Российской империи

Фото: митинг в Казани, 1990

РФ и «историческая Россия»

Часть российской оппозиции, как и часть околовластных кругов, пропагандирующие официальную реставрацию Российской империи («исторической России»), обосновывают это тем, что нынешняя Российская Федерация должна иметь с ней государственно-правовой континуитет (правопреемственность).

В 2011 году бурное негодование этих кругов вызвало заявление бывшего президента и уже бывшего премьер-министра РФ Дмитрия Медведева о том, что «в наступившем году России исполнится только 20 лет», а не тысячу лет, как бы они хотели и как заявляет Владимир Путин, апеллирующий к концепции «исторической России».

Однако строго юридически Медведев был прав — государство Российская Федерация возникло в результате провозглашения 12 июня 1990 года Декларации о суверенитете Российской Федеративной Социалистической Республикой (РСФСР), входившей в состав Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Он в свою очередь был учрежден 29 декабря 1922 года договором о его образовании, подписанным РСФСР, Украинской ССР, Белорусской ССР и Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республикой.

Самая первая из них — РСФСР, была образована 10 июля 1918 года как государство нового типа, не имеющее преемственности с Российской империей.

8 декабря 1991 года РСФСР вместе с Республикой Беларусь и Украиной как учредители СССР прекратили его существование. Теперь РСФСР, провозгласившая 12 июня 1990 года суверенитет в составе обновленного СССР, стала полностью суверенным государством. Однако его основы были провозглашены еще в той Декларации о суверенитете 1990 года, в связи с чем именно этот день — 12 июня до прихода Владимира Путина к власти назывался Днем независимости России.

Что же это были за основы? Прежде, чем перечислить их, укажем, на каких принципах существовала Российская империя, чтобы наглядно продемонстрировать различие концепций двух этих государств.

Характер Российской Империи определялся самодержавной монархией, при которой неограниченным сувереном был император и самодержец всероссийский, а не народ (Том I, Раздел Первый, ст.1 Свода законов Российской империи, далее СЗРИ); религиозным превосходством — объявлением «первенствующей и господствующей» верой православия (Том. I, Раздел Первый, ст. 40 СЗРИ); правовой дискриминацией подданных по религиозному, сословному и половому признакам (Том IX, Общие положения СЗРИ).

В отличие от них создание нового государства Российская Федерация (первоначально РСФСР) 12 июня 1990 года было провозглашено на радикально иных принципах:

Первый Съезд народных депутатов РСФСР,

— сознавая историческую ответственность за судьбу России,

— свидетельствуя уважение к суверенным правам всех народов, входящих в Союз Советских Социалистических Республик,

— выражая волю народов РСФСР,

торжественно провозглашает государственный суверенитет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики на всей ее территории и заявляет о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР.

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика есть суверенное государство, созданное исторически объединившимися в нем народами.

Суверенитет РСФСР – естественное и необходимое условие существования государственности России, имеющей многовековую историю, культуру и сложившиеся традиции.

Носителем суверенитета и источником государственной власти в РСФСР является ее многонациональный народ. Народ осуществляет государственную власть непосредственно и через представительные органы на основе Конституции РСФСР.

Государственный суверенитет РСФСР провозглашается во имя высших целей – обеспечения каждому человеку неотъемлемого права на достойную жизнь, свободное развитие и пользование родным языком, а каждому народу – на самоопределение в избранных им национально-государственных и национально-культурных формах.

Итак, как видно, принципы, на которых возникло государство, которому согласно высказыванию Дмитрия Медведева, в 2011 году исполнилось только 20 лет, были прямо противоположны принципам государственного устройства Российской империи: суверенитет многонационального народа — вместо неограниченной власти самодержавного монарха; равноправие народов и конфессий вместо господства одних и подчинения других; равенство всех граждан вместо дискриминации разных групп подданных. Но это официально…

Куда и когда входили российские республики?

Если для России в целом вопрос об исторических истоках ее современной государственности это вопрос ее характера, то для республик в ее составе — это вопрос самого их существования.

Все республики в составе Российской Федерации, перечисленные в главе 3 ее конституции, были созданы в рамках РСФСР, в соответствии с признанным Декларацией прав народов России от 2 ноября 1917 года правом «на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства». В Российской империи ни признавалось ни такого права, как и не было этих республик.

Однако нынешний глава РФ Владимир Путин не скрывает своего негативного отношения к принципу самоопределения народов, которое он описывает как «атомную бомбу под здание, которое называется Россия» в виде превращения «строго централизованного государства в конфедерацию с правом выхода и привязкой этносов к территориям». То есть, существующему территориальному устройству возглавляемой им РФ, возникшему в РСФСР, он предпочитает устройство другого, «строго централизованного государства» — Российской империи.

А что же народы России? Точнее, что им навязывается их руководством, де-факто колониальным и марионеточным с того момента, как под властью Владимира Путина была отменена выборность глав субъектов федерации?

Характерным примером обсуждаемой проблемы является идущая сейчас в Ингушетии подготовка к празднованию 250-летия вхождения в состав России, выводы из которой применимы ко всем аналогичным празднованиям столетий вхождения других народов в состав России.

Строго юридически праздник этот абсурдный, во-первых, потому что Российская империя это не Российская Федерация и правовой преемственности между ними нет, а во-вторых, потому что в ее состав входила не Ингушетия, которой как государственного образования тогда не существовало, но несколько старейшин, принявших ее подданство.

Что же касается Ингушетии, возникновение ее территориальной квазигосударственности происходит уже после прекращения существования Российской империи — 7 ноября 1924 года была образована Ингушская автономная область. В составе нынешней Российской Федерации Ингушетия как отдельная территориальная единица (в последние годы СССР она была частью Чечено-Ингушской АССР) возникла на основании референдума, состоявшегося 30 ноября 1991 года, на котором 92,5% его участников проголосовали за «создание Ингушской Республики в составе Российской Федерации». А 4 июня 1992 года был принят Закон РФ «Об образовании Ингушской Республики в составе РФ». Вот эта дата по сути и является датой вхождения Ингушетии как государственного образования в федеративное государство РФ, а не решение старейшин о принятии подданства государства, к которому РФ не имеет юридического отношения, и которое некоторые историки пытаются представить как «договор».

Кстати, насчет договора между Ингушетией и Россией, не просто действительного, но и обязательного. Ст.1 Конституции Республики Ингушетия устанавливает:

Отношения Республики Ингушетия и Российской Федерации регулируются Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Ингушетия и Договором о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Ингушетия в составе Российской Федерации.

Однако этого договора вы нигде не найдете и его заключение никто не празднует. И это логично, так как власти Ингушетии даже не предложили федеральному центру его проект, несмотря на то, что его наличие предусматривается первой же статьей ее конституции. А как бы он мог выглядеть, можно себе представить по аналогичному договору о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий, заключенному 15 февраля 1994 года между органами государственной власти РФ и органами государственной власти Республики Татарстан.

Последний, как и Ингушетия не подписал общий Федеративный договор от 31 марта 1992 года – когда он подписывался, республики Ингушетия еще не существовало, а Татарстан добивался особого статуса. Он его и получил в 1994 году, что было важной частью татарстанского республиканского самосознания вплоть до 2017 года, когда под нажимом Кремля татарстанские власти отказались от борьбы за его пролонгацию. А вот власти Ингушетии изначально не стали бороться за его заключение, даже тогда, когда этого еще можно было добиться.

Но это уже детали. Суть этой истории не в них, а в том, как манипулятивно, и на уровне всей России, и на уровне отдельных ее частей подменяются и конституционные основы ее номинально существующей государственности, и связанные с ней исторические ориентиры. Вместо принципов демократического, правового, федеративного государства многонационального народа, учрежденного после падения самодержавной и коммунистической империй, народам России предлагается отождествлять себя с государством, построенным на абсолютизме, господстве одной церкви, отсутствии у них суверенитета, гражданских и национальных прав.

Впрочем, учитывая взгляды тех, кто захватил власть в стране и их отношение к основам конституционного строя, это вполне логично.

Подписывайтесь на Телеграм-канал Регион.Эксперт

Другие статьи автора:

  • Региональные выборы – контраст «федеративной» России и «унитарной» Чехии
  • Кто возглавит башкирское пробуждение?
  • Башкортостан: от борьбы за Куштау — к борьбе за Республику
  • «Соломенное чучело» и либеральный идеализм
  • Европейские мечты и североевразийские реалии: о перспективах демонтажа российской имперской модели
  • Русский Политический Комитет: уроки столетней давности
  • «Политические ненцы»
  • Уроки Австрии для народов России
  • Об этнократии и этноидиотизме
  • Коронавирусная катастрофа на Кавказе: кто виноват и что делать?
  • Двадцать лет спустя: о зигзагах красноярского регионализма
  • Псевдо-Зулейха и псевдо-федерализм: какая культурная политика нужна народам РФ?
  • Почему недееспособна «московская оппозиция»?
  • Саакашвили, Шеварднадзе, Госсовет и перспективы коронавирусного регионализма в РФ
  • Мнимое государствообразование и подлинное самоопределение
  • Башкортостан и Ингушетия: параллелизм репрессий
  • Федерализм из застенков
  • Невозможная республика
  • Кавказское генерал-губернаторство и его перспективы
  • Распад Югославии: актуальный урок
  • Ингушский протест: от трайбализма к федерализму
  • Местное самоуправление, коренные народы и регионализм
  • Российская власть боится федерализма. А российская оппозиция?
  • Айрат Дильмухаметов как глашатай нового федерализма
  • Московская оппозиция: имперская или республиканская?
  • Как завершить национальную революцию?

Метки: Ингушетия

После триумфальной победы над Французской империей Наполеона Бонапарта, Россия, будучи во главе 6-й антифранцузской коалиции, достигла апогея своего геополитического могущества в Европе и мире. В честь триумфа и с целью недопущения новых революций в Европе, российский император Александр I составил договор по имени — «Священный союз». 14 сентября 1815 года в Париже договор подписали император Австрийской империи Франц I (он же — последний император Священной Римской империи германской нации и президент Германского союза Франц II Гамбург), король Пруссии Фридрих Вильгельм III, и, впоследствии, король Франции Людовик XVIII (а затем, и большинство европейских монархов). Однако, договор не был подписан Британской империей, не желавшей усиления геополитических позиций России в западной Европе.

Источник: Regnum.ru | Жан-Батист Изабе. Венский конгресс. 1814

На основании «Священного союза» в рамках Венского конгресса был определен посленаполеоновский баланс сил в Европе и основана Венская система международных отношений (по имени столицы Австрийской империи, в которой проходил конгресс). По итогам конгресса в 1815 году был образован, по сути, военно-политический союз России, Австрии, Пруссии, Франции и других европейских монархий по имени александровского договора – «Священный союз».

В частности, в рамках Венской системы на месте ликвидированной Наполеоном Священной Римской империи был создан Германский союз 39 немецких княжеств во главе с австрийским императором и усилены позиции Прусского королевства за счет включения в его состав западногерманского княжества (Вестфалия). Тем самым, Александр I подтвердил фарватер петровской геополитики России по усилению русско-австрийского военного союза, и екатерининской геополитики – по усилению русско-прусского военного союза.

Разумеется, будучи во главе «Священного союза» после решающего вклада в общую победу союзников над наполеоновской Францией, Российская империя с 1815 года стала играть «первую скрипку» в концерте европейской геополитики 1-й половины XIX века. Однако, не стоит забывать, что между Британской и Российской империями начинается так называемая «Большая игра» (по сути, «Холодная война» XIX века) по поводу решения «восточного вопроса» — судьбы Османской империи и распределения сфер влияния в Персии, странах Ближнего Востока и центральной Азии.

По иронии истории, в историографии закрепилось такое наименование новой системы международных отношений, как – Венская (по месту проведения конгресса). Но, поскольку в Венской системе главная роль по недопущению и пресечению новых революций в Европе основывалась на дипломатических и вооруженных силах Российской империи, данную систему российские императоры Александр I и Николай I закономерно рассматривали с точки зрения Санкт-Петербургского «Олимпа».

Таким образом, «Священный союз» XIX века воспринимался в европейской политике в контексте геополитической идеи Российской империи по созданию Санкт-Петербургской системы международных отношений. Основой такой системы являлись заложенные со времен Петра Великого и Екатерины Великой русско-австрийский и русско-прусский военные союзы.

Таким образом, располагая в Царстве Польском стратегическим плацдармом в случае антиреволюционных походов в центр и запад Европы, Россия в 1820-х годах приступила к окончательному решению «восточного вопроса». Дело в том, что непрекращающиеся русско-османские войны носили религиозный характер и воспринимались в России как, по сути, «крестовые походы» с целью освобождения христианского населения на Балканах и Ближнем Востоке.

Однако, такое усиление России на Балканах, как ни странно, было невыгодно Австрийской империи, а на Ближнем Востоке – Британской и Французской колониальным империям. Если поведение последних вполне объяснимо с точки зрения вышеупомянутой «Большой игры», то австрийский демарш привел к первой трещине внутри «Священного союза». Например, в случае австрийского воспрепятствования российской поддержки «войны за независимость» греческого народа в 1820-х годах против османского ига. Несмотря на такие противоречия, России удалось в 1833 году вследствие Босфорской операции заключить с османским султаном оборонительный союз (Ункяр-Искелесийский триумф) с правом закрытия черноморских проливов для третьих стран. Данный триумф стал высочайшим достижением России относительно успешного решения многовекового «восточного вопроса» и мощным фактором для продолжения формирования российским императором Николаем I Санкт-Петербургской системы международных отношений. Однако, в условиях давления других геополитических сил Европы Османская империя приняла в 1841 году Лондонскую конвенцию о черноморских проливах, перечеркнувшую достижения Ункяр-Искелесийского триумфа России.

В 1848-1849 годах в Франции, итальянских государствах, княжествах Германского союза, Австрийской империи произошли национально-освободительные революции, вошедшие в мировую историю под ярким именем — «Весна народов». Целью революций было переформатирование монархических принципов Венской системы международных отношений и воплощения революционных принципов республиканских и национальных прав и свобод. Если Пруссия в соответствии с положениями «Священного союза» смогла подавить революционные движения в большинстве княжеств Германского союза, то в Австрийской империи вследствие мощного венгерского восстания императорская династия вновь оказалась перед угрозой поражения и последующего распада империи. В этой ситуации состоялся антиреволюционный поход русского генерала Паскевича, благодаря которому австро-русским войскам удалось подавить венгерское восстание и спасти Австрийскую империю от распада на национальные части. Венгерский поход Паскевича в 1848-1849 годах стал самым ярким проявлением союзнической миссии России в рамках «Священного союза». Но, русско-австрийские противоречия относительно прав южнославянских пророссийских народов на Балканах это не решало.

В 1851 году вследствие государственного переворота во Французской республике, к власти приходит Наполеон III, который уже через год провозглашает о восстановлении бонапартистской Французской империи (побежденной усилиями антифранцузских коалиций в 1815 году).

В 1853 году с целью освобождения славянских народов Балканского полуострова из-под османского ига начинается очередная русско-османская война, в которой Россия уверенно побеждает оттоманские войска на море и на суше. Николай I с целью окончательного решения «восточного вопроса» (то есть победы над Османской империей) планирует решительный поход на Константинополь через балканские земли. Наполеон III создает военный союз Англии, Франции, Австрии и Османской империи против России, что приводит к Крымской войне в 1853-1856 годах. Для Николая I австрийское предательство в пользу новой наполеоновской Франции стало непредвиденным фактором (даже несмотря на недавнее австро-русское усмирение «Весны народов»). Однако, такой демарш стал следствием нежелания Вены усиления России на Балканах и возможного создания «Славянского союза» в случае долгожданной победы над османами. Разумеется, в этом случае бы, габсбургская монархия также лишилась славянских земель, входивших в ее состав.

Австрийский ультиматум наступающим на Константинополь российским войскам ознаменовал собой крах «Священного союза» (хотя Пруссия сохранила нейтральность по отношению к участию в Крымской войне против России, но предпринять что-либо не могла). В Крымской войне России удается благодаря героической обороне Севастополя и успехам против османов в Закавказье достичь практически ничейного результата. Но, при этом Россия теряет право иметь Черноморский флот и продолжать русско-османские войны, что знаменует собой триумф англо-французской «Большой игры» и крах «Священного союза». По итогам Парижского конгресса коалиция Наполеона III, по сути, утверждает в Европе профранцузские правила и принципы Парижской системы международных отношений. Последнее знаменует собой лишь мнимое продолжение существования Венской системы (более того, в 1867 году Австрия станет крайне нестабильной дуалистической Австро-Венгерской империей) и сворачивание основных достижений побед антифранцузских коалиций эпохи наполеоновских войн. Новому российскому императору Александру II будет не до идей о продолжении формирования всеевропейской Санкт-Петербургской системы отношений. Главным останется только способ решения проблем русско-османских войн с целью освобождения славянских народов и от Османской, и от Австро-Венгерской империй. Но, последняя, вскоре получит сильнейшую поддержку возникшей единой Германской империи (бывшей Пруссии).

В 1871 году Наполеон III терпит поражение в франко-прусской войне, и французская гегемония в Европе вновь уходит в прошлое. Германская империя, являясь геоэкономическим центром Европы, начинает поддержку Австро-Венгерской и Османской империй с целью построения транспортного коридора через балканские земли к районам ближневосточной нефти. В 1873 году Александру III удается заключить с австро-венгерским императором Францом-Иосифом I и германским кайзером Вильгельмом I договор «Союз трех императоров» с ясным императивом на реинкарнацию «Священного союза». Но, русско-австрийские противоречия на Балканах вновь всему виной…

В 1877-1878 годах в успешной русско-османской войне (Балканская война) российские войска генерала Скобелева подходят вплотную к османской столице – Константинополю. И здесь вновь начинает повторяться сценарий Крымской войны: британская военно-морская поддержка османов и австро-германские ноты протеста с недвусмысленным намеком на возможность австро-русской войны на Балканах. Как следствие, новый константинопольский поход России терпит неудачу и на Берлинском конгрессе в 1878 году германский канцлер Бисмарк поддерживает австрийский демарш против достигнутых результатов русско-османской войны. На данном конгрессе Германская империя заявляет о себе как новой центральной державе Европы, что сигнализирует о появлении своеобразной Берлинской системы международных отношений. Антагонизм Парижской и Берлинской систем на руинах Венской и Санкт-Петербургской систем международных отношений ознаменует собой финишный путь Европы к развязыванию самоубийственной Первой мировой войны.

На протяжении 1873-1890 годов России все же удастся поддерживать договорный процесс «Союза трех императоров» с целью гипотетического возрождения «Священного союза» (который давал бы и России, и Германии, и Австро-Венгрии преимущества против англо-французской гегемонии). Но, балканские противоречия и австро-германский страх перед тенью «Славянского союза» в случае русской победы над османами оказались сильнее. В 1882 году Германская и Австро-Венгерская империи (а также Италия) заключают военный блок «Тройственный союз», направленный и против Франции, и против России. В 1890 году берлинская сторона отказывается продлевать последний договор из серии «Союза трех императоров». В 1891 году, не имея выбора перед видом австро-германского военного блока, Россия заключает антигерманский оборонительный франко-русский союз. Франко-русский союз предполагал собой взаимные военные действия с запада и востока против возможных агрессивных акций Тройственного союза. В 1904 году Франция заключит антигерманский союз с Англией – «Антанта», к которому в 1907 году присоединиться и Россия. Главным интересом российской стороны в рамках «Антанты», по-прежнему, оставался «восточный вопрос». Однако, не следует забывать, что этот же «восточный вопрос» был ключевым моментом той самой «Большой игры» между Англией, Францией и Россией на протяжении всего XIX века.

Парадоксально, но факт, что Россия после неудачной попытки возрождения русско-австро-германского «Священного союза» могла видеть в образе Антанты такого рода союз с Англией и Францией (однако, тут следует помнить о категорической англо-французской позиции относительно «восточного вопроса» в период Крымской и Балканской войн).

Таким образом, вследствие краха «Священного союза» и забвения идеи Санкт-Петербургской системы отношений, в Европе после Крымской, Балканской и франко-прусской войн обозначились очертания антагонистических систем – Парижской и Берлинской. Русско-австрийские противоречия по «восточному вопросу» привели к краху идеи «Союза трех императоров» (как второго «Священного союза») и не оставили России выбора другого решения проблемы русско-османских войн. Кроме как, в союзе с бывшими противниками в годы Крымской войны – Англией и Францией (будущая Антанта).

Возможно, что России стоило бы выждать время и оставить решение «восточного вопроса» до лучших времен, а по результатам неизбежной новой франко-прусской войны смотреть на дальнейшее поведение Берлина и Вены. Но, в этом случае, Россия оказывалась бы перед лицом единой австро-германской угрозы (учитывая тот факт, что Британская империя продолжала бы политику «блестящей изоляции», опираясь на лучшие в мире военно-морские силы). Но, ясно одно, что если бы до Крымской войны Австрия не помешала бы России окончательно решить «восточный вопрос», то Санкт-Петербургская система международных отношений из идеи стала бы реальностью. Австро-русский союз, заложенный со времен Петра Великого, сохранил бы стабильность в центре Европы и не допустил новых наполеоновских амбиций Франции. Но, конечно, кроме русско-австро-прусского «Священного союза» на балканских руинах Османской империи мог бы появиться и полноценный «Славянский союз» (чего, естественно, боялась не только Австрия).

История Российской Империи — это очередной этап в Истории Великой России. Это трехсотлетняя история страны, прошедшей тяжелый исторический путь. Россию по праву можно считать Великой Державой, ведь никогда в мире не было такой огромной, величественной страны, которая бы смогла сплотить бесчисленное многообразие культур, традиций и народов, совершенно не похожих друг на друга. Российская империя сложилась на основе Российского централизованного государства, которое в 1721 Петр I объявил империей. В состав Российской империи входили Прибалтика, Правобережная Украина, Белоруссия, часть Польши, Бессарабия, Северный Кавказ. С XIX века в состав империи, кроме того, вошли Финляндия, Закавказье, Казахстан, Средняя Азия и Памир. Официальными вассалами Российской Империи были Бухарское ханство и Хивинское ханство. В 1914 под протекторат Российской империи принят Урянхайский край. Территория Российской Империи в том же году делилась на 81 губернию и 20 областей; насчитывался 931 город. Часть губерний и областей была объединена в генерал-губернаторства (Варшавское, Иркутское, Киевское, Московское, Приамурское, Степное, Туркестанское и Финляндское).
Все население считалось подданными Российской Империи, мужское население (от 20 лет) присягало на верность Императору. Подданные Российской Империи делились на 4 сословия («состояния»): дворянство, духовенство, городские и сельские обыватели. Местное население Казахстана, Сибири и ряда других районов выделялось в самостоятельное «состояние» (Инородцы). На территории России проживало свыше 100 народов; 57% населения составляли нерусские народы. Российская Империя была наследственной монархией во главе с императором, обладавшим самодержавной властью. Члены его семьи и родственники составляли императорскую фамилию. После Февральской революции 1917 года самодержавие было свергнуто, а Россия с 1 сентября 1917 провозглашена Временным Правительством Республикой. После свержения Временного Правительства в октябре 1917 года на большей части территории бывшей Российской Империи была установлена Советская власть. Постепенно возникли Советские республики, объединившиеся в 1922 году в «Великий, могучий Советский Союз (СССР)».
Создание Советского Союза ознаменовало начала нового этапа в истории России. Несмотря на все трудности первого десятилетия советской власти, страна смогла в кратчайшие сроки восстановить былое экономическое и политическое могущество на мировой арене. Победа Советского народа в кровопролитной Великой Отечественной войне, понесшего самые значительные потери, помогла закрепить за СССР статус Великой Державы, а территориальные приобретения, закрепленные на Потсдамской конференции, продолжили традиции Российской Империи в расширении границ государства. Послевоенное развитие страны проходило быстрыми темпами, а холодная война определила ключевой сегмент экономики страны – ВПК. Преобладание сырьевой направленности в экономике и труднореформируемая командно-административная система СССР поставили точку в дальнейшем развитии страны к началу 80-х годов XX столетия. Необходимые реформы, проводимые в рамках «перестройки», лишь усугубили и без того сложную ситуацию в стране. Это в итоге привело к распаду Советского Союза и образованию на его территории 15 независимых государств.
Развал Советского союза и образование независимой Российской Федерации положило начало новому этапу в истории России. Тяжелая экономическая и политическая ситуация, оставшаяся в наследство от СССР, а также ряд неудачных реформ поставили страну на грань полномасштабной гражданской войны и дальнейшего территориального деления. Но российский народ смог справиться и с этими проблемами. Более продуманная внешняя политика первого десятилетия XXI века позволила значительно повысить положение страны на мировой арене. Изменения во внутренней политике, проводимые в последнее время, дают надежду на будущее и вселяют уверенность в завтрашнем дне, открывают новые горизонты для будущих поколений.
Россия была, есть и будет Великой Державой, которая по праву может называться Империей!

За свою историю многие государства и империи переживали взлеты и падения, провозглашение и коронации, а также бесславные поражения и, в конечном счете, исчезновение. Например, Монгольская, Римская, Османская империи пережили стремительные взлеты и обладали огромной властью, которая сохранялась на протяжении столетий и казалась непоколебимой. Но в итоге все империи исчезли, оставшись только на страницах исторических книг. Современные наследники этих империй, если так можно выразиться, а это Монголия, Италия и Турция — только тени той мощи и того влияния, которыми обладали их предшественницы. И все-таки существуют исключения, одно из которых находится на Востоке.

В разных обличиях Россия присутствовала на мировой политической арене веками. Она была то царской, то коммунистической, теперь она демократическая, но всегда Россия оставалась неотъемлемым фактором международных отношений, дипломатии, мировой экономики и торговли. Сегодня Россия является самым большим по площади государством (17 миллионов квадратных километров), хотя уступает по размерам себе же самой в имперские и советские времена. Огромная территория, большое население, богатые природные запасы (нефть и газ), а также суровый климат, помимо других российских особенностей, обеспечили России специфическую позицию во внутренней и внешней политике. Кого-то эта позиция чарует и поражает, кого-то — пугает и беспокоит, но никто не остается равнодушным.

Внутреннее политическое устройство России всегда было своеобразным и отличалось от остального мира, а российская внешняя политика основывалась на принципах христианства и традиционализма, всеобщего блага, марксизма-ленининзма и многополярности. Окружающий мир всегда воспринимал Россию как непонятную и загадочную страну, экспансионизм которой вселял страх в Европу и Азию, а в последние десятилетия — и в США. В прошлом веке за российским коммунистическим экспериментом неустанно следили многие государства по всему миру.

Вот уже полтысячелетия российскую внешнюю политику критикуют за амбициозность, которая превосходит возможности России. Начиная с периода правления Ивана Грозного в 16 веке, России удавалось расширять свою территорию со средней скоростью в 50 квадратных миль в день на протяжении сотен лет, и со временем Россия заняла одну шестую часть земной суши. К 1900 году Россия превратилась в четвертую крупнейшую промышленную державу, а также в крупнейшего производителя сельскохозяйственной продукции в Европе.

В истории запечатлелись три пика российской гегемонии. Первый — это победа Петра Великого над Карлом XII и ослабление Швеции в начале 1700-х годов, что привело к российскому доминированию на Балтийском море и в Европе. Второй взлет — это победа Александра I над великим завоевателем Наполеоном Бонапартом во втором десятилетии 19 века, благодаря чему российские войска оказались в Париже. В период проведения Венского конгресса в 1815 году Россия была самой сильной страной на европейском континенте. Третий взлет — победа Сталина над гитлеровской Германией в 1945 году. Тогда советская Россия взяла Берлин и создала империю из стран-сателлитов в Восточной Европе. Потом Россия, как и США, превратилась в мировую сверхдержаву, способную распространять свое влияние на всех континентах и во всех океанах.

На протяжении всей своей истории Россия всегда была своеобразной. Она поздно вышла на европейскую арену (уже после примирения Франции и Великобритании). Похоже, что на Россию не распространяется ни один традиционный принцип европейской дипломатии. Россия граничит с тремя культурными ареалами — Европой, Азией и Ближним Востоком (мусульманским миром) — и включает их этнические группы, поэтому никогда не была национальным государством в европейском смысле. Россия постоянно меняла облик, поскольку ее правители присоединяли соседние территории. Поэтому по сравнению с другими европейскими государствами Россия казалась необъятной империей. Кроме того, каждая новая присоединенная территория меняла и характер государства, которое принимало еще одну непокорную нерусскую этническую группу. Это стало одной из причин того, что Россия сделала акцент на огромную армию, размеры которой никак не соотносились с реальной внешней опасностью.

Лавируя между навязчивыми сомнениями в собственной безопасности и миссионерством, между европейскими желаниями и азиатскими искушениями, Российская империя внесла важный вклад в европейское равновесие сил, однако эмоционально никогда не была частью Европы. Российские лидеры строили планы по завоеванию территорий и обеспечению безопасности своей страны. После Венского конгресса Российская империя (чаще всех остальных держав) использовала свои вооруженные силы на чужой земле. Некоторые аналитики считают, что российский экспансионизм является следствием неуверенности в собственной безопасности. Однако российские писатели намного чаще оправдывали российские завоевания мессианским предназначением. В военных кампаниях Россия редко проявляла чувство меры. Если бы ее планы сорвались, она замкнулась бы в собственном недовольстве. На протяжении большей части своей истории Россия ждала удобного случая, чтобы это доказать.

После выхода на международную арену Россия невероятно быстро достигла превосходства. На конференции, собранной для подписания Вестфальского мира в 1648 году, не было российских представителей, поскольку Россия посчитала это событие маловажным для себя. С 1750 года и далее Россия активно участвовала во всех значительных европейских войнах. В середине 18 века Россия уже вызывала у западных наблюдателей некоторый страх. В 1762 году французский посланник в Санкт-Петербурге писал:

«Если не обуздать русские амбиции, последствия для соседних стран могут быть фатальными… Я знаю, что степень российской мощи нельзя мерить ее размерами, поэтому ее владение восточными территориями — это лишь пугающий призрак, а не истинный источник ее силы. Но также я полагаю, что это нация, которая успешнее других противостоит перепадам погоды, обусловленным суровым климатом, привыкла к рабской послушности и минимуму потребностей, что позволяет ей воевать с минимальными расходами… Я думаю, что подобная нация будет властвовать…»

Царская абсолютистская власть позволяла российским правителям проводить своевольную и специфическую внешнюю политику. За шесть лет (с 1756 по 1762 годы) Россия вступила в Семилетнюю войну на стороне Австрии и напала на Польшу, а после смерти императрицы Елизаветы в январе 1762 года Россия перешла на сторону Пруссии. В июле 1762 года, когда Екатерина Великая свергла своего супруга, Россия объявила о своем нейтралитете. Через 50 лет после этого Меттерних скажет, что император Александр I ни во что не верил больше пяти лет.

Самая яркая российская особенность — парадоксальность. Страна, постоянно воюющая и расширяющаяся во всех направлениях, все равно всегда ощущала угрозу. Чем больше языков звучало в империи, тем больше был страх опасности, и отчасти поэтому Россия хотела изолировать разные национальности от их соседей. По мере того, как Россия расширялась за пределами московского региона за счет территорий в Центральной Европе и Средней Азии и достигала берегов Тихого океана, ее поиски уверенности в собственной безопасности превращались в экспансию как самоцель.

Постепенно Россия стала представлять угрозу для европейского равновесия сил, а также для суверенитета соседей на всей протяженности ее длинных границ. Сколько бы территорий Россия ни контролировала, она все равно неумолимо расширяла свои границы. Началось все из-за соображений безопасности, когда в 1776 году князь Потемкин предложил завоевать тогда турецкий Крым, справедливо утверждая, что это поможет защитить Российскую империю. С окончанием наполеоновских войн завершился захват Россией западных соседей, поэтому русские занялись Кавказом, Сибирью и Средней Азией. К 1864 году безопасность и постоянная экспансия становятся синонимами. Канцлер Александр Горчаков называл российскую экспансию в Среднюю Азию вечным обязательством по насильственному установлению мира на границах: «Позиция России в Центральной Азии является точно такой же, как у всех цивилизованных государств, которые вступили в контакт с поселениями полудиких кочевников, не обладающих никакой определенной социальной организацией. В таких случаях более цивилизованное государство, как правило, вынуждено в интересах безопасности своих границ и коммерческих отношений осуществлять некоторое господство над теми, чей буйный и неуравновешенный характер делает их нежелательными соседями…» По мнению Горчакова, в таких условиях государство должно принять решение: или отказаться от этих постоянных усилий и обречь свои границы на беспрестанные столкновения, или продвигаться вглубь территорий все дальше и дальше. И в этом самая большая проблема.

В конце 19 века менее половины подданных империи были русскими, и только две трети — славянами. Остальное население, которое проживало на 75% территории, простиравшейся от норвежской до корейской границ и объявленной российской, образовывали 70 больших этнических групп. За пределами европейской части России мусульмане Средней Азии и Кавказа составляли самую многочисленную и лучше всего организованную группу населения. Несмотря на то, что масштабное завоевание азиатских территорий производилось силой, огромная удаленность центра от периферии, а также нехватка управленческих и административных кадров привели к тому, что поначалу империи пришлось смириться с тем, что от имени Санкт-Петербурга там правили местные элиты. Затем российские власти решили провести кампанию по русификации, чтобы у максимального количества племен и народов появилась возможность интегрироваться в Российскую империю. Включение в духовный и материальный проект по расширению империи оказалось лучшим способом убедить других в российском превосходстве.

Интересно, что в последние 200 лет российские напористость и героизм несколько раз спасали европейское равновесие сил. Если бы не было россиян, почти с полной уверенностью можно сказать, что Наполеону и Гитлеру удалось бы создать мировые империи. Россия одновременно угрожала равновесию сил и была одной из его необходимых ключевых составляющих, хотя никогда по-настоящему не была частью этого баланса. Как и американцы, россияне считали свое общество исключительным. В своем экспансионистском походе в Центральную Азию они сталкивались только с кочевыми и феодальными обществами — примерно так же, как американцы при освоении Дикого запада. Российское обоснование этой экспансии, основанное на процитированной идее Горчакова, аналогично американскому объяснению собственной «неизбежной судьбы». И чем больше Россия приближалась к Индии, тем больше подозрений она вызывала у британцев. В отличие от западноевропейских стран Россия сама себя воспринимала не как нацию, а как всеобщее благо, выходящее за рамки геополитики, проникнутое верой и подкрепленное оружием. После Октябрьской революции 1917 года ярое мессианство было перенесено на коммунистический Интернационал, а с приходом в 2000 году Путина — на преданность идеалам многополярного мира.

Для остального мира Россия всегда была и остается загадочной экспансионистской державой, которую следует остерегаться, и чью силу и мощь нужно ограничивать кооптированием или конфронтацией. Посткоммунистическая Россия оказалась в прежде небывалых границах. Как и Европа, Россия тратит большую часть своей энергии на переформулирование собственной идентичности. Это породило массу вопросов. Собирается ли Россия вернуться к своему историческому ритму и возродить утраченную империю? Хочет ли она переместить свой «гравитационный» центр на восток и стать активным участником азиатской дипломатии? Руководствуясь какими принципами и применяя какие методы, Россия будет реагировать на беспорядки вблизи своих границ, особенно на неспокойном Ближнем Востоке?

Ответы на эти вопросы мы уже получили. Путинская Россия проявила себя как новая держава, переживающая подъем, которая отрицает и оспаривает американскую однополярную гегемонию и создает современное государство с сильными демократическими институтами. Россия также создает многополярный мировой политический порядок. Она превратилась в активного участника мировой дипломатии, без которого невозможно решение ключевых геополитических проблем современности, а кроме того, Россия вновь обрела и даже укрепила свою идентичность, основанную на консервативных и христианских ценностях. В некотором смысле Россия восстановила свою «империю» тем, что вернула функциональность самой себе, сделала невозможным отделение регионов — таких, как Чечня и Татарстан, а также проявила себя как конструктивный фактор в решении мировых проблем, в частности, проблемы терроризма, организованной преступности и климатических изменений. Россия вернула свои сферы влияния, начиная с Ближнего Востока через Корейский полуостров вплоть до Латинской Америки. И Россия всегда будет играть ключевую роль в мировом порядке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *