Шестаковская икона божией матери

В Санкт-Петербурге есть немало храмов и церквей, которые в течение длительного времени были закрыты, а в настоящее время возвращаются верующим, возрождаются буквально из небытия благодаря вере и труду неравнодушных людей. Одной из таких церквей является Грузинская Православная церковь, что на Старорусской улице, 8/2.

Историческая справка

В конце XIX века купчиха Бильдеева купила земельный надел для строительства подворья Шестоковского монастыря. Освящение первого камня производил сам Иоанн Кронштадтский 28 декабря 1896 года. Храм возводили по проекту зодчего Никонова. Он был построен в стилистике XVII века, повторяя шатрово-купольные храмы, которые строили архитекторы Москвы и Ярославля. В середине февраля 1900 года освятили главный придел.

Работы обошлись в 110 тысяч рублей, средства собирали всем миром, руководил сбором знаменитый петербургский священник Иоанн Кронштадтский. Меценатами, выделившими крупные суммы, были горожане Кумович и Степанов, о чем сохранились свидетельства в документах.

К 1904 году был пристроен флигель с кельями для сестер монастыря и помещениями богадельни. Люди со всего города и с окраин приходили помолиться в храм перед чудотворной иконой Шестоковской Богоматери.

17 августа 1932 года вышел указ о закрытии церкви. Здание лишилось куполов и барабанного основания, и было передано штабу ПВО. После войны его передали институту «Спецпроектирования». Была произведена масштабная реконструкция, возведены перекрытия, разделившие пролеты на три этажа. А там, где находился алтарь, были устроены кабинеты.

Лишь в конце 1992 года полуразрушенный храм был возвращен Церкви, а весной следующего года передан грузинской диаспоре. Работы по реставрации велись более 10 лет, но и сейчас ведется восстановление.

Царские дары от грузинского народа

Аристо Багратиони — один из инициаторов восстановления храма, является прямым потомком грузинского царя Ираклия II. В то время он проживал в Северной столице. Свою лепту внесли и другие представители грузинского народа. Иконостас расписывал Заурия Цхадая известный художник вместе с сыновьями.

Чудотворные иконы

До революции грузинским подворьем в Петербурге был Трехсвятительский храм, где хранилась икона Трех Святителей вселенских. Когда начались гонения на церковь, один из русских прихожан спрятал у себя великую святыню. Когда же грузинская община обрела новый храм, он без колебаний принес ее. Прихожане уверяют, что лики святых были затемнены и почти неразличимы, но во время Рождественской службы образы стали проявляться и теперь икону можно разглядеть в мельчайших деталях.

Еще одной чтимой у православных иконой, тоже хранящейся в Грузинской церкви, является Чудотворная Шестоковская икона Божьей Матери. Образ был найден в 1770 году в доме Николая Скрипицына, майора из Москвы. Их служанке несколько раз снился сон, что Богородица в печи. Об этом женщина рассказывала хозяевам, но растолковать сновидение не удавалось до тех пор, пока однажды из печной трубы на шесток не выпала икона, завернутая в холст. Вскоре образ был передан в небольшую церковь в селе Шелтомеж в Тверской области, где находилось родовое имение майора. Именно при этой церкви в конце XIX века было подворье женского монастыря. С тех пор икона стала именоваться Шестоковской или Шелтомежской.

Храм в наши дни

За годы восстановления Грузинской церкви он превратился из убогого здания, портившего вид улицы в белоснежную, ажурную и легкую церковь, которая стала украшением. Проделана колоссальная работа, восстановлены купола и кресты.

В православной святыне проводятся служения на грузинском и церковнославянском языках. Сюда идут на службу не только представители грузинской диаспоры, но и люди других национальностей, находя здесь утешение. Хотя постройка возведена в русском стиле, внутреннее убранство наполнено грузинским колоритом. В частности, это одноярусный иконостас и виноградные лозы, украшающие ризы икон.

Храм Шестоковской иконы Божией Матери в Санкт-Петербурге стал связующим звеном между русской и грузинской культурой, объединяющим два народа.

Настоятель храма протоиерей Роман Вепхвадзе:

— В Санкт-Петербург я попал в 1996 году, после событий в Абхазии, когда грузин оттуда выгнали. Это политика, не будем сейчас говорить, кто виноват, кто прав. Здесь был священник, но он уехал в Грузию, и я по благословению Святейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II и ныне покойного Патриарха Московского и всея Руси Алексия II приехал сюда. В Петербурге я и раньше часто бывал, у меня здесь много знакомых, друзей. Я и не мечтал, что жить буду в этом городе, но это, как видно, не от меня зависит… Храм тогда был в ужасном состоянии, без куполов, мы его восстанавливали и до сих пор восстанавливаем, сделали таким красивым!.. К нам не только грузины ходят, но и молдаване, украинцы, русские. Недавно мусульманка крестилась, теперь ходит в наш храм.

Аристо Багратиони, председатель Приходского совета:

— В Петербурге грузинская колония существовала с самого его основания, были и грузинские церкви. Главным местом молитвы грузин стала церковь Трех Святителей на Васильевском острове. В 1916 году она была передана грузинскому приходу, и службы стали совершаться на грузинском языке. После революции храм закрыли. Еще покойный Патриарх Алексий II в бытность митрополитом Ленинградским говорил о том, что надо какой-нибудь храм в городе отдать грузинам, но произошло это уже при покойном митрополите Иоанне (Снычеве). Я здесь с первого дня, участвовал в восстановлении храма. Мы, православные грузины, живущие в Петербурге, осуществляем культурную и духовную связь между Русской и Грузинской Церквями и между нашими народами.

Александр Схиртладзе, чтец:

— Для нас, грузин, этот храм — вторая Грузия. У нас достаточно много и русских постоянных прихожан. Здесь ко всем хорошо относятся, независимо от национальности. Мы все: священнослужители и миряне, взрослые и дети — часто собираемся в нижнем трапезном храме.

У нас в храме есть икона Трех Святителей из прежнего грузинского Трехсвятительского храма. Она много лет хранилась дома у одного русского прихожанина. Когда наш храм был передан грузинской общине, этот человек принес ее сюда. Изображение было очень темным, но однажды во время Рождественской службы образ начал проявляться. Постепенно изображение проявилось в мельчайших деталях

Тамара Пирогова, певчая:

— Моя мама приехала сюда учиться из Грузии, здесь встретилась с отцом, и я родилась в Петербурге. Про храм мама узнала случайно: познакомилась с грузинами, они ее спросили, ходит ли она в грузинский храм, а мы про него даже не слышали. Петь я специально не училась: мама поет в хоре, и я с ней вместе с детства, так что теперь все знаю наизусть. А учусь я на экономическом факультете, в свободное время занимаюсь грузинскими танцами. В Грузию мы с мамой и сестрой ездим каждое лето. Папа не «ревнует» нас к нашей второй родине, наоборот, он рад, что мы — носители двух культур.

Наталия Шмитко, прихожанка, журналист:

— Мне всегда нравились грузины: они красивые, сердечные люди. Я бывала в Грузии, в студенческие годы даже проехала автостопом из Гагр через Самтредиа в Батуми. После событий 9 апреля 1989 года на проспекте Руставели потрясли меня. Вскоре в «Московских новостях» прочитала о том, что живущий в нашем городе Аристо Багратиони — претендент на грузинский престол. Я его разыскала, он работал врачом в психиатрической больнице, оказался необыкновенно милым человеком, но на престол не претендовал (смеется). Его главной заботой было создание прихода при грузинском землячестве. Здание этого храма было в ужасном виде, в нем были сделаны перекрытия, устроены три этажа, на месте алтаря — туалеты. Мы начали приводить в порядок нижний храм — крипту. Я ходила туда три-четыре раза в неделю. Первую Пасху приход встретил в Лавре, а на следующий год — уже в крипте. Иконы для иконостаса писал художник Заури Цхадая с тремя сыновьями. Аристо Багратиони его консультировал.
В 1995 году случилось ужасное событие — покушение на Аристо. Перед праздником Преображения он заночевал в храме; очевидно, кто-то постучал в дверь, и он открыл. Утром люди пришли на службу, а он лежит в луже крови, топором рассечена голова. Его вытащили буквально с того света, весь приход за него молился…

Грузины трепетно относятся к своей культуре, отмечают национальные праздники. При храме есть детская танцевальная студия, где преподает наша прихожанка Мариам, сестра балерины Ирмы Ниорадзе. Но меня огорчает, что петербургской культурой наши прихожане интересуются мало. Раньше, когда моя дочь еще училась в школе, я иногда брала после службы приходских детей, сажала в десятый троллейбус и показывала им город.

Чудотворная Шестоковская икона Божией Матери обретена 6 (19) марта 1770 года в Москве, в доме секунд-майора Николая Дмитриевича Скрипицына: из печной трубы на шесток (отсюда и название) печи выпал сверток холста. После смерти владельца икона была передана в церковь села Шелтомеж Кашинского уезда Тверской губернии, родовое имение Скрипицыных (второе название Шестоковской иконы — Шелтомежская). В Шелтомеже в 1887 году была создана женская община, в 1906 году преобразованная в монастырь. Храм Шестоковской иконы Божией Матери в Петербурге строился как подворье Вознесенской Шелтомежской женской обители. Автором проекта был известный епархиальный архитектор Н. Н. Никонов. Храм был закрыт в 1932 году, барабаны с куполами снесены, в здании сначала находилось общежитие, потом оно было передано институту «Спецпроектреставрация». В декабре 1992 года храм был возвращен верующим. Реставрационные работы продолжались почти десять лет. Церковь вновь освящена в 2002 году митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром. Богослужения в храме — на грузинском языке. Храм отреставрирован и расписан благодаря грузинскому землячеству «Иверия». Настоятель — протоиерей Роман Вепхвадзе. Престольный праздник — 19 марта. Старорусская ул., 8/2, тел. 274‑93‑90. Богослужения — чт, сб, вск и праздничные дни. Храм открыт ежедневно с 10:00 до 20:00.

Шестоковская икона Божией Матери. Россия, 1895 год.

Шестоковская (Шелтомежская) икона Божией Матери

Празднование 6 марта

Явилась в середине XVIII столетия в Москве, в семье некоего Николая Димитриевича Скрипицына. Однажды служанка, которую называли блаженной, во сне увидела, что в печной трубе сокрыта икона Пресвятой Богородицы. Домашние не обратили внимания на ее рассказ об этом удивительном сне, пока на другой день на шесток печи не упал сверток холста. В нем находился довольно большой (примерно 2 на 1,5 метра) образ Богоматери. На правой руке Матери Божией был виден след ожога, свидетельствующий о том, что, побывав в огне, святыня чудом не сгорела. Драгоценная икона, получившая название Шестоковская (от слова шесток), была благолепно украшена домочадцами и почиталась с глубочайшим благоговением. Хозяин дома перед своей кончиной передал ее в благословение детям.

Еще в 1779 году секунд-майор Скрипицын просил в 1779 году у Тверского епископа Арсения благословения устроить каменный храм в принадлежащем ему селе Шелтомежи Кашинского уезда Тверской губернии, вместо деревянного, построенного еще в 1686 году. Родовая икона Шестоковской Божией Матери, перешедшая к детям его, была долгое время предметом споров и судебной тяжбы между наследниками, оставаясь при том известной местной святыней, от которой изливались великие чудотворения. Пред ней совершались молебны, с крестными ходами носили ее далеко за пределы Тверской епархии, для исцеления больных и одержимых злыми духами.

Шестоковская икона Божией Матери. Фасад храма Шестоковской иконы Божией Матери, Санкт-Петербург.

Не решив, кому же должна принадлежать эта святыня, в 1851 году наследники передали чудотворную икону в церковь села Шелтомежи Кашинского уезда Тверской губернии, отчего она и получила второе название — Шелтомежская. В 1887 году в честь чудотворной иконы в селе Шелтомежи была основана Шестоковская Вознесенская женская обитель.

Использованные материалы

  • «Шестоковская, или Шелтомежская, икона Божией Матери», страница сайта Православие.ru
  • Иконы с сайта Православные иконы Божией Матери

Иногда — Шестаковская.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *