабизм — возникло как идеология антитурецкого национально-освободительного движения арабского народа под предводительством Ибн Абд ал-Ваххаба (1703— 1792 гг.).

Старообрядческие, иудейские, католические и буддистские объединения насчитывают соответственно 257, 248, 228 и 190 зарегистрированных организаций. Имеются и религиозные организации, имеющие незначительное количество последователей и исчисляемые всего несколькими зарегистрированными приходами. Это молокане, духоборы, толстовцы, копты, квакеры, сикхи, караимы и другие.

Поликонфессиональный характер Российской Федерации, безусловно, накладывает свой отпечаток на содержание государственно-конфессиональных отношений и практику реализации законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях. Отсюда сложность данной проблематики как для понимания самими журналистами, так и для правильного, объективного доведения ее до получателей информации.

  • Авторы
  • Предисловие
  • Глава 1. Журналист в социальном конфликте
    • Журналист на задании. Модели поведения
    • Что поддерживаем: управление конфликтом или эскалацию?
    • Ода — арбитру. Но гимн — самоуправлению прессы
  • Глава 2. Освещение этничности в СМИ в свете конфликтологии
    • Несколько слов о толерантности
    • Что такое этнически окрашенная информация?
    • Основные узлы соприкосновения СМИ и этничности
    • Этническое пространство в СМИ
    • Основные формы этнической информации в прессе
    • Основные темы публикаций, наиболее часто содержащих этничность
    • Авторы, освещающие проблемы этничности в СМИ
  • Глава 3. Пресса и религиозные конфликты
    • Современная религиозная ситуация в России
    • Правовые основы деятельности религиозных объединений
    • К вопросу о терминологической корректности и профессиональной ответственности
    • Обвинения в ритуальных жертвоприношениях и иных антиобщественных действиях
    • Немного о «страшилках»
    • Традиционные и нетрадиционные религии
    • Вместо заключения
  • Глава 4. Язык вражды: типология ошибок журналиста
    • Журналистская небрежность
    • Некорректный заголовок или анонс
    • Статистические «соблазны»
    • Смешение социальной проблематики и этнической риторики
    • Отрицание гражданства по этническому принципу
  • Глава 5. Освещение конфликтов и право
    • Международно-правовые средства определения границ допустимого в освещении социальных конфликтов
    • Отечественные правовые средства определения границ допустимого в освещении социальных конфликтов
    • Вместо заключения
  • Приложение
  • Рекомендуемая литература

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *