Сергиевский скит

Свято-Троицкая Сергеева Лавра, в 60 верстах от Москвы, в Дмитровском уезде, недалеко от бывшего древнего города Радонежа (в настоящее время село Городок, в 14 верстах от Лавры, по направлению к Москве), в Сергиевском посаде, около железнодорожной станции Сергиево. Основана преподобным Сергием Радонежским (см. 25 сентября). По мере возрастания славы преподобного Сергия, как подвижника, возрастала и слава его обители. Получив известность, монастырь «иже в Маковце» (первоначальное наименование его от положения на горе, округленной с трех сторон), стал устраиваться и расширяться. После кончины преподобного Сергия мирно возраставшая обитель была в 1408 году сожжена татарским ханом Едигеем, но, менее нежели через 3 года, была возобновлена и восстановлена. В XV веке, особенно после открытия мощей преподобного Сергия (см. 5 июля), обитель уже владеет селами, угодьями и вотчинами, жалованными от великих и удельных князей, и начинает весьма благоустраиваться и процветать. Она становится «богомольем» русских государей, куда они часто отправлялись пешком, чтобы поклонится святым мощам преподобного, и щедро благотворили обители. В 1561 году Троицкий монастырь, возведенный на степень архимандрии, был поставлен выше всех прочих монастырей Московской митрополии. В начале XVII века сокровища монастыря, собранные веками, и усилия иноков вместе с патриархом поддержать в Москве верность народа избранному царю Шуйскому привлекают к себе польские шайки Лжедмитрия II под начальством Сапеги и Лисовского. В 1608 году, 23 сентября, войска польские и литовские, с русскими приверженцами самозванца, разбив высланное против них войско Московское между Рахмановым и Воздвиженским, обложили монастырь численностью до 30000 человек, при 63 орудиях. Число же защитников было невелико: в нем было 300 человек братии и отряд войска в 500 человек, присланный царем Василием Шуйским, под начальством князя Григория Борисовича Долгорукого-Рощи и Алексея Ивановича Голохвастова; кроме того, были еще в монастыре слуги и жители окрестных селений, успевшие укрыться в нем. Всех защитников монастыря было 3000 человек. Обыкновенные человеческие средства защиты не обеспечивали обители: она не могла положиться ни на число воинов, ни на крепость стен, которые в некоторых местах были «утлы» (то есть худы от ветхости), ни на довольство запасов. Только благодаря молитвам и заступничеству пр. Сергия, обитель стойко выдержала 16-ти месячную осаду (с 23 сентября 1608 года — 12 января 1610 года), мужественно отражая все приступы неприятеля и нанося ему урон частыми вылазками. Сильно пострадав от осады, монастырь был окончательно восстановлен в конце XVII века. В 1688 году он был сделан патриаршиею ставропигией; в 1702 году поставлен вторым по Киево-Печерском; в 1744 году, 8 июня, было утверждено за ним наименование Лаврою.

В настоящее время в Лавре находится 14 церквей. В соборном храме Живоначальныя Троицы, построенном пр. Никоном из белого камня на том самом месте, где была могила пр. Сергия, почивают открыто его мощи в серебряной позолоченной раке, устроенной царем Иоанном Васильевичем. Императрицей Анной Иоанновной сделана около сей раки другая, также серебряная, с сению на 4 столпах; серебра в ней более 25 пудов. В 1838 году деревянная доска, покрывавшая раку пр. Сергия, заменена серебряною чеканной работы; на ней изображен святой угодник во весь рост. Против раки хранятся за стеклом: фелонь пр. Сергия, его епитрахиль и поручи из крашенины (окрашенного толстого холста), деревянный посох, аналав от схимы, нож с влагалищем и деревянная ложка. Здесь же находятся иконы его «моления» или бывшие его келейные — Богородицы Одигитрии и святого Николая чудотворца. Иконостас в соборе — пятиярусный, до сводов обложенный серебром. В нижнем ярусе иконы особенно отличаются выдержанностью древнего письма и ценностью золотых и серебряных окладов. Первое место занимает храмовой чудотворный образ Живоначальной Троицы, стоящий по правую сторону царских ворот. По преданию, этот образ написан иноком Андреем Рублевым (см. выше, о Спасо-Андрон. монастыре). Он обложен золотом и драгоценными камнями в 1600 году усердием царя Бориса Федоровича. На большом изумруде высечено изображение Святой Троицы. Другой образ Святой Троицы находится по левую сторону царских ворот, также древнего письма, украшенный золотом и драгоценными камнями от царя Иоанна Васильевича. В юго-западном притворе собора на том месте, где, по преданию, была келья преподобного, находится чудотворный небольшой образ «Явления Богоматери пр. Сергию», написанный на части гробовой крышки преподобного. Он представляет собою складень, на средней части которого изображено видение преподобными Сергием и Михеем Богоматери с двумя апостолами, а на боковых частях изображены преподобные Сергий и Никон. Царь Алексей Михайлович брал с собою этот образ в Польский поход 1654 года; и после того он был посылаем в армию: в шведскую войну 1703 году при Петре Великом, в 1812 году, (был при Московском ополчении), в Крымскую войну 1855 года и в Турецкую войну 1877 году. В соборе есть две иконы архангела Михаила и святого Николая чудотворца, получившие раны во время осады монастыря поляками. Царские ворота устроены и украшены царем Михаилом Федоровичем. Алтарь собора, как и весь храм, наполнен священными по воспоминанию и богатыми по ценностям украшениями. Особенно ценна одежда на престоле, дар одного купца, но еще более ценна сень над святым престолом, построенная митрополитом Московским Платоном в 1809 году. Она из чистого серебра; верхняя кровля ее поддерживается четырьмя серебряными круглыми столбами, украшенными позлащенными кистями виноградными и другими орнаментами; на сооружение ее чистого серебра употреблено 6 пудов 30 фунтов, и сверх того золота 3 фунта и 40 золотников. У престола, с восточной стороны, поставлена искусная по работе и ценная по материалу дарохранительница; она представляет собою горницу Тайной Вечери; Спаситель и все апостолы исполнены из золота, Иуда же предатель из меди; весу в ней 9 фунтов чистого золота и 32 фунтов серебра. Дарохранительница эта, или, как она называется здесь, Сион, украшена многими драгоценными камнями. Принесена она в дар обители митрополитом Московским Платоном. В юго-западном углу собора находится медная доска над могилою князя Андрея Владимировича, в иночестве Саввы, к области которого некогда принадлежал город Радонеж. К Троицкому собору пристроена церковь пр. Никона, ученика и преемника пр. Сергия (см. 17 ноября). Она построена над гробом пр. Никона. Царские ворота здесь — кованные из чистого серебра; над ними — особо чтимая древняя Иерусалимская икона Божией Матери, украшенная золотою ризою. Рака пр. Никона покрыта серебром; над ней устроена в 1900 году серебряная сень в стиле XVII века. Подле этой церкви находится, примыкающая к западной половине южной стены Троицкого собора, так называемая Серапионовская палатка, получившая свое название от имени святого Серапиона, архиепископа Новгородского (см. 16 марта), над гробом которого она была поставлена. Нынешняя палатка на месте первоначальной построена митрополитом Платоном в 1783 году. Серапионовская палатка преданием почитается за место кельи пр. Сергия, где он удостоился посещения Божией Матери с двумя апостолами. Здесь, на южной стороне, представляется взором большая икона сего видения, украшенная золотым венцом и короною из драгоценных каменьев. Вблизи этого образа в ковчегах хранятся: десная рука святого архидиакона Стефана и камень от гроба Господня, принесенный в 1850 году А.Н. Муравьевым из Иерусалима. В иконостасе достопримечательна икона святого Николая чудотворца, пожертвованная С.Ф. Воейковой в 1895 году. Этой иконой пр. Сергий благословил родоначальника Воейковых, боярина сербского Воейка, при крещении его митрополитом Киприаном в 1384 году в Чудовом монастыре; риза на этой иконе вся унизана жемчугом. Здесь же почивают под спудом, кроме святого Серапиона, мощи пр. Дионисия (см. 12 мая) и находится гробница Иоасафа, митрополита Московского; вблизи притвора погребен известный путешественник на востоке в XVII веке, келарь монастыря, иеромонах Арсений Суханов (вывезший с Востока для исправления богослужебных книг до 700 рукописей и привезший из Иерусалима модель храма Воскресения Христова, по которой был построен знаменитый собор в Ново-Иерусалимском монастыре Московского епископства). В церкви Божией Матери Одигитрии Смоленской находится чудотворная икона Ее имени, иссеченная из камня, мерою в 1/4 аршина; она украшена алмазною короной и жемчужною ризой. Среди Лавры находится соборный храм во имя Успения Божией Матери. Он начат постройкою при царе Иоанне Васильевиче; освящен был митрополитом Дионисием, в присутствии царя Федора Иоанновича. По своим размерам он — самый обширный из прочих монастырских храмов. С трех сторон собора находятся крыльца, из которых западное — с надписью на фронтоне: «Ведомому Богу». Собор поддерживается 4 большими столпами, на которых покоятся пять куполов с главами и все своды. Иконостас — резной, пятиярусный. В нижнем ряду особою ценностью окладов выделяются храмовой образ Успения Божией Матери и образ Софии Премудрости Божией. Кроме главного престола, находятся три в приделах: святого великомученика Федора и святой мученицы Ирины — на правой стороне и святого Николая чудотворца — на левой. В главном алтаре крест запрестольный утвержден над двуглавым орлом — гербом Российской Империи, в память спасения императора Петра I от стрельцов в сем соборе. Внутри собора погребены некоторые лица царского рода, а также архиепископ Рязанский Моисей, архиепископ Московский Августин, митрополит Московский Макарий. Внизу под собором помещается церковь Всех Святых; здесь погребены Леонтий и Сергий, митрополиты Московские. Вне собора, у западной стены его, в отдельной глухой палатке, погребено семейство Годуновых. К юго-западу от собора находится, в особенной каменной часовне, колодец, ископанный самим пр. Сергием и обретенный в 1644 году. К западу от этой часовни находится устроенный в 1792 году митрополитом Платоном, в виде пирамиды, памятник вышиною 14 аршин с надписями, изображающими великие события, происходившие в Лавре. Вокруг него в 1823 году поставлены соединенные цепью пушки, которые некогда служили для защиты Лавры от поляков. В церкви пр. Михея находится покрытая серебряной ризой его гробница (см. 5 мая); церковь эта была построена над гробом пр. Михея в 1732 — 1734 году и возобновлена в 1871 году.

В церкви во имя святого Филарета Милостивого, пристроенной в 1867 году к южной стене церкви Сошествия Святого Духа, погребены Московские митрополиты Филарет и Иннокентий, а в притворе церкви — наместник Лавры, архимандрит Антоний (12 мая 1877 года). Выдающимся украшением церкви Святого духа служит изящный по рисунку иконостас из розового дерева и иконы в приделе Филарета Милостивого, установленные по кончине митрополита Филарета. Все эти иконы поднесены были митрополиту Филарету многочисленными его почитателями в день 50-летнего юбилея его 5 августа 1867 года; здесь же хранятся и облачения его. Рядом с церковью Святого Духа, в особой часовне, находится гробница знаменитого ученого Максима Грека. На южной стороне Лавры находится трапезная церковь во имя пр. Сергия. Она построена в 1685 — 1692 годах по повелению царей Петра и Иоанна Алексеевичей и отличается как снаружи, так и внутри богатством и красотою архитектурных украшений. Здесь замечательно также пред амвоном большое медное паникадило с литыми изображениями Спасителя и 12 апостолов — вклад царя Иоанна Васильевича; костяной же шар под паникадилом, по преданию, составляет работу самого императора Петра I. Над этой церковью в особой палатке помещается драгоценное и знаменитое в археологическом отношении книгохранилище из множества старопечатных книг; здесь хранится 828 рукописей и до 10000 книг, относящихся к богослужению и духовно-исторического содержания. Из них замечательны: Пятикнижие Моисеево на пергаменте, в лист, по письму конца XIV века или начала XV века, Паремейник на пергаменте — очень древнего письма, 16 слов святого Григория Богослова на пергаменте XIII или XIV века, Октоих с надписью на первой странице «Октоих Никоновский», и др. В архиве, в числе древнейших подлинных актов, сохранилась грамота князя Федора Андреевича Стародубского пр. Никону на озера, писанная на лоскуте бумаги, длиною с небольшим в один, шириною около двух вершков. Здесь же из 300 святительских грамот старшая по времени — настольная от Макария, митрополита Всероссийского, архимандриту Лавры Елевферию 1561 года. Ризница Лавры представляет много предметов благоговения, любознательности и любопытства. Святость, древность, драгоценность, достоинство вкладов — делают их разнообразными. Особенно замечательны следующие из них: деревянные сосуды, в которых священнодействовал преподобный Сергий, священническая риза его из темноцветной бумажной нетонкой ткани, деревянные сосуды и священническая риза преподобного Никона из белой камки с оплечьем и крестом парчовыми, Евангелие преподобного Никона на пергаменте, кадило его серебряное, позолоченное, на подобие церкви, весом в два фунта, сандалии кожанные, 30 лет бывшие на ногах преподобного Сергия, крест, присланный преподобному Сергию патриархом Цареградским Филофеем, обложенный золотом и украшенный драгоценными камнями; Евангелие вместе с апостолом на пергаменте, по порядку древнего чтения, XIV века, Евангелие в лист на пергаменте — дар царя Федора Алексеевича 1677 года; рукопись древнего письма и может быть отнесена к XIV-XV векам, Евангелие на греческом языке, писанное на пергаменте в 4 д., в XII веке, — дар с Афона А.Н. Муравьева в 1850 году, служебник преподобного Никона на пергаменте, рукопись 1381-1382 года и другие. Кроме этого находится множество простых, но замечательных по древности, панагий прежних русских святителей, множество древних образов и складней, одежд на престол с бриллиантами и жемчугом, драгоценных панагий митрополитов, архимандричьих и архиерейских облачений, украшенных алмазами, изумрудами и жемчугом, пелен, шитых шелками, покров с жемчужными надписями. Особенно заслуживает внимания осыпанная бриллиантами и жемчугом панагия, устроенная митрополитом Платоном из камня агата, на котором самой природой изображены Распятие и молящейся перед ним на коленях инок; камень этот получен был митрополитом Платоном в подарок от князя Г.А.Потемкина—Таврического. На север от Троицкого собора, посредине монастыря, возвышается на 46 сажень и 1 аршин величественная по бесподобному сочетанию легкости и красоты колокольня. Она представляет собой четырехсторонний, кверху уменьшающийся в толщине столп, в основании имеет 12 сажень и 1 аршин, второй ярус — семь сажень в поперечнике, следующие ярусы еще уже. Вся колокольня украшена множеством превосходных по рисунку и исполнению орнаментов, карнизов, поясов, фронтонов, и пр.; венчается она золотым верхом в виде царской шапки, покоящейся на подставном табурете. Строилась колокольня по плану известного архитектора XVIII века графа Растрелли и под надзором архитектора Ивана Мичурина. Первоначальное повеление о сооружении ее последовало при императрице Анне Иоанновне; при ней же приступлено и к постройке; окончена же колокольня при императрице Елизавете Петровне. Купол и золоченый верх сооружены при императрице Екатерине II-й. На купол употреблено железа 545 пудов, меди 278 пуда и золота 43 фунта 78 золотников. В трех ярусах колокольни помещаются колокола; всех колоколов более сорока и весят они свыше 8.600 пудов. Ниже всех висит Царь-колокол, весом в 4000 пудов. Церкви и здания окружены каменной стеною, с 9 башнями и 4 воротами. В 1910 году, 11 июля, на правой и левой сторонах святых ворот, в память исполнившегося 12 января того же года 300-летия освобождения Лавры от поляков, были торжественно прибиты две чугунные доски с соответствующими надписями, изготовленные на средства, собранные по подписке между членами Московского отдела Императорского Русского Военно-Исторического Общества. Лаврская стена в окружности простирается на версту с четвертью; вышиною она в 4 сажени, а южной и западной сторон по местам до 6, 7 и более сажен; шириною в 3 сажени и более; сверху вся покрыта железом. По этой стене 12 января, в день воспоминания избавления Лавры в 1610 году от осады и в другие праздники совершаются крестные ходы. Ежегодно 15 августа бывает крестный ход вокруг всей Лавры. В стенах Лавры помещается Московская Духовная Академия в бывшем царском дворце, построенном императором Петром I. Она переведена сюда в 1814 году из Московского Заиконоспасского монастыря. Лавра имеет школу и мастерскую иконописания, фотографию (для снимания икон), литографию и типографию, больницу — богадельню, церковно-приходскую школу для певчих, мастерские, две гостиницы и трехэтажный странноприимный дом, построенный в 1892 году, в память 500-летия кончины преподобного Сергия; он вмещает 2000 странников. На средства Лавры содержатся также «Александро-Мариинский» дом призрения, основанный в 1833 году. К благотворительным учреждениям его относятся: «Филаретовское» училище для девочек, двухклассное училище для мальчиков, женская больница с отделением для неизлечимых, с амбулаторией и аптекой для бесплатной выдачи лекарств, женская богадельня, странноприимная для женщин и церковь с особым причтом.

С целью религиозно-нравственного просвещения народа Лаврою издаются печатаемые в своей собственной типографии «Троицкие листки», которые расходятся в громадном количестве по всей России. Лавре принадлежат: в Москве — Троицкое подворье на Троицкой улице и Троицкое подворье на Ильинке; в С.-Петербурге — Троицкое подворье на Фонтанке. Свято-Троицкая обитель с первых же дней основания явилась святыней в северо-восточной Руси, под благословением которой росло и крепло Московское царство. Здесь великий князь Дмитрий Донской получил благословение от преподобного Сергия на брань с Мамаем и отсюда во время битвы вновь подкреплен был его благословляющей грамотой. Нередко преподобный Сергий являлся посредником в раздорах князей. Из обители его вышли многие основатели монастырей, служивших в то время рассадниками просвещения. Вот почему и сам преподобный Сергий, и основанный им монастырь не забылись в памяти русского народа. Росло царство Московское, — росла и обитель преподобного и тем более, чем более преемники святого Сергия сохраняли его заветы, развивали его святое дело. Величайшим, самым блестящим подвигом Лавры в позднейшее время, снискавшим ей неувядаемую славу, была национальная защита веры и отечества в смутную эпоху и притом в самый трудный момент этой эпохи, когда господствовала всеобщая анархия, когда поляки владели Москвой и Смоленском, когда казаки добивали то, что осталось от поляков, когда Новгородом и Псковом стремились овладеть шведы, когда инородческие племена на востоке стремились к отложению, когда не было никакого правительства, потому что семичленное боярское управление находилось в плену у поляков, когда в этом же плену томился и первый, подавший голос на защиту Церкви и отечества, — патриарх Гермоген. В этот-то момент полного разложения государства и его приближавшейся гибели Свято-Троицкая Лавра выступила с горячим патриотическим воззванием к русскому народу поборницей за национальные интересы, возбуждая народ живым словом убежденной речи к защите веры и отечества. И нужно заметить, что эта защита земли состояла не в одном только возбуждении народа: раз начатое дело Лавра довела до конца, побудив своими грамотами князя Пожарского к скорейшему походу на Москву, объединив и помирив вождей ополчения Нижегородского и казацкого в одной общей цели — спасения государства. В Свято-Троицкой же обители искал спасения Петр Великий во время заговора, произведенного стрельцами, и сохранил свою жизнь для блага и славы России. И позднее Лавра не остается безучастной зрительницей исторических судеб России. Ко гробу преподобного и доселе спешит Царь русской земли перед началом и по окончании всякого важного политического акта. И доселе Лавра благословляет и напутствует Его своими молитвами, повторяя слова своего первооснователя: «да поможет ти Бог и Святая Богородица».
К Лавре приписаны:

1) Махрищеский монастырь (см. о монастырях Владимирской епархии).
2) Смоленская Зосимова пустынь (см. там же).
3) Спасо-Вифанский монастырь, 2 класса, в 3 верстах от Лавры. Устроен в продолжение 1783-1787 годах митрополитом Платоном. Его стараниями здесь построен был двухэтажный каменный храм: верхний — в честь Преображения Господня, а нижний — в воспоминание Воскрешения праведного Лазаря, почему и место монастыря названо Вифанией. Внутри храма Преображения сделана искусственная гора, на подобие горы Фаворской, и на вершине ее алтарь с круглым резным иконостасом, украшенным цветными стеклами и позолотой. По обеим сторонам горы устроены лестницы, которые ведут к южным и северным дверям алтаря, где в углублении, на горном месте, сохранилось седолище преосвященного Платона и над ним рипиды, которые употреблялись во время священнодействия. В алтаре замечательна икона, присланная королем Франции Людовиком XVI, в дар митрополиту Платону, и резное из кости изображение «Поклонение волхвов» — вклад императрицы Марии Федоровны. Под храмом Преображения в вертепном храме Воскрешения Лазаря, на левой стороне от входа, в особом отделении, находится гробница над местом погребения митрополита Платона. Рядом с могильной храминой митрополита Платона, у стены, под балдахином, поставлен гроб преподобного Сергия, в котором были обретены его мощи; он в продолжении пяти столетий сохранился без малейшего следа разрушения и был перенесен митрополитом Платоном вместе с образом преподобного Сергия из Успенского собора Лавры в 1786 году. Направо от храма находится двухэтажный большой собор во имя Сошествия Святого Духа и Тихвинской иконы Богоматери, выстроенный в 1866 году. К этому собору примыкает двухэтажный деревянный на каменном фундаменте дом митрополита Платона, сохранивший распределение и убранство покоев того времени. При монастыре находится Вифанская духовная семинария.
4) Гефсиманский скит, в 2 1/2 верстах от Лавры. Основан в 1844 году Московским митрополитом Филаретом, которым и был освящен, главный скитский храм с двумя престолами: вверху (28 сентября 1844 года) — в честь Вознесения Божией Матери на небо, а внизу (8 июля 1846 года) — в память Гефсиманского моления Спасителя; при чем приснопамятный владыка при освящении первого престола облачен был в крашенинные фелонь и епитрахиль преподобного Сергия, его же и деревянный сосуд был на престоле для совершения Евхаристии. В ските хранится немало святынь, замечательных древностью: часть креста Господня, камень от гроба Богоматери, часть масличного дерева из Палестинской Гефсимании, ковчег с частицею ризы Господней и мощами святых, схима, в которой был погребен преподобный Сергий, мантия преподобного Серафима Саровского, лично полученная от него наместником Лавры Антонием, схима святителя Воронежского Митрофана и схима патриарха Никона. В числе замечательных икон в ските находятся: празднуемая 17 августа Гефсиманская икона Божией Матери, привезенная с Афона митрополиту Филарету А.Н. Муравьевым (по преданию, находившаяся в кельи преподобного Иоанна Дамаскина и, быть может, как предполагают некоторые, точная копия или даже сам подлинник иконы, представляющий собою изображение Богоматери с Богомладенцем на Ее левой руке, благословляющим правою рукой, написанной самим преподобным Иоанном в благодарность за его исцеление и называющейся Дамаскинской, но которую не должно смешивать с иконой, известной под наименованием Троеручицы), образ Распятия Спасителя, принадлежавший по преданию, святому Федору Студиту и привезенный тоже А.Н. Муравьевым с Афона, где это Распятие стояло в кельи патриарха Иеремии, жившего там на покое в XVI веке, и образ преподобного Сергия с частицами мощей.

На север от скита за прудом находится пещерные кельи с двумя храмами. Основателем их был известный в Москве в шестидесятых и семидесятых годах прошлого столетия юродивый Филиппушка (Филипп Андреевич Хорев, из крестьян Владимирской губернии, Вязниковского уезда, деревни Стрянковой), в схиме — Филарет, погребенный в скиту; над пещерами построен в виде чехла величественный пятиглавый храм в русском стиле XVII века и освящен в 1894 году в честь чудотворной Черниговской — Ильинской иконы Божией Матери. Эта святая икона, написанная в XVIII веке на полотне и представляющая собою точный список, в несколько большем размере, с Ильинской — Черниговской иконы, была получена в благословение от одного инока Свято-Троицкой Сергиевой лавры священником Хотьковского монастыря Иоанном Алексеевым; первоначально она находилась в его доме, где перед нею с особым усердием молилась проживающая там некоторое время после смерти своего отца девица Александра Григорьевна Филиппова, которой затем в 1826 году святая икона и была получена от отца Иоанна, а 1852 году передана ею в Гефсиманский скит, где святая икона, находящаяся в левой стороне иконостаса нижней пещерной церкви Архангела Михаила, вскоре и прославилась чудотворениями, красноречивыми свидетелями чего являются драгоценные украшения ее облагодетельствованными благодатною помощью Богородицы по молитвам перед этой святой иконой; первое чудо исцеления, по молитве перед нею, тяжко больной женщины совершилось 1 сентября 1869 года; празднование в честь этой иконы совершается 1 сентября и 16 апреля. Ежегодно в день храмового праздника, 17 августа, в скиту совершается, по подобию утрени Великой субботы, особая служба, именуемая «Похвалы, или священное последование на святое преставление Пресвятой Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии», следующим образом. — Во время пения «Бог Господь» предстоятель, неся образ Успения Божией Матери, исходит, вместе с служащими ему, из алтаря на середину храма и полагает образ на аналогии; затем раздаются свечи, и предстоятель кадит образ при пении особых тропарей: «Благообразных ученик лик ныне Божественный», «Егда снизшла еси к смерти», «Священным учеником, в Гефсиманию тело Матере Божия носящым» (каковые тропари составлены по подобию тропарей Великой субботы: «Благообразный Иосиф», «Егда снизшел еси», «Мироносицам женам»); после этого канонархом возглашается на глас 5-й: «Благославен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим» и читается 17-я кафизма («Блажени непорочнии) и разделенные на две статии «Похвалы» (составленные по образцу «Похвал» утрени Великой субботы); по окончании 17-й кафизмы и «Похвал», поются на 5-й глас с припевом: «Благославенная Владычице, просвети мя светом Сына Твоего», особые тропари (составленные по подобию воскресных тропарей: «Ангельский собор удивися»); при пении этих тропарей совершается двумя диаконами каждение, затем произносится малая ектения, а далее следуют: возглас («Яко Тя хвалят вся силы небесныя»), 4-й антифон, чтение Евангелия и прочее последование утрени. Женщины допускаются в скит только раз в год — накануне и в день храмового праздника (16 и 17 августа).
К скиту приписаны: а) Боголюбивая киновия, устроенная для погребения Лаврской братии в 1858 году; б) Параклита, пустынь, в 5 верстах от скита, основанная в 1861 году.

При ските имеется богадельня имени митрополита Филарета и больница. В 10 верстах от Лавры находится старинная часовня, сооруженная на том месте, где некогда святой Стефан Пермский, проходя мимо обители преподобного Сергия, сделал последнему заочный поклон, на который в свою очередь ответил тем же и великий Радонежский игумен, духовно прозревший близость святого Стефана (см. 26 апреля). Около часовни открыта в 1901 году на средства Лавры церковно-приходская школа для детей деревень Рязанцева и Кутузова. Скиту также принадлежит в Москве часовня во имя преподобного Сергия у Ильинских ворот.

Из книги С.В. Булгакова «Русские монастыри в 1913 году».

Увидел в Контакте:
Ответ на письмо общественности Патриарху по поводу сожжения монахами книг А. И. Осипова «Из времени в вечность: посмертная жизнь души»:

Московский Патриархат
Священный Синод Русской Православной Церкви
Отдел по монастырям и монашеству
№ 370 — «15» июня 2012 г.Уважаемая
Анна Игоревна!
Ваше обращение, адресованное Святейшему Патриарху, рассмотрено в Синодальном отделе по монастырям и монашеству.
По сути изложенного Вами вопроса, сообщаю, что 11 июня сего года состоялось заседание Духовного Собора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.
Решением Духовного Собора насельник Лавры, принимавший участие в описанных Вами событиях, был направлен в Скит для покаяния, а поступок его осужден.
С уважением, ФеогностАрхиепископ Сергиево-Посадский,
Председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству
Текст обращения, на которое дан ответ, тоже приводится: Святейшему Патриарху Московскому
и всея Руси Кириллу
Ваше Святейшество!
17 мая 2012 г. на сайте www.Credo.ru появился видеосюжет, в котором два монаха с помощниками сжигают подаренное в Троице-Сергиеву Лавру большое количество экземпляров книги профессора МДА А.И.Осипова «Из времени в вечность: посмертная жизнь души», изданной Сретенским монастырём и рекомендованной к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви. Этот сюжет тут же распространился по всей сети Интернет, вызвал большой общественный резонанс и активно обсуждается в социальных сетях, в разговорах, статьях, всевозможных комментариях.
Такой дерзкий поступок монахов, открыто, перед лицом всего мира, противопоставивших себя церковному священноначалию, без сомнения, подрывает авторитет не только монашества, но в определённой степени и нашей Церкви. В связи с этим вызывает недоумение отсутствие официальной реакции монастырского руководства на эту варварскую акцию.
Просим Вас, Ваше Святейшество, оградить возглавляемую Вами Церковь от ещё одной провокации бесчинствующих.
С уважением, представители общественности
(всего 210 подписей)
Примечательно, что подписавшие петицию к Патриарху представляются не как чада Церкви, не как христиане, а как «представители общественности» и судят не с точки зрения соответствия запечатлённого на видео поступка Христовым заповедям, а с точки зрения того, как это выглядит в глазах мира.
Но, уж коль скоро Духовный Собор Лавры принимает такие решения, а Синодальный отдел их озвучивает; представляется логичным получить от этих организаций прямые ответы на два вопроса:
1. Считают ли Издательский Совет, Синодальный отдел по монастырям и монашеству и Духовный Собор Свято-Троицкой Сергиевой Лавры книгу «Из времени в вечность: посмертная жизнь души» соответствующей православному вероучению?
2. Что именно в действиях заснятых на видео нашли достойным осуждения Духовный Собор Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и Отдел по монастырям и монашеству?

Архимандрит Ефрем, настоятель Покровского скита

День Пресвятой Троицы у нас в «Вере» считается не только церковным, но и редакционным праздником, о чём всегда напоминает образ Стефановой «Зырянской Троицы» на каждой странице газеты. Поэтому накануне праздника, в последних числах мая, решили мы отправиться к преподобному Сергию Радонежскому, который установил на Руси день Троицы. Хотелось не только поклониться преподобному, но и проникнуться духом той обстановки, в которой раскрывался для русского народа догмат совершенства Божия в неслиянности и нераздельности Трёх Ипостасей. Конечно, за столетия многое изменилось, лесная обитель на Маковце выросла в огромную многолюдную Лавру, заполненную паломниками и туристами. Но даже в этой суете остались островки молитвенной сосредоточенности и тот Сергиев дух, который так дорог русскому православному человеку. Стоит только зайти в тишину древнего Троицкого храма, встать на колени перед святыми мощами преподобного…

В эту поездку Господь открыл нам ещё одну сторону Лавры, доселе незнакомую. В последние годы вокруг неё образовалось много скитов и подворий, где молитва сочетается с простым трудом, как это было при Сергии Радонежском. Особенно это относится к Покровскому скиту, где действует подсобное хозяйство, поставляющее в Лавру продукты. Находится он в 20 километрах от Лавры в бывшей деревне Сабурово. С надеждой, что удастся встретиться со скитоначальником архимандритом Ефремом, мы и отправились туда.

Спорительница хлебов

Сабурово – одно из самых красивых мест в Подмосковье. Пригорок у реки Вели утопает в зелени вековых деревьев, в листве которых переливаются трели и сочные прищёлкивания соловьёв. В начале лета, на Троицу, они необыкновенно певучи. Поднявшись на пригорок, мы остановились, заслушавшись пением этого лесного клироса. Раз коленце, два, три, четыре… ни одно не похоже на другое. Соловьи, словно композиторы, беспрестанно творят новую музыку – и (расточительство какое!) никто не записывает её нотными знаками. Хотя, если вдуматься, в полноте Божьего мироздания не бывает расточительства. Это нам, людям, кажется, что если мы что-то не записали, не сохранили на бумаге или на магнитной ленте, то это пропадает втуне. Для нас – людей – да, пропадает. Но кто сказал, что соловьи поют для нас? Может, они славят Бога Творца, а у Него ничто не преходит, каждый звук, каждое душевное движение записывается неведомым нам «магнитофоном» Вечности.

С такого вот остолбенения перед райской красотой природы и началось наше знакомство с Сабурово. Приехав с Севера, где только-только древесные почки распустились, удивлялись мы берёзовому шуму над головой, соловьям и тёплому летнему небу, в котором голубыми облачками плыли купола Покровской церкви. С неё, как мы уже знали, и начался Покровский скит. История была такая. В 1960–70-х годах из-за «укрупнения» жители Сабурово покинули свою деревеньку, оставив разрушаться дома и храм, построенный в 1803 году. Разрушение длилось два десятка лет, пока в начале 90-х сюда не приехали на сенокос двое иноков из Лавры. Набрели они на полуразрушенную церквушку. Накрапывал дождь, и монахи не раздумывая взялись полиэтиленом латать дыры в куполе храма. Позже, взяв благословение у наместника Троице-Сергиевой лавры, они вырыли рядом с храмом землянку, стали в ней жить и в свободное от сенокоса время ремонтировать церковь. Старшим из двоих монахов и был отец Ефрем, нынешний скитоначальник.

Как нас предупредили, отец Ефрем не даёт интервью. Но добрая рекомендация, а может и тот факт, что мы приехали из далёкого края, где святительстовал Стефан Пермский, помогли встретиться и поговорить. По дорожке, усаженной тюльпанами, архимандрит ведёт нас в храм. Приложившись к иконам, оглядываемся. Стены, сразу видно, расписаны хорошими мастерами. На арке, ведущей в главный придел, изображены Богородица и снопы ещё не сжатого хлеба.

Заметив заинтересованность, отец Ефрем поясняет:

Роспись над главной аркой в Покровском храме

– Это фреска Матери Божией «Спорительница хлебов». Тут как бы Сама Пречистая благословляет плодородие сабуровской земли. У нас ведь подсобное хозяйство.

– А хозяйство большое? – начинаем расспрашивать.

– Земли почти 80 гектаров, в основном это сенокосы и пастбища для коров, а засеваем примерно 30 гектаров. Работы много. Сейчас, в конце весны, поля уже обработаны и частично засеяны – овсом и ячменём, для фуража.

– Когда вы пришли в Сабурово, у Лавры уже много скитов было?

– Первый скит был Сергиевский, с вновь построенным деревянным храмом в честь преподобного Сергия и с подсобным хозяйством. Это в трёх километрах от Лавры, на месте исчезнувшего села Благовещенского. А второй открылся здесь, в Сабурово. Где-то в 1988 году землю на Лавру оформили.

– А почему именно в Сабурово?

– Здесь было много заброшенных земель. Мы заготавливали сено для подсобного хозяйства в Благовещенском, и так получилось, что стали потихоньку восстанавливать покинутый Покровский храм. Нельзя было смотреть, как он на глазах разрушается.

– То, что вокруг Лавры создаются скиты, исторически как-то связано с деятельностью преподобного Сергия? В том числе и Сабурово?

– Конечно. Сабурово же недалеко от Сергиевой обители – если напрямую по лесной дороге, то всего в 12 километрах. Ещё до революции монахи приходили сюда сено заготавливать, не случайно угодья, где мы косили, в народе до сих пор называются Поповским лугом. Были здесь и пруды, из которых рыба в Лавру поставлялась. А если говорить о временах более древних, то не исключено, что сам преподобный Сергий здесь бывал.

– А сейчас сколько скитов у Лавры?

– Подворий и скитов уже более двадцати, я даже не могу их всех назвать. Параклит-Тарбеева пустынь, Гефсиманский скит, Черниговский скит… Четыре года назад ещё Анзерский остров в Белом море Лавре передали, там тоже наши монахи.

– В Лавре только одно такое хозяйства, как ваше?

– Сейчас только одно. Поставляем молоко, творог со сметаной, масло, картошку, капусту. Конечно, полностью обеспечить Лавру не можем, приходится докупать. Но вот молока нашего вполне хватает. Тут дело даже не в экономии. В отличие от магазинного, монастырское молоко с молитвой доят, с молитвой выцеживают. Это важно.

О спасительности труда

Сабуровский скит: возле храма

– Батюшка, наверное, в работе на земле заключён и духовный смысл? – спрашиваю скитоначальника. – Ведь сам преподобный Сергий тоже огородничал?

– Скит – это обязательно обработка земли или какое-нибудь рукоделие, чтобы как минимум себя кормить, – отвечает архимандрит. – И в этом, конечно, есть духовный смысл, так мы выполняем послушание, заповеданное Господом Адаму: «В поте лица твоего будешь есть хлеб».

– А в чём спасительность этого послушания?

– В том, что, работая на земле, человек невольно богомыслием занимается. Землю надо благоукрашать, а когда занимаешься этим, то чувствуешь близость ко всему мирозданию, которое Господь сотворил «добро зело». То есть мы видим премудрость Божию. С другой же стороны, мы видим и немощь свою. Человек, на земле утруждаясь, познаёт свою немощь, а сила Божия, как известно, в немощах человеческих совершается. Нужно потрудиться и духовно, и телесно, чтобы открылся источник живой воды, о котором в Евангелии Господь говорит в беседе с самарянкой. Или вот пример: на Афоне монахи днём трудятся, а ночью молятся, на сон остаётся три-четыре часа, бодрствуют они постоянно. Это и есть служба Богу, такая вот жизнь – молитвенное делание и выполнение послушаний. Я считаю, в этом полнота жизни монашеской – одно другому помогать должно, молитва и работа.

Это хорошо для спасения не только монахам, но вообще христианам. У нас много трудников из мирян, своих-то сил на большое хозяйство не хватило бы. Приезжают к нам потрудиться, помолиться и прояснить свой жизненный путь через испытание себя скитской жизнью. Многие, побывав здесь, думают в духовное заведение поступать или на клирос идти в храм. Некоторые остаются, а в семинарии заочно учатся. Есть в скиту и послушники, которые постигают иноческий образ, собираются принять постриг.

– Работа на земле, наверное, даёт ощущение независимости: случись что в государстве, смута какая, антихрист придёт, можно будет спасаться, не прося помощи?

– На земле, конечно, прожить можно. Но главное не это, а то, что труд очищает человека, душу его от суетного духа нашего времени. Именно на земле – первозданной, которую Господь создал. Остальное же, что у нас есть, всё придумано человеком. А придуманное – оно ведь не совершенное.

– А что в духе нашего времени самое губительное?

– Безразличие. Охладевает человек, охладевает его любовь, утрачивается милосердие, верх берёт надменность, гордость.

– Отчего это происходит?

– Человек всё больше приобретает знаний, и это надмевает. Если мы постигаем мир отдельно от познания его Творца, то это приводит к гордыне, к ожесточению. Мы тогда забываем, что жизнь, здоровье, талант – дары Божии, они нам не принадлежат. И тогда начинаем жить не по доброй, а по своей воле, которая не к Богу, источнику всех благ, устремляет, а куда-то в пустоту.

Чувство этой пустоты можно легко в себе обнаружить. Это когда ты не можешь успокоиться, нет в тебе отдохновения, умиротворения и удовлетворения от своей деятельности. Когда хочется что-то найти, а самому не понятно, что именно. Когда хочется куда-то уехать, за тридевять земель, а зачем – никак не объяснить. На самом деле это пустота человека гонит – из пустоты в пустоту, потому что там, за тридевять земель, человек всё равно смысла своего не найдёт, если он без Бога. Когда нет отдохновения и жизнь в тягость, то стоит задуматься: значит, что-то неправильно у меня, заповеди нарушаю, в гордость впал, покаяния нет. Значит, не выполняю предназначение, данное мне Богом.

Вот здесь нужно читать Священное Евангелие, советы и поучения святых отцов, в молитве пребывать. Апостол говорит: бодрствуйте, молитесь и да не внидете в напасть. Как только человек задремлет, проявит нерадение, тут же искушения начинаются. И если человек их не выдерживает с помощью Божьей, то с головой накрывает следующая волна искушений – и так вот постепенно всё в жизни усложняется, появляются отчаяние, уныние, печаль не по Богу. И человек совсем теряет путь к спасению, он как заблудившийся в лесу.

А тропинка-то вот она, рядом. Надо только вспомнить, что ты – образ Божий. И воля твоя должна быть к Богу направлена, к добру, поскольку Бог познаётся в совершении тобой добра. И надо укреплять себя в добре.

О почитании Троицы

Архивное фото: за девочкой видна землянка монахов, накрытая полиэтиленом и с печной трубой, которую поддерживают три ветки

– Скоро будет праздник Троицы, – вспоминаем мы о том, что привело нас в Сабурово. – В Лавре его особо отмечают?

– Да, очень торжественно, – отвечает отец Ефрем. – Приезжает Святейший Патриарх, служит в Троицком храме – который самый древний у нас, преподобный Сергий его первым поставил. В этот день, кроме Троицкого, службы идут во всех храмах Лавры. В крестный ход выносятся иконы Живоначальной Троицы и преподобного Сергия. Несём их в кладезную часовню, там совершается водосвятный молебен. В ходе участвует много гостей, архиереев, патриархи из других Поместных Церквей бывают.

– Вам не кажется, что Пресвятая Троица в России сейчас меньше почитается, чем в старину? Раньше Троицкие церкви возникали всюду. У нас на Севере монахи строили их в самых глухих таёжных уголках, и там затем вырастали Троицкие обители, например на земле Коми – Свято-Троицкий Ульяновский монастырь, основанный святителем Стефаном Пермским. А Вологда – вообще выросла из Троицкого монастыря, построенного преподобным Герасимом Вологодским. Сейчас такое редкость.

– Святитель Стефан жил во времена, когда на Руси только что появился праздник Пресвятой Троицы, – напомнил отец Ефрем, – и тогда, действительно, часто строили Троицкие храмы. Но почитание Троицы никогда на Руси не прекращалось, скорее наоборот. Вспомните преподобного Александра Свирского, которому в XVI веке явилась Пресвятая Троица – такого даже преподобный Сергий не удостаивался. А в наше время? Когда русские эмигранты после революции уехали за рубеж, то главным своим духовным центром сделали Свято-Троицкий монастырь, основанный ими в Америке, в Джорданвилле. Такое ведь не случайно.

Пресвятая Троица – это образ Божий, в котором мы видим любовь и единство. К этому единству стремились эмигранты в рассеянии, а ещё за века до них – наши предки, которые после татаро-монгольского ига собирали и заново строили Святую Русь. Не возводили, не сооружали, а именно «строили» – то есть делали это «с Троицей». Такими духовными строителями были и преподобный Сергий, и святитель Стефан, поэтому они особо почитали Пресвятую Троицу. По их примеру и мы должны строить свою жизнь, памятуя об истинном смысле этого слова – быть с Троицей, хранить в себе образ Божий.

– В Лавре поминают святителя Стефана?

– Конечно. И помнят исторический факт, записанный современником святителя. Когда братья Троицкой обители трапезывали с преподобным Сергием, вдруг преподобный встал, поклонился в сторону санного пути, который проходил в нескольких верстах от обители, и сказал: «Радуйся и ты, пастырю стада Христова, и мир Божий да пребывает с тобой!» Братья были удивлены, к кому это авва обратился. А он увидел, что братья в сердцах помышляют, и объяснил им: «Сейчас проезжал епископ Стефан Пермский, поклонился и благословил нашу братию, поэтому я встал и приветствовал его тоже». Дотошные монахи решили это проверить, быстро сели на коней и поехали в сторону Хотьково на дорогу. Там встретившиеся им крестьяне подтвердили: только что епископ Пермский проезжал. Братья вернулись умиротворённые. А позже на том месте, где святитель выходил из возка и благословил братию, поставили часовню. В наше время хотели сделать там подворье Лавры, искали место, где была часовня, у старожилов спрашивали, описание смотрели. К сожалению, ничего не получилось – возникли сложности из-за какого-то коммерческого строения. И просто поставили памятный крест у дороги.

– Для вас праздник Троицы что значит?

– Многое связано с детством. В Воронежской земле, где я родился, на Троицу украшали не только храмы, но и дома в верующих семьях. Приносили из леса веточки клёна, поскольку берёзок там мало, и свежепахнущую траву. Такая светлая радость…

О смирении

Разговор наш продолжался, мы вспомнили, что и Стефан свою «Зырянскую Троицу» как бы украсил большим древом, которое занимает центральное место на иконе. Видать, не случайно появилась эта традиция – приносить на праздник веточки деревьев. Сама природа Божия славит Господа, а на Стефановой иконе ещё и раскрывает смысл догмата о Троице: три ветви древа символизируют три Божьи Ипостаси в неслиянности и нераздельности. Отец Ефрем на это заметил: «Конечно, в мироздании есть отпечаток Божий. Через природу Господь нас многому научает, иногда даже напрямую через неё обращается к нам, через животных например. Вспомните библейскую ослицу, которая отвратила Валаама от беды». Ухватившись за сказанное, пристали мы к батюшке с расспросами, бывало ли в его жизни подобное, ведь в скиту в подсобном хозяйстве много животных. И он припомнил несколько случаев. Рассказ оказался столь поучительным, что было бы жалко скрыть его от наших читателей. Передаём его так, как услышали:

«В Ветхом Завете ослица обличила Валаама человеческим голосом. Такое случается и в нашей обыкновенной жизни. Мы тоже, особенно в начале строительства скита, замечали, как через животных шло обличение.

Однажды электрик из соседней деревни Лазарево подарил мне коня. Он был помесью владимирского тяжеловоза и монгольской породы, такой невысокий и суровый, грива чёрная-чёрная. К работе конь приучен был, прежде брёвна таскал из леса, но характер имел свободолюбивый: если он гуляет, то не подходи, а если везёт воз, то сам уже знает, где нужно налягнуть. Управлять им не требовалось – если ему надо, то остановится, отдохнёт и дальше тащит. Бывший хозяин кликал коня Женей, не знаю почему. Но поскольку Евгений – имя человеческое, то я переделал Женю в Джона, и конь отзывался, делал всё – и воду таскал в бочках, огород пахал.

А в ту пору в Сабурово первые службы начались, у меня в алтаре ещё дверей не было, просто шторки висели. Служил я один, и ещё на клиросе один человек стоял. И вот на Херувимской на Великом входе надо было шторку-то полностью отодвинуть, а я уже взял с жертвенника дискос и Чашу с покровцами. Смотрю: шторка открыта, но не до конца. Думаю, надо поставить Чашу и открыть, но поленился: ладно, бочком-то протиснусь. И у меня на этом выходе «бочком” покровец соскользнул с дискоса, на пол упал. А у нас тогда в храме настоящих полов не было, глина под ногами. Служба продолжалась, прошёл как положено, поставил на престол Чашу, покадил, запасным покровцом накрыл, поскольку упавшим-то накрывать нельзя, его нужно заново освящать. Вроде дальше было всё нормально, служба закончилась. После обеда подошёл к коню, чтобы на поле вывести. За уздечку взял, повёл, а он уздечку выдернул из рук, схватил зубами за плечо, потрепал и как швырнул меня на пол, на землю. Я когда летел, то сразу покровец-то уроненный вспомнил.

Со временем понял я, что Господь послал мне этого коня для смирения. Машины в ту пору у нас не было, и в Лавру я ездил на Джоне, через лес. Обычно отправлялся поздно вечером, дождавшись, когда туристы из Лавры схлынут. А то от них одни искушения. Один-то раз я отправился рано, еду на коне рядом со стенами лаврскими, а туристы пристали с вопросом: «А правда, что сейчас кризис с горючим и всем монахам коней раздали?..” И вот – в марте это было, в лесу только наст утвердился – возвращаюсь я из Лавры часов в 9-10 вечера. Навьючил на Джона, как на ослика, два мешка. Еду, луна светит, я правило своё читаю, а Джон сам идёт, дорогу домой знает. Но вдруг замечаю: конь то споткнётся, то чего-то хрюкать-похрапывать начнёт. Отвлекаюсь на него, ворчу: «Старой клячей ты стал, на коня уже не похож”. В общем, недоволен я был, что он медленно едет и ещё вздыхает. Говорю в сердцах: «Пешком я быстрей бы до скита дошёл”. Потом думаю: надо ремешок подтянуть, подпруга ослабла. Слез, подтянул – а конь взял и пошёл. Я за ним: «Куда ты?” Я побыстрей иду – и он побыстрей, дистанцию держит. Мол, сам говорил, что пешком быстрей, так давай шагай. Первым в скит он пришёл, так что братья испугались, пошли в лес с фонарями меня искать…

Конь хоть и своенравный был, но чувствовалась в нём своя какая-то мудрость, напрасно он ничего не творил. Когда в упряжке ходил, то лучшего и желать не надо, всё выполнял, работал терпеливо. И ещё помогал мне своим зычным голосом. Прежде на подсобку в Благовещенское я ходил пешком, и там отмахивались от моих нужд, у самих дел по горло, возились на огороде. А с конём – дело другое. Въезжаю в ворота, он так зычно заржёт, как иерихонская труба, и народ в стороны разбегается. Сразу все замечали наш приезд. Ставил я Джона к коновязи, цепью привязывал и на замок ключом закрывал, чтобы дел каких не наворотил. Потом шёл к кому надо – и просьбы мои слушали. Люди на подсобке с опаской смотрели на Джона, говорили: зачем тебе такой конь страшный? Возьми себе нормального! Я отшучивался: мол, это конь необыкновенный, не конь, а ума палата».

Батюшка смеётся, что-то вспомнив, и продолжает: «Однажды надо было доставить корову в Старово, я привязал её за рога к седлу и поехал на Джоне. В середине пути слез подпругу поправить, а коню что-то не понравилось, и он дальше без меня пошёл. Ловить я его не стал, а то побежит и корову замучит. Идём так: конь, за ним корова на привязи, я следом. На ходу выговариваю ему: «Чего ж ты творишь? Хочешь перед людьми выставить: вот какой монах, с лошадьми справиться не может?” Идём дальше, я с конём разговариваю, а тут дачники встречаются. Слышу, говорят меж собой: какой умный конь, сам корову ведёт и человеческую речь понимает!»

* * *

Этот рассказ сразу напомнил житийные истории про Герасима и льва и про то, как преподобный Сергий медведей отваживал. «Вот же, случается подобное и в современной монашеской жизни», – удивился я и пожалел, что никто это не описал, не сфотографировал. Мы спросили у отца Ефрема, сохранились ли снимки из того, новоначального, периода, когда скит только образовывался. Оказалось, что один снимок имеется. На нём запечатлены полуразрушенный храм и монашеская землянка, укутанная сверху полиэтиленом, с печной трубой, которую поддерживают три жерди-распорки. На заднем плане видна нечёткая фигура монаха, а на переднем – какая-то девочка. Архитектор, приехавший осмотреть Покровский храм, решил сфотографировать свою дочку – так появился этот снимок. А других и нет.

Может, и вправду напрасно жалеем мы, что не удаётся всё зафиксировать, всё записать. Ведь то, что обращено ко Господу, записывается на небесных скрижалях, которые более долговечны, чем наши диктофоны и записные книжки.

Из Сабурово уехали мы утешенные поучительной беседой и благословением архимандрита Троицкой лавры. И Богу слава!

Фото Игоря Иванова и из архива

Гефсиманский Черниговский Скит

Гефсиманский Черниговский Скит является подворьем Свято-Троицкой Сергиевой Лавры – ставропигиального мужского монастыря Русской Православной Церкви. Скит основан в 1844 г. наместником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры прп. Антонием (Медведевым) при деятельном участии свт. Филарета (Дроздова). В 1847 г. при ските основано Пещерное отделение блаженным схимонахом Филиппом. Уединённая живописная местность привлекала монахов, жаждущих безмолвия, и скит вскоре стал местом тихого пристанища для более чем 400 монахов. После революции 1917 г. скит, как и большинство храмов и монастырей России, был закрыт. Монашеская жизнь вновь возродилась в скиту в 1990 г.

«Скит» (на коптском языке «шиет») – пространная равнина. Так называлась дикая песчанная местность в Египте, начало пустынножительства в которой положил прп. Макарий Египетский в IV в. Впоследствии этим же именем стали называть подобные уединённые места, устраиваемые при некоторых монастырях для искавших безмолвия и жаждущих более сторого подвижничества монахов. Гефсиманским скит назван в честь Иерусалимского сада, где погребена Богоматерь, а Черниговским – в честь Её чудотворной Черниговской иконы, прославившей скит в конце XIX века.

Теперь скит открыт для паломников, желающих поклониться его святыням, и всех, кто хочет узнать историю монастыря, увидеть его достопримечательности – пещерные храмы, монашеские кельи и святой источник. Помимо пещер скит известен уникальным архитектурным ансамблем храмов, построек и монастырских стен, сохранившихся доныне.

Переступая порог святой обители, следует помнить, что скит — особый дом молитвы, уединения от мира. Уважая святость места сего, следует знать и выполнять несложные правила: необходимо сохранять скромный и благопристойный вид. Мужчинам нужно быть в рубашках и брюках, женщинам — в юбках и с покрытыми головами. Женщины в брючных костюмах, джинсах или коротких юбках могут получить юбку при входе в храм.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *