Резонерство при шизофрении

Южные люди по характеру особенные. Гибкие, мягкие, пластичные. Напрягаться особо не любят, зато чувствуют природу и других, умеют созерцать и наслаждаться. Р. жил в уютном приморском поселке невдалеке от высоких каменистых гор. Получив хорошее техническое образование, обладая достаточно развитым интеллектом, он все равно не уехал в столицу ради карьеры. Не смог он оставить дом под горой, многочасовые прогулки по извилистым тропинкам, купание в холодном апрельском море. Р. был частью той земли, он любил её и жалел, а отъезд оказался бы суицидом. Так и жил он просто, как здоровое животное, работал без энтузиазма, читал, поражая окружающих энциклопедическими знаниями, и все свободное время проводил в горах, в покое и созерцании. А читал он действительно много: художественную литературу, книги по истории и археологии, трактаты о религии и эзотерике, которые, по мнению врачей, его и подломили.

Одиночество его манило, успокаивало, но и от любви Р. не отказывался. То заезжая туристка случайно зазевается среди камней, то веселая землячка вступит в шутливый спор на лавочке у подъезда. Девушек было много, все завязывалось так просто и легко, но серьезных отношений он избегал. Нет, он не боялся обязательств или потери свободы — вещей, о которых так любят рассуждать мужчины, чтобы привлечь к себе интерес. Р. страшился другого — слияния, душевных рамок, расслоения своей личности в другом, но сам, конечно, этого не понимал, потому и порхал среди курортных романов, да случайных связей, чем никоим образом не тяготился.

Но было и то, что действительно омрачало его философски насыщенную, но обыденную жизнь, — родители, которые находились за стеной родной квартиры, совсем рядом, занимая все душевное пространство. Спокойный, даже безвольный отец не вмешивался в личную жизнь, не требовал ничего, хотя Р. его побаивался, сторонился. Но сильно давила мать. Упоминая о ней, Р. заговаривался и быстро умолкал. А мама была властной, активной, красивой и как-то вкрадчиво, но агрессивно вторгающейся, отчего тонкие струны души Р., конечно, пострадали. Он боялся её до жути, одновременно ненавидел и любил, пожирал себя виной за нежелание в ней растворяться, но по первому зову мчался выполнять её прихоти. И умное подсознание трактовало любую близость как разрушение, как потерю личности в поглощающей и уничтожающей самке. Р. никогда не приводил подруг домой, в огромную четырехкомнатную квартиру, и никогда о них не упоминал при семье. Страх оказаться обнаженным и беспомощным перед пронизывающим и обесценивающим взглядом матери сковывал, препятствовал созданию серьезных отношений.

Но однажды он все-таки влюбился. В приятную девушку, умную, тонкую, необычную. Многие поговаривали, что они не пара. Мол, Р. простоват, хоть и интеллектуал, по горам шастает, книги странные читает, а она из хорошей семьи, одета с иголочки, знает, чего хочет. Да какое у них будущее? Курам на смех! Но близость их вопреки пересудам продолжалась. Ребята принимали друг друга без придирок, ценили интимность в общении и создавали вокруг себя атмосферу любви и теплоты.

Романтика романтикой, но отношения должны развиваться не только в сторону духовной связи. По крайней мере, так убедительно поговаривали в том провинциальном городке. Третий год встречаются, а про свадьбу ни слова. Подружки с родителями судачили, что не любит, поматросит и бросит, вон — с мамой даже не познакомил. А как знакомить, если та одним взглядом испепелит дорогого человека, обесценит и растопчет? Да только не мог Р. объяснить это ни любимой, ни себе, поэтому тянул, мычал, от намеков уклонялся, порождая таким образом еще большее напряжение в треснувших отношениях.

Но подруга Р. была не так проста. Она слушала подруг и понимала, что время идет (куда — уж целых 23 года!), а ячейка просто так с неба не упадет. Закон тех мест обязывал жениться рано. Она любила Р., но уставала, поэтому часто в те деньки выходила к морю передохнуть. А курортный городок жил насыщенной жизнью. К причалам подплывали корабли, то круизные и военные, то яхты, да лодки соседских рыбаков. И однажды на берег сошел Капитан. Высокий, в белой форме, уверенный в себе, разведенный, слегка под 40. Конечно, он сразу обратил внимание на уставшую, но уверенную в себе девчонку, сидевшую у воды. Конечно, он пригласил её в кафе и завязал взрослый и разумный разговор. Девушка Р. изменить не могла, но с капитаном дружбы не теряла. Да и как, ухаживал-то он ведь ого-го! То подарок привезет из-за границы, то галантно сводит в ресторан. Всегда расспросит как дела, подставит плечо и вовремя исполнит обещание. Тактично, без нажима и интимных обязательств взамен.

И она сделала выводы. Где Р. с его походами по горам, с его нестабильной и недоходной работой и параноидальным страхом брака, а где основательный и спокойный Капитан. Да, Р. и выслушает, и слезы утрет, но только поступков от него не дождешься, а птичками, эзотерикой и горными цветочками будущее, увы, не раскрасить.

Капитан тоже умел считать и через полгода заплывов в гавань он все-таки сделал предложение. Все по науке: встал на одно колено, подарил кольцо, дал время подумать (шаг-то ведь серьезный!), но не более месяца, ну ладно, двух. Р. все узнал. Девушка в слезах призналась, что не может больше ждать и что есть тот, кто готов. Она говорила, что любит Р., но жизнь ей своя дороже, а значит, нельзя её тратить на пустые ожидания и непродуктивную тревогу.

Р. парализовало. Он не хотел такого финала, каким-то мистическим образом надеясь, что все расставиться само собой без ломки и саморазрушения. И всё же в тот вечер Р. решился и поехал к любимой. Он нелепо встал на одно колено, пообещал забросить походы в горы, заняться делом и стать полноценным мужем, а в будущем даже отцом. Конечно, она согласилась. Ведь любила она его, что уж говорить. Любила и всегда ждала.

Да только через пару часов, перебирая вспотевшими ладонями детали старого конструктора и собираясь духом признаться матери, Р. испытал первобытный ужас. Вдруг пошатнулась комната, и странно треснули обои в цветок. А может, нет, показалось? Какой-то едкий голос в голове вкрадчиво зашептал: «беги, а я за тобой». Р. застонал, схватился за виски, а голос не умолкал. Он стал частью мозга, растекся по венам и то приказывал, смеясь, то в шутку угрожал. Бешено заколотилось сердце, Р. пытался отряхнуться, расцарапать кожу и вытравить из себя токсичные и преследующие слова. Посыпалась стена, за ней пол и потолок. Все смешалось со свистом, грохотом, воем и посреди бушующего цунами разверзлась бездна, из которой потянулась вдруг рука. Она ухватила его за ногу и предстала молчаливым чудовищем с пронизывающими глазами матери и огромным чувственным ртом. Р. держался за мебель, отбивался, но цепкое и спокойное чудовище тянуло его вниз, едва лишь улыбаясь и наблюдая пустыми белыми глазами, а голос шептал «не пущу, ты мой, не отдам». Р. кричал и умолял оставить его в покое, но тщетно. Чудовище из бездны постепенно поглощало его тело, а голос в голове не умолкал.

Родители были в шоке. Сначала они пытались унять кричащего сына и вытащить его из-под стола. Они убеждали, что никого больше нет, но Р. царапал себе кожу и истошно звал на помощь. Извивающегося и конвульсирующего сына, уже парализованного лекарством, достали врачи психиатрической бригады. Симптоматика болезни оказалась слабой для шизофрении, но первичный психоз состоялся, поэтому в отделении пришлось полежать. Сетовали доктора, что парень зачитался эзотерикой, что слишком много пропадал в одиночестве, потеряв связь с миром живых. Да только никто не обратил внимания на ужас перед слиянием с той, которая так напоминала цепкую и поглощающую мать, и не было рядом дельного и подходящего психотерапевта. Откуда? Маленький городок на берегу бушующего моря.

Р. быстро пошел на поправку. Через неделю он со смехом вспоминал тот психоз, сидя в обнимку с невестой, которая преданно и без брезгливости навещала его в унылой больничной палате. Они болтали обо всем, как в старые добрые времена, смеялись и плакали, вспоминая прошлое и общих знакомых, ни разу не коснувшись темы женитьбы. Но только перед самой выпиской, за день до долгожданного освобождения, девушка вскользь напомнила о данном обещании и о подплывающем на всех парусах корабле.

Р. снова дал психоз. Его зафиксировали и обкололи лекарствами, опасаясь суицида, а он метался в агонии бреда и умолял чудовище с пронзительными глазами уйти. Девушка все поняла. Она не осуждала болезни души, интуитивно ощущая причину этой беды. Через неделю она ответила «да» капитану и больше к Р. не возвращалась.

Прошло почти 15 лет. Р. все такой же одиночка, живущий вместе с родителями. Он поддерживает бессвязные романы и опасается приводить домой подруг. Переживание подобного ужаса не проходит бесследно. Р. не надеется встретить любовь, ведь подкорка все еще шепчет «ты моё, не отдам». Тянется его жизнь, спокойная, размеренная, с тоской по первой любви и поджидающим страхом чудовища из небытия. Пустые материнские глаза все так же пристально глядят из бездны, грозясь утащить при первом слиянии с другой.

А жена Капитана прекрасно живет с надежным супругом в летах, воспитывает троих детей и почти не вспоминает того нелепого сумасшедшего парня, за которого когда-то по глупости мечтала выскочить замуж. Где он, а где Капитан?

В детстве и юности мы очень быстро и с легкостью навешиваем штампы. Вот он дурак, а тот – идиот, а вот этот – шизофреник. Мы не думаем о словах, не ищем их реального значения, а зря… Я когда-то тоже была такой, а теперь я на самом деле знаю, кто такой шизофреник, более того, каково это – жить с ним…

Когда у мужа скверный характер

Я выходила замуж по большой любви! Мы с ним встречались не так долго, да, и я не особо вдумывалась в особенности его поведения. Мне хотелось одного – быть с ним рядом. По прошествии 10 лет я не изменила своего решения, тем более, наши отношения прошли колоссальную проверку на прочность, которую я не пожелаю никому. После медового месяца начался тот самый быт, о рифы которого так часто разбиваются лодки любви. Я стала замечать явные ненормальные формы поведения, которые меня поначалу даже пугали.

Муж периодически был словно оторван от реальности, он отгораживался от всего, что его окружало, и от меня в том числе. Что было более страшным для меня, так это своеобразное эмоциональное снижение. Он проявлял поразительную холодность ко всем близким ему людям. Я не могла спокойно смотреть, как он безучастен ко всему, что имеет самое прямое к нему отношение. Постепенно он оставил все свои увлечения в прошлом, больше не собирал модели, не хотел играть с друзьями в футбол, ездить на рыбалку. Его совершенно не волновало, что о нем скажут, поэтому он стал нечистоплотен и неряшлив в быту.

Я – человек логик, но то, что я видела, не поддавалось никакому объяснению. Он мог и любить, и ненавидеть одновременно. Это сложно объяснить, тут надо было просто видеть его взгляд. Действия и стремления были двойственными, порой непонятными ему самому. Конечно, так вначале было далеко не всегда. В остальные моменты это был все тот же человек, которого я полюбила, но все-таки немного другой.

Здравствуй, шизофрения

Вновь возвращаясь к воспоминаниям детства, я прямо слышу смех от слова «шизофреник». Оно такое забавное, не так ли? Пока не столкнешься с этим заболеванием лицом к лицу. Как потом выяснилось, по моему мужу можно было писать научную работу, так как в нем проявились почти все признаки недуга.

  1. Он погрузился в мир переживаний, которые были непонятны никому. Он не мог и не хотел устанавливать контакт, чем причинял мне боль. Все попытки поддерживать беседы перечеркивались сразу.
  2. Когда умерла моя любимая кошка, которую он также очень сильно любил, он смеялся. Когда же моя сестра родила первенца, он рыдал… Мои родные сказали, что боятся за меня, и пора бы уже обратиться к врачу. Но нам было пока еще далеко до этого шага. Не настала та точка, когда я все осознала. Хотя уже тогда я видела, что он совершенно равнодушен к горю близких людей. Тогда я злилась и бесилась, не понимая причин. Представляете, каково это, вдруг понять, что твой любимый человек… просто со злым сердцем (звучит пафосно, но вдумайтесь в смысл!).
  3. С течением времени менялось и его выражение лица. Он стал… глупеть! По крайней мере, так казалось со стороны. Он говорил нехотя, каждое слово выдавливал, как из полупустого тюбика с зубной пастой, чаще сидел неподвижно. С работы его в тот момент уже уволили, так как не может менеджер по продажам постоянно молчать в уединении. Его и так долго терпели.
  4. Его безучастность и бездеятельность достигли апогея. Ему было наплевать на то, что он потерял работу, он не хотел искать другое занятие, да что там говорить – ему было лень встать, чтобы пойти справить нужду или попить. Он мог по нескольку дней молчать, глядя в окно.
  5. Он часто отказывался делать то, о чем я его прошу, например поесть, умыться, пойти прогуляться. Никакой мотивации не было, он просто бессмысленно противодействовал мне, чем подталкивал к ужасным эмоциям и страданиям, сам того, наверное, не подозревая. Иногда мне даже казалось, что он просто не понимает, что я говорю, и это были словно кадры из фильма ужасов.
  6. Когда он все-таки выходил на беседу, что случалось нечасто, речь была сумбурной и «разорванной», эдаким винегретом. Он придумывал какие-то слова и удивленно приподнимал бровь, видя, что я не понимаю, о чем идет разговор.
  7. Также в минуты «откровенности» он любил бесплодно часами рассуждать на какие-то темы, совсем далекие ему и непонятные. Более того, они были нелогичны, как, например, почему попугаю стоит носить шубу из кролика?
  8. Немного позднее я всерьез стала думать, что им овладел демон, так как создавалась полная иллюзия, что им кто-то управляет. Но чаще я думала, что ему просто невыносимо скучно и тяжело жить со мной – нелюбимой, неинтересной женщиной.
  9. Следующий этап уже никого из родных не удивил – муж заявил, что за ним следит тайное правительство, которое параллельно пытается его убить самыми изощренными методами.
  10. А потом он начал слышать голоса, и только после этого мы осознали, что нам нужна помощь.

Хочу отметить, что все это развивалось не сразу, а поэтапно, медленно. Как нам потом объяснили, это была простая форма шизофрении. Но простая она только по названию, а не по наполнению, увы. У него наступали и ремиссии, то есть в моменты, когда «все проходило», он был абсолютно адекватным, искал работу, жил насыщенной событиями жизнью. И в эти моменты я была абсолютно счастлива, считала, что он просто вышел из затяжной депрессии. Мне казалось, что я наконец нашла ключик, как сделать его счастливым, и он перестал ненавидеть свою жизнь. А потом все возвращалось.

Помощь специалистов

Да, мы совершили жуткую ошибку, начав поиски помощи с экстрасенсов, чем только все усугубили. Целый год мы боролись с одержимостью, седея от страха. И только потом отправились к квалифицированному психиатру, отбросив стереотипы и заблуждения. Нам сразу сказали, что полное излечение невозможно, и психотропная терапия неизбежна. Только так мы сможем улучшить и облегчить состояние мужа. Спасибо Высшим силам, муж согласился лечиться. Думаете, мы восприняли это как страшный приговор? Ни в коем случае! Мы наконец узнали имя нашего врага, поняли, как с ним справляться. Вы представляете, какое это счастье?

Мы очень благодарны всем специалистам, которые с нами работали, так как проведена колоссальная работа. Лечение было разносторонним и насыщенным.

  • Применялись препараты для улучшения питания головного мозга
  • Очищался организм в комплексе
  • Реализовывалась так называемая разгрузочно-диетическая терапия
  • Также мы познакомились с электросудорожной и инсулинокоматозной терапиями, чтобы повысить уровень чувствительности к препаратам

Подводя итог, я хочу отметить, что я наконец-то начала жить, как и мой муж. Да, мы постоянно под контролем, есть побочные эффекты от препаратов, но все это стоит того, чтобы жить без галлюцинаций и бреда, ходить на работу и вернуться к любимым увлечениям. Не бойтесь лечиться, это единственно верная дорога, которая может быть у людей, которых вы любите. Чувствуем ли мы обреченность от того, что будут рецидивы? Я в ответ на это могу у вас спросить, чувствуете ли вы обреченность от того, что еще не раз в своей жизни столкнетесь с простудой, гриппом и другими болячками. Да, было бы прекрасно жить без этих невзгод. Но по-настоящему страшно, когда ты не знаешь, как с ними бороться. А мы уже знаем.

Для того чтобы решать достаточно сложные задачи, глубоко проникать в сущность явлений, необходимо развитие абстрактного (от лат. abstractus — отвлеченный) мышления, т.е. способности выделять наиболее важные, существенные, общие, закономерные свойства, отвлекаясь от несущественных, случайных свойств, связанных с конкретной ситуацией.

В норме взрослый человек может использовать как конкретное мышление, так и абстрактное, в зависимости от ситуации, с которой он имеет дело. Патология абстрактного мышления может быть связана с недостаточностью процесса обобщения (отвлечения) и искажением этого процесса (упрощенно говоря — с его неправильностью или чрезмерностью).

Для оценки процесса обобщения в клинике помимо беседы с пациентом можно использовать небольшие тестовые задания, например: а) интерпретацию переносного смысла пословиц и поговорок (к примеру, «что значит: куй железо, пока горячо?»); б) выделение общих свойств предметов (например, «что общего у яблока и апельсина?»). В патопсихологии также используют ряд методик, например, «Метод пиктограмм».

Недостаточность процесса обобщения

Патологическая обстоятельность (детализированность) — склонность к детализации, застревание на частных обстоятельствах, неспособность отделить главное от второстепенного.

Пациенты с патологической обстоятельностью отвечают на вопросы врача очень пространно, начинают «от царя Гороха», добавляют много не относящихся к основной теме беседы деталей, ненужных уточнений. Им трудно разобраться, что именно в данной теме наиболее важно для собеседника, поэтому они стараются наиболее полно изложить все мысли, которые у них возникли. Цель рассказа в их сознании обычно не теряется, они постепенно продвигаются к ней, но делают это сложным, запутанным путем («лабиринтное мышление»).

На вопрос врача о пище, ставшей причиной пищевого отравления, пожилая пациентка, длительно страдающая сердечно-сосудистыми заболеваниями, начинает рассказ: «Вы знаете доктор, вчера я пошла в магазин. У меня рядом с домом на углу магазин открылся. Там раньше обувной был. Обувной так себе был, а теперь продуктовый хороший. Мне нравится туда ходить, у них продавцы в мясном отделе обходительные такие, всегда подскажут. Сейчас же не знаешь, что купить, одни жулики кругом, все обмануть норовят. Так вот, говорю я ему — какая у тебя колбаса получше, чтобы разжевать можно было. Зубы у меня не те, надо к доктору идти. А доктора сейчас какие дорогие, в том году была у одного…».

Необходимо учесть, что, если у пациента нарушен процесс обобщения, то, чтобы получить необходимые анамнестические сведения, врачу следует:

а) Набраться терпения. Патологическая обстоятельность разной степени выраженности — весьма распространенный симптом среди пациентов (особенно пожилых) врачей всех врачебных специальностей. К сожалению, часто врачи работают в условиях недостатка времени, поэтому на подобные пространные рассказы они сразу начинают реагировать с раздражением. Подобное раздражение, однако, несправедливо, так как его нет в тех случаях, когда пациент, например, медленно двигается из-за болезни ног, почему же оно возникает, когда пациент долго говорит, из-за болезни мозга?

б) Помочь с процессом обобщения. Так же, как человеку с болезнью ног помогут костыли, человеку с нарушением процесса обобщения может помочь внешняя помощь, т.е. если врач сам выделит наиболее важный для себя аспект из уже сказанного пациентом и направит его дальнейшие рассуждения в нужное русло, он сможет получить всю необходимую информацию.

Патологическая обстоятельность — свидетельство органического поражения головного мозга (пихоорганический синдром), наиболее ярко обычно она выражена при сосудистом заболевании головного мозга и эпилепсии.

Следует различать патологическую обстоятельность (т.е. формальное расстройство мышления) и обстоятельность, обусловленную эмоциональным значением той или иной темы для человека. Так, волнуясь за свое здоровье или здоровье своих близких, человек в беседе закономерно будет возвращаться к теме здоровья снова и снова, будь эти волнения действительно обоснованы объективными причинами или вызваны какими-либо другими психическими расстройствами (например, бредом или тревогой).

Конкретное мышление — вся мыслительная деятельность ограничивается конкретными суждениями, абстрактное мышление недоступно.

Свидетельствует о слабоумии (врожденном или приобретенном) — подробнее см. тему «Патология интеллекта».

Примеры конкретного мышления

• Тест «классификация предметов»: больной не может объединить стол и стул в одну группу (мебель), «так как на столе едят, а на стуле сидят».

• Интерпретация пословиц: Не в свои сани не садись — «Не садилась я в чужие сани, я вообще в сани не садилась».

Искажение процесса обобщения

Для этих расстройств характерны «отлёт от действительности», преобладание абстрактных, чрезмерно общих понятий, часто отражающих лишь случайную сторону явлений, несоответствие реальной (конкретной) ситуации.

Например, в тесте на классификацию предметов больной объединяет в одну группу шкаф и кастрюлю, так как «у обоих предметов есть отверстие»; автомобиль и ложку — «общее — движение»; вилку, стол, лопату — «общее — твердость»; самолет и дерево — «это небо и земля» и т.д.

Резонёрство (резонёрское мышление, рассуждательство, от фр. raisonner — рассуждать) — мышление с преобладанием пространных, чрезмерно отвлеченных (абстрактных) рассуждений, имеющих мало содержательной связи с непосредственным предметом (целью) рассуждения. Цель мыслительной деятельности уходит на задний план, а на передний выдвигается тенденция к рассуждательству, философствованию с использованием различных сложных абстрактных понятий, рассуждениями о неразрешимых проблемах науки и философии, при том что на поверку многие суждения оказываются банальными, основанными на поверхностных или случайных аналогиях. Рассуждения не несут в себе никакого значимого смысла («бесплодное мудрствование», «словесная опухоль»), а ответы на конкретные вопросы зачастую не дают необходимой фактической информации.

В ответ на вопрос хирурга о сегодняшнем самочувствии пациент, накануне прооперированный по поводу перфорации язвы желудка, пускается в длительные рассуждения: «А что такое самочувствие? Чувствовать можно разные вещи — можно чувствовать любовь к Родине, а можно — боль от занозы. Тело человека — это только временное пристанище, оболочка. Тело смертно, если бы ученые придумали, как достичь бессмертия, Земля была бы перенаселена, была бы экологическая катастрофа. Поэтому телесные чувства не имеют решающего значения, важны душевные чувства. Все религии утверждают, что душа бессмертна…».

Резонёрство может встречаться при шизофрении, психоорганическом синдроме, в более мягкой форме — при некоторых личностных особенностях.

Символическое мышление — мышление, при котором словам, знакам, предметам или событиям приписывается какой-либо особый, отвлеченный (не имеющий непосредственной родственной связи), а иногда просто случайный смысл, некое символическое значение.

Значение символов часто является сугубо личным, понятным лишь самому больному, иногда при этом оно может вступать в прямой конфликт с теми значениями, которые для тех же знаков/слов/предметов используют другие люди (например, больная для обозначения обычной расчески использует слово «прическа», так как «с ее помощью причесывают волосы»); иногда для одного и того же символа больной использует сразу несколько разных значений или многократно меняет его значения (поэтому создается впечатление о случайности при выборе приписываемых символу значений), что еще более затрудняет понимание символов окружающими.

Иногда больные придумывают собственные новые слова — неологизмы. Например, больная использует слово «эксквозочка» для обозначения своего причудливого головного убора. На основе неологизмов иногда развивается целый новый язык (криптолалия) или система шифрованной письма (криптография), понятные лишь одному автору. При этом в большинстве случаев слова или знаки в таких языках используются непоследовательно, отсутствует какая-либо стройная система значений, значения меняются в зависимости от минутного настроения, поэтому по прошествии некоторого времени разобрать их автор уже не в состоянии.

Символическое мышление может встречаться при шизофрении (особенно, случаи с наиболее нестандартным, неожиданным использованием символов), психоорганическом синдроме.

Врачи говорят, что тяжелые физические болезни протекают в три стадии:

  1. На первой организм мобилизует все ресурсы.
  2. На второй возникает равновесие, организм приспосабливается к заболеванию.
  3. На третьей наступает истощение, больной орган (или весь организм) перестает справляться с «работой».

Диагностикой и лечением шизофрении должен заниматься опытный врач-психиатр.

Течение шизофрении напоминает течение тяжелых болезней тела. Выделяют три стадии шизофрении: овладение, адаптацию и деградацию. Выраженность и продолжительность этих стадий существенно варьируются.

Первая стадия шизофрении: овладение

Из привычного, предсказуемого реального мира пациент переходит в искаженный, фантасмагорический мир видений, галлюцинаций, необычных красок и непривычных пропорций. Меняется не только его мир — меняется и он сам. При бурном течении шизофрении в своих глазах человек становится героем или изгоем, спасителем вселенной или жертвой мироздания.

Если изменения происходят постепенно, на первой стадии шизофрении может преобладать тревога, растерянность и страх: с окружающим миром явно происходит что-то не то, мотивы людей не ясны, но ничего хорошего не сулят — нужно готовиться либо к обороне, либо к бегству.

Первую стадию шизофрении можно назвать периодом открытий и озарений. Пациенту кажется, что он видит суть вещей и истинный смысл событий. В этой фазе нет места рутине и спокойствию.

Открытие нового мира может быть прекрасным (например, при ощущении всемогущества) или ужасным (при осознании коварных замыслов врагов, которые якобы травят пациента, убивают его лучами или читают его мысли), но спокойно пережить перемены невозможно.

Случается, что пережив яркую, бурную фазу овладения, пациент полностью возвращается к нормальной жизни. А при неблагоприятном течении шизофрении короткие, почти незаметные периоды овладения и адаптации быстро сменяются длительной фазой деградации.

Вторая стадия шизофрении: адаптация

Пациент привыкает к изменениям. Чувство новизны утрачивается. На второй стадии шизофрении бред, галлюцинации и прочие проявления болезни становятся обыденными. Иллюзорный мир уже не заслоняет реальность. Две действительности более или мирно сосуществуют в сознании человека.

Важно

Для этой стадии шизофрении характерна так называемая «двойная ориентация»: пациент может видеть в соседе злобного инопланетянина и, одновременно, хорошо знакомого дядю Мишу.

Вне зависимости от варианта течения шизофрении результат терапии в значительной степени зависит от того, что выберет пациент: настоящий мир или мир иллюзий. Если ничто не удерживает человека в настоящем мире, ему попросту незачем возвращаться к реальности.

Кроме того, данная стадия шизофрении сопровождается повторением одних и тех же слов, жестов и выражений лица, не связанных с текущей ситуацией, стереотипностью поведения — пациент ходит кругами по комнате, сидит и раскачивается с причитаниями. Чем тяжелее течение шизофрении, тем более стереотипным становится поведение.

Третья стадия шизофрении: деградация

В этой фазе на первый план выступает эмоциональное отупение. Время наступления третьей стадии зависит от формы и от варианта течения шизофрении. Признаки эмоциональной, а затем и интеллектуальной деградации быстро развиваются при гебефренической и простой формах заболевания.

Пациенты с кататонической и параноидной формой, особенно при благоприятном течении шизофрении, могут в течение длительного времени оставаться эмоционально и интеллектуально сохранными.

На третьей стадии пациент словно выгорает изнутри: галлюцинации тускнеют, выражение эмоций становится еще более стереотипным. Пространство и время утрачивают свою значимость.

При любом типе течения шизофрении третья фаза неблагоприятна в прогностическом плане. Тем не менее, продуманная реабилитация дает пациентам возможность существовать в обществе. В отдельных случаях (обычно после выраженных эмоциональных потрясений) возможно кратковременное или устойчивое возвращение к нормальной жизни.

Тарана Худабахшиева, Sputnik Азербайджан

Ученые института медицинских исследований Neuroscience Research Australia и Университета Нового Южного Уэльса объявили, что нашли «виновников» одного из самых тяжелых психических заболеваний — шизофрении. Специалисты считают, что таковыми являются иммунные клетки человека. Работа, проведенная специалистами, может изменить привычные представления врачей об этом недуге, а значит, и открыть больше возможностей для разработки методов его лечения.

Что будет, если рабочий день закончится в три часа дня? >>

Как правило, при слове «шизофреник» многие представляют себе человека, которого отличает крайне необычное поведение — от чудачества до демонстрации крайней агрессии. Что мы знаем и должны знать об этой болезни? Психолог и психотерапевт Тахмасиб Джавадзаде в беседе со Sputnik Азербайджан рассказал об особенностях этого заболевания, о его симптомах, а также интересных случаях из своей практики.

© Sputnik / Murad Orujov Психотерапевт Тахмасиб Джавадзаде

— Насколько трудно работать с больными шизофренией?

— Конечно же, трудно. Когда я только начал работать в больнице, у меня две недели подряд беспрерывно болела голова. Со временем стал привыкать. Когда мои студенты приходят мне на работу, чувствуют на себе всю эту ауру вокруг больных, спрашивают, как я могу там работать. А я отвечаю, что это моя работа и все здесь для меня уже стало привычным.

— Как или от чего человек может заболеть шизофренией?

— Существует ряд болезней, которые люди считают шизофренией, но это не так. Следует отличать к примеру невроз и психоз. Невроз – расстройство излечимое. К нему относится десятки болезней, и они лечатся. К ним можно отнести фобии, панические атаки и другие.

Психоз – расстройство более серьезное и опасное, как правило носит наследственный характер. И самое распространенное заболевание в данном случае — шизофрения. Больные шизофренией представляют опасность как для себя, так и для окружающих. Пи этом обострение болезни приходится на осень и весну. К сожалению, полностью вылечиться от этой болезни невозможно, препараты всего лишь облегчают состояние больного.

© Sputnik / Murad Orujov Психотерапевт Тахмасиб Джавадзаде

— Лечат больных только стационарно?

— Больные принимают препараты по графику, и поэтому их лечат в больницах. Правда, больные часто хотят лечиться дома, либо вовсе отказываются принимать лекарства. Если больные не признают своей болезни, дома лекарств не пьют, это только усугубляет их состояние, в итоге больной человек может навредить, нанести увечье себе и тому, кто рядом. Особенно часто такое наблюдается у больных с расстройством личности.

— Что вы подразумеваете под расстройством личности?

— Такие люди не видят проблем в себе. Им кажется, что все вокруг больные, только не они.

— Чаще всего болезнь передается по наследству?

— Болезнь может перейти к человеку от отца, матери или самого близкого родственника. Высока вероятность, что болезнь перейдет от родных тети или дяди с отцовской или материнской стороны. Самая тяжелая форма наблюдается у людей, обои родители которых страдают от шизофрении.

© Sputnik / Murad Orujov Психотерапевт Тахмасиб Джавадзаде

Когда спрашиваешь у родителей таких больных – «почему вы женили своих детей, вы же знали, что они больны?— те отвечают: «Внуков хотели». И они не понимают, что больной внук – это тяжелая моральная ноша для них, и опасность для всего общества. Допускать брак между двумя больными шизофренией категорически нельзя. Этим людям вообще нельзя создавать семьи. Дети, рожденные в таком браке, порой страдают умственной отсталостью, и будущего у них нет.

— Как я поняла, существуют разные виды шизофрении…

— Да, бывают простая, смешанная, параноидная и другие формы болезни. Самая сложная — параноидная. Больные параноидной шизофренией могут заподозрить в чем-либо любого человека и даже нанести ему увечья. Например, когда я учился в Иране, столкнулся с интересным случаем. Мужчина ночью отрезал головы своей жене и детям. Потом он сам пришел в полицию и во всем признался. Человек утверждал, что убил их потому, что «жена изменяла, и дети чужие».

— Чем больные параноидной шизофрении отличаются от других?

— Они на первый взгляд не отличаются от обычных людей. Просто они могут заподозрить в чем бы то ни было кого угодно. Эти люди слышат голоса. Они утверждают, что с ними кто-то говорит и приказывает. Они даже видят то, что «придумал» их мозг.

— Видят джинов и шайтанов? © Sputnik / Evghenii Panasenco

— Ну джинов и шайтанов не существует, наука их отвергает, и доказательств их существование нет. И больные просто видят то, что сами себе придумали. Они не видят, как нормальные люди, им все видится в дыму и тумане. Но голоса слышат отчетливо. Они даже разговаривают с животными и деревьями. Один наш больной параноидной шизофренией говорил: «Мой отец колет людям просроченные лекарства». Я спросил его, посмотрел ли он на дату этих препаратов, а он ответил: «Нет». Но он был уверен, что его отец колет людям отраву, и даже выгонял приходивших к ним домой пациентов криками: «Бегите, спасайтесь!».

— Подобные симптомы наблюдаются у только что родивших женщин…

— После рождения ребенка в организме матери происходят изменения. После родов женщину в течение нескольких месяцев нельзя оставлять одной. В этот период резко повышается риск заболеть шизофренией. В некоторых случаях родные не придают значения симптомам болезни, а в итоге это приводит к трагедии.

Назван простой способ снизить давление и продлить жизнь >>

Кстати, когда я еще был студентом, один наш родственник совершил самоубийство. Близкие ему люди говорили, что «В последнее время он был не в себе, оскорблял соседей без причин, устраивал скандалы дома, разговаривал сам с собой». И семья не подозревала, что у человека была параноидная шизофрения и потому покончил с собой.

— Порой пожилые люди разговаривают с давно умершими людьми, слышат какие-то звуки. Может ли человек заболеть шизофренией в пожилом возрасте?

— Нет. Все это – старческие психозы. Такое часто может наблюдать у пожилых людей.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *