Сферы государственной политики

Президент РФ Владимир Путин рассказал о разработанном и утвержденном направлении культурного развития страны. В основе культурной политики России приоритетным будет духовно-нравственное и патриотическое воспитание детей.

В сообщении на заседании Госсовета и Совета по культуре и искусству В. Путин подчеркнул, что в «Основах» «отражено отношение к культуре как к миссии, как к историческому благу и историческому наследию, как к идеалу».

Президент отметил, что всеобъемлющее понимание культуры предполагает «кардинальное изменение самих приоритетов государственной политики», а «процессы просвещения граждан, особенно, детей и молодежи» являются первоочередными.

— Повышенное внимание уделяется их духовному, творческому развитию, воспитанию патриотизма, а также созданию на всей территории России качественной культурной среды, доступных культурных благ, равных условий для творческой деятельности, — заявил глава государства.

Согласно его словам, государству «предстоит на деле вывести культуру на высоту ее общественного предназначения, добиться, чтобы она стала естественным регулятором жизни, определяла поведение, поступки людей, влияла на их отношение к своей семье стране, воспитанию детей».

На реализацию государственной культурной политики потребуется не один год, а также определенное финансирование, для обеспечения которого Владимир Путин предложил учредить Российский фонд культурного развития.

По мнению президента, особое внимание необходимо уделить подготовке профессиональных кадров, работающих в этой сфере.

Учитывая тот факт, что Россия является неотъемлемой частью мировой цивилизации, Владимир Путин призвал не ограничиваться влиянием отечественной культуры лишь в пределах страны, но донести ее и до других государств.

Теги: Владимир Путин Президент РФ культура духовно-нравственное воспитание патриотизм

Приглашаем Вас подписаться на рассылку портала «Православие в Татарстане». Православный календарь, Священное Писание, душеполезные публикации, новости, уведомления о предстоящих церковных событиях и паломнических поездках — всю эту полезную информацию Вы можете получать удобным способом на свой мобильный телефон по WhatsApp. 📲 Для подписки перейдите по .

ЗНАК МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ «ЗА ВЫСОКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ»

(Учрежден приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций от 6.09.2006 г № 428)

Приложение
к приказу Минкультуры РФ
от 6 сентября 2006 г. N 428

ПОЛОЖЕНИЕ
О ЗНАКЕ МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ «ЗА ВЫСОКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ»

1. Нагрудным знаком Министерства культуры Российской Федерации «За высокие достижения» (далее — нагрудный знак), награждаются работники организаций всех форм собственности, центрального аппарата Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации (далее — Министерство), центральных аппаратов федеральной службы и федеральных агентств, находящихся в ведении Министерства территориальных органов Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия за высокие достижения в сфере культуры, искусства, сохранения историко-культурного наследия народов Российской Федерации кинематографии, средств массовой информации и массовых коммуникаций, архивного дела, внесшие личный вклад в развитие и сохранение отечественной культуры, ее материально-технической базы, подготовку кадров, а также за безупречную и эффективную государственную гражданскую службу.
2. Нагрудным знаком награждаются работники, имеющие стаж работы в установленной сфере ведения Министерства не менее 7 лет, ранее отмеченные ведомственными наградами Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, а также Министерства культуры Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, Федеральной архивной службы России, по истечении не менее трех лет со дня награждения.
3. С ходатайством о награждении нагрудным знаком могут обращаться органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, организации независимо от форм собственности, отраслевые союзы и общественные объединения, а также руководители департаментов центрального аппарата Министерства по согласованию с курирующими заместителями Министра культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации (далее — Министр), руководители федеральной службы и федеральных агентств, находящихся в ведении Министерства.
4. Для рассмотрения вопроса о награждении нагрудным знаком каждый из инициаторов ходатайства, указанный в пункте 3 настоящего Положения, представляет на имя Министра следующие документы:
1) ходатайство о награждении нагрудным знаком, подписанное руководителем представляющей организации, содержащее конкретные сведения о вкладе в развитие культуры и искусства, законодательства Российской Федерации, сохранение историко-культурного наследия народов Российской Федерации, достижения в сфере массовых коммуникаций, архивного дела и т.д.;
2) представление руководителя федеральной службы и федеральных агентств, находящихся в ведении Министерства, относительно работников центральных аппаратов соответствующих служб и агентств, работников территориальных органов службы, работников подведомственных агентствам организаций или решение коллегии органа управления культуры, массовых коммуникаций и кинематографии субъекта Российской Федерации относительно работников аппаратов органов управления и работников подведомственных им организаций;
3) наградной лист установленного образца (приложение 1), содержащий кадровую справку и характеристику кандидата с указанием конкретных заслуг, достижений и успехов в трудовой деятельности за последние 3 года.
4. Комплект документов по награждению нагрудным знаком направляется в Департамент управления делами Министерства.
5. Решение о награждении нагрудным знаком принимает Министр.
6. Оформление решений Министра о награждении нагрудным знаком осуществляет Департамент управления делами Министерства.
7. Награждение нагрудным знаком производится приказом Министерства.
8. Вручение нагрудного знака и удостоверения к нему производится в торжественной обстановке. По поручению Министра и от его имени Почетную грамоту могут вручать заместители Министра, директора департаментов Министерства, руководители федеральной службы и федеральных агентств, находящихся в ведении Министерства, а также, по его просьбе, представители органов государственной власти субъектов Российской Федерации, руководители организаций и учреждений. Описание нагрудного знака и образец бланка удостоверения к нагрудному знаку даны в приложениях 2, 3 к настоящему Положению.
9. Нагрудный знак носится на правой стороне груди, при наличии государственных наград располагается ниже их. Нагрудный знак имеет порядковый номер.
10. Повторное награждение нагрудным знаком не производится. Дубликат нагрудного знака взамен утерянного не выдается. В случае утраты удостоверения к нагрудному знаку, на основании ходатайства руководителя организации, вносившего представление к награждению и заявления награжденного, может быть выдан документ, подтверждающий награждение данного работника.
11. В соответствии со статьей 66 Трудового кодекса Российской Федерации запись о награждении нагрудным знаком вносится в трудовую книжку награжденного. Заверенная копия удостоверения к нагрудному знаку подшивается в личное дело награжденного.
12. Материалы, поступившие с неполным комплектом документов, нарушением установленных требований, возвращаются на переоформление.
13. Лица, награжденные нагрудным знаком, сохраняют право ношения нагрудного знака при изменении места работы и при выходе на пенсию.
14. Учет лиц, награжденных нагрудным знаком, осуществляется Департаментом управления делами Министерства.

Приложение N 2
к Положению о нагрудном знаке
Министерства культуры и
массовых коммуникаций
Российской Федерации
«За высокие достижения»,
утвержденному приказом
Минкультуры России
от 6 сентября 2006 г. № 428

ОПИСАНИЕ
ЗНАКА МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ «ЗА ВЫСОКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ»

Нагрудный знак «За высокие достижения» Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации представляет собой ювелирную миниатюру (значок), изображающую двуглавого орла с опушенными крыльями, увенчанного двумя императорскими коронами. На груди орла вертикально расположен факел, пламя которого находится между корон. Поверх факела наложен свиток (картуш) с надписью в три строки (по одному слову в каждой): ЗА ВЫСОКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ; под надписью – изображение скрещенных камертона и продетого сквозь него пера. Раздвоенный низ свитка образует свернутые в рулоны завитки, поддерживаемые лапами орла; в каждый рулон продето по лавровой ветви, которые образуют венок, окружающий свиток по сторонам. Перекрещенные внизу концы ветвей перевязаны лентой с развевающимися в стороны концами.
Знак изготавливается из серебра и имеет на оборотной стороне приспособление для крепления к одежде.
Высота знака — 30 мм, ширина — 25 мм.

РИСУНОК
ЗНАКА МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ «ЗА ВЫСОКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ»

Лихачева Е. А.

к. пс. н.

Трифонов Ю. Н.

к. ф. н., доцент Тамбовский филиал РАНХиГС

МОДЕРНИЗАЦИЯ РОССИИ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ДУХОВНОЙ СФЕРЕ

Аннотация: Подлинная модернизация России немыслима без оздоровления ее духовной жизни. Ключевую роль в этом отношении должна играть выверенная государственная политика в духовной сфере. Вместе с тем, имеет место недооценка духовно-гуманитарной составляющей общественного развития, на что обращают внимание авторы данной статьи.

Ключевые слова: духовные основы, государственная политика в духовной сфере, государственное управление духовно-нравственным развитием.

Likhacheva E. А.

Tambov, Russia Trifonov Yu. N.

Tambov, Russia

MODERNIZATION OF RUSSIA AND THE STATE POLICY IN THE SPIRITUAL REALM

Key words: spiritual foundations, public policy in the spiritual sphere, governance, moral and spiritual development.

Наряду с социально-экономической политикой государства, важна и реализация его функций в духовной сфере. Это обусловлено тем, что одним из фундаментальных условий жизни людей является наличие здоровой духовной среды. А это возможно лишь в процессе осуществления выверенной государственной политики в духовной сфере. Поэтому действия государства в этом направлении должны быть концептуально обоснованы и иметь прочную конституционно-правовую основу.

Выступая с очередным Посланием Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2013 года, Президент РФ В. В. Путин подчеркнул, что «в Конституции сформулированы ключевые национальные объединительные идеи» . Однако, на наш взгляд, если можно твердо утверждать, что мы имеем четко определенные экономические, социальные и политические основы конституционного строя России (многообразие форм собственности, свобода экономической деятельности; РФ — социальное и демократическое государство; политическое многообразие, многопартийность и т. д.), то духовные основы,

на наш взгляд, в основном законе страны четко не определены. Действительно, в главе 1 Конституции РФ этой важнейшей области общественной жизни посвящены лишь следующие нормы:

— в Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (ч. 1 и 2 ст. 13);

— Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (ч. 1 и 2 ст. 14).

Отметим, что в определенной степени некие духовные ценности очерчены и в преамбуле Конституции РФ, в которой сказано следующее: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

При всей значимости отмеченных конституционных положений, утверждать о том, что мы имеем прочные духовные основы конституционного строя России и четкие ориентиры политики государства в данной сфере, вряд ли можно. Данное обстоятельство актуализирует рассматриваемую проблему, суждения по которой высказываются самые разнообразные. В частности, сравнительно недавно депутат Государственной Думы Елена Мизулина предложила внести в преамбулу Конституции РФ положение о том, что православие является основой национальной и культурной самобытности России .

Очевидно, что предложения такого рода вызывают неоднозначную оценку в обществе. Но, тем не менее, разговор на эту тему, безусловно, необходим. Дело в том, что в данной сфере общественной жизни не все благополучно, о чем говорят многие государственные и общественные деятели, политики и ученые. Так, В. В. Путин подчеркнул, что «сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп … того, что во все времена делало нас крепче, сильнее, чем мы всегда гордились. Мы должны .укреплять прочную духовно-нравственную основу общества» .

В научной литературе дается более жесткая оценка ситуации в рассматриваемой сфере. Речь идет не иначе, как о духовном кризисе, представляющем собой угрозу для национальной безопасности. Более того, как подчеркивает А. В. Тонконогов, духовный кризис к настоящему времени фактически перешел в стадию регрессирующей эволюции, поскольку в обществе пока не преодолены идеологические и социально-экономические противоречия .

По мнению К. К. Колина, духовная атмосфера, сложившаяся за последние 20 лет в российском обществе, обусловлена деидеологизацией общества и внедрением в общественное сознание принципиально чуждых для нашей страны ценностных ориентаций, характерных для западного общества . Как следствие, снижается общий уровень образованности нации, падает традиционно высокий интерес граждан России к чтению. Засилье массовой культуры привело к деформации эстетического вкуса общества. Ситуация усугубляется продолжающейся коммерциализацией искусства, образования и других сфер жизнедеятельности общества. В результате мы имеем размытость и разобщенность духовного мира, потребительскую ориентацию общественного сознания и, как следствие, — перекос в системе социальных ценностей (явный приоритет материальных ценностей перед духовными), нравственное оскудение, мировоззренческая дезориентация населения, особенно молодежи. Эмпирически,

феноменологически духовно-нравственный кризис выражается в интенсивном росте и повышении уровня всех видов и форм делинквентного поведения населения.

Все это — признаки деградации и ослабления именно духовной сферы, ремонт, воспроизводство и обновление которой входят в ядро приоритетных функций государства . В связи с этим нами разделяется мнение о том, что углубляющийся духовный кризис свидетельствует также о системных ошибках в государственном управлении, низком уровне научной обоснованности, а, следовательно, и соответствующем качестве и эффективности реализации государственных политик, которые должны создавать условия для духовного развития социума .

Дальнейшее сохранение весьма неблагополучного состояния духовной культуры России противоречит ее национальным интересам и является недопустимым. Поэтому крайне необходимы безотлагательные меры по оздоровлению духовности нашего общества, и, прежде всего, — по формированию у граждан научного мировоззрения, по возвращению им духовно-нравственного стержня.

Актуализирует эту деятельность необходимость противодействия «мировоззренческому плюрализму», мифологизации общественного и индивидуального сознания, оккультизму, проповеди индивидуализма, аморального поведения, эгоизма, нигилизма и иных антиподов подлинной духовности. Эти и подобные им обстоятельства ставят на повестку дня вопросы обеспечения духовной безопасности россиян и проведения эффективной государственной политики в данной сфере.

Как отмечает В. М. Теребихин, актуальность проектирования и осуществления политики духовно-нравственного развития определяется и необходимостью преодоления сложившейся системы противоречий: между кризисным состоянием духовно-нравственных процессов в российском обществе и отсутствием эффективной государственной политики в сфере духовного преображения России, а также, между системной комплексностью проблем духовно-нравственного развития и узковедомственным характером государственного управления процессами в сфере духовно-нравственного развития социума .

Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года в качестве одного из факторов духовная культура России не рассматривается. Тем самым, духовная составляющая инновационного развития, модернизации страны в целом, остается, в определенной степени, за пределами внимания высшего политического класса и общественных сил, претендующих на формирование общественно-политического процесса.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Более того, даже в таком важном документе, как Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года говорится о национальной безопасности в сфере культуры, но не в духовной сфере. Несмотря на близость содержания, понятия «культура» и «духовная сфера, духовная жизнь» не являются тождественными.

Как отмечает С. Г. Кара-Мурза, исторически в России сложилась и укрепилась недооценка государственной властью ее функции в духовной сфере населения. До сих пор даже не встал вопрос о целях, задачах, структуре и ресурсах государственной политики в этой сфере. Принимаются лишь срочные ситуативные решения по типу действий МЧС — с помощью бригад политологов, следующих поворотам конъюнктуры. Нередко ради смягчения актуальной проблемы они наносят непропорциональный ущерб даже ближайшему будущему .

Определенная недооценка духовно-гуманитарной составляющей общественного развития имеет место и в научном сообществе. Так, из почти 1000 докладов и выступлений на международной научной конференции «Модернизация России», проведенной РАН 20-21 декабря 2012 года, всего 9 было посвящено гуманистическим проблемам.

Эти и некоторые иные обстоятельства свидетельствуют о том, что для обеспечения практической реализации объявленной в России новой государственной политики системной модернизации страны необходимо адекватным образом изменить государственную политику в духовной сфере.

На этот счет В. М. Теребихин говорит о том, что следует осуществить проектирование концепции «Духовное преображение России в XXI веке» а, также, концепций и целевых программ государственных политик, обеспечивающих создание условий для духовного развития российского социума, в том числе: политики духовного развития народа, социокультурной политики, государственной образовательной политики, политики в сфере государственно-конфессиональных отношений, свободы совести и вероисповедания, политики в сфере укрепления межпоколенческой толерантности и социальной солидарности, духовно-нравственной гуманистически ориентированной информационной политики, политики в сфере духовной безопасности и др. .

А. В. Тонконогов считает, что государственная политика Российской Федерации в области обеспечения духовной безопасности (безопасности духовной сферы) современного российского общества должна представлять собой систему официальных научно-прагматических взглядов и принципов, определяющих направления, средства и методы совместной деятельности органов законодательной, исполнительной, судебной власти и институтов гражданского общества по защите национальных духовных (интеллектуальных, этических, эстетических, культурно-исторических) ценностей, профилактике, выявлению, ликвидации угроз (негативных тенденций, характеризующихся формированием деструктивной духовности) в религиозной, культурной, научной, информационной, идеологической сферах социальной жизни .

Тем самым, требуется комплексный, системный подход, а также настойчивые скоординированные действия не только различных федеральных и региональных органов государственной власти, органов местного самоуправления, но также и организаций сферы образования, бизнеса, массовой информации, культуры и искусства, общественных организаций, входящих в состав формирующегося в России гражданского общества.

Таким образом, проведенный анализ свидетельствуют о том, что подлинная модернизация и интересы безопасности России требуют адекватного изменения государственной политики в духовной сфере.

Список литературы

1. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2013 года // Российская газета. 2013, 13 декабря.

2. http://top.rbc.ru/politics/22/11/2013/890512.shtml

3. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2012 года // Российская газета. 2012, 13 декабря.

5. Колин, К. К. Духовная культура общества как стратегический фактор обеспечения национальной и международной безопасности // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. — Челябинск: Издательство «Челябинская государственная академия культуры и искусств». 2010. № 1. С.27-45.

7. Теребихин, В. М. Духовно-нравственный кризис, как угроза национальной безопасности России и некоторые государственно-управленческие аспекты формирования системы духовной безопасности // Гуманитарные исследования. 2010. № 8. С. 50-56.

8. Распоряжение Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. № 1662-р «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 2008. № 47. Ст. 5489.

9. Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 «Об утверждении Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // СПС Гарант (Текст Указа официально опубликован не был).

УДК 008:32 + 94(470):008 ББК Т3(2)-7 + Ч141

DOI: 10.14529/hum150411

культурная политика как функция государства

А. С. Ханнанова

В работе представлена типология определений термина «культура», рассмотрено такое явление как культурная политика, а также его история. Описаны три типа участия государства в культурной политике: харизматическая политика, политика доступности, политика культурного самовыражения. Определены цели культурной политики государства и уровни культурной политики государства. Проиллюстрированы взаимоотношения культурной политики с различными социальными институтами и «политиками» в различных сферах жизни общества.

Ключевые слова: культура, культурная политика, сфера культуры, государство, государственная культурная политика, идеология, объект культурной политики, субъект культурной политики, социальный институт, ценности.

Слово «культура» используется человечеством не одно столетие и имеет очень богатую историю смыслов некогда вкладываемых в этот термин. В современности оно употребляется в различных областях науки и других сферах человеческой практики. Отечественный социолог Л. Г. Ионин, рассматривая лингвистическое развитие слова «культура», выделяет в современных европейских языках четыре основных его смысла: 1) абстрактное обозначение процесса интеллектуального, духовного, эстетического развития; 2) обозначение состояния общества, основанного на праве, порядке, мягкости нравов и т. д.; в этом смысле слово культура совпадает с одним из значений слова цивилизация; 3) абстрактное указание на особенности способа существования или образа жизни, свойственные какому-то обществу, какой-то группе людей, какому-то историческому периоду; 4) абстрактное обозначение форм и продуктов интеллектуальной и прежде всего художественной деятельности: музыка, литература, живопись, театр, кино и т.д. (то есть все то, чем занимается министерство культуры); пожалуй, именно этот смысл слова культура наиболее распространен среди широкой публики и наиболее близок к тому, который используется в данной работе.

соответственно сложность феномена «культура» проецируется и на понимание культурной политики. С точки зрения ученых социально-гуманитарного профиля, культурная политика — объект теоретических исследований, основной целью которых является определение и интерпретация базовых понятий, типологизация моделей, выявление структурно-функциональных взаимосвязей и взаимозависимостей в системе управления сферой культуры. Многими исследователями поддерживаются идеи о культурной политике как целенаправленной деятельности любого государства, обеспечивающей стабильность общества в самые разные исторические периоды. По мнению других, культурная политика появилась в Европе в конце XVIII в. и сформировалась как сложное явление, включающее и национальные приоритеты, языковую политику, концептуальное обеспечение организации культурно-просветительных и культурно-досуговых учреждений. С. С. Загребин предлагает рассматривать культурную политику в трех ракурсах: в теоретическом аспекте, как абстрактную идеальную

модель отношения власти и культуры; в прикладном аспекте, как систему приоритетов органов государственной власти, декларируемых в соответствующих программах развития культуры на федеральном и региональном уровнях; в конкретно-историческом аспекте, как реальную систему отношений субъектов культуры . Регулирование социокультурной жизни, разработка новых принципов культурной политики привели к утверждению научного подхода к изучению культурной политики и деятельности ее субъектов. Государственная культурная политика — это особый инструмент стратегического управления страны, обеспечивающий ее целостность и раскрывающий перспективы ее социокультурного развития .

Понятие «культурной политики» как сферы деятельности государственных и общественных институтов в научный оборот введено относительно недавно — несколько десятилетий назад, когда были предприняты первые попытки осмысления сущности данного феномена на теоретическом уровне. В настоящее время все более утверждается взгляд на культуру как, с одной стороны, систему конкретных ценностей, с другой — инструмент, способный оказывать направленное и прогнозируемое влияние на все сферы жизнедеятельности людей. Не случайно, сегодня ни одно государство, ни один регион не может обойтись без вполне определенной целенаправленной культурной политики, ее формирование и осуществление становится важной и неотложной задачей .

Обратимся к дефиниции слова «культурная политика». Одно из первых определений этого термина было дано на круглом столе ЮНЕСКО в 1967 году в Монако. В докладе «Политика в сфере культуры — предварительные соображения» под политикой в сфере культуры было решено понимать «комплекс операциональных принципов, административных и финансовых видов деятельности и процедур, которые обеспечивают основу действий государства в области культуры». В этом контексте реализация политики в сфере культуры представляет собой «всю сумму сознательных и обдуманных действий (или отсутствие действий) в обществе, направленных на достижение определенных культурных целей, посредством оптимального использования всех физических и духовных ресурсов, которыми

располагает общество в данное время» . Под культурной политикой также подразумевается деятельность, связанная с формированием и согласованием социальных механизмов и условий культурной активности как населения в целом, так и всех его групп, ориентированных на развитие творческих, культурных и досуговых потребностей .

культурная политика — это борьба интересов различных субъектов культурной жизни, в которой самую существенную роль играет распределение различных ресурсов — финансовых, материальных, кадровых и информационных. в соответствии с таким представлением о культурной политике, наиболее сильным ее субъектом является государство, располагающее наибольшими ресурсами и возможностями воздействия на культурную жизнь. Это воздействие осуществляется через управление наукой, искусством, религией через выработку и транслирование государственной идеологии с помощью системы образования и средств массовой коммуникации .

само определение культурной политики напрямую связано с трактовкой ее «объекта» и «субъекта». Если объектом оперативного управления культурой являются преимущественно организации, которые производят и сохраняют культуру (институты), то объектом культурной политики должно быть все общество в целом, и масштабы воздействия и последствия этой политики имеют эффект на общенациональном, общегосударственном уровне. Если говорить о субъекте культурной политики, то было бы ошибкой ограничивать понимание субъекта лишь одним государством и органами его управления. субъект, реализующий культурную политику, — это в первую очередь само же общество, лишь корректируемое государственными инстанциям. именно государство помогает сформировать механизмы реализации культурной политики. их освоение имеет особое значение для России, где культура признается национальным богатством, однако нередко это признание не сопровождается разработкой соответствующего инструментария и остается на уровне деклараций .

Объектом культурной политики является общенациональная картина мира — синтетическое панорамное представление людей о конкретной действительности . главным субъектом культурной политики, по признанию многих исследователей, следует считать государство, которое располагает не только наибольшим объемом ресурсов, но и разнообразными управленческими органами, оказывающими непосредственное воздействие на различные секторы культурной сферы. именно поэтому в задачу государства и входит согласование интересов всех субъектов культурной жизни, поскольку государственная культурная политика реализуется за счет ресурсов, принадлежащих всему обществу. Это предполагает достижение общественного согласия относительно концептуальных представлений о месте и роли культуры в жизни общества, о должном состоянии культурной жизни, что и позволяет разрабатывать и осуществлять различные культурные программы посредством распределения различного вида ресурсов. Наконец,

именно государство должно обеспечить сохранение многообразия всей накопленной предыдущими поколениями системы ценностей в едином культурном пространстве .

говоря о различиях в культурных стратегиях, нередко выделяют три типа участия государства в культурной политике, которые были использованы европейскими государствами за последние пятьдесят лет. к ним относят следующие.

1. Харизматическую политику, смысл которой состоит в поддержке со стороны государства, прежде всего, организаций и отдельных персоналий, имеющих общенациональное значение и известных за пределами данного государства.

2. Политику доступности, основные усилия которой концентрируются на обеспечении равного доступа различных категорий населения к образцам и артефактам, признанных (в силу разных причин) классическими вершинами культурной и художественной деятельности.

3. Политику культурного самовыражения, в рамках которой ценной признается любая попытка культурной самоидентификации (местного или же профессионального сообщества, диаспоры, социальной группы или любого другого «меньшинства»). в этом случае классическая культурная иерархия исчезает, а главенствующее место эстетических категорий оказывается занятым ценностями культурной коммуникации и самовыражения .

следует дифференцировать собственно культурную политику и оперативное управление текущими культуротворческими процессами как два разных уровня стратегии и тактики управленческой деятельности, разграничить эти цели, задачи, методы и инструментарий. Первый уровень представлен совокупностью провозглашаемых целей, приоритетов, функций, принципов, ориентиров, идеалов и идей. второй — совокупностью практических мероприятий. Оба уровня культурной политики представлены в любом обществе, которое занимается регулированием культурной жизни в стране. в общем виде цели культурной политики обычно декларируются как сохранение, создание, распространение, освоение культурных ценностей социальной общности, нации, народа, государства — в зависимости от субъекта культурной деятельности. деятельность людей в области культуры организуют и координируют социальные институты, без чего она приобрела бы разрозненный, непоследовательный и неустойчивый характер. Объем влияния государства на реализацию культурной политики зависит от степени его развития .

в качестве первоочередной задачи государственной культурной политики выступает создание условий для образования единства культурного пространства, равных возможностей для жителей различных территорий страны и представителей разных социальных групп для получения доступа к культурным ценностям, для диалога культур в многонациональном государстве, а также формирование ориентации личности и социальных групп на ценности, обеспечивающие модернизацию российского общества. Реформирование в сфере культуры является прямым следствием происходящих

Социология

экономических и политических преобразований. Необходим поиск таких решений, которые позволили бы, с одной стороны, обеспечить сохранность культурных ценностей, а с другой — создать экономические механизмы, позволяющие культуре эффективно развиваться в новых рыночных условиях. Цели культурной политики государства на современном этапе развития можно разделить на три основных блока: сохранение культурного наследия, национального богатства (классический подход к культурной политике); обеспечение равного доступа к культурным ценностям и интеграция в мировой культурный процесс; функционирование культуры в условиях рынка, экономическая рентабельность сферы культуры .

все больше процессов, происходящих в культуре, регулируется посредством товарно-денежных отношений. На уровне государственного дискурса прослеживается явная тенденция рассматривать культуру как экономический ресурс, и это задает совершенно иной вектор культурной политики, требующей внедрения управленческих технологий в менеджмент организаций сферы культуры. современные условия социально-экономического развития диктуют условия комплексного финансирования культуры, где одним из механизмов выступает частно-государственное партнерство. глубокие социальные трансформации в ходе недавних реформ в России повели за собой реструктуризацию системы управления не только в сфере бизнеса и предпринимательства, но и в государственном секторе. Многие учреждения образования, здравоохранения, социальной защиты и учреждения культуры вступают сегодня в отношения конкуренции и вынуждены переходить к новым формам и механизмам управления с целью сохранения жизнеспособности, экономической рентабельности. Особенно сложно данные процессы протекают в сфере культуры, которая традиционно субсидировалась государством и в данный момент поставлена в жесткие рамки «недофинансирования», что порождает необходимость поиска «путей выживания», способов достижения эффективного существования .

Определенные трудности возникают в связи с проблемой «управления культурой», так как речь идет о необходимости разработки особого «управленческого алгоритма», позволяющего учитывать специфику культуры, сущностными характеристиками которой являются свобода и творчество. ведь, с одной стороны, культура как самоорганизующаяся система воспроизводит креативную (нелинейную, неустойчивую, нестабильную) среду, в которой осуществляется смена инновационных обновлений и становление традиций. с другой стороны, управление как рациональная деятельность, осуществляемая разными субъектами, принимающими на себя обязанности и ответственность за типы, формы и способы коммуникационной активности, за развитие и риски, за результаты взаимодействия осуществляется в динамичной социальной среде, в контексте культурно-цивилизационных изменений .

культурной политике любого государства, в том числе России, имманентно присущи два уровня:

один выражается через стремление к идеальным (оформленным или неоформленным в систему идеологических представлений) ценностно-смысловым и символическим конструкциям, скрепляющим образ бытийности людей в пространстве их совместного проживания, а второй — конкретный, существующий в проекции повседневной реальности сего дня, отличающийся высокой степенью самоорганизации и личностного творчества, регулируемый системой институциональных отношений. для власти как механизма рационального управления социокультурными процессами важность обоих уровней несомненна. в действующем Положении о Министерстве культуры Российской федерации это зафиксировано следующим образом: «Министерство культуры Российской федерации (Минкультуры России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики в сфере культуры, искусства, историко-культурного наследия, кинематографии, архивного дела, авторского права и смежных прав, а также по нормативно-правовому регулированию в сфере культуры, искусства, историко-культурного наследия (за исключением сферы охраны культурного наследия), кинематографии, архивного дела, авторского права и смежных прав (за исключением нормативно-правового регулирования осуществления контроля и надзора в сфере авторского права и смежных прав) и функции по управлению государственным имуществом и оказанию государственных услуг в сфере культуры и кинематографии» .

как следует из данного документа, культурная политика распространяется на сферу культуры, в то время как объемы этой сферы изначально ограничены, ибо она рассматривается как вполне определенная часть социальной сферы. существует еще один аспект, раскрытие которого позволяет выявить наиболее принципиальные характеристики культурной политики. Речь идет о различении понятий «культурная политика» и «управление в сфере культуры» (как институционализированной области культурной деятельности). Это связано с тем, что культурная политика государства полифункциональна и включает в том числе функции разработки и реализации проективнопрогностической стратегии развития культуры в обществе, согласующуюся с духовно-смысловыми ценностями, т. е. с базисными ценностно-символическими представлениями, которые свойственны данному сообществу и составляют основу национально-культурной идентичности. Под культурной политикой понимаются приемы управления сферой культуры, когда в качестве объекта воздействия этой деятельности выступают профессиональные институты и процессы развития искусства, науки, образования и т. д. .

Будущее национальной культуры каждой страны во многом зависит от закрепившегося в обществе отношения к человеку и его возможностям творческого участия в преобразовании социальной среды. Расширительное понимание культуры, важность роли культурных традиций и обновления ценностно-смысловых оснований жизнедеятельности россиян — вот те основания, на которых выстраивается стратегическая концепция культурной политики

страны, ориентированная на решение масштабных социокультурных задач, таких как улучшение качества жизни людей, социальная интеграция, упрочение социального согласия, достижение солидарности и межкультурного диалога. В основе такой стратегии заложена идея соединения усилий всего общества по формированию единого культурного пространства и коллективной идентичности россиян, основанная на комплексном подходе к культуре и предполагающая существенное расширение области культурной политики. Такой подход нацелен на интегративную, конвенциональную по своей сути, стратегию культурной политики государства, направленную на ее согласование с «политиками», проводимыми в других областях, на преодоление ведомственных барьеров, на укрепление в процессе регуляции социокультурной жизни взаимодействия всех субъектов культурной политики — управленческих структур различных уровней власти, государства с бизнесом и общественными организациями .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Михаил Швыдкой, министр культуры в 2000— 2004 годах, глава Федерального агентства по культуре и кинематографии в 2004—2008 годах, специальный представитель президента Рф по международному культурному сотрудничеству, художественный руководитель Театра мюзикла, доказывал, что в сфере культуры конституция работает стопроцентно, потому что в ней закреплены основные для культуры постулаты. Один из них заключается в том, что граждане Российской федерации имеют право на свободное творчество. Если кто-нибудь во время перестройки, при Горбачеве захотел бы создать частный театр, частное издательство, он бы столкнулся с невероятными проблемами, потому что сфера идеологии (а культура была частью идеологии) была абсолютно закрыта для любой частной инициативы. Регуляция создания прачечных, ларьков и торговли сигаретами была значительно меньше, чем регуляция в сфере идеологии. Сейчас у граждан есть право на свободное творчество . Швыдкой, к примеру, реализовал его, открыв Театр мюзикла. Частный музыкальный театр.

В отношении государственной культурной политики России в научных и политических дискурсах присутствует широкий спектр интерпретаций, замыкаемый полярными оценками. С одной стороны, распространено представление о ней как о стратегии позитивного преобразования всей системы социокультурных взаимодействий в условиях глобализации и перехода к информационному обществу. С другой стороны, трактовка культурной политики как инструмента регулирования социокультурных процессов разного уровня (от глобального до локального) подвергается критике за существующий разрыв между теоретическими декларациями и реальным состоянием культуры в обществе, ресурсными возможностями по удовлетворению культурных потребностей населения страны. Такая противоречивая оценка ситуации — результат несогласованности различных уровней культурной политики .

В повседневности конкретных театров и музеев отражены непростые судьбы современной культуры — не тиражируемой и массовой, а интеллекту-

альной, эстетической культуры, которая пытается выжить благодаря местным традициям, ресурсам, приоритетам административной власти. Таким образом, нестабильность экономической, социальной, политической среды, высокая конкуренция ставит руководителей коллективов и организаций культуры перед необходимостью адаптации к изменяющемуся контексту управленческой деятельности. Следовательно, требуется анализ тенденций рационализации и модернизации системы оказания услуг в сфере культуры, которые подталкивают изменения в системе культурной политики, что находит выражение в разработке более унифицированных и менеджериалистски ориентированных подходов и механизмов оценки эффективности работы на уровне отдельных работников и организаций культуры в целом .

Государство, являясь важнейшим субъектом культурной политики, координирует деятельность всех остальных ее субъектов (общества, муниципальных органов, учреждений культуры, и пр.), обеспечивая формирование и поддержание общенациональной картины мира, являющейся залогом сохранения государственной целостности и развития общества. Культура в большей степени формирует человека, чем те экономические условия, в которых он живет. Этим обусловлена значимость развития культурной политики на государственном уровне.

Литература

3. Востряков, Л. Е. Культурная политика: концепции, понятия, модели / Л. Е. Востряков. — URL: http://www. cpolicy. ru/analytics/80.html

4. Дуков, Е. В. Введение в социологию искусства / Е.В. Дуков, Ю. В. Осокин, К. Б. Соколов, А. Н. Хренов. — СПб. : Алетейя, 2001. — 256 с.

5. Ионин, Л. Г. Социология культуры / Л. Г. Ионин — М. : ИД ГУ ВШЭ, 2004 . — С. 16.

6. Загребин, С. С. Культурная политика в современной России / С. С. Загребин //Вопросы культурологии. — 2008. — № 3. С. 33—35.

Поступила в редакцию 31 августа 2015 г.

Социология

ХАННАНОВА Алина Салауатовна. В 2007 г. с отличием окончила Южно-Уральский государственный университет, специальность социолог, преподаватель социологии, Южно-Уральский государственный университет. Научные интересы: социология культуры, социология искусства. E-mail: alina-xa02@mail.ru

Bulletin of the South Ural State University Series «Social Sciences and the Humanities» 2015, vol. 15, no. 4, pp. 62—66

DOI: 10.14529/hum150411

cultural policy as a function of the state

A. S. Khannanova, South Ural State University, Chelyabinsk, Russian Federation, alxand@yandex.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Ionin, L.G. Sotsiologiia kul’tury . Moscow, Izd. dom GU VShE Publ., 2004. 427 p.

6. Zagrebin, S.S. Kul’turnaja politika v sovremennoj Rossii / S.S. Za-grebin // Voprosy kul’turologii. — 2008. — № 3. S. 33-35.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *