Русские в таджикистане

А вот и подоспела почта от таджиков, угнетаемых русскими. Читаем, боремся со стереотипами ( По-Пионеровски как-то):
Госп Стешин!я простой житель Душанбе прочитав вашу статью ужаснулся!!я просто не узнал свой город!!!неужели у вас такая богатая фантазия?то что вы рассказали даже в Кабуле такого нет!вся ваша статья написана от ненависти к одному народу!врете вы нагло!!и ни один живущий русский в Тадж так не отзывается о своей родине!!!В Тадж остались одни старки и бомжи которых никто не ждет в России!!и вообще как вы говорите в «нищем Таджикистане»в отличии от вашей страны нет дома «престарелых «там попросту не бросают своих родителей отличии от вас!это большой «позор»!!Вам не помешало бы прочитать информацию об экономике Таджикистана!Там кроме вашего Русала (кстати которая отступила по просьбе узбеков)строят гесы Иранцы!Китайцы!французы!и в скором времени Таджикистан станет самой мощной энергетической страной!есть интернет поищите!!!Мы ненуждаемся в вашей поддержке!!и никогда Россия не помогала Таджикистану!!У вас работает около млн наших граждан !которые зарабатывают своим тяжким трудом в отличии грузинов которые воруют!азеров которые торгуют и других!неужели вам взрослому человеку не стыдно называть цифры неуточняв их?какой 97 проц наркобарыг таджики?вы в своем уме???может вам надо в психбольницу?там всего навсего 3 проц от общего списка преступников которые попали с наркотиками!!не верите пож сайт МВД РОССИИ вас ждет!!!у вас газета продажная!!я несколько раз вежливо написал свое мнение в обсуждениях про рынков итд!но их не пропускают!а пропускают либо сообщение против нерусских!либо сообщение какого то необразованного нерусского чтобы унизить и показать уровень нерусских!а таких как вы прекрасно знаете и у русских много!!В России столько русских бомжей сколько вся населения Таджикистана!Так как у вас убывают друг друга нигде не убывают!у вас по пяньке сын убывает маму!отец дочку!внукбабушку!и знаете прочитав такие ваши статьи я все больше ненавижу русских!и не зря в западе вас так ненавидять !более неблагодарного народа чем ваш я нигде не встретил!вы очень быстро забыли ВОВ!ни одна семья в Тадж не осталась без жертв!в свое время эти же русские которые сейчас там остались ехали искать работу и обычный»хлеб»…Бог вам судья!пусть бог вас накажет!а я в это верю!!!Скоро вас достигнет божья кара !ждите и потом вспомните мои слова!
Здравствуйте, господа фашисты!
Здравствуйте, уважаемый.
Вам, и вашей фашисткой газетенки не надоело писать ложь? Или рейтинг вашей газетенки до того упал, что решились комиксы писать? Чего Вы добиваетесь этим?
Очередная дешевая провокация, я про вашу статью: http://tajforum.tj/index.php?showtopic=948&pid=42446&st=40
На этом таджикском форуме, половина пользователей русские, проживающие в Таджикистане, вот прочитайте, что думают о вашей газетенке.
В общем, очередная попытка унижение национального достоинства великого таджикского народа предками, которых были Омар Хайям, Авиценна, Ширази+ не удалась.
Россия поздно спохватилась
«А у меня сестру на улице днем изнасиловали». Да в 1993 году Христа бы распяли, окажись он в Душанбе, что там твоя сестра. За ту войну мы потеряли 150 тысяч сограждан не зависимо от национальности. Слава Богу, русских хоть за деньги хоронили на душанбинском кладбище. Многие даже последнего пристанища не нашли.
Галина возмущается, что в Таджикистане всю бухгалтерию перевели на таджикский язык. Правильно и сделали. В таджикском государстве государственным языком является таджикский. Никто же не сомневается, что в России государственным языком должен быть русский.
Всяким Стешинам, Сашам и Галинам, да и нам тоже, пора вспомнить, что Таджикистан не российская провинция и не республика в составе РФ. Не мы отделялись, нашу страну развалили. И не надо всяким ура-патриотам возмущаться тем, что таджики приезжают в Россия на заработки.
Таджикский народ не виноват в том, что когда-то попал в сферу интересов великороссов, создававших мировую империю. Более 150 лет назад Российская империя «присоединила» к себе Среднюю Азию, а затем СССР провел там национально-территориальное размежевание и отдал таджикские земли нашим соседям, лишив нас культурных и государствообразующих центров — Бухару и Самарканд. Нас за все время нахождения в составе обеих империй усиленно русифицировали и превратили в «недообрусевших» манкуртов. Куда нам, худо-бедно знающим русский язык и мало-мальски знакомым с русской культурой, деваться? Мы хотим жить и боремся за выживание. По доброй памяти едем в Россию на заработки и сами того не подозревая, день ото дня укрепляем зависимость своего государства от России. Такая зависимость не снилась даже великороссам и большевикам-коммунистам, конечной целью которых она была.

За время путешествия по Таджикистану нам удалось посмотреть не только один Душанбе, но проехать всю страну с запада на восток от границы с Узбекистаном до Киргизии вдоль Афганистана и Китая. Это дало хоть какое-то понимание, как живет в Таджикистане обычный народ, и почему очень часто они приезжают к нам на заработки.

А поселков и кишлаков мы проехали не один десяток.

Те, что поближе к Душанбе, выглядят более-менее прилично и очень напоминают наши российские




Ну а высокогорные совершенно иные.

Тут и материал другой и тип построения.

В основном используют подручный материал, который можно добыть вокруг — камни и глина.
Электричество есть не везде, а куда проведены линии, электричество чаще всего дают по расписанию. Этот факт меня больше всего разозлил, когда я увидел светящийся ночью Душанбе, где это электричество сжигают просто так.
Дороги тоже ухудшаются в зависимости от дальности к столице.
93% Таджикистана находится на горах, дороги строить тут очень дорого, а учитывая тот факт, что страна очень бедная, то денег на это и нет.
Поэтому большинство дорог страны просто опасны для жизни.
Удивительно то, что для нас путешествие по тому же Памирскому тракту было сравни какому-то героическому поступку
А для местных это обычные дороги, по которой они едут в соседние поселки и города почти каждый день
Зачастую рискуя жизнью, особенно в период весны и осени.
Школы находятся тут далеко не в каждом поселке
Поэтому можно увидеть, как дети каждый день идут пешком иногда десятки километров туда и обратно по горным дорогам и перевалам, чтобы получить хоть какие-то знания.
Такая вот романтика
Работу можно найти только в крупных городах типа Душанбе или Худжанда и то за небольшую зарплату. В столице, к примеру, средняя зарплата в районе 5-7 тысяч рублей, а пенсия 1,5-2 тысячи. Это при том, что цены на продукты немного дешевле российских.
В глубинке же работы почти нет, поэтому приходится полагаться только на себя
Чтобы как-то выжить, торгуют на базарах вдоль дорог
Занимаются скотоводством
Готовят в придорожных кафе
Ну и почти в каждой семье есть кормилец, уехавший в Россию на заработки.
Туристы тут, кстати, дают хорошую возможность заработать. Легендарный Памирский тракт, ведущий через всю страну, всегда собирает путешественников со всех стран мира, которых нужно кормить, давать кров и продавать всякие безделушки. Для примера, глава семьи в Мургабе, где мы останавливались на ночь, получает в месяц около 3000 рублей, работая местным участковым. За одну ночь, приняв 5 путешественников по 600 рублей с человека, они заработали ровно такую же сумму денег.
По моим впечатлениям, Таджикистан оказался самой бедной страной из всех посещенных стран Средней Азии, но при этом с самыми добрыми и гостеприимными жителями.

Таджикистан, как уже говорилось в прошлой части, посвящённой его географии и реалиям — страна, слепленная из периферий. Но именно поэтому без Таджикистана нельзя понять, что такое Средняя Азия: весь тот восточный колорит, впечатляющий не меньше древних городов и фантастических пейзажей, здесь самый подлинный, самый концентрированный и главное — самый открытый для знакомства.
Одно из главных впечатлений Таджикистана — гостеприимство: через несколько дней здесь забываешь о необходимости куда-либо добраться дотемна, а через пару недель специально подгадываешь ночёвки к как можно более глухим местам. Здесь путешественник найдёт ночлег натурально в любом кишлаке, и в гостях постелят чище и мягче да накормят сытнее и вкуснее, чем в гостинице, но только ещё и денег за это не возьмут. Причём это касается и таджиков, и узбеков, и памирцев, с той лишь разницей, что у последних найдётся десяток желающих тебя приютить, а у остальных хватит и одного. Более того, гостеприимство здесь поставлено на поток — в просторных среднеазиатских усадьбах с каре построек вокруг сада всегда найдётся если не гостевой домик то хотя бы гостевая комната, где от пола да потолка высится стратегический запас курпа, сюзане, ковров и ещё бог весть чего в сундуках с чеканкой:

Причины своего гостеприимства мне наглядно объяснили таджики из горного кишлака под Тавильдарой, на самом краю Бадахшана. Они ещё помнят времена, когда не было транспорта, и люди по всем своим делам ходили в лучшем случае верхом, а то и пешком, и на неспокойных туркестанских дорогах, где рыщут волки или басмачи, нуждались в ночлеге. Теперь такой проблемы нет, но традиции в Средней Азии имеют порой многовековую инерцию. В любом доме, куда вас позвали в гости под вечер, можно рассчитывать на чистую постель, на чай, фрукты и хлеб со сметаной — надо понимать, что люди здесь не богаты и больше предложить зачастую просто не могут. Но гостей из России здесь любят особенно, ведь с ними можно поговорить на одном языке, а особенно таджикам, в большинстве своём бывавшим в России, греет душу, что и россияне порой бывают у них. И этот живой интерес и радость зачастую выражаются в том, чтобы накрыть, например, вот такой стол, причём бесплатно:

Терять голову, конечно, тоже не стоит: таароф (формальную вежливость, доходящую до пустословия) и правило трёх отказов никто не отменял. Это тоже приходит с опытом — научиться различать «этическое» гостеприимство и искренний интерес. У меня дома на стенах висят платок, чётки и шапочка — подарок из Мекки, куда один из приютивших нас людей хаживал в хадж: гостеприимство — дело богоугодное. Но и к бытовым канонам ислама в домах таджиков, народа пожалуй самого в бывшем СССР набожного, тоже нужно привыкнуть: спят и обедают здесь на курпачах, руки моют подогретой водой из похожего на чайник кумгана, а встают в 4:30 утра к первому намазу и соответственно ложатся не поздно. Не знаю точно, где и как в этих домах моются — но таджики, как и узбеки, народ очень чистоплотный, даже туалет у них вынесен в конец длинного, похожего на узкую извилистую улочку, коридора. А ещё, побывав в паре десятков среднеазиатских домов, я с удивлением понял, что ни разу не был в покоях хозяев…

Как уже говорилось, чаще всего мы так ночевали именно в кишлаках, так что дальше — о жизни за стенами этих домов. Облик самих таджикских селений не назвать особенно колоритным — скажем так, глухие углы Узбекистана (Лянгар, Байсун, Хорезм) выглядят куда колоритнее. А здесь — обычный в общем среднеазиатский пейзаж с дувалами, дарвазами, арыками и утопающими в зелени дворами, над которыми возвышаются крыши домов из современных материалов:

Таджики неоднократно с усмешкой цитировали мне передачу «Орёл и Решка» (которую я в жизни не смотрел): «В Таджикистане есть два основных транспортных средства — Осёл и Опель». Это чистая правда — подержанные «Опели» тут встречаются немногим реже, чем в Узбекистане «Нексии» (но хотя бы разноцветные), а без ишака пейзаж таджикской глубинки невозможно представить:

Причём если в Узбекистане ослики обычно тянут двухколёсные тележки, здесь на них чаще ездят верхом:

Или водят под вьюком. Как-то в Каратегине наблюдал такую сцену — гружёный ишак вальяжно равалился на обочине, и рядом один таджик что было сил тянул его за уздцы, а другой неистово лупил по крупу палкой, ишак же кажется не очень понимал, что вокруг него за движуха: «ослиное упрямство» — не миф. Всем остальным, кроме характера, ишаки хороши — аппетит козий, а грузоподъёмность конская:

В горах Таджикистана немало пастбищ. Самое популярное с большим отрывом животное, как и всюду в Средней Азии — баран:

И по осени отары тянутся с холодеющих гор в тёплые долины:

Существенно реже встречаются коровы, козы, лошади, куры и индюки, а вот есть ли на весь Таджикистан хоть одна свинья — не уверен.

Основной груз по осени — сено да солома:

По кишлакам массово бродят стога на ножках:

А по дорога ездят косматые стогомобили:

Пару раз видел, как в полях сено и салому заготовляют натурально «всем миром», сушат на крышах домов, измельчают на старой советской технике… Зима в горах холодная и долгая.

У таджикистанских крестьян очень популярны широкополые шляпы:

Но в первую очередь таджики — всё же земледельческий народ, и возделанные ими поля замысловато извилистыми узкими полосами тянутся вдоль рек среди гор и пустынь. Вот люди прямо на проезжей части веют рисовое зерно, и это никого не смущает — чужие здесь не ездят, а свои знают, что это — их будущий плов.

В кишлаках не такая уж редкость водяные мельницы, перемалывающие от нескольких центнеров до нескольких тонн зерна в сутки:

Я видел такие и в других среднеазиатских странах, но лишь в Таджикистане — в работе. Не знаю, всегда ли они здесь крутились или о них вспомнили в гражданскую войну, когда оказалось, что водяное колесо надёжнее электромотора. Сами колёса на среднеазиатсках мельницах обычно расположены горизонтально, иногда образуя нечто вроде спиральной камеры ГЭС:
19а.
Ну а потом всё это попадает на стол. Если на Западе украинский борщ считается «визиткой» русской кухни, то у нас с узбекской кухней первая ассоциация — плов. На самом деле я бы сказал, что главное блюдо Средней Азии даже в большей степени таджикское, чем узбекское — ведь «столицы плова» Бухару и Самарканд испокон веков населяли таджики. Собственно таджикские пловы отличаются тем, что готовятся с фаршем или чем-то наподобие котлет, причём состав их в «согдийском» и «душанбинском» рецептах сильно отличается. Мне такие, увы, не попадались — популярнее всего в Таджикистане самаркандский плов:

Но главным открытием таджикской кухни («кулябской, а не таджикской», — как презрительно сказали мне в Худжанде) для меня стал курутоб, своеобразная среднеазиатская пицца. Он состоит из чего-то кисломолочного, размоченной в нём лепёшки, овощей и иногда мяса, и впечатляет не столько даже вкусом, сколько сытностью. После своего первого курутоба (он как раз на фото) меня чуть не стошнило — и вкусно вроде, и свежее всё, но пресыщение — через край. В другом месте тарелку курутоба (существенно большую, чем эта) мы с напарником — два крупных и уставших за день мужика — не одолели вдвоём. Но едва ли не лучше, чем голод, курутоб утоляет жажду — даже в местном сухом воздухе после его порции с чаем мне по пол-дня не хотелось пить:

Чалоб — таджикакая окрошка с овощами в айране. Сами овощи туда кладут разные, у этого правоверного дяди, например, чалоб оказался неимоверно острым. Едят его обычно не ложкой, а пьют через край:

В одном горном кишлаке меня угостили маринкой — я много слышал про эту рыбу горных рек и святых источников, во время нереста по известной легенде становящейся «среднеазиатской фугу» — у неё ядовитая икра и появляющаяся вместе с ней подбрюшная плёнка. Но рыба действительно чрезвычайно вкусная и хрустящая, как сухари:
22а.
Чай тут пьют в основном зелёный (хотя чёрный на выбор обычно предложат) и всегда без сахара. Сахар как правило не рафинад, а длинные жёлтые кристаллы, которые одновременно служат и мешалкой:
23. фото из Киргизии

А вот восточных сладостей, в отличие от Узбекистана, в Таджикистане почти нет. Я находил лишь параварду («таблетки» из спрессованной сахарной пудры) да один раз вот такую штуку, прямо скажем — приторную и не слишком вкусную:
23а.
И конечно фрукты, которые в Средней Азии по осени всегда в изобилии. Впрочем, гористом и где сухом, а где холодном Таджикистане они раза в полтора дороже, чем в Узбекистане с его бескрайними оазисами.
24. в отражении, на всякий случай — не я.
Но удлаённость и инаковость сказывается даже здесь. Вот например в махаллях Худжанда повстречали двух женщин, недавно вернувшихся от родни с Юга, и те подарили нам вот такие вот «бусы». Каждая бусина — это какой-то плод, отдалённо похожий видом и вкусом на перезрелое яблоко (скорее всего, мушмула):

А вот ещё забавная вещь из местной гастрономии — самодельные чипсы, картофельная спираль на вертеле, которые тут же при покупателях жарят в масле с приправами.

Общепит в Таджикистане, пожалуй, в целом качественнее, чем в Узбекистане — те же чайханы и ашханы, но вероятность нарваться на что-то совершенно несъедобное в них меньше. Европейская кухня — редкость даже в Душанбе и Худжанде, из национальных неместных я встречал иранские и арабские заведения, да на Памире у еды своя специфика — так, в населённых киргизами Мургабе и Аличуре есть плов, манты и самса с мясом яка. Самые популярные блюда «материкового» Таджикистана — самбуса (самса то есть), шашлычки на деревянных шпажках, шурпа, плов. А вот фабричные продукты местного производства реально УЖАСНЫ, и не припомню, чтобы я хоть раз смог сделать больше пары глотков местных холодных чаёв и лимонадов: синтетика на воде из болота.

Интересно, что в Таджикистан почему-то не завозят «Пепси-колу», место которой тут занимает RC-cola, которую я в основном и пил. Ещё есть совершенно роскошная минералка «Хавотаг», похожая по вкусу на кумыс.

Ну а повседневная пища Средней Азии — лепёшки, кисломолочка, яичница, варенье и чай…

Водяные мельница — не единственная в этих краях форма архаичного труда:

А попадаются здесь порой и вот такие сюжеты:

Дети с кадра выше продают лепёшки на улице Куляба, но скорее всего спустились туда из кишлака:

А небольшие процессии, пешком идущие по горным дорогам с тюками или вязанками хвороста за десяток километров от ближайшего жилья — совсем не редкий в Таджикистане сюжет. Груз на голове же я чаще всего наблюдал в Гиссарских горах между Шахристанским и Анзобским перевалами, но вот этот кадр снят, например, в Хатлоне:

Впечатляет на горных дорогах и транспорт. Мой рекорд загруженности — десять человек в легковушке с большим багажником: впереди слева — шофёр, справа — я и молодая симпатичная таджичка у меня на коленях (шариат шариатом, а домой ехать надо), на заднем сидении 4 худых женщины (включая мою спутницу Ольгу) и маленький ребёнок, а в багажнике среди немеренного количества сумок да наших с Ольгой рюкзаков — две огромных толстые тётки. И всё это — на разбитой трясучей грунтовке, обрывы которой выхватывал из темноты свет фар.

А ещё на машине можно езить верхом… Таджики не похожи на узбеков. Усреднённый узбек — деловит, работящ, вежлив, твёрд и хитёр; усредённый таджик — легкомыслен, эмоционален и открыт. Узбек будет вам улыбаться до последнего, таджик — тоже постарается держать улыбку, но если вы его обидели — неприязнь будет сквозить в его взгляде и голосе. Узбек в работе перфекционист, таджику «и так сойдёт». Но в отличие от ещё более импульсиновного и непосредственного киргиза, у таджика всё это накладывается на мусульманскую этику и общую набожность, поэтому схожие на словах качества на деле воспринимаются совершенно иначе. Я бы сказал, что казахи и киргизы — народы скорее дальневосточные, узбеки — где-то посредине, ну а Таджикистан — это самый настоящий Ближний Восток.

Ещё таджики очень любят шутить, сочинять да приукрашивать — само собой, не все и вряд ли даже большинство, но процент мюнхгаузенов здесь явно выше среднего по известным мне странам. Одна из любимых историй, которые таджик рассказывает заезжему россиянину — как в России его лучшим другом был начальник, очень ценил его как работника, и даже то ли собирался, то ли уже купил ему отдельную квартиру, а тот всё равно при первой возможности вернулся жить в родной Таджикистан. И я бы даже предположил, что такая привычка — следствие психологических трамв гражданской войны… но в Узбекистане таджики ведут себя точно так же, и например по пути из Байсуна в Термез таджик-шофёр успел нам рассказать десяток колоритных, но сомнительных баек («А вон видите мужик ходит? Это СНБшник, террористов высматривает! Вы ему не попадайтесь!»). Но в общем для путешественника общение с людьми в Таджикистане комфортно — не хитрый, но доброжелательный и жизнерадостный народ:

Что ещё могу сказать о таджиках?
— Владение русским языком тут сильно отличается от региона к региону. На Севере и на Памире говорят и понимают почти все, в Хатлонской области и в Каратегине дай бог один из трёх, и даже в Душанбе вполне можно встретить не владеющих русским. Хуже всего по-русски говорят женщины всех возрастов, в меньшей степени старики и мальчики; лучше всего — мужчины от 20 до 50.
— Таджички часто бывают очень красивы, но подходить к ним лишний раз или фотографировать их без спроса не стоит. Как-то сфоткал на свою голову девушку в Курган-Тюбе, так та догнала меня через весь базар и умоляла стереть фотографию, потому что у неё муж и дети, и если кто-то увидит — ей конец. Об этом хорошо сказал в прошлой части ташкентец carpodacus: Как относиться к этой красоте? Для кого она наливается и зацветает? Положим, не закутывают её в паранджи и хиджабы, но уж выдадут ведь наверняка не спросившись. И всяко не далее своего кишлака, ну соседнего, на крайняк. У её ног в мегаполисе могли бы лежать штабеля — а будет всю жизнь с тем, на кого укажут. И хорошо если хоть не любить, так терпеть получится — а много ли из каких сверстников выбирать в кишлаке. А, с другой стороны — если бы они могли тусить направо-налево и выходить, за кого хотят, — так и генетика та редкая давно бы растворилась без остатка. И такой красоты просто бы не рождалось уже на свет, вообще.
— Как ни странно, в России большинству встреченных мной таджиков нравилось и они туда мечтают вернуться, зачастую считая дни до истечения депорта — новые законы сильнее всего ударили именно по таджикам: узбеки серьёзнее относятся к бюрократии, а киргизы в Таможенному союзе и требований к ним меньше. На киргизов теперь и узбеки, и таджики смотрят с завистью. В России они как правило живут достаточно изолировано, общаясь со своими да с непосредственными начальниками, и вот с последними-то нередко становятся друзьями. В глухих краях, где не бывает много иностранных туристов, нас за таковых и не принимали — там самый частый гость как раз те самые друзья из бывших работодателей.
— В Таджикистане знают про Равшана и Джамшута, в большинстве своём от этого сюжета плюются, но что удивительно — некоторые, очень изредка, всё-таки находят смешным.
— Памирцы, вопреки здешнему официозу — не таджики, они абсолютно другие и внешне, и ментально, и про них я отдельно рассказу, когда дойдёт очередь до Бадахшана.

К моменту своей последней ночёвки в кишлаке я обнаглел настолько, что приехав в село затемно на той самой машине о десяти пассажирах, я просто пошёл в ближайший сельский магазин и сказал там, что нам нужно переночевать и я готов за это заплатить. Продавец и несколько покупателей немного посовещались, и в итоге приютили нас конечно же бесплатно. Дом стоял на самом верху горного селения, но судя по машинам, по обстановке, по столу, по какой-то общей атмосфере — хозяева его были людьми зажиточными. Хозяйская жена, красивая и молодо выглядящая женщина, на самом деле мать уже двоих или троих детей, честно сказала нам, что гостей-иностранцев ещё не принимала и потому волнуется. Она безупречно говорила по-русски и в целом производила впечатление совсем не сельской интеллигентности, и как я узнал в разговоре — она из Худжанда, там выучилась на акушера, да вышла замуж в кишлак, где и работает в сельской больнице. По её словам, в кишлаке жизнь лучше, чем в городе. А молчаливый угрюмый мужик из мужниной родни спрашивал у меня, нет ли у меня в Москве знакомых, которым был бы нужен таджик на работу…
37а.
В том доме мой взгляд привлекли сюзане. Справа — местное, из долины Пенджикента, а то, что слева жена привезла из Худжанда с приданным:

Тут можно рассказать о народном искусстве Таджикистана, которому в Душанбе посвящён небольшой, но насыщенный этнографический музей, основанный приехавшим из далёкого Уральска и выучившемся в Ташкенте учёным Николаем Ершовым. В плане народного искусство Таджикистан — часть единого пространства Средней Азии, и здешние региональные школы от региональных школ Узбекистана отличаются не больше, чем друг от друга. Вот женские наряды, сюзане и украшения Северного Таджикистана.

Слева невеста, справа вдова:

Переливающийся хан-атлас напоминает о близости Ферганской долины с её шелком. На груди у невесты — тумора, оберег, куда вкладывался листочек с молитвой, и несказанно впечатляет нарисованный на ней циферблат:
39а.
Ювелирика тут вообще достойна Бухары и Хорезма:

А вот, в огненных красках пустыни — Куляб:

Керамика Южного Таджикистана — сверху старая из Куляба и Каратегина, снизу — современная из Душанбе:

Платки, сумки, инструменты для их создания… таблички, кроме среднего кадра, я тут забыл заснять, так что не помню, что откуда:

Детские куклы без лиц (чтобы не нарушать шариата), росписи по дереву:

Или резьба, которой оформлена столь необходимая в Средней Азии вещь, как подкоранник:
44а.
И в общем, если сравнивать с Узбекистаном, в Таджикистане самые сильные виды народного искусства — вышивка, ювелирика и роспись по дереву. Гончарное дело и деревянная резьба тут в целом слабее узбекских, а кузнечное — может даже и совершеннее, но гораздо малочисленнее. Свои яркие традиции вышивки есть в Худжанде, Пенджикенте, Каратегине, Кулябе и окрестностях Душанбе; керамики — в Кулябе, Каратегине и Ферганской долине (Чорку); кузнечного и ювелирного дела — город Истаравшан (бывший Ура-Тюбе), он же в принципе крупнейший в Таджикистане центр ремёсел. На юге же крупнейший не город, а село мастеров — Каратог в полусотне километрах западнее Душанбе. Я там так и не побывал, но в музее Каратогу посвящён целый зал:

Важнейшие ремёсла Каратога — вышивка (одежда, сюзане, тюбетейки), ювелирное дело…

…и керамика с росписями под глазурью:

А ещё один зал посвящён в целом довольно скудному народному искусства Памира, самым известным образцом которого стали цветные расшитые носки и варежки, столь необходимые лютой горной зимой. Но памирское народное искусство, ножи и украшения Ура-Тюбе или керамику Чорку я покажу отдельно в соответствующих постах.

А вот через город везут курпачи да сундуки — может быть, приданное:

И одно из главных вечатлений среднеазиатской жизни — грандиозные местные свадьбы, которые таджики да узбеки гуляют по осени. Впервые наткнувшись на такую в Гиссаре, я подумал, что это день города:

Так как гуляние заполонило всю главную площадь:

Важный атрибут таджикских свадеб — карнай, длинная труба с весьма противным голосом:

Всё это снимает оператор с профессиональной камерой, а нередки в Таджикистане магазины, где продают или сдают в аренду фототехнику и даже квадрокоптеры. Свадьбу гуляют несколько дней, и именно свадьба зачастую бывает главной целью заработков в России — вкладываются в неё тысячи долларов, которых в повседневной жизни хватило бы таджикской семье на годы:

Не раз слышал, что Рахмонов в своё время запретил приглашать на свадьбы больше 50 гостей. Если этот запрет правда есть, ни разу не видел, чтобы его соблюдали — гостей должны быть хотя бы в несколько раз, а лучше на порядок больше:

Осеннее путешествие выпало ровно на период свадеб — летом и зимой народ на заработках, а весной и осенью гостит дома. И под конец октября в Средней Азии не покидает ощущения разбора декораций: свадеб, песен и беззаботных улыбок всё меньше, фрукты и рубли всё дороже, листва всё желтее, ночи всё холоднее, снеговая линия в горах всё ниже, а на вокзалах (это я про Узбекистан) всё длиннее очереди в кассах.
54а.
А в общем многое сказанное здесь верно и для города. Не в смысле «выгнали русских и держат коров на балконе», а в смысле, что точно так же русские люди что в городе, что в деревне пекут блины, рассказывают сказки и ещё недавно надевали в мороз ушанки и валенки. Я не знаю, каким был Советский Таджикистан, но в своём нынешнем чуждом ближневосточном облике он выглядит целостно. Одно из главных впечатлений от общения с таджиками — чувство их причастности к древней и великой цивилизации Большого Ирана.

Рассказ о городах и весях Таджикистана неоригинально начну с Душанбе, о котором — следующие 5 частей.
Но сначала — о недавней поездке в Питер.
ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и оглавление серии.
Перелёт Москва — Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения).
Душанбе. В общем.
Душанбе. Юг центра.
Душанбе. Проспект Рудаки.
Душанбе. За Душанбинкой.
Душанбе. Северные окраины.
Гиссар и его крепость.
Турсунзаде и Ширкентское ущелье. К следам динозавров.
Хатлонская область
Железная дорога Душанбе — Шаартуз.
Шаартуз и окрестности.
Аджина-Тепе и древности Юга.
Курган-Тюбе.
Куляб.
Окрестности Куляба. Муминабад и горы Чильдухтарон.
Окрестности Куляба. Восе, Хульбук и гора Ходжа-Мумин.
Нурек. Город несбывшейся мечты.
Согдийская область — посты будут.
Памир — посты будут.
Западная Фергана — посты будут в серии о Ферганской долине.
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.

⇐ Предыдущая часть | Следующая часть ⇒
Если забыть на минутку про образы Равшана и Джамшута, прочно закрепившихся в российском массовом сознании, и подумать над вопросом «Кто они такие, эти таджики?», то у большинства россиян родится примерно один и тот же ответ. Я попробую угадать. Таджики — это выходцы из Таджикистана, работающие в России гастарбайтерами на стройках, торговцами в ларьках, расклейщиками объявлений, автослесарями в гаражах, дворниками и водителями маршруток. Живут таджики в дряхлых общагах, в подвалах, в тесных съемных квартирах по сто человек, или еще хуже — в заброшенных домах…
Все это может быть и так. Сегодня я хотел поговорить о другом. Давайте перенесемся в далекий, жаркий Таджикистан и посмотрим, как живет семья самого обычного гастарбайтера Давладбека, который девять месяцев в году работает сварщиком на стройке в Екатеринбурге и отправляет деньги к себе на родину, чтобы содержать семью.

Ссылка для тех, кому не удобно читать на темном фоне: Открыть пост в оформлении вашего блога
Тут стоит сделать уточнение, что дело происходило в октябре 2014 года, когда рубль уже дешевел, но не так стремительно.
1. У нас совсем заканчивались припасы воды. Рядом шумела и бурлила река Пяндж, но уж больно мутными были ее воды. Да к тому же нам подсказали, что к реке лучше не подходить — как никак граница с Афганистаном.

2. В небольшом поселке мы остановились у неприметного и единственного магазина в надежде найти хоть какую-то воду в продаже. Но в магазине продавалось все не то — ковры, матрасы и курпачи. Еще продавался стиральный порошок и зубная паста, а воды не было. За прилавком стояла и смущалась, опуская черные глаза, девочка лет тринадцати, которая очень плохо говорила по-русски.
У нас состоялся примерно такой диалог:
— Где у вас в поселке можно купить питьевой воды?
— Вода можно, ручей — и девочка показала рукой куда-то на северо-восток.
Вполне логично. Вода не продается, потому что есть горные ручьи. Что же мы сразу не догадались?
— А есть ли у вас столовая или кафе, где можно покушать?
— Покушать? Можно! Папа придет покушать можно!
Дальше события дня развивались по сценарию старого, доброго анекдота: «У вас попить не найдется, а то так есть хочется, что переночевать негде…»

3. Девочка уверенно повела меня за калитку во двор. Она шла и все время оглядывалась, смущенно улыбалась и будто боялась, что я перестану идти следом. Мы прошли какие-то огороды, поле с картошкой, большую автомобильную стоянку с канавой и старым УАЗиком под деревом. В конце большого участка, который по размерам был больше стандартного футбольного поля, белел одноэтажный дом.

4. Девочка зашла в дом и позвала отца семейства — Давладбека Байрамбекова. Давладбек хорошо говорил по-русски, поэтому наш разговор начался традиционно:
— Откуда вы из Москвы, какой район? Я на Красная Площадь ходил, помню холодно был.
Тут стоит отметить, что все взрослые мужики таджики с которыми мы где бы то ни было общались — все хоть раз бывали в Москве и все где-то работали. Абсолютно все! Статистика стопроцентная. То есть они были у нас в гостях, пусть мы гостеприимством не славимся. А мы у них — нет.
Мы познакомились, стали рассказывать о своем путешествии, и о том, что искали в поселке воду в магазине. Давладбек рассмеялся, пригласил нас в дом на чай и объяснил, что ехать в этот день нам дальше уже не нужно, потому что его жена уже готовила обед, а после обеда погода испортится и пойдет дождь. И что спать в палатках в дождь — удовольствие сомнительное.
Мы, конечно, согласились на чай, но оставаться на ночь вежливо отказались, сославшись на сильное отставание по графику путешествия.

5. После нашей поездки я могу ответственно заявить — таджики очень гостеприимный народ. В России они совершенно не такие, как у себя дома. В Москве эти тихие и порой забитые ребята ведут себя тише воды, ниже травы, но у себя дома все иначе — гость для них — это всегда большая радость. Любой хозяин дома считает своим долгом принять и вкусно угостить гостя.
В каждом доме есть большая комната называемая «Мехмонхона», предназначенная специально для приема гостей. Здесь же отмечаются семейные праздники и свадьбы.
6. На пол стелят скатерть под названием «достархан». Большую роль в застольях играет чай. Наливает его самый младший мужчина. Пьют, как принято, из пиалы, которую нужно брать только правой рукой, а левую держать на правой части груди.
Интересный факт — первую пиалу любого напитка разливающий наливает не кому-то, а себе. Все это лишь обычай, чтобы окружающие убедились, что в напитке нет яда. В обычной повседневной жизни первым еду берет старший из семьи, но когда в доме гость — эта честь предоставляется гостю.
7. Сидят таджики на полу, застеленном красивыми коврами и матрасами, набитыми ватой или хлопком, которые называются курпачами. По их правилам нельзя сидеть с вытянутыми вперед или в сторону ногами. Лежать тоже неприлично.
8. Портрет молодого Давладбека во времена службы в советской армии.
9. Главная формирующая человека ячейка — семья. Семьи у таджиков большие, в среднем по пять-шесть и более человек. У детей воспитывается беспрекословное повиновение и уважение к старшим и родителям.
В сельских местностях девочки не заканчивают больше восьми классов. Ведь по традициям женщине вообще ни к чему быть образованной. Ее предназначение быть женой и матерью. Для таджикских девушек очень страшно и позорно быть «пересидкой». Не выйти вовремя замуж страшнее самого ужасного кошмара.
Домашним хозяйством занимаются тоже только женщины. Для мужчины выполнять подобную работу зазорно. По сложенной традиции первые полгода молодая жена не может покинуть дом своего мужа, и не может навещать своих родителей.
За чаем мы разговорились. Давладбек говорил, что таджики любят русских, да и русские к ним хорошо относятся. Потом мы спросили про работу. Оказывается, что в горных селах Таджикистана нет вообще никакой работы за деньги. Ну кроме врачей и учителей, хотя их зарплаты смехотворны. Каждый врач и учитель имеет свой огород и держит скот, чтобы прокормить свою семью — иначе никак. Чтобы хоть как-то прожить, все взрослые мужчины отправляются на работу на «большую землю».
Так мы плавно перешли на тему механизма доставки гастарбайтеров в Россию. Ведь не может же все мужское население солнечной страны взять и отправиться к нам на работу, когда у них нет денег даже на билет…
Давладбек нам рассказал про «компании». Во все деревни, даже самые дальние регулярно приезжают представители крупных «компаний» (каких именно мы так и не поняли), которые набирают представителей различных профессий для работы в России. Каждый кандидат подписывает контракт. Дальше эти самые «компании» за свои деньги отправляют таджиков в Россию и устраивают их на работу. Но при этом первый месяц каждый гастарбайтер не получает никаких денег — всю зарплату он отдает той самой «компании» за свой перегон в Россию.
Зарплату за последний месяц своей работы таджики тратят на билет домой к семье. Из-за этого выходит, что ехать меньше, чем на год не имеет смысла.
Давладбек — профессиональный сварщик. Он официально работает на стройке в Екатеринбурге, имеет все необходимые документы, регистрацию, разрешения и справки. В 2014 году его зарплата составляла 25 000 рублей, из которых около 19 000 уходило за жилье, питание и проезд. Около $200 Давладбек ежемесячно отправлял в Таджикистан своей семье, и этого вполне хватало его семье для того, чтобы покупать все то необходимое, чего нет возможность произвести самостоятельно в деревне.
10. Насладившись чаем и угощениями, мы было собрались ехать дальше, но Давладбек предложил сходить на водяную мельницу, которую он построил сам. Нам стало интересно, и мы пошли куда-то вверх по горному ручью.
Металлическая конструкция на фотографии — это часть арыка, который опоясывает холмы и идет через поселки вниз по течению Пянджа. Фрагмент огромной оросительной системы, построенной еще во времена союза и работающей по сей день. Избытки воды из системы арыков сбрасываются в горные ручьи с помощью ручных металлических затворов.
11. А вот и мельница. Пускай она не такая красивая, как мы себе представляли, зато это настоящий музей технологий. Конструкция мельницы такая же как и была тысячу лет тому назад!
12. По турбинным водоводам деревянному каналу в мельницу поступает вода из горного ручья.
13. Вода передает гидроэнергию на водяное колесо и раскручивает его. Таким образом раскручивается большой круглый камень, в центр которого через механический сепаратор подается зерно. Зерно попадает под камень и размалывается, а центробежная сила выталкивает к потребителю готовый продукт — муку.
14. На мельницу Давладбека приезжают жители из соседних деревень. Они приносят свое зерно и тоже делают муку из которой потом пекут хлеб. Денег Давладбек за это не берет. Жители сами, как считают нужным, оставляют небольшое количество муки в благодарность. Дверь в мельницу всегда открыта.
15. Вот оно, гениальное гидротехническое сооружение XXI века!
Давладбек оказался прав. Из ущелья нависли тяжелые, серые облака, и вскоре нас прогнал набирающий обороты дождь. Туман опустился почти до самой деревни, стало промозгло и зябко. Мысль о ночевке в палатке запускала по всему телу цепную реакцию пупырчатых мурашек.
— Не стой, проходи дом. Жена обед готов, — сказал Давладбек — сегодня ночуй дома. Выспишься. Завтра утром с солнце, поедешь хорошо.
16. Давладбек оказался прав еще раз. Мы остались на ночлег. Хочется сказать огромное спасибо Давладбеку и всей его семье за то, что приютили нас! Утром хорошенько приморозило, и пока не взошло солнце, было совсем зябко. Я смог это хорошо прочувствовать, пробежавшись в футболке в туалет, который находился в дальнем углу огромного участка.

18. Мы позавтракали. Дети Давладбека попрощались с нами и убежали в школу. Школа была в соседней деревне.

20. Выше по течению реки, в пятнадцати километрах от Ишкошима находились развалины старой крепости времен III века. До недавнего времени в развалинах старой крепости стояла погранчасть.
21. Давладбек показал нам дорогу до крепости и устроил там небольшую экскурсию. Панорама Афганистана.
Увеличить изображение

24. Слева за узким ущельем реки виднеются афганские дома и поля.
25. Внешне быт афганцев ничем не отличается от таджикской стороны. Разве что нет асфальтированных дорог. Раньше эти земли принадлежали одному народу.

28. Не стоит считать, что все таджики живут так, как герои нашего репортажа. Мы жили в доме памирцев, в ста метрах от границы, вдали от крупных городов. В современном мире жители Таджикистана стали строить свою жизнь по образу запада. Однако, до сих пор остается множество семей, дорожащих своими традициями.
29. Недавно я звонил Давладбеку, поздравлял его с Новым Годом. Спрашивал, как его здоровье, семья, когда он снова собирается к нам в Россию в Екатеринбург. Я думал навестить его там, привезти фотографии с Памира, посмотреть, как он живет у нас в России, сравнить. Давладбек сказал, что сейчас виза в Россию стала еще дороже, а работа подешевела, и пока он не может сказать, когда снова приедет. Но он обещал, что еще обязательно вернется )
30. Таджики едут к нам не от хорошей жизни. Мне кажется, что никакой памирец никогда бы не променял свои горы на пыльную Москву. Отправляясь на заработки, они месяцами и порой годами не видят своих родственников, своих детей.
Теперь я часто обращаю внимание на таджиков в Москве. Я сразу вспоминаю Давладбека, его дом, его семью, его гостеприимство и его мельницу. Я беседую со своими дворниками и продавцами в палатке. Сначала они недоверчиво отводят взгляд, так как привыкли, что на них обращает внимание только полиция, но потом они очень радуются, когда узнают, что я бывал у них на родине, что мне там очень понравилось. И тогда уже настает моя очередь спрашивать:
— Откуда вы, из какого района?
31. Спасибо за внимание!
При написании репортажа я пользовался статьей http://www.molomo.ru/inquiry/family_tajikistan.html
Данная поездка осуществлялась в рамках проекта путешествий «12 месяцев».
⇐ Предыдущая часть | Следующая часть ⇒
Оглавление:
1. Озеро Искандеркуль
2. Дорога до границы с Афганистаном
3. Афганский рынок
4. Как живут таджики у себя на родине
5. Ваханский коридор
6. Памирский тракт. Часть I
7. Памирский тракт, часть II
8. Памирский тракт. Часть III
9. Большая солнечная печь
10. Узбекский плов
11. Метрополитен Ташкента
12. Ташкент, который так хорошо начинался
13. Восточный узор. Самарканд
14. Прогулки по древней Бухаре
15. Хива. Абстрактный репортаж
16. Видео с Памира
17. Автомобильный быт и бухгалтерия поездки
Подписаться на обновления блога

Одним из приоритетных направлений деятельности представительства является работа по поддержке и популяризации русского языка, прежде всего в образовательной системе Республики Таджикистан.

Целесообразность и необходимость углублённого изучения русского языка в Таджикистане во многом обусловлена интеграционными процессами, наблюдаемыми во всём мире. В настоящее время, в век интеграции и глобализации, даже крупнейшие государства осознают, что в таких условиях жить изолированно друг от друга попросту невозможно. Русский язык в условиях интенсивного развития международного сотрудничества, набирающего обороты в Таджикистане, успешно выполняет функции языка — макропосредника и отличается особыми функциями, не свойственными обычному языку.

С обретением независимости в Республике Таджикистан создались принципиально новые условия для функционального развития таджикского – государственного — языка, и вместе с тем отчётливо наблюдается тенденция к изучению русского языка представителями титульной нации, повышение мотивации к его изучению среди учащейся молодёжи.

Русский язык в сфере образования Таджикистана используется во всех учебных заведениях, реализующих программы дошкольного, среднего, высшего профессионального и послевузовского образования. Роль образовательных структур в распространении русского языка среди подрастающего поколения огромна.

На русском языке осуществляются устные и письменные интра- и интеркоммуникации, проводятся социокультурные мероприятия, выпускается русскоязычная литература, поступающая в библиотечные фонды. Русский язык, наряду с таджикским, используется в рекламной продукции большинства вузов, объявляется рабочим языком на международных, межвузовских и даже внутривузовских научно-теоретических и практических конференциях.

Но главными функциями русского языка в образовательных учреждениях следует считать учебно-педагогические функции: язык как учебный предмет и язык обучения. Обучение русскому языку в системе образования Республики Таджикистан соответствует принципу непрерывности.

В образовательных школах республики изучение данного предмета начинается со 2 класса. Согласно учебному плану на изучение русского языка со 2 по 11 классы отводится 27 часов в неделю.

В системе начального профессионального образования изучения русского языка в национальных группах предусматривается от 30 до 200 часов в течение года.

В неязыковых группах высших учебных заведений обучение русскому языку продолжается в течение 4-5 семестров.

В республике функционируют центры по интенсивному изучению русского языка, организованные национальными кадрами.

Однако современное состояние преподавания русского языка в образовательных учреждениях РТ вызывает серьёзную озабоченность. Это связано как со слабой материально-технической и учебно-методической базой большинства учебных учреждений средней и высшей школы, их недостаточным техническим оснащением, так и зачастую недостаточным качеством преподавания русского языка, уровнем подготовки и переподготовки педагогических кадров по русскому языку, отсутствием научной, методической, лексикографической и справочной литературы, недостаточным использованием инновационных технологий и моделей интерактивного преподавания русского языка как неродного и иностранного.

Всё это требует принятия неотложных мер по дальнейшему изучению и совершенствованию преподавания русского языка в Республике Таджикистан.

Решению многих проблем в области развития и совершенствования преподавания русского языка в Таджикистане в определенной степени способствует деятельность созданного в сентябре 2011 года Учебно-методического центра русского языка (УМЦ РЯ) в РЦНК г. Душанбе.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *