С чего начинается философия?

3. Можно ли дать ответ на философский вопрос?

Особенность философского вопроса в том, что он существует не для того, чтобы на него давать ответ, и тем более «правильный». В философии каждый ответ – это новый вопрос. Взгляд, согласно которому можно дать ответ на философский вопрос, значительно сужает философский горизонт, превращая философию в шараду или головоломку, которую, предполагается, можно разрешить логически правильным ходом мысли. Все дело в том, что философские вопросы – это вопросы только по форме, по привычной грамматической форме; то есть лингвистически философские вопросы – это вопросы, грамматические вопросы языка, на которые, согласно всем нормам этого языка и мышления, должен быть дан ответ. Что не имеет ответа – не имеет права на спрашивание и задавание. Но «философские вопросы» – это вовсе не вопросы, а вопрошания, то есть бытийные сентенции, в «темном» просвете которых возникает все то, что не разумеет разум, не чувствует чувство, но то, что наполняет, удерживая в пребывании. Философские вопросы-вопрошания поэтому держат. Это и есть держание истины, держание истиной. И в этом смысле пытаться отвечать на философские вопросы, как это всегда имеет место в других областях культуры, значит опускать жизнь в «духовные низины», если вообще не подрывать ее основы. Вот почему вопрос о подлинной жизни – это исконный философский вопрос, возникающий как ответ на нефилософский вызов ответов, которыми так бессодержательно полна человеческая культура. Смысл философии в том, чтобы держать накал философских вопросов, не давая им ослабеть или вовсе пропасть в ответах жизни и культуры.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Мы продолжаем рассуждать на самые глубокие философские вопросы в истории человечества. Автор другой, зато суть не поменялась — ищем истину в свалке понятий, определений и мнений. Звучит омерзительно помпезно — «самые глубокие», но коль уж светлейшие умы не смогли прийти к единому мнению, значит, вопросы действительно сложные, а нам только и остается, что пытаться хотя бы на йоту приблизиться к разгадке.

Есть ли другие вселенные?

Собственно говоря, здесь есть только два варианта: вселенная одна-одинешенька или их бесконечное множество. Сторонники есть у обоих вариантов, но каких-то логических фактов и опровержений нет ни у кого. Если вселенная — это действительно нечто уникальное и существующее в количестве одной штуки, то наверняка она простирается на расстояния, неподвластные человеческому воображению. Но мы свято верим, что где-то вдалеке есть такая же обитаемая планета.

Теорий мультивселенной в разы больше. Например, теория пузыря, согласно которой существует огромное множество вселенных, но наблюдать мы можем только одну — нашу. Другие вселенные расположены в неисчислимой куче световых лет, так что свет далеких планет до нас попросту еще не дошел. Хотя вполне может оказаться, что некоторые законы физики (пока еще не ясно, какие) просто мешают нам их увидеть. А есть наглецы, которые утверждают, будто бы наша уютная вселенная расположена внутри черной дыры.

Есть еще теория струн, про которую много чего написали, но мало кто понял, в чем суть. Коротко это звучит так: элементарные частицы в нашем четырехмерном пространстве-времени являются всего лишь колебанием космических струн в одиннадцатимерном пространстве. А потом начинаются различные модификации теории струн: М-теория, F-теория и так далее.

Многомировая теория предполагает существование в некотором смысле «параллельных вселенных», в каждой из которых действуют одни и те же законы природы и которым свойственны одни и те же мировые постоянные, но которые находятся в различных состояниях.

Эти теории невероятно сложны, и каждая из них порождает больше вопросов, чем ответов. Многие тратят всю свою жизнь, чтобы хоть на йоту приблизиться к ответу. Все они звучат невероятно умно и убедительно, но конкретных ответов, увы, не дают. Так что верь во что хочешь. На данном этапе развития науки ты всё равно будешь прав

У всех ли должны быть одинаковые права?

Действительно ли каждый человек заслуживает того, что с ним происходит? Может быть, не все имеют право на собственность, свободу и пресловутое право голоса? А как насчет убийц? Они вообще заслуживают справедливости? Можно ли дать мерзавцам, подлецам и уродам те же права, что и хорошим людям? Если люди заслуживают справедливости, то логично сказать, что каждый своими действиями определяет свою судьбу. То есть если ты никого не убил и не ограбил, то у тебя есть право на лучшую жизнь, чем у убийцы? Но если это так, то почему в реальности всё совсем иначе?
Вопрос действительно сложный. Некоторых заносит в сторону, и они начинают рассуждать в стиле:

«Это сложный вопрос философии (и, очевидно, он имеет много дополнительных вопросов), но это интересное упражнение, чтобы попытаться составить список того, на что каждый человек имеет право. Является ли это только справедливостью, как я объяснил выше? Или это свобода, собственность, мир, чистая окружающая среда, счастье? Или это ничего?».

Должны ли мы всем помогать?

Золотое правило гласит: относись к людям так, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе. И приверженцы этой концепции действительно делают мир светлее.

Утилитаристы же утверждают, что любое действие должно обуславливаться выгодой и полезностью для себя и большинства. Таких людей называют гребаными конформистами, чертовыми эгоистами и подлыми гедонистами. Но не всё так просто. Представь себе страшную постапокалиптическую картину. На прибрежный город опустилось цунами. Обезумевший от страха народ в панике бежит в сторону моря, сметая всё на своем пути. Все стремятся в сторону возвышенности, бегом протискиваясь сквозь узкие улочки. Разумеется, возникает давка, и ты видишь, как какой-то старик упал, и никто не спешит ему помочь. Еще чуть-чуть — и его затопчут.

Если ты приверженец золотого правила, то, без сомнения, ты остановишься и поможешь ему, ведь ты бы не хотел, чтобы тебя раздавили, не так ли?

А утилитарист не стал бы рисковать своей жизнью ради незнакомого человека, потому что у него жена, дети, их надо кормить, а если он сейчас погибнет, делая доброе дело, то: во-первых, об этом никто не узнает; во-вторых, его семья останется без средств к существованию; в третьих, он задержит толпу и жертв станет больше.

В такие моменты понимаешь, что твоя детская теория о плохом и хорошем потерпела полный крах. Что правильно, а что нет — каждый решает сам.

Что важнее, потребности одного человека или толпы?

Обычно для этого вопроса припоминают старую-добрую «проблему вагонетки». Если кто забыл, то мы напомним: это такой мысленный эксперимент, в котором тяжелая неуправляемая вагонетка несется по рельсам. На пути ее следования находятся пять человек, привязанные к рельсам. К счастью, ты можешь переключить стрелку — тогда вагонетка поедет по другому, запасному пути, на котором лежит всего один человек, также привязанный к рельсам. Возникает вопрос: нахрена их привязали? Ну и еще один: что лучше, пять смертей или одна? Кто-то смотрит на это с другой стороны, например, пять сохраненных жизней или одна. Утилитарист, конечно же, выберет смерть одного. А вот сторонник деонтологии вылезет из своей норы и скажет, что переключение стрелок будет умышленным убийством и, вне зависимости от того, сколько человек ты спасешь, это будет неправильным. Поэтому лучше не брать на свою душу грех и не сбивать поезд с курса. Конечно, измерение нравственности и морали в цифрах кажется весьма странным, но из двух зол принято выбирать меньшее. В любом случае, гениальнее всего эту задачу решил двухлетний сын профессора Джона Максикампо, который просто положил одиночество с запасных путей к остальным пятерым и пустил их дружно под колеса поезда. Равенство — вот что важно. Отличный коммунист растет.

Что такое справедливое общество?

Очень многие, говоря слово «справедливый», подразумевают «равный». Однако в равном обществе все, вне зависимости от образа жизни и работы, получают одно и то же. Говоря про попытку построить равное общество столетней давности, принято говорить «все одинаково бедные», что не совсем правильно. Справедливость — это когда каждый получает столько, сколько он заслужил своим трудом. Допустим, ты пашешь 18 часов в сутки, 7 дней в неделю и получаешь достойную компенсацию за фактическое отсутствие нормальной жизни.

Разница, казалось бы, очевидна, но многие политики весьма умело играются с этими словами, путая понятия равного и справедливого общества. С другой стороны, смогут ли сами люди соблюдать эту справедливость? Ведь как чаще всего бывает — ничего не делают, а требуют многого, как иммигранты в Европе, живущие на неплохие дотации.

Один из главных философских вопросов, на который пытались ответить даже с научной точки зрения. Мол, это элементарная химия, высвобождение серотонина и дофамина в мозге. Но древнегреческий драматург Аристофан утверждал, что любовь — это стремление к совершенству, и придумал байку, согласно которой старина Зевс в очередном приступе гнева разбил человека на две части. И вот теперь мы ходим по земле и ищем свою недостающую половинку.

Всё это, безусловно, красиво и отдает приторной романтикой, но прагматик Сократ, в отличие от драматурга, не пытался добавить куда попало соплей ради большей эмоциональности. Для него любовь — это результат понятного человеческого желания жить вечно. Потому что любовь заставляет человека заводить детей, заботиться о другом и так далее.

Сказать, что такое любовь — невозможно. Каждая из теорий по-своему верна: здесь есть и химическое притяжение, и инстинкт размножения, и поиск милой сердцу партнерши. Всё сразу — и ничто по отдельности. Так что не нужно определять ее сопливыми цитатами одухотворенных сифилисом и вином поэтов прошлого.

Что есть истина?

Истина — это источник, соответствующий наглядным фактам и реальности. Утверждение, суждение, проверенное практикой и опытом. То, что существует в действительности, отражает действительность, правда. А что такое правда? Она же у каждого своя. У каждого свое мнение на любой, даже простой вопрос. Если бы всё было так просто, то не было бы ни войн, ни споров, ни смысла в комментариях в интернете.

Вроде бы есть объективная истина, вроде все знают, что нельзя есть говно, но ведь находятся люди, которые уплетают его за обе щеки и говорят, что это нормально. Даже Декарт со своими критериями истины кажется бесконечно далеким от… как ни странно, истины. Мы вроде как знаем, что существуем, но есть люди, которые свято верят в то, что весь наш мир — обычная голограмма, созданная сверхразумом. Видимо, были правы юбисофтовские ассасины: ничто не истина, всё дозволено.

Что такое красота?

Красота, как известно, в глазах смотрящего. Или, другими словами, красота — понятие субъективное. Это означает, что каждый человек сам для себя определяет, что красиво, а что не очень. Даже если речь идет о современном искусстве и Свете Яковлевой. Даже если ты ловишь на себе восхищенные взгляды зевак — будь осторожен, возможно, ты просто выглядишь нелепо.

С другой стороны, есть определенные стандарты красоты. Например, математики и антропологи выяснили, что представления о красивом лице за последние лет 1000 не изменились нисколько. То есть, красота универсальна, она вне времени, как и шедевры итальянского возрождения, ибо статуя Давида прекрасна даже в глазах того, кто не переносит вид обнаженного мужского срама. Все понимают, что это красиво, но другой вопрос — нравится ли им это. Красота не должна нравиться, и вся суть кроется в этой простой формулировке.

Опять же, на красоту влияют очень многие вещи. Когда-то полные девы с рубенсовских полотен считались эталоном, сейчас же придется поискать любителей рельефных не от мускул тел. Образ жизни, экономика, религия, атмосфера в обществе и мода сильно влияют на это понимание. Но опять же, даже сейчас, в эпоху, когда дамы не особенно вписываются в международные стандарты красоты, найдется любитель большой плоти. Вспомнить многочисленные проекты многочисленных фотографов, которые фотографировали симпатичных девушек из разных стран. На некоторых, не скривив лицо, не посмотришь, а народу нравится. Так что всё субъективно.

Зачем мы творим искусство?

Искусство в любой форме (картины, скульптуры, театр, музыка, строительство) — это то, чем люди пользуются. Искусство существует тысячи лет, но те, кто заложил основы ремесел художника, поэта, музыканта, по своей основной профессии были ремесленниками, охотниками, собирателями. Некоторые формы искусства служили для передачи преданий и историй своим потомкам, некоторые были просто веселья ради, а некоторые существовали в сакральных, ритуальных целях.

Люди на самом деле шагнули гораздо дальше, применив художественные принципы к сексу, приготовлению пищи и прочему. Вместо того, чтобы просто проглотить мясо, мы измываемся над ним несколько часов, доводя несчастный кусок плоти до статуса шедевра. И какого черта это с нами произошло? Почему мы так любим наслаждаться искусством, часами стоять перед картиной? Аристотель считал, что счастье было целью жизни, и что искусство — это попытка достичь того самого счастья. Не зря говорят, что тяга к прекрасному у человека в крови. Хотя некоторые формы искусства провокационны и даже отвратительны. Но они привлекают к себе тем, что заставляют иначе смотреть на вещи и по-другому мыслить, а это и приводит к счастью.

Странно лишь то, что мы не можем наслаждаться красотой, заложенной в этом мире. Что это — элементарная потреблятская сущность человека или что-то другое — ответить сложно.

С чего началась философия

Когда семеро мудрецов изрекали свои правила поведения, им не нужно было придумывать что-то новое: все эти мысли давно были выношены народной мудростью, им оставалось лишь высказать их коротко и ярко. Когда же один из этих мудрецов, а потом его ученики стали задумываться не о законах человеческой жизни, а о законах мирового устройства, то мысль их пошла по нехоженым путям. Правила семи мудрецов были проверены веками: это была мудрость. Новые, неиспытанные домыслы никто не решался назвать мудростью: это было лишь «стремление к мудрости», «искание мудрости». И новые мыслители сами стали себя называть не «мудрецы», а «любомудры»: по-гречески — «философы».

Над первыми философами смеялись. Зачем искать неизвестное и ненадежное, когда есть известное и надежное? Зачем думать об устройстве мира, когда и устройство земной жизни приносит столько хлопот? Все с удовольствием рассказывали, как однажды Фалес Милетский вышел ночью наблюдать светила, но не посмотрел под ноги и упал в колодец, а служанка сказала ему: «Что в небе, ты видишь, а что под ногами, не видишь?»

Впрочем, учения первых философов звучали с непривычки так странно, что посмеяться было легко.

На одном конце греческого мира, в Милете, философ Фалес (тот самый, один из семи мудрецов) говорил ученикам: «Все на свете создалось из воды». Его ученик Анаксимандр не соглашался с ним: «Все на свете создалось из неопределенности». Ученик Анаксимандра Анаксимен не соглашался и с этим: «Все на свете создалось из воздуха». А в соседнем городе Эфесе Гераклит откликался по-своему: «Все на свете создалось из огня».

На другом конце греческого мира, в городе Кротоне, философ Пифагор говорил ученикам совсем непохожее: «Все на свете создалось из числа. Единица — это точка, двойка — линия, тройка — плоскость, четверка — тело. Кроме того, двойка — число женское, тройка — число мужское, пятерка — число супружества, восьмерка — число дружбы, десятка — число мудрости и совершенства. Пирамида есть знак огня, куб — земли, восьмигранник — воздуха, двенадцатигранник — воды. Семь струн на лире, семь светил на небе, каждое из них звучит, как струна, и звуки их слагаются в музыку сфер».

Странно? Странно. Но если подумать, то окажется, что мысль первых философов была удивительно разумна и последовательна.

Фалес и его ученики рассуждали так. Давайте для каждого понятия подбирать другое понятие, более широкое и общее. Что такое Фалес? Житель Милета. Что такое житель Милета? Грек. Что такое грек? Человек. Что такое человек? Живое существо. А что такое живое существо? Тут, пожалуй, и не ответишь: такого общего понятия еще нет в языке. Начнем с другого конца. Что такое вот эта штучка в перстне? Аметист. Что такое аметист? Камень. Что такое камень? Вещество. А что такое вещество? Опять нельзя дать ответа: опять мы пришли к тому самому общему понятию, которого еще нет в языке. Как же назвать это понятие, которое должно охватывать все, что есть на свете, — и человека, и камень, и траву, и ветер? «Назовем его водой», — говорил Фалес. Почему он так говорил? Может быть, потому, что воду легче всего видеть и твердой, и жидкой, и газообразной; а может быть, потому, что он вспоминал древний миф, по которому прародителем всего, что есть на свете, был старец Океан, объемлющий весь мир. Последователи Фалеса соглашались с этим ходом мысли, но не соглашались с названием и предлагали другие. Какое же из этих названий победило? То, которое два века спустя предложил философ Аристотель. Он предложил для самого общего понятия обо всем, что есть на свете, слово «лес» — лес как строительный материал, из которого делаются любые постройки. Римляне, перенимая греческую философию, перевели это слово на свой язык: по-латыни «строительный лес» будет «материес». А отсюда пошло то слово, которым и до наших дней философы обозначают все вместе взятое, что существует на свете, — слово «материя». Вам еще не приходилось встречать это слово в таком важном значении? Не беда, еще придется.

Пифагор рассуждал иначе. Хорошо, думал он, пусть человек и камень одинаково состоят из воды, огня или чего угодно, но ведь тем не менее человек и камень — это совсем не одно и то же! В чем же между ними разница? Очевидно, разница — в их внутреннем строении. А что такое строение? Это размеры и соотношение частей. А чем определяются размеры и соотношения? Числом! Стало быть, сущность любого предмета со всеми его качествами можно выразить числом: число — начало всего. Да вот и пример: кто из людей сильнее — мужчина или женщина? Мужчина. А какие из чисел сильнее — четные или нечетные? Нечетные: потому что четное можно разделить пополам, и от него ничего не останется, а нечетное нельзя разделить бесследно — от него всегда останется единица в остатке. Вот и получается, что числом женщины будет двойка, первое четное число, а числом мужчины — тройка, первое нечетное число (единица не в счет), а числом брака — пятерка, их сумма… и так далее, и так далее.

Нам незачем следить за ходом мысли первых философов во всех подробностях. Скажем одно: какого ни взять мыслителя в истории европейской мысли за две с половиной тысячи лет, взгляды его, бесконечно упрощая, всегда можно будет свести или к взглядам Фалеса, или к взглядам Пифагора: или к «материализму», или к «идеализму», как выражаются философы. Но это — уже за пределами нашей книги.

3) «ФИЛОСОФИЯ НАЧИНАЕТСЯ С УДИВЛЕНИЯ» (АРИСТОТЕЛЬ)

Аристотель – древнегреческий философ, живший в 384-322 годах до н. э. Родился городе Стагире, в семье потомственного врача. После смерти родителей Аристотель отправился в город Афины, чтобы получить там образование. 20 лет пробыл в Академии Платона сначала в качестве ученика, а затем и учителя. После смерти Платона Аристотель покинул Афины и много странствовал. В 355 году, когда Александр Македонский стал царем, Аристотель вновь вернулся в Афины, где основал собственную философскую школу – Ликей. После смерти Александра Македонского Аристотель, считавшийся его приверженцем, был вынужден бежать из Афин и поселиться в Халкиде, где и умер.

Аристотель – философ и ученый-энциклопедист. Он систематизировал практически все известные знания. Он ввел терминологию, которая не утратила своего значения и по сей день. Основные идеи умозрительной философии изложены в работах «Метафизика» и «О душе». Аристотель разработал основы логики, существующей и поныне как формальная логика («Категории», «1-я и 2-я аналитики», «Топика» и другие). Большой вклад принадлежит ему в области натурфилософии («Физика», «О небе», «О возникновении и уничтожении», «Метеорологика»), этики («Никомахова этика», «Большая этика»), государства, права, политики («Политика»), поэтики и других отраслях. Учение Аристотеля оказало огромное влияние не только на развитие западноевропейской науки и философии, но и на религию (в частности, на схоластику).

Философия – рациональное осмысление мира. Философ отличается от обыкновенного человека тем, что воспринимает мир не просто как данность, а ищет причины тех или иных жизненных явлений. Ум его направлен на то, чтобы найти истину. Философски мыслящий индивид во всем сомневается, живет в состоянии удивления.

Аристотель отделил философию от нефилософских наук, хотя раньше она существовала как их составная часть. Аристотель считал, что философия является наукой, исследующей сущее как таковое, а также то, что ему присуще само по себе. Она не тождественна ни одной из так называемых частных наук. Ни одна другая наука не исследует общую природу сущего как такового и как оно само по себе существует. Все они отделяют какую-то часть сущего и исследуют то, что присуще этой части. Так действуют, например, науки математические. «Так как мы ищем начала и высшие причины, то ясно, что они должны быть началами и причинами чего-то самосущего. А потому и нам необходимо постичь первые причины сущего как такового».

Аристотель, рассматривая философию как отдельную науку, много размышляет над ее смыслом и природой философского знания. Он считает, что философия – наука, исследующая первые начала и причины. Философствовать людей побуждает удивление. Сначала они удивлялись тому, что непосредственно вызывало недоумение, а затем, продвигаясь таким образом далее, они задались вопросом о более значительном. Например, они размышляли о смене положения Луны, Солнца и звезд, а также о происхождении Вселенной. «Но недоумевающий и удивляющийся считает себя незнающим (поэтому и тот, кто любит мифы, есть в некотором смысле философ, ибо миф создается на основе удивительного)».

Аристотель говорит, что люди стали философствовать, чтобы избавиться от незнания, а из этого следует, что к знанию стали стремиться ради понимания, а не ради какой-нибудь пользы. «Сам ход вещей подтверждает это, а именно: когда оказалось в наличии все необходимое, равно как и то, что облегчает жизнь и доставляет удовольствие, тогда стали искать такого рода разумение. Ясно поэтому, что мы не ищем его ни для какой другой надобности. И так же как свободным называем человека, который живет ради самого себя, а не для другого, точно также и эта наука единственно свободная, ибо она одна существует ради самой себя».

Исходя из такой трактовки философии, Аристотель сформулировал принципы классификации наук. По его мнению, все науки можно разделить на 3 группы:

1. Теоретические науки, к которым относятся философия, физика, математика. Характерной чертой этих наук является то, что их цель – знание ради самого знания.

2. Практические науки. К ним можно отнести этику и политику. Они познают действительность ради достижения морального совершенствования человека.

3. Продуктивные науки – метеорология, биология и другие. Они преследуют целью знание, которое помогает в конструировании определенных объектов.

* * *

Известно, что знакомство Аристотеля и его знаменитого наставника Платона произошло в школе, основанной последним. Занятия в ней представляли собой по большей части беседы за пиршественным столом. Доступ туда имели друзья и любовники Платона, среди которых оказался и молодой Аристотель.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *