Россия как восточная цивилизация

Россия и Средняя Азия – одна цивилизация – цивилизация Востока. Среднеазиатская независимость – процесс, который мог произойти только в союзе с Россией..

Средназиатский восток – это социокультурный генетический код в Российской цивилизационной системе..

Но как самостоятельная цивилизация Российский Восток не сможет противостоять евразийскому напору.

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Россия — восточная цивилизация. Веками лесные славяне жили рядом со степными кочевниками, и надо сказать на самом деле, достаточно мирно сосуществовали, взаимно обогащая друг друга. Да, бывали легкие недопонимания, но так уж чтобы изводить друг друга на корню. Собственно поэтому ученое сообщество до сих пор и спорит – вся эта монголо-татарская мифология с игом реальность или все-таки определенная историческая «стилизация» давно минувших дней.

Среднеазиатская независимость – процесс, который мог произойти только в союзе с Россией. Любая другая страна, скорее бы вырезала все население территорий, чем позволило бы отколоться землям и полезным ресурсам в них.

Советский период– пик равноправия социальной справедливости, что собственно и подтверждают высказывания определенной части среднеазиатских политиков до сих пор.
Все, что там есть сейчас, вся инфраструктура, заводы, фабрики, коммуникации, культурные учреждения построены в советское время.

Российская цивилизация как пылесос, втягивала в себя представителей различных этносов, наций, национальностей. На этой основе создан не только наш общий культурный код, но и исключительно мощный генетический код, потому что за все эти столетия и даже тысячелетия происходил обмен генами, смешанные браки. Генный код, наверное, может быть, почти наверняка является одним из наших главных конкурентных преимуществ в сегодняшнем мире. Он очень гибкий, он очень устойчивый.

Человек русского мира, он прежде всего думает о том, что есть какое-то высшее моральное предназначение самого человека, какое-то высшее моральное начало. И поэтому русский человек, человек русского мира, он обращен больше не в себя.

Не нужно выкидывать с нашего генетического кода, наш Восток, да, де-юре он остался за границами России, но де-факто он никуда не делся и не исчез.

Отношение к среднеазиатам в постсовесткой России – это ломка собственного генетического кода.
++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. В опубликованном недавно докладе объясняется, как идея о «духовной безопасности» стала компонентом концепции национальной безопасности России, и демонстрируется, что нынешнее политическое и церковное руководство РФ не смирится с разворотом Украины на запад.

Доклад под названием «Духовная безопасность, русский мир и Русская православная церковь: Влияние РПЦ на внешнюю политику России в отношении Украины, Молдовы, Грузии и Армении» является частью отчета, опубликованного ранее в этом месяце лондонским Центром внешней политики.

Подчеркивая степень взаимосвязи между православием и государственностью в России, в докладе приводится разработанная Кремлем концепция национальной безопасности РФ, в которой в частности говорится, что «обеспечение национальной безопасности Российской Федерации включает в себя также защиту культурного, духовно-нравственного наследия… всех народов России». В докладе также отмечается, что одним из столпов внешней политики администрации президента РФ Владимира Путина является русский мир (термин, означающий сферу культурного и канонического влияния России), а отстаиваемые Русской православной церковью религиозные ценности являются непременным элементом русского мира.

«Русская православная церковь, вернувшая себе ведущую роль в качестве стража культуры и духовности в России, предоставляет идеологическую основу, используемую администрацией Путина в отношениях с ближним зарубежьем, а также странами, рассматриваемыми ей в качестве части сферы геополитического влияния Кремля», – говорится в докладе, подготовленном его преподобием доктором Даниэлем Пейном (Daniel P. Payne), священником Греческой православной церкви, в 2006-2015 гг. работавшим научным сотрудником в Доусоновском центре исследований церкви и государства при Бейлорском университете.

«Пропаганда Русской православной церковью традиционных ценностей, вошедших в основу идеологии русского мира и концепции «духовной безопасности», оказала большое влияние на так называемую «путинскую доктрину»», – отмечается в документе.

В последние годы сторонники концепции русского мира выставляют себя защитниками традиционных христианских ценностей. В этой связи они решили, что их главной миссией является сдерживание атеизма, который, по их мнению, превалирует в странах Запада. А в РФ Русская православная церковь, по словам ее главы, патриарха Кирилла, начала «второе крещение Руси» в попытке избавить русский мир от атеистического влияния, ассоциируемого с коммунизмом.

По мнению автора доклада, данный религиозно-культурный фактор является одним из мотивов действий России в Украине. Идея о развороте Украины спиной к Москве и лицом к Евросоюзу особо неприемлема для российского руководства, т.к. Киев является колыбелью русской цивилизации и местом принятия Русью православия в 988 году. Поэтому российские лидеры убеждены, что принятие Украиной западных ценностей безвозвратно разделит православных верующих и приведет к развалу русского мира.

«Православная вера является столпом, который никогда не позволит поработить или разрушить Русь, – сказал патриарх Кирилл в своей речи в июле 2014 года. – Если мы предадим ее, отвергнем ее, мы все потеряем».

Автор доклада утверждает, что лидеры стран Запада совершат большую ошибку, если не примут во внимание заложенный в основу внешней политики России религиозный аспект, в особенности влияние мессианских идей на политику РФ в отношении Украины.

«Если формирующие внешнюю политику лица в США и Западной Европе не поймут религиозного аспекта путинской доктрины русского мира, они не смогут в полной мере понять подоплеки действий Путина и его администрации по продвижению «российскости» по всему миру», – утверждается в докладе.

Всякое политическое большинство когда-то было меньшинством, но не всякое политическое меньшинство становится большинством. Только у организованного меньшинства есть политическое будущее. Беда не в том, что проевропейская часть граждан сегодня в России в меньшинстве, а в том, что она дезорганизована и деморализована. Вопрос о самоорганизации меньшинства является главным в нашей повестке дня сегодня.

1. Почему мы сегодня в меньшинстве? Что нас больше всего беспокоит? Что отличает нас от довольного всем большинства? — Мы разделяем то, что принято называть «европейскими ценностями» и не согласны с политическим курсом, который объявляет эти ценности вне закона. Что в них такого особенного, чтобы на русских они не распространялись? Надо очень сильно не уважать русский народ, чтобы считать его недостойным разумных законов, независимого суда, неподкупных полицейских и сменяемой власти.

2. Так случилось, что вопрос о европейском выборе стал основным пунктом политической повестки дня посткоммунистической России. Когда-то Федор Достоевский сказал, что, если Бога нет, значит, все дозволено. Сегодня правящий режим действует по принципу: раз мы не Европа, то нам можно все — красть, чинить произвол, подавлять инакомыслие, вести войну. Нам предоставлен выбор — либо Россия возвращается на европейский путь развития, по которому она двигалась последние четыреста лет, либо она сгниет за глухим забором, которым она хочет от мира закрыться. Третьего, увы, не дано.

3. Европейский путь — это не абстракция, а признание верховенства права в качестве краеугольного камня построения российской государственности. Европейский путь подразумевает справедливые законы, их честное (единообразное для всех) применение и, безусловно, регулярную смену власти, без которой ни первое, ни второе невозможно обеспечить.

4. Утверждение «Россия — не Европа» — это ложь, выдуманная теми, кто хочет обосновать свое право пожизненно править страной, наплевав на закон и справедливость. Долг любого честного гражданина состоит в сопротивлении этой лжи. Россия — часть Европы как географически, так и культурно. Европейский вектор развития России был итогом многих веков нравственных и интеллектуальных поисков. Именно благодаря ему Россия стала великой державой.

5. Отклонение от европейского вектора каждый раз очень дорого обходилось русскому народу. Помимо огромных человеческих и материальных потерь, это оборачивалось критическим отставанием в экономическом и духовном развитии русского общества. Нет никаких сомнений в том, что и сегодня придется заплатить такую же непомерно большую цену за очередной, навязываемый русскому народу исторический эксперимент.

6. «Русские европейцы» никогда в России не исчезали. Может быть, поэтому она и остается жива до сих пор. Европейский выбор России передавали на протяжении столетий как эстафету от одного поколения к другому. Даже во времена самой тяжелой, беспросветной реакции в России оставались люди, преданные европейской идее. Свою верность европейским ценностям и принципам настоящие патриоты России выражали словом и делом, не ограничиваясь одними лишь интеллектуальными поисками рациональных ответов на вызовы своего времени. Они действовали, причем сообща, в интересах общества, пытаясь защитить людей от наиболее омерзительных проявлений азиатчины — деспотического государственного произвола.

7. Сегодня наше общество вновь терзают старые, хорошо знакомые ему по русской истории демоны. И поэтому в современную политическую повестку дня первым пунктом снова вписано духовное и политическое сопротивление насилию. Но сопротивление — это искусство и наука. Новые времена требуют новых форм, а новые формы рождаются только во взаимодействии и творческом поиске.

8. Власть разрушила гражданский мир в России и обратила российское общество в состояние холодной гражданской войны. Несколькими точечными ударами она за считанные месяцы превратила политическое пространство в поле битвы без линии фронта, флангов и тылов. На этом выжженном политическом пространстве любая регулярная политическая сила, будь то партия или иное централизованное объединение, попробуй она заявить о своих претензиях на власть, будет молниеносно стерта с лица земли. Поэтому единственно возможной эффективной тактикой в этих условиях является тактика децентрализованного сопротивления, оказываемого произволу и коррупции.

9. Уязвимое место режима — выборы. Они давно уже сведены к печальному ритуалу. Но власть не может целиком и полностью устранить их как потенциальную угрозу, не объявив Россию абсолютной монархией. А значит, что бы ни говорили, на будущее сохраняется зазор, в который хорошо организованное меньшинство может встрять, причем хорошо встрять, став той костью в горле режима, которой он поперхнется. Таким образом, главная цель сопротивления — выборы всех уровней, но в первую очередь, конечно, — выборы в Государственную думу 2016 года, ставшую оплотом реакции в России. И, кстати, если власть пойдет на досрочный роспуск этой опозорившей себя Думы и попытается протащить своих ставленников в новый парламент на волне «крымнашенской» эйфории, — это будет тоже прекрасный результат. Тем самым будет доказано, что выборы — это действительно слабое звено и что власть реально боится оппозиционного меньшинства. А нам спешить некуда, мы готовимся к длительной борьбе.

10. Мы не собираемся участвовать в выборах как самостоятельная политическая сила. Это было бы сегодня политическим самоубийством. Но мы должны создать инфраструктуру, готовую поддержать любого кандидата на выборах любого уровня, который придерживается на практике европейского выбора и который готов бороться с раковой опухолью, поглотившей Россию — коррупцией, произволом и криминалом. Мы будем поддерживать таких людей вне зависимости от того, какую политическую силу они представляют. Еще важнее оказывать противодействие тем, кто выступает за изоляционизм, кто связан с криминалом во власти, кто замаран в коррупции. Мы будем чинить препятствия таким людям независимо от того, под каким политическим знаменем они выступают. Так что, если на выборы вдруг пойдет достойный «единорос», а дискредитировавший себя кандидат окажется «оппозиционером», то мы поддержим того из них, кто выглядит достойнее, а не того, на каком наклеен «правильный лейбл». Само собой разумеется, что речь идет обо всех возможных формах поддержки: информационной, идеологической, организационной и, конечно, там, где это возможно, финансовой.

11. Сейчас для эффективного сопротивления нужна не заточенная на борьбу за власть партия с еще одной «вертикалью», а «горизонтальный» альянс многочисленных «малых общественных групп», из которых соткана подкладка гражданского общества и которые решают на местах свои собственные конкретные задачи. Задача состоит в том, чтобы научить эти группы быстро объединяться и эффективно взаимодействовать между собой в тот момент, когда возникает необходимость в совместных действиях. В том числе, но не ограничиваясь, — во время выборов.

12. Такое «сетевое» движение первичных структур гражданского общества, вписанных в местный политический рельеф и поэтому менее уязвимых, выступающих за возвращение России на европейский путь развития, за создание правового государства со справедливыми законами и верховенством права, а также за регулярную смену власти путем проведения честных выборов, я предлагаю назвать движением Открытая Россия.

13. Главными организационными принципами Открытой России должны поэтому стать децентрализация и самоуправляемость (самодостаточность). В Открытой России каждая присоединившаяся к движению общественная группа должна быть самостоятельным центром силы, удельный вес и влияние которой определяется лишь ее полезностью для других участников движения. Роль координирующего центра будет состоять в предоставлении платформы для общения: для общения онлайн создан сайт движения Открытая Россия, для общения оффлайн будут регулярно организовываться форумы.

14. Движение открыто для всех, кто полностью или хотя бы частично согласен с его главной целью — восстановление верховенства права в России. Полагаю, что на самом деле тех, кто разделяет эту цель, в России немало, и они вполне способны обеспечить движение необходимыми ресурсами — интеллектуальными, организационными и финансовыми:

— мы ищем союзников — общественные группы, выступающие за европейский выбор и ограничение государственного произвола;

— мы ищем интеллектуальную поддержку со стороны экспертного сообщества, специалистов в разных областях знаний, имеющих свой собственный взгляд на пути развития России;

— мы ищем помощи в информационном сопровождении, которое поможет точнее понимать результаты нынешней политики и доносить альтернативную точку зрения до как можно большего числа людей;

— мы ищем финансовые ресурсы: вопреки распространяемым нашими противниками слухам мы не берем деньги у Америки, их нам дают соотечественники.

15. У нас есть план, который, конечно, будет скорректирован с учетом результатов сегодняшней конференции и онлайн обсуждения. Мы должны обеспечить «заинтересованное меньшинство» информацией, а также организационными ресурсами. Наши ближайшие задачи: предоставить коммуникационную платформу, наладить работу экспертного сообщества, создать образовательный модуль и наладить организационные связи между всеми заинтересованными группами.

К выборам 2016 года мы должны стать организованной силой.

16. С завтрашнего дня мы открыты для сотрудничества со всеми, кто хотя бы частично разделяет наши идеалы и ценности. Наш лозунг: все, кто НЕ против нас, — с нами. Наша цель максимально широкий альянс. Все, кто за справедливое распределение общественного богатства, за равенство перед законом, за верховенство права, за контроль общества над властью, за сменяемость и подотчетность бюрократии рассматриваются нами как союзники.

Россия должна стать открытой.

Открытая Россия

УДК 316.722

КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ. РОССИЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ В ДИАЛОГЕ ЗАПАДНОЙ И ВОСТОЧНОЙ КУЛЬТУР

Аннотация. Рассматриваются проблемы научного определения термина «цивилизация». Анализируются сравнительные признаки западной и восточной цивилизаций. Оценивается роль культурных ценностей в обучении студентов вуза.

Ключевые слова: культура, цивилизация, духовные аспекты цивилизации, социокультурное образование, западники, славянофилы, евразийцы, диалог культур.

CULTURE AND CIVILIZATION. RUSSIAN CIVILIZATION IN THE DIALOGUE OF EASTERN AND WESTERN CULTURES

Исследователи выделяют, по меньшей мере, шесть наиболее распространенных смыслов понятия «цивилизация»:

— оно выступает синонимом понятия «культура» (цивилизация и культура Древнего Рима);

— оно рассматривается как обозначение «вещного», предметного тела общества в противоположность его духовному началу: «цивилизация — преобразованный человеком мир внеположных ему материальных объектов», — подчеркивает А.Г. Спиркин ;

— цивилизация обозначает этап старения и упадка культуры (О. Шпенглер);

оно употребляется для выявления конкретного локализованного общества («цивилизация

Вавилона»);

оно используется в археологии для обозначения технологического уровня развития общества (шелльская цивилизация, цивилизация каменного века);

наконец, оно выступает синонимом состояния общества, наступающего после первобытнообщинного строя, после «варварства». «Цивилизация — такая связь в развитии человечества, когда социальные связи начинают доминировать над природными, и когда общество начинает функционировать на своей собственной основе», — отмечает И.А. Гобозов .

Таким образом, подходов к пониманию цивилизации достаточно много . В современной социально-философской литературе постепенно складывается взгляд на цивилизацию как на качественную специфику группы стран и народов на определенном этапе развития. И если для общественно-экономической формации преимущественным критерием является способ материального производства, то специфика цивилизации, не отказываясь от учета материальных отношений общества, более тяготеет к выделению духовных аспектов и критериев. В числе таких аспектов чаще всего выделяют:

специфическую общественно-производственную технологию;

общественно значимые духовные ценности, своеобразную философию общества,

— обобщенный образ мира, сложившийся в общественном сознании (нередко он соответствует определенной религии);

Н.Ю. Григорьев Э.Б. Родюков

Nikolai Grigoriev Eduard Rodyukov

© Гигорьев Н.Ю., Родюков Э.Б., 2014

— специфический образ жизни народа, базирующийся на сложившейся морали, духе народа, его самосознании.

Таким образом, понятие цивилизации в известном смысле оказывается более широким, чем понятие формации. Многие современные исследователи подчеркивают, что при цивилизационном подходе в центре рассмотрения оказывается человек, поэтому такой подход позволяет объяснить явления и процессы, которые не укладываются в схему формационного анализа. Понятие цивилизации появилось в ХУШ веке, французские философы-просветители называли цивилизацией общество, основанное на началах разума и справедливости.

Цивилизация включает в себя преобразованную человеком, окультуренную, историческую природу и средства этого преобразования, человека, усвоившего культуру и способного жить и действовать в окультуренной среде. Цивилизация, следовательно, выступает как социокультурное образование. Понятие «культура» характеризует человека, определяет меру его развития, поэтому можно сказать: культура — способ бытия человека. Что касается понятия «цивилизация», то оно характеризует социальное бытие самой культуры. В философской мысли существуют разные подходы к осмыслению соотношения культуры и цивилизации. В некоторых концепциях критика культуры, начатая Ж.-Ж. Руссо, доводится до полного ее отрицания, выдвигаются идеи «природной антикультурности» человека, остающегося при этом «цивилизованным». Доведение до крайнего выражения того подхода, когда в цивилизациях видят лишь различия и отрицают преемственность, повторяемость отдельных черт исторического процесса — фактически приводит и к отрицанию всемирной истории, которая распадается на отдельные истории отдельных цивилизаций. Нетрудно видеть, что такого рода выводы противоречат современным тенденциям развития человечества, когда резко усиливается взаимозависимость и взаимовлияние различных стран и народов.

Актуальнейшим вопросом для российского общества является решение вопроса о соотношении западной и восточной культур и цивилизаций, о месте России в диалоге этих культур. С точки зрения цивилизационного подхода Запад и Восток рассматриваются не как географические, а как геосоциокультурные понятия.

Специфика западной цивилизации. Современные исследователи под термином «Запад» понимают тот особый тип цивилизационного и культурного развития, который сформировался в Европе примерно в ХУ-ХУП вв. Цивилизация этого типа чаще всего именуется техногенной. Характерными чертами этой цивилизации являются динамичное развитие техники и технологий, систематическое применение в производстве научных знаний. В результате научные и научно-технические революции коренным образом изменяют место человека в производстве и его отношение к природе. По мере развития техники ускоренно изменяется созданная человеком «вторая природа», что, в свою очередь, вызывает существенную трансформацию социальных связей. Иногда в течение одного-двух поколений происходят изменение образа жизни и формирование нового типа личности.

Западная культура в ее современном виде опирается на предпосылки, формировавшиеся в период античности и средневековья. Наиболее существенные факторы этого исторического периода, которые определили лицо западной цивилизации, могут быть сведены к следующим:

— опыт демократии античного полиса;

— становление в рамках полисной культуры различных философских систем и зарождение науки в ее нынешнем понимании;

— христианская традиция с ее представлениями о человеческой индивидуальности, концепцией морали, пониманием человека и его разума, как созданных «по образу и подобию Божьему».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В эпоху Просвещения сформировались те предпосылки и мировоззренческие установки, которые определили последующее развитие техногенной цивилизации. В числе этих установок следует, прежде всего, подчеркнуть особую ценность прогресса науки и техники, убеждение в возможности

разумного рационального обустройства общества. Обычно в социально-историческом плане западная цивилизация отождествляется с периодом становления и развития капиталистических экономических отношений и буржуазной формы государственной демократии, со становлением гражданского общества. В технико-технологическом аспекте западная цивилизация отождествляется с индустриальным и постиндустриальным обществом.

Становление этой цивилизации происходило в тесном переплетении материальных и духовных факторов. Немецкий исследователь М. Вебер в знаменитой книге «Протестантская этика и дух капитализма» показал роль протестантской Реформации и религиозного духа кальвинизма в становлении основных духовных ценностей капиталистического общества. В числе этих ценностей: динамизм, ориентация на новизну, утверждение достоинства и уважения к человеческой личности, индивидуализм, установка на автономность личности, рациональность, идеалы свободы, равенства, терпимости, уважение к частной собственности.

Особенности традиционного общества. Известно, что мировая история началась с Востока, именно он — очаг цивилизации. Здесь возникли и приобрели устойчивые формы древнейшие социальные и политические институты. Недаром древние римляне с уважением говорили: «Свет — с Востока». В геополитическом аспекте этот тип цивилизации связывают с культурами Древней Индии и Китая, Вавилона, Древнего Египта, государственными образованиями мусульманского мира. Каждая из этих культур отличалась самобытностью. Так, в Древнем Китае сын крестьянина мог за счет образования попасть в высшие слои общества, а в Индии существовали замкнутые касты; японские самураи с презрением относились к низшим слоям общества, а рыцари Китая считали долгом вступаться за обиженных и отстаивать справедливость.

Однако между обществами традиционной культуры гораздо больше сходства, чем различий. Отметим наиболее существенные их общие черты. Традиционные общества ориентированы, прежде всего, на воспроизводство устоявшихся социальных структур, на стабилизацию сложившегося образа жизни. В качестве высшей ценности рассматриваются традиционные алгоритмы поведения, аккумулирующие опыт предков (отсюда — «традиционное» общество). Виды и цели общественной деятельности меняются очень медленно, в течение столетий они воспроизводятся как устойчивые стереотипы.

Именно огромная роль традиции в жизни рассматриваемой цивилизации определила длительность ее существования. Если современная западная цивилизация считается существующей ок. 300400 лет, то исследователи Востока определяют срок жизни традиционной цивилизации на протяжении огромного промежутка в 3 тыс. лет — с сер. II тыс. до н.э. по XVII—XVIII вв. н.э. с сохранением существенных характеристик этой цивилизации по настоящее время.

Было бы ошибочно считать, что Восток стоял на месте. Он эволюционировал, но динамика его развития отличалась от западной. Отвергались те новации, которые могли угрожать стабильности Востока. В Европе двигателем прогресса был гражданин-собственник. На Востоке отбирались лишь те новшества, которые соответствовали нормам корпоративной этики и интересам государства, были направлены на укрепление эффективности власти или стабильности государства. Восток очень гибок, он оказывается способным вобрать в себя и переработать многие чуждые элементы. Если для Рима нашествие варварских племен означало конец цивилизации, то для Китая нашествия «варваров» (кочевых племен на границах с Китаем, которые, как и гунны, захватившие Рим, находились на стадии разложения первобытнообщинного строя) даже не прервало существования китайского государства, ибо коренное население ассимилировало пришельцев и привило им ценности своей цивилизации.

Александр Македонский покорил весь Ближний Восток, основал громадную империю. После него осталась система эллинских государств. Но Восток переварил и Селевкидов, и Птолемеев, и привнесенную в завоеванные страны великолепную культуру древних греков, которая, казалось бы,

навсегда там утвердилась. Однажды все вернулось на круги своя — к своему извечному порядку. Особенно характерна способность к ассимиляции для Японии, которая во многом шла по пути заимствований и преобразований на свой лад из философии, традиций, наук, боевых искусств других народов.

В духовной сфере традиционного общества господствуют религиозно-мифологические представления и канонизированные стили мышления. Научной рациональности в этих обществах противопоставляется нравственно-волевая установка на созерцательность, безмятежность, интуитивно-мистическое слияние с бытием, с миром. В отличие от Запада, на Востоке существовало множество религий, и даже ислам, непримиримый к западному христианству, уживался с восточными верованиями. Человек Востока представлял существование всего живого как вечный круговорот в замкнутом цикле, что и порождало знаменитый восточный фатализм как веру в невозможность и ненужность изменения предначертанной Богом судьбы.

Для восточного мировоззрения не характерно разделение мира на мир природы и мир человека, на естественный и сверхъестественный, ему присущ синтетический подход «все во всем». Поэтому свобода и достоинство человеческой личности, ее автономия чужды духу восточной культуры, для которой характерна ориентация на коллективизм. Восточный человек не свободен, а обязан. Он обязан соблюдать традиции, ритуалы, системы подчинения (вышестоящий — нижестоящий, родители — дети, муж — жена), обязан вести определенный образ жизни.

Общество Востока никогда не утрачивало связь с природой. Европейцы слабость перед силами природы компенсировали созданием технических устройств, противопоставляя тем самым себя природе и не ощущая себя ее частью. Целью людей Востока стало стремление жить в гармонии с природой, познав ее законы. Излюбленная идея восточных философов состоит в том, что народы и государства должны развиваться естественным образом, во всем беря пример с природы, где в жизни растений и животных нет ничего лишнего, ничего случайного. Доскональное знание природы позволяло восточному человеку точно предсказывать ее воздействие на организм. В частности, не имеет себе равных по эффективности восточная медицина.

Эти особенности восточной цивилизации предопределяют и специфику социально-политического и государственного устройства. Дух демократии и гражданского общества чужд традиционной цивилизации, поэтому попытки привить нормы западной демократии на восточной почве дают весьма причудливые гибриды. В южных республиках Советского Союза даже структурная организация Коммунистической партии очень тесно коррелировала с традициями родоплеменной организации общества.

Следует учитывать, что рассмотренные схемы — не что иное, как теоретические модели двух цивилизаций, в реальной действительности дело обстоит гораздо сложнее, и реальные общества выступают как результат взаимодействия и взаимозависимости всех ныне существующих культур и цивилизаций. Вместе с тем рассмотренная модель представляет собой достаточно надежную отправную точку для классификации современных обществ. Сравнительные признаки цивилизаций приведены в таблице.

Таблица

Сравнительные признаки цивилизаций

Признаки цивилизации Западная цивилизация Восточная цивилизация

Срок существования Около 300 лет Около 3 тыс. лет

Тип материального производства Интенсивный Экстенсивный

Системообразующие факторы Научно-технический прогресс Традиции

Отношение к природе Покорение Приспособление

Окончание таблицы

Признаки цивилизации Западная цивилизация Восточная цивилизация

Наиболее ценимый социальный слой Молодежь — преобразователь общества Аксакалы — носители традиций

Преимущественный тип мышления Рациональный Эмоциональный, иррациональный

Преимущественный тип развития Революционный Эволюционный

Отношение к человеку Самоценен Подчинен обществу и государству

Тип политических систем Демократический Деспотический

Адекватное название Техногенная Традиционная

Цивилизация России. Попытка выделить своеобразие и историческую роль различных культур и цивилизаций для граждан России связана с необходимостью осмыслить отечественную историю, определить место России в мировой цивилизации, выявить значение западного и восточного культурного наследия для культуры в России, ответить на вопрос: возможен ли и необходим ли самобытный путь развития России? Эта проблема была поставлена еще в 30-х гг. XIX в. русским философом П.Я. Чаадаевым, который по поводу особого пути России утверждал, что надо доказать, что человечество, помимо двух своих сторон, определяемых словами «Запад» и «Восток», обладает еще третьей стороной. Такое доказательство стремились представить идеологи славянофильства: К.С. Аксаков, И.В. Киреевский, А.С. Хомяков. Они связывали идею самобытности русского пути с приверженностью русского народа православию. С их точки зрения православие выступает источником специфических черт «русской души»: глубокой религиозности, повышенной эмоциональности, коллективистских ценностей, приверженности к самодержавию. Их оппонентами выступили «западники»: А.И. Герцен, К.Д. Кавелин, Н.Г. Чернышевский, Б.И. Чичерин и др. Они рассматривали Россию как во многом еще азиатскую страну, которой необходимо перенимать лучшие образцы западной культуры и образа жизни, по-западному цивилизовываться.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

После Октябрьской революции этот вопрос активно обсуждался русской философской эмиграцией, прежде всего в ряде крупных работ Н.А. Бердяева, В.В. Зеньковского, Г.П. Федотова, Г.В. Флоровского и др. В книге Н.А. Бердяева «Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX и начала ХХ века» говорилось о невозможности строго научного определения народной индивидуальности, в которой всегда есть нечто непостижимое. Для русской индивидуальности, по мнению Н.А. Бердяева, характерной является глубокая поляризованность и противоречивость: «Русский народ не есть чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролось два начала, восточное и западное» .

С точки зрения Бердяева, русский народ был народом откровений и вдохновений, а не упорядоченной рациональной культуры. В основании русской души лежат два противоположных начала: языческая дионистическая стихия и аскетически-монашеское православие, что и обусловило двойственность духовных качеств народа: гипертрофия государства и анархизм; склонность к насилию и склонность к доброте; индивидуализм, обостренное сознание личности и коллективизм; искание Бога и воинствующее безбожие; смирение и наглость; рабство и бунт. Бердяев считал, что эти черты предопределили сложность и катаклизмы российской истории.

Несколько по-иному тема о самобытных основах российской истории и культуры решается в работах представителей так называемого евразийского движения (П.А. Карсавина, П.П. Стучинского, Я.С. Трубецкого и т.д.). Евразийство возникло и существовало как общественно-политическое и идейное течение русской эмигрантской интеллигенции с начала 20-х до конца 30-х гг. ХХ в. Историко-культурная концепция евразийства рассматривает Россию как Евразию — особый географический и

этнографический мир, занимающий срединное пространство Азии и Европы. Этот мир имеет самобытную культуру, «равно отличную от европейских и азиатских». Евразийцы подчеркивали преобладающие азиатские черты русской культуры, выделяя преемственность Руси с империей Чингиз-хана и заявляя, что «русская революция прорубила окно в Азию». Евразийцы считали, что после Октябрьской революции старая Россия со всей ее государственностью и укладом жизни потерпела крушение и канула в вечность. Новая эпоха открывается мировой войной и русской революцией. Для этой эпохи характерно не только исчезновением прошлой России, но и разложение Европы, всеобъемлющий кризис Запада. А Запад, по мнению евразийцев, полностью исчерпал свой духовно-исторический потенциал. Будущее же в этой новой эпохе они отводили обновленной России, а вместе с ней и всему православному миру. Таким образом, евразийцы в значительной мере наследуют традиции славянофилов.

Темы, поднятые в дискуссиях западников и славянофилов, Н.А. Бердяевым и евразийцами, продолжают обсуждаться современной российской общественностью, прежде всего философами. Для многих из них ясно, что развитие западной техногенной культуры и цивилизации привело человечество к глобальным проблемам и системному кризису. В связи с этим ставится вопрос: можем ли мы воспринимать западный опыт как некоторый идеал или сам этот опыт должен быть подвергнут критическому анализу?

Возможно, человечеству для выживания необходимо встать на новый путь цивилизационного развития. А это может означать, что наступивший в России глубокий кризис всех сфер общественной жизни и есть необходимый момент, который может послужить толчком для создания этого нового типа цивилизационного развития. В российской культуре существуют значительные основания для выработки такого пути развития, основными ценностями которого явилась бы ориентация не на безостановочный рост материального производства и потребительства, а на аскетическую умеренность, основанную на приоритете духовных ценностей. Холодному экономическому расчету должны противостоять теплота человеческих отношений и христианское самопожертвование, а западному индивидуализму — братская взаимопомощь и коллективизм. Технологический, экономический и правовой рационализм плохо уживаются с нравственной верой в добро. Частнопредпринимательская деятельность, жесткая конкуренция резко ограничивают сферу сострадания и милосердия, деформируют нравственные принципы братства и уважения к каждой личности.

Более конкретные вопросы связаны с социальной спецификой сегодняшней ситуации в государствах бывшего СССР. Каковы пути и исторические судьбы той общности, которая раньше называлась Россией, соберется ли она вновь или процесс ее распада необратим? Подобного рода вопросы предстоит решить и теоретически, и на практике не только нам, но и будущим поколениям народов некогда великих Российской империи и Советского Союза.

В заключении хотелось бы сделать следующие выводы.

1. Каждый человек должен знать и постигать культуру, поскольку именно через систему культурных ценностей происходит постоянное взаимодействие человека и человечества, и человек выступает не изолированной особью, а представителем общества. Вместе с тем он должен быть в системе культуры. Цивилизованный человек тоже знает культуру, однако она не стала содержанием его убеждений, характеристикой его стремлений и целей. У культурного человека ценности культуры входят в содержание основной мотивации его деятельности.

2. Человек выступает как цель культуры, ибо человекотворчество — ее главная характеристика. Поэтому нельзя рассматривать человека только как средство культуры, как ее орудие. Формирование необходимых качеств личности через культуру — это самый надежный и эффективный путь социализации личности, хотя и наиболее трудоемкий с точки зрения прилагаемых воспитательных усилий.

3. Поскольку культура характеризует качество исполнения личностью ее социальных ролей, степень ее свободы в конкретных системах социальных отношений, то могут быть выделены конкретные виды культуры, соответствующие конкретным видам человеческой деятельности.

Нетрудно увидеть, что все социальные роли, связывающие человека с системой культуры, требуют от него последовательной и настойчивой работы над собой, неустанного приобщения к культурным ценностям человечества. Правильно поступают те студенты, которые с наибольшей пользой для этого используют свои наиболее плодотворные студенческие годы и наиболее благоприятные условия — условия учебы в вузе — для усвоения и постижения культурных ценностей.

Библиографический список

1. Гобозов И.А. Введение в философию истории / И.А. Гобозов. — М., 1995.

2. Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: хрестоматия / Б.С. Ерасов. — М.: Аспект Пресс, 1998.

4. Спиркин А.Г. Основы философии / А.Г. Спиркин. — М.: Политиздат, 1988.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *