Сампсоний странноприимец

Ответ священника:

К сожалению, Сампсон (Сиверс) является лжестарцем и лжесвятым. Для обоснования этого суждения приведу конкретные факты.

В Православии существуют критерии святости, служащие поводом для последующей канонизации подвижника:

1. Нравственная чистота жизни.

2. Чистота догматического учения, исповедуемая им.

3. Свидетельство Церкви.

Говоря о первом критерии применительно к иеромонаху Сампсону (Сиверсу), можно отметить печальное несоответствие. Начнём с того, что он являлся самозванцем, намеренно приписав себе графский титул и фамилию «Сиверс». На самом деле, так называемый «старец» родился в семье прапорщика запаса и канцелярского служащего (РГИА. Ф. 515. Оп. 73. Д. 662. Л. 27-32.). Это впоследствии он будет слагать легенды о своём происхождении, именуя отца «графом, полковником и начальником штаба генерала Рузского». Впрочем, приписывание Сампсону (Сиверсу) графского титула не является фальшью первостепенного порядка. Именование «старца» иеромонахом, то есть носителем священного сана и монашества, также является обманом, ибо от священства, монашества и даже Православной веры он письменно отрекся еще в 1936 г. Так, в заявлении на имя начальника областного управления НКВД Воронежской области от 10 августа 1936 г. тогда еще иеромонах Сампсон (Сиверс) писал: «Вторично заявляю настоящим моим заявлением, что актом моего сознательного раскаяния в обвинениях, мне следствием предъявленных, в коих я признался, подробно вскрыв свои вины, как сознательный гражданин, а не враг истине и справедливости дела рабочего класса в стране Советов. Я слагаю с себя звание и профессию служителя религиозного культа, раскаиваюсь в своем поступке безрассудной твердолобости и близорукости, став некогда им. Надеюсь, что этот акт (подтверждения моего раскаяния) послужит смягчением на суде при определении мне наказания и в дальнейшем дает мне возможность и право своими знаниями и хорошей грамотностью принести общественную и государственную пользу в стране бесклассового общества. Соответствующее заявление о моем отказе от профессии и звания служителя религиозного культа намерен объявить чрез печать в ближайшие десять дней» (Архив УФСБ РФ по Воронежской области. Д. 1934.) Согласно каноническому праву Православной Церкви, всякий священнослужитель, добровольно отрекшийся от сана, отлучается от Церкви и в случае покаяния может быть принят в церковное общение исключительно как мирянин. Вот что гласит по этому поводу 62 Апостольское правило: «Если кто из клира, устрашась человека, иудея или эллина, или еретика, отречется от имени Христова: да будет отвержен от церкви. Если же отречется от имени служителя церкви: да будет извержен из клира. Если же покается: да будет принят, как мирянин». Таким образом, с 10 августа 1936 г. для православных христиан совершенно недопустимо именовать Сампсона (Сиверса) священнослужителем в сане иеромонаха, хотя он вернувшись в 40 – е года к служению, о факте своего отречения умолчал. Именно по этой причине священник, принимавший предсмертную исповедь «старца», отказался отпевать его, как иеромонаха.

Что касается чистоты нравственной жизни Сампсона (Сиверса), для её оценки стоит вспомнить нашумевший случай, произошедший в конце 50 – х годов, в период его служения в Сталинграде (впоследствии – Волгограде) и поставивший под удар, не только всё сталинградское духовенство, но и Церковь в целом. Говорить об этом инциденте приходится только потому, что в наше время Сампсон (Сиверс) ошибочно почитается как «святой старец». В местной областной газете «Сталинградская правда» 22 мая 1958 г. был опубликован фельетон «Две жизни отца Симеона” (великую схиму с именем «Сампсон» он принял позже. И на этот счёт есть сведения: в схиму он постриг себя сам, что является самосвятством), после чего, епископ Астраханский и Сталинградский Сергий, проведя соответствующее расследование, уволил иеромонаха Сампсона из Казанского собора, запретил в священнослужении и перевёл в Одесский монастырь с заключением на 15 лет. Поводом к столь радикальным мерам стало письмо «старца» к одной из его «духовных дочерей», некой Анне Козолуповой, из города Саранск, случайно попавшее в руки сотрудников газеты и опубликованное ими в целях антирелигиозной пропаганды. Из контекста письма стало ясно, что «старец» имел с этой женщиной интимную связь, что было подтверждено рапортом епископа Сергия на имя Святейшего Патриарха Алексия 1. Более того, впоследствии выяснилось, что квартира Сампсона в Сталинграде, где останавливались приезжавшие к нему «для исповеди» со всего Советского Союза девушки и женщины, использовалась им для совращения и блудного сожительства с ними. (см. подробнее материалы об этом в портале «Интернет – Собор» http://internetsobor.org/istoriia-odnogo-razoblacheniia-v-moskovskoi-patriarkhii-lzhestaretc-sampson-sivers, а так – же в портале «Анти – раскол» anti-raskol.ru›pages/1660).

Второй критерий – чистота догматического учения, так – же не может быть отнесён к Сампсону (Сиверсу). Даже беглый анализ его поучений, опубликованных в книге: «Старец иеросхимонах Сампсон (граф Сиверс) 1892-1979. Жизнеописание. Беседы. Поучения» (М.: Библиотека журнала «Держава», 2002. — 904 с.), свидетельствует о том, что Сампсон (Сиверс) – просто еретик. Приведём некоторые его высказывания: «Девственник имеет особое преимущество перед Богом. Он услышан. Он бывает молитвенником даже за мир, не будучи в сане. А если он владеет еще особою благодатью священства или архиерейства, или монах-девственник — это особая сила перед Богом. Если он к этому добавит смирение сердца и кротость, и долготерпение от смирения и веры, то он часто бывает даже чудотворцем при жизни. Чудотворцем. Чудотворцы бывают разные. Прикосновением руки он лечит больных. Он имеет дар прозорливости, дар видения. Именно девственники. Они имеют особый слух, особый ум». «У меня был интересный такой случай. Один иерей был обручен со своей невестой и венчан, и они сохраняли чистоту свою девическую и юношескую около пяти лет. Он литургисал. Она была при нем. Как брат и сестра. И берегли друг друга. Дары он проявлял особые, поразительные, дары благодати Святаго Духа. Он был глубоко религиозен. Он чувствовал на расстоянии молитву людей, а сам молился так, как молятся старцы. Он поразительно любил читать акафисты и готовиться к литургии. Но случилось несчастье: по взаимному согласию они стали мужем и женой. И он лишился всего. Он стал есть мясо, он стал пить водку. У них народилось много детей. И он видит: прежде всего, нужно здоровье, здоровье и здоровье, а потом благодать. И его сейчас не узнать. Он даже потерял свой прежний облик, выражение глаз, губы стали другие. Теперь это обыкновенный человек мира, страсти, страстей». Какие выводы можно сделать после прочтения этих строк? Во-первых, за превозношение девства над браком Сампсон (Сиверс) подлежит духовному взысканию (епитимии). Об этом недвусмысленного говорят каноны Гангрского Собора: 1 правило: «Если кто порицает брак, и гнушается верною и благочестивою женой, с совокупляющеюся своим мужем или её порицает, как немогущую войти в Царствие, тот да будет под клятвой». 9 пр. «Если кто-либо девствует или воздерживается, удаляясь от брака, как гнушающийся им, а не ради самой доброты и святыни девства, да будет под клятвой». 10 пр. «Если кто из девствующих ради Господа будет превозноситься над бракосочетавшимися, да будет под клятвой». Второй вывод, который становится очевиден после прочтения цитированных поучений, касается неправославия самого Сампсона (Сиверса). Очевидное превозношение девства над браком лишает бывшего иеромонаха права именоваться православным христианином и идейно роднит с персидской гностической сектой манихеев. Дуалистическое миросозерцание, относящее проявления духовной природы человека к Царству Света и ассоциирующее жизнь плоти (в том числе и брак) с Царством Тьмы, не позволяет рассматривать Сампсона (Сиверса) в качестве православного старца.

Что касается третьего критерия – свидетельства Церкви о святости подвижника, современное народное почитание Сампсона (Сиверса), не может расцениваться, как верное, ибо его духовный облик не соответствует первым двум критериям. Именно поэтому, когда в 1998 году, в синод Московской Патриархии поступила просьба о канонизации иеромонаха Сампсона (Сиверса), она была отклонена.

Но как быть с «чудесами», происходящими на могилке Сампсона? Само по себе чудо – не является признаком святости, ибо чудеса совершают и шаманы языческих религий, и буддийские ламы, колдуны и экстрасенсы. Чудо, свидетельствует лишь о том, что бытие не сводится к материи, и за её границами существует духовный мир. Но этот мир не однороден. Падшие духи тоже могут чудотворить, и потому чудо должно рассматриваться в контексте прочих критериев. Но как мы увидели выше, нет ни каких оснований считать прижизненные и посмертные «чудеса» Сампсона (Сиверса), происходящими от Бога.

Преподобный Сампсон Странноприимец был сыном богатых и знатных римлян. В молодости он получил прекрасное образование, изучил врачебное искусство и с любовью, безвозмездно лечил больных. После смерти родителей святой Сампсон стал щедро раздавать милостыню и отпустил на свободу своих рабов, готовясь уйти в пустыню.

Для этого он вскоре уехал из Рима на Восток, но Господь указал ему путь иного служения ближним и привел святого Сампсона в Константинополь. Поселившись в небольшом доме, святой Сампсон стал принимать странников, нищих, больных и с усердием служил им. Господь благословил труды святого Сампсона и даровал ему силу чудотворения. Он исцелял больных не только как искусный врач, но и как носитель Божией благодати. Молва о святом Сампсоне широко распространялась. Патриарх, призвав его, посвятил во пресвитера.

Однажды тяжело больному императору Юстиниану (527–565) было откровение, что он может получить исцеление только через святого Сампсона. Помолившись, святой дотронулся до больного места рукой, и император получил облегчение, а вскоре совсем выздоровел. В благодарность он хотел наградить целителя золотом и серебром, но святой отказался и просил Юстиниана построить странноприимницу и больницу. Император охотно выполнил просьбу.

Весь остаток своей жизни святой Сампсон посвятил служению ближним. Он дожил до глубокой старости и после недолгой болезни с радостью отошел ко Господу († ок. 530). Святой был погребен в церкви святого мученика Мокия. От гроба святого Сампсона совершались многочисленные исцеления. Его странноприимный дом и больница оставались открытыми, и святой не оставлял свои заботы о страждущих. Он дважды являлся к нерадивому работнику больницы и укорял его в лености. По просьбе почитателей святого Сампсона странноприимница была превращена в церковь, а рядом с ней было построено новое здание для приема странников. Во время сильного пожара Константинополя пламя не коснулось странноприимницы святого Сампсона; по его молитвам пролился сильный дождь, который потушил пожар.

Преподобный Сампсон Странноприимец родился в Риме в богатой и знатной семье. Он получил хорошее образование, основательно изучил врачебное искусство и лечил бесплатно, преимущественно убогих и нищих. После смерти родителей святой Сампсон раздал все, что досталось ему по наследству, и отпустил всех рабов на свободу, чтобы отправиться в пустыню и вести там аскетическую жизнь. Но Промыслом Божиим святой Сампсон оказался в Константинополе. Здесь он поселился в небольшом доме и принимал странников, больных, нищих и помогал им как мог. Когда византийский император Юстиниан Первый тяжело заболел, то увидел во сне человека, который сможет его исцелить. Юстиниан узнал в нем Сампсона. Одним прикосновением руки святой исцелил Юстиниана. Благодарный император предлагал Сампсону сколько угодно золота и серебра, но преподобный взамен награды попросил построить странноприимный дом и больницу. Император охотно выполнил просьбу. До глубокой старости преподобный Сампсон совершал свое служение. Кончина его была безболезненной и мирной, тело святого погребли в храме во имя священномученика Мокия. И после своей смерти преподобный Сампсон продолжает чудесным образом исцелять тех, кто в молитве обращается к нему за помощью.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *