Рукоблудие, что это?

Христос и женщина, взятая в прелюбодеянии. Равенна, V в. Демон нечистоты

Каждому священнику периодически приходится отвечать на один и тот же вопрос (обычно его задает молодежь): «Почему телесные, плотские отношения между мужчиной и женщиной вне брака считаются грехом? Ведь все это совершается по обоюдному согласию, никому не причиняется вред, ущерб. Вот прелюбодеяние – другое дело: это измена, разрушение семьи. А здесь что плохого?».

Для начала вспомним, что такое грех. «Грех есть беззаконие» (1 Ин. 3: 4). То есть нарушение законов духовной жизни. А нарушение как физических, так и духовных законов ведет к беде, к саморазрушению. На грехе, на ошибке ничего хорошего построить нельзя. Если при основании дома допущен серьезный инженерный просчет, дом долго не простоит; такой дом был построен как-то в нашем дачном поселке и через год развалился.

Святое Писание называет сексуальные отношения вне брака блудом и относит их к наиболее тяжелым грехам: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малокии (то есть занимающиеся рукоблудием. – П.Г.), ни мужеложники… Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6: 9–10). Не наследуют, если не покаются и не перестанут блудить. Для впавших в блуд церковные канонические правила, например святителей Василия Великого, Григория Нисского, также очень строги: им запрещается причащаться, пока они не покаются и не понесут епитимью. О сроках епитимьи умолчу. Такого современный человек просто не выдержит.

Почему же Церковь с такой строгостью смотрит на грех блуда и в чем опасность этого греха?

Нужно сказать, что плотское, интимное общение между мужчиной и женщиной никогда Церковью не возбранялось, даже, наоборот, благословлялось, но только в одном случае – если это брачный союз. И, кстати, не только венчанный, но и просто заключенный по гражданским законам. Ведь и в первые века христианства существовала проблема, когда один из супругов принимал христианство, а другой (или другая) пока еще нет. Апостол Павел не разрешал таким супругам разводиться, признавая, что это тоже брак, пусть пока без благословения церковного.

Тот же апостол пишет о супружеских телесных отношениях: «Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7: 3–5).

Господь благословил брачный союз, благословил плотское общение в нем, служащее деторождению. Муж и жена отныне уже не двое, а «одна плоть» (Быт. 2: 24). Наличие брака – это еще одно (пусть не самое главное) отличие нас от животных. У зверей брака нет. Самка может совокупляться с любым самцом, даже с собственными детьми, когда они вырастут. У людей же существует брак – взаимная ответственность, обязанности друг перед другом и перед детьми.

Телесные отношения – это очень сильное переживание, и они служат еще большей привязанности супругов. «К мужу влечение твое» (Быт. 3: 16), – сказано про жену, и это взаимное влечение супругов также помогает скреплению их союза.

Но то, что благословляется в браке, является грехом, нарушением заповеди, если совершается вне брака. Супружеский союз соединяет мужчину и женщину в «одну плоть» (Еф. 5: 31) для взаимной любви, рождения и воспитания детей. Но Библия говорить нам и о том, что в блуде люди тоже соединяются в «одну плоть», но только уже в грехе и беззаконии – для греховного наслаждения и безответственности: «Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет! Или не знаете, что совокупляющийся с блудницей становится одно тело с ней?» (1 Кор. 6: 15–16).

И действительно, каждая беззаконная плотская связь наносит глубокую рану душе и телу человека, и когда он захочет вступить в брак, ему будет очень тяжело носить в себе этот груз и память о прошлых грехах.

Блуд соединяет людей, но для того, чтобы осквернить их тела и души.

Любовь между мужчиной и женщиной возможна только в браке, где люди дают друг другу перед Богом и всеми людьми обеты верности и взаимной ответственности. Ни просто половые связи, ни сожительство с одним партнером в модном ныне «гражданском браке» не дает человеку настоящего счастья. Потому что брак – это не только телесная близость, но и духовное единение, любовь и доверие любимому человеку. Понятно, что ни беспорядочные связи, ни сожительство без регистрации этого дать не могут. Какими бы красивыми словами ни прикрывались любители «гражданского брака», в основе их отношений лежит одно – взаимное недоверие, неуверенность в своих чувствах, боязнь потерять «свободу». Люди блудящие обкрадывают сами себя; вместо того чтобы идти открытым, благословленным путем, они пытаются украсть счастье «с черного хода». Один весьма опытный в семейной жизни священник сказал как-то, что живущие вне брака подобны людям, которые, надев на себя священнические облачения, дерзают служить литургию; они хотят получить то, что им не принадлежит по праву.

Данные статистики свидетельствуют, что браки, в которых был период сожительства до женитьбы, распадаются гораздо чаще, чем те, где супруги такого опыта не имели. И это понятно и объяснимо: грех не может лежать в фундаменте семейного здания. Ведь телесное общение супругов дается им как награда за их терпение и чистоту. Молодые люди, которые не хранят себя до брака, – люди расхлябанные, безвольные. Если они ни в чем не отказывали себе до брака, то так же легко и свободно пойдут «налево» уже в браке.

Храни сердце твое

С чего начинается грех блуда? «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5: 28). Вот где начало страсти. Человек впускает ее в сердце, услаждается ею, а там уже недалеко и до телесного греха.

Да, грех исходит из сердца, но в сердце он тоже как-то попадает. Попадает из нескольких источников. Блудная страсть, как говорят святые отцы, напрямую связана с грехом, о котором мы говорили в предыдущей статье, – со страстью чревоугодия, телесного пресыщения и излишнего винопития. «Воздержание порождает целомудрие, чревоугодие же есть матерь блудной похотливости». Вспомним еще: «Не упивайтесь вином, от которого бывает распутство» (Еф. 5: 18). Любообъедение – страсть плотская, и обуздать ее можно, приучая плоть к воздержанию и умеренности. Жирная, сытая, острая пища, обильное винопитие – все это очень горячит кровь, вызывает игру гормонов, возбуждает. Это общеизвестный факт.

Другой фактор, влияющий на буйство плоти, – это нехранение зрения и других чувств. Конечно, у нас нет еще такого чудовищного разврата, в котором утопал Древний Рим, хотя мы приближаемся к этому. Но вот такой пропаганды и рекламы этого греха Рим точно не знал. В статье о средствах массовой информации уже немало было сказано про это. Не только телеэфир (телевизор хотя бы можно выключить), но и улицы наших городов наполнены изображениями обнаженных тел. Притом бесстыдные рекламные щиты порой «украшают» самые напряженные трассы. Думаю, что аварийность около таких плакатов повышается в несколько раз. Один московский священник как-то не выдержал, принес большую лестницу и на огромном непристойном плакате написал черной краской: «Лужков, ты мэр Содома?». Конечно, все это делается, чтобы разложить, ослабить нацию. Известный факт: Гитлер распространял на оккупированных территориях порнографию и противозачаточные средства. Притом что в самой Германии порнография была запрещена.

Можно ли уберечься от всей этой скверны, которая буквально преследует нас на каждом шагу? Сложно, но можно. Господь не дает испытания не по силам. И тот человек, который хочет хранить свою душу и тело в чистоте, сможет это сделать даже в Содоме, подобно праведному Лоту.

Первое, что нужно сделать, – сократить количество источников соблазна до минимума. Второе: не фиксировать свое внимание на раздражающих объектах, не прилепляться к ним. Не пожирать глазами соблазнительные картины, а научиться скользить по ним взором, как бы не замечая их.

И третье: не только не проявлять особого внимания к соблазнам, но и изменить свое отношение к ним, воспринимать как нечто нейтральное. Приведу пример в объяснение моей мысли. Хотя я и имею довольно серьезный водительский стаж, но все же страдаю невнимательностью, рассеянностью на дороге. В пути могу засмотреться на что-нибудь интересное, необычное, и это меня не раз подводило. И я выработал правило, дал себе зарок: за рулем следить только за дорожной обстановкой, знаками, показаниями приборов, а на всем остальном, отвлекающем, не фиксировать взор, как бы скользить взглядом по предметам, не останавливаясь долго на них. В обычной, не автомобильной, жизни такой прием тоже помогает хранить зрение. Когда встречаешь что-то неполезное, вызывающе соблазняющее, нельзя не видеть этого (хотя полезно и отвести взор), но можно не рассматривать, не останавливаться взглядом. Конечно, для этого нужен определенный навык. Но зато потом уже чисто автоматически начинаешь отсеивать то, на что не нужно смотреть.

Еще один важный способ хранения себя от соблазнов – изменение отношения к вещам соблазняющим. Вещи сами по себе нейтральны; хорошими или плохими их делает наше отношение к ним. Например, на женщину можно смотреть как на предмет вожделения, а можно (даже если она не очень скромно одета) как на нечто нейтральное. Об этом пишет святитель Феофан Затворник: «Как же быть, если, живя в обществе, нельзя не смотреть на жен? Но ведь не просто смотрящий на жену прелюбодействует, а смотрящий с вожделением. Смотреть – смотри, а сердце на привязи держи. Смотри очами детей, которые смотрят на женщин чисто, без дурных мыслей».

На существо противоположного пола можно смотреть как на сестру или на мать (на брата или отца), но не как на нечто разжигающее в нас похоть. Ведь очень часто мы сами готовы открыть душу страсти. Но если она закрыта на замок, соблазнительному образу, картинке сложно будет проникнуть внутрь. Если человек имеет жену, для него может существовать только одна женщина – супруга. Только ее он может любить как женщину, все остальные не имеют пола. Он должен видеть в других женщинах только человеческое, а не женское. Враг очень силен, и от нескромного взгляда, легкого флирта до прелюбодеяния – один шаг. Хранить в чистоте нужно не только зрение, но и ум. Нечистые, блудные мысли, как грязь, пачкают, оскверняют душу и сердце. Недаром демона блуда преподобный Ефрем Сирин назвал «бесом нечистоты». О том, как бороться с греховными нечистыми помыслами, мы уже говорили в одной из предыдущих статей.

Все, что было сказано выше, относится к помыслам, чувствам, желаниям – с этого начинается страсть блуда. Второе, о чем нужно помнить, – это наше поведение. «Горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18: 7). Нескромная одежда, двусмысленные шутки, легкость в обращении с противоположным полом – все это может навредить не только нам, но и другим людям. И тогда «горе нам». Что бы мы ни делали, нужно всегда задумываться: не движет ли нами бессознательно какая-либо страсть, и как наше поведение отзовется в сердце другого человека.

Горе миру от соблазнов

Очень многое в нашей жизни зависит от отношения к той или иной проблеме. Даже к явному соблазну можно относиться вполне нейтрально. Но если специально настраивать себя, подогревать в себе страсть, достаточно небольшого толчка, чтобы страсти сорвались с цепи.

В наше время и средства массовой информации, и современная литература, искусство, даже образование пытаются внушить нам мысль, что грех – это норма, а черное – это белое. Особенно яро пропагандируется грех блуда: «Сексуальная жизнь необходима всем без исключения (в разных формах), без этого просто нельзя прожить, без этого у тебя никогда не будет ни счастья, ни здоровья, вообще ничего. Если у человека есть половые органы – они должны обязательно действовать и т.д.». Об этом можно говорить очень долго, но все ясно и так. Все перевернулось: грех, извращения – это не то, от чего надо избавляться, а то, без чего невозможно прожить. Источник всего этого тоже известен. Нам предлагается чудовищная ложь, а «отец лжи», как известно, диавол.

Можно ли, живя в этом страшном мире разврата и греха, сохранить чистоту?

Евангелие, Новый Завет, где блуд называется смертным грехом, написано не только для людей I века. Оно написано для всех времен и для нас, христиан XXI столетия. Где жили первые христиане? В Римской империи. А Рим достиг такого уровня распущенности, разврата, половых извращений, до которых наша страна пока, слава Богу, еще не дошла. И, тем не менее, христиане смогли сохранить себя, свои семьи от натиска нечистоты. И христианство, несмотря на жесточайшие гонения, смогло изменить этот мир. Империя в начале IV века стала христианской.

Если говорить не о временах первых христиан, а о нашем недавнем прошлом, то еще 20 лет назад многое, что современная молодежь считает смешным, нелепым и устаревшим, было нормой. Нормой было обязательно создать семью. Для большинства девиц было нормой хранить себя до брака. Сожительство без брака осуждалось обществом и было явлением крайне редким. Так было в нашей стране, где семейные традиции не умерли даже в советское безбожное время. И вообще любой нормальный человек рано или поздно понимает, что путь распущенности, вседозволенности, разрушения семьи – это путь в никуда. Америка, измученная плодами «сексуальной революции», повернулась в сторону нравственных, семейных ценностей. С 1996 года в США введена программа под названием «Обучение воздержанию». На ее реализацию выделяется по 50 млн. долларов в год. Задача этой программы – противостоять половой распущенности, абортам, внебрачной беременности, пропагандируя воздержание и объясняя подросткам, что оно не наносит вреда организму.

В нашей стране, к сожалению, пока, наоборот, всячески насаждается мнение, что воздержание вредно: «Если есть органы – они должны работать во что бы то ни стало. Если есть желания – они должны удовлетворяться». И поэтому мы и перегнали всех по абортам и количеству брошенных детей.

Немного о детородных органах. Они даны нам для репродукции, для воспроизведения потомства. И все животные организмы их для этого и используют. Нефункционирование их не может привести к потере здоровья. Например, женщина может родить за свою жизнь одного ребенка, а может вообще не родить. При этом ее матка так и останется невостребованной, но это не значит, что женщина будет болеть. В человеческом организме заложены механизмы саморегуляции.

Все зависит от нашего отношения к проблеме воздержания. Если человек настроится, что жить не сможет, умрет без половых связей, ему действительно будет невозможно воздержаться. А настроенный на воздержание, хранящий себя от соблазнов сможет понести это.

В браке также необходимо научиться воздержанию. Ведь существуют посты, периоды беременности, может случиться болезнь. Есть люди, чья профессиональная деятельность предполагает длительные командировки. И так было всегда, и супруги как-то терпели, смирялись. Многие благочестивые матери имели много детей и во время беременности и кормления грудью (а это больше двух лет) не имели плотского общения с мужем.

А сейчас даже иные врачи советуют лечить некоторые болезни (например, простатит) с помощью случайных связей. Если у мужчины нет жены, они советуют завести любовницу, чтобы «подлечиться». Что тут можно сказать? Простатит – болезнь не новая. Но в наше время безнравственность и распущенность захватили все слои общества и сословия, в том числе и врачей. Никакой грех не может лежать в основе лечения. Грех не созидает, а только разрушает. Сейчас появилось очень много современных препаратов и методов лечения мужских болезней. Недобросовестные же врачи иногда дают просто ужасные советы. Один мужчина потерял единственного ребенка, который очень тяжело болел и умер у него на руках. Этот человек чрезвычайно переживал свое горе. К тому же его жена уже не могла рожать детей. Он долго лечился, обращался к психиатрам, психотерапевтам, и вот что они ему советовали: «Заведи себе любовницу, и пусть она родит тебе ребенка. Или разведись с женой и женись на молодой, вот и будут у тебя дети». Да, воистину «ужасный век, ужасные сердца!».

Бог в помощь!

Брань с разжжением плоти – вещь естественная, не нужно ее бояться. Каждый человек чувствует в своем теле определенные поползновения, движения. Но эти движения не должны выходить из-под контроля. Наши гормоны, наше естество нужно всегда держать на коротком поводке и в строгом ошейнике, иначе этот пес вырвется и может покусать нас самих.

Если мы хотим бороться с похотью плоти и просим у Бога помощи, Господь обязательно поможет нам. Если не будет борьбы с плотью, не будет и награды за подвиг.

Некий пресвитер Конон часто совершал таинство крещения. Всякий раз, когда ему приходилось помазывать святым елеем и крестить женщин, он впадал в большое смущение и по этой причине даже хотел уйти из монастыря. Тогда явился ему святой Иоанн Креститель и сказал: «Будь тверд и терпи, и я избавлю тебя от этой брани». Однажды к нему пришла для крещения девушка-персиянка. Она была так прекрасна, что пресвитер не решился помазать ее святым елеем. Она прождала два дня. Между тем пресвитер Конон, взяв мантию, удалился со словами: «Я не могу более здесь оставаться». Но едва взошел он на холм, его встретил святой Иоанн Предтеча и сказал: «Возвратись в монастырь, и я избавлю тебя от брани». Конон с гневом ответил ему: «Будь уверен, ни за что не вернусь. Ты не раз обещал мне это, но так и не выполнил обещания». Тогда святой Иоанн раскрыл его одежды и трижды осенил крестным знамением. «Поверь мне, Конон, – сказал Креститель, – я желал, чтобы ты получил награду за брань эту, но так как ты не захотел, я избавлю тебя, но вместе с тем ты лишаешься и награды за подвиг». Возвратившись в монастырь, пресвитер крестил персиянку, как бы и не заметив, что она женщина. После чего до самой смерти совершал крещение без всякого нечистого возбуждения плоти.

Плотскую похоть не случайно сравнивают с огнем, пламенем. И святые отцы единодушно говорят, что нельзя давать ей никакой пищи (топлива) через пресыщение плоти, зрение, слух и другие чувства, и тогда с ней нетрудно будет справиться. Внезапно вспыхнувшее пламя легко можно затоптать, но пройдет всего несколько минут, и будет пылать весь дом. Кто хоть раз видел большой пожар, знает, как неуправляема огненная стихия.

(Продолжение следует.)

О проблеме греха онанизма или рукоблудия, а в медицинских терминах – мастурбации – в церковной среде почти не говорят. А когда говорят – бросаются из крайность: от самоуничижения к позиции «разрядка естественна, что тут такого?”. Мы решили посмотреть на эту проблему глазами молодой церковной девушки.

Фрагмент иконы «Лествица”

Об этой проблеме чаще говорят как о проблеме мальчиков-подростков и молодых мужчин, как будто с ней сталкивается только сильный пол. Между тем, она не в меньшей степени касается и молодых девушек и женщин, так как христианское учение о браке и целомудрие предполагает полное воздержание до брака для обоих полов. Трудности же, связанные с соблюдением седьмой заповеди во всей ее полноте, свойственны мужчинам и женщинам в равной степени.

Сразу оговорюсь, что могу говорить только о своем опыте, и схожем опыте моих ровесниц – о том, как эта проблема проявляется в жизни православных христианок, которые пришли в Церковь либо взрослыми, либо в подростковом возрасте, и не имели опыта воспитания в христианской семье с младенчества.

Неофитская юность

Итак, представим себе неофитку, которой примерно 18 лет, плюс-минус пара лет. Выпускницу школы или студентку первого-второго курса. Предположим, у нее еще не было опыта сексуальных отношений с мужчиной. Тем или иным путем она приходит в Церковь, начинает постигать азы церковной жизни, и узнает, что до брака их и не должно быть. Это воспринимается совершенно нормально, естественно и даже с энтузиазмом. Подростковые эксперименты с порнографией в том или ином ее виде, та же мастурбация, поцелуи и объятия с мальчиками (а то и с девочками), изучение границ собственной свеженародившейся сексуальности остаются в прошлом и отбрасываются как нечто несомненно греховное. Девушка с энтузиазмом начинает постигать открывшийся новый мир духовной жизни и околоцерковной субкультуры. Посты по уставу, юбка в пол, паломничества, акафисты, чтение богословской и аскетической литературы, подчас довольно сложной по содержанию, напряженный поиск ответов на вопросы духовной жизни, поиск своего прихода и духовника – все это занимает немало сил и времени. Грехи против седьмой заповеди чаще всего ограничиваются тем, что книжки по подготовке к исповеди квалифицируют как «блудные помыслы”, да и подавляются они небольшим волевым усилием. И вот, несколько лет такая девушка-неофитка живет легко, не зная ни о каких проблемах и скорбях, связанных с телесностью и полом, кроме, разве что «обыкновенного женского”.

При этом, если речь идет не об асексуалках и не о девушках монашеского склада, настроенных на совсем иной путь, почти каждая такая девушка-неофитка мечтает о замужестве по любви, да и подружки с прихода одна за другой создают семьи. Брак и семейные отношения, конечно же, видятся в весьма романтическом розовом свете. Голова наполнена штампами и лозунгами из православных книжек про семью типа «Один раз и на всю жизнь” – брак прежде всего для спасения, страстная влюбленность в жениха/невесту нежелательна, целомудрие и воздержанность в христианском браке обязательны. В любом случае, насколько бы романтичной девушка ни была, сексуальная сторона в мечтах о Настоящем Православном Браке занимает в лучшем случае третье, а то и четвертое место.

Кризис: новый взгляд на сексуальность

Таким образом, проходит года два-три, а может быть, и больше. Потом накал неофитства спадает, призывающая благодать Божия постепенно отходит, и уже не совсем неофитка постепенно начинает видеть себя, свою духовную жизнь и внутреннее состояние более реалистично. Многие через несколько лет после начала церковной жизни проходят через кризис и переосмысление всего, что казалось важным ранее. Примерно в это же время происходит выпуск из института, образ жизни начинает упорядочиваться, и вот тут собственный организм подкладывает подлянку.

Тут я опять должна оговориться, что могу говорить только о личном опыте, который у женщин с меньшим сексуальным темпераментом может быть совершенно другим и даже противоположный моему. Дело в том, что лет до двадцати пяти – и тоже плюс-минус год – не думать о сексе довольно легко. Во-первых, высшее образование, особенно, если оно сопряжено с работой, отнимает довольно много сил и времени, как и активная церковная жизнь. А затем организм определенным образом перестраивается – мне сложно описать это в медицинских терминах, но суть сводится к тому, что тщательно отбрасываемое многие годы в сторону либидо возвращается и предъявляет свои права на тебя. Ты, конечно, думаешь, что за годы в Церкви накопила какой-никакой аскетический опыт противостояния подобным соблазнам, но и тут ждет разочарование – вся аскеза прошлых лет оказывается пшиком. «И сие не от нас, Божий дар”. Нет ни сил, ни мотивации поститься до истощения плоти, читать Псалтирь целыми кафизмами, паломничества и приходские мероприятия уже не доставляют такой радости. Зато в определенного рода мыслях, эмоциях, ощущениях, кроется удовольствие, по силе несопоставимое с тем, что ты чувствовала лет в 14-15, на пороге сексуальной зрелости. Ну а от мыслей недалеко до изображений и видео, а там и до действий, в прямом смысле, рукой подать. Вот и получается, «словом, делом, помышлением”. Во-вторых, ты начинаешь понимать, что сексуальные отношения для брака чрезвычайно важны, и как глупо выглядела твоя неофитская гордынька, когда ты про себя фыркала, читая анонимные интернет-признания православных христианок, мол, помолитесь, сестры, живу одна, тяжело без отношений и секса.

Хорошо, если в этот момент в твоей жизни появится мужчина, с которым ты сможешь построить отношения и создать семью и реализовать все то, что зреет в голове и требуется телу. А если нет? Тогда ты – грешница, потому что христианки не смотрят порно, не возбуждаются от постельных сцен в книгах и фильмах, и не занимаются самоудовлетворением. Ну а если уж это случилось – тогда каются в этом на исповеди и стараются не повторять.

Позорное падение

После каждого «падения” ты испытываешь жгучий стыд, уныние, чувство отпадения от Бога, чувство вины, чувствуешь, что предала «первую любовь свою” ради постыдного животного наслаждения. Мысли преследуют такие: да тебе и на иконы-то взглянуть нельзя! И молиться стыдно! И в храме стоять рядом с чистыми и целомудренными! И никакой любви и мужа у тебя не будет, потому что мужей дают только правильным и живущим беспорочно девицам!

Понятно, что это мысли от лукавого, который сначала искушает тебя сладостью греха, а потом старается ввергнуть в уныние. На исповедь с этим идти страшно – во-первых, стыдно, невыносимо стыдно признавать, что у тебя есть тело, а у тела – инстинкты, желания, потребности и гормоны, во-вторых – пусть священник только свидетель, который многажды слышал подобное, он был и остается мужчиной. Иногда даже избегаешь исповеди у духовника/исповедника, потому что не хочется предстать в неприглядном виде перед человеком, которого уважаешь и любишь. Не очень христианские мысли, но очень человеческие, куда деваться. Хорошо, если на исповеди батюшка попадется добрый, понимающий и тактичный – не будет выспрашивать подробности, поддержит и найдет нужные слова, а то и просто промолчит. А если нет? Не каждая найдет в себе силы одернуть священника, который грубит, унижает или садистски выспрашивает мельчайшие детали. Конечно, с годами церковной жизни нарастает кое-какая «шкурка” и вероятность травмы становится меньше, но до конца не исчезает никогда.

Почему же рукоблудие грех?

В какой-то момент я задумалась о том, а почему собственно, мастурбация считается грехом у православных, католиков, и когда-то считалась у традиционных протестантов. Строго говоря, седьмая заповедь запрещает только секс вне брака и измену супругу, слово «малакия” в известном отрывке у ап. Павла можно трактовать и как пассивный гомосексуализм. Да, про епитимьи за самоудовлетворение много говорится в так называемых исповедных грамотах – списках грехов, распространенных на Руси в Средние века и в более позднюю эпоху, не говоря уже о современной литературе на тему. Но это не является ни богословским, ни строго каноническим обоснованием того, что в самоудовлетворении нужно каяться.

Тогда поговорим о том, как я лично это вижу. Тело – со всеми его особенностями – дар Божий. Нет греха в том, чтобы хотеть есть, пить, спать, заниматься сексом, получать наслаждение от себя и любимого человека (в законном браке, конечно). Проблема в том, что наша природа повреждена первородным грехом и он искажает любые наши желания. То, что человеку, живущему без секса, периодически требуется разрядка – совершенно нормально. Искажение начинает проявляться в том, что все это сопровождает – мысли, фантазии, тайные желания, те же порнокартинки и видео. Страсть блуда проявляется прежде всего здесь и может основательно отравить существование. Именно в этом я вижу грех как предательство радости жизни с Богом и в послушании Ему, лишение самого себя покоя и «довольства совести”.

Что делать, если хочешь от этого избавиться?

Прежде всего, надо быть честной с самой собой. Да, свою природу нельзя победить, загнать в темный чулан и запереть там, а либидо нельзя завязать в узелок, если только женщина не готова бросить все, уйти в пустыню и жить там полвека под открытым небом, а это подвиг, мало кому доступный.

Второе – необходимо понять, почему ты не можешь бросить рукоблудие, несмотря на уныние, чувство отпадения от Бога, необходимость исповедовать это. Лично от меня это понимание потребовало определенного мужества, и я выделила несколько причин.

  1. Это доставляет удовольствие, а всякое удовольствие хочется повторить, со временем его начинает хотеться все больше.
  2. В жизни не хватает ярких эмоций и впечатлений, мозгу не хватает эндрофинов.
  3. Страх, что это единственные сексуальные переживания, которые будут доступны мне в жизни, если я так не встречу своего мужчину и проживу жизнь старой девой.
  4. Страх перед мужчинами и отношениями с ними, который замыкает мою сексуальность на себя, вместо того чтобы обратить ее на подходящего человека.

Разумеется, причины у всех будут разные, я привела только несколько примеров из собственного опыта. После этого честного разговора с самой собой можно перейти к разговору о том, как бороться с блудной страстью в себе, не отрицая своей телесности, не унижая своей природы и не впадая в бездну уныния.

  1. Род сей изгоняется молитвою и постом. Конечно, речь идет не о постнических подвигах из патериков, но соблюдение уставных постов и регулярная искренняя молитва – в том числе и о том, чтобы удерживаться от того, что считаешь неправильным – могут дать гораздо больше, чем кажется спустя N лет церковной жизни, когда ты вроде бы уже «все знаешь”.
  2. «Следи за собой, будь осторожен”. Это тоже аскетический метод, в котором как раз могут помочь прочитанные в неофитской юности книги по христианской аскетике. Коль скоро мы уже не совсем младенцы во Христе, у нас есть и разум и совесть, и умение следить за своими мыслями и чувствами, замечать, где граница, за которой ты не сможешь себя контролировать, и стараться не подходить к ней близко, но не одними запретами, а положительными действиям, чем-то, что приносит радость и занимает ум и душу.
  3. Движение. В одной из публикаций на тему конфликта религиозности и сексуальности говорилось, что в юном возрасте занятия спортом не уменьшают либидо, а только увеличивают. Что ж, наверное, это справедливо для шестнадцатилетних мальчиков. Но, говоря о молодых девушках за двадцать, любая регулярная нагрузка – даже обычная утренняя зарядка – помогает сбросить напряжение, дает телу новые ощущения. Сюда же любой вид активности на свежем воздухе, от прогулок до прыжков с парашютом, кому что по вкусу и кошельку.
  4. Творчество. Вопрос, можно ли сублимировать сексуальную энергию в тексты, остается спорным, но любой творческий процесс, вне зависимости от того, чем заниматься и каков будет результат, требует душевных сил и времени, а в случае успеха – еще и положительные эмоции. Это помогает думать о разном, не зацикливаясь только на своей сексуальной жизни или ее отсутствии и бороться с бедностью эмоциональной жизни.
  5. Танцы. Лучше всего – парные. Как правило, одинокая молодая женщина, живущая в воздержании, испытывает сильный тактильный голод. Тесный физический контакт с родными и близкими ушел вместе с детством, встречи с друзьями не настолько часты, и вот тут кроется опасность – при недостатке сексуальных переживаний любое, даже абсолютно нейтральное прикосновение может запустить цепочку совершенно лишних и смущающих реакций, а если до бесконечности в себе все подавлять и не давать выхода, то можно сойти с ума, как героиня фильма «Пианистка”. В современной православной литературе немало сказано о греховности танцев – не всех вообще, к счастью, а определенных видов, предполагающих тесный физический контакт между партнерами. Так это или нет, заниматься ли, к примеру, танго или кизомбой – это каждый решает для себя сам. Но то, что парные танцы это выход энергии, положительные эмоции и возможность получить те самые тактильные ощущения в безопасной контролируемой ситуации – это факт.
  6. Если помимо всего прочего присутствует страсть, а то и зависимость от порнографии (и такое встречается), то каждый раз, нажимая значок PLAY, хорошо бы напоминать себе, что это тяжелый, вредный для здоровья и унизительный труд, что эти мужчины и женщины изображают страсть и занимаются сексом за деньги перед камерой, продают свои тела, попирают свое человеческое достоинство, а значит, и зритель делает с ними и с самим собой то же самое.
  7. Чувства. Один самых лучших способов бороться со страстью блуда – это влюбиться. Да-да, именно так. Во-первых, само по себе чувство – колоссальный положительный ресурс, глоток свежего воздуха, дающий ощущение, что ты живешь, а не существуешь. Во-вторых, проживание собственных эмоций опять-таки занимает мысли и время, не давая сконцентрироваться только на одном, хотя и очень важном, аспекте жизни. В-третьих, если это чувство окажется взаимным, то это замечательная возможность обратить свою сексуальность на любимого, а не изливать ее в пустоту и не превращать в яд, отравляющий твою жизнь. Но даже если влюбленность не будет взаимной – все равно, первые два пункта отлично работают.

И последнее, о чем мне хотелось бы сказать, а точнее напомнить устами великого христианского апологета ХХ века К. С. Льюиса в его притче «Расторжение брака”: «Похоть жалка и худосочна перед силой и радостью желания, которое встанет из ее праха”.

От редакции. Многие православные не знают, как справляться со своей сексуальностью. Поэтому при встрече с ней бросаются из крайности в крайность – от болезненного переживания своей плохости и невротической невозможности вступить в интимные отношения в браке к выводу о нормальности любых путей реализации своей сексуальности – включая рукоблудие и гомосексуальные отношения. К выводу о нормальности люди часто приходят после долгих лет безуспешной борьбы и понимания, что эта борьба и мысль о своей плохости не приближает их к Богу. Мы публикуем это свидетельство в помощь тем, кто измучен этой борьбой – в надежде, что оно поможет им найти царский путь по-настоящему христианских отношений со своей сексуальностью, без упомянутых выше крайностей.

Дивны дела Твои, Господи!

Случай, о котором пойдет речь, произошел несколько лет назад. Это была третья консультация с клиентом (назовем его Максим), и между нами уже сложилась атмосфера тепла и доверия, заботы и безопасности. Так бывает не всегда, но в отношениях с Максимом доверие росло довольно быстро.

Клиент – молодой мужчина, программист, воспитанный, с высоким интеллектом и многоэтажной рефлексией (удерживает большие блоки информации, плохо соотносящиеся с чувствами) – преодолевая стыд и смущение, похоже, хочет начать говорить о проблеме, которая его сильно беспокоит. Но пока мы говорим о каких-то еще немаловажных проблемах, коих, очевидно, всегда больше, чем одна. «И что-то просится наружу».

Но обратимся немного к началу.

«Терапия отношениями»

На первой встрече Максим боялся заговорить о своей самой постыдной, как ему кажется, проблеме. Страх осуждения, отвержения, неприятия. Выяснилось, что он в принципе может открываться лишь тогда, когда уверен, что в отношениях с собеседником есть что-то большее, чем то ужасное, что он скажет о себе. То есть если есть уверенность, что обнажение не разрушит отношения, тогда можно рискнуть. А пока страшно (1).

На второй встрече я, ощущая затянувшееся хождение «вокруг да около», позволила себе высказать предположение, что, возможно, часть болезненных переживаний клиента как-то связаны с сексуальной сферой. Уже было известно, что у Максима есть девушка, они встречаются несколько месяцев, она тоже верующая. Вопрос оказался точным, атмосфера консультации резко сменилась с вяло-пустоватой на энергично-наполненную. Максим как будто ждал такого вопроса как помощи, чтобы начать говорить «о самом страшном», потому что сам решиться не мог. В конце второй консультации он озвучил свою проблему. Это – рукоблудие. Старательная борьба, воздержание, порой долгие перерывы, а потом опять «срыв». И после этого жгучее чувство вины, ощущение собственной плохости и ужасности, потоки самообвинений и т. п. Я несколько удивлена: это и есть то самое страшное, о чем Вы боялись сказать на первой встрече? Ответ утвердительный. Обоим «полегчало».

Борьба, победы и поражения

На третьей консультации Максим настоял на том, чтобы говорить об обозначенной проблеме. Он описывает разные способы борьбы с ней. Больше всего это похоже на то, как будто один подросток (та часть души, которая испытывает влечение) задирает другого (того, кто хочет побороть страсть) и второй, хотя боится и хочет заплакать, делает вид, что с бравадой готов принять вызов, мол, давай-давай, ударь еще, посмотрим, на что ты способен, я выдержу. Но в итоге он терпит поражение – битва опять проиграна. И тогда наступает всепоглощающее недовольство собой, самоуничижение и самоукорение, злость на себя и порой на Бога, иногда – сомнения в Его существовании (ведь молился, а Он не помог, может быть, Его вообще нет?). В те разы, когда битву получается выиграть, не удается избежать самодовольства от ощущения своей силы и победы. Должен быть сильным, должен держать себя в руках, а свое тело – в узде, нельзя позволять ему владеть тобой, ведь это серьезнейшее поражение, падение на уровень животного – таковы убеждения клиента.

И вроде бы неплохие убеждения. Но уж очень много в этих переживаниях надрыва, войны, своего рода зацикленности. Мне вспомнились слова одного покойного священника: «Что ты носишься со своим грехом, как белка с орехом?» – имелась в виду белка из мультфильма «Ледниковый период». «Да, ношусь», – грустно вздыхает Максим и продолжает говорить о проблеме.

За все благодарите (1 Фес 5:18)

По мере слушания мне пришла идея предложить клиенту благодарить Бога. Но за что именно? – крутилось у меня в голове, – за что конкретно? В процессе внутреннего поиска предмета благодарения стали рождаться примерно такие слова молитвы, которую хотелось предложить собеседнику: «Господи, я благодарю Тебя за эту ситуацию, когда я опять встречаюсь со своим бессилием. Ты видишь, что я опять испытываю эти ощущения и ничего не могу с ними поделать, хотя чего только не пробовал, как только не боролся. Может быть, Ты даешь мне эту ситуацию, чтобы я, наконец, увидел свою слабость, свою малость, когда я сам не могу ничего. И тогда я смогу искренне взывать к Тебе о помощи, потому что когда я думаю, что могу справиться, то моя молитва о помощи оказывается лицемерной. Упованием на себя я мешаю действовать Тебе. Благодарю Тебя за эту встречу с моей слабостью, за помощь осознать свое бессилие и прошу Тебя – Ты Сам приди в эту ситуацию и сделай что-нибудь, потому что я не могу».

В конце консультации, среди прочего, начинаю озвучивать свое предложение о молитве-благодарении. Мой мотив – предложить благодарить за ситуацию встречи с бессилием, признать свою немощь, что было бы противоположно войне, истерике, надрыву, которых у Максима очень много. Прежде чем начать говорить о таких достаточно интимных вещах как искренняя молитва, мне важно было помолиться про себя, попросить Бога присутствовать в этом разговоре и вести его.

Святой Дух – Тот, Кто наставляет нас

И вот, совершенно неожиданно для меня, когда я открыла рот и начала говорить о благодарении, вырвались слова о том, что, может быть, стоит попробовать благодарить Бога за сами эти сексуальные ощущения, за свою природу как таковую. Сначала я немного смутилась и была сильно удивлена сказанному, потому что мысли такой у меня вообще не было. Но увидела в ответ сильное оживление и радость на лице Максима. Он как будто жадно схватился за эти слова как за что-то особенно важное для него сейчас. Далее я все же высказала идею о благодарении за слабость и проч. – по «заготовке» (зря, что ли, я ее вынашивала). В итоге тема благодарения разделилась на две линии, одна из которых оказалась принципиально значимой для клиента – благодарение за свое тело, данное Творцом, и за различные его части и проявления. Нам вспомнились слова ап. Павла о важности разных частей тела (1 Кор., глава 12). Благодарение за сексуальность как дар, благодарение за устроение своей природы.

По ощущениям (моим и клиента) именно этот момент был самым важным за три встречи. Я «ляпнула», неожиданно для себя, но именно это оказалось принципиально значимым, дало новый разворот терапии, запустило в клиенте важные процессы переосмысления своей ситуации, представлений о себе и отношений с Богом.

Путь из фарисеев в мытари

Поздно вечером в тот день, когда тело уже почти засыпало на одре своем после трудового дня, мне пришло желание помолиться о Максиме (таковое бывает нечасто, я не молюсь старательно за всех клиентов). Памятуя об опыте консультации с ее неожиданностями, я решила довериться этому желанию и все же встать, хотя все мои намерения были уже направлены на сон. Молитва была посвящена благодарности Богу за эту удивительную встречу, а также просьбам, чтобы Он вошел в ситуацию Максима, в его жизнь, дал ему возможность услышать Его мнение по поводу мучающих его вопросов, дал возможность клиенту увидеть себя и свою ситуацию глазами Бога. В голову приходили мысли о любви Бога к этому молодому мужчине – вроде бы банальные, но как-то особым образом живо звучащие в контексте конкретной ситуации конкретного человека, о котором была молитва…

И в какой-то момент в процессе молитвенных размышлений и вопрошаний о Максиме было открыто Евангелие – Лк 18:13 – «Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!». Ага, о мытаре и фарисее, – подумалось в ту ночь усталому психологу, – а ведь как много мы говорили, по сути, о фарисействе в жизни клиента, которое особенно проявляется в требованиях к себе и отчасти в идеальном образе себя. Гордость, когда удается победить, упование на свои силы, война и надрыв, требование быть сильным, управляющим, контролирующим, соответствующим нормам и правилам – всему этому так хотелось противопоставить спокойное смирение, без истерики, с адекватным взглядом на себя перед лицом Любви, а не перед лицом невротизированных субличностей, которые могут только обвинять и осуждать. И голоса которых, кстати, люди нередко принимают за голос совести. Хотя даже святой Никодим Святогорец пишет: «погрешают те, которые почитают добродетелью чрезмерную печаль, бывающую у них после учинения греха, не разумея, что это происходит у них от гордости и самомнения, утверждающихся на том, что они слишком много надеются на себя и на силы свои. Видя же теперь из опыта своего падения, что в них нет никакой силы, они изумляются, как встречающие нечто неожиданное, мятутся и малодушествуют, ибо видят падшим и простертым на земле тот самый истукан, т. е. себя самих, на который возлагали все свои чаяния и надежды. Но этого не бывает со смиренным, который на Единого Бога уповает, ничего решительно доброго не чая от себя самого».

Не могу молчать!

Я написала Максиму письмо с предложением поразмышлять над притчей о мытаре и фарисее (Лк, 18 глава), где мытарь осознает свою немощь и смиряется, а фарисей гордится своей правильностью. И фарисей тысячу раз молодец, у него нет таких грехов, как у мытаря, но сказано, что «сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот», а в одном из переводов: «этот пошел в дом свой оправданным, а не тот» (Лк 18:14). Также в письме было напоминание о том, что «Бог любит Вас независимо от того, делаете Вы что-то или нет». И еще я привела рассказ об одной святой, которая очень сокрушалась о своих грехах и считала, что она недостойна идти причащаться, но Бог ответил ей, что Его не так расстраивают ее грехи, как то, что она не хочет быть с Ним. Я высказала предположение, что, может быть, стоит сместить фокус с борьбы на движение к смирению и позволять Богу себя любить, а также предложила помолиться вместе.

Блудница омывает ноги Христа

Для читателя хочу уточнить, что я ни в коем случае не проповедую, что всем надо заниматься самоудовлетворением. Тем более что кроме греховного аспекта (который я не отрицаю – чтобы не быть неправильно понятой), особенно если речь идет о зависимости, это еще и психологически неоднозначная практика, потенциально мешающая центрации на другом – на любимом человеке, а также нередко ведущая к ощущению душевной опустошенности. Подробнее – тема отдельной статьи, однако есть немало публикаций на эту тему (в частности, работы Зеньковского).

Есть немало свидетельств о том, какие серьезные изменения происходят в духовной жизни, когда человек начинает благодарить. По слову апостола «за все благодарите» (1 Фес 5:18), «ибо такова о вас воля Божия». Позиция благодарения выводит нас на иной уровень отношений с Богом по сравнению, например, с позицией «дай».

Благодарность за данную Богом сексуальность – не повод заниматься рукоблудием, а способ выйти на новый уровень отношений с Богом и со своей сексуальностью, в том числе чтобы может быть направить эту энергию в продуктивное, например, творческое русло. Протоиерей Василий Зеньковский замечательно описал, что принятие сексуальности дает доступ к тому, чтобы из «половой» ее претворить в «энергию пола», ресурс полноценной мужественности.

Ответ Максима

«Спасибо Вам огромное, что позволили через переписку побыть и в терапии, и в человеческом, в т. ч. духовном общении… Ваши слова не воспринимались как проповедь, скорее, я теперь с тоской/надеждой/трепетом чувствую утраченную живую веру и, пожалуй, вижу послание Бога в том, о чем Вы говорите. Это очень сильно. Про принятие Богом, любовь, мое смирение – я думал об этом всем, но с Вами как-то прочувствовал это и испытываю теперь «к настоящему притяжение». Про совместную молитву – да, было бы здорово, спасибо!»

Еще Максим приложил стихотворение Вознесенского, из которого мне особенно запомнилось второе четверостишие:

Будто послушник хочет к Господу,

ну а доступ лишь к настоятелю —

так и я умоляю доступа

без посредников к настоящему.

Мне очень хочется, чтобы этот молодой человек прорвался таки к Живому Богу, «без посредников к настоящему».

Последние заметки: христоцентричность и грехоцентричность

Очень важно, на чем (или на Ком) я центрируюсь, куда уходят мои силы и время, а в пределе – жизнь. Идеи борьбы с грехом могут превратиться в почти навязчивый культ, где под видом благочестия и аскетики кормится желание стать чистеньким и хорошим, а лучше – стерильным, чтобы что? Чтобы избавиться от ядовитого чувства вины, поставить галочку, что я молодец? Чтобы заслужить любовь Бога? Но мы забываем одну очень важную вещь: Бог меня УЖЕ любит, любит бесконечно и безусловно, даже в тот момент, когда я делаю грех. В это бывает трудно поверить, т. к. нам в принципе бывает трудно поверить, что меня, такого, какой я есть на самом деле, можно любить.

Я не хочу сказать, что греху в себе надо говорить «да». При этом важно отделять себя от греха, не забывать, что я не равно то, что я делаю. Иначе все то время, которое я трачу на невротическое самопоедание, самобичевание и прочее само-, я центрируюсь на себе и своей плохости, и просто физически не могу удерживать внимание на чем-то еще – например, на Боге. На Боге, Который тихо стоит рядом и скромно ждет, когда я обращу на Него внимание, совершу поворот от себя к Нему, который и называется покаянием.

И тут можно вспомнить о том, что мы призваны к богообщению. Что Бог безумно хочет со мной личных отношений, чтобы я и на Него смотрел, а не только на себя – великого и ужасного грешника. И что Христос хочет быть моим другом.

И можно попробовать представить на минуточку: если мой самый близкий друг – Иисус из Назарета… Всерьез, по-настоящему. То как я буду жить? И что будет с моим рукоблудием, в частности?

П. С. Спустя годы, когда мы готовили этот текст к публикации, Максим рассказал о влиянии той сессии на его жизнь. Об этом будет следующая статья.

1 В итоге первая встреча была посвящена разным темам, и особое место в ней заняло прояснение чувств, переживаний клиента по отношению к психологу, возникающих здесь-и-сейчас в ситуации консультации. Стыд, страх, фантазии о том, что психолог подумает или почувствует и как потом будет относиться. Страх диктует клиенту, что я буду думать о нем что-то плохое, чувствовать буду отвращение и непринятие, а сам клиент перестанет вызывать у меня интерес и симпатию. То есть, по сути, должно произойти отвержение и, скорее всего, осуждение, ведь как еще можно отнестись к такому человеку, если он скажет самую страшную правду о себе. Ситуация нередкая, но каждый обычно переживает ее как уникальную (только я такой ужасный, всех остальных принимать можно, но только не меня, и т. п.). Нетрудно догадаться, что примерно такая же модель отношений будет проявляться у Максима в отношениях с Богом, хотя об этом мы пока не говорили (Максим верующий).

Действительно, подобные переживания знакомы многим, когда речь идет о самораскрытии, обнажении, близости, и в ситуации психотерапии они актуализируются порой довольно остро. И важно помочь клиенту встретиться с реальностью, с живым Другим – в данном случае со мной, с моими конкретными чувствами и настоящим отношением, – чтобы через это преодолеть миф о том, как к нему «надо» относиться. «Терапия отношениями» – так шутят иногда коллеги-психотерапевты, когда говорят о том, что для какого-то клиента особенно целительны именно сами отношения с психологом, в которых постепенно преодолеваются, в частности, подобные мифы клиента о том, какие у него «должны быть» отношения с другими людьми, как другие «должны» к нему относиться и т. п. Я должна была бы чувствовать отвращение / брезгливость / непринятие / желание сбежать или хотя бы отдалиться / осуждение / раздражение (нужное подчеркнуть и / или продолжить список). А у меня почему-то, наоборот, расцветают тепло-забота-доверие-благодарность-уважение-бережность и иже с ними, и так происходит далеко не только со мной. Это феномен близости, искренности, открытости. Но это уже тема отдельного разговора.

Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела

На слова: всяк грех, егоже аще сотворит человек, кроме тела есть.

В сих словах: всяк грех, егоже аще сотворит человек, кроме тела есть, а блудяй в свое тело согрешает, — блаженный, много можно для желающего открыть дверей разумения. И, во-первых, сию: не сказал Апостол: «согрешает телом», как думают многие и тем затрудняют объясняющих, но говорит: в тело согрешает, с ним поступает погрешительно, его оскверняет, его делает мерзким. Так иной бы сказал: такой то оскорбляет самого себя, думая оскорбить другого. Ибо апостольское слово имеет теперь в виду не наказание, какое последует согрешившему после сей жизни, но оскорбление, какое наносится телу при самом действии плотским общением, то есть осквернение.

Убивающий убивает другого, а блудяй обижает себя самого. И делающий другие прегрешения делает их против другого, а похотствующий себя срамит, себя сквернит. Почему и омываются соблудившие, помышляя о своем осквернении, и гнушаясь непристойностью дела. Другие проступки вредят терпящему обиду, а этот — самому делающему обиду. Другие — вне тела того, кто их делает; а этот оскверняет делающего. В других наносится обида другим, в блуде — себе самому.

А если угодно, чтобы открылась и другая дверь, то представь, что нередко и человеку, не сделавшему непростительных грехов, увещевая его, говорим: «Освободись, брат, от этой болезни; она всех болезней хуже», — не потому, что она действительно все болезни превосходит, но потому, что мы желаем и от нее избавить брата. Не посему ли и Апостол сказал это о блуде? Ибо изрек слово сие, желая уцеломудрить соблудившего у Коринфян.

Если же нужна и третья дверь, то представь, как ввергающий в море пшеничное зерно или другое какое семя грешит против семени, препятствуя ему дать от себя плод, так и извергающий семя свое в блудницу грешит против собственного тела; потому что она не только истребляет рожденное, но и препятствует родиться.

Если пожелаешь открыть и четвертую дверь, то надлежит представить, что блудник, в какой мере действует, в такой и страдает. А если бы не страдал, то не губил бы себя. Если же он губил себя, то и растлевал; а если растлевал, то и оскорблял. Известно же, что ни о каком другом действии, кроме одного плотского общения мужчины с женщиною, не говорится, что обольщенные девица и юноша растлены.

Если нужна пятая дверь, представь, что если у сошедшегося с блудницею родится дитя, то воспитывается оно для блуда; и кто после посмотрит на него, скажет: «Подлинно, этот человек обидел сам себя; ибо вот семя его, лучше же сказать, тело его предается блуду».

Если потребуешь и шестую дверь, знай, что если вступит кто в общение с рабою, то и родившееся будет в рабстве. Посему не против себя ли грешит тот, кто старается родить раба?

Если захочешь и седьмую дверь, то смотри. И рождающееся терпит обиду, потому что называется незаконнорожденным и везде подвергается бесчестию: в совет ли, в судилище ли войдет — отовсюду гонят его вон. А чрез это и родивший терпит стыд; потому что оставил по себе памятник своего непотребства.

А если угодно открыть и восьмую дверь, то рассмотрим, что можем еще сказать. Поскольку блудник делается едино с блудницею, то, члены свои делая уды блудничи (1Кор.6:15), подлинно против себя согрешает. Иными во благо употреблены и убийство, как Моисеем и Финеесом, и гнев, как Апостолами Петром и Павлом; но блуда никогда никто не употребил во благо, почему и оскверняет он того, кто его совершает. Умолчу о том, что убивающих на войне удостаивают и победных памятников и прославлений.

Если же хочешь, чтобы обратились мы и на путь иносказания, то пусть упомянута будет и девятая дверь. Поскольку Церковь есть едино тело, а верующие по единому друг другу уди (Рим.12:5), то блудник против всех согрешает; потому что его проступок простирается на всю полноту Церкви, от которой Апостол и повелел отсекать его, пока не покается.

Если же угодно открыть и десятую дверь, то можно сказать: поскольку сочетавшиеся по закону честного брака делаются единым телом, ибо сказано: будета два в плоть едину (Быт.2:24), почему жена своим телом не владеет, но муж; муж своим телом не владеет, но жена (1Кор.7:4), — то справедливо, что блудодействующий муж против супруги своей, то есть в свое тело согрешает, а блудодействующая жена в свое же тело согрешает, то есть против мужа, соделавшегося ее телом.

Потому, по закону составленного во едино, другие грехи — это грехи не против собственного своего тела. Ибо если муж нарушит клятву, или убьет, или украдет, или что другое тяжкое сделает, грех не простирается на жену, равно как и если жена убьет или нарушит клятву, грех не переходит на мужа. Один блуд касается супружеского сожительства и союза, и каждый из супругов наносит другому обиду, если впадает в блуд. Он делает подозрительною законность детей и весь дом колеблет в самом основании. Почему и Христос сказал, что мужу необходимо терпеть все недостатки жены, ибо не к нему они относятся, и только за один блуд повелел прогонять от себя жену (Мф.19:9); так как обида сия простирается на супруга.

Письма. Книга III.

Вопрос читателя:

Здравствуйте, батюшка! Имел очень длительное время грех рукоблудия. Перед Пасхой сходил в храм и исповедался. На душе было легко… Сейчас не удержался и согрешил… Мерзко, отвратительно самому от себя… Даже жить не хочется. Как избавится от этой привычки?

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Правильно ли я понял, что на исповеди Вы бываете нерегулярно? Первый и самый важный шаг в борьбе с грехом — бывать регулярно на исповеди. В нашей духовной жизни нам нужна последовательность, упорность.

После исповеди — причащайтесь, ведь именно через таинства церковные нам даются силы на преодоление греха.

Молитесь утром и вечером, бывать в храме ежевоскресно и начинайте разбираться с Вашей духовной жизнью.

Также могу посоветовать посмотреть ответ на аналогичный вопрос: отец Святослава Шевченко говорит о важных практических вещах, которые помогают справиться с этой страстью —

Кроме того, рекомендую прочитать ответ на вопрос, как исповедовать такой грех.

Не отчаивайтесь, то, что вы осознаете это как грех, раскаиваетесь в этом — уже очень много значит. Главное, после каждого падения, вновь вставать — не дать себе слабины — «все равно не справлюсь», а продолжать бороться с грехом.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *