Ремесленные профессии

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

А потом босой, потерянный и несчастный попал в сумасшедший дом. Встреча с Иваном Бездомным нам даёт понять многое. Например, герой гордо называет себя Мастером, а не писателем, и даже обижается, когда его собеседник так называет его. Он жаждет встречи с самим Воландом, чтобы спросить о том, о ком сам писал. Человек, даже потеряв все, после всех потрясений хочет узнать о том, почему так получилось и что на самом деле было с великим прокурором. Думаю, это настоящий пример того, кто является творцом.

Но кто же довёл Мастера до такого состояния? Те, кто являются жертвами своих потребностей, денег и несчастной славы. В романе мы можем видеть множество якобы творческих людей: писатели, поэты, музыканты и критики. Они состоят в творческом объединении «МАССОЛИТ», имеют своё здание, рестораны и огромные льготы. Но разве они творцы? Разве они имеют что-то общего с искусством? Нет, эти люди, наподобие Берлиоза, Латунского и даже Ивана Бездомного — просто ремесленники. Они пишут ради прибыли, публики, государства, но никак не ради искусства. Для меня эти герои — самые настоящие паразиты в искусстве. После беседы с Мастером, Бездомный понимает, что все он делал ранее не то, это плохо, и стихи у него плохие. Вспоминает также свой ранний разговор об Иисусе Христе с Берлиозом, и удивляется, кем же он был тогда. И после того, как вышел из сумасшедшего дома, он становится профессором и завершает свое ремесленное дело писателя.

«Рукописи не горят» — произносит Воланд, и действительно, настоящее искусство бессмертно, не имеет конца и, тем более, не горит. Наша жизнь так хрупка, и сами мы являемся творцами своей судьбы. Но быть ремесленником или все-таки творцом? Думаю, большая разница. Искусство может и погубить, как погубило Мастера вначале романа, но и возродить, как в конце нашего героя. Давайте, будем теми, кто создает свое будущее, и откажемся жить по шаблону, по ремесленному.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id43558

Обновлено: 2018-11-23 Опубликовал(а): Елизавета121212

Много различных профессий

От закройщика до мехатроника: молодые люди в Германии могут освоить любые из 130 ремесленных профессий на выбор. Есть старые и хорошо известные профессии вроде пекаря или каменщика, а есть и непривычные вроде шлифовщика драгоценных камней или изготовителя струнно-щипковых инструментов.

Привлекательные работодатели

Количество ремесленных предприятий в Германии выросло по данным на 2018 год до 1.001.748. А ведь еще в 1998 году эта цифра не превышала 250.000 предприятий. Ремесленные профессии считаются перспективными, поскольку открывают широкие возможности для карьеры. Сюда относятся и программы повышения квалификации по техническим профессиям с государственным экзаменом или экономике предприятия. Естественно, можно получить и квалификацию «мастера» и открыть собственное предприятие.

Ремесло на первом месте

Значительно больше четверти всех проходящих профессиональное обучение в Германии осваивают какое-то ремесло. По этому показателю ремесленные училища находятся на первом месте.

Шансы для начинающих

Несмотря на многие преимущества, ремесленные предприятия в Германии по-прежнему заинтересованы в молодых кадрах: число занятых в этой сфере с 2009 года составляет около 5,5 млн. чел., хотя за это время само количество предприятий увеличилось. А в 2004 году на ремесленных предприятиях числилось 5,8 млн. работников.

Ищем таланты

Спрос на ремесленников очень высокий. В июне 2019 года Федеральное агентство по труду опубликовало 161.279 вакансий в сфере ремесленных профессий.

Профессии, пользующиеся наибольшим спросом

В этих отраслях спрос на ремесленные профессии ощущается наиболее остро: мехатроника и электрика, самолетостроение, монтаж водопроводных сетей и металлических конструкций, внутренняя отделка готовых помещений.

Самые перспективные профессиональные группы

38 проц. ремесленных предприятий в Германии относится к монтажному сектору (водопроводные работы, монтаж окон, покрасочные работы), 11 проц. – к строительному сектору (дорожное строительство, строительство домов, устройство стяжек пола). Четвертая часть всех ремесленных предприятий специализируются на услугах в частном секторе.

Растущий экономический фактор

В 2018 году оборот германских ремесленных предприятий достиг 612 млрд. евро. Кривая значительно выросла именно за последние годы: в 2004 году она составляла «всего лишь» 479 млрд. евро.

Интересно и мужчинам, и женщинам

Парикмахер, специалист по оптике, кондитер, зубной техник – вот специальности, наиболее популярные у женщин в Германии. Мужчины же чаще всего выбирают следующие профессии: механик грузовых автомобилей, электротехник, специалист по санитарной, отопительной и климатической технике.

Экспортный успех

Около 50.000 германских ремесленных предприятий продают свою продукцию и услуги за рубежом. Важнейший рынки сбыта находятся в Восточной Европе.

Острейший дефицит сотрудников выездных бригад на уфимской станции скорой помощи, о котором уже почти 2 года не устает напоминать профсоюз «Действие», в столице Башкортостана решили победить довольно странным образом. В соответствующем разделе вакансий сайта городского Центра занятости населения размещено объявление, где минимальный размер зарплаты фельдшеров занижен в два (!) раза, а в числе обязательных навыков сотрудников оказалось… «знание ремёсел».

Читатель сам может убедиться в этом, посетив разделы вакансий уфимской «скорой» на сайте ГКУ Центр занятости населения города Уфы по специальностям «Фельдшер», «Врач скорой и неотложной медицинской помощи» или «Эпидемиолог».

Согласно Толковому словарю Ожегова ремесло – это: «Профессиональное занятие — изготовление изделий ручным, кустарным способом». Какими ремесленными обязанностями грозит соискателям работа в бригаде уфимской скорой помощи — вязание, изготовление свистулек, ручная обработка шкур или валяние войлока – остается только догадываться.

Не менее одиозно выглядит размещенная на сайте информация о зарплате фельдшера выездной бригады – от 9 тысяч рублей. Представьте себе работу в скорой – ночные дежурства, выезды на ДТП и криминальные разборки, кровь, гной, подчас агрессивные, находящиеся в состоянии наркологического опьянения клиенты, порой смертельные случаи и пр. И за все это, как указано на сайте, всего 9000 рублей. Работодатель специально уточняет, что зарплата выше 9 тысяч возможна только при наличии стажа и категории.

Стоит ли удивляться, что после размещения такой «рекламы» желающих трудиться на скорой помощи Уфы не прибавилось.
«Откуда они вообще взяли эти цифры – 9000 рублей, — недоумевает член профкома МПРЗ «Действие» Михаил Тишин. – У меня как фельдшера, только базовый оклад составляет 10600 руб., это без категории и стажа. А к этому надо приплюсовать еще целый ряд надбавок».

Действительно, к 10600 рублям должностного оклада фельдшера, следует добавить еще 15% районного «уральского» коэффициента (15900 руб.), 100% доплаты за ночные часы работы (это порядка 5000 руб. в месяц) и 3500 руб. так называемой «единовременной выплаты» (гарантированной ежемесячной надбавки). В сумме это около 20700 руб. Даже если вычесть 13% подоходного налога, получается в два раза больший размер зарплаты, чем 9 тысяч рублей, указанных на сайте Центра занятости. Надбавки в 15 процентов за стаж и 30% за категорию идут отдельно.

Таким образом, можно говорить о явной дезинформации соискателей. Что это – халатность, некомпетентность или просто саботаж проблемы дефицита кадров со стороны должностных лиц станции скорой помощи?

Конечно, 20 тысяч руб. — это при нынешних ценах и тарифах тоже унизительно низкая зарплата для такой тяжелейшей и социально ответственной работы как фельдшер выездной бригады скорой помощи. Но все-таки – это не 9 тысяч. В вакансиях, объявленных на сайте центра занятости от других учреждений города, в основном предлагают фельдшерам зарплаты от 14 000 до 19 000 рублей. Таким образом, вакансия «скорой помощи» оказывается в самом низу списка. Стоит ли удивляться малому интересу кандидатов?

Столь же странным выглядит размещенное на сайте требование опыта работы не менее 1-2 лет. Ладно бы перед воротам Республиканской станции скорой медицинской помощи и медицины катастроф (так теперь называется ССМП г. Уфы) стояла очередь желающих устроиться на работу. Однако по данным профкома «Действия» дефицит выездного персонала на станции составляет порядка 30%. И это с учетом того, что значительная часть сотрудников работают не на одну, а на полторы-две ставки в составе неукомплектованной бригады (т.е. работают за 3-4 человек, вместо положенной нормы 146 часов люди работают до 300 часов в месяц). Если речь идет не о прежних сотрудниках, ушедших из ССМП из-за низких зарплат и тяжелейших условий труда, откуда взяться стажу в 1-2 года? ССМП г.Уфы является единственным работодателем в городе для таких специалистов. Есть, правда, одна частная служба скорой помощи, вот только обычно отток кадров происходит в обратном направлении. Медики, как правило, вначале набираются опыта на республиканской станции и только потом претендуют на более высокие зарплаты в коммерческом секторе.

Активисты профсоюза рассматривают всё это, как очередное доказательство незаинтересованности главного врача ССМП Марата Зиганшина в укомплектовании выездных бригад полным составом сотрудников. Точнее – заинтересованности в обратном. И неудивительно – ведь уже много лет работодатель «экономит» на зарплатах отсутствующих работников. После выступлений профсоюза «Действие» в 2014 году была введена доплата за работу «в одиночку», однако в весьма выгодных для работодателя размерах: например, фельдшеру общепрофильной бригады — от 35 рублей до полутора тысяч рублей. А выплаты реанимационной бригаде в «неукомплектованном составе» могут составлять от 4 копеек до нескольких рублей в месяц. Понятно, что проще выезжать на сверхэксплуатации действующих сотрудников, чем решать проблему дефицита кадров. А сэкономленные средства, в том числе, направлять на дополнительные надбавки администрации.

Так, совсем недавно, дополнительная стимулирующая выплата «за напряженность труда» была добавлена заведующим подстанциями. Ззато в работе сотрудников выездных бригад, нередко не успевающих из-за большого количества вызовов заехать на подстанцию, чтобы пообедать или даже просто посетить туалет, администрация ССМП никакой напряженности для аналогичной выплаты не усмотрела.

О том, как относится администрация ССМП к уже действующим сотрудникам, мы недавно писали в материале, посвященном фельдшеру скорой помощи Анастасии Сагдеевой. В настоящее время эта история получила продолжение – Анастасию все-таки, вопреки ее воле, перевели на отдаленную подстанцию, расположенную в часе езды от места жительства. Анастасия Сагдеева работает на две ставки, поэтому уже расходы на общественный транспорт у молодой сотрудницы, пробьют значительную брешь в ее бюджете и почти лишат ее остатков времени на отдых. Человека фактически просто вынуждают уволиться из ССМП. Завтра, 16 мая, в рамках всероссийской акции защиты прав молодых специалистов пройдет встреча по этому поводу с прокурором Республики Башкортостан Андреем Назаровым. Мы будем следить за развитием событий.

Полагаем также, что в действиях лиц, разместивших на сайте государственного центра занятости недостоверную и некоррректную информацию о вакансиях на республиканской станции скорой помощи, присутствуют признаки правонарушения («Халатность»), и эти факты также достойны внимания органов прокуратуры Республики Башкортостан.

Татарские ремесленники издавна славились своим мастерством. Ювелирное искусство, золотое шитье, кожаная мозаика, вышивка, ткачество, каллиграфия, резьба по камню, ковроделие, войлоковаляние, обработка металла, плетение из лыка и камыша, резьба и роспись по дереву и бересте, кожаное тиснение и аппликация – кажется, для них не было ничего невозможного. В особой рекламе умельцы не нуждались, людская молва лучше всяких современных маркетинговых ходов. Однако особым уважением в былые времена пользовались мастера, в чьих руках твердый металл превращался как в причудливые украшения, так и в грозное оружие. Продолжателем традиций можно смело назвать Рустама Яковлева из Кокшетау. Что когда-то привлекло этого скромного паренька к искусству изготовления доспехов и браслетов, даже сам он определяет с трудом: «Просто всегда нравилось!». А может быть, сказались все-таки материнские татарские гены?

— Рустам, как давно декоративно-прикладное искусство вошло в твою жизнь?

— Началось все, конечно, с моего учителя – Рустема Хасеновича Шарипова. Тогда я учился на 3 курсе худграфа КГУ им. Ш. Уалиханова, и он преподавал у нас художественную обработку металла. Вообще он очень разносторонний человек, известный в Кокшетау мастер. Сейчас мы с ним осуществляем совместный творческий проект. Вот у него я когда-то увидел доспехи… Но то, что я делаю в настоящее время, этому нас не обучали в университете. Просто сам заинтересовался, стал искать информацию. Ну а Рустем Хасенович всегда мне помогал, давал какие-то дельные советы. Можно сказать, вел меня…

— Какие вещи ты изготавливаешь?

— Сейчас в основном работаю по коже и металлу. Делаю аксессуары. Это по большей части, конечно, браслеты и тумары. Мне интересно, чтобы работы продавались, а мелочь очень хорошо расходится. Как мне кажется, мои работы рассчитаны на тинэйджеров, потому как именно молодежь интересуется оригинальными вещами. Хотя берусь и за что-то более крупное. К примеру, в областном историко-краеведческом музее хранится реконструированный мной доспех. Именно Шарипов консультировал меня при его изготовлении, показывал, как и что лучше сделать.

— Наверняка создавая такие работы, ты опираешься на какие-то источники, ведь во всем должна быть реалистичность?

— Конечно! Изначально у меня был фантазийный подход. Хотелось создать вычурный доспех. А потом учитель посоветовал подходить с исторической точки зрения, чтобы работа была более актуальна. То же самое – говоря о декорировании. Я, правда, не люблю копировать, поэтому выполняю свои эскизы, но под определенный период, в соответствующей технике, с соответствующим орнаментом. К примеру, в основном использую казахский орнамент (бараний рог, копыта верблюда и т.д.), но по-своему перерабатываю эти орнаменты, чтобы получилась своя интерпретация. Использую и кельтские орнаменты, порой делаю стилизацию… Но главное все же – оригинальность.

— А как насчет татарского орнамента?

— О, у меня даже литература соответствующая есть! Мне он очень интересен… Видишь ли, каждый тюркский орнамент очень сложный, но все они схожи по стилистике, элементам. Хочу попробовать… Ведь у самого есть татарские корни (смеется).

— А какую технику ты применяешь в своих работах?

— Сейчас развиваю тиснение. Но уже заказал инструменты из Алматы для выполнения гравировки по коже. По Казахстану есть мастерские, которые занимаются подобной гравировкой, а у нас пока таковой нет. Может быть, моя станет первой?!

— Знаю, что ты являешься членом кокшетауского клуба реконструкторов «Тумэн», расскажи подробнее об этом.

— Ну, наверняка, про реконструкторское движение слышал каждый! В один прекрасный день мне написал в соцсети VK руководитель петропавловского клуба исторической реконструкции «Легион» Виталий Лукашов, который узнал о моем увлечении. Я тогда был просто в шоке: до этого думал, что такое движение действует только в России. А вскоре нашлись единомышленники и в Кокшетау, теперь все мы – члены клуба рекострукторов «Тумэн» или «Тьма» (так назывались 10 тысяч воинов в монгольском войске XIII-XV веков – Авт.). Нам в силу исторических причин интересны реконструкции событий, имевших место в Золотой орде и жизни кочевников в целом. Наверное, нужно родиться с душой воина, чтобы это понять… По этническому составу Золотая Орда была очень разноплеменной. В Интернете очень много материала по Золотой Орде. Те же доспехи, кухня, украшения. Ведь мы собираемся реконструировать не только битвы, но и быт.

— Говорят, реконструкция – это своего рода спорт, сродни фехтованию?

— По сути, так оно и есть.

— Травмоопасный?

— Нет, не больше чем любой спорт. Дело в том, что мы делаем исторические доспехи. И они рассчитаны на удар тяжелого ОСТРОГО клинка. А мы, как ни крути, рубимся тяжелыми ТУПЫМИ.

— Доспехи, наверное, тоже тяжелые?

— Порядка 30 кг – это самый тяжелый. Очень часто, кстати, во многих фильмах и книгах тяжесть доспехов преувеличивают. На самом деле боевой доспех – без защиты рук, шлема – весит от 8 до 15 кг. Плюс шлем, наручни, набегает 20-25 кг, при тяжелой защите – и все 30…

— Кстати, не так давно тебя можно было увидеть в эфире одного из телеканалов в качестве своеобразного «экспоната», демонстрирующего вооружение казахских воинов эпохи Средневековья…

— Вместе с товарищем по клубу Бауржаном Калижан мы побывали не только в студии телеканала, но и поделились предстоящими планами с вице-министром образования и науки РК Муратом Абеновым. Последний высказал заинтересованность реконструкторским движением в Казахстане. А прежде чем увидеть самого вице-министра, познакомились с реконструкторским движением Астаны, и самое главное – с мастером, из-под молота которого вышел не один клинок, – Русланом Муслимовым, более известным среди казахстанских реконструкторов, как Рамирес. Это очень колоритный и уважаемый человек, кузнец клуба «Темир тумен»! Меня интересовала его мастерская, т.к. мы собираемся делать схожую мастерскую по производству доспехов в Кокшетау.

— А пока где приходится ютиться?

— Сейчас я работаю в обычном подвале. Поскольку в квартире проблематично шуметь и стучать… Если честно, у меня давно возникала мысль создать мастерскую, но я думал, что в обычной квартире это сделать невозможно. Посмотрел работы учителя, он сказал, что главное – желание, и тогда нет ничего невозможного! Помню его слова: «Когда ученик готов, учитель всегда найдется». Потом я все продумал и приступил к работе. Оказалось, что все не так уж сложно.

В Казахстане пока все зиждется лишь на голом энтузиазме. Радует, что «у руля» отечественной реконструкции стоят настоящие фанаты этого дела. За последние 10-15 лет по Казахстану было открыто более десятка клубов исторической реконструкции, в которых занимается около сотни «воинов», была создана Казахстанская Ассоциация, целью которой является «наведение мостов» между реконструкторами и государством, поиск спонсоров, помощь начинающим клубам. Остается надеяться, что поддержка – это лишь вопрос времени, ведь следует помнить: историческая реконструкция – это вовсе не развлечение молодежи, а в первую очередь – воссоздание наиболее ярких страниц истории своего народа и патриотическое воспитание подрастающего поколения. В конце концов, ведь заметная разница – почитать про Золотую Орду в книжке или посмотреть бой в реалии.

Оксана Матасова, Медиацентр Ассоциации татар и башкир Казахстана

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *