Русские сдаются

Пассажир Diamond Princess россиянин Сергей Попов по-прежнему не теряет оптимизма и не отчаивается. «Слушаю вас и удивляюсь. Это пятизвездочная гостиница на воде, а не карцер», – так отреагировал Сергей Степанович на слова экспертов студии программы «60 минут», которые назвали шикарный круизный лайнер карцером. Накануне опасный коронавирус был выявлен еще почти у сотни пассажиров лайнера.

Между тем неунывающий Сергей Попов отметил, что не нужно пугать людей, так как на судне нормальные условия для жизни. Кроме того, он считает коронавирус жалким подобием заболевания: «Это абсолютно правильно, что мы пробыли здесь 15 суток. Я 46 лет работаю стоматологом и столько раз подвергался опасности за все эти годы. Грипп – это страшное бедствие, а коронавирус – нет».

По словам пассажира, медики у всех взяли анализы. Сотрудники посольства собрали практически все документы для отправки россиян домой. «Нас довезут до аэропорта, возьмем билеты и полетим домой в Омск. Мы 15 дней уже побывали в карантине, больше не надо. Зачем нам еще проходить карантин?», – искренне удивляется Сергей Попов.

Ведущая Ольга Скабеева поразилась невероятным оптимизмом Сергея Степановича: «Тут шутят, что у вас «стокгольмский синдром», вы просто не до конца осознаете опасность, в которой оказались».

По последним данным, на борту круизного лайнера Diamond Princess выявлено еще 88 случаев заболевания коронавирусом COVID-19. Таким образом, общее число заболевших достигло 542 человека. Всего на судне – более 3,7 тысячи пассажиров и членов экипажа. Накануне у одной женщины из 24 российских граждан был выявлен коронавирус. В российском посольстве в Японии заверили, что россияне начнут покидать судно после окончания карантина.

Крылатая фраза «Русские не сдаются!» облетела весь мир еще в годы Первой мировой войны – в 1915 году во время обороны небольшой крепости Осовец, расположенной на территории нынешней Белоруссии. Маленькому русскому гарнизону требовалось продержаться лишь 48 часов. Он защищался более полугода – 190 дней!
Немцы применили против защитников крепости все новейшие оружейные достижения, включая авиацию. На каждого защитника пришлось несколько тысяч бомб и снарядов. Сброшенных с аэропланов и выпущенных из десятков орудий 17-ти батарей, включавших две знаменитых «Больших Берты» (которые русские ухитрились при этом подбить).
Немцы бомбили крепость день и ночь. Месяц за месяцем. Русские защищались среди урагана огня и железа до последнего. Их было крайне мало, но на предложения о сдаче всегда следовал один и тот же ответ. Тогда немцы развернули против крепости 30 газовых батарей. На русские позиции из тысяч баллонов ударила 12-метровая волна химической атаки. Противогазов не было.
Все живое на территории крепости было отравлено. Почернела и пожухла даже трава. Толстый ядовито-зеленый слой окиси хлора покрыл металлические части орудий и снарядов. Одновременно германцы начали массированный артобстрел. Вслед за ним на штурм русских позиций двинулись свыше 7000 пехотинцев.
Казалось, крепость обречена и уже взята. Густые, многочисленные немецкие цепи походили все ближе и ближе… И в этот момент из ядовито-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратака! Русских было чуть больше шестидесяти. Остатки 13-й роты 226-го Землянского полка. На каждого контратакующего приходилось больше ста врагов!
Русские шли в полный рост. В штыковую. Сотрясаясь от кашля, выплевывая, сквозь тряпки обматывавшие лица, куски легких на окровавленные гимнастерки…
Эти воины повергли противника в такой ужас, что немцы, не приняв боя, ринулись назад. В панике топча друг друга, путаясь и повисая на собственных заграждениях из колючей проволоки. И тут по ним из клубов отравленного тумана ударила, казалось бы, уже мертвая русская артиллерия.
Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов». В ходе ее несколько десятков полуживых русских воинов обратили в бегство 14 батальонов противника!
Русские защитники Осовца так и не сдали крепость. Она была оставлена позже. И по приказу командования. Когда оборона потеряла смысл. Врагу не оставили ни патрона, ни гвоздя. Все уцелевшее в крепости от немецкого огня и бомбежек было взорвано русскими саперами. Немцы решились занять руины только через несколько дней.

Русско-шведская война

В конце 17-го века жил потомственный военный, генерал от инфантерии граф Василий Иванович Левашов, который во время Русско-шведской войны был комендантом города Фридрихсгама. В 1788 году город был осажден шведским флотом. Густав III предложил коменданту сдаться, и граф Левашов ответил знаменитым «Русские не сдаются!». Вскоре осада была снята.

Если обратиться к более древним литературным источникам, то обнаружим, что в «Слове о полку Игореве» князь Игорь перед битвою обращается к воинам со словами: «Братие и дружина! Лучше изрубленным быть, чем полоненными быть» (Братіе и дружино! Луце жъ бы потяту быти, неже полонену быти). Дело происходит в мае 1185 года. То есть уже тогда эти слова были в обиходе.

«Повесть временных лет», написанная монахом Нестором, знакомит читателя с событиями X века. Сын Великой княгини Ольги князь Святослав Игоревич (945–972 гг.) всю жизнь провел в походах. Его мать была христианкой, а князь оставался язычником.

Принимать новую веру отказывался, опасаясь насмешек. В юности Святославу пришлось мстить за отца, и это отразилось на характере князя. Летопись описывает его как неприхотливого, сильного и выносливого воина. Он покорял болгар, разбил хазар, воевал с византийцами. Историк Карамзин называл его «русским Македонским». За годы правления князя государство выросло и раскинулось от Волги до Балкан, от Черноморья до Кавказа. Это он честно предупреждал врагов «Иду на вы», и с тех пор эта фраза навсегда осталась в русском языке. Именно он первый сказал фразу «Русские не сдаются!», правда, звучала она несколько по другому.

Греческие и древнерусские источники пишут о событии по разному, но общую картину сложить можно. По договоренности с византийским императором Иоанном Цимисхием князь Святослав с греками воевал против болгар. Разбив противника, завладев городами и богатствами, он воодушевился и, стоя у города Аркадиополя, потребовал у греков двойную мзду. Это не понравилось грекам, и они выставили против князя 100 000 воинов.

Понимая, что ему не выстоять, князь, обращаясь к дружине, промолвил те самые слова, которые прошли через века, воодушевляя потомков на сечу: «Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые сраму не имут. Если же побежим — позор нам будет». После чего разбил греков и пошел на Константинополь, который находился в 120 километрах. «Ромеи» предпочли не связываться с варваром и откупились. Князь решил вернуться в Киев, собрать побольше воинов. По дороге домой он погиб в засаде печенегов.

Что заставляло русских князей так говорить и так поступать? Некоторые считают, что язычество. Якобы, как и варяги, они верили, что смерть на поле боя означает загробную жизнь в Валгалле.

Однако сын Святослава, князь Владимир, стал православным и крестил Русь, и трусом тоже не был. Через двести лет после слов Святослава, в «Повести о разорении Рязани Батыем» князь Юрий Ингваревич тоже говорит дружине: «Лучше нам смертью славу вечную добыть, нежели во власти поганых быть». А монголы вспоминают воинов Евпатия Коловрата словами: «Ни один из них не съедет живым с побоища».

По-видимому, дело тут не в язычестве, а в том удивительном стержне, который присутствует в русских людях. Для русских лишиться чести или стать предателем страшнее самой лютой смерти. Поэтому рождаются такие фразы и сопутствуют русскому народу на протяжении всей истории.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *