Служение другим

Содержание

Христианская свобода меняет всё. Свобода, которую мы имеем во Христе, не позволяет нам делать, что угодно. Мы освобождены не для того, чтобы эгоистично грешить. Подобно тому, как цепи рабства были разорваны, когда Христос принял образ слуги (Флп. 2:7), мы надеваем одежды любви и служим друг другу. И служа таким образом другим, мы служим Богу.

Вот пять причин, по которым служение людям того стоит:

Служение другим отвлекает внимание от нас самих.

Если честно, суть жизни не в вас, ни в ком-либо другом и ни во мне. Наша цель на Земле — прославить Бога и рассказать о Его Царстве. Как мы демонстрируем невероятную любовь Божью? Мы не держим её в себе. Мы позволяем Божьей любви течь через наши руки и ноги. Преображающая любовь Божья заставляет нас думать более возвышенно о других, чем о самих себе, как написано в 1 Ин. 3:16-18 :

«Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев. А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, — как пребывает в том любовь Божия? Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною.”

Служа другим, мы передаём Божью любовь другим людям. Жертвенная любовь Божья ведёт нас к жертвованию собой, чтобы и другие могли познать то, что есть у нас.

Служение помогает нам развивать смирение.

Служа другим, многие из нас начинают сравнивать себя с ними и задумываться о том, что другие думают о нас. Мы отказываемся от наилучшего служения, на которое способны, попадая в ловушку сравнений. Нам может казаться, что наше служение не настолько масштабно, как служение кого-то другого. Есть прекрасная цитата Рифки Бари: «Вместо сравнения и саможалости, неудовлетворённость должна призывать к служению другим людям и к тому, чтобы открыть свои глаза и увидеть те дары, которые Бог дал нам.” Если мы сравниваем своё служение со служением других людей, мы служим по плоти. В Гал. 5:13 сказано:

«К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу.”

Служение с надменностью и гордостью не принесёт пользы тем людям, которым мы служим, потому что оно направлено не на удовлетворение их настоящих потребностей. Чтобы определить, служим ли мы в смирении, мы должны спросить себя:

  • Делаю ли я это для того, чтобы получить признание и аплодисменты?
  • Забочусь ли я о нуждах других прежде, чем о своих?
  • Надеюсь ли я на Господа в том, в чём я слаб?
  • Сравниваю ли я свои лучшие результаты с результатами других?

Если мы используем дары, которые Бог дал нам – независимо от того, что думают другие, прославляется Бог. Мы развиваем смирение, когда мы приносим свои приношения и жертвы Богу, сосредотачиваясь на сердцах других людей.

Служение другим — это форма поклонения.

Всё, что мы делаем, мы должны делать «во славу Божью” (1 Кор. 10:31). На своём рабочем месте, дома, в повседневной жизни мы можем поклоняться Богу. Поклонение Богу не ограничивается церковным зданием. В Рим. 12:1 сказано:

«Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего.”

Это означает, что всё, что мы делаем, может быть формой поклонения, если мы делаем это с Богом. Наше поклонении наиболее приятно Богу, если мы будем » с усердием, как Господу, а не как человекам” (Еф. 6:7). Наша любовь к Богу является основой нашего служения. Даже если никто другой не замечает наше служение, Бог видит его.

Служение — это то, для чего мы были созданы.

Мы были созданы по образу Божьему. Как носители образа мы должны приносить этот образ в жертву. Послав Своего Сына, Он дал нам образец жизни в служении. Когда Он был призван, Он не считал это неудобством. Он рассматривал это как шанс послужить своему Отцу. Он отдал Себя в жертву. В Мф. 20:28 говорится: «так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.” Сын Божий мог прийти с почестями, требуя похвалы и славы, тем не менее, Он пришёл в смирении, чтобы послужить человечеству. Он не пытался привлечь внимание. В Мк. 9:35 сказано: «Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою.” В служении у нас есть возможность стать более подобными нашему Создателю. Мы становимся более похожими на Дитя Божье, которым мы рождены быть.

Служение — это возможность для Бога работать над вами.

Служить не легко. Служить людям сложно. Очень часто в служении другим нам приходится выходить за пределы собственных возможностей. Служение другим часто будет открывать слабые места в наших сердцах. В 1 Пет. 4:11 сказано:

«Говорит ли кто, говори как слова Божии; служит ли кто, служи по силе, какую дает Бог, дабы во всем прославлялся Бог через Иисуса Христа…”

Чтобы служить другим в полной мере, мы должны быть полностью подчинены Богу. Служение — это место для развития наших даров. В 1 Пет. 4:10 говорится: «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией.” Наилучший способ использования наших даров — в служении другим.

Если мы помним о великом акте любви, который показал нам Христос, мы развиваем в своих сердцах любовь для служения другим. Ответ на свободу во Христе проявляет себя в служении. Когда мы протягиваем наши руки и наши сердца к другим людям в любви, подобной любви Христа, что-то удивительное происходит с нами. Наш собственный дух исцеляется, становится более совершенным и крепким. Мы становимся счастливее, спокойнее и более восприимчивыми к шёпоту Святого Духа.

Пускай же любовь Христа, явленная нам в образе слуги, трансформирует наше отношение к служению.

Хорошо известна истина, что целью жизни каждого христианина должно быть прославление Бога. В этом, собственно, и состоит призвание верующего. Все, что мы говорим и делаем, все наше послушание Божьим заповедям, все наши отношения с другими людьми, все наши дары, таланты и возможности, данные нам Богом, вся наша стойкость, проявляемая в неблагоприятных ситуациях и атмосфере людской враждебности, – все это должно служить нам средством почтить и прославить Бога за Его премудрость и благость (1 Кор 10:31 ср. Мф 5:16, Еф 3:10, Кол 3:17).

Равно важна и та истина, что каждый христианин призван угождать Богу. Как Иисус жил не для того, чтобы угождать Себе, так же должны жить и мы (Ин 8:29, Рим 15:1-3). Угождение Богу должно быть нашей целью. Достижению этой цели служит сочетание веры (Евр 11:5-6), хвалы (Пс 68:31-32), благотворительности (Флп 4:18, Евр 13:16), послушания установленным Богом авторитетам (Кол 3:20) и целеустремленности в христианском служении (2 Тим 2:4). Бог делает нас способными к жизни в соответствии с Писанием, и Он доволен, когда мы этим служим Ему Такова природа Бога – по Своей произвольно являемой благодати дать людям то, что Он от них требует, и наслаждаться результатом (Евр 13:21 ср. Флп 2:12-13).

Мы угождаем Богу взаимоотношениями с Ним. Авраам был назван другом Божьим (2 Пар 20:7, Ис 41:8, Иак 2:23), а Христос называл друзьями Своих учеников (Лк 12:4, Ин 15:14). Вдохновленный Богом Павел уподобляет Церковь невесте Христа (Еф 5:32 ср. Откр 21:2). Подобно друзьям или членам семьи, Бог и Его народ находят радость во взаимном общении.

Мы угодны Богу в своем стремлении подражать Ему Его любовь живет и действует в нас, побуждая использовать данные Им таланты и дарования во всех сферах жизни. Однако христиане имеют особое призвание – трудиться на ниве милосердия, поскольку милосерден Бог наш (Втор 10:17-19, Лк 6:35-36).

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

За время практики я видел очень много людей, которых объединяло одно общее качество — стремление угодить другим. Это такие своего рода люди-угодники. Они стараются всем понравиться, всем помочь и всех облагодетельствовать. Но вопреки их ожиданию, люди не ценили благих порывов, отвечали на заботу «чёрной неблагодарностью”, и проблему эти благодетели всегда видели не в своих действиях, а в том, что мир чудовищно несправедлив по отношению к ним. И в каждом таком случае в итоге оказывалось, что за желанием осчастливить других скрывалась глубокая личная проблема самого благодетеля.

Для одних желание угодить напрямую связано с вопросом самооценки и самоуважения. Такие люди надеются, что угождая всем и выполняя чужие просьбы, они, тем самым, добьются уважения и любви. Другие имеют детский опыт жестокого обращения. Для них привычка угадывать чужие желания, во всём угождать и вовсе способ выживания, усвоенный с самого начала жизни, когда вовремя порадовать кого-то это был единственно возможный вариант заслужить хорошее отношение и избежать насилия. С течением времени такая модель поведения стала образом жизни.

Кроме того, многие люди-угодники путают «приятность” с добротой. Объясняя и оправдывая своё нежелание отказывать чужим просьбам об одолжении, они часто говорят: «я не хочу быть эгоистом”, или «я просто хочу быть хорошим человеком”. Для них между безотказностью и человеческой добротой стоит знак равенства. Это равнозначно позволению посторонним людям использовать их в собственных интересах. При этом сами люди-угодники страдают от такого положения вещей, обвиняют окружающих в том, что те пользуются чужой добротой, а платят за неё чёрной неблагодарностью, принимая благодеяния как должное.

Такая тотальная безотказность может стать серьезной проблемой, а менять привычную форму поведения очень сложно.

Вот типичные признаки того, что вы пытаетесь угодить всем и каждому, позволяя людям манипулировать вами в собственных интересах:

  1. Вы делаете вид, что всегда соглашаетесь.

Уметь вежливо выслушать чужое мнение, даже если вы с ним не согласны — это хороший социальный навык, который говорит о наличии как минимум культуры общения и умении вести диалог. Но соглашаться с собеседником только потому, что хотите ему понравится, при полном несовпадении взглядов, не просто неправильно, а может быть и опасно. Решив, что вы искренне разделяете его убеждения, человек может сделать вам неожиданное предложение, которое идёт вразрез с вашими жизненными ценностями, и вам нужно будет либо принять его (чего вы явно не хотите), либо придумать предлог для отклонения, а это также противоречит вашему желанию угодить и понравиться. Таким образом, вы можете сами поставить себя в двусмысленную ситуацию.

  1. Вы ощущаете ответственность за то, как чувствуют себя другие.

В целом, в такой позиции нет ничего плохого, это помогает развить чуткость, эмпатию и научиться понимать, как ваше поведение сказывается на других. Но если вы склонны полагать, будто можете сделать кого-то счастливым, это очень серьёзное заблуждение, не говоря уже о том, чтобы предпринимать соответствующие попытки. Каждый человек сам отвечает за собственные эмоции. Пытаясь кого осчастливить помимо его воли, вы рискуете больше навредить, чем принести пользы.

  1. Вы часто извиняетесь.

Обвиняете ли вы сами себя или испытываете страх, что другие люди вас будут в чём-то винить, в любом случае это является признаком наличия проблемы, скрытой глубоко в душе. Если вы испытываете постоянное чувство вины и потребность оправдываться и приносить извинения по любому поводу, то значит пришло время задуматься над причиной. Вам не нужно извиняться за то, что вы – это вы.

  1. Вы отягощены тем, что вам нужно сделать.

Только вы сами решаете, как проводить собственное время и несёте за это решение ответственность. Однако если вы являетесь человеком-угодником, то велика вероятность того, что ваш жизненный график составляете отнюдь не вы сами, а те, чьим просьбам вы не в состоянии отказать. Задумайтесь на мгновение: это означает, что вы позволяете посторонним людям решать, что и когда вы будете делать. С одной стороны, так даже проще – не нужно думать самому, чем себя занять, но ведёт ли эта дорога к реализации именно ваших собственных желаний и целей?

  1. Вы не можете сказать «нет».

Если вы сначала соглашаетесь выполнить чью-то просьбу, а затем проклинаете себя за слабохарактерность и безволие, либо всячески пытаетесь уклониться от выполнения обещанного под надуманным и вымышленным предлогом, то имейте в виду: вы и своих целей никогда не сможете добиться. Это тема для отдельного разговора, однако связь в данном случае прямая. Вы затрачиваете огромное количество усилий на то, чтобы не делать то, что делать не хотите, и у вас практически не остаётся времени на то, чтобы заниматься собственными делами, которыми вы заниматься хотите. Согласитесь, довольно абсурдное положение вещей.

  1. Вы чувствуете себя некомфортно, если кто-то сердится на вас.

Из того, что у некоего человека искажённая система восприятия, совершенно не следует, что именно вы несёте за это ответственность. Это абсолютно не означает, что вы совершили что-то предосудительное по отношению к этому человеку. Естественно, здесь мы априори полагаем, что у вас не было изначального умысла причинить этому человеку какой-либо ущерб. Но если вас постоянно терзает мысль о том, что некий человек может быть вами недоволен, то тут стоит задуматься над ситуацией. Возможно, пришло время переосмыслить эти отношения.

  1. Вы склонны вести себя «как все”, ориентируясь на мнение окружающих.

Не стоит смеяться на похоронах и наряжаться в траур на свадьбу. Во всём остальном, каждый человек волен вести себя в соответствии со своей индивидуальностью. Главное, это не нарушать общепринятых этических норм, ведь все люди разные. Но люди-угодники часто стараются оправдать чужие ожидания, ибо уверенны, что это сделает других людей счастливее, и поступают так, даже если это идёт в разрез с их личным убеждениями. Например, они в гостях едят больше, чем привыкли, рискуя заработать несварение, лишь бы не обидеть хозяйку дома.

  1. Вы нуждаетесь в чужой похвале, чтобы чувствовать себя хорошо.

Доброе слово и кошке приятно. Но совсем другое дело — зависимость от чужой похвалы, чему очень подвержены люди-угодники. Если ваше самоуважение основывается исключительно на том, что другие думают о вас, вы будете чувствовать себя хорошо только если другие люди осыпают вас комплиментами. Такая зависимость будет вынуждать вас «заслуживать” похвалу любым способом. Очень напоминает модель поведения ребёнка в дисфункциональной семье: «быть хорошим, чтобы выжить”.

  1. Вы готовы на всё, чтобы избежать конфликта.

Одно дело не становиться инициатором конфликта и совсем другое — пытаться избежать его любой ценой. Иногда случается так, что необходимо отстоять собственную точку зрения и личные убеждения. Это не конфликтность, а ассертивная модель поведения. Если всё время стараться не вступать ни в какие споры и противоречия, то придётся «прогибаться” под любую ситуацию. В таком случае, вы рискуете полностью лишиться собственного мнения.

  1. Вы молчите, когда задевают ваши чувства.

Вы не можете установить искренние и доверительные отношения с людьми, если не готовы открыто заявить о собственных чувствах, убеждениях и жизненных ценностях, оскорбление которых другими людьми причиняет вам душевную боль. Попытка скрывать своё истинное душевное состояние, каким бы оно ни было, одновременно стараясь быть для всех приятным и милым, приводит к недоверию со стороны окружающих, которые чувствуют фальшь и неискренность в таком поведении.

Как освободиться от человекоугодия?

Самостоятельно менять привычную модель поведения очень непросто, особенно если она сформировалась в раннем детстве и представляет собой стратегию выживания. Это может занять много времени и потребовать приложения больших усилий. Однако оно того стоит, если вы хотите жить наполненной, а главное, собственной жизнью вместо того, чтобы всем угождать и под всех прогибаться, получая в ответ лишь презрительную ухмылку вместо искренних слов благодарности.

Начать можно с простых вещей, попробовать научиться говорить «нет” хотя бы изредка. Это проще сделать, если перед тем, как дать окончательный ответ на просьбу, взять некоторое время на раздумья. Такой подход создаёт возможность отвечать в два этапа, а перед окончательным ответом есть время подумать и собраться с силами, возможно заручиться поддержкой близкого человека.

Шаг за шагом, вы будете обретать уверенность и твёрдость в своих действиях. Становиться самим собой — это очень сложная, но в тоже время крайне увлекательная деятельность. Здесь главное начать, а каждый успех будет воодушевлять на следующий шаг. Если же вы хотите добиться больших успехов за короткое время, то я с удовольствием поддержу вас на этом пути и помогу найти душевные силы для создания той жизни, которой хотите жить именно вы!

Хорошие дела и плохие мотивы

Каждый из нас знает из Евангелия, каким должен быть наш образ действий по отношению к окружающим людям. Мы можем в каких-то случаях не понимать, чего именно хочет, чего ожидает от нас ближний, но мы имеем заповедь поступать с другими так, как мы бы хотели, чтобы они поступали с нами. А каждый из нас прекрасно сознает, чего бы он хотел: мы желаем, чтобы нас любили, чтобы нас поддерживали, чтобы нас уважали, чтобы к нам были внимательны, — и притом, чтобы это непременно было не за что-то, а просто так. И очевидно, что мы ко всему этому призываемся в отношении других людей. Это то, что угодно Богу и что однозначно должно присутствовать: нельзя не любить и не уважать кого-то и считать, что тем самым мы воздерживаемся от угождения его страстям и упражняемся в благочестии, нельзя ставить человеку планку, которую он должен преодолеть, чтобы мы перестали быть к нему равнодушными и наше отношение к нему стало богоугодным. Кроме того, нужно помнить, что человекоугодие — это то, что мы можем увидеть в себе и только в себе, поскольку это то, что определяется внутренними мотивами человека, ведомыми зачастую только ему и Богу.

Где же начинается человекоугодие? Оно начинается там, где первопричиной поступков человека, как благо воспринимаемых другим, становится не долг христианской любви, а какие-то внешние факторы. Главенствуют среди них два — это страх и выгода. Причем совершенно не обязательно, что из-за боязни другого человека или чего-то, с этим человеком связанного, мы будем совершать поступки ложные, неправильные по своей сути. Это могут быть и объективно хорошие дела, и даже какие-то жертвы с нашей стороны — но не ради Христа, а в угоду нашей гордости, нашему малодушию. Так же и с корыстью: мы можем делать что-то на самом деле нужное и хорошее, но по расчету — и оно не будет иметь пред Богом той цены, какую имеет то, что совершается ради Него.

Но, впрочем, о цене… У нас на приходе как-то возник разговор про так называемый тарелочный сбор во время службы. В нашем храме такой практики нет, но, попадая в какой-то другой, человек порой смущается и признаётся потом: положил деньги только потому, что все клали и скупым не хотелось выглядеть. Так, значит, неугодна Богу эта жертва и не нужно с такими мыслями ничего давать?

Сложный это вопрос… Сложный до того момента только, пока концентрируется человек на себе самом и своих переживаниях и ничего за пределами их не видит. Стоит ему из этого замкнутого круга выйти — и всё становится проще. Я нахожусь в храме, ему нужна помощь? Нужна. У меня есть возможность помочь? Есть — я кладу деньги на поднос, нет — не кладу. Всё. Когда главным становится нужда, которую мы видим, а не наше «я», всё остальное встает на свои места.

Пусть пострадает дело?

В связи с этой темой порой возникает вопрос: как быть, если мы видим, что человек по гордости, по иллюзорному представлению о самом себе творит что-то неразумное? Собрался, к примеру, кто-то из наших близких, ничего в починке вещей не смыслящий, что-нибудь дома отремонтировать: взял молоток, который никогда в жизни в руках не держал, и гвоздь, явно намереваясь вбить его куда-то не туда… И говорит всем: «Отстаньте, я сам». Стоит ли всё же попытаться удержать его? И напротив: если мы будем молча наблюдать за его ошибками, дабы не ссориться с ним, не будет ли это грехом угождения его страстям?

Те прихожане, которые читали авву Дорофея, могут вспомнить в ответ на это его слова: «Пусть пострадает дело, но сохранится мир». Одна наша прихожанка как-то сказала, что, прочитав их, долго не могла внутренне согласиться, а потом — решилась ни в чем не перечить мужу: пусть он пробует в жизни всё, что хочет, к каким бы последствиям то ни приводило. Я понимаю, что в конкретном случае за этим стоит долгий опыт совместной жизни. Но…

Но хотелось бы всё же вернуться к совету аввы Дорофея. Безусловно, всё, что говорили святые подвижники, в части своей универсально, в части же — написано для определенных жизненных условий, даже порой для определенного монастыря. Некоторые иноки, к примеру, заболев, не лечились, и это воспринималось нормально. Порой пустынники, живя в каких-то отдаленных местах, не находили там достаточно еды и просто умирали от голода — и к этому тоже не относились, как к чему-то вопиющему: они ведь в пустыню в конце концов и приходили с этой целью — чтобы рано или поздно там умереть. Здесь можно вспомнить еще преподобного авву Пимена — эпизод, когда его младший брат привел в их общую келью посетителя. В какой-то момент брат и этот гость стали на глазах святого бить друг друга, а авва Пимен, не вмешиваясь, продолжал свою молитву — по его же собственным словам, положив себе на сердце, будто бы его там нет.

Можем ли мы полагать себе на сердце, что нас тоже где-то нет? Я убежден, что далеко не всегда. И, скажем, если человек день за днем себя очень плохо чувствует, но не хочет идти к врачу, я его постараюсь туда загнать всеми доступными способами, мне как священнику за восемнадцать лет служения неоднократно приходилось это делать. И да, во многих случаях я потеряю с ним мир на какое-то время — но это лучше, чем потом я буду осознавать, что теперь человек фактически умирает, а я в нужный момент не настоял на его обследовании. И в более простых, житейских ситуациях тоже есть определенная градация: одно дело, если тот же упомянутый горе-мастер какой-нибудь колченогий табурет еще больше разломает, и другое — если он в электропроводку полез и его вот-вот ударит током. И в одних случаях стоит оставить человека в покое, чтобы свою жизнь не превращать в непрерывный поток замечаний, а в других его можно и, образно говоря, по рукам и ногам связать, и никакого греха в этом не будет.

О лести и комплиментах

К слову, о потоке замечаний… Многие верующие люди гораздо чаще делают замечания, чем говорят другим какие-то приятные слова, и это отчасти связано с тем, что в комплиментах опять-таки видят грех человекоугодия. Действительно ли это так? На самом деле нет, и всё опять-таки зависит от намерения. Если мы говорим человеку о чем-то, что в нем реально есть доброго, то это просто констатация факта, и в ней нет ничего самого по себе греховного — если, конечно, мы не ожидаем, что будем от этого сами лучше выглядеть в его глазах. Но иногда можно сделать человеку комплимент даже в отношении того, что есть в нем в какой-то степени или есть в потенциале. Можно подчеркнуть это хорошее для того, чтобы его укрепить, чтобы его поддержать, чтобы его порадовать, и в этом не будет ни обмана, ни самообмана. Многие святые отцы говорят, что когда враг борет нас беспечностью, леностью, мы этому должны противопоставить память о возможном осуждении на Страшном Суде, о том, насколько много в нас того, что Богу противно. Но в те моменты, когда враг нас борет унынием, когда руки опускаются, нам нужно обязательно убеждать себя в том, что мы окажемся Богу не чужды и что мы спасемся. Ну а истина всегда будет находиться посередине, поскольку спасение, как говорил преподобный Петр Дамаскин, совершается между страхом и надеждой.

То же самое и по отношению к другим людям. Но нужно, конечно, понимать, что когда мы в отношении человека подчеркиваем что-то, чего в нем и близко нет, — это обман, и это не только грех человекоугодия, но и грех лести. Такая ложь не может быть продиктована заботой — нам нужно поискать в себе какие-то другие мотивы. И нужно иметь в виду, что нормальный, душевно здоровый человек всегда отшатывается от лести — она не может послужить ему в укрепление, в утешение, потому что ему просто это неприятно. А человеку, который на лесть падок, могут помочь отвергнуть ее две вещи: понимание того, что если тебе льстят — значит, считают тебя не очень далеким человеком, и знание о том, как быстро лесть, если она была принята, рождает в человеке зависимость: стоит поверить раз, поверить два, поверить три — и ты уже будешь очень сильно нуждаться в тех, кто тебе льстит. И такое можно наблюдать в жизни очень часто: человек сначала формирует свое окружение, состоящее из льстецов, а дальше это окружение уже полностью формирует его самого. И кто-то порой до конца жизни остается в этом плену — и не знает своего подлинного «я», не может пробраться к себе настоящему.

Газета «Православная вера» № 02 (622)

30 января не стало Лидии Ефимовны Немцовой – участника Великой Отечественной войны, талантливого организатора народного образования, активного популяризатора географических знаний, человека, стоявшего у истоков географического образования на Брестчине.

Лидия Ефимовна родилась 21 декабря 1921 г. в г. Новозыбкове Брянской области в многодетной семье рабочего машиниста-дизелиста. Родители воспитывали детей (в семье их было семеро) в атмосфере добра и любви, честности, справедливости, уважения к людям, порядочности. В своем интервью студентке географического факультета Лидия Ефимовна отметила: «В 6-м классе средней школы учительница Софья Карфильевна, преподававшая страноведение (предмета «География» тогда не было), была для меня примером педагога: образованная, мобильная, профессионал своего дела. Учитель с указкой, картой и глобусом стал для меня воплощением мечты. Решила, что преподавание географии и есть мое призвание».

В 1938 г. после окончания средней школы Лидия Ефимовна поступила на географический факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Великая Отечественная война застала ее на Кавказе, во время полевой практики. После возвращения в Москву студентам предложили сделать выбор: ехать в эвакуацию вместе с МГУ или остаться защищать столицу. Лидия Немцова осталась, в первые месяцы войны работала на военном заводе по производству противотанковых снарядов, который в декабре 1941 г. был эвакуирован на Урал.

Лидию Ефимовну зачислили в Гидрографический отдел штаба Волжской военной флотилии, главной задачей которой была переброска наших войск через Волгу с левого на правый (сталинградский) берег и уменьшение потерь войск при переправе. После победы под Сталинградом в феврале 1943 г. Волжская военная флотилия была расформирована, а Л.Е. Немцову направили в распоряжение Министерства речного флота СССР в Москву.

В июне 1945 г. Лидия Ефимовна окончила университет. Весь выпуск МГУ имени М.В. Ломоносова 1945 г. был направлен в освобожденные от немецко-фашистских захватчиков районы для восстановления и организации народного образования. Так Лидия Ефимовна оказалась в Бресте, в открывающемся первом в истории края вузе – Брестском государственном учительском институте. Приказом № 3 по Брестскому учительскому институту от 1 августа 1945 г. она была назначена первым по штатному расписанию преподавателем института, а в октябре этого же года – старшим преподавателем и заведующим кафедрой естественно-географического отделения.

Здесь, в Бресте, Лидия Ефимовна встретила свою судьбу, в 1946 году выйдя замуж за капитана медицинской службы, фронтовика, принимавшего участие в освобождении Беларуси и Бреста, Радченко Ивана Григорьевича.

В 1955 г. в институте был открыт естественно-географический факультет, и Л.Е. Немцову назначили его деканом. До 1958 г. она была единственным преподавателем географии в брестском вузе. В 1960 г. Лидия Ефимовна поступила на учебу в аспирантуру в Ленинградский педагогический институт имени А.И. Герцена. В 1964 г. после окончания аспирантуры вернулась в институт в качестве старшего преподавателя кафедры географии, а в 1965 году ей вновь доверили руководить естественно-географическим факультетом. На должности декана Л.Е. Немцова проработала около 15 лет, а общий стаж работы в брестском вузе составил около 50 лет.

Активная и плодотворная учебно-педагогическая, руководящая, научная работа не стали помехой для общественной деятельности Лидии Ефимовны: руководитель художественной самодеятельности, председатель профсоюзной организации института, член общества «Знание».

В 1952 г. Лидия Ефимовна вступила в ряды КПСС, многократно избиралась членом партийного бюро естественно-географического факультета, заместителем секретаря партбюро, входила в состав институтского комитета ветеранов войны. Много лет была внештатным преподавателем брестского филиала Высшей партийной школы при ЦК КПСС. Избиралась депутатом Брестского городского совета депутатов трудящихся двух созывов. В 1980 г. вошла в состав Брестского городского комитета ветеранов войны.

Значителен вклад Л.Е. Немцовой в подготовку научно-педагогических кадров, развитие высшей школы республики, который заслуженно отмечен правительством. Она награждена нагрудным знаком «Отличник народного просвещения», Почетными грамотами Министерства просвещения БССР, многочисленными благодарностями и грамотами института (университета). Л.Е. Немцова внесена в «Книгу почета университета». В 2011 г. награждена почетным нагрудным знаком «За вклад в развитие Брестского государственного университета имени А.С. Пушкина».

Имеет государственные награды: орден Отечественной войны II степени, медали «За победу над Германией», «За оборону Сталинграда»; памятные знаки за победу в битве за Москву и в Сталинградской битве; юбилейные медали в честь Победы в Великой Отечественной войне, медаль «Ветеран труда».

Лидия Ефимовна большую часть своей жизни посвятила служению Брестскому государственному университету имени А.С. Пушкина. Талантливый ученый и педагог, бескорыстно преданная делу образования и воспитания молодежи, влюбленная в географию, она щедро делилась своими знаниями с подрастающим поколением.

Коллектив университета выражает искренние соболезнования родным и близким Лидии Ефимовны.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *