Римское приветствие

УДК 94:355(37)

Кузнецов Андрей Михайлович

доктор исторических наук, доцент, доцент кафедры социально-культурной деятельности Военного университета Министерства обороны РФ

ВОИНСКИЙ ЭТИКЕТ В АРМИИ ДРЕВНЕГО РИМА

Kuznetsov Andrey Mikhailovich

MILITARY ETIQUETTE IN THE ANCIENT ROME ARMY

Аннотация:

В статье с опорой на данные отечественной историографии представлено авторское видение развития воинского этикета в армии Древнего Рима. Актуальность исследования заключается в том, что в настоящее время чрезвычайно важными представляются усилия руководства Вооруженных сил России по формированию духовно-нравственных качеств военнослужащих с использованием воспитательных возможностей воинского этикета. Положительный опыт формирования норм и правил воинского этикета в древнеримской армии может быть востребован в современных условиях.

Ключевые слова:

этикет, воинский этикет, «римский салют», децимация, консул, аквила, аквилифер, венки и фалеры, большой и малый триумфы, триумфальная арка.

Воинский этикет получил сильное развитие в эпоху Древнего Рима. Римское государство имело сильную, хорошо обученную и организованную армию с усовершенствованной системой воспитания. Правила воинского этикета занимали в ней не последнее место. Как и в египетской, греческой и македонских армиях, в древнеримском войске преобладающим был принцип единоначалия, что предполагало наличие особых норм отношений к командирам всех рангов.

Во-первых, старшинство древнеримских начальников должна была подчеркивать форма одежды как атрибут воинского этикета (рис. 1). Все начальствующие лица, за исключением полководцев, носили удлиненные плащи белого цвета. (Рядовой воин носил короткий плащ рыжеватого цвета.) Предводители армий носили длинные плащи пурпурного цвета с бахромой.

V ■

Рисунок 1 — Древнеримский военачальник

Во-вторых, существовали определенные правила обращения к командирам, выполнения приказов. Самое почетное обращение применялось к императору как к главному военачальнику. Так, к императору Диоклетиану (284-305 гг. до н. э.) обращались только с титулом «владыка». Все подчиненные полководцы при встрече с ним должны были кланяться в ноги. Никто не смел

сидеть в его присутствии. В виде милости Диоклетиан изредка разрешал целовать свою обувь или край одежды .

Армия римских легионов, приветствуя военачальника, использовала жест, который применяли гладиаторы по отношению к Цезарю. Так, при произнесении фразы «Ave, Caesar, morituri te salutant» («Здравствуй, цезарь! Идущие на смерть приветствуют тебя») гладиаторы резко вскидывали прямые правые руки вертикально вверх или под углом по отношению к земле (рис. 2). Демонстрация свободной правой руки доказывала императору, что мужчина не прячет оружия, которое может нанести вред правителю. Данное этикетное действие получило название «римский салют», происходящее от латинского salutant — ‘приветствие’.

Рисунок 2 — Приветствие древнеримского военачальника

Помимо жеста легионеры произносили «Аве» (от лат. Ave или Aue), что являло собой традиционную древнеримскую форму приветствия и прощания. Слово образовано от латинского глагола aveo, который означает ‘здравствовать’. В форме повелительного наклонения этот глагол преобразуется в ave, что можно перевести как пожелание здоровья и долгой жизни.

За невыполнение указанных правил воины строго наказывались. «…Где идет борьба за жизнь и победу, нет прощения за малейшую небрежность», — писал древнеримский военный историк Вегеций .

В Древнем Риме появился такой вид наказания, как децимация, который представлял собой казнь каждого десятого воина легиона или армии в наказание за бегство с поля боя, сдачу крепости, трусость или невыполнение приказа (рис. 3).

Рисунок 3 — Децимация в армии Древнего Рима

Самый ранний документированный случай децимации относится к 471 г. до н. э. (упомянут Титом Ливием), когда Рим воевал с вольсками, народом умбро-сабельского происхождения, жившим по соседству с латинами.

При децимации наказываемое подразделение разделялось на десятки, независимо от ранга и срока службы. Каждая десятка бросала жребий, и того, на кого он выпадал, казнили его же девять товарищей. Сначала казнь производилась ударом камня или палкой по голове, позже

воинов обезглавливали топором. Оставшиеся в живых солдаты также наказывались: в их рационе пшеница заменялась ячменем, им запрещалось спать внутри лагеря.

Особый интерес представлял ритуал ежегодных выборов консулов, которые играли важную роль в политической и военной жизни Древнего Рима. Каждый год в один из летних дней на рассвете римские граждане собирались на Марсовом поле — широкой равнине за городской стеной. На высоком берегу Тибра поднимался красный флаг — знак того, что Риму не грозит ничье вторжение. Из городских ворот являлся консул в сопровождении двенадцати ликторов. Раздавался звук трубы, после чего жрецы провозглашали, что боги приняли принесенные жертвы. Так начинался ритуал выборов консулов на будущий год.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Каждый гражданин-избиратель, в том числе и воин, получал табличку, на которой писал имена тех, за кого он подавал свой голос. Проходя через узкие мостики, голосующий опускал табличку в особую корзину. После подсчета голосов вновь раздавался звук трубы и объявлялись имена двух победителей. (В Древнем Риме избирались два консула, имевшие равные права.)

Данный ритуал был призван способствовать росту авторитета консулов, в том числе и в среде воинов, так как последние принимали участие в их выборах, а также зарождению норм и правил поведения людей в военной форме в период всеобщих политических выборов.

Правила и нормы воинского этикета армии Древнего Рима стали активнее сопрягаться с музыкой. Военными музыкантами было разработано множество звуковых сигналов, которые возвещали о выступлении в поход, начале дневных и ночных страж, смене часовых, наступлении и т. д. С помощью этих сигналов осуществлялись все перемещения в строю, в том числе и во время боя.

Завершив построение в боевой порядок, вся армия после первого сигнала труб и рогов издавала боевой клич, мощь которого свидетельствовала о готовности воинов к бою. Со вторым сигналом начиналось движение армии вперед. Услышав третий сигнал, воины с громким криком, сопровождаемым звуками всех музыкальных инструментов, переходили в атаку, ударяя при этом мечами о свои щиты .

В древнеримском войске начали появляться специальные воинские знаки различия, которые постоянно эволюционировали (рис. 4). Так, первоначально символом пехоты и конницы служил пучок сена, привязанный к наконечнику копья, затем это был вид человеческой кисти, а в период поздней Римской республики знаком легиона стал римский одноглавый золотой или серебряный орел (аквила), закрепленный на вершине древка.

Рисунок 4 — Воинские знаки римских легионов

Для его ношения и хранения в легионе была введена специальная должность аквилифера, который считался одним из высших унтер-офицеров и даже получал двойное жалование. Потеря орла считалась тяжким преступлением, вследствие которого наступало расформирование легиона.

В Древнем Риме сложился ритуал ежегодного набора будущих воинов путем жеребьевки как одного из способов комплектования легионов. Данный ритуал производился следующим образом.

Утром назначенного дня на Капитолийском холме выставляли знамя, и герольды всенародно провозглашали по всему Риму о начале набора. После этого на поле собирались трибуны (командиры) легионов, которым требовалось пополнение, и мужское население в возрасте от 17

до 45 лет, построенное по своим трибам (территориальным округам). К специальной урне подходил трибун первого легиона, вытягивал номер триба и выводил из него людей примерно одинакового возраста и телосложения, количество которых равнялось числу коллег — трибунов. После этого он отбирал одного человека и передавал право выбора трибуну второго легиона, который отбирал кандидатуру из оставшихся. Трибун второго легиона в свою очередь передавал эстафету трибуну третьего легиона — и так продолжалось до тех пор, пока выведенные из строя люди не будут распределены по подразделениям. Следующим к урне для вытягивания номера трибы подходил трибун второго легиона, и процедура повторялась, только теперь последним свой выбор делал трибун первого легиона. Так продолжалось до укомплектования всех легионов приблизительно равным по своим качественным характеристикам составом воинов.

Перед выступлением в поход консул отправлялся в храм бога войны Марса, который был сооружен на Марсовом поле вне городских стен, так как вооруженное войско не должно было входить на территорию города. Там он совершал обряд жертвоприношения, давал торжественный обет, потрясая при этом щитом и гастой, облачался в полководческие одежды и шел к месту сбора. Здесь войско очищалось особым жертвоприношением (люстрацией) и начинало марш .

В древнеримском войске продолжала совершенствоваться система наград, которые выступали важными атрибутами воинского этикета.

Знаками отличия армии Древнего Рима были: наградные венки (рис. 5) (имели разные названия: obsidionalis — за освобождение от осады; muralis — для того, кто первым всходил на стены осаждаемого города; castrensis — для того, кто первым вторгался в неприятельский лагерь; vallaris — для того, кто первым всходил на вал неприятельского укрепления; navalis — отличившемуся в морском сражении; civica — за спасение жизни сограждан, согопа атеа из дубовых листьев вручался тому, кто в бою спас товарища); особые наградные копья (hastae purae); флажки (vexilla); ожерелья (torques); браслеты (armillae); фалеры — особые металлические или стеклянные бляхи с разного рода изображениями; серебряные рожки на шлемы .

1 — Corona civica, сделанная из дубовых листьев.

2 — Corona obsidionalis, сплетенная из травы.

3 — Corona muralis.

4 — Corona vallaris.

5 — Corona navalis.

3-5 делались из золота.

Рисунок 5 — Почетные венки

Следует отметить, что наградные венки не всегда венчали голову героя, иногда их носили на золотой цепи на шее. Они вручались не только полководцам или отдельным воинам, их мог получить целый легион или центурия. В таких случаях сигны (знамена) воинских частей украшали не одной, а многими наградами. На сигне помещались венки, фалеры и другие знаки отличия легиона, а высшей наградой для него было пурпурное квадратное знамя, свисающее с перекладины шеста, увенчанного римским орлом.

Вручение наград обычно происходило после завершения войны или успешного сражения и сопровождалось торжественным ритуалом. Созывалось собрание всего войска, совершались победные жертвоприношения, полководец произносил в честь отличившихся похвальную речь и награждал их. Раздача наград до того, как враг был разбит, считалась неподобающим делом.

О высоком общественном престиже древнеримских знаков отличия свидетельствовал древний обычай носить полученные за доблесть награды во время торжественных процессий, триумфов, игр, на различных парадах. В «Истории» Тацита, например, так описывается триумфальное шествие солдат Вителлия во время парада после гражданской войны 69 г.: «Центурионы, сверкая оружием и знаками отличия, шли каждый впереди своей центурии; фалеры и гривны солдат сверкали на солнце» .

Иногда знаки отличия изображались на надгробных памятниках в виде отдельных рельефов или вырезались на униформе скульптурного изображения покойного. Так, надпись на могиле ветерана XIII легиона Gemina гласила: «Miles torquatus et duplarius» («Тут лежит тот, кто награжден ожерельем за боевые заслуги»). Подобные надписи вызывали чувство гордости у награжденных солдат, так как выражали оценку того сообщества, в котором они жили .

Но самыми почетными наградами были большие или малые триумфы, представлявшие собой чествования полководцев за битвы или победы над неприятелем, в ходе которых ими было уничтожено более 10 тыс. человек (рис. 6). Малый триумф отличался от большого тем, что триумфатор въезжал в Рим один на коне, без войска.

Рисунок 6 — Триумф в Древнем Риме (реконструкция)

Вот как описывал Плутарх большой трехдневный триумф после победы Рима в войне с Македонией, длившейся с 201 по 197 г. до н. э.

В первый день на сотнях повозок провезли по улицам захваченные у врага статуи и картины. На второй день проехало множество телег с македонским оружием. На третий день по улицам двинулись трубачи. Далее следовала колесница пленного царя с его оружием, поверх которого лежала диадема, символизировавшая высшую власть. За колесницей вели царских детей. Позади детей шел сам царь в темной одежде. Наконец, на колеснице ехал полководец-победитель. Он был одет в пурпурную, затканную золотом тогу и держал в руке ветку лавра. Все войско следовало за ним, распевая песни .

Для проведения подобных торжественных событий возводились триумфальные арки, предназначенные для торжественного въезда победителей в город. Некоторые из них, например арки Тита (81 г.), Септимия Севера (203 г.), Константина (315 г.), сохранились в Риме до наших дней.

Таким образом, правила и нормы воинского этикета армии Древнего Рима созревали в недрах обычаев, традиций и ритуалов, сложившихся в сфере воинской деятельности. Их главным предназначением было укрепление единоначалия, воспитание патриотизма, мужества и чувства гордости за принадлежность к касте воинов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ссылки:

1. Коровкин Ф.П. История Древнего мира. М., 1988.

2. Строков А.А. Военное искусство Древнего мира (Греция и Рим). М., 1947.

3. Жмодиков А.Л. Тактика римской пехоты IV-II вв. до н. э. // Para Bellum! 1998. № 4.

4. Воинский этикет : учебник / под общ. ред. Б.В. Воробьева. М., 2005.

5. Махлаюк А.В. Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность. Ростов н/Д., 1995.

6. Тацит Корнелий. История // Сочинения : в 2 т. М., 1993. Т. 2.

7. Махлаюк А.В. Традиции, ментальность и идеология римской императорской армии : дис. … д-ра ист. наук. Н. Новгород, 2004.

8. Вигасин А.А., Годер Г.И., Свенцицкая И.С. История Древнего мира. М., 2001.

Жест Цезаря

Люди, которым предстоят великие исторические свершения, появившись на свет, ничем особенно не отличаются от других младенцев. Новорожденные как новорожденные. Так же и города, очаги цивилизации: посмотреть в начале существования – место как место. Предназначение как тех, так и других до поры до времени внешне никак не проявляется, но наступает момент, когда судьба ставит на них свою отметину, открывая тем и другим их место под солнцем и открывая их самих миру.

Естественно, и остров Лютеция изначально ничем не отличался от сотни таких же, как он, островов. Подобно всем прочим, и этот напоминал изумруд из рассыпавшегося по водам Сены ожерелья. Ничто еще не привлекало внимания к глухой галльской деревушке, окруженной стеной из грубо вытесанных камней. Ничто не привлекало к ней внимания, и остров Лютеция мирно дремал посредине реки, пока весенним днем 53 года до Рождества Христова не появился здесь Юлий Цезарь, который шел из Амьенуа в Гатине, затем дальше – к Сансу и искал самый короткий путь туда.

Той весной сеноны и карнуты – племена, жившие близ Санса и Орлеана, – наотрез отказались посылать своих представителей на Галльскую ассамблею, происходившую в амьенском лагере. Цезарь сразу же воспринял их отсутствие на ассамблее как акт неповиновения, поднял свои легионы и двинулся с ними в поход, решив перенести ассамблею в главный город паризиев, который назывался Лютеция Паризиорум, – ближайший к мятежным территориям населенный пункт.

Украшенные изображениями орла и волчицы штандарты центурионов возникли среди ив и болотной флоры, которая произрастала по правому берегу, – совсем рядом с тем местом, которое сегодня занимает Шатле. Легионеры утопали в грязи там, где мы сейчас пробираемся сквозь толпу в часы пик, торопясь в Театр Наций. Участники легендарного похода совсем уже скоро сыграют пролог эпопеи в двадцати актах, длящейся двадцать веков.

Цезарь остановил коня, приподнялся в седле и, указывая на остров, выступавший из воды напротив него, на остроконечные крыши, видневшиеся сквозь одетые листвой ветви, произнес:

– Сегодня вечером я разобью свой лагерь там!

Одним этим жестом он извлек Париж из сумрака – словно вытащил шар с выигрышным номером в лотерее Истории. Цезарь созвал в приглянувшемся ему городке Галльскую ассамблею и тем самым, предвосхищая события, назначил Лютецию Паризиорум на роль столицы.

Четыре года спустя Цезарь стал хозяином в Риме. Но к тому времени он успел мимоходом отметить город, который придет в свое время на смену Риму.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

РУКОПОЖАТИЕ – вроде бы элементарный жест, во многом формальный, но всё же играющий важную роль в нашей жизни. Рукопожатие может свидетельствовать о вашей заинтересованности человеком, а также об отсутствии всякого интереса к нему. Оно может выражать вашу уверенность или сигнализировать о вашей слабости, может показать ваши теплоту, открытость и честность, или же желание что-то скрыть. Рукопожатие – информативный жест, рукопожатием человек посылает тонкий, но весьма мощный импульс о том, что он существует, и что имеет в отношении вас какие-то намерения.

ОТКУДА ПОЯВИЛОСЬ РУКОПОЖАТИЕ?

Точной даты первого рукопожатия не существует, однако, есть доказательства тому, что этот жест очень древний. Он запечатлен на барельефе, отобразившем события, происходившие в 855 году до нашей эры. Участниками этого исторического рукопожатия стали король ассирийцев Салмананасар III и вавилонский царь Мардук-закир-шуми I. События, предшествовавшие рукопожатию, были весьма запутаны и связаны с вопросами раздела власти и земель, по сути правитель Вавилона этим жестом благодарил короля за оказанную ему помощь.

Не каждое древнее рукопожатие легко разгадать. Например, барельеф на фронтоне дома Набережной Фонтанки в Санкт-Петербурге. До 1918 года дом принадлежал купцам Марголиным. Что же означает изображенное на барельефе рукопожатие? В нем сочетаются, с одной стороны, рукопожатие как символ братства и доверия, а с другой стороны, — цветы, символ бренности и недолговечности. Шлемы у воинов сняты и лежат под ногами, но при этом воин, стоящий справа, поднял щит с изображением Маген — Давида. Так что же изображено на барельефе? Передача щита Давида от императора Священной Римской империи? Точного ответа на этот вопрос до сих пор нет.

РУКОПОЖАТИЕ МОЖЕТ БЫТЬ РАЗНЫМ

Сила и продолжительность рукопожатия несут в себе скрытый смысл. Считается, что сильное и резкое рукопожатие свидетельствует об уверенности в себе и успешности в обществе. Легкое сжимание руки при рукопожатии трактуется как слабость духа и неуверенность в себе.

Если рука протягивается вяло и пожимается вскользь, можно заподозрить партнера в неуважительности или в неблагожелательном к вам отношении.

Слишком длительное рукопожатие расценивается как способ «втереться в доверие» или стремление «считать» внутреннюю скрытую информацию, оно демонстрирует высокомерие и излишнюю самоуверенность. Нормой считается пожимание рук, длящееся 1-2 секунды.

Этим жестом узаконивали договоры и всевозможные сделки. В те времена его называли «рукобитьем». Ударяя по рукам, партнеры тем самым демонстрировали свое согласие на сотрудничество и самые серьёзные намерения.

Все виды ритуального рукопожатия, то же «рукобитье» в свадебном обряде, совершались покрытой рукой, чтобы обезопасить себя от «порчи», а в этикетном рукопожатии рука должна быть голой в знак оказываемого доверия.

Н.П. Петров. «Смотрины невесты». 1861 г.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ О РУКОПОЖАТИИ

В XVI веке на Руси существовал запрет на рукопожатия. Даже браться за руки в хороводах не разрешалось, поскольку считалось, что соприкосновение может вызвать сексуальное влечение. Таким образом, рукопожатие рассматривалось как «средство к сладострастию».

Следует быть весьма осторожными с рукопожатиями во время пребывания в разных странах мира, потому как не везде они считаются знаком приветствия. В Японии они не приняты совсем, в Индии приветствием считается «намасте» — руки, сложенные вместе на груди, в Египте мужчины прикладывают ладонь ко лбу. В Иране и некоторых других мусульманских странах после рукопожатия необходимо приложить ладонь к сердцу.

В Китае, Корее и на Тибете нужно протягивать собеседнику обе руки, если по привычке совершить рукопожатие одной рукой, — это будет расценено местными как знак неуважения и пренебрежительности.

В ряде стран Азии существует обычай после испражнения вытираться без использования туалетной бумаги, и делается это исключительно левой рукой. Поэтому протянуть для приветствия здесь левую руку считается смертельным оскорблением.

В Словении местные жители используют рукопожатие повсеместно. Даже при общении с самыми близкими людьми они вместо объятий и поцелуев жмут руки.

РУКОПОЖАТИЯ НА РУСИ

С помощью этого древнейшего жеста — касания ладоней собеседника –люди могли без единого слова многое понять. Давно не видавшиеся люди и близкие друзья, радуясь встрече, часто совершали рукопожатие обеими руками. Первым протягивать руку должен был старший по возрасту человек, который как бы приглашал младшего в свой круг.

Кисть должна быть обнаженной, свидетельствуя о доверии, что до сих пор сохранилось и в современной России.

Иногда касания происходили не кистями рук, а окончаниями предплечий. Так приветствовали друг друга воины, чтобы убедиться, что у встречного человека нет оружия и показать ему свою безоружность. Сакральность такого приветствия заключается в том, что вместе с запястьями соприкасаются и «пульсы», вводя людей в духовный резонанс, соединяя их дух, что очень важно для русских традиций. Позднее, когда был отработан строгий этикет, пожимать руки предписывалось лишь друзьям. А чтобы поздороваться просто со знакомыми, достаточно было просто приподнять шапку. Отсюда и пошло выражение «шапочное знакомство», то есть поверхностное, не близкое.

Рукопожатия, которыми мы обмениваемся повседневно при встрече, прощании, знакомстве, — это прежде всего соприкосновение, взаимодействие. Считается, что прикосновением можно вылечить, или, наоборот, передать болезнь, навести «порчу».

В эпидемиологическом плане рукопожатие имеет весьма существенное значение в передаче инфекций, распространяющихся, в том числе, и контактным путем через инфицированные руки. Это могут быть острые кишечные инфекции, острые респираторные вирусные инфекции, грипп и инфекция, вызванная коронавирусом (2019 — nCoV). Поэтому в рекомендациях населению по их профилактике обязательно присутствуют пункты о необходимости тщательного мытья рук с мылом, о запрете прикосновения инфицированными руками к глазам, губам и лицу в целом, и об отказе от рукопожатий на период подъема и распространения инфекции, заменив их, например, вербальным общением. Особенно актуальны эти рекомендации для жителей мегаполисов, так как люди крупных городов много времени проводят в поездках на общественном транспорте в тесном контакте с потенциально инфицированными.

С лёгкой руки западных киношников нацистское приветствие приобрело историю – якобы оно является приветствием Древнего Рима. Никаких следов этого в истории Древнего Рима не обнаруживается.

Императоры приветствовали народ совершенно иначе, чем Гитлер или Муссолини: кисть руки и пальцы расслаблены, рука слегка согнута. Этот жест отображён в древнеримской скульптуре. Повседневное приветствие римлян вряд ли сильно отличалось от того, которым мы ныне приветствуем друг друга, помахивая раскрытой ладонью. А жест приветствия публики гладиаторами больше напоминает сербское приветствие — «вилка» тремя пальцами, «три перста».

«Зига» — полное тождество нацистского приветствия — появилась в среде футбольных фанатов, для которых интерес представляет не футбол, а возможность похулиганить. В прежние времена на футбол ходили примерно, как в театр. Теперь — как на «стрелку». «Праздник непослушания» на трибунах включал и «зигу», которую делали хором, отчего чувство безнаказанности лишь усиливалось. Политизация фанатов привела «зигу» в молодёжную среду, примыкающую к патриотическому движению, но занятому решением всё той же задачи — организаций «праздников непослушания». Противникам режима демарши молодёжи пригожи только потому, что арестовать целый митинг или шествие крайне сложно. Зато из таких шествий с «зигами» очень хорошо организуются провокации. Молодняк похулиганил и занялся своими повседневными делами, а политическому активу приходится принимать на себя потоки журналистской грязи.

Как и в случае со свастикой, «зигу» оправдывают выдумками о том, что это, мол, древний славянский жест: «от сердца к солнцу». Но, если просишь представить источник подобной информации, оказывается, что никакой древности в «зиге» нет. Это всё та же выдумка неких «фольклористов», придумывающих нам искусственную традицию, которая радикально расходится с живой традицией русского народа.

Жест приветствия взмахом руки никогда не нёс никакой партийной или политической нагрузки. Только идиоту придёт в голову обвинить такой жест, применяя к нему формулировки из антиэкстремистского законодательства, в том, что он «до степени смешения» похож на некую нацистскую «символику». Такой жест применяют и руководители государства. Всем понятно, когда и как жест приветствия превращается в «зигу», и что он значит. Жест приветствия неагрессивен, расслаблен. Он не повторяется многократно. Исключения — случаи многократного приветствия государственными мужами на демонстрациях. Не очень энергичен был жест помахивания ладонью членов Политбюро с мавзолея. Напротив, «зига» — демонстративно агрессивна. Напряжение мышц переходит в напряжение политического символа. В нём — ненависть не только к режиму, но и к русской традиции, ко всем, пребывающим вне их секты.

Секта выходит на люди специально для провокаций. Ей нужно свой символ предъявить публично и ощутить сладость своеволия: публика — «твари дрожащие», «лохи», «овощи», а секта декларирует: «Мы право имеем»! В «зиге» больше ненависти и партийности, в приветствии — любви и человечности. Эти жесты принципиально различны.

В символике должна быть либо традиция, либо новация, не связанная с возможностями превратных трактовок. У русских, слава Богу, достаточно своих традиций. Но провокаторам втолковать это затруднительно. Ведь они на самом деле хотят выделяться, а не объединять. У них — клан, где самое главное — выдуманный символ или жест.

Сектантам-маргиналам плевать на русское большинство. Они демонстрируют не только свою неустрашимость по отношению к «правозащитникам» и их доносам, но и к русскому народу, который становится для них всё более чужим, потому что не бежит за их «зигами». Да и не зовут его. Секта не терпит массовости, ибо её вожди народом руководить не могут, а оттого и не хотят.

Мифологема «зиги» совершенно пуста. В ней нет никакого скрытого смысла. Не случайно это безобразие привлекает людей невежественных. Для них одной «зиги» уже достаточно, чтобы ощущать полноту идеи. Больше в их сознание ничего не помещается.

«Зига» не имеет иного политического содержания, кроме гитлеровского нацизма. А можно ли русскому человеку хоть что-то взять от гитлеровского нацизма? Ничего. Ни единой чёрточки. Что, впрочем, не означает, что нельзя кое-чему поучиться на том или ином историческом примере. Скажем, на примере краха «Тысячелетнего Рейха», просуществовавшего чуть больше десятилетия. Нам такие «опыты» в России, разумеется, не нужны.

Если и есть в русском движении «партия «зиги»», где именно вызывающий жест — самое главное, то она маргинальна во всех отношениях. Заражать маргинальщиной всё русское движение — значит содействовать врагу. Именно это и происходит: сектанты-маргиналы — самые любимые объекты критики для русофобов, действующих в СМИ.

Что в русской политике может по степени воздействия на умы может сравниться с русской традицией? Только мифологемы маргинальной группы. Сравнение не в пользу маргинальщины, но она проста. В условиях деградации общества, тотальной необразованности молодёжи, распада солидарности поколений и связи граждан с государством маргиналы имеют шанс на некоторый рост популярности. За счёт живой русской традиции. Это дело совершенно бесполезное для русского движения, а формирование маргинальных групп — даже вредное. Недавно была осуждена группа выродков, которые решили убить первого встречного неславянина. Забили насмерть. Потом оказалось, что убили русского православного человека. Это цена маргинальщины — полная дезориентация, непонимание и неузнавание «своих» и «чужих».

Вопрос о значимости «зиг» открыт только для тех, кто закрывает русскую перспективу. От неё и осталась-то щёлочка — едва пролезть. А в неё ещё и этот хлам наталкивают, чтобы уж наверняка у нас не было никакого будущего. Достаточно посмотреть на невежество, заносчивую наглость, полную неспособность видеть дальше своего носа, которые проявляются у интернет-националистов. Им бы только спорить, а не организацию создавать! Они ублажают свои комплексы. Именно поэтому вопрос о «зиге» для маргиналов столь важен.

«Зигой» выражается только полное несоответствие задачам политической борьбы, которые требуют привлечь на свою сторону большинство русских. Русские никогда не пойдут за жалкой группой юнцов с их «зигами». Власть никогда не опустится до того, чтобы привлечь маргиналов к рычагам управления. Если русские хотят русской власти, то они должны преодолеть эту маргиналию.

Русские не настолько безпамятны, чтобы забыть символы своих врагов, убивших миллионы наших предков и побитых нами. Заставить русский народ принять символ его врага нельзя. Но если в русском движении эта нашлёпка останется, то наш народ лишится политического инструмента. Не только бюрократия подавляет нас, но и собственная маргинальщина, подменяющая русские символы чужими, русское единство — игрищами сектантов.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *