Русские партии

Новый левоцентристский «Союз справедливых сил России» («СССР») ставит своей задачей не воссоздать Советский Союз, а вернуть то, что было в нем самое хорошее — бесплатное образование и здравоохранение

Фото: Интерфакс

Москва. 9 октября. ИНТЕРФАКС — В РФ создается партия «Союз справедливых сил России» («СССР»), сообщил председатель оргкомитета партии, юрист Международной юридической компании «Эльман Групп» Эльман Пашаев.

«Вместе с коллегами мы решили создать новую партию «Союз справедливых сил России», то есть «СССР». Это партия левоцентристская. Основная задача — не воссоздать Советский Союз, а вернуть то, что было самое хорошее — бесплатное образование и здравоохранение», — сказал Пашаев на пресс-конференции в центральном офисе «Интерфакса» в среду, уточнив, что «учредительный съезд партии состоится в ближайшее время».

Он отметил, что партия не собирается «заниматься радикализмом, бегать по улицам с плакатами».

«Наша задача до народа донести, что все в стране принадлежит ему, а мы будем ему достойно помогать», — уточнил Пашаев.

По его словам, он и его соратники сами финансируют партию. «И ни от кого не зависим, наоборот, мы хотим своей работой помочь добросовестным чиновникам. Мы сторонники соблюдения закона», — пояснил Пашаев.

Его соратник, гендиректор «PR-PRofi Group» Алексей Золотухин подчеркнул, что задача партии не критиковать действующую власть, а решать проблемы населения.

«Сложившаяся структура власти, может быть, неидеальна. Нужно расстаться с теми людьми, которые попали туда по блату, с коррупционерами. Но в целом при грамотном менеджменте уже существующую структуру можно пользоваться для того, чтобы решить основные проблемы государства», — рассказал он.

«Мы должны взять из нашего советского прошлого те традиции и спокойствие, уверенность в завтрашнем дне, которые у нас были и которых сейчас нет. Что касается частного предпринимательства и собственности, которые мы получили после того, как СССР ушел, я считаю, что это должно быть сохранено и развито. Можно посмотреть на Китай, где сочетается социальная направленность государства и экономика растет высочайшими темпами», — пояснил Золотухин.

Он сообщил, что результаты приватизации должны быть пересмотрены, особенно в части крупного бизнеса «Все, что было приватизировано незаконно, должно быть возвращено государству», — сказал Золотухин.

Общественный деятель Мурат Гехов отметил, что востребованность «СССР» очевидна, так как «народ больше не доверяет другим партиям».

«У нас нет меркантильных интересов, мы хотим сделать доброе и хорошее для своего народа и страны. Наш народ заслужил это», — сказал он.

В свою очередь адвокат Московской городской коллегии адвокатов № 5 Елизавета Шаргородская заявила, что в названии новой партии есть слово, которое ей очень импонирует — справедливость, и нужно добиваться этой справедливости во всем и для всех.

По ее словам, сейчас «в сфере правоохранительных органов и судебной власти людей ни во что не ставят, а бюрократия торжествует». «Наша система действует избирательно, индивидуально… Люди устали от такой системы, им надоело, люди требуют законности и справедливости. И ждут тех лидеров, которые были бы носителями законности и справедливости. Я не теоретик, я практик. Каждый день мне и моим коллегам приходится бороться за права людей, которые нам доверяют».

При этом Шаргородская заметила, что это требует очень больших усилий. «Долг каждого из нас бороться за то, чтобы в нашей стране была справедливость ко всем, к каждой личности, вне зависимости от социального статуса. Все вместе мы придем к этой цели».

Еще одна участница пресс-конференции певица Александра Шерлинг сообщила, что она сама и ее соратники активно поднимают вопрос коррупции в творческих вузах при поступлении и в музыкальных конкурсах.

«Ребята, приезжающие из регионов, натыкаются на то, что нужно искать либо сумасшедшие связи, либо сумасшедшие деньги. И разочаровавшись, уезжают обратно и начинают не очень хороший по практике образ жизни», — сказала Шерлинг.

Поэтому в партии собираются уделять этому особое внимание. «Мы хотели бы приглашать как можно больше педагогов, мэтров в региональные вузы и школы. Чтобы у молодежи не было такого сумасшедшего рвения получать образование в столице, чтобы они могли получать знания в своем собственном городе».

ФОТО: РГАКФД/РОСИНФОРМ С начала 1960-х годов Владимир Солоухин (на фото — с семьей) был кумиром лаптелюбивой интеллигенции

35 лет назад, в 1969 году, главный идеолог КПСС Михаил Суслов поручил аппарату ЦК рассмотреть письмо писателя Константина Бадигина о притеснении в СССР русского народа. Указание было выполнено тем охотней, что исполнять его должны были члены неформальной Русской партии. Историю этого политического образования исследовал обозреватель «Власти» Евгений Жирнов.
«Атеист — это хуже, чем еврей»
Для неформального членства в неформальной Русской партии я подходил идеально. И по происхождению, и по положению в обществе на излете советской власти. Чаще всего, как мне говорили два занимавшихся мной агитатора, к истинным патриотам русской земли примыкали потомки дворян, купечества и «неместечковой», по их определению, интеллигенции. Мои предки, правда, особой знатностью или богатством не отличались. Но то, что земли в Можайском уезде им были пожалованы 400 лет назад за службу в опричнине, произвело на моих новых знакомых довольно сильное впечатление. Конечно, я интересовал их лишь потому, что им был нужен свой человек в газете с 20-миллионным тиражом. А у меня было редакционное задание написать большой текст об организациях русских националистов. О чем они, впрочем, не догадывались.
Общую идеологическую базу они попытались найти в таком факте моей семейной истории: моего деда-помещика расстреляли в 1928 году после визита в бывшее уже собственное имение. «А кто это сделал?! — возмущался завотделом солидного партийного издания, которое располагалось в том же здании, что и наша редакция.— Евреи! Ты знаешь, сколько их было в руководстве ГПУ?» И он сыпал цифрами о евреях-чекистах, евреях-наркомах, женах-еврейках и т. п.
Но ловцы патриотических душ не всегда действовали так прямолинейно. Почувствовав, что пережал, партийный литератор передавал меня на идейные беседы искусствоведу. И тот начинал загружать мне в память цитаты из истинных русских писателей. Или возил на беседы со столпами национальной мудрости. Вот только организатор из него получался неважный.

ФОТО: РГАКФД/РОСИНФОРМ Зампред Всероссийского общества озеленения Леонид Леонов сеял русский лес в душах истинных почвенников

В Переделкино, к писателю Владимиру Солоухину мы приехали во время его дневного сна. Разбуженный мэтр был недоволен. Заметно оживился он лишь тогда, когда мы подошли к надгробию во дворе его дачи. На памятнике была фамилия — «Сперанский». «Видите, как стоит? — радостно спросил Солоухин.— На месте дачи церковь была. А там, где мой кабинет,— алтарь. Вот на меня и снисходит благодать».
Другой классик — Леонид Леонов — был уже очень стар и чрезвычайно слаб, когда я его увидел. Меня предупредили, что я смогу говорить с «важнейшим звеном в цепи русских романистов» не более десяти минут. Говорил, правда, в основном мой провожатый. Старик устало кивал. Но потом, когда искусствовед начал уж слишком громко вещать о сионистском засилье, русский пророк сказал: «Тише, евреи услышат…»,— видимо имея в виду своих домочадцев.

Как оказалось, для полного единения с другими членами неформальной партии хорошо было иметь личную обиду на евреев. Тот же Леонов, если верить моим рассказчикам, укоренился в своей нелюбви к евреям во время гражданской войны. Он служил в армейской газете в армии, где политработой ведала знаменитая большевичка Розалия Землячка. Далеко не юная дама ежевечерне выбирала себе партнера на ночь из красноармейцев. И Леонову будто бы приходилось все время от нее прятаться. Отца нынешнего вице-премьера Александра Жукова — Дмитрия Жукова, известного писателя-патриота и, как мне рассказывали, бывшего офицера военной разведки, долго не принимали в Союз писателей, что не способствовало укреплению его любви к еврейскому большинству творческого объединения.

ФОТО: РГАКФД/РОСИНФОРМ Неформального вождя Русской партии Михаила Шолохова встречали и провожали так же, как формального вождя ЦК КПСС

Вербовщики, правда, считали, что и при отсутствии почвы для личного антисемитизма мое обращение идет успешно. Мне сошло с рук даже то, что перед встречей с Иваном Шевцовым я не прочел программное для каждого патриота произведение — его роман о еврейских интригах «Тля». Несмотря ни на что меня обещали познакомить с единомышленниками в ЦК. И тут я прокололся. Обязательным элементом программы была поездка в Загорск на поклон к Сергию Радонежскому. И там выяснилось, что я не только не впадаю в трепет, а вообще не православный.
Прямо никто ничего не сказал. Иногда несостоявшиеся товарищи по неформальной партии предлагали какие-то темы для статей. Но прежней теплоты уже не чувствовалось. Отношение патриотов к русским нехристям объяснил мне много лет спустя известный православный проповедник архимандрит Амвросий: «Будь ты старообрядцем, это еще так-сяк можно терпеть. А атеист для нас — это хуже, чем еврей».
Редакционное задание осталось недовыполненным. Описать Русскую партию изнутри не получилось. Тем интересней оказалось теперь читать архивные документы, из которых выяснился механизм ее деятельности.

ФОТО: РГАКФД/РОСИНФОРМ Высокопоставленные покровители и видные деятели Русской партии; члены Политбюро Дмитрий Полянский, Андрей Кириленко, Александр Шелепин (1-3); завотделами ЦК КПСС Василий Шауро и Евгений Тяжельников (4,5); заместитель завотдела ЦК Петр Решетов (6); председатель КГБ Владимир Семичастный (7); председатель Госкомспорта Сергей Павлов (8)

От Шелепина до Гагарина
Из документов и современных исследований стало очевидным то, о чем тогда, в конце 80-х, я только догадывался. Русская партия (так ее стали называть в наше время) была сугубо неформальным объединением почти без признаков организационной структуры. Ведь в КПСС со сталинских времен фракционность была одним из самых страшных преступлений. Хотя некое подобие партийных ритуалов в Русской партии было. К примеру, когда столп столпов — Михаил Шолохов — уезжал за границу или, наоборот, возвращался, его встречали самые заметные писатели-патриоты — Сергей Михалков и Анатолий Софронов.
По моим наблюдениям, патриоты были содружеством кружков по интересам, деятельность которых в большей или меньшей степени регулировалась, но не управлялась единомышленниками из ЦК КПСС. Причем кружки, куда входили аппаратчики, не сливались с группами писателей или художников.
Мне тогда казалось, что писатели по большей части были выпускниками Литинститута, приехавшими на учебу из глубинки. А группы партийцев по большей части объединяют выходцев из ЦК ВЛКСМ. И то и другое объяснялось просто. Провинциальные таланты, особенно в 50-е, жили бедно, объединялись, чтобы хоть как-то питаться, в «колхозы». Виновными в их бедствиях были редакторы, критики, а также конкуренты из московских творческих семей. Естественно, все евреи.
А вот комсомольцам импонировала возможность использовать еврейский заговор для объяснения всех проблем в стране. Сейчас принято считать, что патриотизм с антисемитским уклоном в ЦК ВЛКСМ утвердился во времена, когда им руководили Шелепин и Семичастный. Возможно, доля истины в этом есть. Все видные комсомольцы в 40-х боролись с космополитами. И на их глазах произошла история, подтверждавшая, на их взгляд, существование всемирной сионистской паутины.
Один из товарищей Шелепина по работе в комсомоле в 1941 году ушел на фронт. Вскоре он попал в плен. Казалось, судьба еврея-комиссара была предрешена. И вдруг, после войны, он снова появился в Москве и стал проситься на прием к секретарю ЦК комсомола. Ходили слухи, что его выкупили из плена еврейские родственники из Америки, и большую часть войны он провел за океаном. Проверять достоверность слухов в МГБ было опасно. А бывший пленный с годами стал членом-корреспондентом Академии наук и директором института. Комсомольцы были уверены, что это результат еврейского заговора. Хотя на самом деле будущий членкор, попав к немцам, назвался русским, пережил все и был освобожден из лагеря в Чехословакии советскими войсками.

ФОТО: РГАКФД/РОСИНФОРМ Юрия Гагарина (на фото в темных очках) довольно долго пытались сделать одним из столпов русской партии наряду с Михаилом Шолоховым

Конечно, далеко не все в ВЛКСМ разделяли почвеннические взгляды. «Нам приходилось работать там с такими типами, как Андрей Дементьев»,— рассказывал один из патриотов. К тому же до середины 60-х особой политической надобности в открытой смене идейных позиций не было. Почвенническая идеология культивировалась на всякий случай. И случай представился, когда группировку Шелепина стали оттирать от власти.
Судя по некоторым воспоминаниям, комсомольцы нашли далеко не ординарные ходы. К примеру, они пытались использовать в качестве своего знамени Юрия Гагарина. Они постоянно приглашали его на идейные посиделки в ЦК ВЛКСМ. А в 1967 году даже свозили первого космонавта вместе с делегацией молодых писателей из соцстран в Вешенскую к Шолохову.
Кто знает, какими были планы Шелепина и компании, как именно они собирались взять власть в свои руки. Но в том же году, после пленума ЦК позиции группировки были ослаблены, большинство ее видных представителей было отправлено в почетную ссылку — послами или на малозначительные должности в провинцию, а Гагарин в 1968 году погиб.
Но немалая часть патриотов комсомольского розлива осталась в советском и партийном аппарате. Антишелепинская чистка не коснулась и писателей-почвенников. И их содружество заработало в новом, теперь уже экономическом направлении.

ФОТО: РГАКФД/РОСИНФОРМ Полярный капитан Бадигин был силен не только в написании исторических романов, но и в математике. Для ЦК КПСС он рассчитал соотношение уровня жизни в Литве и Пензенской области

«Самое массовое из искусств становится оружием в чужих руках»
Конечно, идейно-патриотическую часть работы никто не оставлял. К примеру, полярный капитан и писатель Константин Бадигин писал в ЦК: «Некоторые стороны нашей национальной политики и особенно практики требуют пересмотра… Главное, по-моему, то, что русский народ, производя львиную долю национального богатства, оказался по условиям жизни в среднем ниже, чем народы большинства союзных республик… Приведу сравнение: Литовская ССР и Пензенская область. В обеих живет приблизительно по 2,5 миллиона человек. Но в Литве, не говоря о промышленности,— Академия наук, научно-исследовательские институты, два университета, несколько вузов, издательства, киностудия… Пензенская область — один ВУЗ, один-два техникума, две газеты и в 1962 году закрыто единственное издательство… Вот вам и равные условия и возможности».
Благодаря самому деятельному стороннику почвеннических взглядов в ЦК КПСС — помощнику главного идеолога партии Михаила Суслова Воронцову — письмо отправили секретарям ЦК. Конечно, никто не собирался открывать в Пензенской области университеты. Но все получили то, что хотели. Писатель — благосклонное отношение шефа по идеологии и новые публикации книг. Цековские патриоты напомнили о существовании русского вопроса в стране. И под сусловскую резолюцию могли выбивать дополнительное финансирование для идейно близких издательств, запуска в производство кинофильмов и т. д.
Те же проблемы удавалось решить даже с помощью анонимок. К примеру, в июле 1969 года в ЦК поступило письмо от гражданина, скрывшегося под псевдонимом А. Александров.

ФОТО: РГАКФД/РОСИНФОРМ «В печати раздувается, поднимается всеми способами Рязанов, а Лукинский был замолчен, зачислен в режиссеры ‘третьего сорта’ и в результате надолго отстранен от комедии»

«Беспокойство и недоумение охватывает, когда видишь положение в кино,— говорилось в письме.— Самое массовое из искусств начинает служить не тому, чему надо, становиться оружием в чужих руках. Вот некоторые факты и наблюдения…
Чем замечателен, например, главный персонаж фильма ‘Доживем до понедельника’ учитель Илья Самойлович? На самом деле он ничего положительного, жизненного не утверждает. Он только недоволен, брюзжит полный желчи… И это положительный герой картины, которая поднимается прессой на щит.
Если фильм о революции и гражданской войне, то с особой симпатией… в нем рассказывается о нерусских, революционная романтика и колорит времени подчас сводятся к одесскому колориту, как это сделано, к примеру, в ‘Неуловимых мстителях’… У нас нет фильма о Гастелло, зато есть ‘Хроника пикирующего бомбардировщика’, где подвиг Гастелло якобы совершает экипаж бомбардировщика, в состав которого входит два еврея, а русского играет тоже нерусский…
Такая же тенденция наблюдается не только в сфере художественного кино, но по всем фронтам… Яркий пример — только что вышедший фильм украинской студии ‘Семь шагов за горизонт’. Здесь документально снят ряд людей, одаренных необычными способностями. Конечно, почти все они нерусские. Омерзительны кадры, в которых гипнотизер с ярко выраженными специфическими национальными чертами гипнотизирует русскую девушку, которая, как подчеркивается в дикторском тексте, весьма ‘посредственных способностей’…
Иван Владимирович Лукинский (последний его фильм — ‘Деревенский детектив’) своими народными кинокомедиями сделал не меньше, а возможно, и больше в жанре советской комедии, чем Э. Рязанов. Однако в печати раздувается, поднимается всеми способами Рязанов, а Лукинский был замолчен, зачислен в режиссеры ‘третьего сорта’ и надолго отстранен от комедии».
Естественно, автор потребовал пересмотреть список режиссеров, которым разрешено снимать фильмы. И заместитель заведующего отделом культуры ЦК КПСС Зоя Туманова, воспитанная в рядах ЦК ВЛКСМ, дала такое заключение: «Отделом культуры подготовлен документ о мерах по дальнейшему развитию советской кинематографии, который предусматривает устранение многих из указанных в письме недостатков».
Аппаратные и творческие группировки Русской партии совместно разрешали и множество частных вопросов. К примеру, автору «Тли» Ивану Шевцову долгие годы не удавалось вступить в Союз писателей. И в конце 1978 года он направил члену Политбюро Андрею Кириленко письмо: «Дорогой Андрей Павлович! Посылаю Вам свою новую книгу ‘Набат’. Она еще не дошла до читателя, а радиостанция ‘Голос Израиля’ уже разгромила ее. Значит, последует разгром и в нашей печати. Но мне не привыкать. Важно другое: по-прежнему двери Союза писателей для меня закрыты… Я не знаю, дорогой Андрей Павлович, куда обращаться еще… И тов. Шауро, и тов. Туманова разговаривали со мной от имени руководства, сочувствовали мне искренне… Однако помочь ничем не могли. И это разговор от имени руководства ЦК. Значит есть силы, которые не считаются с мнением руководства. Я знаю, эти силы — сионисты».
Шевцов писал множество писем. И каждый раз находил сочувствующего члена Политбюро. До Кириленко его поддерживал Дмитрий Полянский. После очередной порции писем в отделе культуры ЦК составили справку о жизни и творчестве Шевцова:
«Родился в 1920 году, белорус, член КПСС с 1942 года, образование высшее (в 1951 году заочно окончил Литературный институт им. А. М. Горького). Участник Великой Отечественной войны, полковник в отставке… Заявления т. Шевцова о приеме его в члены Союза писателей рассматривались неоднократно. Бюро секции прозы Московской писательской организации в 1962 году рекомендовало И. Шевцова в члены Союза. Однако секретариат Московской писательской организации снял с обсуждения вопрос… Основанием послужило письмо правления Всесоюзного общества ‘Знание’, в котором сообщалось о недостойном поведении И. Шевцова за рубежом (во время поездки в Австрию он продал представителю туристической фирмы транзистор, в кружки для пожертвований в соборе бросал советские значки, на официальных встречах вместо своего автографа писал фамилии русских писателей-классиков).
В дальнейшем (1964, 1969 годы) на решение вопроса о приеме И. Шевцова в Союз писателей отрицательное влияние имели публикация его романа ‘Тля’, получившего критическую оценку в печати, а также необоснованные предвзятые суждения И. Шевцова о некоторых известных советских писателях и их творчестве. В 1974 году его кандидатура на заседании Московской писательской организации почти единодушно была отклонена (из 16 секретарей правления за принятие голосовал только один)».

Вот только на заработки обладавшему самой громкой славой патриотическому писателю жаловаться не приходилось. Но он все равно жаловался, хотя, по данным ВААП, с 1962 по 1972 год заработал 85 тыс. руб. (при приличной среднемесячной зарплате 120 руб.). А в 1976-1978 годах — почти 42 тыс.
Но Шевцов не был рекордсменом среди писателей-патриотов. Самую большую пользу из почвенничества извлекали директора и главные редакторы истинно русских издательств. Занимаясь перекрестным изданием произведений друг друга, они получали баснословные гонорары. Так, один из них вспоминал, что незадолго до гайдаровских реформ у него на сберкнижке хранилось 90 тыс. руб.
Попытки вести хоть какую-то политическую деятельность почвенники прекратили во времена правления Андропова. Тогда арестовали нескольких наиболее рьяных русофилов, занимавшихся самиздатом. А завотделом ЦК и бывшего первого секретаря ЦК ВЛКСМ Евгения Тяжельникова, считавшегося последним руководителем Русской партии, отправили послом в Румынию. После конца СССР русофилы влачили довольно жалкое существование.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *