Сокрушенное сердце

Как же я люблю старейшину Джозефа Б. Виртлина! В 1897 году поэт Редьярд Киплинг обратился к Британской империи с такими словами, предостерегающими от гордыни:

Вражде и смуте есть конец;

вожди уходят и князья.

Лишь сокрушение сердец

– вот жертва вечная твоя.

Hymns,

Говоря о сокрушенном сердце как о «вечнойжертве”, Киплинг, очевидно, имел в виду слова царя Давида в 50-м псалме: «Жертва Богу – дух сокрушенный; сердц сокрушенно и смиренно” (стих 19). Слова Давида свидетельствуют о том, что даже в эпоху Ветхого Завета народ Господа понимал: Богу нужно отдавать свои сердца, поэтому одних лишь всесожжений недостаточно.

Жертвы, приносимые в устроение Моисея, символически указывали на искупительную жертву Мессии, Который один мог примирить грешного человека с Богом. Амулек учил: «И вот, это и есть полный смысл закона, который вполне указывает на ту великую и последнюю жертву… Сын Божий” (Алма 34:14).

Иисус Христос после Своего Воскресения возвестил народу Нового Света:

«Ваши жертвы и всесожжения должны прекратиться, ибо Я больше не приму …

И в жертву Мне вам надо приносить сокрушенное сердце и кающийся дух. И всякого, приходящего ко Мне с сокрушенным сердцем… Я буду крестить огнем и Духом Святым” (3 Нефий 9:19–20).

Что же такое сокрушенное сердце и кающийся дух? И почему это считается жертвой?

Как и во всем остальном, жизнь Спасителя стала для нас совершенным примером: несмотря на то, что Иисус из Назарета был совершенно безгрешен, Он всю жизнь прожил с сокрушенным сердцем и кающимся духом, что проявилось в Его подчинении воле Отца. «Ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца” (от Иоанна 6:38). Он сказал Своим ученикам: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем” (от Матфея 11:29). А когда пришло время заплатить высшую жертву, связанную с Искуплением, Христос не уклонился от горькой чаши, но полностью предал Себя воле Отца.

Полное и совершенное подчинение Спасителя Вечному Отцу – вот сама суть сокрушенного сердца и кающегося духа. Пример Христа показывает, что сокрушенное сердце есть вечное свойство Божественности. Когда наши сердца сокрушены, мы полностью открыты для Духа Божьего, осознаем свою зависимость от Него во всем, что у нас есть, и во всем, кто мы есть сами. Следовательно, нам нужно принести в жертву свою гордыню во всех ее проявлениях. Подобно мягкой глине в руках опытного гончара, сокрушенные сердцем могут стать податливым материалом в руках Учителя.

Кроме того, сокрушенное сердце и кающийся дух – это непременное условие покаяния. Легий учил:

«Ибо искупление – в Святом Мессии и через Него достигается…

Вот, во исполнение требований закона, Он предает Себя в жертву за грехи всех тех, которые сокрушенные сердцем и кающиеся духом, и ни для кого другого не исполняется сей закон” (2 Нефий 2:6–7).

Когда мы грешим и хотим получить прощение, сокрушенное сердце и кающийся дух помогают нам испытать то, что называется «печаль ради Бога”, которая «производит покаяние” (2-е Коринфянам 7:10). Она приходит, когда наше желание очиститься от греха становится столь всепоглощающим, что сердце переполняют горе и печаль, и мы жаждем обрести мир с нашим Небесным Отцом. Сокрушенные сердцем и исполненные кающегося духа с готовностью делают все, о чем просит Бог, не противясь и не испытывая чувства обиды. Мы перестаем делать все по-своему и учимся поступать по воле Божьей. Лишь при таком полном подчинении Искупление обретает силу, и может произойти истинное покаяние. Тогда кающийся испытывает освящающую силу Святого Духа, которая наполняет его душу миром и радостью от примирения с Богом. В чудесном слиянии Божественных качеств Тот же Бог, Который заповедал нам иметь сокрушенное сердце, призывает нас радоваться и не унывать.

Когда мы получаем прощение грехов, сокрушенное сердце служит Божественным щитом, защищающим от искушений. Нефий молился: «Да будут навсегда закрыты врата ада предо мною, ибо сокрушено сердце мое и смирен дух мой!” (2 Нефий 4:32). Царь Вениамин учил свой народ: если у них будет глубокое смирение, они всегда смогут радоваться, «будут преисполнены любовью Божией и всегда хранить отпущение… грехов” (Мосия 4:12). Если мы отдаем свои сердца Господу, мирские соблазны просто лишаются своей притягательной силы.

Есть еще одно измерение сокрушенного сердца, а именно – наша глубокая благодарность за страдания Христа, которые Он претерпел ради нас. В Гефсимании Спаситель «низошел ниже всего” (У. и З. 88:6), взяв на себя бремя грехов каждого человеческого существа. На Голгофе Он «предал душу Свою на смерть” (Исаия 53:12), и Его великое сердце буквально разрывалось от всепоглощающей любви к детям Божьим. Когда мы помним о Спасителе и Его страданиях, наши сердца тоже сокрушаются от благодарности за Помазанника.

Если мы будем приносить Ему в жертву все, что у нас есть, и даже самих себя, Господь наполнит наши сердца покоем. Он «исцел сокрушенных сердцем” (Исаия 61:1) и наградит нас любовью Божьей, «самой сладкой и самой чистой на свете” (Алма 32:42). Об этом я свидетельствую во имя Иисуса Христа, аминь.

Жертва Богу дух сокрушенный; сокрушенного и смиренного сердца, Ты не презришь, Боже
Пс.51.17
Когда благодать оживляется в верующей душе? В жизни детей Божьих бывают моменты, наиболее благоприятные для подъема Божественной жизни, но есть и тенденции к ее падению. Мы видим, какими богатыми метафорами Слово Божие проясняет этот важный вопрос. И если «соль, которая потеряла силу» — не единственный образ этого состояния упадка души, то сколь печален предстающий нашему глазу портрет, вышедший из рук Божественного Мастера! Нам пришлось бы развивать все это рассуждение намного дольше, ибо мы далеко не исчерпали все метафоры Библии, иллюстрирующие состояние духовной жизни, и тем не менее мы надеемся, что имея Божественный бальзам, милостиво предоставленный великим Целителем, мы можем рассмотреть здесь, какие выводы может сделать читатель, сделавший настоящее открытие низкого состояния его души, которое побуждает его к смиренному раскаянию и покаянию и сообщает дыхание лучшего и возрожденного состояния внутренней жизни. Пусть же царственные слова, которые мы собираемся раскрыть, упадут на его раненую душу, как исцеляющий бальзам на гноящуюся рану.
Сокрушенное сердце
Этот предмет входит глубоко в самую душу реальной, жизненной религии. Все остальное в религии, что исключает в своей основе это состояние души, изображается в этих словах, как раковина без жемчужины, тело без духа. Это всегда было любимой схемой сатаны, желающего убедить людей заменить Божью религию человеческой. Религия человека имеет различные формы и модификации, всегда приспосабливаясь к своеобразию своего времени и истории мира. Иногда это была религия интеллекта и люди падали ниц перед богиней разума. Иногда это была религия исповедания, и многие гордились на улицах хорошо сбалансированной и точной ортодоксией.

В других случаях это была религия и аскетическая, когда отшельники бежали из человеческих жилищ и заживо погребали себя в пещерах и подземельях земли. Но опять же, это была религия форм и церемоний, в которой люди ходили в воображаемой одежде высшей святости. И таким образом мы могли бы продолжить почти до бесконечности. Все это религии человека, изобретенные сатаной и подсунутые им миру как религии Бога*.
Мы уже отмечали, что человеческие религии — это лишь форма, которая очень далеко отстоит от духовной жизни; все, что получил наш ум от истины, и наше совесть и сердце от общения с Богом, должно побудить нас тщательно и старательно избегать их, ибо они уклоняются от того нравственного состояния человека, которое составляет самую душу религии Бога — -«сердца сокрушенного и смиренного».

В некотором смысле вся история мира есть история сокрушенных сердец. Над многими могилами тех, кто ушел «в новый и далекий мир», на мраморных плитах можно было бы точно и красиво написать: «Умер с разбитым сердцем». Мирские невзгоды, разрушенные надежды, железная пята угнетения или острый язык клеветы разрушают чувствительные души, и они уходят туда, где нет мучительных ветров, и «где беззаконные перестают наводить страх, и усталые обретают покой». Уходя за пределы времени, мы посещаем в воображении мрачные стены потерянных, и находим, что обители нераскаявшихся переполнены плачем и трауром отчаявшихся душ. Да, есть там разбитые сердца и есть слезы, есть и раскаяние, которое почувствовал предавший своего Господа, прежде чем он «пошел в свое место»- но, увы, это «печаль мирская, которая производит смерть».

Во всем этом мирском горе нет того, что придает саму суть и характер скорби Давида — сердца сокрушенного и смиренного, жертвы Богу, которую Он не презирает. Человек может плакать, и потерянная душа может быть в отчаянии от последствий греха, но в этом горе и в этом отчаянии не будет никакого реальной сердечной печали о самом грехе, как вещи, которая направлена против святого и праведного Бога. Но мы сейчас должны созерцать не просто дух сокрушенный, но сокрушенное сердце, искреннее и глубокое раскаяние, что возникает в душе за грех, в сиду его чрезвычайной греховности и мерзостности в глазах Бога.

Это состояние, о котором мы сейчас говорим, определяет первый этап обращения. Покаяние, которое воспламеняется в сердце в начале Божественной жизни в нем, может быть законническим уходом в рабство, тем не менее духовная печаль ради Бога за грех — всегда к жизни. Недавно пробужденный и призванный грешник может почти ничего не видеть во Христе, он может не воспринимать всего величия крови Искупления и Божия способа примирения, и тем не менее, он является истинным и искренним духовным кающимся грешником. В его глазах — слезы святого горя. Мы не забываем, с какой легкостью некоторые могут заплакать, есть те, источник чувствительности которых всегда на поверхности; это могут быть возбужденные рассуждения, душещипательные книги, захватывающие сюжеты, все это увлажняет их глаза, но все же мы должны признать, что религия Иисуса есть религия чувств; что нет благочестивого покаяния без чувств, и никакого духовного раскаяния помимо глубоких эмоций.

Да, в глазах грешника — слезы святого горя, и если есть мужественный плач, то он бывает именно тогда, когда душа, которая долго сопротивлялась каждому голосу совести и разума, повергнута в прах, ее непреклонное сердце сломлено и высокомерный дух пал перед Крестом Христовым. O, какое это святое и прекрасное зрелище, на которое ангелы и Сам Господь ангелов смотрят с невыразимым восторгом! Читатель, Вы добрались до этого на начальном этапе великой перемены вашего обращения? Совершили ли вы этот первый шаг в путешествии души к небу? Только знание о болезни предшествует применению лекарства, лишь чувство раны приводит нас к общению с Целителем и исцелению.

Но кому из тех, кто однажды почувствовал правду, захочется избежать этого болезненного и унизительного процесса? Кто отказался бы выпить полыни и желчи, чтобы исцелиться? Кто не хотел бы тернистым путем добраться до места, где светит солнечный свет улыбки и прощения Бога, уделенного от всей Его славы и власти? Кто не хотел обнажить свою грудь перед рукой, которая вытащит осколок и излечит рану, рукой, которая сама была пронзена грубым гвоздем, ибо Он был «изранен за грехи наши и мучим за беззакония наши»? Кто не хотел бы претерпеть скорбь о грехе и преступлениях, но потом почувствовать то, что Иисус дает усталым, пережить траур, но узнать утешение, которое течет из любящего сердца Христа? Опять же, это принципиальный вопрос: открыл ли Дух Божий вашу внутреннюю чуму, привел ли Он вас к Иисусу, чтобы вы почувствовали силу Его учения о незаслуженном милосердии, которое нельзя купить, и просили о помиловании как нищий, моля принять вас как бездомного странника в убежище Его любящего отцовского сердца?
Божественное восстановление
Но состояние святого раскаяния, которое мы описываем, отмечает и следующую стадию в опыте духовного человека; этап, который определяет один из самых интересных периодов жизни христианина — Божественное восстановление. Давид был отступником. Он глубоко и тяжело отошел от Бога. Но он был восстановлен как отступник, и здесь мы можем видеть его горе кающегося грешника, его сокрушенное сердце. Возможно, для некоторых из тех, кто читает эти страницы, это самая сладкая часть Слова Божия. Но в истине этого мы можем быть уверены, лишь если мы были приведены в состояние печали ради Бога за грех, в глубокое уничиженное чувство нашего отступничества от Бога, и если мы получили Божией благодати, нет части святого Слова, которое столь подлинно может выразить глубокие чувства наших сердцах, никакие выражения не передадут столь полно чувства, в которые облеклись наши души, как этот псалом кающегося государя. (Следует Пс.50. — Пер.)

Таким образом, на жертвенник Богу он кладет жертву сокрушенного сердца, и, кажется, готов воскликнуть: «Какой я негодяй, что я оставил такого Бога, такого Отца, Спасителя и Друга! Он когда-нибудь был для меня пустыней и бесплодной землей? Никогда. Я когда-нибудь находил Его источник разбитым? Никогда. Он когда-нибудь был ко мне недобр и неверен? Никогда. Неужели же Бог не удовлетворяет меня, Его не достаточно для меня, престол Его благодати не может сделать меня счастливым, и я смог повернуться спиной к такому Богу, оставил Его и бросил то место, где мой Небесный так часто имел обыкновение встречаться и общаться со мной? Господь, как велико мое падение, тяжек мой грех, и теперь самая горькая моя печаль здесь, у Твоих ног, на Твоем алтаре, у которого с кровавой искупительной жертвой я лежу, бедный грешник с сокрушенным сердцем, и прошу Тебя принять и исцелить меня!». Вот, я паду пред лицом Твоим; Твоя милость мое единственное прибежище, и ничто иное не очистит меня от проказы, что глубоко внутри меня».

Таково святое раскаяние, которым Дух Божий действует в сердце верующего. Таково восстановление души от ее скорбного падения. Привлеченное ко кресту и под взор Распятого Спасителя, сердце разбито, дух расплавляется, глаз плачет, язык исповедует, кости сокрушаются и измученное чадо Божие вновь получает прощение своего Отца в Его мирных объятиях. «Он подкрепляет душу мою» — вот его благодарное и обожающее восклицание. О, как славен наш Бог и насколько мы без Него мерзки и несчастны!

Но есть одно заявление кающегося царя, которое закрепляет самую драгоценную истину — особое отношение Господа к разбитому и сокрушенному сердцу. «Сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже». Есть те кого Он презирает. Сатана презрен Богом, хотя он трепещет перед Ним. Мир презрен Богом, хотя Он восхищается творением. Фарисеи презренны для Него, ибо они дают Ему лишь подделки. Но есть те, кого Он не презрит. Как это важно для Его кающихся детей, что они восклицают это своему Богу и Отцу! Но почему Он не только не презрит их, но с радостью принимает их? Потому что Он видит у них жертву святую и приятное благоухание.

Это жертва, которая приносится Богу, а не человеку. Это жертва, которая возлагается на Его алтарь. Моисей никогда не представлял такого приношения; Аарон никогда не предлагал такую жертву во всех дарах, которые он предложил, во всех жертвах, которые он заколал. И хотя некоторые отдали свои богатые и красивые дары свои в сокровищницу или демонстративно положили их на алтарь христианской доброжелательности, Бог пребудет там, где бедные кающиеся грешники приносят свое сердце, сокрушенное грехами, как самую дорогую и благоухающую жертву пред Ним. Именно этой жертвы и этого дара не презрит Он, и Его взгляд будет на бедном сокрушенном сердце, лежащем на алтаре Его.

За этой жертвой стоит искупительная жертва возлюбленного Сына Его единственная жертва, которая удовлетворяет Божественную справедливость, и это делает ее столь драгоценной Богу. Божественное Искупление Иисуса столь бесконечно славно и полно, столь соответствует Божию нравственному правлению, что он принимает каждую жертву молитвы, хвалы, покаяния и личного освящения, если она основана на вере в эту единственную бесконечную Жертву за грех.

Он признает во всем этом также работу Своего Духа. Когда Дух Божий носился над творением и новый мир созидался в красоте и свете, Бог признал все творение очень хорошим. Но какова должна быть Его оценка нового творения, совершенного Его Духом в душе, в моральный хаос которой Он Сам принес порядок, свет и жизнь! Если Бог так рад вещественному и тленному творению, насколько глубок и невыразим Его восторг перед творением духовным и нетленным! Если таково было Его удовлетворение новым миром, которому суждено было так скоро быть омраченным грехом, пораженным проклятием и обреченным огню, то какова должна быть Его радость миру, восстановленному из руин, чистоту которого больше никогда не испортит грех, красота никогда не будет под проклятием и не придет в упадок, и который будет лишь непрестанно возрастать в нетленной красоте и величии!

Но каким образом Бог радуется сердцу сокрушенному и смиренному? Мы отвечаем: во-первых, проявляя Свою власть в Его исцелении. Есть два места в Слове Божием, в которых поразительно явлена эта истина. «Он исцеляет сокрушенных сердцем и перевязывает их раны». Иисус как Божественный Целитель говорит о Себе так: «Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем». Никакой врач не являет своего мастерства и не стремится облегчить страдания с большей любовью и радостью, чем Иисус, Который перевязывает и исцеляет сердце, скорбящее о грехе, возвещает ему прощение и прилагает к нему бальзам Своей драгоценной Крови. Но наш Господь не только исцеляет сокрушенных сердцем, но, как если бы небо было не достаточно для их жилища, он спускается на землю и делает то, чего жаждет Его сердц: «Так говорит Господь, на кого призрю Я, на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим». «Так говорит Высокий и Превознесенный, вечно Живущий, Святый имя Его: Я живу на высоте небес и во святилище, с сокрушенными и смиренным духом, чтобы оживлять дух смиренных и чтобы оживлять сердца сокрушенных».

Смиренный кающийся грешник, хочешь ли ты убедиться в том, что Христос принимает тебя? Познай, с каким удовольствием Он созерцает твое раскаяние, и готов одарить тебя благословением! Его сердце открыто, чтобы принять тебя, и Он жаждет сделать эту скорбь в твоем сердце способной сделать тебя Его обителью, исцелить тебя и навсегда укрепить в новых и святых привязанностях!

Таким образом, мы попытались описать двусторонний процесс с помощью которого состояние внутренней жизни переходит от падения к восстановлению. Этот процесс, как мы показали, состоит в том, что верующий осознает реальное состояние духовной жизни в его душе, а затем чрез печаль ради Бога обретает святое раскаяния, которое углубляет это открытие. Что можно сказать на это? Только одно: да будем мы искать, лелеять и культивировать постоянно и привычно сокрушение сердца о грехе! Не думайте, что это работа, которую вы когда-то сделали и можете закончить. Вера не является первичным этапом в вашем духовном пути, которого вы когда-то достигли, ибо ваше движение к небесам совершается постоянно. Нет, Как и в естественной жизни мы вступаем в мир плача и оставляем его с плачем вокруг нас, так и в духовной жизни, мы начинаем ее в слезах печали ради Бога за грех, и мы завершаем ее в слезах печали ради Бога за грех, уходя в блаженное состояние безгрешности, где Бог отрет всякую слезу с наших очей.

Грех пребывает во всяком зле, загрязняя природу мира, по которому мы странствуем; он постоянно подвергает нас разного рода искушениям, которым мы порой уступаем; его постоянное воздействие невидимо, и многие о нем даже не подозревают; это осквернение, которое привязывается ко всему, что мы делаем, даже к самому духовному, святому и небесному, и сознание того, что святой Бог должен видеть каждый момент в нас, должно заставить нас дорожить этим духом смирения и покаяния, самоотречения и отвращения к себе, который должен принадлежать всему нашему поведению, ибо действительно доказывает бытие и жизнь Бога в наших душах.

Что же может побудить нас постоянно обращаться к искупительной Крови и поднимать в нас любовь к Спасителю, Который пролил эту кровь? Что делает Его плоть пищей и Его Кровь питием для нас? Что созидает в нас нежную и чистую совесть? Что помогает верующему ходить с Богом, как милое дитя? Это тайна сокрушенного и смиренного духа, вытекающая из видения креста Иисуса и через него ведущая к самому сердцу Бога.

Ваша религия, дорогой читатель, это праздная религии, если в нее не входит существенный элемент сокрушение сердца о грехе. Возможно, вы слышали об Иисусе «слухом уха», но не могли «возненавидеть себя и раскаяться в прахе и пепле». Я умоляю вас: ищите сокрушения сердца о грехе! Бог не может уделить вам никакой доли в великом деле спасения вашей души, но когда Он видит, что вы ниц у Его ног в покаянии, унижении и исповедании, только тогда Он уделит вам великие благословения прощения, оправдания и усыновления, ибо только сокрушенное сердце грешника может вступить в общение с пронзенным сердцем Спасителя. Он может вести переговоры только на тех условиях, которые оправдывают и возвеличивают колоссальную жертву Его Единородного и Возлюбленного Сына.

Итак, если вы цените свое вечные интересы, если вы хоть как-то дорожите вечным счастьем своей души, если вы хотите избежать гнева, неумирающего червя, неутолимого пламени, невыразимых, бесконечных мук потерянных, если вы не знаете обстоятельств вашего конца, которые могут не позволить вам обратиться к Богу в смертный час — то кайтесь, кайтесь глубоко и искренне, кайтесь по-евангельски, кайтесь сейчас! «Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, потому что Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную».

Христианин-отступник! Желаешь ли ты обрести в своем сердце печаль ради Бога? Чувствуешь ли ты скорбь о своих блужданиях, омерзение ко греху, который отвлек тебя от Христа, оскорбил Духа, ранил твое сердце? Хочешь ли ты снова оказаться на зеленых пажитях Пастыря стад, зная, что ты Его овца, принадлежащая Его стаду, и дорог сердцу Того, Кто положил Свою жизнь за овец? Подойди же к алтарю Голгофы и возложи на него жертву сокрушенного и смиренного сердца, и Бог примет ее. Двери к пронзенному сердцу Иисуса открыты для тебя. Отец протягивает Свой золотой скипетр. Стол готов, и звучат гусли праздника твоего возвращения из странствий в дом Отца, с радостью пира и сладкими голосами хвалы!

Близ Господь сокрушенных сердцем, и смиренныя духом спасет

См. Толкование на Пс. 33:16

Близость и утешение в скорбях (стих 19)

Усиливает святой Давид Божие благоволение к праведникам. Помышляющему о том, что Бог видит и слышит, все еще представляется, что Он вдали находится, а праведник остается один, окруженный тем, что враждебно ему, и потому не может быть свободен от страха и смущения. Святой Пророк говорит здесь: не бойся, близ есть Господь! Ты под кровом Его; десница Его покрывает тебя, и никакой враг не может приблизиться к тебе. Сие же и Сам Господь говорит у пророка Иеремии: Бог приближаяйся Аз есмь, а не Бог издалеча (ср.: Иер. 23,23). То же обещает Он в 90-м псалме, говоря о праведнике: с ним есмь в скорби его (ср.: Пс. 90,15). Так мать утешает страшливое дитя, говоря ему: я с тобою, не бойся!

Близ Господь всюду, яко вездесущий! Но здесь особенная указывается близость Его к праведным. И сия особенность зависит от той особенности, с какою сердца праведных обращаются ко Господу. Это их сокрушенное и смиренное сердце привлекает Господа близ и от Него извлекает обилие милостей. Самоуверенный, самонадеянный и близкого Господа делает, далеким от себя; оттого все опоры его ломаются, как трость сокрушенная. «Высок Бог, говорит блаженный Августин, да умаляется убо христианин! Если хочешь, чтоб высокий Бог был близ тебя, уничижись и смирись. Великое здесь таинство! Бог над всем есть. Сколько ни будешь высить себя, не достигнешь Его. Смирись, и Он сам низойдет до тебя». Святой Василий Великий такую речь влагает при сем в уста Давида: «близ Господь! К вам говорю сие, смиренные и сокрушившие свое самомнение, чтоб вас обрадовать и ввести в долготерпение. Кто чужд всякого надмения и ничем человеческим не гордится; тот и сердцем сокрушен, и духом смирен». Блаженный Феодорит в сокрушенных сердцем тоже видит тех, которые скромными о себе водятся мыслями; за что особенно близким к ним являет себя Господь и с благоволением приемлет молитвы их.

Сокрушенный сердцем есть и тот, у кого сердце разбито горем,— и смиренный духом тот, у кого дух уничижен тяготою бед. В совокупности же тем и другим термином означается человек, который и в себе, и вокруг себя видит все разоренным, который никакой для себя опоры не находит ни в себе, ни в чем-либо вне себя. Почему в сокрушении и смирении, все упование свое возложив на единого Господа, Ему день и ночь вопиет о помощи. Это-то совершенное возвержение всей надежды на единого Господа и привлекает к нему Господа и делает Его особенно близким к нему, скорым на помощь; ибо сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50,19). Близ есть Господь, и спасает. Покрыю и, говорит Сам Он, изму его и прославлю его (Пс. 90,14-15); показывая, что праведных людей в годину утеснений и гонений, в сокрушении сердца взывающих к Нему, Бог не оставляет, но неотступно, благодатию Своею, пребывает с ними, подавая терпение и небесным утешением растворяя оное, дабы они могли мужественно сносить нашедшие страдания; а то и совсем изъемлет их от всяких утеснений и бедствий и после мрака печалей светом радости осиявает их (см.: Ириней, архиепископ Псковский).

Поелику грехи наши становятся средостением, отделяющим нас от Бога, разоряется же сие средостение покаянным сокрушением и смиренным исповеданием грехов, то, когда говорится, что Господь близ сокрушенных сердцем, ничто не препятствует помышлять при сем о той близости, которой сподобляются кающиеся. Удаляемся от Бога, когда предаемся греху и страстям. Возвращаемся к Нему, когда каемся, смиряемся и сокрушенно оплакиваем грехи. Тогда и милостивый Господь исходит в сретение, принимает в Отеческие объятия Свои, лобызает и возвращает все потерянное. Сокрушающимся о грехах и надобно сильнее напоминать, что Господь близ их, потому что в минуты сильного сокрушения враг нередко всевает отчаянные мысли: пропал ты; отверг тебя Господь. Вот и напоминается такому: как только ты сокрушился; уж близ тебя Господь. Не отчаивайся. Начавшись в покаянии, сокрушение сердечное не оставляет потом возубоявшегося Господа и на всех путях жизни исправляющейся или исправной. Почему святой Василий Великий говорит: «сокрушение сердца есть истребление человеческих помыслов. Кто презрел настоящее, предал себя воле Божией и владычественное в себе (ум) посвятил помышлениям вышечеловеческим и Божественным; тот будет иметь сокрушенное сердце и соделает его жертвою, не уничижаемою от Господа».

При сем не излишне привести замечание святого Василия Великого о странном порядке, или беспорядке, замечаемом в помышлениях человеческих: «собственно смирен (унижен) тот, кто ходит во грехе, потому что ничто так не смиряет, как грех. Те, которые утратили высокость души, низложены грехом на землю и как бы пригвождены к земле, изгибаются подобно пресмыкающемуся змию и уже не в силах прийти в прямое положение, те собственно смирены (унижены, попраны). Между тем сами они всё высятся и никак не согласны сознать своего унижения. Напротив, избавленные благодатию из плена греховного и усовершившиеся в добре, следовательно, возвратившие себе истинное свое достоинство,— те смиряют себя добровольно, со Апостолом называя себя самих рабами всякого человека о Христе (см.: 2 Кор. 4,5), всех попранием, отребием мира (см.: 1Кор. 4,13). Между тем как они, будучи последними по чувствам о себе, суть первые в очах Божиих. И Господь называет их блаженными, говоря: блажени нищий духом (Мф. 5,3)».

Толкования на некоторые псалмы.

Сегодня исполнилось 115 лет со Дня рождения выдающегося Советского писателя, журналиста и киносценариста, дважды Героя Социалистического труда лауреата Нобелевской премии Михаила Александровича Шолохова. Речь идёт о заслуженном литераторе, участника гражданской и Великой Отечественной войны. Защита идеалов равенства, справедливости, дружбы народов, единства и независимости Родины, — всё это, несомненно, характеризовало с позитивной стороны не только Михаила Шолохова, но и нашу Родину в целом. Весь мир был поражён успехами страны, способной воспроизводить на свет выдающихся деятелей культуры, понимающих боль народа, искренне любящих Отечество, готовых до конца бороться за интересы простых людей, откликаться на боль каждого.

Представители «прогрессивной общественности» всё время поднимают на щит лишь ограниченный круг литераторов, художников, музыкантов и т.д. Практика показывает, что как правило они возвеличивают тех, чья деятельность была направлена на сокрушение основ Советского государственного строя, на деморализацию общества с целью создания предпосылок для дезинтеграции государства. Но при этом они целенаправленно отодвигают на задний план писателей, режиссёров, которые демонстрировали верность патриотическим идеалам, готовы были до конца стоять за правду. Так, сегодня практически не говориться о юбилее Дня рождения М.А. Шолохова. Между прочим, его произведения, отразившие настроения нашего народа, возвеличившие подвиг Страны Советов, воспевают высокие идеалы человечества. Но, видимо, определённым политическим кругам не выгодно нести в массы героизм, самопожертвование, честность и принципиальность. Заветы М.А. Шолохова — созидать, защищать Родину и давать отпор её противникам, несомненно, актуальны в настоящее время. Однако буржуазия сознательно пытается втравить из памяти людей перечисленные высокоморальные принципы.

Сегодня любому адекватному человеку очевидно, что продолжение политики капиталистических «реформ», ограбление и морально-нравственное разложение нашей Родины в перспективе приведёт к катастрофическим последствиям. Сегодня, когда на повестке дня стоит задача выработки мер, направленных на возрождение нашего Отечества, на спасение народа, обращение к идейному наследству, оставленного нам нашими предками приобретает первостепенное значение. В этой связи впору вспомнить об особенностях творческого и жизненного пути Михаила Александровича Шолохова, взять на вооружение его заветы.

Мы поздравляем всех прогрессивных и патриотически настроенных деятелей со 115-летим со Дня рождения Михаил Александровича Шолохова. Призываем вас хранить верность идеям, отстаиваемыми в тяжелейших условиях нашими отцами, дедами и прадедами, сохранять чувство исторического оптимизма. В перспективе идеалы, отстаиваемые в творчестве Михаила Шолохова. непременно восторжествуют.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *