Сепфора жена моисея

Валерий Цветков раньше играл в «Зените» защитником, а теперь на заслуженной спортивной пенсии. Он рассказал о том, как в свое время дебютировал за петербургскую команду.

— В вашем родном городе есть замечательная команда «Псков-747». Неужели и туда не приглашают?

— В «Пскове» работают мои друзья, с которыми играл, поэтому этот вариант не рассматриваю. Идти на живое место – не в моих правилах. Вот если ребята соберутся уходить и пригласят занять вакансию, то, конечно, подумаю, тем более, что в Пскове живет моя дочь.

— Из Пскова вы в июле 2000 года перешли в «Зенит», и быстро отметились забитым голом.

— Тогда в «Динамо» играл сильнейший на своей позиции правого полузащитника Ролан Гусев, против которого меня и поставили. Опытный Юрий Андреевич Морозов тонко понимал и чувствовал футбол, видел мои лучшие качества и поставил конкретную задачу: «Загоняй его под левую ногу, она у него для ходьбы». Как сейчас помню – у Гусева мало что получилось, мы выиграли, а я попал в сборную тура. Юрий Андреевич не давал установку бить по воротам, это было спонтанное решение, у меня, повторюсь, была только одна задача: Ролан Гусев. В том эпизоде я владел мячом, не видел адресата и как-то по наитию нанес удар. Тут же подумал, что надо срочно бежать обратно, искать Гусева, но смотрю краем глаза – мяч влетает в ворота! Признаться, был в шоке, мне казалось, что такого со мной уж точно не могло произойти, но видите, как получилось! Можно сказать, пальнул от испугу с закрытыми глазами!

Там, в Мадиамской земле, Моисей обрел свою жену.

И (придя в землю Мадиамскую) сел Моисей у колодезя. У священника Мадиамского (было) семь дочерей, (которые пасли овец отца своего Иофора). Они пришли, начерпали воды, и наполнили корыта, чтобы напоить овец отца своего (Иофора). И пришли пастухи и отогнали их. Тогда встал Моисей, и защитил их, (и начерпал им воды), и напоил овец их. И пришли они к Рагу илу, отцу своему, и он сказал (им): что вы так скоро пришли сегодня? Они сказали: какой-то Египтянин защитил нас от пастухов; и даже начерпал нам воды, и напоил овец (наших). Он сказал дочерям своим: где же он? зачем вы его оставили? позовите его, и пусть он ест хлеб. Моисею понравилось жить у сего человека; и он выдал за Моисея дочь свою Сепфору (Исх. 2, 15–21).

Исчезновение Моисея со двора фараона опечалило Аарона и Мариам – они лишились того, кем гордились, да и едва ли знали, куда он исчез. Но в дом Мадиамского священника пришла радость. Прп. Ефрем Сирин: «Аарон и Мариам скорбят о том, кем прежде хвалились и величались; а Иофор, видя красоту и верность Моисея, особливо же ради сопутствующаго ему Бога, убеждает Моисея взять Сепфору в жену, чтобы, как Иаков освободил дочерей Лавановых от трудов пастырских, так и он освободил Сепфору и сестер ея от подобных же трудов. И взял Моисей Сепфору…» . Так Моисей женился на дочери Мадиамского священника.

Сепфора, или צפרה (Ципора)6 – мадиамское имя жены Моисея, означающее «птица», или «птичка», в буквальном значении даже «когтистая». Восходя к еврейскому корню, имя צפרה (Ципора) иногда производят от צפר (Цафар) – «испускать лучи», и тогда Ципора может означать «лучезарная» . Там, в пустыне, бежавший от египетских сокровищ нашел свою птичку, лучезарную свою. Сын фараона теперь простой пастух, пустыня испустила ему навстречу свои лучи, внимавший египетской мудрости внемлет теперь пению пустынной птицы.

Двух сыновей, Гирсама и Елиезера, родила Сепфора Моисею.

Священное Писание порождает вопрос о том, кто же была жена Моисея. Был случай, когда уже после исхода израильского народа из Египта сестра и брат Моисея – Мариам и Аарон возмутились по поводу жены Моисея. И упрекали Мариам и Аарон Моисея за жену Ефиоплянку, которую он взял; ибо он взял за себя Ефиоплянку (Чис. 12, 1).

Так кто же была жена Моисея? Одно ли лицо эфиоплянка, вызвавшая бурю возмущения Аарона и Мариам, и Сепфора-мадианитянка? И почему великий законодатель, чрез которого возбранены были браки с иноплеменниками (Исх. 34, 16; Втор. 7,3), сам был женат на иноплеменнице, или даже на двух, а жены из своего народа не имел?

Что касается первой части вопроса о Сепфоре и эфиоплянке, то едва ли имеются теперь достаточно веские основания, чтобы дать определенный ответ. Мнения же имеются такие:

– Блж. Феодорит под женой эфиоплянкой разумеет Сепфору, дочь мадиамитянина Иофора. Названа же Сепфора эфиоплянкой в связи с тем, что земля Мадиамская была смежной с землей эфиопского племени омиритов или савеев (3Цар. 10, 1), откуда потом к царю Соломону пришла царица Савская. Евреи могли не особенно-то различать эти племена и могли называть их общим наименованием эфиопов. .

Мнение блж. Феодорита подтверждается апокрифом «Пещера сокровищ». Там и отец Сепфоры, и она сама называются кушитами. В Библии Эфиопией, или землей Куш (Хуш) называется Судан. Название это по имени одного из внуков Ноевых (Быт. 10, 6–8). Моисей «бежал в Мадиам к кушиту Рагуилу священнику Мадиамскому. Он взял себе дочь священника, кушитку Сепфору, в жены» .

Согласно толкованию «Брюссельской Библии» эфиоплянка – это в данном случае общее название иноземки . Моисей женат на иноплеменнице.

Иосиф Флавий подробно описывает, как Моисей женился на дочери Эфиопского царя Фарбис во время его военного похода на Эфиопию еще в египетский период своей жизни задолго до женитьбы на Сепфоре. Иосиф Флавий: «Возблагодарив после покорения эфиопов Господа Бога, Моисей вступил в брак и повел египетское войско обратно на родину» . Далее Иосиф Флавий отдельно описывает женитьбу Моисея на дочери Мадиамского священника. Таким образом, по Иосифу Флавию, у Моисея были две жены – эфиоплянка Фарбис и мадианитянка Сепфора.

В иудейской традиции имеется еще мнение, что эфиоплянка и Сепфора разные лица, причем на эфиоплянке Моисей женился уже после смерти Сепфоры. Так в комментарии к Пятикнижию в переводе О.К. Штейнберга говорится: «По смерти супруги своей Сепфоры Моисей взял себе жену эфиоплянку из присоединившихся к евреям при выходе из Египта африканцев. Став женою высшаго вождя народа, жена эта чрезвычайно гордилась и дала этим повод к семейному разладу» . Подобное мнение в Толковой Библии А.П. Лопухина: «Иные в эфиоплянке «разумеют кушитку, жительницу южной Аравии, взятую Моисеем после предполагаемой смерти Сепфоры, во избежание родственных связей в Израиле» .

Обратимся и ко второй части вопроса. Почему же великий законодатель Израиля сам женат на иноплеменнице? Не были ли правы Аарон и Мариам, возмутившись против Моисеевой жены-эфиоплянки? Дело в том, что запрет на браки с иноплеменниками никогда не был безусловным. Ведь вошли даже в родословную Иисуса Христа Рахав-хананеянка, Руфь-моавитянка. В самом браке с иноплеменниками ничего греховного не было. Бог никогда не заповедовал потомкам Авраама хранить этническую кровную чистоту рода. Бог говорил: Не бери из дочерей их (хананеев) жен сынам своим, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих (Исх. 34, 16). Т.е. смысл запрета был в том, чтобы через браки с язычниками не приобщиться и самим их идолопоклонству и нечестию. В этом Моисей был безупречен. Великий законодатель женат на иноземке. Израилю всегда напоминается, что он «первый», но не «последний». Израиль – первенец Божий, но и остальные народы не вне спасительного промысла Божия. Израиль мог хвалиться Богом, но не собою. Даже сам великий Моисей, чрез которого дан был Закон, не был безупречен по букве Закона. Но он поступал в духе Закона и этому должен был чрез него обучиться ведомый им народ. Аарон и Мариам были в тот раз неправы. Возревновали о крови, а не о духе; думали не о святости Божией, а о своей исключительности.

Поучительный и даже несколько загадочный случай произошел с Сепфорой, женой Моисея, когда уже после призвания на горе Хорив к своему великому служению Моисей возвращался с женой и сыновьями в Египет к израильскому народу.

Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его (Моисея) Ягве и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него (Господь). Тогда сказала она: жених крови – по обрезанию (Исх. 4, 24–26).

Моисей с Сепфорой и сыновьями направляется в Египет, чтобы вывести свой народ из рабства. Так велел ему Бог. Но, вдруг, дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Ягве и хотел умертвить его. Каким образом? «Смысл: Моисей опасно заболел» . Неожиданно смертельная опасность нависла над посланником Божиим. Кто же встал на его пути? Семьдесят толковников говорят, что встретил его Ангел Господень (ἄγγελος κυρίου), масоретский же еврейский текст говорит еще определеннее: встретил его Ягве. Сам Ягве становится на пути Моисея. Если же семьдесят толковников говорят о явлении Ангела Господня, то тем не противоречат сказанному. Ведь Ангел Ягве и есть явление Ягве. Ангел Господень есть посылаемое в мир Слово Господне. Итак, Моисей стоит пред Ангелом Грозным, пред Лицем Господним и смертельно заболевает. Еще немного – и душа, не выдержав, оставит тело.

Что же произошло? Почему Пославший Моисея теперь препятствует ему? Дальнейшие события показывают, что смерть отступит от Моисея, когда будет обрезан младший сын его Елиезер, а совершит это Сепфора. Отсюда совершенно ясно, что причина происшедшего дорогою на ночлеге в неосуществленном своевременно обрезании сына Моисея, а препятствовала этому Сепфора. Навлекшая грозную опасность на своего мужа теперь своими же руками должна отвести ее. Делает она это не без некоторого отчаяния и раздражения, но делает.

Т.к. речь идет об обрезании одного только сына, то вполне правомерно предположить, что другой, конечно, старший, был обрезан. Сложившуюся ситуацию хорошо толкует прп. Ефрем Сирин: «И взял Моисей Сепфору, и родила она ему двоих сынов; перваго он обрезал, а другого Сепфора не дала ему обрезать, надеясь на отца и братьев своих… И не дозволила ему обрезать обеих сынов, и не отказала в обоих; уступила одного, чтобы на нем совершилось обрезание Авраамово, и отказала в другом, чтобы в нем продолжалось необрезание дома отца ея» . В необрезании младшего сына Моисея прп. Ефрем Сирин причиной видит следование Сепфорой идолопоклончеству отца своего, языческого жреца. Существует и другое мнение. Иофор, отец Сепфоры – потомок Авраама от Хеттуры. В их племени вполне могло совершаться обрезание. Но аравийские племена, к которым относились и мадиамитяне, обрезывали мальчиков в тринадцать лет, о чем свидетельствует и Иосиф Флавий. Сепфора могла не пожелать нарушать отеческую традицию, и ее младший сын мог к тому времени еще не быть обрезанным.

И вот смертельная опасность для Моисея понуждает жену его уступить в своем упрямом нежелании обрезать младшего сына. И более того – то, что она не допускала, теперь она должна совершить собственноручно. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего. Однако, совершив это, она с неким отчаянием и, пожалуй, не без раздражения, бросив крайнюю плоть сына своего к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. Только после этого отошел от Моисея Ягве, отступила смерть.

Сепфора совершила обрезание сына, взяв каменный нож. В древности у евреев, как и у египтян, а у савеев даже доныне, обрезание совершалось ножом из острого камня . Все предельно просто, дышит непосредственностью и близостью к природе.

По древнему обычаю люди, участвовашие в обряде, связанном с кровью, становились кровными родственниками. Это вызывает раздражение и сердечную боль Сепфоры. Моисей теперь не просто муж для нее, он – жених крови. Преодолевая себя, она это делает ради его жизни, но после этого уходит (на время) от него. С другой стороны это был единственынй способ сохранить его жизнь, а также сохранить его для себя как мужа, пусть и как жениха крови. Таким образом она вернула его себе. Кровью сына обновился их супружеский союз и перешел в некое новое качество.

И еще вопрос: К чьим ногам бросила Сепфора обрезанную крайнюю плоть своего сына? Библейский текст говорит просто: бросив к ногам его. Наиболее естественно считать, что к ногам Моисея. Этим она как бы с отчаянием говорит: получай то, что ты хотел, пусть будет по-твоему. Так думает большинство толкователей. Но своеобразна и мысль прп. Ефрема Сирина. Он относит и действие, и слова Сепфоры ты жених крови у меня к явившемуся на ночлеге Ангелу. Прп. Ефрем Сирин: «И оставив его , обагреннаго своею кровию, объемлет ноги Ангела и говорит: жених крови у меня, не причинишь ты скорби в день брака обрезания, потому что велика была радость у Авраама в тот день, когда он обрезал Исаака. Жених крови у меня. Не причинишь скорби и ради меня, обрезавшей сына своими руками, и ради Моисея, и ради Давшего заповедь обрезания, которая теперь исполнена» . Т.е., по прп. Ефрему Сирину, Моисей – ее жених по плоти, а явившийся Ангел (или Сам Ягве) – жених крови ради обрезания.

Сепфора упряма (trotzig) и, возможно, капризна в своих желаниях. После того, как она вынуждена уступить, спасая жизнь супруга, и собственноручно сделать нежеланное ей, ее муж теперь для нее жених крови, она не хочет более следовать за ним в Египет и возвращается в Мадиам к отцу своему. Это видно из того, что позднее, когда народ израильский уже странствовал под руководством Моисея по пустыне, Сепфора с обоими сыновьями находится дома у отца (Исх. 18, 2–3)7. О возвращении Сепфоры с сыновьями к отцу, правда по другим мотивам, свидетельствует прп. Ефрем Сирин: «Моисей возвратил Сепфору к отцу, во-первых для обрезаннаго сына, чтобы в пути не увеличилась его болезнь, а вовторых и потому, что неблаговременно было бы Сепфоре и сыновьям его прийдти в Египет, когда должен был выйти из Египта весь Израиль» .

Таково таинственное событие. Но оно имеет еще и таинственно-аллегорическое значение.

Обрезание символизирует таинство крещения (Кол. 2, 11), чрез которое рождаются чада Божии. Сепфора, что значит «птица», – образ Церкви, Невесты Христовой. Моисей означает грядущего, подобного ему, Пророка – Христа-Мессию. Ветхозаветная церковь ждет Мессию, любит его. Но она не готова к крещению, к бане Духа Святого. Как Сепфора обрезанию, так Иудейская синагога противится Духу, держась за закон. И вот перед ней Сын Человеческий в терновом венце, лик Его обагрен, Он – Жених крови. Другого пути нет. Ангел Господень препятствует следованию ветхим путем. В сторону брошен нож, все орудия крестной смерти Христа, умерщвленная плоть Сына Человеческого брошена к ногам Вечного и Всеправедного.От воды и крови Ребра Христова в крещении и Евхаристии вспорхнула Птица, Божественная Сепфора, Христова Церковь. Путь к освобождению из Египта открыт, но не иначе, как через кровь. Пришел Мессия, но не в златом венце, а в терновом венчан с искупленной. У Церкви – Жених, но Жених крови…

Язычники ради Жениха крови вынуждены оставить отеческое многобожие и принять крещение, как Сепфора, дочь мадиамского жреца, вынуждена обрезать своего сына, а в муже своем обрести Жениха крови.

Св. Григорий Нисский в обрезании Сепфорой своего сына находит указание на подлинное и ложное в языческой философии и отсечение Церковью ненужного в языческой мудрости для подлинного богопознания. Св. Григорий Нисский: «Полагаю, что всякому, кто посвящен в истолкование Писания, из всего сказанного станет ясна последовательность шагов на пути добродетели, как ее изображает Писание, предлагая нам цепь последовательных образов. В наставлениях, порожденных философией, есть нечто телесное и сходное с крайней плотью. Но когда над ними произведено обрезание, то все, что осталось, принадлежит к чистому израильскому роду. Например, языческая философия тоже считает душу бессмертной, и в этом ее плод благочестив. Но она полагает, будто душа переселяется из одного тела в другое и после рождения в разумном теле может переместиться в бессловесное существо, – а это уже телесный и инородный элемент, крайняя плоть. Так и во многом другом. Говорится, что Бог есть, но Ему приписывается материальность. Он признается Творцом мира, но для творения Ему будто бы требуется материя. Он называется благим и могущественным, но во многих случаях Он будто бы вынужден уступить решению судьбы. Рассмотрев все эти вопросы по порядку, можно увидеть, как верные положения языческой философии оскверняются нелепыми добавками. Когда они, как при обрезании, отсекаются, Ангел Божий становится к нам милостив, словно радуясь законнорожденному отпрыску философских положений» .

Прп. Максим Исповедник раскрывает свои умозрительные духовно-аскетические рассуждения, пользуясь образом события обрезания Сепфорой своего сына, в 17-м вопросоответе к Фалассию .

По прп. Максиму, Моисей означает ум человека. Ум сочетается ведением с мудростью, как Моисей с Сепфорой.

Ум, сочетаясь с мудростью, порождает двух сыновей – благородный нрав и помыслы благочестивого образа жизни. Пустыня – «состояние, лишенное страсти», в которое ум (Моисей) должен извести «божественное умозрение о сущих», как израильтян из Египта, т.е. из плоти и чувства. Божественное умозрение бессмысленно трудилось «над глиной, т.е. над страстями плоти». От этого надо уйти в пустыню бесстрастия.

Моисей остановился на ночлег. Ум остановился на пути добродетели, «увлекшись каким-либо из материальных предметов» и чрез то сделал «даже и всецело обрезанный нрав и помысл благочестивого образа жизни необрезанным и гнусным». И тогда Ангел, т.е. внутренний голос совести, угрожает уму смертью. Духовная смерть подстерегает ум человека. Но мудрость «камнем, т.е. словом веры», подобно Сепфоре обрезывает сына, отсекает «появившееся у сына, т.е. помысла, материальное мечтание». И когда «помысел был очищен по вере мудростью», тогда Ангел, т.е. бичующая совесть, отступает и продолжается движение ума (Моисея) к исполнению Божественного предназначения.

Ст. 24-25 Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня

Вопрос: Если Бог послал в Египет Моисея, то по какой причине Ангел Божий искал убить посланного Богом, и убил бы, если бы жена не поспешила обрезать сына, и благодаря ей было остановлено стремление Ангела? И если необходимо было обрезание сына, то почему Бог, прежде чем послать Моисея, не повелел ему с кротостью обрезать сына? Почему, наконец, если и был допущен им проступок, добрый Ангел не наставил того, кто был послан Богом на такое служение?

Ответ: Кто со страхом Божиим исследует смысл загадочных мест Священного Писания и ради одной только божественной славы снимает, как покрывало, с Духа букву, тот, по слову Премудрости, обрящет все права (Притч. 8:9), потому что не встретит никакого препятствия в безупречном движении мысли к божественному. Итак, историю, уже исполнившуюся во времена Моисея, мы опустим; духовный же смысл истории рассмотрим умными очами, ибо он постоянно повторяется в действительности и в силу этого выступает с еще большей силой.

Стало быть пустыня, из которой посылается Моисей в Египет, чтобы вывести сынов Израиля, есть либо человеческое естество, либо мир сей, либо состояние, лишенное страсти. В таком состоянии и в этом мире ум, обучившись ведению через созерцание сущих, получает от Бога в глубинах сердца сокровенное и таинственное полномочие — вывести из Египта, то есть из плоти и чувства, как израильтян, божественное умозрение о сущих, бессмысленно трудящееся над глиной, то есть над страстями плоти. Ум, облеченный доверием на такое божественное служение, вместе с мудростью, соединенной с ним по ведению наподобие супруги, и с рожденным от нее благородным нравом и помыслом благочестивого образа жизни, непременно следует путем добродетелей. Этот путь не допускает никакого стояния на месте у шествующих по нему, но постоянного и стремительного движения тех, кто имеет целью души почесть вышнего звания (Фил. 3:14), поскольку остановка в добродетели есть начало порока. Ибо ум со страстью увлекшись каким-либо из материальных предметов, лежавших по обоим сторонам пути, делает даже и всецело обрезанный нрав и помысел благочестивого образа жизни необрезанным и гнусным.

Вот почему он вскоре и усматривает, как Ангела, обличающий его внутренний голос совести, угрожающий ему смертью и свидетельствующий, что причиной угрозы является остановка на добродетели, доставляющая помыслу необрезание. Его приводит в смущение сожительница ума — мудрость, обрезая, подобно Сепфоре, камнем, то есть словом веры, появившееся у сына, то есть помысла, материальное мечтание и иссушая всякую мысль о чувственной жизни. Ибо гласит: Ста кровь обрезания сына, то есть прекратилась страстная жизнь, мечтание и движение, после того как оскверненный помысел был очищен по вере мудростью. После этого очищения успокаивается внутренний голос, словно некий Ангел, через совесть бичующий согрешающий ум и порицающий всякое его помышление, движущееся вопреки надлежащему. Ведь поистине путь добродетелей наполнен многими святыми Ангелами, то есть логосами и способами, производящими всякий вид добродетели, а также Ангелами, невидимо содействующими нам к добру и возбуждающими в нас подобные внутренние голоса.

Итак, прекрасно и величественно слово Священного Писания, всегда предлагающее вместо повествуемого умопостигаемое тем, кто стяжал здравые очи души, и при этом это слово не содержит никакого наговора ни на Бога, ни на святых Ангелов Его. Ибо Моисей, посланный Богом, не имел, согласно умопостигаемому смыслу Писания, необрезанного сына, или помысла, поскольку в противном случае сначала приказал бы совершить обрезание, . И божественный Ангел не был жестоким, сообщая Моисею об угрожающей ему смерти за ошибочно совершенную им остановку на пути добродетели, ибо эту смерть обусловила вялость на таковом пути.

Конечно, и вы, рассмотрев более внимательно повествование, бесспорно обнаружите, что не в начале, не в середине и не в конце пути встретил Ангел , угрожая смертью за тайно вкравшуюся в мысль страсть, так что если бы он не остановился в пути и не прервал путешествия, то не подвергся бы обличению и не принял бы через Ангела грозное негодование за необрезание сына.

Так будем же умолять Бога, если только мы действительно находимся на пути заповедей, чтобы при всяком нашем преступлении Он не переставал посылать, как некоего Ангела, внутренний голос совести, возвещающий смерть за это преступление, дабы мы, овладев чувствами, научились при помощи врожденной рассудительности отсекать, словно необрезание, подкравшуюся к нам тайно на жизненном пути нечистоту страстей.

Вопросоответы к Фалассию.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *