Синкретизм в религии

Синкретизм – это очень широкое понятие, определение которого можно найти в разных областях науки. В общем понимании синкретизм значит слитность, смешение, эклектизм. Лучше дать определение этому понятию в соответствии с определенной сферой, в которой он применяется. В искусстве синкретизм проявляется в слиянии не сопоставляемых различных образов, первоначальных компонентов в какое-то явление.

В философии под синкретизмом понимается сочетание нескольких разнородных противоречивых теорий и начал в одну систему, но без их объединения, это разновидность эклектизма, который игнорирует различия в разнородных началах.

В религии синкретизм это слияние абсолютно разных религиозных направлений, вероучений и культовых направлений.

Синкретизм в лингвистике обозначает объединение в единой форме нескольких обозначений, распределенных между разными формами в соотношении к более ранним этапам истории развития языка, эти формы многозначные, полифункциональные. Также здесь существует понятие кумуляции грамматических значений, которое применяется в одном значении с понятием синкретизм в лингвистике и выражает нескольких граммем разных грамматических категорий за одним неразделимым показателем.

Синкретизм в психологии обозначает нерасчлененность психических процессов в ранний период развития ребенка. Проявляется тенденцией детского мышления соединять между собой различные явления, не имея для этого достаточных оснований. Многие исследователи отмечали данное явление в психологии ребенка, в частности его восприятия в неразделимости чувственного образа какого-то объекта, без выделения и соотношения внутренних связей и элементов. Ребенок, принимающий связь впечатлений за связь предметов, неосознанно переносит значение слова на только внешне связанные вещи. Отбирая в последующей практике синкретические связи, которые будут соответствовать действительности, ребенок восстанавливает для себя настоящее значения слов.

Синкретизм в культурологии значит отсутствие различий явлений культуры.

Синкретизм первобытной культуры характеризуется слитностью искусства, познавательной деятельности, магии. Также синкретизм в культурологии это внешнее смешение многообразности культурных компонентов, которому свойствен высокий уровень эклектичности и проявление в разных плоскостях культуры.

Синкретизм первобытной культуры определяется в трех направлениях. Во-первых, синкретизм, как единство человека и природы. Во-вторых, он проявляется, как нерасчлененность духовной, материальной и художественной систем культуры. В-третьих, проявление первобытного синкретизма культуры является художественной деятельностью, неотрывно вплетенной в материальные и производственные процессы.

Синкретизм в философии

В философии синкретизм является сущностной характеристикой, которая совмещает различные философские направления в одной системе, но без объединения их и этим отличается от эклектизма. Хоть понятие синкретизма и есть близким к нему, но эклектизм с помощью критики выделяет из разных систем основные принципы и связывает в единую совокупность.

Синкретизм в отличие от эклектизма связывает неоднородные начала, но истинное их объединение так и не случается, потому что нет необходимости связывать их во внутреннем единстве с противоречиями друг к другу.

Наиболее ярко синкретизм выразился в александрийской философии, в частности Филона Иудейского и у других философов не менее, которые занимались тем, что пытались связать греческую философию и восточные философские направления. Такая же тенденция присутствовала в сторонников гностицизма.

Религиозно-философский синкретизм совмещает в себе оккультные, мистические, спиритуалистические и другие направления, непохожие на традиционные религиозные направления. В таких концепциях объединяются компоненты, вытекающие из различных религий вместе с вненаучными и научными познаниями. Такой религиозно-философский синкретизм можно наблюдать в таких направлениях, как гностицизм, александрийская философия, теософия, в частности теософия Блаватской, антропософия Агни-Йога Рерихов или Рудольфа Штейнера. Основываясь на синкретических религиозно-философских учениях, начали появляться религиозные движения. Например, основываясь на Блаватской теософии, появилось больше ста эзотерических религиозных движений.

Синкретизм – это принцип, по какому определяется, как человек относится к окружающему миру, к себе самому, как он относится к воспроизводимой деятельности. Он является сущностной характеристикой не расчлененности модальностей, в нем отсутствует понимание того, как мир различается, различные явления от логических дуально направленных оппозиций в одновременном полном беспорядке (то есть отсутствие логических запретов) в определении явлений, соотнесение их с каким-то из полюсов оппозиции основываясь на принципе все и во всем.

Такая идея с первого взгляда кажется весьма абсурдной. Потому что в самом деле, как может быть возможным произвольное разделение мира на категории добра и зла, например, и в то же время полагать, что такое различие свойственно реальному миру. Но такая бессмыслица возможна при одном обстоятельстве: если по такой логике, каждое явления мира является оборотнем, то есть оно не есть тем, чем является, оно имеет способность превращаться во что-то совершенно другое, чем оно есть подлинно.

Такое явление происходит, когда человек мыслит по инверсионной логике. Например, в различных культурах есть такие толкования: камень может быть тотемом, медведь – братом, живой волк может оказаться убитым человеком, попугай – просто человеком, работник – вредителем и так можно продолжать до бесконечности.

Философское мышление позволяет людям так полагать, поскольку есть отличие в культуре, как накопленному опыту человечества, народа и опыта самой личности и видимости явлений. Это позволяет каждому человеку каждый день интерпретировать каждое явление, которое есть для него значимым в представлениях культуры, при условии если такое явление поддается сопоставлению, соотнесению с определенным компонентом этой культуры, а его значение «проигрывается» каждым полюсом оппозиции. Значение такого явления все время перекручивается в голове, в деятельности человека происходит стабильно постоянное осознание и переосмысление.

Если у человека не было бы такой способности, он бы ни был человеком с философским мышлением.

Синкретизм является сущностной характеристикой социальной, культурной, философски наполненной жизни, сформированной стремлением человека соединится с важнейшим для него природным и социальным ритмами. Он не есть самостоятельным, отдельным от социального целого ответственности человека. Для него свойственно анализировать каждое различие через серьезность опасности отлучения, обрезание связи с космосом, окружающим миром, с самим собой и своей душой.

Синкретизм выявляется, как причина дискомфортного ощущения состояния, стимул к большей активности, ориентированной на инициацию и партиципацию, присоединение к единому целому. Синкретизм не отличает всеобщее от единичного. Существенное единичное явление является для человека сигналом, которыми вызываются в сознании отдельные нерасчленённые общие системы соображений и представлений. Здесь также понимается тяготение к возвращению, к прошлому, в основном через страх перед отделением от целого, направленность на возвращение к тотему, вождю, социальному порядку. Как раз это представляет основу синкретического человечества, которое если отошло от философии синкретизма то, по крайней мере, не пыталось, используя его основания, вернутся к такому государству, которое основывается на жречески-идеологической направленности.

Религиозный синкретизм

В религии данное явление означает смешение и неорганичное сочетание разнородных религиозных направлений, культовых положений и вероучений в процессе взаимодействия религий в историческом развитии, например, синтоизм.

Синкретизм в религии является звеном соединения разнородных религиозных учений антропологического и космологического характера.

Понятие религиозного синкретизма с его границами применения в религиоведении является предметом дискуссии. Имеется такая точка зрения, согласно которой все религии существуют, как синкретические, потому что в результате их развития обнаружились влияния из других религий. Чтобы справиться как-то с предметом данной дискуссии, с целью решения осуществляется дифференциация внутри самого понятия по различным характеристикам, учитывая уровень синкретизма.

Также есть спорным вопрос о том, что являются ли термин «религиозный синкретизм» и понятие «двоеверие» (соединение основной веры и компонентов из других верований) синонимическими. В современном мире к этому понятию относятся как негативно, так и позитивно, зависимо от того, в каком направлении о нем говорится в религиозной или научной традиции.

Православные богословы считают религиозный синкретизм внешним, искусственным и неорганическим соединением не соединяемого, без ясной и четкой характеристики духовных оснований, считают его несогласованным относительно содержания привлекаемых фрагментов.

Публицисты термин «религиозный синкретизм» употребляют иногда в значении религиозной всеядности.

Также стоит обратить внимание на то, что необходимо делать отличия между понятием религиозного синкретизма и религиозного плюрализма, который подразумевает спокойное сосуществование или разделение областей влияния и воздействия между некоторыми отдельными конфессиями или несколькими религиями без их слияния.

На протяжении всей долгой истории религии было известное такое общекультурное явление, как религиозный синкретизм. От самой первобытной эпохи вплоть до современных новейших религиозных движений. Он выражается в соединении разнородных вероучительных научений и культовых положений из различных религиозных направлений, определяя основные положения вероучений.

Исторически сложилось так, что в эллинистических религиях синкретизм имел очень широкое распространение в государстве инков, в то время как инкорпорация богов на побежденных землях в собственное религиозное поклонение поддерживалась даже на уровне государственной политики.

В период раннего Средневековья обширное распространение приобрело направление манихейства, которые впоследствии проявившее влияние на распространенную средневековую синкретическую ересь.

В период Нового времени начала появляться масса различных синкретических религиозных направлений. Из тех, которые недавно возникли и получили широкое распространение религиозных направлений, для которых свойствен религиозный синкретизм.

Китайский религиозный синкретизм находит свои истоки из древней истории. Тысячелетняя война между сторонниками конфуцианства, религиозного даосизма и буддизма демонстрирует, что никакое из этих учений неспособное стать одним единственным, чтобы вытеснить конкурентные направления из этой специфической сферы. И ни одно из этих течений в то же время не было монотеистические направленной религией, соответственно это предполагало возможность компромисса.

Таким образом, примерно в период примерно конца эпохи Тан сформировался китайский религиозный синкретизм. Это уникальное направление, соединяющее все религиозные учения, и в котором для конфуцианства была предложена социология и политическая мораль, для даосизма – повседневные, волнующие людей житейские запросы для буддизма, впитавшего наследие и опыт от древней даосской философии, оставалось учение о смысле и вопросах жизни, кроме этого буддизм занимался утешением угнетенных и мирооправданием. Хоть и присяжные служители представленных трех философско-религиозных течений продолжали между собой ссориться, но в головах обычных верующих вполне свободно ладили все три со своими пантеонами. Такая же самая синкретическая система верований сложилась и в других странах с характерной китайской культурной сферой, только даосизм у них заменялся местными языческими верованиями, например, в Японии – это был синтоизм.

Становление знания в первобытную эпоху. Синкретизм. Черты мировоззрения.

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Узнать цену Поделись с друзьями

Становление науки прошло путь от преднауки к собственно научному знанию. Преднаука создала базу, основу для науки.

Преднаука складывалась в первобытном обществе Древневосточных цивилизаций: Индия, Китай, Египет.

Её основные черты:

1. Обыденно – практическое знание.

Преднаука изучает вещи и их изменения в процессе производства, в обыденном опыте. Накопление знаний происходит путем обобщения практического опыта.

Например, математика – в потребность подсчета стада, геометрия – как потребность измерения площадей, затем это привело к возникновению геометрических фигур, т.е. необходимость измерения конкретного участка привела в возникновению идеальной модели. Затем возникли инструменты для измерений: циркуль, линейка.

Способ построения путем абстрагирования есть основа перехода к собственному научному исследованию. Так был создан путь к идеальному объекту, а именно идеальный объект – есть объект исследования науки.

2. Синкретизм.

Преднаука не отделена от производства, она есть совокупность всех знаний.

Синкретизм (слитность, нерасчлененность) – невыделенность фрагментов, компонентов знаний из некоего единого целого. Здесь нет осознанного разделения между человеком и природой, между внутренним и внешним, между жизнью и смертью, между индивидуальным и общественным сознанием.

3. Прикладной характер

Преднаука носила прикладной характер, отсутствовала какая-либо теоретичность

4. Сакральность знания

Скрытость от большинства людей, придание религиозного смысла.

5. Знание наследуется от отца к сыну, по принципу «делай как я»; авторитарно, сверху вниз. Либо передается только в пределах касты

6. Господство обычаев, традиций, ритуалов, суть которых – трансляция традиционного образа жизни.

7. Канонизированный стиль мышления – «только так, а не иначе».

Предпосылкой возникновения научных знаний многие ученые считают миф.

Миф – это не только предание, сказание, легенда, это еще и способ ориентации ячеловека в мире, особый тип мышления; в нем выражалась потребность разума выйти за пределы опыта.

Существует две точки зрения на мифы:

1. Это способ понимания и объяснения явлений природы и жизни общества

2. Это форма предписания определенных правил жизни, форма передачи опытного практического знания как способ воспроизводства традиционного общества в неизменном виде

Миф – гарант порядка, стабильности. Миф утверждает, что знания священны, неприкосновенны.

Основные черты мифа:

1. Антропоморфизм – одушевленность всех предметов

2. Социоморфизм – рассмотрение мира по подобию человека или коллектива

3. Отсутствие случайности – все происходит по воле Богов

4. Мифологические поиски модели мира привели к понимаю времени и пространства

5. Магия, религия, ритуалы

ВЫВОД

1. Цель традиционного общества – сохранить опыт предков и обеспечить существование родовых коллективов

2. Традиционное общество не способно было отделять фантазии от реальности

3. Человек не познавал мир, а воспроизводил его по опыту предков

4. Тем не менее были созданы знания как основа, база для развития науки

Синкретизм

Синкретизм

(Syncretism).

Так называют ассимиляцию религий, т.е. усвоение одной религией элементов другой, приводящее к изменению самих основ соответствующих религий. В результате такого союза двух или более противоположных верований возникает некая новая вера. Это не всегда приводит к полному слиянию, порой возникает та или иная комбинация четко различающихся между собою элементов. Изначально слово «синкретизм» было политическим термином; оно возникло, когда враждовавшие греческие группировки на Крите объединились для борьбы с общим врагом.

Синкретизм обычно возникает при встрече культур или религий. Бывает так, что люди, привносящие свою культуру в чужую среду, сообщают этой среде лишь элементы этой культуры. Тем самым они порождают синкретизм, стремясь к тому, чтобы их поняли. С другой стороны, синкретизм может возникать в результате того, что люди, воепринимающие чужую культуру, трактуют ее с собственной точки зрения и тем самым искажают, приспосабливая к собственным ценностям.

Наличие или отсутствие синкретизма зависит от того, как люди, воепринимающие чужую культуру, понимают определенные слова, символы и ритуалы. Поэтому важно, чтобы те, кто привносит свою культуру в иную среду, выражали ее суть при помощи таких слов и символов, крые были бы не приблизительными, а динамическими эквивалентами.

Христианство подвергается синкретизации, когда те или иные существенные его черты заменяются религиозными элементами другой культуры. Зачастую это делается, чтобы поставить под сомнение уникальность Евангелия и воплощения.

При передаче Евангелия из одной культуры в другую нас должны интересовать по меньшей мере три культурных контекста: контекст, в к-ром было дано евангельское откровение, контекст цивилизации,края привносит это откровение в иную среду, и контекст самой этой среды, представители крой осмысляют Евангелие посвоему. Угроза синкретизма возникает тогда, когда Церковь приносит Слово Божье в нехристианскую страну или же когда культурная среда самих христианских стран претерпевает серьезные изменения.

Библия рассматривает синкретизм как орудие Сатаны, постоянно стремящегося отделить народ Божий от Бога. Синкретизм противоречит самой сути первой заповеди. Бейерхаус выделяет в ВЗ три возможных ответа синкретизму: отделение, искоренение и адаптация. Израиль познакомился с ханаанскими культами Ваала и Астарты, а затем и с богами Ассирии и Вавилона. В борьбе с этими влияниями пророки призывали Израиль строго соблюдать священные установления, осознавать волю Божью в каждой конкретной ситуации и воепринимать Божью власть, справедливость и обетования в эсхатологической перспективе.

НЗ возник в эпоху, когда власти стремились слить все культуры в рамках некоего синкретического монотеизма. Все боги Египта, Персии и Вавилона перекочевали в греческий пантеон. Манихейство распространилось от Африки до Китая. Эзотерическое знание вступило в конфликт с историческим откровением. В Риме прижились все иноземные культы и мистические религии. В Антиохии, Эфесе и Коринфе синкретические культы угрожали самому существованию Церкви. В НЗ мы находим историю Симонаволхва, Послание к колоссянам, полемизирующее со стремлением соединить еврейскую традицию с ранним гностицизмом, а также упрек, обращенный к Пергамской церкви. Чтобы противостоять этим тенденциям, Церковь выработала Символ веры, каноны и обряды. Празднование Рождества было намеренно приурочено к дню, когда язычники праздновали рождение солнечного божества, и сделали это в то время, когда римские власти пытались создать общеимперскую синкретическую религию.

По мнению В. Хофта, в н.з. времена опасность синкретизма исходила от иудаизма, гностицизма, культа императоров и мистических культов. Евр, 1 Ин и Апокалипсис следует рассматривать именно с точки зрения борьбы с синкретизмом. Канон НЗ и Символ веры стали оружием Церкви, обращенным против синкретизма. Церковная история полна борьбы с синкретизмом в политической, социальной, религиозной и экономической сферах. Экспансия синкретизма наблюдается и в наши дни, когда в уеловиях глобального общества секулярный гуманизм предлагает свои решения стоящих перед человечеством проблем, в т.ч. и проблем церковного конформизма и нонконформизма.

Когда миссионеры поощряют рост » национальных » церквей в странах третьего мира, стремясь к «контекстуализации» благовествования через аккомодацию, приспособление и адаптацию, опасность синкретизма особенно велика. Типпет напоминает о том, что мы передаем лишь весть, но не значение. Байерхауз выделяет три этапа адаптации: (1)выбор слов, символов и ритуалов (напр., понятие «Логос»); (2)отмежевание от всего того, что явно несовместимо с библейской истиной; (3) наполнение избранных ритуалов или символов истинно христианским содержанием.

К каждой культуре и характерным для нее понятиям мы должны подходить, помня об универсальности Св. Писания, о том, что Бог использует разные способы, чтобы вернуть все творение в свое лоно.

Исторически термин «синкретизм» употребляется применительно к двум внутрихристианским движениям. Так называют учение Георга Каликстуса (15861656), стремившегося примирить лютеранскую мысль с католицизмом на основе Апостольского символа веры, что породило многолетние споры. К-ром е того, католики называют «синкретизмом» попытку примирить молинизм итомизм.

> ИСТОРИЧЕСКИЕ ОРИЕНТАЦИИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Синкретизм художественного сознания Древней Греции. Понятие калокагатии

Для того чтобы воссоздать содержание художественного сознания Древней Греции и формы его функционирования, недостаточно знакомства лишь со взглядами на искусство, выраженными философами того времени. Необходимо понять реальную социокультурную почву, на которой выросли эти мыслители, художественную среду, в которой шлифовались их воззрения. В этом случае мы увидим, что далеко не все тенденции искусства античности нашли выражение в художественных теориях своего времени.

Прежде чем обсуждать, как изучались эстетические свойства искусства в эпоху классической Античности, важно хотя бы кратко попытаться реконструировать ведущие тенденции художественного сознания, т.е. спектр художественных вкусов, художественных потребностей и идеалов, которые вырабатывали античный театр, музыка, архитектура, скульптура. Сами произведения искусства помимо и наравне с эстетическими теориями были способны формировать художественные установки и ожидания граждан античного полиса.

Под классической Античностью принято понимать период с конца VI по IV в. до н.э., время от процветания до крушения греческого аристократического полиса. Что нам известно о художественной жизни Античности? Мы знаем имена таких выдающихся драматургов, как Эсхил, Софокл, Еврипид, Аристофан, чьи произведения ознаменовали взлет и интенсивное развитие древнегреческой трагедии и комедии. Бурно развивалось изобразительное искусство: хотя живопись и не сохранилась, но из источников известно о прославленных художниках Полигноте, Аполлодоре, Зевксисе. У греков были специальные здания для хранения картин (пинакотеки), время от времени устраивались выставки и обсуждения, привлекавшие множество знатоков живописи и ваяния. Однако в подавляющей массе произведения искусства вели немузейный образ жизни. Плутарх утверждал, что и Афинах было больше статуй, чем живых людей. Расцвеченные скульптуры украшали площади, храмы — мир искусства был живым миром.

Об античной музыке, занимавшей значительное место в жизни грека, сохранилось мало сведений. Известно, что в музыкальном творчестве использовались специфические лады — дорийский, лидийский, фригийский. Каждый из них был ориентирован на сочинение произведений разных жанров, разного социального назначения.

Почему античная художественная культура, в том числе эстетика, получила название классической? В чем состояла эта классичность, столь показательная для мироощущения греков? Размышляя на эту тему, Гегель позже пришел к выводу, что такое общественное состояние, при котором цели и ценности коллектива находятся в равновесии с целями и ценностями личности, трактуется в истории культуры как классическое.

В самом деле, в классический период Древней Греции расцветает античный полис, где отсутствует расщепление между индивидуальными ориентациями человека и общественным целым. Гражданин античного полиса чувствовал себя в безопасности — полис защищал человека, обеспечивал его права, справедливость общественных отношений, равновесие государственных и индивидуальных интересов. Отсюда и те формы творчества, которые отличает взаимопроникновение объективного и субъективного, лирического и эпического.

Показательно, что когда мы употребляем слово «классическое» для характеристики художественного творчества, скажем, в XV в. в Италии или в XVIII в. во Франции, мы также имеем в виду гармоническое единство именно подобного рода, выступающее как образец, норма и идеал. Неслучайно, когда в XVIII в. И. Винкельман создал первую историю искусств, художественная культура античности трактовалась им как норма и образец, как исходное основание, задающее критерии оценки всем последующим эпохам с их изгибами, парадоксами, переломами, противоречиями художественного сознания.

Почему античное искусство оказалось столь притягательным в качестве всеобщего критерия последующего художественного развития? Потому что античное художественное сознание выступало как синкретичное, т.е. целостное по своей природе. Фактически все эстетические категории, с помощью которых пытались обозначить основные свойства искусства и суждения вкуса в повседневной жизни, берут начало в античности. Для характеристики эстетически совершенного явления античность придумала собственную категорию «калокагатия», что означает единство прекрасного и нравственного. Эстетически прекрасное, таким образом, понималось одновременно и как этически-нравственное в своей основе, как средоточие всех совершенных качеств, включая истинное, справедливое и иные превосходные ипостаси. Такое понимание, несомненно, обнаруживает целостность, присущую восприятию античного человека, для которого чувственный, телесный компонент прекрасных объектов органично совмещался с высоким духовным, символическим содержанием. Прекрасное как объективное свойство, заданное самой природой, и прекрасное как-субъективное чувство удовольствия сосуществуют и мыслятся нераздельно. Более того, в классической античности нет разделения художественного сознания на массовое и элитарное: художник, поэт, драматург не прилагали особых усилий для того, чтобы сделать понятной для сограждан лексику своего искусства — уже изначально они говорили на языке понятных всем выразительных средств. Эстетический баланс повседневной жизни предопределял общезначимость художественных высказываний и смыслов.

Очевидно своеобразие такого типа сознания: оно не задается вопросами о том, в чем специфика собственно эстетического удовольствия (в отличие, скажем, от удовлетворения этических чувств и т.д.); представления об эстетическом в его «очищенном» виде не существует. Понятие эстетического может использоваться для оценки благородных поступков, высоких типов человеческих отношений как в художественном творчестве, так и в повседневной практике.

Синкретическое сознание, таким образом, снимало вопрос о собственно эстетической самоценности творчества. Последнее приобретало смысл в связи с обслуживанием множества иных важных потребностей. Каких же? Таких как воспитание граждан с твердым правовым сознанием, граждан-воинов и т.д. Поэтому особое место в античности приобретают теории социального воздействия искусства, в частности идеи художественного воспитания. В Древней Греции государство обеспечивало гражданам возможность посещать театральные представления, где шли драмы из жизни античных героев, героев их родины. Подвиги минувших лет должны были ориентировать юношество. Можно предположить, что и Сократ, и Платон, и Аристотель прошли эту школу: все они хороню знали современную им поэзию, драматургию, сами упражнялись в художественном творчестве, пели хором. Понятно, что наблюдения о воздействии художественного творчества могли затем перекочевывать в античные теории искусства. Сократ, к примеру, настойчиво связывает представление о прекрасном с понятием целесообразного, т.е. пригодного для достижения определенной цели.

Синкретизм это в широком толковании — изначальная слитность различных видов культурного творчества, свойственная ранним стадиям его развития; применительно к искусству означает первичную нерасчлененность разных его видов, а также — разных родов и жанров поэзии. С усложнением общественного бытия и общественного сознания синкретизм постепенно утрачивает универсальный характер: вычленяются, самостоятельно развиваясь, разные виды искусства и разные роды поэзии. Однако фольклор долгое время сохраняет синкретичность, обретая новые ее формы. На первоначальную слитность поэзии, музыки и танца обратили внимание уже в античной эстетике (Платон, Лукиан). Для синкретических видов искусства в эстетике древнего мира были соответствующие термины: «хорея» (Греция), «сангит» (Индия), «юэ» (Китай). Идею неразрывной связи музыки, поэзии и танца на ранней стадии истории культуры впервые теоретически обосновал в 1763 английский просветитель Дж.Браун, который полагал, что нерасчлененность искусства обладала большой силой этического воздействия на народ, в то время как разделение искусства на обособленные виды ослабило его общественное значение. Идея синкретизма была воспринята некоторыми современниками Брауна в Англии, во Франции и в Германии. Ратуя за синтетическое искусство нового типа, Д.Дидро, как на исторический прецедент, ссылался на нерасчлененную культуру прошлого. В России мысль о первичной слитности поэзии и музыки, сохранившейся в народных песнях, высказали Г.Р.Державин, В.Г.Белинский и др.

Развитая и обогащенная данными сравнительной этнографии, теория синкретизма заняла важное место в трудах так называемых историко-этнографической и энтнопсихологической школ 19 века (см. Психологическая школа). На основе идеи «первобытного синкретизма» строились различные теории происхождения поэзии, ее разных родов и видов. Теория синкретизма была подхвачена В.Шерером («Поэтика», 1888); приобрела характер стройной концепции у А.Н.Веселовского («Три главы из исторической поэтики», 1899). Выясняя первопричину синкретизма, ряд исследователей ограничивается указанием на изначальную связь искусства с религиозно-магическим обрядом. Выявление конкретных форм синкретизма и его восприятия требует историко-сравнительного комплексного изучения искусства, особенно фольклора.

Слово синкретизм произошло от греческого synkretismos, что в переводе означает — соединение.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *