Русская православная церковь во флоренции

Флорентийский храм — один из выдающихся памятников русского церковного искусства за рубежом. Митрополит Евлогий (Георгиевский), основатель Западноевропейской архиепископии, называл его «самым красивым храмом» своей епархии. Возникновение православного храма на берегах Арно связано как с русской колонией во Флоренции, поначалу состоявшей из состоятельных аристократов-любителей Италии, так и с деятельностью российской дипломатической миссии.

В 1818 во Флоренции возникла домовая церковь гр. Бутурлиных, которую обслуживал греческий священник из Ливорно. Другие русские богачи — Демидовы, приехавшие на берега Арно, устроили в 1823 (близ арендуемого палаццо) во имя свт. Николая Чудотворца, куда служить приглашали священников из России. В 1840 эту церковь Демидовы перенесли в имение Сан-Донато в предместье Новоли. Какое-то время она оставалась единственной для русских во Флоренции. В 1845 ее посетил император Николай I с супругой и подарил образ св. цар. Александры. В 1856 убранство этой церкви было обновлено.

После окончания наполеоновских войн, в 1815, во Флоренции была вновь открыта российская миссия, при которой девять лет спустя в палаццо Гвиччардини была освящена домовая церковь Рождества Христова. Походный иконостас, созданный в 1790-е и служивший Императору Александру I, и утварь прислали из Петербурга. Иконы написал акад. В. К. Шебуев. Священником назначили иером. Иринарха (Попова), который ранее служил у маркизы Терции, урожд. Голицыной. В 1833 его отозвали в Россию, и церковь долгое время не действовала, а в начале 1836 ее перевели в Рим, а в 1844 в Неаполь.

В 1866 город стал на несколько лет столицей объединенной Италии, и в нем открылось посольство России с Рождественской церковью при нем. Она была возвращена из Неаполя. Настоятелем стал о. Михаил Орлов, ранее служивший в неаполитанской церкви. Он же был духовником вел. кн. Марии Николаевны, дочери Николая I, которая в 1863–1873 жила на своей вилле Кварто в окрестностях города, и которая первая, как считают, высказалась за возведение во Флоренции отдельного русского храма. Почетный титул «посольская» церковь носила до 1911, хотя во Флоренции посольства давно уже не было. При о. Михаиле Орлове церковь располагалась в наемном дворце Ранучини-Лайатико на набережной Лунгарно Нуово, 50 (ныне — Америго Веспуччи). В этом палаццо 26 августа 1866 она и была освящена. В 1869 в ней герцог Евгений Максимилианович Лейхтенбергский, племянник Николая I, венчался с Д. К. Опочининой.

После смерти о. Михаила в 1878 из Ниццы был назначен о. Владимир Иоаннович Левицкий (1842–1923), энергичный и образованный священник, который сумел убедить русскую колонию и российского посла в Риме А. И. Нелидова в необходимости построить во Флоренции отдельный храм. В качестве идейного довода он указывал, что именно во Флоренции была подписана в 1439 уния Православной и Католической Церквей, «которой до сих пор похваляется местное латинство», и потому храм должен символизировать историческую незыблемость православия как истинно-апостольской веры. Новый настоятель писал в Синод: «Русская церковь во Флоренции должна явиться первою по времени представительницею в Италии Православия, которое в этой стране не имеет еще открытых храмов (русских) … Она должна возникнуть в городе, всемирно славящемся всякого рода художественными сокровищами, в том числе и религиозными: должна при том выдержать сопоставление не только с замечательнейшими храмами латинского исповедания… равно как с многочисленными, с каждым годом умножающимися, протестантскими молельнями».

Церковные власти в России, благословив 28 июля 1880 начинание, разрешили настоятелю собирать деньги на новый храм. Через пять лет было собрано 158 тыс. франков, которые внесли прежде всего представители русской знати: статс-секретарь А. А. Зубов, А. З. Хитрово, Я. Б. Мансуров и другие, подолгу жившие во Флоренции. Особенно много — 75 тыс. лир — пожертвовала кн. Елена Павловна, вдова Павла Павловича Демидова кн. Сан-Донато, о чем сегодня напоминает мраморная доска в нижней церкви. Ее дочь кн. М. П. Абамелек-Лазарева финансировала постройку дома для причта рядом с храмом. В октябре 1879, прежде чем обстановка виллы Демидовых в Сан-Донато пошла с молотка и ее домовая церковь была упразднена, убранство этой церкви было передано в дар флорентийской общине.

Весной 1885 о. Владимир приобрел за 39 тыс. франков участок размером в два гектара на набережной Лунго Муньоне, 35 (ранее купленный участок на Виале ин Курва был продан), где 16 октября 1888 был освящен временный храм, правда, больше «походивший на каретник». В 1899 воры из него украли всю утварь, но петербургская фирма Грачевых изготовила новую на деньги, выданные из казны.

Проект постоянной церкви составил петербургский архитектор М. Т. Преображенский, с которым о. Владимир познакомился во время пенсионерской поездки молодого зодчего по Италии. Этот проект неоднократно переделывался и упрощался — пришлось, в частности, отказаться от колокольни. После долгих споров был выбран московско-ярославский стиль XVII века как наиболее «русско-православный». 12 декабря 1886 проект был одобрен Синодом после его обсуждения в Академии художеств. Настоятель полагал, что строительство можно уже начинать, но посольство возражало, указывая, что собранной суммы недостаточно. В Риме был создан строительный комитет, однако вскоре он распался.

В 1890 о. Владимир снова предложил начать строительство, обещая завершить его за пять лет, но дело вновь затормозило посольство, которое настаивало на своем руководстве, особенно в финансовых вопросах. В конце концов, церковноначалие приняло это условие, и Преображенский составил новый «упрощенный» проект, одобренный 18 мая 1891 Синодом, со сметой в 189 тыс. лир, но на сей раз начало работ еще несколько лет тормозило Министерство иностранных дел России. Они начались лишь 29 мая 1899 после освящения места; закладка двухэтажного храма состоялась 16 октября того же года в присутствии товарища обер-прокурора Синода В. К. Саблера, нового посла в Риме Нелидова, председателя строительной комиссии, представителей инославных конфессий, городских властей и членов русской колонии. За ходом строительства наблюдал местный инженер Джузеппе Боччини, а после его смерти — Джованни Пачарелли. Каменные работы производила фирма Бикьелли и Майани, владевшая каменоломнями во Фьезоле, кладку кирпича — фирма Риччи и Камби. В ноябре 1900 на стройке несколько раз побывал вел. кн. Сергей Александрович с супругой.

8 октября 1902 была освящена нижняя церковь свт. Николая Чудотворца — П. П. Демидов кн. Сан-Донато просил сделать это в память Императора Николая I. Чин освящения верхней церкви во имя Рождества Христова, вмещающей 350 человек, был совершен год спустя — в воскресенье 26 октября 1903 архим. Владимиром (Путятой) из Рима в сослужении с другими русскими священниками. В торжестве участвовал российский дипломатический корпус, а также экипаж крейсера «Ослябя», стоявшего тогда в Специи. Настоятель за свои труды был награжден митрою. Итальянцы сняли об освящении документальный фильм. Все строительство обошлось в 140 тыс. руб. (450 тыс. лир).

Составляя проект, Преображенский использовал материалы своих исследований церковного зодчества XVI–XVII веков, поэтому традиционная крестово-купольная схема с пятиглавием применена особенно удачно. Основной объем храма, сложенного из розового кирпича и голубовато-серого камня, завершен узорчатым фризом и кокошниками, которые (как и купола) декорированы разноцветной майоликой, сделанной в известной городской мастерской Кантагалли. На куполах возвышаются ажурные золоченые кресты, паперть покрыта шатром из полихромной черепицы; под ним, в обрамлении флорентийских гербовых лилий помещена мозаичная икона Божией Матери «Знамение», созданная в Венеции по картону Ф. П. Реймана; на боковых стенах — изображения апп. Петра и Павла, выполненные теми же мастерами. Кованая железная ограда и ажурные кресты сделаны по рисунку зодчего в мастерской Чезаре Микелуччи в Пистойе. Сад вокруг здания разбил садовник Пуччи.

Нижняя (зимняя) церковь часто именуется «демидовской», так как почти все ее убранство происходит из церкви Демидовых в Сан-Донато. Иконы в 1853–1856 написали для нее русские художники, в том числе В. К. Васильев, иконостас вырезали из ореха в мастерской известного резчика Р. Барбетти. Он же — автор уникальной резной двери (1854–1861, стоимость 25 тыс. руб.) при входе в верхний храм, которая вторит «райским вратам» флорентийского баптистерия работы Л. Гиберти.

Интерьер верхней церкви выдержан в древнерусском стиле. Росписи темперой исполнили мастера из Петербурга: М. М. Васильев (он автор икон в мраморных киотах), П. С. Шарварок, Д. И. Киплик, Е. М. Чепцов, А. П. Блазнов, которых консультировал историк акад. В. А. Покровский. Традиционная иконография в духе В. М. Васнецова дополнена изображениями свв. римских пап, а также свт. Фотия, Патриарха Константинопольского, и свт. Марка Эфесского, известных ревнителей православия. В росписях критикой отмечалось «разнообразие тонов в красках, высокая художественность их сочетаний, красота орнаментов». Все орнаменты написал флорентийский художник Джакомо Лолли, использовавший технику энкаустики. Его кисти принадлежит «Вход Господня в Иерусалим» на западной стене.

Главное украшение верхнего храма — мраморный двухъярусный иконостас, который по эскизу Преображенского был вырезан в Генуе Джузеппе Нови (этот же резчик изготовил иконостас для петербургского собора Спас-на-Крови) при помощи Паоло Трискорни из Каррары. Царские врата исполнены из кипариса. Средства на иконостас (14 тыс. руб.) пожертвовал император Николай II, желавший отблагодарить приход за возвращение в 1899 в Россию исторического иконостаса Александра I (сейчас в Государственном Эрмитаже). Образа, в числе которых есть изображения святых, тезоименитых царской семье, написал академик А. Н. Новоскольцев. Бронзовые двери отлиты в Москве, на фабрике Вишневских. Запрестольный витраж «Господь на престоле», подаренный послом Нелидовым, в годы войны погиб, но вскоре был заменен другим, из мастерской Р. Фанфани. В 1899 храм получил утварь из упраздненной Сретенской церкви А. В. Новицкой во Флоренции. Другие священные сосуды из серебра были изготовлены московскими мастерскими.

После революции 1917 жизнь общины резко изменилась. В 1921 при бывшей посольской церкви был создан самостоятельный приход (в нем состояло 24 человека), однако прихожане долго опасались имущественных претензий со стороны советских властей, как это случилось в Риме и, позднее, в Бари. На флорентийский храм претензии в 1924 тоже были предъявлены, но итальянский суд их отклонил.

В 1925–1936 обедневшая небольшая община неожиданно получила финансовую поддержку от Королевского Дома Греции, который решил использовать одно из помещений крипты под временную усыпальницу своих монархов. В 1925 здесь поставили гроб с телом короля Константина, в 1926 — королевы Ольги (урожд. вел. кн. Ольги Константиновны из Дома Романовых), в 1932 — королевы Софии, сестры германского императора Вильгельма II. Когда в 1936 положение монархии в Греции стабилизировалось, прах венценосцев был перенесен в родовую усыпальницу под Афинами.

Особенно много в трудные годы храму помогала Мария Павловна Демидова, кнж. Сан-Донато (в замужестве кн. Абамелек-Лазарева), владелица виллы в Пратолино. В отличие от большинства русских флорентийцев она после революции не лишилась своего состояния и потому могла расходовать крупные средства на поддержание как церкви, так и бедных прихожан.

Вторая мировая война заставила многих видных прихожан уехать в Америку. Покинул Флоренцию, например, староста кн. С. Кочубей. Однако сразу после войны в жизни общины наступило временное оживление, ибо в рядах союзных войск было немало православных, но оно было чисто внешним и продолжалось недолго.

Литургическая жизнь прихода никогда не прерывалась. После смерти о. Владимира Левицкого во Флоренции настоятельствовали: прот. Михаил Стельмашенко (1923–1925), «умный, образованный, но человек крутого нрава», окончивший Киевскую Духовную академию; прот. Иоанн Лелюхин (1926–1935), чья семья осталась в Архангельске; о. Иоанн Куракин (1935–1950), князь, бывший депутат Государственной думы, который стал перед кончиной епископом Мессинским; о. Андрей Масальский (1950–1955); архим. Савва (Шимкевич, 1955–1961); о. Феодор Бокач (1965–1969), после которого постоянного священника долго не было.

Хором в 1920–1950-х управлял регент Адриан Ксенофонтович Харкевич, выпускник Петербургской Духовной академии. В 1903 он был назначен псаломщиком, а затем регентом церкви во Флоренции. Харкевич достиг высокого профессионализма не только в исполнении духовных песнопений, но и в их сочинении — его произведения звучали в русских храмах разных стран. Он был также одним из руководителей «Русской колонии в Тоскане», общественно-культурного объединения эмигрантов.

Церковь во Флоренции с 1927 подчиняется Западноевропейскому экзархату Вселенской Патриархии. Ее нынешний настоятель — уроженец Петербурга свящ. Георгий Блатинский назначен в 1997 после кончины о. Иоанна Янкина, в течение четверти века приезжавшего служить из Ниццы.

В послевоенные годы приходская жизнь сохранилась во многом благодаря долголетней (1956–1988) старосте М. В. Олсуфьевой, известной переводчице современной русской литературы, прежде всего А. И. Солженицына. В середине 1980-х прихожанином храма был кинорежиссер А. А. Тарковский, изгнанный из СССР и поселившийся во Флоренции. Состав современной общины смешанный: это представители эмиграции разных поколений, недавно приехавшие русские и украинцы, итальянцы, эфиопы, греки, сербы.

В 1987 в храме начались реставрационные работы под руководством архитектора Винченцо Ваккаро, которые в 1996–1999 вернули зданию прежний вид. В ноябре 2003 при участии городских и церковных властей торжественно отмечено столетие церкви.

Мне выпала честь как настоятелю представить вам этот замечательный первый русский православный храм на территории Италии. Несмотря на свою молодость – наш храм был освящен в ноябре 1903 года – он соединил в своем историческом существовании дорогие для сердца памяти о событиях последних веков русской истории. Русской, разумеется, не в смыле этническом, а в смысле национальном, а может, и даже скорее, цивилизационном.

Действительно, хоругви, расположенные по обе стороны входа в верхний храм, присутствовали на Пасхальном богослужении 1814 года на place de la Concorde в Париже,первой Пасхе, празднуемой в Походной церкви Александра Первого, после взятия столицы Франции русскими войсками, когда вся армия, присутствовавшая здесь же на площади, причащалась. Кстати, и посвящение верхнего храма нашей церкви Рождеству Христову берет свое начало от походной церкви Александра Первого.

В притворе, сразу при входе, слева, на маленькой самодельной звоннице висит колокол с крейсера «Алмаз». Этот крейсер – участник Цусимского боя русско-японской войны 1905 года, единственный крейсер, уцелевший в том сражении, сумевший, несмотря на многочисленные повреждения добраться своим ходом до Владивостока. После ремонта он служил Императорской яхтой, а в 1921 году возглавлял одну из групп кораблей, осуществлявших исход русской эмиграции из Крыма.

Святыней храма является крест-мощевик митрополита Филарета Романова (впоследствии Патриарха Московского и всея Руси), ставший с избранием шестнадцатилетнего отрока Михаила Романова на царство святыней Царского Дома. Романовы молились перед ним вплоть до 1698 года, когда Петр Первый, желая жениться на Анне Монс, заточил свою первую жену Евдокию, урожденную Лопухину, в Суздальский монастырь, которая забрала крест с собой. Больше он в семью Романовых не вернулся, а передавался из поколения в поколение уже в семье Лопухиных. Последняя Лопухина из этой ветви скончалась во Флоренции в 1922 г и с тех пор крест-мощевик находится в Алтаре храма.

Иконостас верхнего храма, подаренный последним русским Императором Николаем Вторым, святым царем-мучеником, изготовлен из белого каррарского мрамора и желтого веронского и содержит, в качестве дополнительных икон святых , небесных покровителей последней Царской семьи и вензель Государя.

Нижний храм святителя Николая Чудотворца наследует посвящение Домового храма одной из ветвей знаменитой уральской семьи горнозаводчиков Демидовых, поселившейся во Флоренции в 1822 г и с начала 50-х годов уже имевших свою церковь. В связи с вынужденной продажей имения Сан Донато в 1880 году, все убранство Домовой церкви – иконостас, иконы, церковные сосуды и утварь, богослужебные книги – все было сохранено для уже задуманного православного храма во Флоренции, так что посещая нижний храм, вы имеете поистине уникальную возможность видеть, в какой обстановке молились наши именитые предки.

К большому сожалению, в настоящее время внешний вид храмового здания находится в состоянии критическом. Местный мягкий камень pietra serena, обладающий крупным недостатком впитывать воду, со временем, и потому терять свою исходную форму, перешел все возможные сроки нормального функционирования и без внешнего вмешательства разрушается с большой скоростью. Протечка крыши в Алтаре дополнила безрадостную картину плачевного состояния церковного здания. Ознакомиться с течением работ и необходимыми для этого средствами можно в разделе сайта, посвященном реставрации, которая проводится под руководством нашего инженера, являющегося также и автором соответствующего раздела сайта. Его высокий профессионализм дает нам уверенность в успешном, при наличии средств, завершении работ в будущем 2013 юбилейном году, году празднования 400-летия Дома Романовых.

Итак, приветствую Вас на нашем сайте и желаю, чтобы Ваше посещение его в виртуальном прсстранстве продолжилось для Вас и в пространстве реальном – пространстве города Флоренции, истинной колыбели классической европейской культуры, где на улице папы Римского Льва Десятого, написавшему, в свое время, два письма Царю Иоанну Грозному, стоит пятиглавый русский храм.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *