Собака и церковь

Считается ли собака нечистым животным и можно ли кошкам и собакам жить в доме?

Деление животных на чистых и нечистых очень условно. Фактически его нет. Особенно в новозаветной Церкви. Любая Божья тварь является чистой, ибо она создана Господом и есть плодом Его любви к миру. Оскорбляя Божье создание, не оскорбляем ли мы и Творца, создавшего его?

Нечистым может быть человек или падший ангел – бес, существа высшего порядка, имеющие волю и право выбора уклониться в добро или во зло. Если человек или ангел (бес) свободно, по собственному желанию уклоняется во зло и оскверняется злом, то он становится нечистым.

В Ветхом Завете существовал перечень нечистых животных, которых евреи не могли употреблять в пищу (см. 11-ю главу Книги Левит). Но с этой позиции данное установление было исполнено и упразднено в Новом Завете (см. Книгу Деяний, глава 10:9–16).

Почему же Господь повелел почитать нечистым животное, которое же сам и создал? Это было связано не с самим зверем (он по-прежнему оставался чистым Божьим созданием), но с отношением человека к нему. Святитель Патриарх Константинопольский Фотий писал на эту тему:

«Многое по природе очень хорошо, но для пользующихся становится большим злом, не из-за собственной природы, но из-за порочности пользующихся… Чистое стало отделяться от нечистого не с начала мироздания, но получило это различие из-за некоторых обстоятельств. Ибо поскольку египтяне, у которых израильское племя было в услужении, многим животным воздавали божеские почести и дурно пользовались ими, которые были весьма хороши, Моисей, чтобы и народ израильский не был увлечен к этому скверному употреблению и не приписал бессловесным божеское почитание, в законодательстве справедливо назвал их нечистыми – не потому, что нечистота была присуща им от создания, ни в коем случае, или нечистое было в их природе, но поскольку египетское племя пользовалось ими не чисто, но весьма скверно и нечестиво. А если что-то из обожествляемого египтянами Моисей отнес к чину чистых, как быка и козла, то этим он не сделал ничего несогласного с настоящим рассуждением или с собственными целями. Назвав что-то из боготворимого ими мерзостью, а другое предав закланию, и кровопролитию, и убийству, он равным образом оградил израильтян от служения им и возникающего отсюда вреда – ведь ни мерзкое, ни забиваемое и подлежащее закланию не могло считаться богом у тех, кто так к нему относился».

Исходя из вышесказанного, мы видим, что мера разделения животных на чистые и нечистые была не онтологической, то есть свойственной их природе чистоте или нечистоте, но исторической. Нужно было с Божьей помощью искоренить в народном еврейском сознании остатки языческой зооморфной (поклонение животным) религии. И разделение животных на чистых или нечистых кроется не в их природе, но в природе человека, искаженной и больной грехом.

Действительно сегодня среди православных христиан бытует мнение, что кошка является чистым животным, а собака нечистым. Вот как на этот вопрос ответил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в бытность его митрополитом Смоленским и Калининградским: «Я хорошо отношусь к животным и очень люблю собак. У меня есть три собаки в Москве и две в Смоленске. Никогда Церковь не считала собак нечистыми животными, никогда не запрещала им входить в помещение. Очень многие выступают против того, чтобы собака заходила в храм, но не по богословским мотивам, а по причинам чисто традиционного, исторического характера, укорененным, как мне кажется, в представлениях о гигиене. Возвращаясь к вопросу о собаках, хочу сказать, что запрет на то, чтобы собаки входили в храм, не зафиксирован в каноническом праве. Это просто часть традиции, и та же традиция распространяется, наверное, и на лошадей, поросят, кур, гусей и других животных. Но не распространяется на кошек. Почему? Да потому, что они всегда ловили мышей. И кошек запускали в храм именно с этой целью. Тем более что кошка – очень чистоплотное, почти стерильное существо, домашнее в полном смысле этого слова. Она не создает гигиенических проблем для пространства, в котором находится. Я думаю, что проблема заключается только в этом, и никакой мистики, связанной с собаками, нет, и тем более не существует никакого «антисобачьего» богословия. Надо любить животных, потому что, проявляя любовь к животным, мы тренируем наши человеческие эмоции, становимся более человечными. Что же касается бессмертной души, то должен сказать, что по образу и подобию Божию создан только человек. Согласно христианскому учению, животные не обладают бессмертной душой, и поэтому, когда животное умирает, мы с ним прощаемся навсегда».

Исходя из слов Святейшего Владыки, основанных на принципах православного богословия, мы должны понимать, что в иерархическом плане собака, как и любое другое животное, является низшим по сравнению с человеком существом и подчинено ему. Его душа не бессмертна. Она погибает со смертью тела. О том же говорит и святой праведный Иоанн Кронштадтский в своей книге «Моя жизнь во Христе»: «Весь мир вещественный пред Богом, яко ничтоже; одни духовные существа яко нечто, как-то: Ангелы и человеки. Те только твари и имеют прочное бытие, которыя близко к Богу, имеют образ и подобие Его; остальныя же твари, как тень преходят – самое небо и земля прейдет, словеса же Моя не прейдут (Мк.13:31)».

В том же сочинении святой Иоанн написал: «Не дыши злобою, мщением, убийством даже на животных, чтобы твою собственную душу не предал смерти духовный враг, дышащий в тебе злобою даже на бессловесных тварей, и чтобы тебе не привыкнуть дышать злобою и мщением и на людей. Помни, что и животные призваны к жизни благостью Господа для того, чтобы они вкусили, сколько могут, в короткий срок жизни радостей бытия. Благ Господь всяческим . Не бей их, если они, неразумные, что-либо и напроказят или пострадает от них какая-либо из твоей собственности. Блажен, иже и скоты милует (Псалом)».

Нужно относиться к животным с теплотой и любовью, как и ко всякому Божьему созданию, но нельзя относиться как к равным или (упаси Бог!) как к высшим. В этом уже начало язычества и идолопоклонства.

Таким образом, не стоит называть животных человеческими именами, тем более именами святых угодников Божиих, помещенных в святцах.

Все стихи Священного Писания, будто бы касающиеся отрицательного отношения к собакам, типа: «Господи! Но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их» (Мф. 15:27); «Берегитесь псов!» (Флп. 3:2); «Пес возвращается на свою блевотину» (2 Пет. 2:22) – нельзя воспринимать буквально и формально. Так, например, в Послании Филиппийцам в стихе «Берегитесь псов!» святой первоверховный апостол Павел имел в виду вовсе не собак, а лжеапостолов-еретиков, которые вкрадываются в христианские общины и совращают людей с истинного пути веры. Ведь не будем же мы понимать буквально слова «…и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» (Мф. 19:12), и уродовать собственную плоть, отрезая себе органы, как это делали сектанты-скопцы. Нет. Разумный человек поймет, что Господь наш Иисус Христос пророчествует фактически о монашестве, о тех людях, которые оскопили себя духовно. То есть порвали связи с миром, отказались от всего ради служения Христу.

Во всем важно разумение, рассуждение и трезвомыслие, растворенные верой, надеждой и любовью. И так с Божьей помощью рождается мудрость.

Правило не держать собаку в доме является скорее исторической традицией. В отличие от кота, домашнего животного, ловящего мышей, собака – служебный зверь, несущий охранную, пастушью, на Севере ездовую функции. Потому их место было на улице, в конуре, в хлеву. Кроме того, это сейчас появились декоративные миниатюрные виды собак, раньше они все были большие, мощные, сильные, и держать их в доме было попросту неудобно.

Но нынче времена изменились. Миллионы людей живут в квартирах, и нет возможности на улице держать собаку. Им лишать себя радости общения с домашним питомцем? Конечно, нет. Если вы хотите держать пса в квартире, держите на здоровье. Тем более что в этом есть еще и хорошая педагогическая функция. Дети учатся любви, заботе, вниманию.

Ведь, в сущности-то, и планета наша является большим домом-квартирой, где Господь поселил человека, собак, кошек и других тварей.

Иерей Андрей Чиженко, Православная жизнь

Пустят ли в православный храм собаку-поводыря?

В Церкви собаку считают животным «нечистым». А если это собака-поводырь? Сделает ли Церковь исключение?

В Церкви собаку считают животным «нечистым». А если это собака-поводырь? Сделает ли Церковь исключение?

Протоиерей Николай Емельянов; фото из архива сайта miloserdie.ru

Прот. Николай Емельянов, клирик храма Святителя Николая в Кузнецкой слободе, проректор Богословского института при ПСТГУ.

— Так устроено современное общество – общество модерна, что любое ограничение, особенно если оно связано с традицией, воспринимается, как нечто бессмысленное, вредное, устарелое и ограничивающее свободу человека.

Эта позиция неизбежно оказывает на нас влияние, часто совершенно неосознаваемое. Причем зачастую само ограничение не имеет существенного влияния на нашу реальную жизнь и на практике легко разрешается. Но нас раздражает сам факт этого ограничения, нам хочется поступить вопреки, нам начинает казаться, что именно это ограничение и мешает добиться цели, а не что-то другое.

Поэтому попытка обсуждать каноны и правила о том, что собакам нельзя заходить в храм, заведомо обречена на неудачу. Да, я мог бы сказать, что почему-то собака в Священном Писании — образ отрицательный, что Господь говорит: «не давайте святыни псам» (Мф 7:6), что слово «пес» считалось у израильтян оскорбительным (1 Цар. 24:15 и др.) и что Сам Господь сравнивает язычников с псами в разговоре с хананеянкой (Мф. 15:26).

Все это при том, что вообще-то богоизбранный народ занимался скотоводством и собаки ему были нужны, о чем также сказано в Священном Писании (Ис. 56:10). В том же разговоре с хананеянкой имелась ввиду домашняя собака, раз она находилась под столом у своих хозяев.

Иногда пытаются трактовать образ собак из притчи о богаче и Лазаре в каком-то сентиментальном духе, как собачек, пожалевших бедного Лазаря, которого не пожалели люди. На самом-то деле собаки в этой притче упоминаются по совершенно иной причине. Они считались пожирателями мертвечины (3 Цар. 14:11), поэтому, когда они лижут струпья Лазаря, имеется ввиду только одно – что он был почти мертв.

Есть и канонические правила, касающиеся животных. 88 канон Шестого Вселенского Собора (VII) прямо говорит, что никакое животное нельзя вводить в храм, кроме ситуаций, связанных с прямой угрозой жизни для человека. Очевидно, что обсуждаемая ситуация с собакой-поводырем никакой угрозы жизни не предполагает.

Одновременно всем известно, что то же 88 правило о запрещении вводить в храм животных… постоянно нарушается. Повсеместно, особенно на селе, в церквях спокойно разгуливают коты. Объяснение этому факту чисто прагматическое – чтобы мыши церковные книги не поели! Вместе с тем, это очевидное нарушение канона и вроде бы существенное. Ведь если кот убьет в алтаре мышь, то прольется кровь и храм надо будет заново освящать.

Но вся эта аргументация обычно очень неубедительна для современного человека, далекого от животного мира в его реальном, а не декоративном выражении. Тем более не будут убедительны какие-то каноны. Уж про них-то всегда можно смело сказать, что они устарели! Так устроено общество модерна – в нем все и всегда по определению устарело.

Конечно, церковный взгляд на проблему другой. Церковь всегда предостерегает от стереотипизации мышления. Какой бы она ни была – консервативной, модернистской, постмодернистской, либеральной и какой хотите еще. Поэтому и все эти древние правила Церковь часто хранит вопреки нашему детскому стремлению их сломать или даже вопреки их прямому нарушению.

Вопрос в том, что это значит: хранить эти древние правила?

В Церкви никогда и ничего не делается ради того, чтобы просто соблюсти какую-то формальную внешнюю норму. Церковная жизнь очень прагматична. Если какие-то ее формы помогают человеку жить духовной жизнью, то Церковь их и использует, не думая о том, что они очень древние. Если эти правила мешают, то Церковь всегда указывает какой-то иной способ жизни, причем не только когда они древние, но даже если самые-самые суперсовременные, продуманные и обоснованные научным образом правила, а иногда даже какой-нибудь очень важный документ.

Как же в этой ситуации поступить с собакой?

Мне кажется, это проще всего обсуждать на примерах. Недавно в интернете стала очень обсуждаемой трогательная история , случившаяся в одной итальянской деревне, где после смерти хозяйки ее собака продолжала каждый день приходить на мессу. Заметка была многократно переопубликована в социальных сетях и получила массу комментариев.

Во-первых, едва ли не подавляющее большинство этих комментариев было о том, насколько собаки лучше людей. Вот тут я хочу сразу оговориться, что такого отношения Церковь никогда не допустит даже в шутку. Я попробую объяснить, почему ситуация с собакой-поводырем в храме тоже может оказаться нелепым продолжением подобных рассуждений.

Во-вторых, во многих комментариях сквозило наше обычное скептически снисходительное отношение к «доморощенному» Православию в сравнении с «европейским» Католицизмом (ведь правило 88-е Шестого вселенского собора Церковь принимала еще до ее разделения). Мы начинаем думать: «Вот, там-то конечно разрешили, а у нас-то сразу бы: «нет такого правила, чтоб с собаками пускать!» В нашей Церкви если какой канон сочинили, так даже если он морально устарел, отменять не станут, раз «правило» такое!»

Чтобы попытаться разобраться с этой ситуацией, хочу сперва сделать две оговорки. Во-первых, в заметке речь идет о маленькой деревушке, где все друг друга знают, у всех есть собаки, храм большой, прихожан мало, собаке легко спрятаться под скамьей. Это значит, что собака никому не мешает и никого не испугает.

Фото: facebook.com

Во-вторых, поскольку заметка появилась на католическом ресурсе, то там, конечно, сделана очень важная оговорка. Эта дама – хозяйка собаки, специально просила благословения у священника, чтобы он разрешил брать собаку с собой. И он посчитал, что разрешить будет правильно. В данной истории эти два фактора мне кажутся определяющими и делают эту историю для меня хоть чуть-чуть приемлемой. Потому что на самом деле история эта мне кажется ужасной.

Я не буду объяснять, почему мне не нравится эта история: я не был в этой деревне, и, наверное, местный батюшка лучше меня знал, что делал. Я попытаюсь ответить на главный вопрос: что делать, если в храм пришел слепой человек (сейчас надо говорить слабовидящий, ведь слепой в индивидуалистическом обществе – это нетолерантно!) с собакой-поводырем.

У меня ответ однозначный: я не могу пустить собаку-поводыря в храм. Там полно детей, а родители сейчас всего боятся, да и взрослые многие боятся собак. Все по-разному на них реагируют, да и собака, даже самая воспитанная, может повести себя неадекватно и произойдет какое-нибудь кощунство со святыней.

Поэтому мне кажется, что это хорошо – что собаке нельзя в храм. Это очень хорошо и для слепого человека, да и для всего прихода тоже!

И вот почему: я, если увижу собаку-поводыря в церковной ограде, конечно, попытаюсь вмешаться, но уверяю вас, что в любом храме, где есть живая церковная община, я этого сделать не успею. К собаке сразу же подбежит сторож и спросит хозяина: куда можно устроить собаку и как за ней следить? А потом к слепому человеку подойдет несколько прихожан и спросят: как его зовут, как зовут его собаку, подвести ли его к священнику, сказать ли, где какие иконы, нужна ли ему какая-то помощь в храме, и, конечно, можно-ли ребенку погладить собаку?

Если он будет ходить постоянно, то это совсем хорошо. Все дети будут знать, что этому человеку нужно помочь, что нужно посадить его на специальное место, подвести к причастию и к исповеди, а во время длинной службы будет повод выйти передохнуть, потому что «надо следить на дворе за собакой». И человеку придется с людьми общаться: ведь собаке в храм нельзя, у нас такое Православие «дремучее»!

Фото: Павел Смертин; из архива сайта miloserdie.ru

Мне так жаль ту бедную итальянку, совсем не старую – ей было 57, у которой не нашлось ни родных, ни друзей, с которыми она могла бы ходить в храм каждый день, спокойно оставляя свою собаку дома. Где же были ее соседки?

Потому что в храм Божий человека надо ввести за руку, а не за поводок. Это должен понимать самый маленький ребенок среди прихожан. А слепой человек должен почувствовать себя в храме зрячим, он должен понять, что здесь ему никакая собака уже и не обязательна, он здесь не одинок!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *