Русский храм в париже

— Во времена гонений на верующих в моей стране Париж приютил многих русских людей, вынужденных покинуть Родину, — сказал Патриарх, отвечая на вопрос журналиста о значении этого события. — Проживая в рассеянии, наши соотечественники особенно сознают, что Церковь помогает им чувствовать себя единым народом и в молитве преодолевать разногласия, которые естественны в многонациональной и многокультурной среде.

Душа нашего народа не была потеряна даже в годы жесточайших антицерковных гонений

В Париже, как месте «постоянного движения» студентов, бизнесменов, деятелей культуры и искусства, туристов, каждый из них, по мнению Патриарха, должен иметь возможность посещения храма, «где он найдет не только пространство для молитвы, но и круг духовно близких людей». Патриарх убежден, что возведение храма станет и событием в культурной жизни французов, которые всегда интересовались русской культурой. И в этом смысле храм и центр не только молитвенное помещение, но и площадка для межкультурного общения. Под сводами храма оно сможет быть более простым и открытым, чем то, которое ведут политики, уверен Патриарх. При этом он подчеркнул, что Церковь не представляет Россию за рубежом, как предполагал в своем вопросе французский журналист. Она не представляет и другие страны, относящиеся к сфере ее пастырской ответственности.

— Церковь представляет только Христа, несет Слово Истины, возвещенное Им людям, — сказал Патриарх. — И тут никого не обманешь. Если происходит иначе, то это уже не Церковь, а организация по проведению выставок на религиозную тему. Поверьте мне, в такую организацию никто не пойдет молиться, как не ходили молиться в музеи атеизма в советское время, хотя там могли быть размещены прекрасные иконы и богослужебные предметы.

Но каждый собор за границей, по словам Патриарха, олицетворяет самобытное восточное христианство, бережно хранимое народами исторической Руси, у каждого из которых один «крестный отец» — равноапостольный князь Владимир Киевский, крестивший Русь в водах Днепра.

— У Церкви не может быть никакой иной стратегии, кроме свидетельства о Христе и Евангелии, — сказал Патриарх. — Политические отношения могут быть лучше или хуже, но храм всегда будет открыт для православных людей любой национальности и политических убеждений, объединяя их в молитве к Богу.

— Строительство собора финансировала Российская Федерация? — спросил журналист. — Не слишком ли близка к политике русская Церковь?

— Политика, если мы подразумеваем под этим словом борьбу за власть и влияние, есть там, куда ее приносят люди своими действиями. В том числе и туда, где ей не место, — ответил Патриарх. — Никому не приходит в голову вести политический торг с женой или детьми, по крайней мере если есть намерение сохранить семью. Так и Церковь не может становиться участником какого-либо политического размена, как бы этого ни хотелось тем, кто не видит красоты и спасительности христианства.

— Да, Церковь ближе к государству и обществу, — подчеркнул Патриарх, — чем это было в те времена, когда клир и верующие были в концлагерях, насильственно помещались в психиатрические больницы, храмы взрывались или превращались в коровники. Я надеюсь, что не эта ситуация является желаемой для тех, кто упрекает нас в «близости к политической власти».

Но вообще уровень церковно-государственных отношений в нашей стране во многом подобен среднеевропейскому, заметил Предстоятель Русской церкви. В России, где находятся органы центрального церковного управления, нет государственной Церкви, как, например, в Великобритании или Дании, подчеркнул Патриарх.

— У нас Церковь не совершает публичных функций по регистрации браков, как в ряде североевропейских государств. Государство не выполняет для нас функций агента по сбору церковных налогов, как в Германии. Президент России не утверждает назначение епископов, как это делает президент Франции в Эльзасе, согласно Конкордату 1801 года. Более того, наши священники не получают зарплату от государства в России, зато получают зарплату в Бельгии, где есть наши клирики, — в замечательном сравнении обрисовал ситуацию церковно-государственных отношений Патриарх Кирилл.

Отношения Церкви и государства, по его словам, построены на условиях независимости и соработничества.

Уровень свободы, которым мы пользуемся, беспрецедентный не только по сравнению с советским временем, но и с синодальным периодом в Российской империи, когда Церковь была редуцирована до уровня министерства по духовным делам, — отметил Патриарх.

Отвечая на вопрос журналиста о росте числа храмов и количества верующих и о том, не значит ли это, что Россия после века безбожия снова «обрела душу», Патриарх сказал: «Душа нашего народа не была потеряна даже в годы жесточайших антицерковных гонений. Будучи лишены возможности получения знания о своих корнях через систему советского образования, формально являясь атеистами, наши соотечественники не стали существами, двигавшимися стройными рядами в обещанное безбожниками светлое будущее. Народный подвиг в Великой Отечественной войне, достижения в области науки и техники стали актами самоотречения, которые могли быть совершены только людьми по своему внутреннему устройству остававшимися христианами. Нет таких атеистических идеалов, ради которых человек бы расстался с жизнью ради любви к ближнему. Ведь если нет вечности, то как можно добровольно пожертвовать своей жизнью?».

Но наследие атеизма, по его мнению, тем не менее проявляется в деятельности некоторых людей или социальных групп. Страх перед Церковью и христианством, носящий характер фобии, происходит из советского времени, когда десятилетиями стигматизировали общины верующих, лишая их права голоса, изгоняя из публичного пространства.

— Обратите внимание, как нервно некоторые в нашей стране реагируют на реализацию признанного Советом Европы права Церкви вернуть храмы, незаконно отобранные у верующих, — отметил он.

— Христианской цивилизации — душе Европы, — подчеркнул Патриарх, — угрожают общие вызовы радикального секуляризма и потребительства, когда центр человеческой жизни перемещается из храма в супермаркет, когда ставятся под сомнение идеи традиционной семьи, евангельской морали.

— В эпоху информационных технологий мы живем в едином пространстве общения, которое мы призваны наполнять любовью, милосердием и добродетелью, а не своими страстями и унижающими достоинство человека устремлениями, — подчеркнул Патриарх.

Собор Александра Невского в Париже – оплот русского православия во Франции.

Париж и достопримечательности Парижа — Церкви столицы Франции

Собор Александра Невского в Париже – оплот русского православия во Франции.

Русская православная община, появившаяся во Франции во время Октябрьской революции 1917 года, за годы своего проживания в стране не ассимилировалась и сохранила русскую культуру и духовность благодаря православному вероисповеданию. Наши соотечественники, интересующиеся жизнью русских эмигрантов во Франции, приобретая увлекательные экскурсионные туры в Париж, спешат увидеть шедевр православного зодчества – Собор Александра Невского, находящийся во французской столице.

История Собора Александра Невского в Париже началась задолго до революционных событий в России – храм был освящен еще в 1861 году. Разрешение на строительство собора было подписано Наполеоном III, а строительство православного храма, способного вместить тысячи русских прихожан, уже в то время проживающих в Париже, велось на личные средства российского императора Александра II и пожертвований верующих – не только православных, но и католиков и протестантов, желающих поддержать русскую общину во Франции.

Проект парижской Церкви Александра Невского (звание собора храм получил только 1922 году) разработали видные архитекторы того времени — Р.И. Кузьмин и И.В. Штром. Архитектура храма достаточно непривычна для русских церквей, крестообразная форма храма больше напоминает греческие православные церкви с четырьмя апсидами. Украшением Собора Александра Невского являются пять куполов, заканчивающихся золоченой маковкой, — поднимающийся ввысь центральный купол храма символизирует Иисуса Христа, а купола на апсидах – четырех апостолов, словно восседающих рядом со своим учителем. Главный купол построенного из белого камня собора опирается четыре столпа, как учитель на своих учеников. Фасад храма украшает необыкновенное мозаичное панно, на котором изображен восседающий на троне Спаситель, внутренне пространство храма украшают фрески и иконы, над созданием которого немало потрудились талантливые художники – Боголюбов, Бейдеманн, Бронников, а также Седов и братья Сорокины. Пол Собора Александра Невского выложен тесаным камнем двух цветов – белого и черного, а каменные плиты строго расположены в шахматном порядке.
Сразу после освящения Собор Александра Невского, ставшего визитной карточкой улицы Рю-да-Рю, занял место важного духовного центра православной общины Парижа. На протяжении десятилетий здесь совершались молебны за Россию, храм являлся связующим звеном русской общины. А после Октябрьской революции количество его прихожан увеличилось в разы, здесь стал собираться весь цвет русской эмиграции – князья и графы, офицеры и дворяне, русская интеллигенция, которые здесь молились, венчались, крестили своих малышей, отсюда же их провожали в последний путь после отпевания. А с 1922 года Собор Александра Невского в Париже стал центром епархии православных приходов Франции, одним из важнейших оплотов православной культуры и духовности в Западной Европе.

Без посещения Собора Александра Невского поездка в Париж будет неполной, наши соотечественники должны знать о важной роли русской общины во Франции, о сохранении православной веры, которую даже внуки и правнуки первых эмигрантов сохраняют в своих сердцах.

На сегодняшний день Собор Александра Невского в Париже включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и находится под защитой государства, он является одной из достопримечательностей Парижа, привлекающей взгляды туристов различных национальностей и вероисповеданий. Не только русские туристы, но и многочисленные туристы из стран Европы, Азии и Америки не пропускают этот шедевр православного зодчества мимо своего внимания. Он входит во многие экскурсионные маршруты по Парижу, собор посещают не только его постоянные прихожане и туристы, желающие ознакомиться с его архитектурой и внутренним убранством и сфотографироваться на фоне необычного фасада, но и паломники из многих стран Западной Европы, монахи и священнослужители из других православных приходов Франции.

Отправляясь на выходные в Париж, обязательно посетите улицу Рю-да-Рю – собор можно увидеть практически сразу, еще издали позолоченные маковки куполов поблескивают через листву окружающих храм деревьев. А служители храма ответят на все вопросы посетителей, желающих не только прикоснуться к святым православным иконам, но и узнать историю этого сакрального места. Древние камни Собора Александра Невского в Париже, как немые свидетели, хранят воспоминания о посещении храма высокими особами: под его куполом когда-то молились император Александр II с императрицей Марией, наследник престола Александр III. В Соборе когда-то молился и Николай II, молебны за упокой души которого возносятся здесь уже без малого сотню лет.

< Предыдущая

История образования Русской Церкви в Париже, как и во многих других странах, связана с появлением дипломатических миссий. Русско-французские отношения имеют многовековую историю. В XI в. (1051 г.) дочь Киевского князя Ярослава Мудрого, Анна Ярославна, вышла замуж за французского короля Генриха I (1031-1060). Однако до царствования Петра Великого постоянных представительств не было, и только посещение Петром Франции в 1717 г. стало основой для более близких дипломатических связей между обеими державами. Было открыто постоянное представительство, но еще без постоянной церкви. Православная жизнь во Франции ведёт своё начало от указа императора Александра I от 12 февраля 1816 года об учреждении церкви греко-российского исповедания при миссии в Париже.

Особенность Парижа состояла в том, что в нём жила большая колония православных — как русских, так и других народностей. В начале, была основана церковь св. апостолов Петра и Павла в нанимаемых помещениях (rue Mesley и затем rue de Berri), которые явно не могли вместить всех русских, желающих помолиться; а если иметь в виду общее число всех православных, то потребность сооружения отдельного, более обширного храма становилась очевидной.

С 1847 года, этому делу и посвятил все свои силы настоятель православной русской церкви в Париже, магистр богословия Санкт-Петербургской Духовной Академии, протоиерей Иосиф Васильевич Васильев. Инициатива, сборы средств и все труды и заботы, связанные с этим поистине исключительным делом на чужбине, принадлежат ему. На этом достойном пути он встретил немало трудностей. В связи с неблагоприятными обстоятельствами (Крымская война – 1853-1856) правительство и Святейший Синод категорически отказали о. Иосифу в государственных или церковных средствах, необходимых для постройки храма. Тогда у него зародилась мысль построить этот храм на общественные от сборов средства. Но это тоже потребовало много хлопот и только в 1856 году после двух новых отказов русского правительства, по инициативе императора Александра II было дано разрешение на открытие книг для сбора средств на сооружение храма в Париже.

Храм был предназначен не только для русских, но для всей православной общественности. Итак, построение Храма в Париже стало общим делом. Участвовал в этом сборе весь «мир». Жертвовали православные в Париже, русские, французы, сербы, военные, монахини и купцы с нижегородской ярмарки, куда ездил сам о. Иосиф. Свое личное пожертвование сделал и сам император Александр II. Каждый давал по мере своих возможностей – от двадцати сантимов греческого студента Сорбонны до ста тысяч франков греческого купца. К сбору присоединились католики и протестанты.

В 1857 и 1858 гг. два соседних участков земли были приобретены для построения храма. План храма был составлен и разработан проф. С-Пб. Академии Художеств Р. Кузьминым, а руководил и наблюдал за строительством академик И. В. Штром, архитектор.

Храм построен из белого тесаного камня в русско-византийском стиле. Архитекторы, иконописцы и художники, украшавшие его, пользовались документами, собранными при капитальном ремонте и реставрации св. Софии Константинопольской в 1847 г., что и объясняет русско-византийский стиль сооружения. Закладка первого камня состоялась 3 марта 1859 года, а к августу 1861 г., храм был закончен.

Чин освящения храма, устроенного в честь св. Александра Невского — небесного покровителя Александра II, был совершен 30 августа ст. ст. (11 сентября 1861 года) преосвященным Леонтием, епископом Ревельским (Таллиннским), в день празднования перенесения мощей св. благоверного князя Александра Невского из Рождественского монастыря во Владимире в Александро-Невский Свято-Троицкий монастырь в Санкт-Петербурге (1724). В иерархическом порядке русская церковь в Париже находилась на общем положении русских зарубежных церквей и подчинялась митрополиту Петроградскому и Ладожскому. Во время гражданской войны после крымской эвакуации Белой Армии в 1920 году Святейший Тихон, патриарх Московский и всея Руси, поручил управление заграничными русскими церквями коллегиальному Высшему Церковному Управлению. В марте 1921 г. указом патриарха Тихона архиепископ Евлогий (Георгиевский) был назначен Управляющим Западно-Европейскими Православными Русскими Приходами. Со дня перенесения митрополитом Евлогием епископской кафедры из Берлина в Париж храм св. Александра Невского становится кафедральным храмом образовавшейся епархии. Приходской устав был принят согласно требованиям церковного управления, приход зарегистрирован в 1923 г. согласно законам Франции, и с этого времени была оформлена начавшаяся еще во время построения храма приходская жизнь. До 1945 г. храм также служил церковью сербского и болгарского посольств. В 1930 году за отказ прекратить критику антирелигиозной политики советской власти митрополит Евлогий был отстранен от кафедры митрополитом Сергием, местоблюстителем Московского патриаршего престола. Тогда, согласно просьбе Епархиального собрания, грамотой святейшего патриарха Вселенского Фотия II от 17 февраля 1931 г. епархия была принята под святительский омофор Вселенского патриарха и преобразована в Экзархат.
Единство Архиепископии с Русской Православной Церковью было восстановлено 3 ноября 2019 с выдачей Патриаршей и Синодальной Грамоты.

Митрополит Евлогий может считаться создателем Западноевропейской русской православной епархии, которую он возглавлял с 1921 по 1946 год.

На кафедре его сменил митрополит Владимир. Он двадцать лет служил в Ницце и в 1945 г. был вызван митрополитом Евлогием для помощи в управлении епархией. В 1946 г. после кончины митрополита Евлогия Святейший Вселенский патриарх утвердил митрополита Владимира правящим епископом епархии. Грамотой митрополита Владимира 1951 года Св. Александро-Невский храм возведен в ранг кафедрального Собора, с сохранением прежнего порядка управления, на основании Приходского Устава. После митрополита Владимира в главе Епархии служили архиепископ Георгий (Тарасов) (1960-1981), архиепископ Георгий (Вагнер) (1981-1991), архиепископ Сергий (Конавалов) (1993-2003),архиепископ Гавриил (де Вилдер) (2003-2013), aрхиепископ Иов (Геча) (2013-2015). Ныне епархию возглавляет Высокопреосвященный архиепископ Иоанн (Рэннэто). Со времен неутомимого о. Иосифа Васильева наряду с самоотверженным и преданным выполнением своих прямых обязанностей по духовному сопровождению своей паствы, соборный причт предоставляет духовную помощь всем нуждающимся, и в том числе в больницах и русских старческих домах.

Особое место в истории храма занимает хор. В начале хором управляли французские регенты, сам хор комплектовался по необходимости французскими певчими. В 1921 протодиакон Н. Тихомиров составляет первый хор из русских певчих. С 1925 г. пять исключительно талантливых регентов сменились в нашем соборе: Н.П.Афонский (1925-1949), П.В.Спасский (1949-1968), Е.И.Евец (1968-1988), В.Е. Евец (1988-2007). Сегодня руководит хором протодиакон Александр Кедров. Соборный хор наполняет пространство храма гармонией, услаждает слух молящихся и украшает строй богослужений. Хор дает концерты во Франции и за границей, записал ряд дисков и много сделал для ознакомления западных христиан и любителей религиозной музыки с русским церковным пением. Каждый год по французскому радио передаются Рождественское и Пасхальное богослужения.

В 1867 году император Александр II был торжественно принят в Париже и 7 июня 1867 года вместе с императрицей Марией Александровной молился в храме после избавления от покушения на их жизнь в Булонском лесу. Присутствовали на этом молебне также император Наполеон III и императрица Франции, прусский король Вильгельм I и его министр Бисмарк, великие князья Александр и Владимир Александровичи, великая княгиня Мария Николаевна. Покушение произошло в день Вознесения Господня, и в память о своем избавлении государь пожертвовал церкви икону праздника Вознесения, а также образ св. Александра Невского. В 1896 г. государь император Николай II и императрица Александра Федоровна начали свой официальный визит во Францию с молебна в нашем храме.

Со дня освящения храм стал духовным центром русской колонии во Франции, а с 1922 года — с момента учреждения митрополитом Евлогием епископской кафедры в Париже — духовным центром русского рассеяния в западной Европе.

Численность эмигрантов из России, рассеявшихся по всему миру после революции 1917 года, оценивается в два–три миллиона человек. Значительная часть «зарубежной России» собралась в Западной Европе, и наш храм стал центром не только духовной, но и общественной жизни русской эмиграции. После перенесенных во время октябрьской революции испытаний каждый, кто находил себе приют и безопасность в гостеприимной Франции, находил под сенью этого храма молитвы и утешения. Многие из вновь прибывших искали своих родных и соратников при храме. В молитвенном общении друг с другом началось тяготение русских православных людей к храму. В нем провожали в жизнь вечную многих воинов, скончавшихся во Франции.

В Соборе установлены иконы и памятники с дарственными надписями в память соратников или в честь юбилеев военных частей Императорской и Белой Армий. Есть киоты в память о русских воинах Экспедиционного Корпуса и Русского Легиона, погибших на французском фронте в войне 1914-1918 гг., Российского Воздушного Флота, Дроздовской дивизии, Российского воинства императорской Добровольческой и Русской Армий, о казаках Войска Донского, лейб-гвардии Семеновского полка, в память трехсотлетия Изюмского государственного полка, по случаю 250 летия лейб-гвардии Преображенского полка и многое другое. Общество Ревнителей памяти Николая II поставило крест-памятник убиенной в 1918 г. царской семье.

Говорят, что при одобрении проекта собора Наполеон III назвал его «странным, оригинальным, но очень красивым».

С 1983 г. собор относится к историческим памятникам Франции, но это не является его единственным назначением. Повороты истории, октябрьская революция и её бедственные для всей Восточной Европы последствия возложили на епархию и наш храм особую ответственность. В течение полутора веков наш собор явил величественную картину своего служения русским и православным людям во Франции и в Западной Европе. Он стал свидетелем личной, семейной и общественной жизни нескольких поколений православных белой и последующих эмиграций из России и восточно-европейских стран, которые под его сводами собираются в важных случаях жизни.

Кафедральный Собор Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского принадлежит каждому православному «парижанину», входящему в него со смиренным сердцем, независимо от его национальности и длительности пребывания в Париже, и каждого сопровождает молитва произнесенная епископом Леонтием в день освящения храма: «И ныне молим Тя, Господи, да будут очи Твои отверсты на храм сей день и ночь; и услыши молитву всех притекающих сюда с верою…» (3 Царств VIII, 29-30).

Елена Рунге

По материалам изданий приходского совета, и в частности «Памятки к столетию Собора».

Реклама Читать далее

Какая судьба ждет русскую архиепископию в Париже?

Ксения Гулиа

Коротко об истории вопроса

Архиепископия* русских церквей — одна из старейших православных общин в Западной Европе, не имеющая отношения к Русской православной церкви. Она ведет свою родословную от приходов, созданных русскими эмигрантами после революции 1917 года.

Центром епархии** в начале 1920-х стал собор Александра Невского в Париже. Это бывшая посольская церковь на улице Дарю, освященная в 1861 году. Здесь в свое время отпевали Шаляпина, Кандинского и Бунина, здесь венчались Пабло Пикассо и Ольга Хохлова. Широко известен и созданный в 1925 году Свято-Сергиевский православный богословский институт, где преподавали известные мыслители и богословы (среди прочих Георгий Флоровский и Сергей Булгаков).

Парижская архиепископия изначально решила следовать решениям Поместного московского собора 1917–1918 годов, который не только восстановил патриаршество, но и многое сделал для децентрализации церкви (впрочем, многие из этих мер так и не были реализованы Русской православной церковью). Юридически русские приходы в Западной Европе закрепили за собой статус «ассоциации французского права».

Собор Александра Невского на улице Дарю в Париже wikipedia

Отношения с Москвой с самого начала складывались тяжело. В 1930 году советский митрополит Сергий (Страгородский) после очередного конфликта отстранил главу парижской епархии Евлогия (Георгиевского), с чем не согласилось большинство западноевропейских приходов. Они обратились в Константинополь с просьбой о защите. Вселенский патриархат в 1931 году принял их в качестве своего экзархата*** — на временной основе. Очень немногие после этого остались верны Московской патриархии.

С тех пор статус парижской епархии несколько раз менялся. В 1999 году Константинопольский патриарх Варфоломей, наконец, даровал русским церквям в Западной Европе томос, восстановивший статус экзархата, — уже не временного. Но совсем недавно все снова изменилось.

Зачем Константинополь упразднил свой русский экзархат?

27 ноября прошлого года патриарх Варфоломей отозвал дарованный 20 лет назад томос и распустил русский экзархат. Примечательно, что официального заявления Константинополь так и не выпустил. Коммюнике опубликовано только на сайте русской архиепископии и только на французском языке.

Еще одно необычное обстоятельство: Константинополь даже не обсудил свое решение с главой русской архиепископии — Иоанном Хариопольским (Реннето), который узнал об упразднении экзархата из разговора с патриархом Варфоломеем чуть ли не в день синодального решения. И в этот же самый день (27 ноября) Вселенский патриархат определил дату объединительного собора в Украине.

В Константинополе это решение называют давно подготовленным и чисто техническим — чтобы устранить дублирование юрисдикций внутри патриархата. Ведь параллельно с русским экзархатом в Европе существуют местные митрополии Вселенского патриархата: Галльская, Германская, Скандинавская и так далее. Поэтому Константинополь не просто упразднил русский экзархат, но предписал русским приходам влиться в свои грекоязычные митрополии в Западной Европе.

Диакон русской архиепископии в Западной Европе, преподаватель византийской истории Хайфского университета Александр Занемонец полагает, что это решение связано с Украиной. Дело в том, что устав новой украинской церкви предполагает, что у нее не может быть собственной диаспоры: украинские приходы на Западе должны быть под прямым управлением митрополий Вселенского патриархата. Ровно то же самое Константинополь предписал своему уже бывшему русскому экзархату.

«Это было бы логично, иначе украинцы могли бы обижаться и говорить: «Вот у русских есть, а у нас нет». А теперь и у русских нет. Не похоже, чтобы здесь была какая-то договоренность (Константинополя с Москвой). Все-таки масштаб несопоставим. Потому что западноевропейский экзархат небольшой, хоть и с центром в Париже, что приятно. А эта часть украинской церкви — большая», — говорит диакон Александр Занемонец.

Собеседники RFI отмечают, что решение Вселенского патриархата не стало и полной неожиданностью. «По-моему, Константинополь давно готовил изменения в своем отношении к экзархату, — рассказывает староста православной ассоциации ACOR в Ницце (в составе архиепископии) Алексей Оболенский. — Уже несколько раз избирались заместители нашему архиепископу. Доводилось до избрания новых епископов, которых каждый раз не подтверждал Константинополь. Хотя в принципе были одобрены их кандидатуры. Все вело к тому, что можно было ожидать этого окончательного решения».

Последуют ли русские церкви во Франции предписанию Константинополя?

Русская архиепископия в Западной Европе объединяет более 60 приходов в разных странах — Бельгии, Голландии, Германии, Италии и так далее. Большинство приходов (около 40) находятся во Франции (включая собор Александра Невского в Париже и церковь на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа). Службы идут как на церковнославянском, так и на местных языках.

Церковь на кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа, где похоронены известные русские военные, представители духовенства, писатели, художники wikipedia

В парижской епархии не скрывают своего беспокойства в связи с решением Константинополя, называют его неожиданным, но с ответом пока не торопятся. Пока неясно — захочет ли парижская архиепископия последовать предписанию Константинополя, то есть самоликвидироваться и влиться в местные грекоязычные митрополии. «Всякое церковное решение, чтобы быть действенным, должно быть официально принято той общностью, к которой оно отнесено. В особенности если оно не было запрошено теми, кто должен его выполнять», — подчеркивает епархия.

Собеседники RFI, знакомые с настроениями местного духовенства, утверждают, что самоликвидироваться и оставаться под юрисдикцией Константинополя во что бы то ни стало архиепископия не желает. «Мы всегда настаивали на том, что мы — сторонники образования поместной церкви**** во Франции, где бы разные национальности были вместе. Но одно дело — влиться в какую-то межнациональную митрополию, а другое — в чисто греческую. Тут явно не проработано и не продумано», — говорит церковный публицист русской архиепископии во Франции Даниил Струве.

В истории епархии был период, когда она формально оставалась независимой от любого патриархата. Это случилось после того, как Константинополь в 1965 году под давлением Москвы упразднил русский экзархат. Но с тех пор позиции Парижа в православном мире ослабли — прежних возможностей уже нет, объясняет Даниил Струве.

«Париж был центром православия весь XX век — в богословском, в духовном смысле, в смысле даже какого-то авторитета, — рассказывает он. — Тогда (в 1965 году) у нас в епархии оставались еще многие старые эмигранты, представители второго поколения. Кроме того, шла «холодная война», и у Москвы были очень ограниченные возможности в церковном смысле. Тогда профессора (Свято-Сергиевского) богословского института очень активно себя вели и очень быстро выработали проект независимой церкви, который просуществовал несколько лет. У нас еще были договоренности с Константинополем: Константинополь от нас отказался, но обещал, что, когда сможет, возьмет назад — как бы негласно поддержал. Всего этого уже нет».

Господин Струве отмечает, что удельный вес русской епархии изменился и в соотношении с другими православными течениями во Франции: «Была большая миграция из Украины, из Грузии, из Румынии, из Молдавии. Сегодня во Франции самая многочисленная диаспора — это скорее румыны. Теперь у них столько же приходов, сколько и у нас».

Какой путь выберет парижская епархия?

Предполагается, что судьба епархии определится на внеочередной генеральной ассамблее 23 февраля 2019 года, в которой будет участвовать все духовенство и делегаты от мирян. Те клирики и общины, которые не согласятся с выбранным путем, смогут перейти в другие епископские юрисдикции, попросив отпускную грамоту.

15 декабря, в преддверие генеральной ассамблеи, в Париже уже прошло закрытое пастырское совещание по этому вопросу, на котором присутствовал и диакон Александр Занемонец. По его словам, архиепископ Иоанн на этом собрании огласил три предложения о покровительстве, которые парижская епархия получила от «больших церквей» — от Русской зарубежной церкви (РПЦЗ, воссоединившейся с Московским патриархатом в 2007 году), а также от Румынской церкви и от Московского патриархата, которые предложили архиепископии автономию в своем составе.

Александр Занемонец говорит, что, вероятно, из этих трех вариантов и будут выбирать 23 февраля — если до этого ничего не случится. На голосование должны вынести не просто список предложений, но и детали, в том числе и юридические договоренности о церковном имуществе. Впрочем, при таком раскладе не существует варианта, который бы удовлетворил всех. Вероятно, некоторые приходы так или иначе покинут архиепископию.

Собеседники RFI, присутствовавшие на закрытом совещании 15 декабря, рассказывают, что несколько священников открыто высказались за автономию в составе Московского патриархата. Но возможно ли в составе РПЦ (даже на правах автономии) сохранить свою независимость? Это невозможно, считает Даниил Струве. «Сразу было предложение из Москвы — мы вас возьмем в том виде, в котором вы существуете — как независимую архиепископию. Но конкретно это не видится возможным. Если почитать устав Русской православной церкви, видно, что там нет места для структуры, хоть сколько-нибудь независимой от общей политики —не только церкви — но и общей политики Российской Федерации», — отмечает господин Струве.

Диакон Александр Занемонец приводит в свою очередь два примера. Первый — Сурожская епархия в Великобритании, «которая была превращена в самую обычную русскую епархию даже без намеков на какую-то свободу». Другой пример — Русская зарубежная церковь (РПЦЗ), которая присоединилась к Московскому патриархату в 2007 году. «Насколько можно судить, никакого давления со стороны Москвы она не испытывает, сохраняет полную независимость и самоуправление», — говорит диакон.

РПЦ со столицей в Париже?

В Москве уже заявляют, что готовы взять под свою юрисдикцию расформированный Константинополем экзархат русских церквей. По информации главы отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Илариона, «очень многие приходы этой структуры желают вернуться в Московский патриархат». (Речь идет о том, что русские приходы в Западной Европы перешли от Москвы под юрисдикцию Константинополя только в 1931 году).

«Но они должны сами решать свою судьбу, это их должно быть решение, останутся ли они в Константинопольском патриархате на правах обычных приходов, окормляемых греческими священниками с богослужением на греческом языке, или же они все-таки каким-то образом попытаются сохранить ту структуру, которая существовала, которая существует, в которой сложились свои традиции», — заявил митрополит Иларион.

Во Франции у Русской православной церкви имеется ряд приходов и общин, которые входят в Корсунскую епархию. 19 октября 2016 года на набережной Бранли в Париже состоялось открытие кафедрального собора Святой Троицы и духовно-культурного центра РПЦ. Стоит напомнить, что российские власти через суд уже добились перехода от местной ассоциации (ACOR) к РПЦ Свято-Николаевского собора в Ницце, а сейчас пытаются установить контроль над местным православным кладбищем Кокад.

Русское кладбище Кокад в Ницце commons.wikimedia.org

Староста ассоциации ACOR Алексей Оболенский говорит, что для местной православной общины переход к РПЦ невозможен. «Я могу отвечать только за свою церковь. Мы ни в коем случае не можем перейти к Москве. Москва у нас отобрала (Свято-Николаевский) собор. Теперь пытается отобрать храм (святых Николая и Александры), кладбище. Мы с ними судимся. Переходить к ним просто не можем. Если, не дай бог, архиепископия (в чем я очень сомневаюсь) перейдет «оптом» к Москве, то многие не пойдут за ней, в том числе и мы. Нам придется искать другой путь. Но уже не как целая архиепископия, а как группа приходов», — отмечает господин Оболенский.

Пока решается судьба русской архиепископии, РПЦ 28 декабря на заседании священного Синода решилавновь образовать патриарший экзархат своих приходов в Западной Европе с центром в Париже, ликвидированный в 1990 году. В сферу пастырской ответственности включили Францию, Бельгию, Великобританию, Испанию, Италию, Нидерланды, Францию и другие страны.

В нынешних условиях создание РПЦ экзархата в Западной Европе многие восприняли как недружественное действие со стороны Москвы, говорит Александр Занемонец. «У этой структуры (экзархата РПЦ) даже то же название, которое было у русского экзархата в Константинопольском патриархате. Более того, даже имя архиерея то же самое, что и у нашего владыки Иоанна. Это, конечно, не специально, и этот владыка Иоанн (Рощин) тоже очень хороший. Но все равно это как-то странно. Впечатление, что никакой реальной автономии не предложат, а вот уже есть структура с таким же названием, куда предложат влиться», — отмечает диакон.

В 2003 году патриарх Алексий II предлагал западноевропейским епархиям и приходам объединиться в одну митрополию. Однако в ответ Совет архиепископии выразил готовность к диалогу, но назвал «неприемлемыми» предложения, выдвигаемые Москвой, и подчеркнул, что «отцы и учители в вере» экзархата отвергали всякую возможность возврата в Московский патриархат.

========================

*архиепископия — форма организации церковной епархии под управлением архиепископа;

**епархия — церковный округ под управлением архиерея — священнослужителя высшей степени церковной иерархии;

***экзархат — крупная и обособленная церковная область за пределами страны, в которой находится поместная церковь; во главе экзархата стоит экзарх (в православии это преимущественно архиерейский титул);

****поместная церковь — церковь с наибольшей или значительной степенью самоуправления (автокефальная или автономная).

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Подписаться

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Cathédrale Américaine de Paris

День Благодарения 25 ноября 1886 года стал одним из самых знаменательных для граждан США не только на североамериканском континенте, но и в Париже. В этот день освятили статую Свободы в Нью-Йорке и новую американскую церковь Святой Троицы в Париже. А в XX веке она стала кафедральным собором.

Американский кафедральный собор Святой Троицы

Американский кафедральный собор Святой Троицы – это место для заседаний Собрания Епископальных церквей Европы, часть Всемирной англиканской церкви и официальная резиденция епископа. Прихожан в храме всего 400. Но в его стенах всегда рады видеть представителей других христианских конфессий.

В соборе собираются приезжие американцы и англоязычная публика Парижа, часто заглядывают туристы и любители религиозных песнопений в исполнении церковного хора под веселый джаз. Помимо различных культурных мероприятий: выставки, концерты церковных хоров, лекции; благотворительных акций, он выполняет свою прямую функцию – по воскресеньям проводятся богослужения. На территории собора работают двуязычные группы школы Монтессори. Еженедельно дают бесплатный концерт.

В стенах кафедрального собора хранится коллекция подушечек для коленопреклонения, флаги все штатов США. А во дворе – мемориальная часовня, увековечившая память американских солдат, павших на полях сражений в Европе во время мировых войн.

От павильона в отеле Матиньон до кафедрального собора

История американского кафедрального собора в Париже началась в 1830 году, когда представители американской епископальной церкви начали собираться для богослужений в павильоне отеля Матиньон, нынешней резиденции премьер-министра Франции. А в 1859 году помещение для молитв предоставил американский эмигрант полковник Герман Торн. В это же время начали собирать средства на строительство церкви.

В 1864 году основан приход американской епископальной церкви и построен храм на улице Баярд. В 1870 году настоятелем Свято-Троицкого прихода стал Джон Б. Морган, представитель одной из состоятельнейших семей Америки. Именно он озаботился расширением прихода и сбором средств на постройку нового храма. И в 1882 году на площади Георга V приобрели часть усадьбы герцога Морни, сводного брата Наполеона III, и началось строительство здания нынешнего собора. А в сентябре 1886 года в его стенах прошло первое богослужение. Строительные работы на башне продолжались до 1909 года, а знаменитые витражи Джеймс Белл оформил в 1892-93 годах.

В 1922 году приходская церковь получила статус кафедрального собора. А во время немецкой оккупации 1940-1944 годов он попал под контроль немецкого военного капелланства. В 1997 году храм, колокольня и крытая галерея южного фасада занесены в список исторических памятников Парижа.

Классический образец неоготики в Париже

Проект американского кафедрального собора Святой Троицы разработал английский архитектор Джордж Эдмунд, автор американской церкви в Риме. Здание – классический образец неоготического стиля. Среди парижских церквей, построенных в XIX веке, храм считается шедевром. Одной из характерных архитектурных особенностей собора являются тройные стрельчатые окна, украшенные 42 витражами, посвященными словам молебна. А колокольня американского кафедрального собора святой Троицы – самая высокая на правом берегу, ее высота – 85 метров.

Алтарь храма – один из самых высоких в Париже. Украшен он самобытной религиозной мебелью: купель, кованые подсвечники, аналой и кафедра.
Американский кафедральный собор Святой Троицы привлекает особой американской атмосферой, которая царит в его стенах. Здесь рады представителям всех религий мира.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *