Снятие пятой печати

Живопись позднего возрождения и маньеризма
Картина испанского живописца Эль Греко «Снятие пятой печати». Размер картины 222 x 193 см, холст, масло. В поздний период творчества все острее и настойчивее звучит в искусстве Греко тема гибели мира, божественного возмездия. Показательно его обращение к сцене из Апокалипсиса в полотне «Снятие пятой печати». В бездонном пространстве изображены мятущиеся души праведников – типичные для Эль Греко странные бестелесные, безликие существа, судорожно вытянутые обнаженные фигуры которых словно колеблет движение ветра. Среди этого мира теней до грандиозных размеров вырастает на переднем плане фигура коленопреклоненного евангелиста, который, подняв руки, страстно взывает к невидимому агнцу. Эмоциональная выразительность картины с ее резким искажением форм и как бы фосфоресцирующими красками достигает исключительной интенсивности. Та же трагическая тема обреченности и гибели звучит и в других произведениях Эль Греко, казалось бы, не связанных с религиозным сюжетом.

Художник Эль Греко не имел последователей. Совсем иные задачи стояли перед испанской живописью, в которой на рубеже 16–17 веков поднималась могучая волна реализма, и искусство его было надолго забыто. Но в начале 20 столетия, в период кризиса буржуазной культуры, оно привлекло к себе большое внимание. Открытие Эль Греко превратилось в своеобразную сенсацию. Зарубежные критики увидели в нем предтечу экспрессионизма и других упадочных течений современного искусства. Элементы мистики и иррационализма и связанные с ними особенности изобразительного строя произведений Эль Греко рассматривались ими не как специфические проявления его времени, а как якобы извечные и наиболее ценимые качества искусства вообще. Разумеется, такая оценка необоснованно модернизирует облик художника, а главное, представляет в искаженном свете то, что составляет захватывающую силу его образов, – огромный накал трагических человеческих чувств.

Завершая собой определенный этап в истории испанского искусства, творчество Эль Греко одновременно обозначает собой своеобразный водораздел между двумя великими художественными эпохами, когда в искусстве многих европейских стран в мучительных и противоречивых исканиях на смену уходящим в прошлое традициям Возрождения приходят первые провозвестия нового художественного этапа – искусства 17 столетия.

Поздние работы Эль Греко, такие как «Снятие пятой печати» и «Лаокоон», в которых воображение художника принимает причудливые, ирреальные формы, переносит в мир мистических видений, не были поняты современниками. В его картинах грани между землей и небом стираются; пропорции человеческих фигур неестественно вытягиваются.

Эль Греко использовал для своей картины нетрадиционный сюжет — из Книги Откровения, написанного Апостолом Иоанном на острове Патмос. Речь идет о снятии Агнцем Божьим, т.е. Иисусом Христом пятой из семи печатей. Снятие каждой из них знаменуют трагические события для людей, ведущие к концу света.

«И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели.

И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?

И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число.

И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь.

И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои.

И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих.

И цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор,

и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца;
ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?»

Откровение 6:9-17.

Апокалиптическое полотно «Снятие пятой печати» было заказано художнику в 1608 году для госпиталя Сан Хуан де Баутиста (госпиталя Тавера) в Толедо. Первоначально планировалось, что оно станет деталью алтарного образа из трех, заказанных для госпиталя. Остальые две части также сохранились до наших дней — это «Благовещание» (Музей Сантадер, Мадрид), верхняя часть которого обрезана и в под названием «Хор ангелов» находится в Афинской Национальной галерее, и «Крещение Христа» (Госпиталь Тавера, Толедо).

На переднем плане изображена коленопреклоненная фигура Святого Иоанна, его лицо обращено к небесам, руки простерты вверх. Вся фигура святого непомерно вытянута, он находится в молитвенном трансе, созерцая мистические видения, проносящиеся перед его взором. Художник с пугающей мощью передал ощущение невероятной духовной силы и святости пророка.

В глубине картины, словно в бездонном провале, святые мученики восстают из своих могил, дабы получить белые одежды. Они простирают руки к небесам, требуя отмщения за свои страдания. Вытянутые обнаженные фигуры мечутся, словно язычки пламени.

Справа находится группа из трех мужских фигур на фоне зеленой драпировки, принимающих из рук парящих херувимов белые одеяния. Слева группа из четырех фигур (вероятно, две мужские и две женские) написана на фоне желого полотна. Они укутываются, или наоборот, сбрасывают с себя покрывало.

Эль Греко удалось отобразить мистическое видение Апокалипсиса в цвете, свете и движении. Создается впечатление, что краски на картине светятся. Искаженные, изломанные линии усиливают эмоциональную выразительность, характерную для поздних работ мастера.

Картина осталась незаконченной, она упоминается в списке, составленном после смерти художника. Предположительно в верхней части картины, обрезанной и утраченной сейчас, находилось изображение Агнца Божьего, снимающего печать с Книги. По другомй версии на ней находилось изображение престола Божьего, который описан в Откровении Иоанна Богослова:

«И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий;

и Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду.

И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца,

которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы.

И от престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих;

и перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади»

Откровение 4:2-6.

Эта картина вызвала немало восхищенных отзывов художников двадцатого века, в частности, Пабло Пикассо.

предыдущая / главная / следующая страница

Эль Греко (El Greco; собственно Доменико Теотокопули, Theotocopuli), великий испанский живописец, архитектор и скульптор. Грек с острова Крит, Эль Греко учился, видимо, у местных иконописцев, после 1560 приехал в Венецию, где, возможно, обучался у Тициана; с 1570 работал в Риме, испытал воздействие маньеризма, Микеланджело, Бассано, Пальма Веккьо, Тинторетто. В Венеции и Риме Эль Греко овладел приемами масляной живописи, передачей пространства и перспективы, обобщенным широким мазком; особенностями венецианского колоризма. Произведения, среди которых лишь немногие признаны достоверно принадлежащими кисти Эль Греко, отмечены разнохарактерностью исканий («Изгнание торгующих из храма”, 1570, Национальная галерея, Вашингтон; «Исцеление слепого”, 1567-1570, Картинная галерея, Дрезден; портрет миниатюриста Джулио Кловио, 1570, Музей Каподимонте; портрет рыцаря Мальтийского ордена Виченцо Анастаджи, 1576, собрание Фрик, Нью-Йорк). Расцвет таланта Эль Греко наступил в Испании, куда он переехал около 1577 и где, не получив признания при королевском дворе в Мадриде, поселился в Толедо. В зрелом творчестве живописца Эль Греко, родственном поэзии испанских мистиков XVI века (Хуан де ла Крус и др.), в иллюзорно-беспредельном пространстве стираются грани между землёй и небом, реальные образы получают утонченно-духовную интерпретацию (торжественно-величавая композиция «Погребение графа Оргаса”, 1586-1588, церковь Санто-Томе, Толедо; «Святое Семейство”, около 1590-1595, Музей искусства, Кливленд).

Резкие ракурсы и неестественно вытянутые пропорции в картинах художника порой создают эффект стремительного изменения масштаба фигур и предметов, то внезапно вырастающих, то исчезающих в глубине картинного пространства («Мученичество святого Маврикия”, 1580-1582, Эскориал). Одну из главных ролей в этих произведениях Эль Греко играет колорит, основанный на обилии холодных рефлексов, беспокойной игре контрастных цветов, ярко вспыхивающих или приглушенных.

Острая эмоциональность образного строя характерна и для портретов Эль Греко, отмеченных тонкой психологической проницательностью («Главный инквизитор Ниньо де Гевара”, 1601, Метрополитен-музей) или проникновенным драматизмом («Портрет неизвестного рыцаря”, 1578-1580, Музей Прадо, Мадрид). Черты ирреальности, мистического визионёрства нарастают в поздних картинах Эль Греко («Снятие Пятой печати”, Метрополитен-музей; «Лаокоон”, Национальная галерея искусства, Вашингтон, — обе 1610-1614), острым трагическим чувством пронизана его пейзажная композиция «Вид Толедо” (1610-1614, Метрополитен-музей).

Повышенная одухотворенность образов, мистическая экзальтация сближают искусство Эль Греко с маньеризмом и выражают кризисное состояние художественной культуры Позднего Возрождения. Отмеченное напряженным стремлением к выражению возвышенно-драматических порывов человеческого духа, творчество Эль Греко в XVII-XIX веках было забыто и заново открыто только в начале XX века.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *