Севастиан карагандинский в чем помогает

Православное Маковское

Освоение Сибири несло в таежные глубины православную веру. Во многих случаях церкви строились одновременно с острогами или же в первые годы после образования поселения. Бывало и так, что острог создавался уже на месте, обжитом верующими. Пример — инок Тимофей, живший в келье на месте будущего Енисейска. На пути к Енисейску как раз и был образован Маковский острожек.
Первая церковь в Маковском была построена в первой четверти XVII века. Маковская Покровская церковь… Сколько перенесла она впоследствии пожаров, перестроек, возведения заново. Согласно историческим источникам в разные годы сгорело три церкви. Это один из самых древних приходов Енисейской Епархии. Первое упоминание о церкви относится к 1675 году в записках посланника в Китай Н.Г. Спафария. В начале 1680-х служителями Маковской Покровской церкви были поп Симеон Ванеев, дьячок Матюшка Семенов Конь. Доподлинно известно о пожаре 1757 года, при котором из церкви удалось вынести только святой антиминс, святые иконы и церковную утварь. Уже в начале 1758 года в Тобольскую духовную консисторию поступило прошение о заложении и освящении новой церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Лес на новое строительство был заготовлен менее чем за один год. В этот период в Маковском приходе числилось 45 дворов, душ мужского пола — 221, женского пола — 162. Священниками служили Стефан Диомидов Угрюмов, затем Яков Федоров Страшников. Построенная заново церковь просуществовала меньше 40 лет и снова сгорела в начале 1795 года. Острог не мог долго оставаться без действующей церкви, и уже в сентябре 1797 года была готова к освящению новая — опять деревянная. Крыша вновь возведенной церкви была крыта тремя куполами, вокруг ограда с двумя входами. Имелась усадебная земля в размере 23 на 13 саженей. В приходе числились село Маковское, деревни Филиппова, Ворожейка, Лосиноборское и юрты (улусы): Налимовские, Урашенские, Глазковские, Марковские, Колоколенские. Долгое время церковь располагалась в самом остроге. В 1836 году прихожане Маковской церкви направили в Томскую консисторию прошение о постройке в селе новой церкви взамен старой, обветшавшей. Но только в 1858 году был заключен подряд на строительство. Решено было строить новый храм на пожертвования, но собираемых денег постоянно не хватало из-за роста цен в связи с неурожаями. Благосостояние местного населения ухудшилось еще и из-за прекращения перевозок грузов по реке Кеть, которые давали крестьянам возможность заработать. И только в 1864 году церковь была построена на новом месте, на восточной стороне села, на самой дороге, ведущей из Енисейска до села Маковское. 12 июля 1864 года новую церковь освятил посетивший село Никодим — первый епископ Енисейский и Красноярский.
В декабре 1929 года состоялось собрание церковной общины церкви по поводу её роспуска. Собрание просило Енисейский районный исполнительный комитет принять в свое ведение церковь, отказываясь от ее содержания «ввиду того что в течение 15 лет совершенно церковь не работала и в настоящее время стоит без пользы». Через месяц, 2 февраля 1930 года, община просит Маковский сельский Совет «срочно принять церковь и прочее культовое имущество». В сентябре имущество было принято комиссией и сдано на хранение председателю сельсовета. Перечень наименований в списке впечатляющий для небольшой сельской церкви. Только библиотека состояла из 383 книг, среди которых, вероятно, были старинные и ценные издания. Вся церковная утварь затем передана в государственный фонд и реализована через районное финансовое управление и торговую сеть. Часть непригодного имущества передана в Сибгосторг как утильсырье. Церковь уже в 1930 году передана под народный дом, а колокола сданы «на индустриализацию». Маковский приход прекратил свое существование на долгие десятилетия. Но церковь была сохранена.
Бывшая жительница села, посетившая родные места в 2009 году, пишет в газету «Енисейская правда» : «А ведь есть в селе человек, который готов служить на благо жителей — это батюшка Севастьян. По моему мнению, он один из достойнейших людей, которые могут занимать эту нишу. Он святой при жизни, и пусть кто-нибудь попробует мне возразить». Севастьян (Севастиан) — это отдельная большая история. Духовник Енисейского Спасского мужского монастыря поселился в селе во второй половине 2000-х годов. «Сей старец очень знаменит благодаря дару исцеления и отчитке… Поэтому после его переезда в Маковское село превратилось в место паломничества, куда стекаются люди со всех концов России». Будучи игуменом Маковской церкви, Севастьян приложил усилия к обновлению храма; была возведена звонница, отремонтирована крыша. Нынешний статус старца, которому уже более 90 лет — «на покое, с правом служения». Так, старинное село вдохнуло свежую струю духовности и православия.
Лариса СОЛОМЕНЦЕВА, директор Енисейского районного архива, по материалам архива и книги В. Максимова «Маковская сторона. Православие.
Источники: МКУ «Енисейский районный архив» и библиотечного фонада: В. Максимов. «Маковская сторона. Православие – Тюмень», 2014; Т. Михалькова. «Живи, родимая сторонка» Facebook Twitter Вконтакте Одноклассники Google+

Икона преподобного Севастиана Карагандинского

Будущий святой родился на свет в Орловской губернии, в селе Космодемьяновском, 28 ноября 1884 года. При рождении его родителями — бедными крестьянами — он был наречен Стефаном. Вскоре они умерли, и ребенок остался на попечение двоих старших братьев. Ему только исполнилось 4 года. Однако ярким воспоминанием, оставшимся на всю жизнь и определившим судьбу преподобного стала поездка в Оптину пустынь, которую успели совершить с ним родители — здесь он встретился со старцем Амвросием Оптинским.

Очевидно, семья было очень благочестивой, потому что вскоре один из братьев Стефана принял решение уйти в монастырь. Это впечатлило юного Стефана. До времени он жил с семьей другого брата, помогал пасти скот и учился в приходской школе, однако в 25 лет (в 1909 году) он последовал за братом в обитель — промыслом Божиим им стала Оптина пустынь — к старцу Иосифу. Старец относился к обоим братьям-сиротам, словно к родным детям, а будущий святой Севастиан вскоре стал его келейником. Затем до 1923 года святой келейничал у другого старца пустыни, Нектария.

Через небольшое время Стефан принял рясофорный постриг — это наречение нового имени, символическое пострижение волос, и возможность носить некоторые монашеские одежды. В это время святой Севастиан, как все рясофорные послушники, имел возможность отказаться от пострига в монахи, это не было бы грехом. Однако преподобный был тверд в своем решении отказаться от мирской жизни, и в 1917 году его постригли в мантию с новым именем Севастиан, то есть «малый ангельский образ», малую схиму. Он дал обеты послушания настоятелю обители, отречения от мира и нестяжания — то есть отсутствия своего имущества, все отныне принадлежало монастырю и сам монастырь брал на себя обязанность обеспечивать жизнь святого. Такое пострижение монахов идет с древности и продолжается до настоящего момента.

Вскоре после пострига скончался брат преподобного, а там, в 1918 году, и Оптина пустынь до времени прекратила свое существование, будучи разоренной новыми властями. К счастью, преподобный Севастиан успел принять рукоположение — оно совершается только епископом, а в советское время их оставалось очень мало, людей убивали и изгоняли. Его рукоположили в иеродиакона, то есть сделали монашествующим священнослужителем, не совершающим Литургию, но участвующим в богослужении и помогающим священнику. В 1927 году он принял рукоположение во священника, то есть стал иеромонахом.

После его рукоположения, а затем скорого разорения монашеской общины в Оптиной пустыни (в ней была создана сельхозартель) он жил в городе Мичуринске (Козлове). Батюшка служил в небольшом местом храме в честь пророка Илии, пытался поддерживать связь с оптинской братией и заботился о находившихся в растерянности монахинях, также репрессированных или изгнанных из обителей. Вскоре люди почувствовали душой, сколько мудрости и благодати несет отец Севастиан, как он заботится о людях и какие чудеса происходят по его молитвам. Вокруг батюшки постепенно собирался круг духовных чад, а вместе с ним сгущались и тучи: в 1933 году отец Севастиан был арестован.

В тюрьме он совершил подвиг исповедничества: ему пытались инкриминировать создание контрреволюционной организации, а батюшка отказывался признать обвинение и никого не выдавал. В одной рясе его выгнали на мороз на всю ночь, но, по словам самого святого, Богородица укрыла его теплом, и ничто не навредило ему. Отца Севастиана отправили в ссылку в казахстанские степи на семь лет. Никто тогда не мог и подумать, что батюшка останется там добровольно и будет прославлен с именем Карагандинского.

В лагерях и ссылках отец Севастьян успевал не только молиться, но и поститься, обменивая редкую баланду с мясом на хлеб во время постов. Он стойко претерпел насмешки и издевательства, но не отрекся о Христа и более того — привел к вере многих людей, пребывавших с ним в заключении, том числе, по преданию, начальство собственного лагеря. Его полюбили и заключенные, и вольные люди, работавшие на зоне — они приносили ему для подкрепления пищу, одежду, но большинство вещей и он тут же раздавал своим собратьям по несчастью.

Возможно, святой Севастиан стал одним из прототипов «Отца Арсения» — батюшки, зарисовки из жизни которого описаны в одноименной книге и который считается собирательным образом нескольких исповедников веры Христовой.

В 1939 г. срок заточения преподобного истек, однако он остался в Казахстане, называя эти места своей второй родиной — удивительно, но многие современные святые, прошедшие при советской власти лагеря, говорили, что нигде они так не молились и не были утешены Богом, как в лагере — это отмечал, например, старец Иоанн Крестьянкин. До конца жизни преподобноисповедник был настоятелем Карагандинского Свято-Введенского храма, сохранившегося и поныне. Официально открывать его не давали, все богослужения проходили на дому отца Севастиана и он очень боялся за храм, чтобы его не закрыли. Но все обходилось: батюшка молился, работая по хозяйству в монастыре, Литургию совершали ночью тайно, затем батюшка совершал требы. Господь послал сюда в должности уполномоченного по делам религии человека благочестивого, тайного христианина, и он делал вид, что не знает о запрещенных богослужениях и требах (крещениях, венчания, отпеваниях), которые отец Севастиан совершал по всей Караганде. Известно, что ни один житель Караганды не донес на батюшку за домашние службы — хотя в советское время подобные доносы поощрялись материально .

Известно, что отец Севастиан часто посещал окрестные села, где не только совершал богослужения, но и помогал бедным и сиротам — ведь он понимал их как никто, потому что сам осиротел очень рано. В 1960-х годах он был награжден Патриаршей грамотой «За усердное служение Святой Церкви», а в 1964 году впервые в истории Церкви он, архимандрит, не архиерей, был награжден архиерейским посохом. Таким образом Патриарх признавал его труды по просвещению людей как архипастырские, очень обширные.

Преподобный чувствовал, как слабеет: последнюю службу он совершил накануне Пасхи Христовой 1966 года. Он почти не побывал на великом Пасхальном богослужении, прочитав его самостоятельно, и был в те же Пасхальные дни пострижен архиереями той местности в великую схиму (высший монашеский чин, означающий равноангельскую жизнь).

Многое сделал он на служении Церкви Божией и людям — 57 лет жизни отдал отец Севастиан монашеской жизни для людей и Бога. Слабея, за пару дней до кончины, он попросил отнести себя в храм, сказав, что обещал со всеми похристосоваться. В церкви батюшка говорил собравшимся во множестве прихожанам, что чувствует приближение кончины, просил простить его, если кого-то чем-то огорчил, и сохранять мире между собой, любить друг друга. Он обещал молиться обо всех, если Господь удостоит его райской обители, говоря: «Я скажу, Господи! Я ведь не один, со мною чада мои. Не могу я войти без них, не могу один находиться в светлой Твоей обители». Все люди в храме рыдали при этом, видя блаженную и светлую кончину, отца Севастиана, его жертвенность и любовь ко всем людям.

Ко Господу он отошел на Радоницу в 1966 г. — по словам отца Севастиана, это был его любимый праздник — и был похоронен неподалеку от Караганды, приютом его тела стало Михайловское кладбище.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *