Севастиан карагандинский

Начиная наш рассказ о Помазаннике Божием, обратимся к тому месту, где он родился и тем корням, от которых он напитался с детства. Высушенная палящим солнцем, продуваемая всеми ветрами горючая степь: Казахстан – малая родина Георгия-Михаила Владимировича Романова, чьи предки были сосланы сюда в годы репрессий, наряду с миллионами других неугодных богоборческой власти.

Место рождения Георгия-Михаила Владимировича не случайно. Здесь в годы гонений просиял сонм новомучеников и исповедников российских, среди которых выделялся своим подвигом схиархимандрит Севастиан (Фомин) † 1966 г. – ученик оптинского старца Иосифа и после его смерти старца Нектария. «Впитав в себя традиции и благодатный святоотеческий дух Оптиной пустыни и искусившись, как железо, в горниле огненных испытаний, перенося изгнания и заключения в советских лагерях, он по неисповедимым судьбам Божиим пронес свое старческое служение в столице знойных степей Центрального Казахстана, в многострадальной и благословенной Караганде, где в период 30-х — 50-х годов развертывалось одно из самых трагических деяний богоборческой драмы нашего столетия». «Как сплошной Антиминс простирается напоенная кровью мучеников и освященная их молитвой необъятная степь Казахстана, над которой распростер свои мощные крылья Оптинский старец, блаженной памяти схиархимандрит Севастиан».

В 1930-е годы здесь развернулся лагерь «Карлаг», размеры которого были вполне соизмеримы с целой страной, население которой составляли ссыльные переселенцы, миллионами высылавшиеся с родных мест в годы гонений. В то время шло уничтожение целых слоев населения Святой Руси – дворянства, казачества, крепко стоящего на ногах крестьянства. Обреченным давали пятнадцать минут на сборы, а затем – после долгого пути, просто выбрасывали их из вагонов в глухую степь, где они погибали тысячами. Тех, кто выжил, прикрепляли к угольным шахтам с пометкой «навечно». Вместе с освобождавшимися заключенными Карлага они постепенно составили население быстро растущего города Караганды и его окрестностей.

Неслучайно, что именно здесь просиял преподобный Севастиан, молитвенное заступничество которого вместе с пролитой кровью мучеников стали крепким залогом грядущих событий. Известны слова Владыки Иосифа (Чернова) архиепископа Алма-Атинского и Казахстанского: «Батюшка о. Севастиан преподобненький, блаженный Старец, по ночам много плакал и молился. И об этом знал только Бог и он. А о чем он плакал? О том, что многие, и руководящие лица в том числе, не соглашались с ним, не слушали его совета. Он все терпел со смирением, за всех молясь Богу о спасении и вразумлении. И вот за его слезы и молитвы ко Господу благодать Святаго Духа будет на Караганде до Второго Пришествия».


Вот на этой удобренной слезами молитв старца земле, и вырос грядущий Помазанник Божий. В Казахстане и Киргизии по сию пору помнят пророческие слова преподобного: «Спасение России придет из Средней Азии». Однако до недавнего времени никто не понимал, с чем именно это будет связано. Теперь, когда на наших глазах появился Помазанник Божий Георгий-Михаил Владимирович, всё стало на свои места.

Одним из подтверждений истинности этого утверждения является недавнее явление самого преподобного Севастиана рабе Божьей Любови – в Санкт-Петербурге. Это произошло не так давно – в 2012 году. Георгий-Михаил Владимирович посетил мастерскую одного известного православного художника, где познакомился с женщиной, помогающей ему по хозяйству. Молитвенная, радушная, приветливая, она оказалась духовным чадом старца (много лет назад она жила в Караганде и окормлялась у о. Севастиана). А когда Георгий-Михаил Владимирович приехал в гости во второй раз, она встретила его со словами: «Милости прошу, Государь, проходите». В ответ Георгий-Михаил Владимирович спросил, откуда она знает о нем. Она сказала: «Я знаю, что Вы – наш Царь. Мне явился Севастиан Карагандинский и сказал о Вас». Оказалось, что раба Божия Любовь всегда молится ему. И святой старец не оставляет своего духовного чада.

Как мы уже упоминали, предки Георгия-Михаила Владимировича – дворяне, были сосланы в Казахстан в годы репрессий. Род Георгия-Михаила Владимировича очень древний, своими корнями восходит к Рюриковичам – основателям Царского Рода на Руси. Большое влияние на его религиозное сознание оказала бабушка. По материнской линии в роду было много молитвенников, людей глубокой веры, были и подвижники. Поэтому в семье и в годы гонений сохранялась духовность и православный круг общения. Благодаря её молитвам и твердости в вере, Георгий-Михаил Владимирович ещё в советское время получил религиозное воспитание, с детства приобрел правильный православный взгляд на окружающую действительность.


Откровения

Двадцать лет назад, уже проживая в Санкт-Петербурге, он получил от Бога первое откровение о своем грядущем Царском служении. Это было во сне, а уже затем произошло второе откровение – видение в духе. Тем, кто сомневается в том, не прелесть ли это – напомним, Георгий-Михаил Владимирович не спешил принять на веру всё сразу, много лет осознавал необходимость своего служения, получил благословение у старцев.

В тонком сне он увидел себя в поле золотой пшеницы, а рядом – Архистратига Михаила и с ним Святого Владимира – крестителя Руси, преподобных Серафима Саровского и Сергия Радонежского, и еще нескольких святых. Кажется, что там был и Царь-батюшка Николай Второй (с той поры прошло уже двадцать лет и некоторые подробности увиденного позабылись). И вот, Архангел Михаил сказал ему: «Россия находится на развилке, у неё два пути, либо в пропасть» — с этими словами он подвел Георгия-Михаила Владимировича к краю, где открывалась бездна, – «это путь без Царя – погибель. Другой путь – процветание – с Государем» – и он указал на колосящееся поле золотой пшеницы, – «это путь спасения России». Ещё Архангел Михаил сказал: «Ты должен навести порядок в Церкви Божией». Георгий-Михаил Владимирович увидел перед собой Святого Владимира, который как бы вручал ему большой старинный деревянный крест, предлагая принять его.

Через непродолжительное время Георгий-Михаил Владимирович получил второе откровение: внезапно он духом оказался в незнакомом поселке в храме во имя Святителя Николая Чудотворца. В притворе на левой стене увидел икону Спасителя, Который, держа в левой руке земной шар, поднял правую руку для благословения. Георгий-Михаил Владимирович оказался стоящим на коленях пред образом Иисуса Христа, и Господь благословил его. Внезапно разлился ярчайший свет, и Георгий-Михаил Владимирович услышал голос, полный неизреченной любви: «Георгий! Ты Мой избранник по сердцу, тебе пасти жезлом народы России. Если кто будет противостоять тебе – не бойся! Я защищу тебя!» Георгий-Михаил Владимирович не сомневался, что это говорит Господь.

Когда Георгий-Михаил Владимирович физически оказался в том поселке, он воочию увидел этот храм, и чудную икону Спасителя, беседовал с настоятелем храма, поведал ему о случившемся. Священник был поражен. Важно отметить – в видении храм был кирпичным. А когда Георгий-Михаил Владимирович первый раз посетил его в 1992 году, он ещё был деревянным. И лишь приехав на то же место спустя годы, он убедился в том, что всё сбылось – он увидел храм, построенный из кирпича, в котором служил всё тот же настоятель.

После этого Георгий-Михаил Владимирович открылся известным тогда в городе монархистам и патриотам, но был не понят и не принят ими. И он надолго замкнулся в себе. Шли годы. Георгий-Михаил Владимирович служил, учился, работал. Иногда он думал, что, наверно, кто-то другой более достоин сей участи. Он искал достойных кандидатов среди политиков, известных людей, но сердце подсказывало каждый раз, что это не тот человек. А ситуация вокруг становилась всё сложней и подталкивала к решительным действиям.

Старец-духовник

Георгий-Михаил Владимирович много молился, просил у Господа сил и вразумления: с чего начать, к кому обратиться, кто примет Божие откровение о его предназначении. И видимо, наступил некий переломный момент. На него стали выходить люди, которым Господь открывал знание о Георгии-Михаиле Владимировиче, как о будущем Царе. Он познакомился с казаками, которым один старец ещё несколько лет назад на вопрос: дождутся ли они Государя – отвечал: «Держитесь твёрдо монархических убеждений, и вы его ещё увидите». Этим старцем был протоиерей Александр, который служит в деревенском храме недалеко от Санкт-Петербурга. Село Котлы – место, которое также имеет свою духовную историю. Здесь было место варки смолы для Ливонской войны во времена Благоверного Царя Иоанна Грозного. Неподалеку от Котлов в селении Георгиевское (называемым по ошибке Пиллово) произошло явление Пресвятой Богородицы детям, здесь находится камень со следами Её стопочки, а рядом проистекает чудотворный источник в честь иконы «Явление Пресвятой Богородицы» (это одно из любимых паломниками мест на Северо-Западе). Многие паломники не знают, что это место называется Георгиевское, а Пиллово находится в двух километрах от него.

Старец Севастьян принимает гостей. Фото из архива сайта «Новости Енисейского благочиния»

Необычную просьбу озвучил накануне Енисейский городской телеканал «Енисей-Информ ТВ»: «Сегодня у нас не совсем обычная просьба. И она не только к жителям Енисейска и Енисейского района. К нам обратились с ней из села Маковского. Там живет старец, отец Севастьян, к которому за помощью едут люди из разных городов Красноярского края. Он очень пожилой человек с уже сильно подорванным здоровьем. Он никому не может отказать в помощи. Но сейчас он в группе риска. Пожалейте старца. Не приезжайте к нему. Не подвергайте его риску заражения коронавирусом!»

О старце Севастьяне многие знают. Отзываются о нем, что он – добрейший человек, святой при жизни. Но дело ведь даже в святости, а в обычном человеческом уважение, ведь пожилые люди входят в зону риска, которая наиболее подвержена заражению кронавирусом с непоправимыми последствиями.

Главный инфекционист Красноярского края Елена Тихонова рассказала, почему 2/3 населения края могут переболеть коронавирусом

Откуда такие прогнозируемые цифры – 2/3 населения? Кто вообще входит в группу риска? Кого, в первую очередь, стоит отправить на домашний карантин? ()

Текст акафиста утвержден решением
Священного Синода от 26 декабря 2019 года (журнал № 163).

Конда́к 1

Избра́нный прее́мниче благода́ти ста́рчества О́птинскаго, в годи́ну гоне́ний лю́тых кро́ткий за ве́ру Правосла́вную стра́дальче, гра́ду Караганде́ богодарова́нный свети́льниче и всея́ страны́ Казахста́нския неусы́пный храни́телю, Це́ркве Ру́сския похвало́ и всех христоимени́тых люде́й ра́дование, ублажа́ем по́двиги твоя́ и с любо́вию вопие́м ти: Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

И́кос 1

А́нгелов Творе́ц в после́дняя времена́ показа́ тя, преподо́бне о́тче, ра́вна А́нгелом невеще́ственным твои́м житие́м, священнотаи́нника же благода́ти, бу́дущая я́ко настоя́щая прозира́юща, и испове́дника тве́рда, гоне́ния бо и муче́ния за Христа́ претерпе́л еси́; те́мже воспева́ем тебе́ сицева́я:

Ра́дуйся, роди́телей благочести́вых о́трасле благоуха́нная;

ра́дуйся, изде́тска благода́тию Ду́ха Свята́го просвеще́нный.

Ра́дуйся, благоче́стию роди́тельскому измла́да поревнова́вый;

ра́дуйся, во о́трочестве ко ста́рцу О́птинскому Амвро́сию на благослове́ние приведе́нный.

Ра́дуйся, притру́дное и́ноческое житие́ вседу́шне возлюби́вый;

ра́дуйся, храни́ти чи́сте за́поведи Бо́жия измла́да себе́ положи́вый.

Ра́дуйся, от ю́ности твоея́ вся ми́ра сего́ кра́сная Бо́га ра́ди презре́вый;

ра́дуйся, во оби́тель О́птинскую ста́рческаго ра́ди наставле́ния прише́дый.

Ра́дуйся, во́ли своя́ всесоверше́нное отверже́ние показа́вый;

ра́дуйся, наста́вником духо́вным смире́нно себе́ покори́вый.

Ра́дуйся, преподо́бнаго Ио́сифа кро́ткий учениче́ и послу́шниче;

ра́дуйся, ста́рца богоно́снаго Некта́рия сподви́жниче и сотаи́нниче.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 2

Ви́дя преди́вный Некта́рий, я́ко кро́тости ра́ди твоея́ и смире́ния дарова́ ти Небе́сный Дарода́тель благо́дать прозре́ния духо́внаго, прее́мника своего́ тя нарече́, «ле́то» имену́я, милосе́рден бо к стра́ждущим яви́лся еси́; те́мже науча́емся всех благи́х Промысли́телю пе́ти: Аллилу́иа.

И́кос 2

Ра́зум благода́тию Ду́ха Свята́го просвеще́н, име́я, ева́нгельски Бо́га возлюби́л еси́, су́етную же сла́ву мирску́ю оста́вль, О́птинския при́стани дости́гл еси́, иде́же после́довал еси́ Христу́ со духо́вными наста́вники твои́ми, житию́ по́стническому прилежа́ во смире́нии; сего́ ра́ди ве́рнии воспева́ем ти:

Ра́дуйся, те́сный и приско́рбный путь па́че простра́ннаго возлюби́вый;

ра́дуйся, многомяте́жие ми́ра ле́стнаго презре́вый.

Ра́дуйся, я́ко боголюбе́зную чистоту́ душе́вную и теле́сную сохрани́л еси́;

ра́дуйся, я́ко посто́м и моли́твою тле́нная на нетле́нная премени́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко по́стным воздержа́нием плоть твою́ ду́хови покори́л еси́;

ра́дуйся, я́ко послуша́нием и безмо́лвием стра́сти душе́вныя умертви́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко слеза́ми покая́ния зе́млю се́рдца твоего́ напои́л еси́;

ра́дуйся, я́ко земна́я отри́нув, ум твой к Небе́сным возве́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко сладча́йшее и́мя Иису́сово во уме́ твое́м при́сно носи́л еси́;

ра́дуйся, я́ко Святы́х Святе́йшим Сло́вом, Христо́м, Преве́чнаго Бо́га Отца́ позна́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко благода́ть Уте́шителя чистото́ю се́рдца твоего́ стяжа́л еси́;

ра́дуйся, я́ко си́лу прозре́ния и ста́рчества от Бо́га прия́л еси́.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 3

Си́лою благода́ти Бо́жия ста́рцы святи́и О́птинстии вожда́ху тя те́сным путе́м жития́ и́ноческаго, да и жре́бий па́стырский и по́двиг испове́дания Христа́ Распя́таго и Воскре́сшаго по́слежде восприи́меши, Ему́же во всем житии́ твое́м воспева́л еси́: Аллилу́иа.

И́кос 3

Имы́й в се́рдце твое́м ве́ру тве́рду, наде́жду же несумне́нну и любо́вь и́стинну ко Христу́ Бо́гу на́шему, егда́ воздвиго́ша богобо́рнии гоне́ние на Це́рковь Госпо́дню, смире́нне и со тре́петом свяще́нства дар чрез возложе́ние рук архиере́йских прия́л еси́, да спасу́тся от злосмра́днаго безбо́жия ги́бнущии; те́мже воспису́ем ти такова́я:

Ра́дуйся, Христу́, До́брому Па́стырю, усе́рдне послужи́вый;

ра́дуйся, священнотаи́нниче Христо́в, дара́ми Ду́ха Свята́го просия́вый.

Ра́дуйся, ду́шу твою́ за слове́сныя о́вцы Госпо́дни полага́вый;

ра́дуйся, путь спаси́тельный взыску́ющим Ца́рствия пропове́давый.

Ра́дуйся, к го́рнему Иерусали́му лю́дем вождю́ богому́дрый;

ра́дуйся, во благоче́стии тружда́ющимся наста́вниче богодарова́нный.

Ра́дуйся, обурева́емым страстьми́ грехо́вными до́брый ко́рмчий;

ра́дуйся, немощны́м и неиску́сным учи́телю терпели́вый.

Ра́дуйся, изнемога́ющим от уны́ния и печа́ли благода́тное утеше́ние;

ра́дуйся, безпо́мощным скоропослу́шливый помо́щниче.

Ра́дуйся, чернори́зцем преди́вный оте́ц и ста́рец прозорли́вый;

ра́дуйся, уста́вов О́птинских храни́телю ре́вностный.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 4

Бу́ри гоне́ний лю́тых, безбо́жною вла́стию воздвиза́емыя, не убоя́вся, со все́ми новому́ченики и испове́дники Це́ркве Ру́сския и́го на себе́ благо́е Христо́во подъя́л еси́ и суро́вых степе́й Казахста́нских дости́гл еси́, иде́же безчи́сленное мно́жество страда́лец безви́нных го́рькою сме́ртию сконча́шася; о и́хже упокое́нии А́гнцу Бо́жию, о́тче благосе́рде, моли́твы приноси́л еси́, надгро́бное рыда́ние творя́ песнь: Аллилу́иа.

И́кос 4

Слы́ша, я́ко по всей земли́ Ру́сстей ча́да церко́вная за ве́ру оте́ческую Православную смерть лю́тую и жесто́кая гоне́ния прие́млют, смире́нне в путь ско́рбный поте́кл еси́ и зи́му го́рькую, и пусты́нную тяготу́ ле́тнюю, и я́рость о́гненную муче́ний узи́лищных терпе́нием твои́м препобеди́л еси́, сла́дости духо́внаго блаже́нства ве́чнаго вкуси́в; сего́ ра́ди вопие́м ти сицева́я:

Ра́дуйся, нището́ю духо́вною Ца́рства Небе́снаго насле́дивый;

ра́дуйся, пла́чем о гресе́х утеше́ние Христо́во прие́мый.

Ра́дуйся, я́ко а́лчбою и жа́ждею пра́вды Бо́жия нетле́нныя пи́щи Небе́сныя насы́тился еси́;

ра́дуйся, я́ко ми́лостию е́же к бли́жним сострада́ния ми́лость Бо́жию восприя́л еси́.

Ра́дуйся, во страда́ниих твои́х чи́стым се́рдцем Бо́га узре́вый;

ра́дуйся, вражду́ющия умиротворя́яй, те́мже и сын Бо́жий нарече́нный.

Ра́дуйся, изгна́нием пра́вды ра́ди Ца́рства Небе́снаго приобщи́выйся;

ра́дуйся, в поноше́нии и злосло́вии от нечести́вых во Христа́ облеки́йся.

Ра́дуйся, Боже́ственному Промышле́нию себе́ коне́чне вручи́вый;

ра́дуйся, во изгна́нии от земна́го Оте́чества Ио́сифу прекра́сному подража́вый.

Ра́дуйся, в терпе́нии боле́зней и скорбе́й И́овлеву кре́пость показа́вый;

ра́дуйся, в кро́тком терпе́нии гоне́ний Дави́дово смире́ние яви́вый.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 5

Боготе́чная звезда́, О́птинскими ста́рцы возжже́нная, яви́лся еси́, о́тче Севастиа́не досточу́дне: умо́м бо чи́стым, се́рдцем же смире́нным и душе́ю кро́ткою слу́жбу Бо́гу принося́, бе́ды претерпе́л еси́, и гоне́ния, и боле́зни испове́дания ра́ди Боже́ственныя И́стины, ю́же житие́м и словесы́ твои́ми всем во у́зах и изгна́нии су́щим явля́л еси́, немощны́я укрепля́я и ве́рныя воздвиза́я благода́рне пе́ти Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 5

Ви́девше у́зницы кро́тость и любо́вь твою́, удивля́хуся кра́йнему терпе́нию твоему́. Мы же, ве́дяще многотру́дная стра́дания твоя́ и боле́зни, ублажа́ем тя, апо́стольски во узи́лищи благовести́вшаго, и помраче́нныя смы́слы челове́ков просвети́вшаго, и и́же пре́жде диа́волом уловле́нныя ко Христу́ приве́дшаго, и благода́рне зове́м ти:

Ра́дуйся, кри́не благоуха́нный, в пусты́нех Караганди́нских процветы́й;

ра́дуйся, христоподража́тельными доброде́тельми изсо́хшия ду́ши исцели́вый.

Ра́дуйся, неяде́нием и жа́ждею надо́лзе в темни́це томи́мый;

ра́дуйся, в лише́ниих сих Христа́ тебе́ посо́бствующа обреты́й.

Ра́дуйся, николи́же по́стнаго воздержа́ния оста́вивый;

ра́дуйся, моли́твою к Бо́гу при́сно пламене́яй.

Ра́дуйся, благода́тию Ду́ха Свята́го неви́димо укрепля́емый;

ра́дуйся, си́лою ея́ лю́ди заблу́дшия от диа́вольския се́ти изыма́яй.

Ра́дуйся, ко еди́ней, Святе́й, Собо́рней и Апосто́льстей Це́ркви заблужда́ющия приводя́й;

ра́дуйся, покая́нию и́стинному и благочести́вой жи́зни их науча́яй.

Ра́дуйся, пре́жде бесово́м служи́вшия ко Христу́ обрати́вый и спасы́й;

ра́дуйся, тем плач неуте́шный духово́м зло́бы поднебе́сныя наведы́й.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 6

Пропове́дует страна́ Казахста́нская, прие́мши в зе́млю свою́ то́ки крове́й новому́чеников Це́ркве Ру́сския, равноа́нгельное твое́ житие́, равноапо́стольныя тру́ды твоя́ и чуде́с мно́жество, преподо́бне ста́рче Севастиа́не испове́дниче, науча́ющи ве́рных Подвигополо́жнику Христу́ Иису́су пе́ти: Аллилу́иа.

И́кос 6

Возсия́ всем лю́дем казахста́нским от гра́да Караганды́ свети́льник доброде́телей твои́х, о́тче Севастиа́не: ты бо, я́ко о́блак све́тел и росоно́сен яви́лся еси́, пла́мень пра́ведно дви́жимаго на ны за грехи́ на́ша гне́ва небе́снаго утиша́я, изсо́хшая сердца́ на́ша оживля́я и плоды́ доброде́телей приноси́ти помога́я всем воспева́ющим ти такова́я:

Ра́дуйся, безпло́дную пусты́ню Казахста́нскую плода́ми доброде́телей твои́х облагоуха́вый;

ра́дуйся, град Караганду́, я́ко ме́сто страда́ний благочести́вых христиа́н се́рдцем возлюби́вый.

Ра́дуйся, во и́мя Пресвяты́я Богоро́дицы пречу́дный храм та́мо устро́ивый;

ра́дуйся, в том в па́мять скита́ О́птинскаго приде́л Крести́телю Иоа́нну воздви́гнувый.

Ра́дуйся, в хра́ме сем, я́ко в но́вей оби́тели О́птиной, вся благоле́пно учини́вый;

ра́дуйся, в моли́тве и ста́рчестем о душа́х попече́нии неле́стно подвиза́выйся.

Ра́дуйся, я́ко во дни и в нощи́ во бде́нии при́снем пребыва́л еси́;

ра́дуйся, я́ко мно́гия и́ноки и иере́и, от гони́телей разсе́янныя, на ме́сте сем собра́л еси́.

Ра́дуйся, я́ко миря́н мно́жество под благода́тный кров Цари́цы Небе́сныя приве́л еси́;

ра́дуйся, я́ко мона́хом наста́вник прему́дрый яви́лся еси́.

Ра́дуйся, я́ко и всему́ ста́ду твоему́ па́стырь и учи́тель предо́брый был еси́;

ра́дуйся, не я́ко госпо́дствуяй, но я́ко служа́й со обраще́нными тобо́ю пожи́л еси́.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 7

Хотя́ Оте́чества Небе́снаго дости́гнути, а́ще и пе́рстною пло́тию обложе́н, оба́че дух твой моли́твою воскриля́л еси́ и, к Бо́гу умо́м твои́м восходя́, го́рния добро́ты зрел еси́ сла́ву, со все́ми А́нгельскими си́лами воспева́я Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 7

Но́ваго тя граждани́на Иерусали́ма Го́рняго Вы́шний Царь показа́, ми́ра бо кра́сная вся, я́ко тле́нная, ни во что же вмени́л еси́, пусты́нное житие́ со ста́рцы равноа́нгельными предпочита́юща, и души́ одея́ние чистото́ю убели́в, и в ри́зу свяще́нства обле́кся, поноше́ния и гоне́ния Христа́ ра́ди с ра́достию претерпе́л еси́, зане́же украси́лся еси́ дара́ми Ду́ха преди́вными; отню́дуже ве́рнии научи́шася пе́ти ти:

Ра́дуйся, от ю́ности в зако́не Госпо́дни поуча́выйся;

ра́дуйся, во и́ночестем жити́и невеще́ственным чино́м уподо́бивыйся.

Ра́дуйся, духоно́сных ста́рцев О́птинских и всех преподо́бных слико́вниче;

ра́дуйся, добропобе́дным му́чеником и испове́дником Христо́вым соприча́стниче.

Ра́дуйся, Бо́жиих священнотаи́нников благогове́йный сослужи́телю;

ра́дуйся, страда́льцев безви́нных му́жественный предста́телю.

Ра́дуйся, па́стырю, ду́шу за ста́до твое́ положи́ти гото́вый;

ра́дуйся, мно́гия му́ки и злохуле́ния за Христа́ претерпе́вый.

Ра́дуйся, тве́рдое ве́ры испове́дание непрекло́нне яви́вый;

ра́дуйся, вся ве́рныя во благоче́стии изря́дне укрепи́вый.

Ра́дуйся, скорбьми́ мно́гими в ра́дость Го́спода вше́дый;

Ра́дуйся, ра́дость о́ную всем приходя́щим к тебе́ оби́льно подая́й.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 8

Стра́нно чу́до бе, преподо́бне о́тче Севастиа́не, моли́тва твоя́, кро́тости и смире́ния испо́лнена: тоя́ бо све́том вы́ну озаря́емь, Христо́в ум стяжа́л еси́, неизглаго́ланная та́инства познава́я и бу́дущая прозира́я, всех же притека́ющих к тебе́ от бесо́вских нападе́ний свобожда́я и на путь и́стины наставля́я, вопию́щих к Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 8

Весь жела́нием боже́ственным объя́т был еси́, свяще́нне, и в светоза́рныя дни Пасха́льнаго торжества́ богоно́сною душе́ю твое́ю в небе́сныя оби́тели возше́л еси́, иде́же Престо́лу Пресвяты́я Тро́ицы со все́ми святы́ми предстои́ши и слы́шиши от нас похва́льная сия́:

Ра́дуйся, от земна́го торжества́ Пасха́льнаго в ра́дость Па́схи ве́чныя восше́дый;

ра́дуйся, на земли́ всеконе́чне греху́ уме́рый и на Небеси́ нетле́нней жи́зни приобщи́выйся.

Ра́дуйся, я́ко Святы́х Святе́йшему Иису́су Сладча́йшему во сла́ве ве́чней предстои́ши;

ра́дуйся, я́ко о всех чту́щих па́мять твою́ пред Ним хода́тайствуеши.

Ра́дуйся, сугу́бую благода́ть от Христа́ прие́мый и́щущим спасе́ния помога́ти;

ра́дуйся, да́ра сподо́бивыйся неду́ги душе́вныя и теле́сныя врачева́ти.

Ра́дуйся, ми́лости Бо́жия струя́ неизсяка́емая;

ра́дуйся, ра́дости духо́вныя, тишины́ же и ми́ра исто́чниче неисчерпа́емый.

Ра́дуйся, све́тлый о́блаче, зной страсте́й грехо́вных утоля́яй;

ра́дуйся, росо́ благода́тная, сердца́ ве́рных ороша́ющая и веселя́щая.

Ра́дуйся, свети́льниче, све́том доброде́телей в нощи́ ми́ра сего́ нам при́сно сияя́й;

ра́дуйся, гро́зде виногра́да Христо́ва, благода́тию Ду́ха Всесвята́го пита́яй нас и веселя́й.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 9

Вся́кое естество́ А́нгельское удиви́ся твоему́ пресла́вному в Го́рняя восхожде́нию, пресве́тлыя бо оби́тели небе́сныя прия́ша тя, Севастиа́не прозорли́ве, я́ко но́ваго насе́льника, иде́же с безпло́тными Силами и всеми святы́ми водворя́ешися и лику́еши, ко Го́споду взыва́я: Аллилу́иа.

И́кос 9

Вети́и суему́дреннии послу́шаша гла́са человекоуби́йцы су́ща искони́ и отца́ лжи вся́кия диа́вола, и звере́м ди́виим подо́бяся, устреми́шася на Неве́сту чи́стую Христо́ву, Це́рковь Правосла́вную, ея́же яви́ тя Подвигополо́жник тогда́ свети́льника и изря́дна испове́дника; те́мже воспева́ем ти любо́вию:

Ра́дуйся, муче́ний за испове́дание и́стиннаго Бо́га не устраши́выйся;

ра́дуйся, ду́шу твою́ за ве́ру Правосла́вную положи́ти не отреки́йся.

Ра́дуйся, преще́ний безбо́жныя вла́сти не убоя́выйся;

ра́дуйся, к позна́нию Бо́га во изгна́нии твое́м и мучи́телей привести́ потща́выйся.

Ра́дуйся, изсо́хшую серде́ц их пусты́ню сле́зною моли́твою твое́ю напои́вый;

ра́дуйся, кро́тостию и терпе́нием семена́ Ева́нгельская в ду́ши их посе́явый.

Ра́дуйся, гро́зныя ту́чи те́мных их помысло́в си́лою моли́тв твои́х разсе́явый;

ра́дуйся, к покая́нию и сокруше́нию серде́чному тех приводи́вый.

Ра́дуйся, врата́ Ца́рствия Небе́снаго тем отверза́вый;

ра́дуйся, водо́ю от кла́дязя тех напоя́я, во́ду нетле́нную им подава́вый.

Ра́дуйся, от него́же у́зницы пи́щу и оде́жду щед́ре приима́ху;

ра́дуйся, его́же и ско́ти в зи́мний мраз тепло́м свои́м изря́дне согрева́ху.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 10

Спасе́ния иски́й, после́довал еси́ Влады́це Христу́, испове́дниче святы́й Севастиа́не, отве́ргся себе́ и взем кре́ст свой, я́коже Госпо́дь рече́; те́мже смире́ния путе́м пости́гл еси́ высоту́ Небе́сную, Бо́гови любо́вию поя́: Аллилу́иа.

И́кос 10

Сте́ну несокруши́му обрето́ша тя христоимени́тии лю́дие замли Русския, по кончи́не бо сла́вней твое́й повсю́ду чудеса́ соверша́еши изря́дна, я́ко от Бо́га прие́мь вене́ц нетле́нен и сла́ву ве́чну; те́мже вси ве́рнии благода́рне воспева́ют тебе́ си́це:

Ра́дуйся, Христа́, Бо́жию Си́лу и Прему́дрость, тве́рдо пред челове́ки испове́давый;

ра́дуйся, я́ко и Госпо́дь испове́да тя пред Отце́м Свои́м Небе́сным и святы́ми А́нгелы.

Ра́дуйся, блиста́нием Трисо́лнечнаго Све́та ны́не осия́нный;

ра́дуйся, сокро́вище моще́й твои́х в насле́дие ча́дом оста́вивый.

Ра́дуйся, я́ко мо́щи твоя́ вся́кия ско́рби и боле́зни исцеля́ют;

ра́дуйся, я́ко ты́я в печа́ли су́щим и смуще́нии весе́лие прети́хое быва́ют.

Ра́дуйся, я́ко ты́я Воскресе́ние всео́бщее немо́лчно возвеща́ют;

ра́дуйся, я́ко от моще́й твои́х уя́звленнии беси́ отбега́ют.

Ра́дуйся, ча́ше, дары́ Бо́жия преизоби́льно излива́ющая;

ра́дуйся, сосу́де, ми́ро цельбоно́сное боля́щим источа́яй.

Ра́дуйся, свети́льниче, су́щих во тьме и се́ни сме́ртней све́том Христо́вым озаря́ющий;

ра́дуйся, кади́ло, фимиа́м моли́тв богоприя́тных при́сно вознося́щее.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 11

Пе́ние благода́рственно Зижди́телю прино́сим, я́ко дарова́ тя всем и́щущим спасе́ния тве́рда засту́пника; те́мже, препо́добне Севастиа́не, ру́ку по́мощи нам ско́ро ниспосли́, и грехми́ при́сно погружа́емых из глубины́ губи́тельныя изведи́, и про́чее вре́мя жития́ в покая́нии сконча́ти сподо́би, да при́сно Бо́гови пое́м: Аллилу́иа.

И́кос 11

Светоза́рное свети́ло, заря́ми немерца́ющаго све́та Пресвяты́я Тро́ицы сия́ющее, всей земли́ Казахста́нстей яви́лся еси́, преди́вне, луча́ми доброде́телей твои́х тьму поги́бельную разгоня́я и теплото́ю богоприя́тных моли́тв твои́х сердца́ ве́рных согрева́я, и́же с любо́вию воспису́ют ти сицева́я:

Ра́дуйся, Казахста́нския страны́ благода́тное сокро́вище и украше́ние;

ра́дуйся, Руси́ Правосла́вныя ра́дование и утеше́ние.

Ра́дуйся, пу́стыни О́птинския благопло́дное прозябе́ние;

Ра́дуйся, гра́да Караганды́ покро́ве и удобре́ние.

Ра́дуйся, многотеку́щая реко́, сердца́ на́ша спаси́тельным уче́нием напоя́ющая;

ра́дуйся, в мо́ри многоразли́чных напа́стей погиба́ющим наде́жное приста́нище.

Ра́дуйся, злосмра́дие страсте́й от приходя́щих к тебе́ прогоня́яй;

ра́дуйся, от искуше́ний ми́ра, пло́ти и диа́вола хода́тайством твои́м свобожда́яй.

Ра́дуйся, нераска́янных гре́шников к соверше́нному покая́нию воздвиза́яй;

ра́дуйся, лука́вая по́лчища бесо́вская пресла́вне побежда́яй.

Ра́дуйся, ран грехо́вных врачу́ благоиску́снейший;

ра́дуйся, сия́нием благода́ти Бо́жия ду́ши на́ша озаря́ющий.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 12

Благода́ть, от Бо́га ти да́нную, све́дуще, о́тче ми́лостивый, я́ко скоропослу́шлива тя приле́жно умоля́ем: вознеси́ дерзнове́нное моле́ние твое́ ко Престо́лу Тро́ицы Живонача́льныя, да сподо́бимся безпреткнове́нно преити́ от земли́ на Не́бо; моли́ же, свя́те, Всеблага́го Бо́га и о гра́де твое́м, и о святе́м хра́ме, его́же преподо́бническима рука́ма твои́ма созда́л еси́, и о хра́ме, в не́мже чудото́чныя мо́щи твоя́ почива́ют, да вси ве́рою, благогове́нием и стра́хом Бо́жиим воспева́ют Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 12

Пою́ще ди́вная дела́ Бо́жия и промышле́ние Его́ о Це́ркви Ру́сстей, зрим О́птину пу́стынь, мно́гая ле́та в поруга́нии и разоре́нии бы́вшу, па́ки ны́не украси́вшуся и мо́щи цельбоно́сныя ста́рцев свои́х обре́тшу; град Караганда́ оби́тели сей свесели́тся, стяжа́ бо сокро́вище себе́, мо́щи еди́наго от собо́ра О́птинскаго; те́мже, чудя́щеся, с любо́вию тебе́, испове́дниче, вопие́м:

Ра́дуйся, Бо́га Отца́ Безнача́льнаго служи́телю избра́нный;

ра́дуйся, А́гнца Бо́жия Христа́ му́жественный испове́дниче.

Ра́дуйся, Бо́га Ду́ха Всесвята́го хра́ме нерукотво́рный;

ра́дуйся, честно́е Пресвяты́я Трои́цы носи́ло и похвале́ние.

Ра́дуйся, в невече́рнем дни Ца́рствия Бо́жия почива́яй;

ра́дуйся, трисвяту́ю песнь со А́нгелы и все́ми святы́ми воспева́яй.

Ра́дуйся, заря́ми о́гненными благода́ти Бо́жия сия́яй;

ра́дуйся, я́ко свети́ло светоза́рное Го́рняго Ца́рствия блиста́яй.

Ра́дуйся, све́том благода́ти всех чту́щих па́мять твою́ просвеща́яй;

ра́дуйся, рая́ Иису́сова дре́во чудото́чное, мног плод на по́льзу правосла́вным творя́щее.

Ра́дуйся, Виногра́да Христо́ва розго́ благопло́дная, пита́ющая нас и веселя́щая;

ра́дуйся, Свята́го Правосла́вия непоколеби́мый сто́лпе и кре́пкое утвержде́ние.

Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры Правосла́вныя испове́дниче.

Конда́к 13

О́, преподо́бне о́тче Севастиа́не, ве́ры благочести́выя испове́дниче и кро́тости преди́вныя сокро́вище! Приими́ ны́не сие́ в похвалу́ твою́ от усе́рдия на́шего приноси́мое благодаре́ние, и дерзнове́нным твои́м хода́тайством испроси́ нам ве́ры непоро́чны соблюде́ние, ми́ра умире́ние, от гла́да и па́губы избавле́ние, грехо́в оставле́ние и блаже́нныя ве́чныя жи́зни насле́дие, да с тобо́ю и со все́ми святы́ми пое́м ра́достно: Аллилу́иа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос и 1-й кондак.

Моли́тва

О́, пречестна́я и свяще́нная главо́ и благода́ти Свята́го Ду́ха испо́лненная, Спа́сoво со Отце́м обита́лище, ста́рцев О́птинских учениче́ и прее́мниче, гра́да Караганды́ светле́йшее украше́ние, Казахста́нския страны́ бoгодарова́нный моли́твенниче, Це́ркви Ру́сския па́стырю богопросла́вленный, си́рым и вдови́цам засту́пниче, немощны́м врачу́ безме́здный, пра́вило ве́ры и благоче́стия, преподо́бных сожи́телю и му́чеников соприча́стниче, богоно́сне о́тче наш Севастиа́не досточу́дне! К тебе́ усе́рдно прибега́юще, моле́ние те́плое прино́сим: от сокро́вищницы твоея́ пода́ждь и на́шему убо́жеству; смире́нием твои́м на́шу горды́ню низложи́; безстра́стием на́ша стра́сти попали́; бо́дрствованием на́вык ле́ности от нас отжени́; сле́зными то́ки на́ше нечу́вствие пробуди́; бде́нием от нераде́ния нас возста́ви; моли́твами и в нас пла́мень моли́твы возжзи́; любо́вию нас братолю́бны сотвори́; пода́ждь же нам дух кро́тости и смире́ния, дух чистоты́ и благоче́стия; от страсте́й многонеду́жия нас свободи́ и ко и́стинному покая́нию приведи́. Ты бо во уме́ твое́м непреста́нно име́л еси́ на Кресте́ Распе́ншагося за нас Сы́на Бо́жия, Того́ сладча́йшее И́мя во уме́ и в се́рдце непреста́нно име́ти и нас научи́, да любо́вию Тому́ пламене́юще, стра́шный о́ный день Су́дный сре́тити угото́вимся, и в Ца́рствие Небе́сное вни́ти с тобо́ю сподо́бимся, сла́вити и воспева́ти Триеди́ную держа́ву Бо́га на́шего: Отца́ и Сы́на и Ду́ха Свята́го во ве́ки. Ами́нь.

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

14.02.2020 14:36 1

Читать все комментарии

969

Ещё соцсети

  • Такое впечатление, что Маковское уже не доживает, а завершило свой век Автор фото: Виталий Иванов
  • +17

Первым поселением русских на берегах Енисея была Мангазея. Затем заложили Старый Туруханск, потом — Верхнеимбатский. А далее были Маковское, Енисейск и Красноярск.

Обратите внимание: в те годы казаки заходили в Сибирь с севера на юг. А ставили свои остроги они на расстоянии летнего перехода.

Правда, Мангазеи и первого Старого Туруханска уже нет. Верхнеимбатский ещё стоит на правом берегу Енисея. Есть и пока Маковское. Ключевое слово — «пока».

Маковский острог основан в 1618 году на высоком правом берегу реки Кеть, притоке Оби. В исторической литературе можно найти слова, которые в XVII веке написал русский посланник в Китае Николай Спафарий, проезжая Сибирь:

«Маковский острог стоит на красном месте… В остроге церковь, а дворов с двадцать, и тут дощаников и каюков зело много разбитых и целых, потому что здесь пристанище великое государевым людям».

Знаменито село было прежде всего своим волоком, который долгое время был единственной транспортной артерией, связывающей Восточную Сибирь с Россией. До наших дней дошли очерки и записки первого губернатора Енисейской губернии Александра Петровича Степанова, в которых многократно упоминается село Маковское:

«Суда приходят к устью Ангары в конце июня… При сём они входят в Енисей не прежде половины июля и, проплыв им вниз по течению 80 вёрст, пристают в устье Кема (р. Кемь), к селу того же имени (Усть-Кемь). Здесь перегружают клади на подводы и сухим путём перевозят 90 вёрст через так называемый Маковский волок до села Маковского, которое стоит на берегу Кети…»

Так доставляли всевозможные товары через Тобольск в центральную Россию. «…Но свинец (казённый из Нерченска) — имеет исключение. Он зимует в Енисейске, к весне перевозится в село Маковское и к 10 мая нагружается на суда (…). Достоинства тех судов, оснащённых по надлежащему, и ранний выход в полную воду из села Маковского способствует доставлению свинца в Тобольск к 20 числу июля».

Основное значение этого острога первоначально заключалось в том, что он являлся опорным пунктом первопроходцев, а затем приобрёл хозяйственно-экономическое и торговое значение. Первыми жителями в Маковском остроге были служилые люди, промышленники и купцы.

Вскоре появились «государевы пашенные крестьяне», а за ними селились ремесленники и «гулящие», то есть люди свободных профессий — все они объединялись под общим названием посадских людей.

По Маковскому волоку зимой 1662 года везли в ссылку протопопа Аввакума Петрова. В 1675 году с посольством в Китай здесь ехал учёный Николай Спафарий-Милеску. В 1734-м волоком проезжал первый исследователь Сибири Герард Фридрих Миллер.

…Побывать в Маковском я мечтал давно. Во многом моё представление о нём было сформировано литературой. Я думал, что это село с домами-пятистенками, и живут в нём люди, занятые охотой, рыбалкой и иными промыслами…

Увы. Всё оказалось далеко не так. В Маковское мы добирались по зимнику — автодороге, проложенной в тайге и работающей только зимой. В реальности дороги нет, и в период распутицы, а также летом, в Маковское можно добраться исключительно на вертолёте, который летает сюда из Енисейска раз в неделю. Есть второй вариант — пешком. Всего-то 80 километров.

Если говорить по большому счёту, то села как такового нет. Есть огромное количество брошенных и полуразрушенных домов. В Маковском есть школа с педагогом и двумя учениками, покосившийся клуб с небольшим зрительным залом и библиотекой, дизельная, которая вырабатывает электроэнергию и даёт её потребителям не 24, а 19 часов в сутки. Есть медик, который ведёт приём на дому.

Теперь — чего нет. Нет магазина, почты, сберкассы, аптеки, сотовой связи… А главное, в Маковском нет работы, кроме как в дизельной, в школе, клубе и сельском Совете. Сегодня в старинном селе живут около шести десятков человек.

Своим собеседникам я задавал вопрос о том, что держит их в этом таёжном полуселе? Традиционный уклад жизни и тайга, где есть зверь, ягода, орехи. К слову, в Кети есть и рыба, которую тут всё-таки ловят, невзирая на запреты и ограничения. Жить-то надо…

И тем не менее в Маковское ежегодно приезжают сотни людей. Но едут они не любоваться красотами местной природы, а в гости к старцу Севастьяну, монаху Енисейского Свято-Преображенского монастыря.

Отец Севастьян живёт здесь около тринадцати лет, и в свои девяносто четыре года служит в местном Свято-Покровском храме, построенном ещё в 1847 году.

Именно к нему в Маковское устремляются паломники со всей страны. Зимой — больше, летом — значительно меньше. Но старец принимает всех. Дай Бог ему многие лета!

Среди гостей есть состоятельные люди и люди, облечённые властью. Но только Маковскому от этого, как говорится, не тепло и не холодно. Старец рассказал, что когда-то здесь жили ещё и староверы, но теперь они ушли на север.

С друзьями мы долго бродили по заснеженным улицам Маковского. Очистили от сугробов мемориал, построенный в память тех, кто ушёл на фронты Великой Отечественной войны, поговорили с немногочисленными прохожими.

И вот что подумалось после увиденного и услышанного. Сегодня в коридорах власти много говорят о возрождении деревень, о развитии туризма, о вопросах экологии… Господа чиновники, обратите внимание на Маковское и десятки других деревень, затерянных в нашей пока ещё не вырубленной и не сгоревшей тайге (правда, к Маковскому лесорубы подошли совсем близко, и это беспокоит).

Итак, мне, дилетанту, кажется, что в таких сёлах, как Маковское, вполне можно развивать экологический и этнографический туризм. Они сейчас популярны во всём мире. Для этого, понятно, надо вложить средства в обустройство, обеспечить всесезонную транспортную доступность, создать инфраструктуру (медицина, телефонная и иная связь, регулярное энергоснабжение и прочее). Ведь здесь ещё сохранён традиционный уклад жизни сибиряков, архитектура, промыслы…

Всё это чаще всего в умирающем состоянии. Но их легче восстановить, чем воссоздавать в городах или близлежащих посёлках, и использовать на благо местного населения. Да, по сути, и всего края, ведь поступления от этнографического туризма пойдут не только в бюджеты муниципальных образований.

Об этом же я думаю каждый раз, бывая в Ворогове, Подкаменной Тунгуске, Бакланихе, Верхнеимбатском и других сёлах. Здесь нет работы, кроме как в учреждениях бюджетной сферы или в торговле. А туризм способен создать новые рабочие места.

Но есть одно, весьма важное, уточнение — туризм должен быть круглогодичным. И в этом плане этнографический или экологический туризм — наиболее выигрышные варианты.

Сегодня много говорят о том, что Енисейск и Енисей могут стать туристическими магнитами края. Однако далеко не всем гостям интересно бродить по городским, пусть и отремонтированным, улицам. Многое из этого дешевле найти в пределах «Золотого кольца».

Туристы хотят экзотики. Сибирской экзотики. И она у нас есть — в таких небольших деревнях, как Маковское. Но её и нет. Надеюсь, пока нет.

Виталий ИВАНОВ.

Фото автора.

Енисейский район.

Прписп. Севастиан Карагандинский

В 2019 году – 135 лет со дня рождения старца, 80 лет назад, после освобождения из КарЛАГа, он решил не возвращаться в Россию, неся миссию «города Караганды радующее Бога украшение, Казахстанской страны великого богомольца»

Дни памяти:
7 февраля (или в ближайшее воскресенье после этой даты – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской),
19 апреля (блаженная кончина),
22 сентября (Собор новомучеников и исповедников Казахстанских),
12 октября (обретение мощей)

Неутомимое подвижническое служение Русской Православной Церкви от послушника в Иоанно-Предтеченском скиту1 Оптиной пустыни до настоятельства в Караганде в основанном им храме Рождества Пресвятой Богородицы. и посвящения в сан архимандрита старец исполнял 57 лет – с 1909 по 1966 год. Отец Севастиан старался возродить в храме дух Оптиной пустыни и на это положил много трудов, как он сам говорил:
«Я здесь много пота пролил, чтобы основать этот храм»1 .

По воспоминаниям его духовных чад, «отец Севастиан не благословлял ездить по монастырям. «Здесь, – говорил он, – и Лавра, и Почаев, и Оптина. В церкви службы идут – все здесь есть». Если кто-то собирался куда переезжать, он говорил: «Никуда не ездите, везде будут бедствия, везде – нестроения, а Караганду только краешком заденет»»1 .

«Молиться можно на всяком месте, во всякое время: стоя, сидя, лежа, во время работы, в пути, – такими словами старец наставлял молиться. – Только разговаривать в храме грешно».

«Напоминал не раз, что, заходя в автобус, самолет, легковую машину и так далее, необходимо молча перекреститься, невзирая ни на кого, даже на смех других. Ради одного, двух или трех человек верующих могут и другие быть спасены от грозившей беды»1 .

«Он всё терпел со смирением, за всех молясь Богу о спасении и вразумлении, – вспоминал о старце Севастиане митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Чернов), который провёл в лагерях и ссылках 20 лет. – И вот за его слёзы и молитвы ко Господу благодать Святаго Духа будет на Караганде до Второго пришествия»1 .

В памятные даты преподобного Севастиана в храмах и монастырях поются, а дома читаются краткие молитвы святому – тропарь и кондак:

Святой Троицы служитель, земной Ангел и небесный человек, духовного Оптинского старчества преемник, хранивши священную тайну и исповедовавший Христа, обитель честная Духа Святого, преподобный отец наш Севастиан достойно почитаемый всеми, попроси миру спокойствие и смирение, подай покой душам нашим и великую милость от Господа.

В чертоги Господа Иисуса Христа Воскресшего вошедшего преподобного Севастиана почитаем, вместе с преподобными Oптинскими старцами радующегося на небесах, причастника мученичеству и исповедничеству, сослужите таинствам Божиим священным, земного Ангела и небесного человека, города Караганды радующее Бога украшение, Казахстанской страны великого богомольца, Церкви Русской всей похвалу, воспоем хвалебно и радостно все верные, порадуем, с весельем духовным будем петь: радуйся, отец Севастиан, преподобный отец наш!

Сирота

Будущий старец Севастиан родился 28 октября 1884 года в бедной крестьянской семье Василия и Марфы Фоминых, что жили в селе Космодемьяновское Орловской губернии, в день памяти преподобного Стефана Савваита. Поэтому при крещении был наречен в его честь Стефаном. В семье уже было два старших сына – Илларион и Роман.

В 1888 году благочестивые родители возили детей в Оптину пустынь к старцу Амвросию1 . Стефану было только 4 года. Но отрок хорошо запомнил и это первое в своей жизни посещение Оптиной, и ласковые глаза старца.

Вскоре после поездки умирает отец семейства. А через год семью постигло новое горе: от болезни лёгких скончалась и мать.

Старший брат Илларион через год после смерти родителей женился. Был он требовательным, нередко строго наказывал Стефана. Да и жена брата не могла заменить сироте мать.

А вот к среднему брату Роману, у которого была нежная душа и мягкое сердце, пятилетний Стефан был сильно привязан. Но вскоре ему пришлось с ним расстаться.

В 1892 году Роман, решивший избрать путь иноческой жизни, упросил Иллариона отвезти его в Оптину пустынь. Там он был принят послушником в Иоанно-Предтеченский скит.

От рождения слабый здоровьем, Стефан учился хорошо, окончил трёхклассную приходскую школу. Он был смирен и кроток, за что его недолюбливали сверстники, насмехались над ним и дразнили «монахом».

Радостным утешением было для Стефана в зимнее, свободное от крестьянской работы время посещать в Оптиной пустыни среднего брата. Эти посещение имели большое духовное влияние на Стефана. Когда Стефан стал просить старшего брата отпустить и его в Оптину пустынь, Илларион сказал, как отрезал:
«Какой из тебя монах? Никуда-то ты не годишься. Да и кто будет мне в хозяйстве помогать?»

И Стефан остался помогать брату. Он любил скотину, умел с нею обращаться, за что его ценили крестьяне. Работал в основном пастухом.

На выпасе у Стефана было много времени для чтения книг, которые давал ему приходской священник. Было время и для молитвы.

От воинской службы Стефана по состоянию здоровья освободили. Он получил паспорт. Давно утвердившийся в своём желании иноческого жития, Стефан наконец-то смог уехать в Оптину.

В Оптиной пустыни

В январе 1909 года молодого послушника Иоанно-Предтеченского скита Стефана определили келейником к старцу Иосифу, ближайшему ученику великого старца Амвросия.

Старец Иосиф был уже на закате своих лет, тяжело болел. Но, ослабевая телесно, он был по‑прежнему бодр и ясен духом. Тесная келья, перешедшая ему от великих предшественников, стала для отца Иосифа училищем благочестия. Со временем и сам он стал наставником монахов.

«Жили мы (я и ещё один келейник) со старцем как с родным отцом, – впоследствии вспоминал старец Севастиан. – Вместе с ним молились, вместе кушали, вместе читали, слушали его наставления»1 .

9 мая 1911 года душа старца Иосифа отошла ко Господу. В келью старца перешёл старец Нектарий, духовный сын старцев Анатолия (Зерцалова)1 и Амвросия.

Оптинский монах Севастиан

Стефан остался при нём келейником и перешёл под его старческое руководство. Отец Нектарий жил замкнуто, говорил притчами, загадками, с оттенком юродства. По глубокому своему смирению он старцем себя не считал.
«Как я могу быть наследником прежних старцев? – повторял он. – У них благодать была целыми караваями, а у меня ломтик».

Также говорил посетителям:
«Вы об этом спросите моего келейника Стефана, он лучше меня посоветует, он прозорлив».

В 1912 году Стефан был пострижен в рясофор. В 1913 году в Великую Субботу от туберкулеза лёгких скончался брат Стефана, монах Рафаил, перед смертью постриженный в схиму.

Пострижение в мантию с именем Севастиан – в честь мученика Севастиана Медиоланского – Стефан принял в трагическом 1917-м, когда рухнуло многовековое великое государство Российское.

Начало гонений

23 января 1918 года декретом СНК Оптина пустынь была закрыта. Однако ещё несколько лет монастырь продолжал существовать под видом сельскохозяйственной артели.

Оставшиеся здесь в большинстве своём пожилого возраста иноки жили, каждый день и каждый час ожидая изгнания, ареста, тюрьмы, смерти… Но твердо решили не уходить из монастыря.

Старец Нектарий продолжал принимать народ. В марте 1923 года он был арестован и выслан за пределы губернии.

Преп. Нектарий Оптинский

Во время ареста, когда власть требовала, чтобы старец Нектарий отказался от приёма посетителей, ему явились в видении все Оптинские старцы и сказали:
«Если ты хочешь быть с нами, не отказывайся от духовных чад твоих!».

И он не отказался.

Первое время старец жил в 45-ти верстах от Козельска в селе Плохино. Затем перебрался в село Холмищи Брянской губернии.

А отец Севастиан вместе с Оптинской братией жил в Козельске и часто навещал старца в его изгнании. В 1923 году за два месяца до окончательного закрытия монастыря инок Севастиан принял рукоположение в иеродиакона. В 1927 году был рукоположен в иеромонаха.

29 апреля 1928 года старец Нектарий скончался. Неутешно плакал отец Севастиан на похоронах и потом на могиле старца.

Выполняя благословение старца – после его смерти служить в приходском храме, отец Севастиан уехал сначала в Козельск, потом в Калугу.

Наконец в 1928 году он получает назначение на приход в город Козлов (ныне Мичуринск) в Ильинский храм, где настоятелем был протоиерей Владимир Нечаев, отец будущего митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима.

Здесь отец Севастиан прослужил пять лет, боролся с «обновленцами». Когда был арестован протоиерей Владимир Нечаев, отец Севастиан взял на себя попечение о его семье.

Он поддерживал связь с бывшей в рассеянии братией Оптиной пустыни. В Козлов к отцу Севастиану стали съезжаться сестры по духу. Первыми приехали монахиня Феврония (Тихонова), инокиня Софийской женской общины Рязанской епархии Агриппина (Артонкина) и монахиня Краишевского Тихвинского монастыря Саратовской епархии Варвара (Сазонова). Они остались с отцом Севастианом навсегда, были рядом в годы его заключения в КарЛАГе и жили до самой его смерти в Караганде.

В это время в Козлове проживали и другие иноки и инокини из разоренных монастырей, а также миряне, посещавшие прежде Оптину пустынь. И сердца искренне ищущих спасения неведомой силой влеклись к отцу Севастиану. Это не могло не обратить на себя внимания местных властей.

Лесоповал

25 февраля 1933 года все они вместе с отцом Севастианом были арестованы. Их отправили в Тамбовское ОГПУ для прохождения следствия.

Из протокола допроса:
«…На все мероприятия Советской власти я смотрю, как на гнев Божий, и эта власть есть наказание для людей… При этом говорил, что нужно молиться, молиться Богу, а также жить в любви, только тогда мы от этого избавимся…»

2 июня 1933 года заседание тройки ПП ОГПУ постановило: «Фомина Степана Васильевича, обвиняемого по ст. 58-10 II УК, заключить в исправтрудлагерь сроком на семь лет, считая срок с 25/2-33 г.»1 .

Медкомиссия признала, что в связи с ограниченным движением левого локтевого сустава (батюшка в детстве повредил левую руку) он не годен к тяжёлому физическому труду. Несмотря на это, отец Севастиан был отправлен на лесоповал в Тамбовскую область.

Духовные дети узнали место лесоповала и находили возможным приносить ему передачи, утешать и поддерживать, кто чем мог.

По воскресным дням осужденных отпускали домой. Ехать в Козлов отцу Севастиану было далеко. Но и в местной деревеньке нашлись духовные дети, которые вечером в субботу ждали его.

Воскресный день проходил в молитве и беседе, о чем сам батюшка говорил:
«Как на Пасху! Как в раю побудешь!».

Но через год отец Севастиан был переведен в КарЛАГ.

КарЛАГ

В Долинку – «столицу» КарЛАГа, что в 45 километрах от Караганды, отец Севастиан прибыл 26 мая 1934 года.

С 1931 по 1956 годы через КарЛАГ прошли около миллиона человек, прежде всего это была трагедия русских крестьян-спецпереселенцев, тысячи и десятки тысяч их и их детей погибли здесь.

КарЛАГ состоял из 26 отделений (точек). Они располагались в знойных летом и очень холодных зимой степях Центрального Казахстана в радиусе до четырехсот километров.

Отец Севастиан испытал и побои, и истязания, и требования отречься от Бога.

«Никогда!» – ответил батюшка.

Его отправили в барак к уголовникам.

«Там, – сказали, – тебя быстро перевоспитают».

Сначала уголовники издевались над пожилым и слабым монахом. Однако со временем своей кротостью и любовью он покорил всех: привел к вере в Бога весь барак.

О своем пребывании в лагере отец Севастиан позже рассказывал своим духовным детям:
«Когда меня принуждали отречься от православной веры, то поставили в одной рясе на всю ночь на мороз и стражу приставили. Стража менялась через два часа, а я бессменно стоял на одном месте. Но Матерь Божия опустила надо мной такой «шалашик», так что мне в нём было тепло»1 .

По слабости здоровья старца поставили работать хлеборезом, затем сторожем складов в зоне лагеря. В ночные дежурства старец никогда не позволял себе спать, он нёс молитвенный труд. И начальство, приходя с проверкой, всегда заставало его бодрствующим.

Сестра Агриппина, одна из арестованных духовных чад, после освобождения написала старцу о своём намерении ехать на родину. Но он благословил её немедленно приехать в Караганду.

В 1936 году Агриппина приехала, получила свидание со старцем, и он предложил ей купить домик в районе посёлка Большая Михайловка, поближе к КарЛАГу, поселиться в нём, а к нему ездить каждое воскресенье на попутной «абы какой машине».

Спустя два года в Караганду приехали сёстры Феврония и Варвара. И домик был куплен на Нижней улице – старенький амбарчик с прогнувшимся потолком. В нём устроили две комнаты, кухню, сенцы. Был и огород с колодцем.

Сестры Агриппина и Варвара устроились работать в больнице в Новом городе, а Феврония, как малограмотная, работала в колхозе. Приехали в Караганду и другие монахини: Кира, Марфа и Мария. Они поселились жить в Тихоновке.

Сёстры познакомились с верующими и стали потихоньку собираться для совместной молитвы. Узнав, что в Долинке находится отец Севастиан, верующие стали помогать ему.

В воскресные дни сёстры приезжали к старцу, который в то время уже был расконвоирован, работал водовозом. Кроме продуктов и чистого белья, они привозили Святые дары, поручи, епитрахиль. Все вместе выходили в лесок, отец Севастьян причащался сам и сестёр исповедовал и причащал.

Многих в лагере он привёл к вере в Бога. И когда старец был освобождён, у него в зоне были духовные дети, которые по окончании срока ездили к нему в Михайловку. А много лет спустя, когда открылась в Михайловке церковь, жители Долинки поехали туда и узнали в старце-священнике своего водовоза.

Корабль спасения

Отец Севастиан был освобождён из лагеря 29 апреля 1939 года накануне праздника Вознесения Господня. Перед войной он ездил в Тамбовскую область. Духовные чада, много лет ожидавшие его возвращения, надеялись, что он останется с ними в России. Но батюшка снова возвратился в Караганду.

Казалось бы, вполне естественно для человека выбраться оттуда, где испытал столько горя, где сама земля уже стонет от скорби людской. Но он избирает другой путь. Путь истинного монашества, «дар молитвы за весь мир».

В 1944 году отец Севастиан и сёстры купили на Западной улице дом побольше. Батюшка ходил по нему, все по‑хозяйски оглядывал и говорил, что и как надо переоборудовать.

«Да зачем же, батюшка, – возражали сёстры, – не в Казахстане же нам век вековать! Вот кончится война, и поедем с вами на родину.
– Нет, сёстры, – ответил батюшка, – здесь будем жить. Здесь вся жизнь другая, и люди другие. Люди здесь душевные, сознательные, хлебнувшие горя. Так что, дорогие мои, будем жить здесь. Мы здесь больше пользы принесём, здесь наша вторая родина…»1

В новом доме была устроена небольшая домовая церковь, и отец Севастиан тайно совершал в ней Божественную литургию.

Так в Караганде, в бушующем море горести и скорби, появляется остров надежды, корабль спасения – старец Севастиан.

Жители Михайловки, узнав о старце, стали приглашать его к себе, в свои дома. Разрешения на совершение треб не было, но отец Севастиан ходил безотказно. Народ в Караганде был верный – не выдадут. Не только в Михайловке, но и в других районах полюбили старца, поверили в силу его молитв.

Со всех краёв в Караганду стали съезжаться духовные чада старца – монашествующие и миряне, ищущие духовного руководства. Ехали из Европейской части России, с Украины, из Сибири, с дальних окраин Севера и Средней Азии.

Всегда ради людей он жертвовал своим покоем. Старец на деле исполнял слова Евангелия:
«Кто из вас хочет быть первым, да будет всем слуга».

Старец всех принимал с любовью и помогал устроиться на новом месте. Домики в Караганде в то время продавались недорого. Они принадлежали спецпереселенцам, которые со временем выстраивали для себя новые дома, а свои саманные хибарки продавали.

Старец давал деньги на покупку домика тем, у кого их не было, или добавлял тем, кому их не хватало. Когда деньги ему со временем возвращали, он отдавал их другим.

«Дивеевская обитель» Караганды

В 1946 году, по благословению старца Севастиана, верующие Караганды подали в местные органы власти заявление о регистрации религиозной общины. Ходатайствовали об этом и многие родители погибших воинов Великой Отечественной.

В ответ пришло распоряжение:
«Запретить священнику Севастиану Фомину службы в самовольно открытом храме».

Только в 1953 году было разрешено совершение в Большемихайловском молитвенном доме церковных таинств и обрядов – крещения, отпевания, венчания, исповеди, но Литургию батюшка мог служить только тайно ночью на квартирах верующих. По великим праздникам всенощное бдение служили с часа ночи, а после короткого перерыва совершалась Божественная литургия.

Окна плотно завешивали одеялами, а внутри дома было светло и многолюдно. Службу заканчивали до рассвета, и по одному, по два люди расходились по домам.

Старец Севастиан

В 1955 году из Москвы было получено наконец разрешение о регистрации религиозной общины в Большой Михайловке. Начались работы по переоборудованию жилого дома в храмовое здание.

Всем руководил старец Севастиан. Храм наполнился иконами: одни были принесены верующими, другие – написаны талантливой матушкой Агнией. Служебные и святоотеческие книги прислал из Москвы бывший узник КарЛАГа протодиакон Иаков.

В 1955 году в день праздника Вознесения Господня церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы была освящена.

Старец был настоятелем храма одиннадцать лет – с 1955 по 1966 годы, до дня своей кончины. Он создал в Караганде «Дивеевскую обитель», то есть женскую общину, подобную общине Дивеевской.

Его прозорливость открыто проявлялась лишь в том случае, когда этого требовала ситуация.

Пела в церкви на клиросе одна девушка, Мария Стаканова. Она воспитывалась в детском доме, куда поступила из дома ребёнка, и ничего не знала о своих родителях. Как-то Мария подошла к старцу и сказала ему, что скорбит о том, что не знает имени своих родителей, их национальности и не может их поминать и молиться об их упокоении.

«Мне сейчас некогда, – сказал батюшка, – ты завтра подойди, поговорим.

Назавтра он сам подозвал ее и сказал:
– Маруся, родители твои были русские, православные, высланные. Имя отца было… – и он назвал его и назвал имя матери. Мария очень обрадовалась и стала подавать за них поминания».

Отец Севастиан никого не исцелял открыто и по своей скромности и простоте всегда говорил:
«Да я никого не исцеляю, никого не отчитываю, идите в больницу. Я – говорил он, – как рыба, безгласный, – так он себя уничижал».

Старец помогал людям своей тайной молитвой. Он был совершенно лишен самолюбования и самодовольства. Напротив, часто говорил: «Я человек малограмотный, 4 класса закончил и дара слова у меня нет, и голоса у меня нет».1

Проповеди он чаще читал по книге, ничего от себя не прибавляя. А сидя за столом со своими духовными детьми, иногда что-нибудь рассказывал, но спокойно, скромно, не выставляя себя напоказ.

22 декабря 1957 года, в день празднования иконы Божией Матери «Нечаянная Радость», архиепископом Петропавловским и Кустанайским /с 28 сентября 1960 по 4 сентября 1975 – митрополит Алма-Атинский и Казахстанский/ Иосифом (Черновым) старец был возведён в сан архимандрита и награждён Патриаршей грамотой «За усердное служение Святой Церкви».

В 1964 году ко дню своего ангела отец Севастиан был награждён архиерейским посохом – награда, примеров не имеющая.

Отец Севастиан сохранял безупречное исполнение церковного Устава, не допуская при богослужении пропусков или сокращений. Церковные службы были для него неотъемлемым условием его внутренней жизни.

Старец особенно благоговел перед праздниками Вознесения Господня и Святой Троицы, как завершающими дело Христа Спасителя, как венцом всех Таин Христовых. В беседах его любимым образом был Иоанн Богослов, память которого он совершал особенно торжественно и благоговейно. Часто скорбел о недостаточном почитании своей паствой этого Апостола Любви, и говорил:
«Вот сегодня день памяти перенесения мощей Святителя Николая, – и церковь полна народа. А вчера был праздник святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, – и церковь была полупуста. Как же вы не понимаете кто выше и кого надо больше почитать? Какой праздник больше?»1

Также он особенно чтил все семь дней памяти Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и память святых бессребреников Косьмы и Дамиана (1/14 июля) – покровителей той местности, где батюшка родился.

«Да!» или «Нет!»

В Караганду часто приезжал духовное чадо старца – епископ Питирим (Нечаев) – иногда, как он сам вспоминал, только за одним словом: да или нет.

Ему доводилось ночевать в келье старца. Просыпаясь ночью, владыка видел, что, несмотря на то, что вроде бы старец спит, чётки в его руках непрестанно движутся.

«Когда отца арестовали, отец Севастиан взял на себя заботу о нашей семье, – вспоминал владыка. – О нас, младших, потому что старшие были уже в Москве. Спустя некоторое время после того, как мы уехали, арестовали и его, и потом мы с ним встретились только в 1955 году, когда кончился срок его заключения и ссылки, а я уже стал церковным работником и имел даже некоторое имя. Хлопотали о том, чтобы открыть церковь в Караганде, и я принимал в этом участие. При всех своих необычайно высоких духовных дарованиях старец Севастиан был очень болезненным. Болезнь его началась с нервного потрясения. В начале ХХ века он был первым и любимым учеником старца Иосифа Оптинского. Когда старец Иосиф умер, его это так потрясло, что у него сделался парез пищевода. Всю жизнь он мог есть только жидкую супообразную пищу.

Иногда спазм схватывал его пищевод, он закашливался и есть уже не мог, оставался голодным. Можно себе представить, как тяжело ему приходилось в лагере, когда кормили селедкой и не давали воды.

Старец Севастиан был сдержанным, мало говорил, но в нем было удивительное сочетание физической слабости и духовной – даже не скажу, силы, но приветливости, в которой растворялась любая человеческая боль, любая тревога.

Когда смятенный, возмущенный чем-то человек ехал к нему, думая выплеснуть всю свою ярость, все раздражение, он успокаивался уже по дороге и, встретившись со старцем, уже спокойно, объективно излагал ему свой вопрос, а тот спокойно его выслушивал, иногда же, предупреждая волну раздражения, сразу давал ему короткий ответ».

«В Михайловке – Оптина, а на Мелькомбинате – скит…»

Особенно любил старец бывать в посёлке Мелькомбинат. Здесь старец Севастиан собирал сирот и вдов: покупал им домики. И когда он приезжал на Мелькомбинат помолиться, люди бросали свои дела и заботы и спешили туда, где старец, чтобы получить благословение и утешиться. Старец каждого с любовью встречал, каждому давал своё назидание.

«В Михайловке – Оптина, а на Мелькомбинате – скит», – говорил он.

На Мелькомбинате со своей младшей дочерью и внучкой Таисией жил приехавший к отцу Севастиану овдовевший его старший брат Илларион. Он был уже глубоким старцем высокого роста и прямой осанки.

По воскресным и праздничным дням Илларион Васильевич с дочерью и внучкой приезжал в церковь. Подходя под благословение к отцу Севастиану, он кланялся ему до земли и целовал благоговейно руку, а на исповеди становился на колени.

Перед смертью Илларион Васильевич был пострижен в рясофор. Отец Севастиан сам отпел своего старшего брата – инока Илариона.

Постриг в схиму и блаженная кончина

Старец часто напоминал своим духовным чадам о смерти, о переходе в вечность. Когда к нему обращались с вопросом:
«Как мы будем жить без вас?» – он строго отвечал: «А кто я? Что? Бог был, есть и будет! Кто имеет веру в Бога, тот, хотя за тысячи километров от меня будет жить и спасется. А кто, пусть даже и тягается за подол моей рясы, а страха Божия не имеет, не получит спасения»1 .

В 1966-м он стал заметно слабеть. Лечащие врачи проводили комплексное лечение, но состояние старца не улучшалось, только временно облегчались его страдания. Но также ежедневно в богослужебное время старец бывал в храме.

Старец Севастиан накануне пострига в Великую схиму

Он говорил:
«Какой же я священнослужитель, если Божественную литургию или всенощную пробуду дома?»

16 апреля 1966 года старец принял постриг в схиму от епископа Питирима (Нечаева), прибывшего к нему для этого специально.

«Выглядел он плохо, – вспоминал владыка, – был очень слаб. Таким я, наверное, ни в какой болезни его не видел. Он просил меня постричь его в схиму. Сразу же начались приготовления, откладывать было нельзя. Слава Богу, всё удалось успешно: несмотря на изнеможение и слабость, отец Севастиан был в полной памяти, и нам удалось совершить его пострижение.

Я был около него буквально до последних часов его жизни. Той же ночью, после пострижения в схиму, ему стало очень плохо, он исповедовался, причастился. Жаловался, что испытывает томление духа и тела. 19 апреля его не стало…»

…Скончался старец на Радоницу, 19 апреля в 4 часа 45 минут. Мгновенно прибежали келейницы. Поднялся плач, началась суматоха. Позвали владыку Питирима и всех, кто был в эту ночь поблизости.

В 5 часов 30 минут владыка стал служить панихиду. После окончания панихиды все вышли из кельи. Началось облачение. Старец был совсем тёплый, лицо спокойное, как живое. Владыка покрыл его сверху мантией, закрыл клобуком лицо.

Утром владыка служил заупокойную литургию Радоницы. В 5 часов вечера привезли гроб, обитый чёрной материей, переложили в него старца.

Владыка снял с него камилавку, надел на его голову митру, и с пением «Помощник и Покровитель…» гроб понесли в церковь.

Со всех концов Казахстана, Сибири, Европейской части России под благодатную сень храма старца съезжалось духовенство и миряне – его духовные чада, в душах которых он утвердил надежду на спасение:

«При общении с батюшкой как-то само собой и неоспоримо становилось ясно, что душа живёт вечно, что со смертью не оканчивается жизнь, а только упраздняется тело. И это было просто, и говорил он об этом просто»1 .

Священники всю ночь служили панихиды, пел хор. А люди всё ехали и ехали.

От Святейшего Патриарха была получена телеграмма:
«Выражаю соболезнование прихожанам храма по случаю кончины благостного старца архимандрита Севастиана. Вашему преосвященству, епископу Волоколамскому Питириму благословляется совершить погребение в Бозе почившего. Патриарх Алексий».

На третий день батюшку хоронили на Михайловском кладбище. На катафалке гроб везли только небольшой отрезок пути до шоссе. Всё движение на нём было остановлено.

Народ шёл сплошной стеной. Гроб несли до кладбища на вытянутых вверх руках. Он плыл над огромной толпой народа и был отовсюду виден. «Христос воскресе!» – пела вся многотысячная толпа.

Могила для старца была вырыта на краю кладбища, а за ней простиралась необъятная казахстанская степь.

Молитвами преподобного Севастиана Карагандинского да хранит нас Господь!

Прписп. Севастиан Карагандинский

По благословению Святейшего Патриарха Алексия II и по решению Синодальной комиссии по канонизации святых, в 1997 году состоялось поместное прославление в лике святых преподобного старца Севастиана Карагандинского, исповедника.

Мощи преподобноисповедника Севастиана были обретены 12 октября 1997 года. Полгода мощи старца находились в основанном им храме Рождества Пресвятой Богородицы. А 2 мая 1998 года при торжественном крестном ходе с пасхальными песнопениями рака с мощами преподобного была перенесена в ставший главным храмом Караганды Свято-Введенский собор.

Перенесение было совершено архиепископом Алма-Атинским и Семипалатинским Алексием в сопровождении духовенства епархии, православных карагандинцев и многочисленных паломников из разных городов Казахстана и России.

В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе преподобный Севастиан Карагандинский внесен в собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Когда Святейший Патриарх Алексий II был в Караганде, он отслужил молебен и сказал такие слова:
«Степь Казахстана – это как распростертый антиминс».

Рака с мощами прписп. Севастиана Карагандинского

Свято-Введенский собор во время приезда Святейшего не мог вместить всех православных, потому что Караганда – почти вся православная. Во многом по молитвам святого старца Севастиана.

Мощи преподобного Севастиана установлены для поклонения в правой части центрального придела Свято-Введенского собора. А благолепная рака и сень над нею, исполненные из цветных металлов с инкрустацией и напоминающие раку и сень преподобного Сергия Радонежского, созданы мастерами Сергиева Посада.

Иеросхимонах Иосиф (Литовкин). См.: https://www.optina.ru/starets/iosif_life_full/

Николай Головкин. «Россия будет богата духом». См.: https://www.optina.ru/19_rossija_budet_bogata_duhom/

Николай Головкин. «Здесь у нас в скиту – рай земной». См.: https://www.optina.ru/19_v_skitu_raj_zemnoj/

Карагандинский старец преподобный Севастиан. М., 1998. Составитель Вера Королева

Там же.

Там же.

Там же.

Иеросхимонах Амвросий (Гренков). См.: https://www.optina.ru/starets/amvrosiy_life_full/

Карагандинский старец преподобный Севастиан. М., 1998. Составитель Вера Королева.

Иеросхимонах Анатолий (Зерцалов). См.: https://www.optina.ru/starets/anatoliy1_life_full/

Архив УФСБ по Тамбовской области. Дело № Р-12791, т.1.

Карагандинский старец преподобный Севастиан. М., 1998. Составитель Вера Королева.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Подготовил Николай Головкин

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *