Рескрипт Николая 2 18 февраля 1905

Рескрипт 18 февраля 1905 г

Спровоцированный расстрелом революционный взрыв вынудил Николая II пойти на уступки. Очевидно, недооценивая серьезность происходящего, царь по­велел выдать 50 тысяч рублей в помощь семьям пострадавших, был отправлен в отставку Святополк-Мирский — на его место назначен А.Г. Булыгин. В Петер­бурге учрежден пост генерал-губернатора, на который назначен Д.Ф. Трепов. В объявлении, выпущенном от имени министра финансов Коковцева и генерал-губернатора Трепова, рабочим было обещано «приступить к разработке вопросов о страховании». 10 января организованная и натасканная администрацией депу­тация «от рабочих Петербурга» была отвезена в Царское Село и представлена ца­рю. К концу января было принято решение о создании комиссии из представите­лей промышленников и рабочих под председательством Н.В. Шидловского для урегулирования их взаимоотношений.

Наконец, 18 февраля 1905 г. Николай II подписал рескрипт на имя ми­нистра внутренних дел А.Г. Булыгина о возможности законосовещательной работы выборных представителей от народа.

Но все эти меры вызывали у общества только еще большее раздражение.

18 февраля в Петербурге началась массовая политическая забастовка. 23 февраля она превратилась во всеобщую.

III съезд РСДРП.

12 — 27 апреля 1905 г. в Лондоне состоялся III съезд РСДРП. Основные резолюции съезда — о характере революции, о вооруженном восстании, о временном революционном правительстве, об отношении к крестьянскому движению; составлена основа тактики «левого блока».

Определив свою тактику в революции, большевики активно развернули пропаганду бойкота мероприятий правительства. Началась работа по подготовке вооруженного восстания и одновременно — широкая агитация за празднование 1 мая. В первомайских демонстрациях и стачках в общей сложности участвовало 200 тыс. человек.

Стачка в Иваново-Вознесенске.

12 мая началась стачка в Иваново-Вознесенске. В ней приняли участие около 70 тыс. рабочих. Стачка продолжалась 72 дня и охватила, кроме Иваново-Вознесенска, Шую, Тейково, Кинешму; в ходе стачки был организован первый в России общегородской Совет рабочих депутатов (151 депутат, председатель А.Е. Ноздрев); некоторые требования рабочих были выполнены, но работа возобновилась 27 июня — только после того, как стачечный фонд и другие материальные средства были полностью исчерпаны. Оконча­тельно предприятия Иваново-Вознесенска заработали с 26 июля.

Восстание на броненосце «Потемкин».

14 июня началось восстание на броненосце «Князь Потемкин Тавриче­ский». 12 июня 1905 г. «Потемкин» снялся с якоря, отправившись в учебный поход. Его сопровождал приданный в распоряжение командира броне­носца миноносец. Днем миноносец отправился в Одессу за провизией для «Потемкина», и вернулся с известием о политической стачке и баррикадных боях в городе. Достаточно было малейшего повода, чтобы на броненосце вспыхнуло восстание. Руководитель социал-демократической группы ко­рабля Г.Н. Вакуленчук был в первый же день смертельно ранен в пере­стрелке; старший офицер И.И. Гиляровский (своим поведением спровоци­ровавший восстание) и еще 7 офицеров убиты, выброшены за борт, 14 — арестованы. Погибло и несколько матросов. Руководство броненосцем пе­решло к судовой комиссии во главе с А.Н. Матюшенко. Выступление раз­вивалось под лозунгом «Долой самодержавие!». 14 июня вечером «Потем­кин» вошел в Одесский порт (в Одессе 13 июня началась всеобщая политическая стачка). Обсуждалась возможность совместного выступления рабочих и матросов, но большинство членов судовой комиссии во главе с Матюшенко высказались против этого, ожидая восстания на всей Черно­морской эскадре. 17 июня «Потемкин» под красным знаменем вышел из Одесского порта навстречу правительственной эскадре, состоящей из 5 броненосцев и 7 миноносцев. На броненосце «Георгий Победоносец» поднято восстание (посажен на мель оставшимися на борту офицерами), ос­тальные корабли командующий эскадрой увел в Севастополь.

Через 11 дней после начала выступления, 25 июня потемкинцы сдались властям.

Подписан указ «Об укреплении начал веротерпимости»

ВВЕДЕНИЕ СВОБОДЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ

Указом 12 декабря был намечен ряд реформ: новый закон о печати, расширение прав «национальных меньшинств» в культурно-просветительной области, свобода вероисповеданий. Разработка этого последнего вопроса повела к постановке на очередь реформы русской церкви.

Церковные круги, во главе с митрополитом С.-Петербургским Антонием, выдвинули проект преобразований для установления большей независимости церкви от государства. 17 марта в «Церковном Вестнике» появилась записка группы 32 столичных священников. «Только свободно самоуправляющаяся церковь, — говорилось в ней, — может обладать голосом, от которого горели бы сердца человеческие. Что же будет, если свободою религиозной жизни, исповедования и проповедования своей правды будут пользоваться все виды большего или меньшего религиозного заблуждения, все религиозные общества и союзы, — и только православная церковь, хранительница подлинной Христовой истины, одна будет оставаться лишенною равной и одинаковой с ними свободы?» Записка кончалась требованием созыва поместного собора русской церкви.

Обер-прокурор синода, К. П. Победоносцев, в это время фактически почти устранился отдел, не посещал заседаний комитета министров и был проникнут мрачным безнадежным настроением. «Я чувствую, что обезумевшая толпа несет меня с собою в бездну, которую я вижу перед собой, и спасенья нет, — писал он Витте, с которым, по старой памяти, сохранял хорошие отношения. — Я не в силах опровергать целое мировоззрение». Самоустранение властного обер-прокурора облегчало дело сторонников реформы.

Синод на заседании 22 марта единогласно высказался за восстановление патриаршества и за созыв в Москве всероссийского собора для выборов патриарха. Синод должен был стать совещательным органом при патриархе, каковым предполагалось избрать с.-петербургского митрополита Антония (Вадковского).

Но протесты против этого плана раздались не только из окружения обер-прокурора, но и со стороны видных богословов, убежденных сторонников восстановления приходского самоуправления. «Требуется возродить церковь. Но это возрождение надо провести правильными путями, не повторяя самовластных способов действия 1721 г.», — писал М. А. Новоселов и, критикуя решение синода, добавлял: «Поспешность поистине поразительная, вызывающая представление скорее о т. н. Виттовой пляске, чем о серьезном обсуждении святого и великого дела!»

Перед лицом разногласий в церковной среде государь 31 марта положил на докладе синода следующую резолюцию: «Признаю невозможным совершить в переживаемое ныне тревожное время столь великое дело, требующее и спокойствия и обдуманности, каково созвание поместного собора. Предоставляю Себе, когда наступит благоприятное для сего время, по древним примерам православных Императоров дать сему делу движение и созвать собор всероссийской церкви для канонического обсуждения предметов веры и церковного управления».

Это не задержало введения начала веротерпимости; оно было близко государю с ранних лет, только в этой области он долгое время не желал действовать против своего учителя, К. П. Победоносцева, влияние которого, впрочем, и ограничивалось гл. обр. сферой церковных вопросов. 17 апреля, на Пасху, был издан указ о веротерпимости, предоставлявший всякому совершеннолетнему русскому подданному право исповедовать любое христианское вероучение, отдававший старообрядцам и сектантам их молитвенные дома и отменявший все прошлые законы, противоречащие этим началам. На основании этого указа сразу же вернулись к униатству десятки тысяч крестьян в Западном крае, только формально числившихся православными.

С.С. Ольденбург. Царствование императора Николая II

РЕЛИГИОЗНАЯ ПОЛИТИКА В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Свободой веры пользовались в России все подданные, принадлежавшие к традиционным национальным вероисповеданиям, которые рассматривались как законные. Официально они именовались иностранными, им гарантировалось покровительство государственной власти, хотя в свою очередь создавались государственные гарантии против возможного прозелитизма, который наносил бы урон православной Церкви или вызывал трения, осложнения и вражду между подданными разных национальностей. Религиозная свобода не распространялась на носителей «изуверских» или незаконно появившихся религий. Пределы религиозной свободы для разных вероисповеданий были различны: российское вероисповедное законодательство закрепляло неравноправие религиозных общин. По объему прав и привилегий, с одной стороны, и различных стеснений, и ограничений, с другой, все признанные в Российской империи религии выстраивались в иерархический ряд. Вслед за господствующей православной Церковью стояли лютеран. и реформат. церкви, община гернгутеров (секта лютеранского толка, возникшая в местечке Гернгут, близ Дрездена), армяно-григорианская, армяно-католическая и католическая Церкви. Далее по объему привилегий шли общины евреев-караимов, мусульман — суннитов и шиитов; менее привилегированной была община евреев-талмудистов; последней — буддистско-ламаистская община калмыков и бурят. Всего лишь терпимыми, но лишенными привилегий были русские старообрядцы, шотландские и базельские сектанты, меннониты и баптисты Закавказья, сибирские шаманисты и самоеды-язычники. Общины молокан, духоборцев, субботников, скопцов, хлыстов и иных крайних сектантов были непризнанными и нетерпимыми по законам Российской империи.

Иерархия привилегированности вероисповеданий отчасти была основана на мере расхождения вероучения каждого из них с догматами Православия. Помимо этого, на статус вероисповедания влияла законность его происхождения. Этот критерий особенно сказывался на статусе старообрядческих общин: поскольку старообрядчество представляло собой раскол, потрясший религиозную жизнь русского народа и подрывавший его духовное единство, положение старообрядческих общин было более трудным, чем, например, мусульман или иудеев.

Неравноправие религиозных общин обнаруживалось в разной мере покровительства им со стороны государственной власти, а главное, в том, что переход из одного вероисповедания в др. был неодинаков для всех. Возможность перемены религии для российских подданных была «направленно ориентированной», а именно: отпадение от православной Церкви в любое иное христианское исповедание законами воспрещалось; нелегальным был и любой переход из христианского исповедания в нехристианское. Переход из одной неправославной христианской конфессии в другую был затруднен, но не абсолютно исключался. Присоединение к православной Церкви для всех российских подданных неправославных исповеданий было открыто и поощряемо.

17 апреля 1905 г. императором Николаем II Александровичем был издан указ «Об укреплении начал веротерпимости», который существенно изменил правовой статус инославных и иноверных исповеданий, что отразилось и на положении православной Церкви. Этим указом были значительно расширены права старообрядческих и сектантских общин, не носивших «изуверского» характера. Почти во всех отношениях, в частности во владении имуществом, в праве на сооружение молитвенных домов, на устройство скитов, обителей, в праве печатать богослужебные книги, преподавать своим детям «Закон Божий», вести метрические книги, они были уравнены с ранее признанными государством христианскими Церквами.

Отменялись прежние ограничения для старообрядцев и сектантов на поступление их на государственную службу. Однако старообрядческое и сектантское духовенство не получило права на официально признанное употребление духовных званий и титулов, каким пользовалось армяно-григорианское, армяно-католическое, лютеранское и реформатское духовенство. Буддистов-ламаистов впредь было воспрещено официально называть идолопоклонниками и язычниками. Указом были внесены существенные изменения в легальный порядок перемены религии. Сняты прежние запреты и ограничения на переход из одного признанного государством христианского исповедания в другое. В документе не говорится о возможности присоединения иноверцев к одной из неправославных христианских общин, но на практике после издания указа такие переходы не встречали никаких препятствий со стороны государственных инстанций. Было легализовано возвращение новообращенного православного или инославного христианина по его желанию в его прошлое вероисповедание.

В это же время были расширены права католических и мусульманских религиозных общин. Расширение прав мусульман мотивировалось тем, что «мусульманское население внутренних губерний исполняло всегда свой долг пред государством наравне с его коренными подданными и не доставляло правительству каких-либо особых забот в отношении политическом. Будучи, затем, весьма твердым в правилах своего вероучения, население это никогда, однако, не проявляло стремления к прозелитизму среди русского народа. Кроме того, несмотря насохранившиесяеще некоторые отличия внутреннего и внешнего быта, население это сроднилось с Россией и вполне ей дружественно».

Православная энциклопедия

ТЕКСТ УКАЗА

В постоянном, по заветам Предков, общении со Святою Православною Церковью неизменно почерпая для Себя отраду и обновление сил душевных, Мы всегда имели сердечное стремление обеспечить и каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести. Озабочиваясь выполнением таковых намерений, Мы в число намеченных в указе 12 минувшего Декабря преобразований включили принятие действительных мер к устранению стеснений в области религии.

Ныне, рассмотрев составленные, во исполнение сего, в Комитете Министров положения и находя их отвечающими Нашему заветному желанию укрепить начертанные в Основных Законах Империи Российской начала веротерпимости, Мы признали за благо таковые утвердить.

Призывая благословение Всевышнего на это дело мира и любви и уповая, что оно послужит к вящему возвеличению Православной веры, порождаемой благодатию Господнею, поучением, кротостью и добрыми примерами, Мы, в соответствие с этим решением Нашим, повелеваем:

1) Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало.

2) Признать, что, при переходе одного из исповедующих ту же самую христианскую веру супругов в другое вероисповедание, все не достигшие совершеннолетия дети остаются в прежней вере, исповедуемой другим супругом, а при таковом же переходе обоих супругов дети их до 14 лет следуют вере родителей, достигшие же сего возраста остаются в прежней своей религии.

3) Установить, в дополнение к сим правилам (пп. 1 и 2), что лица, числящиеся православными, но в действительности исповедующие ту нехристианскую веру, к которой до присоединения к Православию принадлежали сами они или их предки, подлежат по желанию их исключению из числа православных.

4) Разрешить христианам всех исповеданий принимаемых ими на воспитание некрещенных подкидышей и детей неизвестных родителей крестить по обрядам своей веры.

5) Установить в законе различие между вероучениями, объемлемыми ныне наименованием «раскол», разделив их на три группы: а) старообрядческие согласия, б) сектантство и в) последователи изуверных учений, самая принадлежность к коим наказуема в уголовном порядке.

6) Признать, что постановления закона, дарующие право совершения общественных богомолений и определяющие положение раскола в гражданском отношении, объемлют последователей как старообрядческих согласий, так и сектантских толков; учинение же из религиозных побуждений нарушения законов подвергает виновных в том установленной законом ответственности.

7) Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам.

8) Признать, что сооружение молитвенных старообрядческих и сектантских домов, точно так же, как разрешение ремонта и их закрытие, должны происходить применительно к основаниям, которые существуют или будут постановлены для храмов инославных исповеданий.

9) Присвоить духовным лицам, избираемым общинами старообрядцев и сектантов для отправления духовных треб, наименование «настоятелей и наставников», причем лица эти, по утверждении их в должностях надлежащею правительственною властью, подлежат исключению из мещан или сельских обывателей, если они к этим состояниям принадлежали, и освобождению от призыва на действительную военную службу, и именованию, с разрешения той же гражданской власти, принятым при постриге именем, а равно допустить обозначение в выдаваемых им паспортах, в графе, указывающей род занятий, принадлежащаго им среди этого духовенства положения, без употребления, однако, православных иерархических наименований.

10) Разрешить тем же духовным лицам свободное отправление духовных треб как в частных и молитвенных домах, так и в иных потребных случаях, с воспрещением лишь надевать священнослужительское облачение, когда сие будет возбранено законом. Настоятелям и наставникам (п.9), при свидетельстве духовных завещаний, присвоить те же права, какими в сем случае пользуются все вообще духовные лица.

11) Уравнять в правах старообрядцев и сектантов с лицами инославных исповеданий в отношении заключения ими с православными смешанных браков.

12) Распечатать все молитвенные дома, закрытые как в административном порядке, не исключая случаев, восходивших чрез Комитет Министров до Высочайшего усмотрения, так и по определениям судебных мест, кроме тех молелен, закрытие коих вызвано собственно неисполнением требований Устава Строительного.

13) Установить, в виде общего правила, что для разрешения постройки, возобновления и ремонта церквей и молитвенных домов всех христианских исповеданий необходимо: а) согласие духовнаго начальства подлежащего инославного исповедания, б) наличность необходимых денежных средств и в) соблюдение технических требований Устава Строительнаго. Изъятия из сего общего правила, если таковые будут признаны для отдельных местностей необходимыми, могутъ быть установлены только в законодательном порядке.

14) Признать, что во всякого рода учебных заведениях в случае преподавания в них закона Божия инославных христианских исповеданий таковое ведется на природном языке учащихся, причем преподавание это должно быть поручаемо духовным лицам подлежащего исповедания и, только при отсутствии их, светским учителям того же исповедания.

15) Признать подлежащими пересмотру законоположения, касающиеся важнейших сторон религиозного быта лиц магометанскоаго исповедания.

16) Подвергнуть обсуждению действующие узаконения о ламаитах, возбранив впредь именование их в официальных актах идолопоклонниками и язычниками — и

17) Независимо от этого привести в действие и остальные, утвержденные Нами сего числа положения Комитета Министров о порядке выполнения пункта шестого указа от 12 Декабря минувшего года.

К исполнению сего Правительствующий Сенат не оставит учинить надлежащее распоряжение.

На подлинном Собственною Его императорского величества рукою подписано:

«НИКОЛАЙ»

Именной высочайший указ, данный Сенату «Об укреплении начал веротерпимости».

Правомерна ли экспансия Русской православной церкви в сферы общественной жизни: мнения

В последнее время в социальных сетях и блогосфере проходит много дискуссий о том, как притормозить вмешательство РПЦ в госуправление, образование, науку. А ведь ещё в 2007 году группа российских академиков в письме президенту России Владимиру Путину выступила против вмешательства Русской православной церкви в сферы общественной жизни.

ИА REX: Правы ли были учёные и не пора остановить экспансию РПЦ?

Александр Тимофеев, политолог-востоковед, руководитель аналитического отдела газеты «Служу Отечеству»:

На самом деле запретить вмешательство церкви в государственные дела невозможно. РПЦ — часть гражданского общества и имеет полное право на равноправное со всеми другими структурами участие в общественной и политической жизни. Но речь должна идти именно о равноправном участии. Россия — многонациональное государство, граждане России исповедуют разные религии, а часть вообще придерживается атеистического мировоззрения. Поэтому у всех должны быть абсолютно равные права. Если мы введем в качестве учебного курса предмет «Основы православия», то наравне с ним должны существовать и преподаваться «Основы ислама», «Основы буддизма». «Основы иудаизма» , «Основы конфуцианства» и т.д. То есть, надо вести речь о создании курса «Основы мировых религий». В советское время в вузах это называлось «Научным атеизмом». а потом почти все то же самое преподавалось в рамках курсов «Основы религий Востока», «Религиоведение» и «История мировой культуры» (поскольку мировая культура неразрывно связана с религией).

До 1917 года Россия считалась страной с православной традицией. Православие было главенствующей религией, но не единственной. В России всегда были и мусульмане, и буддисты, и католики (последние — после разделения христианской церкви). Церковь в разные времена играла разную роль в политической жизни страны, но всегда в ней участвовала. После 1917 года главенствующую роль в стране получил атеизм — и он, по сути, стал новой советской религией. Но атеизм не мог дать главного — веры. Сейчас, когда мы вернулись (вернее, начали возвращаться) к истокам, православная церковь на этом фоне впала в искушение властью. Это очень сильное искушение, которому крайне сложно не поддаться, ведь первые лица страны пропагандируют православие, а ведущие телеканалы показывают посещение президентом и премьером пасхальной службы в храме. Но посещение храма любым человеком — его личное дело, это не должно пиар-поводом ни для политиков, ни для церкви. Если Россия — светское государство, условия должны быть одинаковы для всех.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

  • 18.08.16 Церковь и Государство: все ли симфонично?
  • 31.10.13 Нынешние христианские церкви утратили способность к преображению человеческой души / Андрей Ваджра
  • 23.10.13 Они выбирают смерть: Три часа в Клубе Самоубийц / Андрей Марчуков
  • 05.07.13 Должна ли Россия быть центром мирового христианства: мнения

Впрочем, если посмотреть на Римскую католическую церковь, можно увидеть, что Ватикан активно участвует во всех мировых политических делах и очень сильно влияет на них. Ватикан — «маленький гигант большой политики», управляющий миллионами людей и способный совершать стихийные перевороты. В традиционно католических странах без одобрения Ватикана не происходит ни одного мало-мальски значимого политического события. Для католического мира слово Папы Римского стоит намного выше любого закона. И, стоит заметить. что Ватикан — государство.

Я довольно серьезно занимался вопросами роли Ватикана в мировой политике и противостоянием Римской католической церкви с Московским Патриархатом. Возможно. я сейчас озвучу весьма провокационную мысль, но она напрашивается сама собой. Чтобы снять все вопросы о вмешательстве РПЦ в политику, стоит осуществить довольно спорные и непопулярные меры. Во-первых, необходимо четко обозначить, что Россия — светское государство. Во-вторых, необходимо законодательно закрепить равенство всех религий, то есть невозможность превалирования одной религии над другой (это следует из свободы вероисповедания). В-третьих, ввести четкое законодательное определение различий между религиозными организациями, религиозными сектами и экстремистскими организациями религиозной направленности

И самое последнее, пожалуй, самое сложное предложение. Думаю, стоит задуматься над вопросом о создании нового государственного образования по подобию Ватикана. Это может быть, например, государство Валаам, во главе которого будет стоять глава Русской православной церкви. Данное образование, по своей сути, будет находиться под протекторатом России, но при этом не будет напрямую зависеть от Москвы. Это должен быть второй мировой центр христианства, и тогда можно будет вести речь о том, что главы Ватикана и Валаама могут встретиться как главы государств.

Разумеется, идея весьма спорная. Но она, на мой взгляд, заслуживает, как минимум, обсуждения.

Лариса Бельцер-Лисюткина, культуролог, кандидат философских наук (Германия):

Учёные всего лишь требуют, чтобы в государстве соблюдалась Конституция. По конституции Россия светское государство, в котором церковь от государства отделена.

Вмешательство в государственные дела со стороны церкви ведёт к расколу общества, к его клерикализации, к насаждению реакционных стереотипов в мышлении и в поведении, типа «ценностей традиционной семьи». Церковь в России полностью блокирует любую инновационную деятельность, любое инновационное мышление. Вместо установленного в законах понятия «правопорядок», церковь протаскивает в государственную идеологию и в юриспруденцию понятие «грех», который в разных религиях трактуется по-разному: в исламских странах грех — это когда женщина без платка, в США та же женщина имеет законное право появляться в публичном пространстве топлес. В России сосуществуют много религий. Это типично для любой империи. Для своего самосохранения империи не должны отдавать предпочтение или предоставлять преимущества ни одной из наличных в обществе религий. Иначе это напрямую приводит к распаду и к войнам за независимость разных конфессиональных общностей. Подмена правовых механизмов религиозным судом — это настоящая катастрофа для России. Непонятно, что хорошего сделала церковь для страны. Какие конфликты она помогла разрешить. Но вред, который она причинила, очевиден, и его придется преодолевать ещё в течение долгого времени.

Ефим Андурский, правозащитник:

Каждый имеет право на обращение к самодержцу, извините, к президенту всея Руси. Группа российских академиков это право реализовала, выступив против вмешательства РПЦ в сферы общественной жизни.

Только при чем же здесь Путин? Насколько я знаю, г-н Путин является официальным руководителем государства по имени «РФ». И нигде не сказано, что он же возглавляет российское общество, к слову сказать, не существующее в качестве самостоятельного субъекта. Может быть, академики не понимают разницы между обществом и государством, от которого, как известно, Церковь отделена. Но она не отделена от общества, о чем уважаемые подписанты, по-видимому, не подумали.

Если же они посчитали, что РПЦ нарушает закон, то обращение свое они отправили не назначению, в связи с чем должен пояснить, что надзором над действующим законодательством в РФ занимается прокуратура. Но чем же так обеспокоились ученые? Уж не тем ли, что РПЦ желает играть роль пастыря не только для нас — православных, но и для всего общества?! Быть может они, — как сказал протоиерей Всеволод Чаплин, — воспринимают демократию как максимальные возможности для себя, а народу оставляют роль послушного стада»? Так ведь Церковь «это не только люди в рясах, это и православные политики, ученые, спортсмены, журналисты, художники, офицеры и так далее». И все они, эти человеки, «имеют полное право влиять на общественные процессы».

Припоминается реплика покойного уже о. Игоря (Цветкова) из Казани. По его мнению, священнослужителям не обязательно лично участвовать в общественной жизни. Им достаточно окормлять свою паству, направляя ее на путь истинный. Трудно возразить о. Всеволоду, полагающему, что «господа, считающие себя демократами, признают право своего мировоззрения влиять на общество и государство и отвергают такое же право для мировоззрения религиозного».

Думаю, однако, что такая проблема, как свобода мировоззрения, заслуживает отдельного обсуждения. Замечу только, что творцы ныне действующей Конституции (и их зарубежные консультанты) не оставили государству права на собственную идеологию…

«Надо, наконец, развенчать химеру так называемого научного мировоззрения, — полагает о. Всеволод, — На твердые факты могут опираться лишь естественные науки в некоторых своих аспектах, а также в известной степени история. В то же самое время наука не может со стопроцентной фактологической убедительностью объяснить происхождение мира. Она теряется в догадках относительно важнейших элементов устройства Вселенной». Отец Всеволод напомнил, что философия, социология, обществознание и психология вообще являются областями, «в которых нет, и не может быть единственной и неоспоримой мировоззренческой позиции».

Будучи православным христианином, не берусь судить и, тем более осуждать РПЦ и ее полпредов. Должен, однако, напомнить, что мировоззрение не бывает правильным или неправильным. Оно может быть или не быть истинным.

Не могу не поддержать о. Всеволода, полагающего, что попытка утвердить одно из точек зрения «за счет окрика и доноса — а именно так звучит письмо убеленных сединами академиков, — это насилие над волей народа, а значит, путь в никуда».

В заключение приведу мнение своего друга Анатолия Погасий, религиоведа, недавно защитившего ученую степень доктора философских наук, которое он по моей просьбе высказал специально для ИА REX.

«Участие Церкви в политике должно сводиться к молитве за благоразумие власти, за успешное разрешение складывающейся ситуации и т. п. Остальное выходит за пределы компетенции Церкви. Не напрасно же сказано: „Царство Мое не от мира сего“ от Иоанна, 18:36.

Но в общественную (не политическую) жизнь Церковь может вмешиваться. Например, если видит грех. Делая это путем возвышения своего голоса. Например, через СМИ, в проповедях и публичных выступлениях. Не нужно только смешивать государство с обществом, политику с общественной жизнью, грех с простым недовольством, например, повышением цен на жизненно важные продукты и услуги».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и «Яндекс.Дзен». Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Закон о веротерпимости от 17 апреля 1905 г.

ЗАКОН О ВЕРОТЕРПИМОСТИ ОТ 17 АПРЕЛЯ 1905 Г.1 ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ОСОБОГО ЖУРНАЛА КОМИТЕТА МИНИСТРОВ 25 ЯНВАРЯ, 1, 8 И 15 ФЕВРАЛЯ 1905 Г.

II. Иноверные нехристианские исповедания.
Обратившись к ближайшему рассмотрению вопросов, касающихся религиозной свободы и быта лиц иноверных исповеданий, Комитет остановился на обсуждении нижеследующих соображений, вытекающих как из общего положения дела, так и из предъявленных по сему предмету отдельных ходатайств.
1) По вопросу о пересмотре действующих постановлений о сооружении молитвенных домов иноверных исповеданий. Ознакомившись с порядком разрешения постройки молитвенных домов иноверных исповеданий, Комитет не может признать его удовлетворительным.
Что касается вопроса о постройке мечетей, то в округах, подведомственных Таврическому магометанскому духовному правлению, постройка допускается по правилам Строительного Устава и с гарантией обеспечения содержания вновь возводимых мечетей (там же, ст. 1388), однако не иначе, как с согласия епархиальной власти. Более стеснительными представляются правила о постройке мечетей в округе Оренбургского магометанского собрания, где выдача разрешения обусловливается отсутствием соблазна для православных, и в степных областях, в которых с 1883 г. правилом установлено не допускать построения мечетей свыше одной на волость.
Обозрение приведенных постановлений, свидетельствуя об их неполноте, взаимной несогласованности и широком допущении административного усмотрения, приводит Комитет к убеждению в необходимости их пересмотра, чтобы поставить порядок разрешения постройки молитвенных домов иноверных исповеданий на почву твердого и определенного закона вне зависимости от какого-либо усмотрения и от необоснованных на законе административных распоряжений. Исполнение этого поручения, по мнению Комитета, могло бы быть возложено на проектируемое им Особое Совещание.
2) О предоставлении Оренбургскому духовному собранию и Таврическому духовному правлению назначения мулл с согласия губернаторов и с оставлением существующего порядка их избрания. Министр внутренних дел2 объяснил, что по действующему закону для определения в звание мулл существует два, несколько разнящихся между собой, порядка. В Таврической губернии муллы избираются из лиц, принадлежащих к духовенству этой губернии, по происхождению от него (т. XI, ч. I, ст. 1368), при чем для получения сего звания требуется:
а) согласие приходского общества, изъявленное надлежащим порядком в общественном приговоре;
б) одобрение Таврического магометанского духовного правления;
в) утверждение местного губернского правления (там же, ст. 1369).
В округах же, подведомственных Оренбургскому духовному собранию, муллы выбираются из лиц без различия состояний, при чем для избрания требуется желание, по крайней мере, двух третей таких прихожан, которые почитаются старейшими семейств (там же, ст. ст. 1431 и 1432). Затем следует одобрение выбранных на должность лиц, которое зависит от духовного собрания, а утверждение – от губернского правления (там же, ст. 1424).
Поступившее ныне ходатайство мусульман ставит своей целью изменить изъясненный порядок в смысле предоставления утверждения в должности мулл Таврическому духовному правлению и Оренбургскому духовному собранию с согласия подлежащей губернской власти. При наличии этого условия, Министр внутренних дел не встречает препятствий к осуществлению намеченного предположения.
Комитет также обратил внимание на возбужденное одним из мусульманских обществ ходатайство о замене существующего ныне способа определения в должности муфтия и кадиев Оренбургского духовного собрания по назначению Правительства путем выборов в эти должности, производимых мусульманами всего муфтиата.
При ближайшем рассмотрении вопроса в его первоначальном объеме и в последовавшем затем дальнейшем развитии Комитет не может не выразить убеждения в том, что тот или иной порядок определения в должности духовных лиц мусульманского исповедания имеет существенное значение собственно для обществ, религиозными делами коих они призывают управлять. Поэтому этот порядок едва ли должен вызывать воздействие Правительства, которое бы шло далее политической поверки и нравственной благонадежности поставляемых духовных лиц.
В виду этого, по мнению Комитета, следует сохранить за правительственной властью право утверждать или не утверждать лиц мусульманского духовенства, а сам порядок и способ избрания их на должности предоставить свободному определению прихожан. В соответствии с указанной общей мыслью, Особым Совещанием должен быть произведен пересмотр всех законоположений о порядке избрания и назначения должностных лиц магометанского духовенства как приходского, так и высшего.
3) Об освобождении магометанских мулл и лиц высших духовных степеней от воинской повинности. Рассматриваемый вопрос останавливал уже на себе внимание Правительства при обсуждении проекта устава о воинской повинности, но не получил тогда разрешения, т.к. лица магометанского духовенства назначаются на должности уже в летах (не моложе 25 лет), превышающих призывной возраст для отбывания воинской повинности, поэтому в предоставлении им указанной льготы и не было признано надобности. Ныне вопрос этот возникает в отношении духовных лиц магометанского исповедания, призываемых на действительную военную службу из запаса.
По заявлению некоторых магометанских обществ, сделанному в представленных ими ходатайствах, при мобилизации по случаю настоящей войны с Японией в числе призванных из запаса оказалось до 300 магометанских мулл, занимавших приходские должности в мечетях, вследствие чего прихожане остались без духовных пастырей.
Относясь весьма сочувственно к заявленному ходатайству, признавая необходимость обеспечения духовных потребностей магометанского населения, Комитет остановился на той мысли, что окончательному разрешению настоящего вопроса должно предшествовать более полное выяснение как самого характера духовных должностей, которые освобождали бы от призыва на военную службу, так и числа лиц, занимающих эти должности, дабы тем поставить испрашиваемую льготу в пределы действительной необходимости, и устранить возможность злоупотреблений в пользовании ею.
Таким образом, признав желательным освобождение от призыва на действительную военную службу из запаса духовных лиц магометанского исповедания, в действительности необходимых для правильного удовлетворения потребностей духовной жизни магометанского населения, Комитет считает необходимым разработать этот вопрос и составить по оному окончательное заключение. Это задание следует возложить на проектируемое Особое Совещание.
4) Об определении в законе порядка открытия мектебе и медресе в районе, подведомственном Оренбургскому духовному собранию. Из относящихся к настоящему вопросу данных Комитет усматривает, что существующий порядок открытия низших и высших магометанских конфессиональных школ (мектебе и медресе), из которых первые соответствуют нашим церковно-приходским школам, а вторые – имеют богословский характер, представляется в настоящее время в следующем виде.
С одной стороны, закон определяет открытие школ лишь в районе, подведомственном Таврическому духовному правлению, где их учреждение, согласно ст. 1389, т. XI, ч. I, допускается с разрешения сего правления в каждом селении, независимо от количества в нем населения. Для открытия училища нужно только согласие общества и назначение достаточных для содержания средств. Никаких указаний относительно порядка открытия мектебе и медресе в местностях, которыми заведует Оренбургское духовное собрание, закон не содержит.
С другой стороны, на основании циркуляра Министерства внутренних дел от 3 августа 1892 г., учреждение магометанских конфессиональных школ поставлено в зависимость от разрешения директоров народных училищ.
Оценивая приведенные постановления и создающееся под их влиянием положение дела, Комитет не может признать его правильным, и в сем отношении считает необходимым указать на неполноту действующего закона, оставляющего открытым вопрос о магометанских школах в большей части местностей, занимаемых мусульманским населением. Нет сомнения, что подобный пробел не останется без нежелательных последствий и вызовет на практике ряд излишних затруднений и стеснений. Не менее неудобным по той же причине представляется, по мнению Комитета, и разрешение открытия магометанских школ в зависимости от усмотрения директоров народных училищ. Не говоря уже о том, что с формальной стороны административное распоряжение, последовавшее по этому предмету, не имеет оснований в действующем законе. Оно едва ли может быть признано целесообразным. Внутренняя жизнь магометанских школ представляется доселе недостаточно обследованной из-за встречаемых при этом затруднений. Отсюда следует, что распоряжение 1892 года, не достигнув своей цели, поставило дело магометанского духовного обучения в положение неустойчивое, во многом зависящее от личного усмотрения, изменчивого по месту и времени своего применения.
Приходя поэтому к заключению о необходимости обосновать рассматриваемое дело на почве определенного закона, Комитет находит подтверждение правильности этой мысли еще и в следующих соображениях.
Проживая в составе России уже в течение многих столетий, мусульманское население внутренних губерний исполняло всегда долг свой перед государством наравне с его коренными подданными и не доставляло Правительству каких-либо особых забот в политическом отношении. Будучи весьма твердым в правилах своего вероучения, население это никогда не проявляло стремления к прозелитизму3 среди русского народа. Кроме того, несмотря на сохранившиеся еще некоторые отличия внутреннего и внешнего быта, население это сроднилось с Россией и вполне ей дружественно.
В то же время существующие в деле духовного образования мусульман стеснения не могут не вызывать в них некоторого недовольства, которое поэтому и было бы желательно устранить. Между тем, по справедливому замечанию, высказанному в среде Комитета, достигнуть успеха в деле сближения мусульманства с нашей культурой возможно, идя по пути покойного Ильминского4, с пользою и исключительным усердием поработавшего в Казанском учебном округе над обучением инородцев русскому языку (при помощи преподавания им их наречий, изображенных посредством русской азбуки), или же по пути открытия в мусульманских местностях общеобразовательных русских школ.
Таким образом, Комитет признает необходимым поручить Особому Совещанию выработать правила открытия магометанских конфессиональных школ, без излишних в сем отношении стеснений, и предположения свои по сему предмету внести на утверждение Государственного Совета.
5) Об устройстве управления духовными делами киргизов Акмолинской, Семипалатинской, Уральской и Тургайской областей, а также магометанских общин на Северном Кавказе, в Ставропольской губернии, Туркестанском крае и Закаспийской области. При рассмотрении настоящего вопроса Комитет принял во внимание, что все магометанские приходы Империи (за исключением Закавказских, имеющих свои особые духовные установления) подчинены двум окружным управлениям – Таврическому и Оренбургскому. Первое управление было учреждено для Таврической и Западных губерний, второе – для всех прочих губерний и областей. Однако из ведения Оренбургского управления изъяты:
1) киргизские5 магометанские приходы в Акмолинской и Семипалатинской областях, а также Уральской и Тургайской областях, как состоящие в ведении гражданского начальства;
2) приходы в Северном Кавказе, Ставропольской губернии, Туркестанском крае и Закаспийской области.
Изъятие духовных дел киргизов из ведения Оренбургского Магометанского Духовного собрания установлено 21 октября 1868 г. Высочайше утвержденным временным положением. Это положение было принято в политических целях для возможного ослабления мусульманской пропаганды и разрыва духовной связи магометан, проживающих внутри Империи, с кочевым киргизским населением, где магометанство находилось в то время в слабом развитии. Что касается магометанских приходов на Северном Кавказе и в Средней Азии, то после издания закона и за отсутствием нового постановления, определяющего территориальные пределы ведомства сего собрания, они не состоят в его ведении, как присоединенные к Российской Империи. До настоящего времени духовные дела означенных магометан остаются вне правильного надзора со стороны правительственных властей.
Из изложенных данных Комитет усматривает, что управление духовными делами магометанских общин указанных местностей не может быть признано сколько-нибудь прочно организованным. Одни религиозные общины находятся под непосредственным контролем административной власти, а другие – совершенно изъяты из какой-либо деятельности правительственного надзора. Поэтому вполне своевременным является поставленный ныне вопрос о закономерном устройстве их религиозного быта.
Останавливаясь на способе исполнения сего предположения, Комитет находит, что такое могло бы быть осуществлено при помощи одной из следующих мер: или через присоединение указанных районов к ведомству существующих духовных округов, или же через образование новых местных центров управления их духовными делами. Сравнительная оценка изложенных мер побуждает Комитет высказаться за принятие последней меры, так как самостоятельные учреждения были бы более близки к населению, а, следовательно, и более для него доступны. Останавливаясь поэтому на мысли о предпочтительности учреждения для мусульманского населения указанных местностей особых духовных управлений на основаниях, принятых для Таврического духовного правления, Комитет, за неимением достаточных данных, затрудняется ныне же высказаться о территориальном распределении рассматриваемых районов и указать для них центральные пункты, в которых могли бы быть учреждены духовные для них управления. Предполагая предоставить разработку вопроса об устройстве названных духовных управлений проектируемому Особому Совещанию, Комитет находит возможным поручить его же соображению и выяснение последнего указанного вопроса.
Заканчивая этим рассмотрение вопросов, возникших после применения предначертаний Указа от 12 декабря 1904 г. относительно исповедания магометанской религии, Комитет остановился еще на ходатайстве о дозволении воспитывать подкидываемых детей в религии магометанских семей, принявших их на воспитание. Имея в виду, что вопрос этот требует особого соображения и не может быть прямо разрешен распространением на него статьи 808 Устава духовных дел иностранного исповедания (Устав евангелическо-лютеранской церкви), как это предположено Комитетом относительно всех христианских исповеданий, Комитет признает наиболее правильным предоставить Особому Совещанию право решить, не окажется ли возможным применить и в настоящем случае предположенные для христианских исповеданий начала.
Вследствие всего вышеизложенного Комитет постановил:
I. Предоставить проектированному Комитетом Министров Особому Совещанию по веротерпимости право разработать нижеследующие вопросы на изъясненных в настоящем журнале основаниях. Составленные законопроекты безотлагательно представить на рассмотрение6 Государственного Совета, без предварительного согласования с ведомствами. Таким образом рассматриваются вопросы:
1) о сооружении молитвенных домов иноверных исповеданий;
2) о порядке избрания и назначения должностных лиц магометанского духовенства, приходских и высших;
3) об освобождении от призыва на действительную военную службу из запаса некоторых лиц магометанского духовенства;
4) о порядке открытия магометанских духовных школ – мектебе и медресе;
5) об учреждении особых духовных управлений для киргизов Акмолинской, Семипалатинской, Уральской и Тургайской областей, а также для магометанских общин на Северном Кавказе, в Ставропольской губернии, Туркестанском крае и Закаспийской области;
6) о возможности дозволения воспитывать подкидываемых детей в религии принявших их на воспитание иноверных семей.
Такое положение Комитета Министров удостоилось Высочайшего утверждения 17 апреля.
Печатается по изданию «О веротерпимости. Закон 17 апреля 1905 г.». – М., 1905, С. 78-88. (Издание неофициальное).
1. Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. 1905. – СПб, 1907, Т. 25, (№ 26126).
2. Булыгин Александр Григорьевич (1851-1919) – русский государственный деятель. В 1888-1893 гг. – калужский губернатор, в 1902-1905 гг. – помощник московского генерал-губернатора. С 20 января по 22 октября 1905 г. – министр внутренних дел. В 1905-1917 гг. – член Государственного совета.
3. Прозелитизм (греч.) – в данном случае стремление завербовать возможно больше сторонников своей религии.
4. Ильминский Николай Иванович (1822-1891) – русский ученый-тюрколог и педагог. Член-корреспондент РАН. С 1861 г. – профессор Казанского университета. Был активным сторонником и деятелем политики русифицированного просветительства по отношению к нерусским народам Империи. В современной историографии, наряду с критической оценкой ряда сторон деятельности Ильминского, в целом признается значительность его просветительской работы.
5. То есть казахские.
6. Уважение – старинное «согласие».

Территориальная реформа РПЦ

Уже несколько лет назад в Русской Православной Церкви на территории РФ началась масштабная территориально-организационная реформа. До этого момента в РФ сетка епархий была сформирована по принципу «один регион — одна епархия». А также в некоторых случаях (Дальний Восток, Кавказ) сразу несколько регионов объединялись в одну епархию.
С 2011, если не ошибаюсь года, постепенно началась вводится новая, трехуровневая система — Патриархия-митрополия-епархия.
Схема раздела епархий проста — в границах одного региона образуется своя митрополия и из изначальной епархии выделяются еще несколько, подчиняющихся губернскому митрополиту. Как правило, это 1-2 новые епархии на регион, но иногда и 3, а иногда и все 4, как на Кубани.
В итоге получается митрополия в 2-5 епархии в границах региона. Зачем это нужно?
Во-первых, епархии были слишком большие, местами бывало много сотен приходов, а правящий архиерей по идее должен объезжать свою епархию и служить на местах. В реальности в отдаленных приходах его не видели никогда. Сейчас же число приходов на епископа сократилось в разы.
Во-вторых, борьба Московской Патриархии за влияние в мировом православии и, как ни странно, в самой РПЦ. У греческих церквей великое множество крошечных епархий, у Константинополя вообще целая армия архиереев с виртуальными византийскими-турецкими титулами. А так РПЦ, крупнейшая по числу прихожан в мире, и по высшему духовенству выходит в уверенные лидеры.
Плюс в самой РПЦ процесс дробления епархий еще раньше начался на Украине. В итоге к 2010 году по числу епископов РФ и Украина имели не паритет конечно, но очень перекошенную пропорцию. А Москва, как известно, не вмешивается во внутренний уклад УПЦ МП, зато сама УПЦ МП участвует в Поместных Соборах и т.д. единой РПЦ. Т.е. у нее было мощное такое влияние, и так и не долго до своего ставленника в московских патриархах было.
Сейчас по новой системе преобразована почти вся РПЦ в РФ, так 6 октября решением Синода создана Марийская митрополия путем деления Йошкар-Олинской епархии надвое(выделены восточные районы). Новым епархиальным центром стал Волжск.
А вот это занимательная карта епархий-исключений из схемы:

1. Желтые — это епархии в границах одного региона.
Т.е. остатки старой схемы. Здесь сразу 7 республик — Адыгея, Калмыкия, Осетия, Тыва, Хакасия, Якутия, Алтай, а также Еврейская АО, ЯНАО, Чукотка, Магадан, Камчатка, Сахалин, Амурская и Московская область.
Как видно, регионы в основном малонаселенные, так что часть из них скорее всего митрополиями никогда не станет. А вот Амурскую область, Якутию, Сахалин, Хакасию, думаю распилят в ближайшие годы. Осетию по идее тоже вполне можно — но там сама по себе епархия молодая, только с 2011 года в республиканских границах существует. Долгие годы на весь современный СКФО был только один епископ.
Выделяется огромная Московская областная епархия, которую возглавляет митрополит Крутицкий и Коломенский(а есть еще Московская городская епархия, где глава — Патриарх Московский, да) — вот непонятно что тут будет. По факту у нас много т.н. викарных епископов и в рамках городской, и у областной епархии с подмосковными титулами — Егорьевский, Орехово-Зуевский, Верейский, Волоколамский и т.д. — но это все такие столичные архиереи, часто возглавляющие общецерковные синодальные структуры. Так Иларион Алфеев, титулярный Волоколамский, руководит Отделом внешних церковных связей и т.п.
М.б. когда-нибудь и столичный регион реформируют — тогда будет эдакая супер-митрополия в несколько десятков епархий, а викарных епископов «прикрепят» к своим титульным городам.
2. Темно-зеленая — Махачкалинская епархия. Образована в 2012. Тут все понятно, русских в ДИЧ почти нет, и дробить ее вряд ли будут, хотя кто знает.
3. Красные — шизоидые трансрегиональные епархии.
а) В Крыму еще с украинских времен три епархии, вот только центрами помимо Симферополя являются Джанкой и Керчь. А Севастополь — часть Симферопольской епархии.
б) Пятигорская и Черкесская епархия. Тут совсем странно. В епархию входят три района и города КавМинВод, а также целиком КЧР и КБР. При этом ставропольская часть епархии является часть Ставропольской митрополии (там еще на край две епархии), а приходы КЧР и КБР — нет. В общем, реально, какой-то организационный бред.
По уму в КБР и КЧР достаточно православных для отдельных епархий(тем более для местных русских свой региональный епископ — административный плюс), а КМВ тогда останется простой епархией в Ставропольской митрополии. Надеюсь, так и разрулят в перспективе.
4. Светло-зеленая Нарьян-Марская епархия. Она входит в состав Архангельской митрополии, как и Ненецкий АО входит в область. Но включает в себя и два северных района собственно Архангельской области, помимо АО.
5. Розовая Санкт-Петербургская митрополия. Включая три областных епархии и городскую питерскую. Т.е. У Санкт-Петербурга своя епархия есть в городских границах, но как часть общей митрополии.
6. Серый — две епархии Коми. В 2016 году Сыктывкарскую епархию разделили надвое, но внезапно митрополию не образовали, а Воркута подчиняется напрямую Москве. Вот такое исключение. Почему? Не понятно, но принято считать, что это такое фи от патриархии эпичному сыктывкарскому епископу Питириму. Совершенно адский мужик с вечными скандалами, флером содомитства и внешним образом маньяка-педофила. А еще он пишет ужасные стихи а-ля бывший марийский президент Маркелов. Другое дело, что РПЦ его посадить как Маркелова не может, скандально снимать не хочет, и он сидит себе спокойно в Сыктывкаре. Наверное лет до 70 досидит, а там снимут «по возрасту» на покой. Но это еще очень нескоро будет.
За пределами РФ у РПЦ тоже повсеместно интересная сетка, да и сами губернии-митрополии в РФ зачастую шизоидно поделены на епархии, но это уже отдельная история.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *