Сердце чистое

Большие удивленные глаза всех этих шалунишек радуют мое сердце. Такая уступчивость, такая тихая любовь к одиночеству! Я люблю Лоренцо всем сердцем — и, клянусь смертью господа, он останется здесь, при мне.

Родит ли разум новые химеры Или безумие сомкнёт уста? Безверие, или желанье веры Коснётся кистью чистого листа? И голос сердца уже слышен еле-еле, Лишь голос разума холодного звучит

Тибетская Тантирическая йога

В состоянии предельной страсти — БЕЗМЯТЕЖНОЙ БУДЬ. Твой разум прежде мысли будет. Сердце поглотит — дойди до лотоса СРЕДИНЫ. Все твои практики по созданию чистого тела ты должен хранить в тайне.

К. П. Эстес. БЕГУЩАЯ С ВОЛКАМИ Глава 5 ОХОТА

Коллекция авторских работ: Безмятежное майское утро. Коллекция авторских работ: Тихое счастье Другие коллекции на Ярмарке Мастеров >>. Коллекция авторских работ: Волны и сердце поют в унисон морскую балладу свободы

Ведь этих знаний жуткое болото В один момент мой разум может захватить. С вашим праздником поздравить Хотим от сердца чистого сегодня мы!

Чтобы вера сердце грела, Возносила до небес. Желаю, чтобы в твоей жизни всегда была светлая полоса и добрая благодать, чтобы в твоём сердце никогда не угасла любовь и светлая надежда, чтобы твоя вера не ослабла, а твои силы крепчали с каждым днём. С чистым праздником пасхи, любимая! Счастье будет пусть всегда

Дни долгие, дни власти безмятежной — Ты грамотой свой разум просветил, Иль ярый вопль тревожит сердце наше! Как счастлив он! как чистая душа.

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят

Что естественно чувствовать смотрящим с возвышенной какой вершины на какое либо обширное море; тоже самое потерпело мое разумение, как бы с вершины какой горы, от сего высокого изречения Господня простирая взор в неизъяснимую глубину мысли. Во многих приморских местах можно видеть полуусеченную гору с прибрежной стороны, от вершины до подошвы обрезанную по прямой черте, между тем как верхний ее край, склонившись с высоты, навис над бездной. Что естественно бывает с тем, кто, став на подобную стражбу, с большой высоты смотрит на море в глубине; так и у меня кружится теперь душа, приводимая в недоумение великим этим изречением Господа.

Блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят. Бог предлагается зрению очистивших сердце. Но, как говорит великий Иоанн, Бога никто же виде нигде же (Ин. 1:18). Подтверждаете же это и высокий разумением Павел, сказав: Его же никто же видел есть от человек ниже видите место (1 Тим. 6:16). Это гладкий и несекомый камень, не показывающий на себе никакого следа восхождения мыслей; о Нем и Моисей также утвердил, что намеревающемуся преподать учение о Боге Он недоступен; потому что разумение наше никак не может приблизиться к Нему, по причине решительного отрицания всякой возможности постигнуть Его. Ибо Моисей говорит: невозможно, чтобы узрел кто лице Господа, и жив был (Исх. 33:20). Но видеть Бога есть вечная жизнь, а сии столпы веры: Иоанн, Павел и Моисей признают сие невозможным! Видишь ли кружение, которым увлекается душа в глубину усматриваемого в слове? Если Бог — жизнь; кто не видит Его, тот не зрит и жизни. А что невозможно видеть Бога, свидетельствуют богоносные Пророки и Апостолы. На чем опереться человеческой надежде? Но Господь подкрепляет падающую надежду как поступил Он с Петром, подвергавшимся опасности утонуть, снова поставив его на твердую и не уступающую давлению ноги воду. Посему, если и к нам прострется рука Слова, и не твердо стоящих в глубине умозрений поставит на твердой мысли; то будем вне страха, крепко держась руководствующего нас Слова. Ибо сказано: блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят.

Посему обетование сие таково, что превосходить всякий предел блаженства. Ибо после такого блага пожелает ли кто чего другого, в том, что узрел, имея все? Потому что видеть, по обычному в Писании словоупотреблению, значит тоже, что иметь: например, словами: узриши благая Иерусалима (Пс. 127:6), Писание означает: найдешь. И в сказанном: да возмется нечестивый, да не видите славы Божией (Пс. 26:10), словом: не видит, Пророк выражает, что не причастится оной. Посему, кто зрит Бога, тот в сем зрении имеет уже все, что состоит в списке благ, некончаемую жизнь, вечное нетление, бессмертное блаженство, некончаемое царство, непрекращающееся веселье, истинный свет, духовную и сладостную пищу, неприступную славу, непрестанное радование и всякое благо. Посему так важно и обильно то, что обетованием сего блаженства предлагается упованию.

Но поелику, чтобы узреть Господа, наперед показан способ, именно же иметь для этого сердечную чистоту; то при сем снова изнемогает мое разумение; и эта сердечная чистота не есть ли для нас нечто невозможное, и не превышает ли нашего естества? Ибо если сим способом зрим бывает Бог, а Моисей и Павел не видели Бога, и утверждают, что и сами они, и другой кто, видеть не могут; то предлагаемое теперь словом о блаженстве, по-видимому, есть нечто невозможное. Посему, что нам пользы от познания, как узреть Бога, если при разумении нет вместе возможности? Сие подобно тому, как если бы кто назвал блаженным быть на небе; потому что там человек увидит не усматриваемое в этой жизни. Если бы указано было наперед в слове какое либо орудие для восхождения на небо; то полезно было бы слушателям дознать и то, что блаженно быть на небе. А как восхождение невозможно, какую пользу принесет знание о небесном блаженстве, огорчающее только дознавших, чего лишаемся, по невозможности восхождения?

Посему, ужели Господь повелевает то, что вне нашей природы, и превышает меру человеческих сил величием заповеди? Нет. Ибо не повелевает стать птицами тем, кого не оперил, и жить под водою тем, кому дал жизнь на суше. Посему если для всех иных закон сообразен с силами приемлющих и ничто не приневоливается к сверхъестественному; то, конечно, в следствие сего и это поймем так, что не безнадежно предуказуемое в блаженстве. Да и Иоанн, и Павел, и Моисей, и кто иной, если подобен им, не лишены сего высокого блаженства, — состоящего в зрении Бога, не лишены и тот, кто изрек: соблюдается мне венец правды, его же воздаст ми праведный Судия (2 Тим. 4:8), и тот, кто припадал к персям Иисусовым, и тот, кто слышал Божественный глас: вем тя, паче всех (Исх. 33:17). Посему, если о тех, которыми провозвещено, что постижение Бога выше сил, нет сомнения, что они блаженны, а блаженство состоять в том, чтобы зреть Бога, зрение же дается чистому сердцем; то значит, что не невозможна и чистота сердца, при которой можно соделаться блаженным.

Посему, как же можно сказать, что говорят истину согласно с Павлом утверждающие, будто бы постижение Бога выше наших сил, и им не противоречит Господне слово, обещающее, что при чистоте сердца зрим будет Бог? Мне кажется, чтобы обозрение предложенного происходило у нас в порядке, хорошо будет сначала предложить о сем краткое рассуждение. Естество Божие, само в себе, по своей сущности, выше всякого постигающего мышления, как недоступное примышлениям гадательным и не сближаемое с ними; и в людях не открыто еще никакой силы к постижению непостижимого, и не придумано никакого средства уразуметь неизъяснимое. Посему великий Апостол пути Божии именует неисследованными (Рим. 11:33), означая сим словом, что на оный путь, который ведет к познанию Божией сущности, не могут и восходить человеческие помыслы, так что на нем почти никем из прешедших жизнь сию прежде нас не оставлено никакого следа постигающим примышлением, который бы означался ведением того, что выше ведения. Но таковым будучи по естеству Тот, Кто выше всякого естества, Сей невидимый и неописуемый, в другом отношении бывает видим и постигается. Способов же такого уразумения много. Ибо, и по видимой во вселенной премудрости можно гадательно видеть Сотворшего все в премудрости. Как и в человеческих произведениях некоторым образом усматривается разумением творец выставляемого творения в дело свое вложивший искусство, усматривается же не естество художника, а только художническое знание, какое художник вложил в произведете; так и мы, взирая на красоту в творении, напечатлеваем в себе понятие не сущности, но премудрости премудро все Сотворившего. Если рассуждаем о причине нашей жизни, именно же, что не по необходимости, но по благому произволению, приступил Бог к сотворению человека, опять говорим, что и сим способом, узрели мы Бога, постигнув благость, а не сущность. Так и все прочее, что приводит нас к понятию лучшего и более возвышенного, подобно сему называем уразумением Бога, потому что каждая возвышенная мысль зрению нашему представляет Бога. Ибо и могущество, и чистота, и неизменяемость, и несоединяемость с противоположным!», и все сему подобное напечатлевает в душах представление некоего божественного и возвышенного понятия. Итак из сказанного открывается, что Господь истинен в Своем обетовании. говоря, что имеющие чистое сердце узрят Бога; и не лжет Павел, собственными своими словами утверждая, что никто не видел, и не может видеть Бога; ибо Невидимый по естеству делается видимым в действиях, усматриваемый в чем либо из того, что окрест Его.

Но смысл сказанного о блаженстве не ограничивается только тем, что по какому либо действию можно делать подобные заключения о действующем. Ибо и мудрым века сего доступно, может быть по устройству мира, постижение превысшей премудрости и силы. Но величие блаженства, кажется мне, иное преподает в совет способному сие принять, чтобы увидеть желаемое. Представившаяся же мне мысль объяснится примерами. В человеческой телесной жизни здоровье есть некое благо, но блаженно не то, чтобы знать только, что такое здоровье, но чтобы жить в здравии. Ибо если кто, слагая похвалу здоровью, примет в себя доставляющую худые соки и вредную для здоровья пищу, то, угнетаемый недугами, какую пользу получит он от похвал здоровью? Посему так будем разуметь и предложенное слово, а именно, что Господь, не знать что либо о Боге, но иметь в себе Бога, называет блаженством, ибо блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят. Но не как зрелище какое, кажется мне. пред лице очистившему душевное око, предлагается Бог; напротив того высота сего изречения, может быть, представляет нам тоже, что открытее изложило Слово, другим сказав: царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17:12), чтобы научились мы из сего, что очистивший сердце свое от всякой твари и от страстного расположения, в собственной своей лепоте усматриваете образ Божия естества. И мне кажется, что в немногом, что изрекло, такой совет заключает Слово: все вы, о человеки, в ком только есть какое либо вожделение воззреть на истинно благое, когда слышите, что Божие велелепие превыше небес и слава Божия неизъяснима, и лепота неизглаголанна, и естество невместимо, не впадайте в безнадежность, будто бы невозможно увидеть желаемое. Ибо в тебе вместимая для тебя мера постижения Бога, Который так тебя создал, немедленно осуществив в естестве таковое благо; потому что в составе твоем отпечатлел подобия благ собственного Своего естества, как будто на каком воску напечатлел резные изображения. Но порок, смыв боговидные черты, бесполезным соделал благо, закрытое гнусными покровами. Посему, если рачительною жизнью опять смоешь нечистоту, налегшую на твоем сердце, то воссияет в тебе боговидная лепота. Как это бывает с железом, когда точильным камнем сведена с него ржавчина; недавно быв черным, при солнце мещет оно от себя какие-то лучи, и издает блеск: так и внутренний человек, которого Господь именует сердцем, когда очищена будет ржавчина нечистоты, появившаяся на его образе от дурной любви, снова восприимет на себя подобие первообраза, и будет добрым; потому что подобное добру, без сомнения, добро. Посему, кто видит себя, тот в себе видит и вожделеваемое; и таким образом чистый сердцем делается блажен, потому что, смотря на собственную чистоту, в этом образе усматривает первообраз. Ибо как те, которые видят солнце в зеркале, хотя не устремляют взора на самое небо, однако же усматривают солнцев сиянии зеркала не меньше тех, которые смотрят и на самый круг солнца; так и вы, говорит Господь, хотя не имеете сил усмотреть света, но, если возвратитесь к той благодати образа, какая сообщена была вам в начале, то в себе имеете искомое. Ибо чистота, бесстрастие, отчуждение от всякого зла есть Божество. Посему, ежели есть в тебе это, то, без сомнения, в тебе Бог, когда помысел твой чист от всякого порока, свободен от страстей и далек от всякого осквернения, ты блажен по своей острозрительности; потому что, очистившись, усмотрел незримое для не очистившихся, и отъяв вещественную мглу от душевных очей, в чистом небе сердца ясно видишь блаженное зрелище. Что же именно? Чистоту, святость, простоту и все подобные светоносные отблески Божия естества, в которых видим Бог.

А что сие действительно так, в том не сомневаемся на основании сказанного. Но чем слово наше затруднялось еще в начале, то остается при том же неудобстве. Если и все согласны, что тот, кто на небе, причастен небесных чудес, то, поелику и способ восхождения туда невозможен, согласие в этом никакой не приносит нам пользы: так несомненно и то, что, по очищении сердца, человек делается блаженным; но как ему очистить оное от оскверняющего, это почти совершенно равно восхождению на небо. Посему найдется ли какая либо Иаковлева лествица, какая либо огненная колесница, подобная вознесшей Пророка Илию на небо. на которой бы сердце наше, возвысившись до горних чудес, сложило с себя это земное бремя? Если кто представит в уме необходимые душевные страдания; то трудным и невозможным признает удаление от сопряженных с ним зол. Самое рождение наше начинается тотчас страданием, со страданием происходит возрастание, оканчивается жизнь страданием, и зло некоторым образом срастворяется с естеством чрез тех, которые первоначально допустили в себя страдание, преслушанием вселили в себя болезнь. Но как преемством принадлежащего каждому роду продолжается естество живых существ, так что по закону природы рожденное есть тоже с родившим: так и от человека раждается человек, от страстного страстный, от грешника грешник. Посему в раждающихся некоторым образом составляется грех, вместе и раждаемый, и возрастающий, и оканчивающейся пределом жизни Напротив того, что добродетель для нас неудобоприобретаема, что при тмочисленных потах и трудах со тщанием и изнурением едва преуспеваем в ней, сему научаемся из многих мест божественного Писания, слыша, что путь, идущий в царствие, тесен и узок; а вводящий порочною жизнью в пагубу широк, покат и утоптан. Однако же, что не вовсе невозможна и возвышенная жизнь, Писание подтвердило сие, в священных книгах представив нам чудесные деяния стольких мужей. Но поелику в обетовании видеть Бога заключается двоякий смысл, один познать естество всё превышающее, и другой — посредством чистоты сердца войти с Ним в единение: то первый род разумения, по слову святых, признается невозможным, другой же естеству человеческому в настоящем учении обещает Господь, сказав: блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят.

А как сделаться чистым, способы к этому можно тебе дознать из всякого почти евангельского учения. Ибо, переходя к последующим заповедям, найдешь ясное учение об очищении сердца. Господь, разделив порок на два вида, на видимый в делах и на составляющейся в мыслях, первый вид, то есть неправду, обнаруживаемую в делах, наказывал по ветхому закону, ныне же обратил внимание закона на другой вид греха, не дело худое наказывая, но промышляя, чтобы не полагалось ему и начала. Ибо изъять порок из самого произвола гораздо важнее, нежели сделать жизнь чуждою лукавых дел. Поелику порок многочастен и многообразен; то Господь в заповедях Своих каждому из запрещенных дел противопоставил особое врачевство. И как недуг гнева в продолжение всей жизни всего чаще и явнее постигает человека; то и начинает врачеванием преобладающего, узаконяя прежде всего негневливость. Научен ты, говорит, ветхим законом: не убий; а теперь научись удалять от души и гнев на соплеменника (Мф. 5:21-22); ибо Господь не запретил вовсе гнева, потому что иногда такое стремление души можно употреблять и на добро, но гневным когда либо быть на брата без всякой доброй цели — такое воспламенение угасил заповедью, сказав: всяк гневайся на брата своего всуе (22). Ибо присовокупление слова: всуе показывает, что и обнаружение раздражения часто бывает благовременно, когда страсть сия воскипает при наказании греха. Такого рода гнев был в Финеесе, как засвидетельствовало слово Писания, когда поражением беззаконнующих умилостивил негодование Бога, подвигнутое на весь народ. Потом Господь переходит к врачеванию грехов сластолюбия, и Своею заповедью исторгает из сердца неуместную похоть прелюбодейства. Так найдешь, что в последующем Господь исправляет все по порядку, постановляя законы против каждого вида пороков. Неправедным рукам запрещает распоряжаться самим, не дозволяя им мстить. Изгоняет страсть любостяжания, приказывая лишаемому одежды к тому, что отнимают, присовокупить и остальное. Врачует боязнь, повелев пренебрегать и смертью. И вообще найдешь, что в каждой заповеди, на подобие плуга режущее, слово из глубины сердца вырывает дурные корни, и тем очищает от произращения терний. Итак тем и другим оказывается благодеяние естеству, и тем, что заповедуется доброе, и тем, что предлагается нам учение о настоящем предмете. Если же, по твоему мнению, рачение о добром трудно, то сравни с противоположною жизнью; и найдешь, сколько труднее порок, если примешь во внимание не настоящее, но что будет после. Ибо кто услышал о геенне, тот уже не с трудом каким и усилием будет удаляться от греховных удовольствий; а напротив того и одного страха, овладевшего помыслами, достаточно ему, чтобы изгнать из себя страсти. Лучше же сказать, постигшим и то, что подразумевается в умолчанном, в пользу служит и то, что получают от сего сильнейшее пожелание. Ибо если блаженны чистые сердцем, то конечно жалки оскверненные умом, потому что видит лице сопротивника. И если в жизни добродетельной напечатлеваются черты самого Божества, то явно, что жизнь порочная делается образом и лицом противника. Но если Бог, по различным примышлениям, именуется всем, что представляем себе добром, светом, жизнью, нетлением, и что только есть подобного сему рода; то конечно, и на оборот всем этому противоположным именоваться будет изобретатель порока, и тьмою, и смертью, и тлением, и всем, что с сим однородно и сродственно.

Итак, дознав, из чего образуются в нас и порок и жизнь добродетельная, поелику, по свободе произволения. Дана нам власть на то и другое из этого, избежим диавольского образа, отринем это дурное олицетворение, восприимем же на себя образ Божий, соделаемся чистыми сердцем, чтобы стать блаженными, как скоро чистою жизнью вообразится в нас Божий образ, о Христе Иисусе, Господе нашем. Ему слава и держава во веки веков! Аминь.

О Блаженствах. Слово 6.

Фразеологизм:

От чистого сердца.

Ключевые слова: сердце, чистота,

Смысл выражения

1. Откровенно, искренне. 2. Из самых добрых побуждений.

Похожие пословицы и выражения

Без сердца
Бервдить сердце кому. Разбередить сердце
Большого сердца.
Большое сердце.
В тайне сердца.
Войти в сердце.
Входить в сердце.
Вывести на чистую воду.
Выводить на чистую воду.
Вырвать из сердца.
Вырывать из сердца.
Горячее сердце.
Давит грудь (душу, сердце).
Дама сердца.
Дать руку и сердце.
Держать на сердце.
Держать сердце.
Дойдет до сердца.
Доходит до сердца.
Друг сердца.
За сердце ест.
Забирает за сердце.
Задевать за сердце.
Задеть за сердце.
Зазнобить сердце (сердечко).
Залезать в сердце.
Залезть в сердце.
Западать в сердце (на сердце).
Запасть в сердце (на сердце).
Заскребло на сердце.
Засосало сердце.
Захолонуло на душе (на сердце).
Защемило сердце (на сердце).
Золотое сердце.
Из глубины души (сердца).
Как (словно) ножом резануть (по сердцу).
Как (что) нож в сердце.
Как будто слышало сердце.
Как будто слышит сердце.
Как маслом по сердцу.
Как христос по сердцу (прошел).
Каменное сердце.
Камень на сердце.
Крик души (сердца).
Кровью сердца.
Лежать гнетом (тяжким камнем) на сердце (совести).
Лежать на сердце.
Лечь камнем на душу (сердце).
Ложиться камнем на душу (сердце).
Мышь (мыши) на сердце скребет (скребут).
На сердце.
На чистую воду.
Надорвать сердце.
Надрывать сердце.
Найти дорогу к сердцу.
Найти лазейку к сердцу.
Найти путь к сердцу.
Накипало на сердце.
Накипело на сердце.
Находить дорогу к сердцу.
Находить путь к сердцу.
Не чисто.
Нет сердца.
Ни уму, ни сердцу.
Нож в сердце.
Облегчать сердце.
Облегчить сердце.
Обломать сердце.
Обнажить сердце.
Оборвать сердце (сердца).
Обрывать сердце (сердца).
Овладевать сердцем.
Овладеть сердцем.
От всего сердца.
От полноты сердца.
От сердца
От сердца к сердцу.
От чистоты сердца.
Отвести сердце.
Отводить сердце.
Отдавать руку и сердце.
Отдавать руку с сердцем.
Отдавать сердце.
Отдать руку и сердце.
Отдать руку с сердцем.
Отдать сердце.
Отдирать от сердца.
Отдохнуть сердцем.
Отдыхать сердцем.
Открывать свое сердце.
Открывать сердце.
Открыть свое сердце.
Открыть сердце.
Отлегло от сердца.
Отодрать от сердца.
Оторвать от сердца.
Пасть на сердце.
По чистой совести.
По чистой.
Победить сердце.
Побеждать сердце.
Под чистым небом.
Подступает к сердцу (под сердце).
Подступило к сердцу (под сердце).
Поколебать сердце.
Покорить сердце.
Покорять сердце.
Положа руку на сердце.
Полонить сердце.
Поражать в самое сердце.
Поразить в самое сердце.
Предлагать руку и сердце.
Предложить руку и сердце.
Придет по сердцу.
Прийти в сердце.
Принимать (близко) к сердцу.
Принимать за чистую монету.
Принимать за чистые деньги.
Принять (близко) к сердцу.
Принять за чистую монету.
Принять за чистые деньги.
Прирастать сердцем.
Прирасти сердцем.
Присушить сердце.
Приходить в сердце.
Проницать душу (сердце).
Пропускать через сердце.
Пропустить через сердце.
Разбивать сердце.
Развернуть сердце.
Развертывать сердце.
Раздирать сердце.
Раскрывать (свое) сердце.
Раскрыть (свое) сердце.
Растерзать сердце.
Растопить сердце.
С замиранием сердца.
С замирающим сердцем.
С золотым сердцем.
С легким сердцем.
С тяжелым сердцем.
С упавшим сердцем.
С чистой совестью.
С чистым сердцем.
Сделать впечатление в сердце (над сердцем).
Сердце берет.
Сердце болит.
Сердце в пятки уходит.
Сердце в пятки ушло.
Сердце взыграло.
Сердце взяло.
Сердце горит.
Сердце дрожит как (словно) овечий хвост.
Сердце екает.
Сердце екнуло.
Сердце закатилось.
Сердце закатывается.
Сердце закипело.
Сердце замерло.
Сердце замирает.
Сердце заныло.
Сердце запрыгало.
Сердце заходится.
Сердце захолонуло.
Сердце зашлось.
Сердце защемило.
Сердце изнывает.
Сердце изныло.
Сердце кипит.
Сердце кровью заливается.
Сердце кровью залилось.
Сердце кровью обливается.
Сердце мое.
Сердце надрывается.
Сердце не лежит.
Сердце не на месте.
Сердце не на своем месте.
Сердце не принимает.
Сердце ноет.
Сердце обмерло.
Сердце обмирает.
Сердце оборвалось.
Сердце обросло мохом.
Сердце обрывается.
Сердце оторвалось.
Сердце отошло.
Сердце отрывается.
Сердце отходит.
Сердце падает.
Сердце покатилось.
Сердце покатится.
Сердце просит.
Сердце прыгает.
Сердце радуется.
Сердце разрывается.
Сердце растаяло.
Сердце расходилось.
Сердце рвется на части.
Сердце рвется пополам.
Сердце сжалось.
Сердце сжимается.
Сердце тает.
Сердце упало.
Сердце щемит.
Сердцу не прикажешь.
Сжав сердце.
Скребет на сердце.
Скрепить свое сердце.
Скрепя сердце.
Словно камень с сердца свалился.
Сойти за чистую монету.
Сокрушать сердце.
Сокрушить сердце.
Сорвать сердце.
Срывать сердце.
Сходить за чистую монету.
Таить в сердце.
Трогать сердце (сердца).
Ужалить в (самое) сердце.
Хватать за сердце.
Чист душою.
Чист на руку.
Чистая линия.
Чистой (чистейшей) воды.
Чистой крови.
Чистый зверь.
Чистый клад.
Чувствует сердце.
Пословицы отмеченные звёздочкой содержит подробное описание, раскрывающее их значение и смысл.
Смотрите все Фразеологизмы

Скачать пословицу

Вы можете скачать изображение с текстом пословицы, поделиться им с друзьями в социальных сетях либо использовать в презентациях. Для скачивания, нажмите на картинке.

Задать вопрос

Свои вопросы, предложения и замечания присылайте через предложенную ниже форму.
Благодаря Вашим отзывам и оценкам, мы постараемся сделать проект «Игра слов» ещё лучше.

Чистое сердце– это сердце, не подверженное воздействию злых помыслов. «Чистое сердце – это сердце, свободное от страстей» (преп. Исаак Сирин)

«В чистоте сердца проявляются добродетели – не одна, не две, не три, не десять, а все добродетели вместе, как одна» (преп. Симеон Новый Богослов)

Библейские примеры чистоты сердца

Ветхий Завет

Пример псалмопевца и царя Давида: «всем сердцем моим ищу Тебя» (Пс.118:10); «в сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою» (Пс.118:11); «потеку путем заповедей Твоих, когда Ты расширишь сердце мое» (Пс.118:32), «тот, у которого руки неповинны и сердце чисто, …тот получит благословение от Господа» (Пс.23:4).

Новый_Завет

1. Сердечной чистотой обладала Божия Матерь. Когда она узнала, что должна родить Сына, не стала ничего говорить вопреки этому, не стала ставить вопросов о том, как это может быть. Она узнала ангела как духа чистоты, Она узнала эту весть как весть от Бога и ответила: Да будет Мне по слову Твоему (Лк 1:38).

Святоотеческое учение о чистоте сердца

«Да будет сердце твое перед всеми чисто и ко всем благосклонно, чтобы обрести в себе мир Божий» (преподобный авва Исаия)

«Кто есть чистый сердцем? — Кто не знает за собой презрения к заповеди Божией или недостаточного, или небрежного исполнения к ней» (святитель Василий Великий)

«…Сердце твое — святой жертвенник: может ли… водворяться в тебе нечистая похотливость? В тебе священнодействует Дух Святой: должны ли… грехи и благоухание заменять смрадом нечистой похоти?» (преподобный Ефрем Сирин)

«…В том состоит чистота сердца, чтобы, видя грешников или немощных, иметь к ним сострадание и быть милосердым» (преподобный Макарий Египетский).

«…Как может быть чисто сердце у того, кто оскверняется нечистыми помыслами, как зеркало затемняется пылью?» (преподобный Симеон Новый Богослов).

«То сердце, в котором движется одно добро, есть сердце чистое, способное к Богозрению» (святитель Игнатий Брянчанинов).

«Чистыми здесь Он (т. е. Иисус Христос) называет тех, которые приобрели всецелую добродетель, и не сознают за собою никакого лукавства, или тех, которые в целомудрии проводят жизнь. Ибо для того, чтоб видеть Бога, мы ни в чем столько не имеем нужды, как в той добродетели». (святитель Иоанн Златоуст).

«Как зеркало только тогда отражает образы, когда оно чисто, так может созерцать Бога и разуметь писание только чистая душа».(Блаженный Феофилакт).

«Солнце в чистой и тихой воде ясно видится, и подобие его изображается: так Бог – вечное солнце в тихой, непорочной и чистой душе показуется и образ Свой в ней изображает. «Очистим убо себе, о возлюбленнии, от всякия скверны плоти и духа, творяще святыню в страсе Божии» (2Кор.7:1), да и в нас вселится Бог – вечное солнце, и так образ Его святый в нас изобразится» (святитель Тихон Задонский).

Святитель Феофан Затворник о чистоте сердца

Святитель Феофан Затворник выделял два способа очищения сердца – деяние и созерцание. Он писал: «они начинают вместе, в истинно шествующем, и идут рука об руку; но в начале деяние идет впереди, а потом опережает его созерцание, под конец же и совсем поглощает его».

«Охлаждение… сердца много имеет причин. Главные из них самодовольство и самомнение».

«Где сердце? – Где отзывается и чувствуется печаль, радость, гнев и прочее, там сердце».

«Доброе настроение сердца отзывается тихим радостнотворным чувством, подобным чувству здравия».

«Дело сердца – чувствовать все, касающееся нашего лица».

«В сердце осаждается все, что входит в душу совне и что вырабатывается ее мыслительною и деятельною стороною. Через сердце же проходит и то все, что обнаруживается душою вовне».

«Когда очистится кто от страстей, пусть дает волю сердцу, но пока страсти в силе, давать волю сердцу – значит явно обречь себя на всякие неверные шаги».

«…Каков кто в сердце, таковым зрит его Бог с высоты Своего престола и соответственно тому принимает его».

Примеры чистоты сердца из жизни святых

1. Один святой подвижник хорошо объяснил это следующим опытом: три ученые друга решились поступить в монашество. Один из них избрал себе дело – умиротворять спорящихся, по Писанию: блажены миротворцы (Мф. 5, 9); другой – посещать больных; а третий пошел в пустыню на безмолвие. Первый, сколько ни трудился, не мог прекратить раздоров между людьми и всех успокоить. Побежденный скукою, пошел к тому, который услуживал больным, и нашел, что и он изнемогает от малодушия и не в силах более исполнять заповеди. Тогда оба пошли посетить того, который живет в пустыне, рассказали ему свои дела, просили и его сказать им, какую он получил пользу в уединении. Тот, немного помолчав, вливает воду в сосуд и говорит им: «Посмотрите в воду». Вода была мутна. Через несколько времени опять говорит им: «Посмотрите же, как светла сделалась вода». Те посмотрели и как в зеркале увидели свои лица. Тогда сказал им: «Точно то же бывает и с нами, когда кто находится среди людей, – от людского шума и суетливости он не видит свои грехи, а сподобившийся увидеть себя, свои грехи, блаженнее сподобившегося увидеть Ангела, конечно, потому, что, видя свои грехи, можно очищать их, и по чистоте сделать душу ангелоподобною».

2. Св. Андрей Христа ради юродивый служит высоким образцом чистоты сердца и получил от Бога за свою нравственную чистоту и смирение духа дар прозорливости. При жизни св. Андрея был в Константинополе иерей (из неженатых), постник, уединенник, молитвенник. Все его чтили. Но встретился с ним св. Андрей и видит, что он одет каким-то темным туманом, а около шеи у него обвилась змея с надписью: «змея сребролюбия».

Исторические примеры чистоты сердца

Григорий Сковорода обладал чистым сердцем. Для него человек – это микрокосм. Единственная сущность человека – его сердце. И, поэтому, философ уважал людей не за их чины, а за личные достижения. Так, однажды, когда он шел по дороге у Харькова, к нему подбежал адъютант экипажа генерал-губернатора, который пригласил философа в карету.

— Передайте губернатору, что я не знаком с ним, — ответил философ, продолжив путь.

Адъютант, сориентировавшись, снова подбежал к Сковороде, отметив, что его приглашает Евдоким Алексеевич Щербинин. На что поэт улыбнулся:

— Слышал я о нем. Говорят, хороший человек — и пошел в карету.

Понятие чистоты сердца в культуре

В изобразительном искусстве

Сердечная чистота приписывается детям, Христос сказал: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное…» (Мф. 18:1–9)

Рекомендуемая литература

Сердце (душевное) Н.Е. Пестов

Влияние страстей на сердце свт. Феофан Затворник

Сердце – средоточие внутренней жизни Энциклопедия изречений

Образование сердца Конспект по нравственному богословию

Сердце как орган высшего познания архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

Сердце человеческое свящ. Сергей Петровский

Сердце: христианское учение

О чистоте сердца. Игумения Викторина (Перминова)

О СЕРДЦЕ ЧЕЛОВЕКА. Иеродиакон Григорий (Кация)

О шестой заповеди блаженства

Шестая заповедь блаженства показывает очень важную вещь — чистота делает человека способным видеть Бога: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8). Конечно, речь идет не просто о чистоте как отсутствии грязи, а о чистоте сердца. Сердечная чистота обычно подразумевает искренность, открытость. Есть даже такое слово — «чистосердечие».

Слово «сердце» также всем нам знакомо. И не как один из жизненно важных органов человеческого тела, а как средоточие чувств и эмоций. Мы «любим всем сердцем», от избытка радости сердце может «рваться из груди». А бывает и так, что сердце «переполняется гневом». От того, что в нашем сердце, зависит наше состояние, отношение к окружающим нас людям.

Христос учит тому, что сердце человеческое должно быть чистым. Важна не внешняя чистота, а именно внутренняя. В другом месте Евангелия от Матфея

Господь отвечает на обвинение в том, что Его ученики не умывают рук своих, когда едят хлеб (Мф. 15, 2). Среди фарисеев — ревнителей закона — практика омовений считалась очень важной, хотя основание этой традиции лежало не в самом законе Моисеевом, а в преданиях старцев. Слова Христа поразительны: «Входящее в уста проходит в чрево и извергается вон, а исходящее из уст — из сердца исходит, сие оскверняет человека, ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления — это оскверняет человека; а есть неумытыми руками — не оскверняет человека» (Мф. 15, 17–20). В чем смысл

этих слов? Христос не пренебрегает гигиеной. Он говорит о том, что мытье рук перед едой не делает человека внутренне чистым, так же как немытые руки не делают нас внутренне или духовно нечистыми, скверными. Оскверняют человека прежде всего нечистые помыслы, которые гнездятсятам, где следует пребывать таким добродетелям, как любовь, милосердие, кротость. Вспомним главную заповедь: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим» (Мф. 22, 37). Вот то, чем должно быть наполнено или, лучше, чем должно жить наше сердце. Так средоточие наших чувств, наш жизненно важный духовный орган (по аналогии с сердцем телесным) должен жить любовью к Богу, передавая этот импульс всему: душе, разуму, чувствам.

Но если сердце живет противоположным — злобой, вожделением, завистью, то любви уже не остается места. Вот чем действительно оскверняется человек. Это и есть та скверна греховная, от которой мы можем омыться через покаяние. Настоящая духовная чистота — это чистота внутренняя. Чистота внешняя может быть обманчива. Мы привыкли гнаться именно за внешним. А ведь порой внешняя чистота становится ширмой для внутренней скверны, так или иначе, но проявляющейся вовне.

Шестая заповедь блаженства учит нас тому, что нравственная жизнь христианина сосредоточена на жизни внутренней, потому что от нее зависит и внешнее состояние. Иначе некоторые из заповедей выглядели бы, как минимум, странно. Например, не убивай (Исх. 20, 13) и не прелюбодействуй (Исх. 20, 14). Каждый ли человек способен на убийство или супружескую измену? И хорошо, что далеко не каждый. Хорошо, что есть сдерживающая нас совесть. Но тогда зачем же даны эти заповеди и разве мало других зол, на которые можно было бы указать «не делай»? Господь Иисус Христос отвечает на это: «Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «рака» («пустой человек»), подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной» (Мф. 5, 21–22). Заповедь «не убивай» нарушает уже тот, кто допускает в свое сердце раздражение, гнев и злобу, тот, кто оскорбляет другого, а ведь убить можно и словом. Затем Господь говорит: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» (Мф. 5, 27-30). Эти слова не означают, что нужно действительно вырвать себе глаза и отсечь руки. Прежде всего нужно отсечь, отогнать от себя нечистые помыслы — мысли, соглашаясь с которыми мы переходим и к греховным поступкам. Чистота сердца — это отсутствие в сердце, душе и разуме всего того, что отдаляет нас от Бога.

Но что подразумевает окончание заповеди — «Бога узрят»? Узреть — значит увидеть. Как можно увидеть Бога, и что это означает? Ведь в Евангелии от Иоанна сказано, что Бога не видел никто никогда (Ин. 1, 18). Противоречие? Нет, потому что затем евангелист Иоанн добавляет: «Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1, 18). Сын Божий, ставший человеком, являет нам Бога, делает нас способными увидеть Бога. Слово «видеть», или «узреть», как и слово «сердце», несет духовный смысл. Вообще, в Священном Писании видеть зачастую означает «целостно познавать, видеть духовными очами». Душа, запятнанная, оскверненная грехами, не может увидеть или познать Бога. Только очистившись от скверн, мы становимся способными к познанию. Ведь иногда даже в обычной жизни мы можем прозреть: увидеть что-то таким, каково оно на самом деле, правильно понять и оценить ситуацию. Нечто подобное происходит и в жизни духовной: чистое сердце прозревает и видит Бога, познает Его, наполняется Его любовью. Великий русский подвижник и святой XX века, преподобный Силуан Афонский учил: «Чтобы познать Господа, не надо иметь ни богатства, ни учености, но надо быть послушливым и воздержанным, иметь смиренный дух и любить ближнего, и Господь возлюбит такую душу, и Сам явит Себя душе, и будет учить ее любви и смирению, и все полезное даст ей, чтобы обрела она покой в Боге», и, «сколько бы мы ни учились, все равно невозможно познать Господа, если не будем жить по Его заповедям».

Все добродетели, о которых Христос говорил в предыдущих заповедях блаженства, становятся составляющими, которые готовят человека к «видению Бога». Парадоксально то, что можно многое знать о Боге, можно прочитать все Священное Писание и творения святых отцов Церкви, но при этом не узреть Бога, не познать Его сердцем и душой. Познание Бога не сводится к накоплению информации. Познание Бога — это путь всей жизни христианина. При этом Сам Бог выходит нам навстречу. Главное — не пройти мимо.

Газета «Саратовская панорама» № 50 (978)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *