Штрафные батальоны в годы ВОВ списки штрафников


Как установить судьбу военнослужащего, погибшего или пропавшего без вести во время Великой Отечественной войны

3. Особые случаи.

3.1. Поиск сведений о военнослужащих, попавших в госпиталь.

3.1.1. Если установлено, что военнослужащий выбыл в госпиталь, то следует послать запрос в Архив военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ. («Адреса ведомственных архивов» на сайте СОЛДАТ.ru).

Запрос в Архив военно-медицинских документов следует послать также в том случае, если до сих пор не найдено никакой информации о военнослужащем: может оказаться, что он был ранен и числится в картотеке.

3.1.2. Если известны дата и место ранения военнослужащего, то нужно попытаться установить номер госпиталя, в который он был направлен. Для этого по описям управлений тылов армии и фронта следует найти тыловые сводки, а также донесения подчиненных частей и учреждений о месте дислокации, текущей работе, движении ранбольных, путях эвакуации и т.п. документы, в которых могут быть сведения о дислокации. Из этих же документов, вероятно, удастся установить номера госпиталей, подчиненных управлениям тыла фронта и армии. После установления номера госпиталя можно в 9-м отделе ЦАМО запросить его донесения о потерях, а также книги погребения. («Справочник дислокации госпиталей » на сайте СОЛДАТ.ru).

3.2. Поиск сведений о военнослужащих, бывших в немецком плену

3.2.1. Немецкие персональные карточки на военнопленных, погибших или умерших в плену, хранятся в ЦАМО (неполная картотека содержит 321000 карточек лиц рядового состава). Карточки, в которых не была указана судьба военнопленного, были переданы в региональные управления МГБ в 1946-48 гг. для текущей работы.

3.2.2. Военнослужащие, освобождённые советскими войсками из немецких лагерей военнопленных, направлялись в проверочно-фильтрационные лагеря (ПФЛ) НКВД. В лагере следователи отдела контрразведки «Смерш» выясняли обстоятельства пленения и условия содержания в лагере военнопленных.

Конечно, ложью являются утверждения современных журналюг о том, что все военнослужащие, освобождённые из немецкого плена, осуждались на 10-25 лет и направлялись в советские концентрационные лагеря. В случаях, не требовавших детальной проверки, фильтрационное дело даже не заводилось, составлялась только карточка, а военнослужащий обычно направлялся в армейский запасной стрелковый полк, и таких — подавляющее большинство. В других случаях бывшие военнопленные могли быть направлены в штрафные роты. Срок пребывания бывших военнопленных в ПФЛ обычно не превышал месяца-двух.

В архиве ФСБ областного или республиканского центра в регионе места жительства или рождения военнослужащего может быть фильтрационно-проверочное дело на него. О наличии дела можно получить информацию по телефону. Родственникам дела могут быть выданы для ознакомления и снятия копий. Для этого следует направить запрос в архив или обратиться в местное управление ФСБ, которое оформит запрос, получит из архива дело и ознакомит с ним заявителя.

В половине областей фильтрационно-проверочные дела переданы из архивов ФСБ в государственные (областные) архивы. В ЦАМО этих дел нет, но может находиться немецкая «Персональная лагерная карточка». Дела на рождённых до 1910 года могли быть уничтожены в архивах ФСБ по истечению срока хранения (75 лет).

3.2.3. Если военнослужащий был осуждён за сотрудничество с немцами при нахождении в плену, то запрос следует направлять в Главный информационный центр МВД РФ через орган внутренних дел по месту Вашего проживания.

3.2.4. Международная служба розыска, созданная после второй мировой войны, изначально искала только пропавших немцев. Теперь же сфера ее деятельности несколько расширилась: пропавших немцев здесь по-прежнему ищут, но еще служба розыска бесплатно находит документы об узниках немецких концлагерей 1933-1945 годов, об иностранцах, исчезнувших на территории Германии, о тех, кто был в эту страну угнан, и о пропавших в Германии детях всех этих людей. Адрес Международной службы розыска: Grosse Allee 5-9, 34444 AROLSEN, Bundesrepublik Deutschland. Телефон: (0 56 91) 6037. http://deutsch.its-arolsen.org/

3.2.5. Следует также послать запрос в Международный Красный Крест. («Адрес и образец анкеты» на сайте СОЛДАТ.ru)

3.3. Поиск сведений об осуждённых военнослужащих.

Сведения об осуждённых военнослужащих хранятся в 5-м отделе ЦАМО. Если известно, что военнослужащий был осуждён, то в ЦАМО следует направить 3 разных запроса: один о судьбе, второй — о наградах, третий — об осуждении. Все они разойдутся по разным отделам ЦАМО. В последнем запросе следует указать, что военнослужащий был осуждён, и просить сообщить номер воинской части, в которой он служил до ареста, и выслать копию приговора военного трибунала.

3.4. Поиск сведений о военнослужащих дивизий народного ополчения.

В первые годы войны из числа добровольцев было сформировано несколько стрелковых дивизий народного ополчения (сдно). Если в ЦАМО отсутствуют сведения об ополченце, то рекомендуется просмотреть в архивах по месту его жительства фонды организации, в которой он работал до зачисления в народное ополчение. В приказах по организации должна быть запись о направлении в дивизию народного ополчения или в распоряжение РВК. Таким образом можно установить номер дивизии или название военкомата. Дальнейший поиск производится в ЦАМО в фонде дивизии, а, если в приказе по организации не указан номер дивизии, то предварительно следует выяснить номер дивизии в РВК.

3.5. Поиск сведений о военнослужащих, воевавших в составе штрафных рот и батальонов.

Штрафные роты и батальоны были созданы приказом N 227 от 28 июля 1942 года. Штрафные батальоны формировались на каждом фронте в количестве от одного до трёх, в них направлялись офицеры, осуждённые военными трибуналами, по приговору трибунала, в тех случаях, когда они не были лишены офицерского звания.

Штрафные роты существовали в общевойсковых армиях (до десяти штрафных рот), в них направлялись:

а) офицеры, осуждённые военными трибуналами, в тех случаях, когда по приговору трибунала они были лишены офицерского звания;

б) рядовые и сержанты, осуждённые военными трибуналами, по приговору трибунала;

в) рядовые и сержанты, совершившие дисциплинарный проступок, приказами командиров воинских частей (от командира полка и выше);

г) заключённые из числа гражданских лиц (только мужчины), которым отбывание заключения в лагере было заменено службой в штрафных батальонах.

Танковые и авиационные армии своих штрафных подразделений не имели, штрафники из этих армий направлялись в штрафные подразделения общевойсковых армий и фронтов.

Военнослужащие направлялись в штрафные подразделения на срок 1 или 2 месяца, а заключённым срок службы в штрафных ротах рассчитывался в зависимости от срока наказания, к которому они были приговорены судом, по следующей схеме: до 5-ти лет тюрьмы — месяц, 5-8 лет — два месяца, до десяти (это был максимальный срок наказания в то время) — три месяца.

После любого ранения военнослужащие штрафных подразделений освобождались от дальнейшего отбытия наказания и направлялись в медсанбат, а после излечения — в запасной полк. Отслужившие установленный срок военнослужащие считались освобождёнными от наказания и направлялись либо в свою часть, либо в запасной стрелковый полк армии, а офицерам при этом восстанавливалось прежнее звание и должность.

Для боевых действий штрафные подразделения передавались в оперативное подчинение дивизиям. Сведения о штрафных подразделениях следует искать в фондах соответствующих армий и фронтов, а информация об их деятельности может быть в фондах дивизий, которым они придавались. В ЦАМО также существуют многочисленные фонды хранения документов штрафных рот и батальонов, с которыми любой исследователь может ознакомиться.

3.6. Поиск сведений о военнослужащих, убывших на фронт в составе маршевых рот.

3.6.1. Иногда поиск в военкомате даёт только дату отправки команды из призывного пункта, а адрес места назначения отсутствует. Но даже, если адрес указан, то при дальнейшем поиске иногда оказывается, что по указанному адресу команда не прибыла. Как уже было сказано выше, воинские команды и маршевые роты направлялись:

а) в запасные стрелковые полки (зсп) и бригады (зсбр) армий и фронтов;

б) в пересыльные пункты (ПП) армии или фронта;

в) непосредственно в боевые части.

3.6.2. Запасные стрелковые полки и бригады входили в состав общевойсковых армий, фронтов и военных округов. В зсп и зсбр направлялись следующие категории военнослужащих:

1) призванные военнообязанные запаса;

2) выздоровевшие военнослужащие из госпиталей;

3) военнослужащие, отставшие от своих частей и команд;

4) военнослужащие, освобождённые из немецких концлагерей и проверенные НКВД;

5) военнослужащие, прибывшие из запасных стрелковых полков внутренних военных округов;

6) военнослужащие, прибывшие из военных учебных заведений;

7) граждане, вновь призванные на освобождённой территории;

8) личный состав расформированных частей и др.;

9) вновь призванные лица, ранее в армии не служившие.

В запасных полках производилось обучение, формирование маршевых подразделений и направление на фронт в действующие части по специальности. Время нахождения военнослужащего в запасном полку обычно составляло от нескольких дней до 5-6 месяцев.

Следует различать постоянный и переменный состав запасного полка. Всё сказанное в предыдущих абзацах относится к переменному составу запасного полка. Переменным составом были укомплектованы стрелковые батальоны полка, учебный батальон, батальон выздоравливающих, школа младших лейтенантов и некоторые другие подразделения. Но запасной полк имел также и постоянный состав, к которому относились командиры рот и батальонов, штаб полка, вспомогательные подразделения и службы полка (санчасть, отдельная рота связи, сапёрный взвод, хоз. взвод и др.). Для постоянного состава запасной стрелковый полк был местом постоянной службы.

Сведения о запасных полках и бригадах следует искать в фондах управлений укомплектования войск соответствующих армий, фронтов или военных округов (справочник дислокации запасных и учебных полков находится на сайте СОЛДАТ.ru).

3.6.3. Пересыльные пункты создавались для оперативного решения вопросов при перемещении команд, снабжения продовольствием, обмундированием и вооружением. По документам пересыльного пункта можно установить путь дальнейшего следования команды в случае изменения пункта назначения, там же можно найти список команды.

Дела пересыльных пунктов следует искать в фондах управлений укомплектования войск соответствующих армий, фронтов и военных округов.

3.6.4. Если известна дата отправки команды на фронт, но неизвестен конечный адрес, то можно попытаться проследить путь эшелона:

а) по документам штаба военного округа отправки (эти документы до сих пор не рассекречены);

б) по документам управления военных сообщений (ВОСО) ГШКА (также не рассекречены);

в) по документам управлений укомплектования штабов фронтов;

г) по документам архива МПС (могут быть не рассекречены).

Документация в службах ВОСО велась очень строго и пунктуально, вся она должна сохраниться, но, к сожалению, почти все документы до сих пор являются секретными.

Следует иметь в виду, что в условиях военного времени средняя скорость движения поездов была невелика, поэтому при расчёте дат прибытия нужно учитывать, что расстояние, например, в 300 км воинский эшелон мог преодолеть и за 10 часов, и за 5 суток.

3.6.5. И самым неприятным результатом поиска может быть, наверно, установление факта халатного или преступного невыполнения своих обязанностей по учёту военнослужащих командирами воинских частей. Известны случаи, когда маршевое пополнение немедленно по прибытию вводилось в бой, даже без зачисления в списки части. Война…

3.7. Поиск сведений о военнослужащих лыжных батальонов.

Отдельные лыжные батальоны (лыжбаты) формировались в запасных лыжных полках внутренних военных округов осенью-зимой 1941-1942 годов. Запасные лыжные полки имелись в составе Архангельского, Московского, Уральского, Приволжского и Сибирского военных округов, они были расформированы зимой 1942 года, но до этого ими было сформировано и отправлено на фронт почти 300 лыжбатов штатной численностью 570 человек каждый.

Военнообязанные, родившиеся во второй половине 1922 года, были призваны в РККА осенью 1941 года, поэтому большая часть из них была направлена именно в формируемые в то же время запасные лыжные полки.

Лыжбаты имели на вооружении автоматы ППШ, легкие минометы, ручные пулеметы. Поэтому их использовали на острие наступлений, и в связи с этим количество людских потерь было очень большим. Подавляющее большинство лыжбатов были расформированы уже через 2-3 месяца после прибытия на фронт. К моменту расформирования в лыжбатах обычно оставалось по 40-80 бойцов. Похоронки домой высылались редко, документы по учету личного состава и боевые документы часто терялись, т.к. штабы многих батальонов гибли. Например: из 44 лыжбатов, попавших на Волховский фронт в декабре 1941 — марте 1942 г., в ЦАМО имеются документы всего по двум лыжбатам.

Дела отдельных лыжных батальонов следует искать в их фондах, а также в фондах соединений, которым они были приданы.

3.8. Поиск сведений о демобилизованных военнослужащих.

При демобилизации военнослужащего в штаб части он сдавал свою красноармейскую книжку, после чего ему выписывалось проходное свидетельство (проездной документ) обычно до того места, из которого он призывался. После прибытия по месту призыва военнослужащий должен был при постановке на воинский учёт в военкомате сдать проходное свидетельство, получить военный билет и только после этого мог получить паспорт.

Если известно, что участник войны был демобилизован либо после окончания войны, либо во время войны после выписки из госпиталя, следует искать сведения о нём в военкомате призыва. В архиве военкомата хранится учётная карточка военнообязанного запаса, в которой указаны сведения о его военной службе и о местах его работы после демобилизации до снятия с воинского учёта. При смене места жительства учётная карточка и личное дело пересылались в военкомат по новому месту проживания и теперь хранятся в том военкомате, в котором он был снят с воинского учёта.

Если известно, что участник войны получал пенсию по инвалидности, то следует обратиться в пенсионный отдел — в персональной карточке может быть указан номер госпиталя, выдавшего справку об инвалидности. Дальнейший поиск информации следует производить в Архиве военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ. («Адреса ведомственных архивов» на сайте СОЛДАТ.ru). Рекомендуется послать в архив два запроса: один о поиске в общей картотеке, а второй для поиска в фондах конкретного госпиталя. Ответ на запрос может быть отрицательным, т.к. многие госпитали после войны не сдали свои дела в архив.

3.9. Поиск сведений о военнослужащих, погибших и пропавших без вести в боях против белофиннов 1939-1940 гг.

«Именной список военнослужащих Советской Армии, погибших и пропавших без вести в боях против белофиннов 1939-1940 гг.» хранится в Российском государственном военном архиве (РГВА) (фонд 34980, год 1939-1940, опись 15). Он включает в себя 126.875 человек погибших в боях, пропавших без вести и умерших от ран в госпиталях.

3.10. Поиск сведений о партизанах.

Сведения о партизанских отрядах на временно оккупированной территории Советского Союза хранятся в фонде Центрального Штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования в Российском Государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ).


Акция «Поиск. Судьба солдата»

Наша история о судьбе еще одного солдата Великой Отечественной войны. Она нас заинтересовала не только потому, что в ходе Акции к нам обратились его родные (Юрченкова В.И.- д. Рахово Краснинского района), но ещё и потому, что тема, о которой сегодня пойдёт речь, долгое время оставалась под запретом. Только в 60-70 годы, а затем во времена, так называемой «перестройки», стали появляться некоторые подробности, а иногда и просто домыслы, связанные со штрафниками во время Великой Отечественной войны.

Итак, Матросов Николай Яковлевич. Родился в 1913 году в д. Рахово. В семье было четверо детей — две сестры и два брата, Николай был самым старшим. Учился хорошо в школе, был активным комсомольцем. Закончил школу в д. Коровино, образование — 7 классов. Уехал из деревни, женился, проживал в Московской области. Беспартийный, работал на железной дороге. Призывался солдат на фронт по месту прописки: Звенигородским РВК Звенигородского района Московской области. Из родственников в списках именных потерь указана жена Орехова Мария Петровна (Московская область Звенигородский район ст. Кубинка д.1).

Николай Яковлевич — родной брат Юрченковой Натальи Яковлевны, проживавшей в д. Рахово Краснинского района. К сожалению, Натальи Яковлевны не стало в 2016 году на 98 году жизни, но до последнего своего дня она всегда хотела съездить на могилу к брату.

Служил солдат в 3 роте 1-го батальона 199 азсп (запасной стрелковый полк). Был отправлен в 152 укрепрайон 138 оашр (отдельная армейская штрафная рота) 31Армии.

Прибыл в штрафной батальон 29.12.43г. из миномётной батареи. Причина попадания в штрафную роту — был в плену с 10.9.41г. по 19. 09. 43г. В демографическом списке указано, что ранений, наград, судимости нет.

Умер от ран 10.01.44 г. Похоронен: Поляна Маршинских лугов 1,5 км северо- восточнее д. Скуматыщевка Дубровенский район Витебская область. (Фонд 799248 Опись 62767 Дело 5 на 692 л. Согласно донесению о безвозвратных потерях 31А. Дата донесения 03.02. 1944 года). Увековечен в Книге Памяти Московской области т.17 (Фонд 79248 Опись 62767 Дело 2 на 334 л).

О штрафниках слишком много существует легенд. Моя же задача — показать на основе документов, прежде всего, Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО), историческую действительность. Здесь, пожалуй, необходимо начать с Приказа Сталина № 227 «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещения самовольного отхода с боевых позиций», известного ещё и под названием «Ни шагу назад», от 28 июля 1942 года.

В Приказе говорилось о введении штрафных подразделений и заградительных отрядов. Причём, ссылка делалась именно на немецкий опыт. «Немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры… Они сформировали 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины…, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали … около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины…, лишили их орденов, поставили их на ещё более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи».

Штрафные подразделения появились осенью (октябрь) 1942 года. В штрафные батальоны, подчинённые фронту, направлялись осуждённые за те или иные проступки высшие командиры, очень редко — политработники. Младшие командиры, рядовой состав, заключенные из лагерей отправлялись в штрафные роты армейского подчинения. В штрафных батальонах и ротах существовал постоянный состав (очень часто — лучшие командиры и бойцы), которые находились в управлении батальона или роты, и переменный состав (непосредственно осужденные на пребывание в батальоне или роте). Командирами взводов, батальонов часто назначались бывшие командиры взводов и батальонов не штрафных частей. Например, читаем выписку из приказа по личному составу 138 ошр от 10 января 1944 года о назначении «бывшего командира стрелкового взвода 1104 сп 331 Краснознамённой Смоленской стрелковой дивизии лейтенанта Худоложкина Александра Андреевича командиром стрелкового взвода 141ошр» (Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 15). Здесь необходимо сказать, что дисциплинарная власть командира штрафного батальона приравнивалась к власти командира дивизии в обычных частях. Кроме того, срок выслуги в званиях сокращался командирам штрафных батальонов в два раза. Каждый месяц службы при назначении пенсии засчитывался за 6 месяцев. Понятно, что и заработная плата здесь была выше, как на особо опасном участке, и звания здесь получали быстрее. Всё это относилось к постоянному кадровому составу.

В 1943 году через переменный состав прошли 177тыс. 694 человека, всего за войну (по данным статистики) – 427 тыс. 910 человек. За всю войну на всех фронтах было всего 65 штрафных батальонов и 1037 штрафных рот. Причём, только один 9 отдельный штрафной батальон прошёл всю войну, начиная с 1942 года, остальные же батальоны и роты достаточно быстро расформировывались. Общая численность штрафников — менее 1,5% от общей численности прошедших через армию. Конечно, тысячи человеческих судеб — это много, с другой стороны, разговоры о том, что война выиграна кровью штрафников мне представляется явным преувеличением, хотя и шли штрафники преимущественно в первой линии и на самых сложных участках боя. Целями штрафных частей были проведение разведки боем, прорыв линии обороны, взятие и удержание стратегически важных высот, штурмы для отвлекающих маневров, «беспокоящие» позиционные бои, прикрытие при отходе.

Не допускалось использовать переменный состав штрафников в других целях, хотя такие случаи были. Читаем в делах ЦАМО: «6 января 1944 года Вами направлен в штаб Армии, в качестве посыльного военнослужащий штрафник. Впредь этого не допускать. Посыльными использовать рядовой и сержантский постоянный состав штрафной роты, а не штрафников». (Командиру 138 ОШР донесение от 8.1.44 от п.пг начальника отдела укомплектования полковника а/с Горбунова/(Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 17).

Были и другие факты. Вот Распоряжение Военным Советам Фронтов (ЦАМО Фонд 208 опись 2511 ед.хр. 2340 к.к. 249 МФК 21472)

«Проверками штрафных частей, произведёнными Военной Прокуратурой, установлено, что на формирование и укомплектование штрафных батальонов и рот уходило по нескольку месяцев, в течение которых штрафники отсиживались в тылу, в боях не участвовали. Так, штрафной батальон Волховского фронта, находился в глубоком тылу более трёх месяцев, имея в своём составе всего 64 штрафника при 100 человеках постоянного состава. Значительная часть штрафников 63 и 64шр также около 3 месяцев не воевала. Штрафные роты 10 Армии (30-40 человек в роте) выполняли хозяйственные работы во вторых эшелонах. В целях использования штрафных частей в строгом соответствии с приказом Народного Комиссара обороны №227 и положением о штрафных частях приказываю: сократить число штрафных рот в армиях, собрать штрафников в сводные роты и, таким образом содержать их в комплекте, не допуская бесцельного нахождения в тылу и используя на наиболее трудных участках боевых действий.

В случае значительного некомплекта в штрафных батальонах, вводить их в бой, не ожидая прибывания новых штрафников из лиц начсостава с целью покрытия некомплекта всего батальона. О принятых мерах доложить к 25.02.42г. Жуков».

А вот один из ответов на это распоряжение. Например, 10 Армия докладывает начальнику штаба Западного фронта: «Докладываю, со второй половины января штрафная рота 130, в количестве 76 человек и 131, в количестве 173 человека, введены в первую линию в наиболее опасные направления, в полосах действия 290 и 385сд. В данное время штрафная рота 385сд участвует в активных боевых действиях. Любарский, Первенцев 29 февраля 1943 №0222/оп».

Попасть в штрафники можно было по многим причинам: ЧП, оскорбление чина, драка, потеря оружия, неоправданное применение оружия, неподчинение, невыполнение приказа, потеря состава военнослужащих, нарушение приказа, потеря документов и т.д. Выход из окружения, пленение – также каралось штрафными частями, хотя были и исключения.

При попадании в штрафные роты и батальоны, у солдата, командира забирались все ордена и медали, по описи хранились в отделе кадров фронта (у командиров), в отделе кадров армии (у солдат). Офицеры лишались званий.

Женщин — военнослужащих в штрафные части не направляли. Их, осужденных военным трибуналом, направляли либо в части действующей армии, либо ограничивались строгими дисциплинарными взысканиями. (ЦАМО Фонд 48а опись 3408 дело 18 л.107)

Было утверждено Положение о штрафных ротах и батальонах, согласно которому определялся срок пребывания в штрафных ротах и батальонах — от одного месяца до трёх. Через три месяца солдат возвращался в часть. Но часто это происходило раньше трёх месяцев. Дело в том, что штрафник считался штрафником, во-первых, до получения ранения, даже лёгкого, что называется «смыл кровью» вину, получил справку из медчасти, потом писалось распоряжение Штаба дивизии, в котором говорилось, что солдат направляется в Штаб полка за своими документами и направлением», далее направлялся он назад в часть. Читаем в распоряжении командиру 138 отдельной штрафной роты от 14 февраля 1942г. за подписью Помощника начальника Штаба капитана Сергеева «По распоряжению Штадива красноармейца- штрафника Полякова Алексея Семёновича немедленно направьте в распоряжение 4 отделения Штадива. Для оформления прошу направить в строевую часть Штаба полка за получением аттестата и направления» (Фонд 13ошр опись 62767 дело 1 на 179 л).

Вернуться в свою часть раньше можно было, отличившись в бою, получив орден или медаль, к слову сказать, штрафников гораздо чаще награждали: «…досрочно освобождённый ставится перед строем батальона (роты – прим. автора), зачитывается приказ о досрочном освобождении и разъясняется сущность совершённого подвига» (п.15. «Положение о штрафных батальонах в действующей армии»).

Читаем Приказ войскам 11 Гвардейской Армии от 1 июля 1944 г. № 0333 Действующая Армия за подписью Командарма Гвардии генерал-лейтенанта Галицкого:

«Военнослужащих штрафников 138 армейской штрафной роты, кровью искупивших свою вину перед Родиной и штрафников, выслуживших установленный срок и показавших образцы дисциплины — освободить от дальнейшего пребывании в штрафной роте и передать для прохождения дальнейшей службы в 152 укреплённый район:…. (далее по списку)» /(Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 120).

Приказ войскам 31 Армии от 20 августа 1944 года №359 «Об освобождении из 138 штрафной роты при 62 стрелковой дивизии красноармейцев- штрафников» за подписью командующего войсками армии Героя Советского Союза генерала-полковника Глаголева, читаем:

«Освободить из 138 штрафной роты и перевести для прохождения дальнейшей службы в боевые части 62сд нижеперечисленных штрафников.

  1. Отличившихся при выполнении боевых задний и кровью искупивших свою вину перед Родиной. (Далее перечисление по списку)
  2. Исключить из состава 138 штрафной роты погибших смертью храбрых в боях с немецкими оккупантами и кровью искупивших свою вину перед Родиной ….
  3. Перечисленных в настоящем приказе военнослужащих восстановить во всех правах и званиях, присвоенных им до направления в штрафную роту» (Фонд 138 ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 129).

Если солдат погибал, он автоматически исключался из списков штрафников. Как и в случае с нашим Матросовым Н.Я., он восстанавливался во всех правах, звании, его семье назначалась пенсия «из оклада содержания по последней должности до направления в штрафной батальон». То есть, в штрафбате ты — рядовой, погиб — снова офицер, снова командирская должность, по ней назначалась пенсия родным, для штрафников — солдат на общем основании. Орденские книжки и временные удостоверения от всех орденов и медалей должны были передаваться семьям погибших. Так же для хранения, как память, семьям награждённым передавались следующие орденские знаки: Орден Отечественной войны первой и второй степени, медали за оборону городов: Ленинграда, Одессы, Севастополя и Сталининграда, а также медали «Партизану Отечественной войны» 1 и 2 степени. Остальные ордена и медали, снятые с погибших или умерших, не подлежащие вручению семье, высылались при именном списке в 4 отделение Штадива. /(Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 20).

По Положению о штрафных частях согласно приговору военного трибунала, если солдат, офицер получал 10 лет лишения свободы, то он должен проходить в штрафниках 3 месяца, если от 5 до 8 лет — то 2 месяца, до 5 лет — один месяц. В документах ЦАМО всегда сталкиваешься с одним и тем же фактом: больше всего осужденных на срок до 10 лет. Например, согласно Секретному донесению начальнику Отдела Укомплектования Штаба 31 Армии «О Списочной численности переменного состава 138 Армейской Отдельной Штрафной роты при 331 ССКД по состоянию на 01.01.1944 года» (Фонд 138ОШР Опись 62767 Дело 3 за 1944 г на 230 л), где воевал Матросов Н.Я., указано, что в штрафную роту на 3 месяца направлено — 73 человека, на 2 месяца – 8 человек, на 1 месяц — 3 человека. Одновременно находятся в штрафроте до 1 месяца – 3; до 2 месяцев – 22; до 3 месяцев — 96 человек.

Многие из штрафников не провоевали и месяца, потери в штрафных частях, действительно, были в 3-6 раз больше, чем в регулярной армии. «Смывали кровью» в самом прямом значении этого слова.

На каждого штрафника составлялся акт, делалось направление, демографический список.

Такой же акт был составлен и на Матросова Н.Я., и его сослуживцев. В нём указывается от какого числа был составлен акт, кто его составил (первые сдали, а вторые приняли (152УР), сколько и кого приняли (сержантов, рядового состава, всего по специальности, все штрафники). Также представлялось, как личный состав обмундирован по зимнему (летнему) плану; обеспечен или не обеспечен касками, противогазами и шанцевым инструментом, в основном написано — «не обеспечен». Указывалось, что весь личный состав перед отправкой прошёл санобработку, дезинсекцию обмундирования, обмыты в бане с заменой чистого белья, пострижены, на вшивость осмотрены. Указывалось количество вторично прошедших санобработку (написано — «нет»). Инфекционных заболеваний написано — «не обнаружено». Боевая подготовка отправляемой команды — «обучены». Политико-моральное состояние команды — «здоровое». Далее запись: «Команда в сопровождении представителей 152 УР мл. лейтенанта Корякина выбыла из расположения 199 азсп со следующими документами: красноармейскими книжками, именным списком по форме № 4УП на 1 листе, личными делами (в делах 138 оашр), денежными продовольственными и вещевыми аттестатами на 4 листах, арматурными карточками на 1 листе». Акт составлялся в 2 экземплярах — первый для 152 УР, второй для 199 азсп. Тот, кто принимал, делал отметку в акте: «Бойцы в бане вымыты, бельё чистое, санобработку прошли, вшивость не обнаружена» (Фонд 138 ОШР Опись 62767 Дело 2 за 1944 на 334л).

Далее писалось направление командиру 152 укрепрайона от начальника штаба 199 запасного стрелкового полка 31 Армии, где сообщалось, какие бойцы направляются в штрафную роту.

Утверждался начальником штаба и демографический список. В нём указывалось:

  • ФИО,
  • воинское звание,
  • год и место рождения,
  • партийность,
  • национальность,
  • специальность,
  • образование,
  • последнее место службы до призыва,
  • наименование предприятия,
  • когда и каким РВК был призван,
  • ранения,
  • награды,
  • судимости,
  • время прибытия, из какой части прибыл,
  • был ли в плену, окружении, в оккупации,
  • кто из родных находится в оккупации,
  • семейное положение, родственники, домашний адрес.

Говорить о том, что штрафники имели плохое вооружение (у нас часто говорят: «одну винтовку на троих») — не приходится. Для начала надо вспомнить, что первые штрафники у нас появились уже в конце 1942 года, когда с вооружением стало значительно лучше, да и документы свидетельствуют об обратном. Так, согласно документам в штате отдельной штрафной роты действующей армии (утверждён Зам. Народного Комиссара Обороны Маршалом Советского Союза Василевским в октябре 1944г (Фонд 138ошр опись 62767 дело 1 на 179 л стр. 176-178) материальная часть составляла 82-мм миномётов в количестве 2 штук, пулемётов ручных «ДП» — 12; пистолетов-пулемётов – 49; винтовок и карабинов — 82. Конский состав- 6 обозных лошадей. Транспортное обеспечение представляло собой 2 одноконных и 1 пароконную повозки, 1 походную кухню кавалерийского образца. Да и с организацией штрафной роты было всё в порядке. Она выглядела следующим образом: командование (командир роты — капитан, агитатор — старший лейтенант, зав.делопроизводством, он же казначей- лейтенант интендантской службы). Три стрелковых взвода- 3 командира взвода. Помощник комвзвода. Связной — 1; 2 снайпера, 4 командира отделения, 4 заместителя командиров отделений-наводчиков, пулемётчиков-4, стрелков -24. Всего во взводе насчитывалось 40 должностей, в трёх -120. Взвод 82-мм миномётов имел 1 командира взвода, 2 командиров отделений, 2 заместителей командиров; отделение наводчиков, 8 миномётчиков, 2 ездовых. Отделение санитарное представлено фельдшером -1, лейтенантом медслужбы и 4 санитарами. Хозяйственное отделение: командир отделения, — он же старшина роты, каптенармус-писарь, повар старший, повар, оружейный мастер, повозочные, походная кухня и парная повозка под продовольствие. Личный состав (постоянный и переменный состав сержантов и рядовых) представлен офицерским составом в количестве 8 человек, сержантским составом в количестве 3 человек и рядовым составом в количестве 1 человека.

Но вернёмся к Матросову Н.Я., нашему солдату. Боец отбыл ровно месяц в штрафной роте, был смертельно ранен, кровью искупил вину, своё пленение. В 138 штрафной роте рядом с ним воевали также его земляки. Во всяком случае, в одном демографическом списке, были ещё две фамилии бойцов, урождённых в д. Богдановка, и д. Гусино Краснинского района. Пролистывая Книгу Памяти Краснинского района, то и дело встречала знакомые фамилии и названия штрафных батальонов и рот: 60 ОШР, 150 ОШР, 143 ШР, 133 ОШР, 135 ОАШР, 234 ОШР, 129 ОШР, 61ОШБ, 1 ОШР, 128 ОШР, 61 ОАШР, 8 ОШР, 139 ОАШР…

Сколько наших земляков прошло через штрафные роты и батальоны — никто не знает, но большая часть из них погибла в основном на территории Белоруссии в 1943 году. Этому есть своё объяснение: большинство погибших в течение двух лет находились на оккупированной территории, за что и попали в штрафники, и значительная часть из них полегла в течение двух- трёх месяцев: они шли в первой линии, искупали своими жизнями вину…

А была ли вина?.. Не берусь судить, думаю, бывало по-разному, однако, знаю твёрдо одно: выбора у штрафников не было — это точно.

Светлана Колабская,

командир поискового отряда «Русич»

Особые воинские формирования для отбывания военнослужащими наказания за уголовные и воинские преступления, совершенные в военное время.

Формирование штрафных рот и батальонов началось после издания приказа НКО № 227 от 28 июля 1942 г. Во исполнение этого приказа в штрафные части могли быть направлены солдаты, офицеры и политработники, привлеченные к суду военного трибунала за самовольное оставление позиций. Директивой наркома юстиции и Прокурора СССР № 1096 от 31 июля 1942 г. действия командиров, допустивших отступление без приказа вышестоящего начальства, предписывалось квалифицировать по статье 581 «б» УК РСФСР. Пропаганда отступления квалифицировалась по статье 58-10, часть 2 УК РСФСР. В штрафные части направлялись и военнослужащие, осужденные военными трибуналами за уголовные и воинские преступления с применением отсрочки исполнения приговора. Согласно приказу НКО № 0413 от 16 октября 1942 г., сержанты и рядовые могли быть направлены в штрафные части распоряжением командира полка или дивизии за дезертирство, неисполнение приказа, кражу военного имущества, нарушение уставных правил караульной службы. Срок пребывания в штрафных подразделениях определялся приказом по полку от 1 до 3 месяцев, либо до ранения в бою, совершения подвига, представления к правительственной награде. Постоянный командный состав штрафных частей комплектовался из обычных кадровых офицеров, как правило, опытных фронтовиков. Для них в 2 раза были сокращены сроки выслуги в званиях, а каждый месяц службы при назначении пенсии засчитывался за 6 месяцев. Правовой статус зачисленных в штрафные части солдат и офицеров определялся специальными положениями, утвержденными приказом НКО № 298 от 28 сентября 1942 г. В период пребывания в штрафной части все они именовались одним воинским званием — штрафной рядовой. На этот период у них изымались и передавались на хранение в армейские отделы кадров ранее полученные ордена и медали. Командир и комиссар штрафного батальона пользовались по отношению к подчиненным правами и дисциплинарной властью командира и комиссара дивизии, их заместители — командира и комиссара полка. Добиваясь выполнения боевой задачи, они были обязаны применять все меры наказания, вплоть до расстрела на месте, в случае невыполнения приказа, членовредительства, дезертирства или попытки сдаться в плен.  Количество штрафных частей не было постоянным и колебалось в зависимости от числа направленных туда военнослужащих. Среднемесячная численность их личного состава практически никогда не поднималась до установленной приказом № 227 (800 человек для штрафбата, от 150 до 200 человек для штрафной роты), и в целом составила 226 человек в штрафбате и 102 в штрафной роте. Советские штрафные части вели боевые действия не обособленно, а в общих боевых порядках частей и соединений. Как правило, штрафной батальон придавался стрелковой дивизии, штрафная рота — полку. Штрафные подразделения часто при-менялись для организации разведки боем, взятия сильно укрепленного опорного пункта противника и т. п. Из-за малочисленности своего состава штрафные формирования не могли решать на фронте какие-либо самостоятельные задачи. Комплексного исследования относительно потерь штрафников в ходе боевых действий не проводилось, хотя понятно, что в отдельные периоды они были большими по причине использования их на особо опасных участках. Но к концу войны все чаще стало практиковаться досрочное и массовое освобождение военнослужащих той или иной штрафной части от отбывания в ней наказания после проведения удачного боя и выполнения задания командования.

Исторические источники:

Русский архив: Великая Отечественная: Приказы НКО СССР, 22 июня 1941 г. ‑ 1942 г. Т. 13 (2-2). М., 1997.

Автор статьи: Никифоров Ю. А.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *