Снандулия яздундокта персидская

Об одной из лучших песен Гребенщикова

У настоящего поэта, у поэта от Бога, каждое удавшееся стихотворение — это полный слепок представления о мире и о собственном месте в нем.
Зрелый человек обязательно осведомлен о высших силах мира, это для него не подлежит обсуждению, и с каждым новым поворотом судьбы он открывает для себя все новые и новые стороны в Божественном промысле.
Для Б.Г. духовные идеи как бы уже заряжены в большой, постоянно находящийся в движении калейдоскоп творческого сознания. Каждая песня — это новый поворот калейдоскопа, новая комбинация тех же вечных идей, рассмотренная под новым углом.
Смысловые “узоры” Гребенщикова очень узнаваемы, но их трудно описывать, потому что за десятилетия он выработал особый язык, компактный и с трудом переводимый на язык повседневности.
Давайте рассмотрим один из таких “узоров” повнимательнее.
“Фикус Религиозный” написан около 15 лет назад, песня вошла в альбом “Навигатор”.
Само название звучит очень в духе Б.Г.: парадоксально и на первый взгляд даже издевательски.
Потому что фикус для русского человека — растение смешное, все его знают, и все помнят строчку из песенки: “а старуха в это время мыла фикус на окне” и тому подобную домашнюю чепуху. «Религиозный фикус» звучит поэтому как оксюморон.
Но все также знают, что Б.Г. — глубоко верующий человек, совершенно неортодоксальных взглядов, способный сочетать на равных идеи самых разных систем веры.
Иначе говоря, слово “религиозный” для Б.Г., с одной стороны, очень значимо, а с другой вера — это такая тема, на которую он никогда не говорит прямо.
Итак, песня:
Под катом — комментарий. Он мог бы быть еще подробнее, если показать все переливы смысла, все связи образов, всю их историю и переклички в поэзии, и рок-, и такой. Помните картинку фрактала?
В первых строчках фикус вырастает до масштаба мирового древа, преподнесенного в слегка ироничном фольклорном ключе:
Ой ты фикус мой, фикус,
Фикус религиозный,
Что стоишь одиноко
Возле края земли
(сравните бесчисленные строки в романтической поэзии о дереве, стоящем одиноко где-нибудь на скале, на острове, в пустыне и т.д. Например, лермонтовская сосна “на севере диком”). И вообще вся песня явственно обыгрывает русскую фольклорную образность, а масштаб образов превращает ее то ли в сказку, то ли в эпическую поэму.
Если слушать ее, что называется, “на голубом глазу”, то “фикус религиозный” так и останется до конца смешным и диковинным растением, совершенно не вяжущимся со славянской мифологией, нак не вяжутся с нею птицы с именами Евдундоксия и Снандулия, сидящие там, где, по всем правилам, должны находиться Сирин, Алконост, Гамаюн, тоже встречающиеся у Б.Г. в гораздо менее ироничном контексте.
Но тот, кто слушает песню таким образом, попадает в просак.
Потому что, для человека, понимающего, о чем идет речь, Ficus religiosa — т.е. “фикус религиозный” или “фикус священный” — это латинское название дерева Бодхи, священного дерева буддистов, под которым, по легенде, Сиддхартха Гаутама достиг просветления и стал буддой.
А Евдундоксия и Снандулия — это два разных имени одной и той же христианской святой, Снандулии Персидской, олицетворяющей милосердие.
Такое прочтение сразу дает всей песне другой поворот, гораздо более серьезный и проникновенный.
В этом свете текст прочитывается следующим образом.
Фикус превращается в символ божественного промысла, веры, в символ реализации и обретения Бога в себе.
Эта вера непоколебима и не поддается порче: “иноверцы-злодеи тебя шашкой рубили// Затупили все шашки и домой побрели”. В каждом слове, как здесь, так и дальше — переливы смысла, перевести которые на прозаический язык невозможно.
Второй куплет говорит о том, что дерево находится вне времени: “ясно солнце с луною// Над тобой не заходят”, то есть солнце и луна в этом диковинном месте вечно стоят в зените.
На эту же мельницу льют воду “золотые реки”, текущие “вкруг корней” дерева — атрибут рая в разных религиях, в том числе и в христианстве (Быт.2:10-14), и в буддизме. И конечно же вся картина — очень сказочная, включая волшебных птиц, не смыкающих очей “на веточке верхней”.
Третья строфа — по-васнецовски или по-врубелевски живой и красочный образ “волшебных птиц”, хранящих дерево Просветления.
Центральная строчка здесь — “у них сердце как камень, а слеза как железо”. Это образ Божественного сострадания, которое вовсе не равно обычной человеческой жалости (недаром “сердце — как камень”, то есть никакой сентиментальности).
“Слеза как железо” — очень сильное фольклорное выражение. Если слеза как железо, то каково же должно быть страдание, вызвавшее такую слезу?
Последняя, четвертая, строфа еще более пронзительна.
Упрощенно говоря, это перефразированное пророчество о кончине мира и спасении праведных. Но поражает сама фразировка. Что-то есть в этих строках такое, что всякого русского слушателя “режет аж до кости”. Что же это?
Вслушайтесь в строки:
“Я читал в одной книге,
Что когда станет плохо,
И над миром взойдут ледоруб да пила…»
Ничего не узнаёте? Тогда взгляните на герб СССР.

Внизу солнце, над ним — земной шар (“мир”), а на фоне земли, величиной с эту землю — молот и зазубренный серп — те самые “ледоруб да пила”, противоестественным образом “восходящие” НАД солнцем и заслоняющие мир. Этот образ сразу попадает в болевую точку сознания всякого русского.
В довершение всего, “ледоруб” заставляет вспомнить самое леденящее политическое убийство 20 века — убийство Троцкого, которому ледорубом проломили голову. Но на этот раз ледоруб занесен не над коммунистическим вождем, а над миром.
Подлинный сюрреалистический кошмар.
Последние две строки — как спасение от кошмара.
…Они снимутся с ветки, они взовьются в небо
И возьмут нас с тобою под тугие крыла.
Миру конец, но праведным, освобожденным — спасение, приходящее от “птиц” Всевышнего милосердия.
***
Вот примерно таким образом работает текст в лучших песнях Гребенщикова.
Tags: Гребенщиков

Праведная Снандулия (Яздундокта) Персидская

память 3/16 ноября

Святая Снандулия жила в 4 веке в персидском городе Арбелы. Она принадлежала к богатому аристократическому роду. Будучи богатой аристократкой, святая Снандулия оказывала великую помощь христианам в годы гонений: все средства свои она употребляла на то, чтобы облегчать страдания заключенных за веру Христову.

«В Персидской стране, состоявшей в округе Антиохийского патриаршества, христианская вера в IV в. при Сапоре подвергалась жестокому и продолжительному гонению… В страшное это время Господь хранил на утешение верных избранную рабу свою Яздундокту (по произношению греков Снандулию). Когда страдальцы веры томились в темнице, голодные и измученные, раба Божия находила средства доставлять им разные пособия; после полугодичных истязаний они наконец были обезглавлены. Блаженная Яздундокта скрыла святые мощи мучеников от злобы врагов, предав их земле в месте, удаленном от очей злобы». (Святые подвижницы ВЦ)

Она доставляла пищу христианам, заключенным в арбельской темнице за имя Иисуса Христа. О святой Снандулии нам повествует житие святых мучеников епископа Акепсима, пресвитера Иосифа и диакона Аифала.

«Узнав о горьком положении мучеников (епископа Акепсима, пресвитера Иосифа и диакона Антиллага, истерзанных до крайности за св. веру), она призвала к себе начальника темницы и усердно просила его дозволить взять их из темницы к себе, дабы иметь удовольствие видеть их в своем доме хотя на короткое время. Она дала ему значительную сумму денег. Неохотно, со страхом он согласился на ее просьбу. Ночью послала она своих слуг в темницу, и они привезли блаженных страдальцев в дом ее. Здесь своими руками обвязала она раны их, осыпала поцелуями руки и плечи их и, смотря на горькое положение их, не могла удержаться от слез и стенаний. Они лежали перед ней как мертвые, без чувств. Блаженный Иосиф, придя в себя и увидев ее, горько рыдающую, сказал: «Приятно Богу твое страдание к страждущим, но напрасно так плачешь о нашей смерти». Благочестивая жена отвечала ему: «Я плачу не о том, что вы преданы будете смерти, но о том, что, быв осуждены на смерть, не тотчас преданы ей, а принуждены еще жить так жалко». Блаженный Иосиф отвечал ей: «Все наши несчастья составляют для нас величайшее счастье. Господь сказал: узкие врата и тесный путь вводят в жизнь (Мф. 7, 14). Ты христианка, должна радоваться мучениям христиан: чем продолжительнее и несноснее эти муки, тем большая награда и светлее венцы готовы для них на небе». Перед рассветом следующего дня мученики отвезены были в темницу. После шестимесячного заключения исповедники вновь были терзаемы и, наконец, объявлено было приказание о страдальцах: побьют камнями. Собрано было множество христиан, взята была и блаженная Яздундокта. Ее принуждали исполнить приказание власти. Она никак не соглашалась проливать невинную кровь пастыря церкви и смело говорила мучителям: «Никогда не бывало того, чтобы женщины исполняли должность палачей; вы требуете от меня противного общему правилу, и что вы делаете? Оружие, приготовленное против неприятеля, обращаете вы против своих граждан; государство, находящееся в мире с соседями, вы волнуете внутренними убийствами». Воины, видя твердость ее, подали ей палку, на конце которой воткнута была игла, и сказали: «Пусть ты считаешь беззаконием бросить камень на человека, который, по твоему мнению, невинен, но проколи этой иглой осужденного—и ты выполнишь указ царя». Она, обливаясь слезами, отвечала: «Вонзите лучше в меня эту иглу, но не в святого подвижника Христова. Если же можете лишить меня жизни за непокорность, не удерживаю вас, я готова умереть вместе с мучеником, только не принуждайте меня проливать кровь его». Во время этого разговора мученик окончил свой подвиг. Блаженная Яздундокта, 40 лет совершавшая подвиги сострадания, также скоро затем переселилась в блаженную вечность».

Персия – древнее название страны в Юго-Западной Азии, которая с 1935 официально называется Ираном.

Арбелы — современный Эрбиль (также был известен как Хевлер или Хаулер) в Иракском Курдистане, четвёртый по величине город в Ираке после Багдада, Басры и Мосула. Изначально город назывался Урбилум (или «Город четырех святилищ»). Расположен на равнине, у подножия гор, примыкающих к нему с севера и запада, посередине между реками Большой и Малый Заб. Один из древнейших городов мира: городская жизнь в Эрбиле может быть датирована по крайней мере, 6000 лет до н. э. В центре города находится древняя цитадель Эрбиль. Хурриты были первыми, кто расширил свое господство на всей северной Месопотамии. С тех пор город находился под властью многих региональных держав, в том числе ассирийцев, вавилонян, курдов, персов, греков, арабов и сельджуков и османских турок. Именно рядом с ним свершилась легендарная битва между Александром Македонским и Дарием III, увековеченная в истории как битва при Гавгамелах-Арбелах в 331 году до н.э.

Шапур II (дата рождения неизвестна, ум. 379) — царь Персии с 309 года. Был покровителем зороастризма. Постоянно вел войны с Римской империей, которые завершились присоединением к государству Сасанидов множества территорий, включая Армению, Месопотамию и некоторые области Средней Азии. Во время его правления начались гонения на христиан из-за того, что христианство стало государственной религией в Римской империи.

Литература:

  1. Арбела // Энциклопедический словарь / Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. – СПб., 1890. — Т. 2. — С. 21.
  2. Блаженная Яздундокта (Снандулия) // Преосвященный Филарет (Гумилевский), архиепископ Черниговский. Святые подвижницы Восточной Церкви. — Санкт-Петербург : Сатис Держава, 2005. — С. 170-174.
  3. Праведная Снандулия (Яздундокта) Персидская // Азбука веры. — Электрон. дан. — . — URL: http://azbyka.ru/days/sv-snandulija-jazdundokta-persidskaja (дата обращения: 27.11.2014).
  4. Шапур II // Википедия : свободная энцикл. – Электрон. дан. – , 2014. — URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B0%D0%BF%D1%83%D1%80_II (дата обращения: 27.11. 2014).
  5. Эрбиль // Википедия : свободная энцикл. – Электрон. дан. – , 2014. — URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D1%80%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D1%8C (дата обращения: 27.11.2014).

Публикацию подготовили: протоиерей Николай Абрамов, Светлана Назарова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *