Солнце да не зайдет во гневе вашем

Гневайтеся и не согрешайте; солнце да не зайдет в гневе вашем

Гневайтесь. Чтоб святой Павел разрешал на гнев, нельзя думать, тем паче, что тут же спустя несколько стихов говорит: гнев… да возмется от вас (31), то есть да будет изгнан из среды вас, чтоб и места ему тут не было. Надо полагать, что самую фразу взял Апостол, как она читается в псалме 4, 5, мысль же с нею соединил запретительную на гнев, как бы так: что касается до гнева, то не согрешайте им. — Закон вменения в отношении к гневу тот же, что и относительно всех других страстных движений. Приражения страсти не вменяются в грех. Вменение начинается с того момента, как, заметив движение страсти, уступают ей, и не только не противятся ей, но становятся на сторону ее, раздувают ее и сами помогают ей взойти до неудержимости. Коль же скоро кто, заметив приражение страсти, вооружается против нее и соответственными приемами в мыслях и положениях тела старается прогнать ее, то это не в грех, а в добродетель вменяется. То же и в отношении к серчанию и гневу. В непрестанных столкновениях с другими поводам к раздражению числа нет. Но когда кто всякое возникновение гнева подавляет и прогоняет, то он и гневается, и не согрешает. Совсем не гневаться и никакого разгорячения никогда не чувствовать есть дар благодати и принадлежит совершенным. В обычном же порядке долг всех не поддаваться гневу, чтобы не согрешить им. Экумений и Феофилакт говорят: «Хорошо бы совсем не серчать, но уж когда прорвалось серчание, не допускай его до греха». Подавляй его внутри, чтоб оно не прорвалось в слово, в мину, в движение какое.

Но бывает иногда и так, что гнев мгновенно охватит, и прежде чем спохватится человек, он уже и в слово, и в движение вышел. И тут уместно невменение, но только до того момента, как спохватишься. Как же только сознана оплошность, надо спешить исправить дело братским примирением. Кто идет между разными расставленными в разных сочетаниях вещами и случится ему неосторожным движением иное повалить, иное сдвинуть с места, — что делает он тогда? — Оборачивается и ставит все опять на свое место с извинением пред хозяином. То же и между обычными у нас столкновениями. Случилась вспышка и размолвка, спеши опять все поставить в прежний лад примирением. Примирение может восстановиться тотчас же, но могут привзойти моменты, отдаляющие его. Всяко начни тотчас; Бог поможет, и сладитесь. Тут много значат внешние соприкосновенности, личные характеры, прежние отношения. Но ничто из этого не может оправдать и узаконить продления серчания и разлада. Грех начался с той минуты, как замечена погрешность, и в душе не положено тотчас же употребить меры к примирению. Коль же скоро это сделано, то вменение греха отклонено. Всякая, однако же, опасность вменения минует, когда и делом употреблены меры и мир восстановлен.

Апостол заповедует поспешать этим делом и всячески стараться, чтобы солнце не зашло во гневе, то есть чтоб помириться в тот же день. Мало ли, впрочем, может быть обстоятельств, которые помешают исполнить это в тот же день, и солнце зайдет прежде примирения? Но Апостол и не пишет о примирении, а о взаимном друг на друга серчании. Перелом серчания есть внутреннее дело. Его можно устроить в один момент, а примирение требует времени. Он хочет, чтоб внутри гнев был подавлен тотчас, и движение к примирению начато в то же время, — а по крайней мере, до захода солнца. Может быть, слова Апостола можно и не понимать буквально. Всяко, однако ж, как замечают, есть опасность, что ночью, на свободе, малое неудовольствие может раздуться в пламень и сделать разлад непримиримым. О сне в отношении к телу говорят, что он закрепляет в теле новые элементы, принятые днем в пище. То же можно сказать о нем и в отношении к душе, — что он закрепляет в ней движения и мысли, какие лелеяла и набрала она днем. И гнев может в ней закрепнуть. Потому и надобно разорить его до сна, чтоб он не закрепился и не превратился в непримиримую вражду.

Приводим рассуждение об этом святого Златоуста. «Хорошо не гневаться; но если кто впадет в эту страсть, то, по крайней мере, не на долгое время: солнце да не зайдет во гневе вашем. Ты не можешь удержаться от гнева? — Гневайся час, два, три: но да не зайдет солнце, оставив нас врагами. Оно по благости Господа взошло, да не зайдет же, сиявши на недостойных. Ибо если Господь послал его по многой Своей благости и Сам оставил тебе согрешения, а ты не оставляешь их своему ближнему, то размысли, какое в этом зло? Притом от него может происходить и другое зло. Блаженный Павел опасается, чтобы ночь, захвативши в уединении человека, потерпевшего обиду и еще пламенеющего гневом, не разожгла сего огня еще более. Днем, пока еще многое раздражает тебя, тебе позволительно дать в себе место гневу, но, когда наступает вечер, примирись и погаси возникшее зло. Если ночь застанет тебя во гневе, то следующего дня уже не довольно будет для погашения зла, которое может возрасти в тебе в продолжение сей ночи. Если даже большую часть его ты и уничтожишь, то не в состоянии будешь уничтожить всего, и в следующую ночь дашь возможность более усилиться оставшемуся злу. Как солнце, если дневной теплоты его недовольно бывает для осушения и очищения воздуха, наполнившегося облаками и испарениями в продолжение ночи, дает этим повод быть грозе, когда ночь, захвативши остаток этих паров, прибавляет к ним еще новые испарения: так точно бывает и в гневе».

Послание святого апостола Павла к Ефесянам, истолкованное святителем Феофаном.

«Гневаясь, не согрешайте: размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь». Что я прежде сказал, то скажу и теперь. Так как пророк хочет вести слу­шателей к богопознанию, то старается освободить души их от болезней. Он знал, что развратная жизнь служит препят­ствием к надлежащему принятию высокого учения. Это выра­зил и Павел, когда говорил: «я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими» (1 И я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе.1 Кор. 3:1); и еще; «я питал вас молоком, а не твердою пищею» (2 Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах,1 Кор. 3:2); и еще: «о сем надлежало бы нам говорить много; но трудно истолковать, потому что вы сделались неспособны слушать» (11 О сем надлежало бы нам говорить много; но трудно истолковать, потому что вы сделались неспособны слушать.Евр. 5:11). Также Исаия говорит: «они каждый день ищут Меня и хотят знать пути Мои, как бы народ, поступающий праведно и не оставляющий законов Бога своего» (2 Они каждый день ищут Меня и хотят знать пути Мои, как бы народ, поступающий праведно и не оставляющий законов Бога своего; они вопрошают Меня о судах правды, желают приближения к Богу:Ис. 58:2). И Осия говорит: «сейте себе в правду, чтобы Он, когда придет, дождем пролил на вас правду» (12 Сейте себе в правду, и пожнете милость; распахивайте у себя новину, ибо время взыскать Господа, чтобы Он, когда придет, дождем пролил на вас правду.Ос. 10:12). И Христос, поучая, говорил: «ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету» (20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,Ин. 3:20); и еще: «как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?» (44 Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?Ин. 5:44); и еще: «так отвечали родители его, потому что боялись Иудеев» (22 Так отвечали родители его, потому что боялись Иудеев; ибо Иудеи сговорились уже, чтобы, кто признает Его за Христа, того отлучать от синагоги.Ин. 9:22); и еще: «многие уверовали в Него; но ради фарисеев не исповедывали» (42 Впрочем и из начальников многие уверовали в Него; но ради фарисеев не исповедывали, чтобы не быть отлученными от синагоги,Ин. 12:42). И везде можно видеть, что раз­вратная жизнь служит препятствием к надлежащему принятию учения. Как гной, скопившийся в светлом зрачке глаза, ослеп­ляет и помрачает свет его, так и ум, занятый пороками, помрачается и ослепляется в душе нашей. Вот почему и пророк, зная это, говорит: «гневаясь, не согрешайте». Он не уничтожает гнева, который бывает и полезен, не отвергает негодования, которое бывает полезно, когда направлено против людей неправедных и нерадивых, но отвергает несправедливый гнев и безрассудное негодование. Как Моисей, начиная речь о нравственности, прежде всего, по­ставляет заповедь: «не убивай» (13 Не убивай.Исх. 20:13), так делает и этот пророк, и еще тем более, чем более известны были ему правила благочестия. Тот запрещает убийство, а этот истреб­ляет самого виновника убийства – гнев, который есть корень и источник этого зла. Поэтому и Христос, желая истребить гнев, говорил: «гневающийся на брата своего напрасно, подлежит геенне огненной» (22 А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной.Мф. 5:22). Видишь, какое там и здесь огра­ничение: «гневаясь, не согрешайте»; «гневающийся на брата своего напрасно», – потому что можно гневаться и справедливо. Так и Павел разгневался на Елиму, и Петр на Сапфиру (13 Из посторонних же никто не смел пристать к ним, а народ прославлял их.Деян. 5:13). Я даже не на­зову этого просто гневом, но любомудрием, попечением, рас­порядительностью. Гневается и отец на сына, но потому, что за­ботится о нем. Напрасно гневается тот, кто хочет отмстить за себя самого; а кто хочет исправить других, тот – смирен­нее всех. Так и Бог, когда о Нем говорится, что Он гне­вается, гневается не для отмщения за Себя самого, но для испра­вления нас. Будем же и мы подражать Ему: мстить, таким образом, есть дело божественное, а мстить иначе – дело человече­ское. Впрочем, Бог не тем только отличается от нас, что Он гневается справедливо, но и тем, что в Боге гнев не есть какое-нибудь страстное раздражение. Итак, не будем и мы гневаться напрасно. Гнев внедрен в нас не с тем, чтобы мы грешили, но чтобы останавливали и других согрешающих, не с тем, чтобы он сделался в нас страстью и болезнью, но чтобы служил врачеством от страстей. Представь, как велико зло – порок, если при нем врачество делается ядом, если тем, чем нужно врачевать раны других, мы наносим раны себе; это подобно тому, как если бы кто-нибудь, взявши железо, чтобы отсечь гнилые части у других, напрасно поразил самого себя и нанес себе раны по всему телу, или если бы кормчий потопил судно теми самыми веслами, посредством которых нужно было останавливать на­пор буйных ветров. Таков и гнев: он полезен для того, чтобы пробуждать нас от сонливости, чтобы сообщать бодрость душе, чтобы производить в нас сильнейшее негодование за обижаемых, чтобы делать нас взыскательными к обижаю­щим. Потому и говорит пророк: «гневаясь, не согрешайте». Если бы это было невозможно, то он и не заповедал бы этого, потому что никто не заповедует невозможного. Таким обра­зом, дав апостольскую заповедь и евангельское мудрое наставление, сказав то же, что и Христос, он присовокупляет другое наставление и говорит: «размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь». Что означают сказанные слова? Они кажутся неясными. Во время, следующее за ужином, го­ворит, когда ты отходишь ко сну, когда готовишься лечь на постель, когда в отсутствии всех наступает великое спокой­ствие, когда никто не беспокоит и бывает глубокая тишина, ты начинай суд совести, требуй от нее отчета, и какие имел в течение дня порочные помыслы, задумывая обманы, или строя козни ближнему, или допуская развратные пожелания, все это во время такого спокойствия выставь на вид, поставь совесть су­диею этих порочных помыслов, истребляй их, суди, наказы­вай согрешающую душу. Таков смысл слова: «утишитесь»; иначе сказать: истязайте, сокрушайте все то, что в течение дня вы говорили в сердцах ваших; т. е. все, какие вы имели, пороч­ные помыслы на ложах ваших во время этого спокойствия тер­зайте и наказывайте; когда ни друг не беспокоит, ни слуга не досаждает, ни множество дел не развлекает, тогда и давайте себе отчет в жизни своей за протекший день. И почему он не говорит о словах и делах, но о порочных помыслах? Это – преизбыток его наставления. В самом деле, если должно наказывать порочные помыслы, чтобы они не перешли в дело, то тем более должно сокрушаться душою о таких делах и словах. Это пусть будет каждый день, и не прежде засыпай ты, человек, пока не размыслишь о грехах, совершенных то­бою в продолжение дня; тогда, без сомнения, в следующий день ты будешь не так скор на подобные предприятия. Как ты поступаешь с деньгами, не пропуская и двух дней без требования отчета от слуги, чтобы не произошло замешательства от забвения, так поступай и с делами своими каждый день; вечером требуй от души отчета, осуждай грешный помысл, повесь его как бы на дереве, наказывай и повелевай, чтобы вперед не делать подобного. Видишь ли превосходное враче­вание, – как он употребляет врачество и предупредительное и исправительное? Наставление не впадать в грехи служит вместо врачества предупредительного, именно слова: «гневаясь, не согрешайте»; а слова: «размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь» – вместо врачества исправительного. После совершения греха он еще прилагает врачество, зависящее от самого согрешившего. Будем же употреблять такое врачевание, не представляющее никакой трудности. Если же душа твоя не терпит воспоминания о грехах, стыдясь и смущаясь, то скажи ей: нет тебе никакой пользы от того, что ты не будешь вспоми­нать об них, а напротив – еще великий вред, потому что, если ты не будешь вспоминать об них сама по себе теперь, то грехи твои будут открыты пред глазами всех тогда; если же ты будешь помышлять о них теперь, то и от них скоро изба­вишься и в другие не легко впадешь. В самом деле, душа, боясь вечернего суда, чтобы опять не подвергнуться такому же испытанию, осуждению и наказанию, бывает медлительнее на грехи; и такова польза от этого испытания, что, если мы будем так поступать постоянно только в течение одного месяца, то приобретем себе потом навык к добродетели. Не будем же пренебрегать таким благом. Кто ставит себя пред этим судилищем здесь, тот не подвергнется тяжкой ответственности там. «Если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы. Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром» (31 Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы.1 Кор. 11:31, 32). Итак, будем делать это, чтобы нам не быть осужденными. Беседы на Псалмы

Каждый из нас хотя бы раз в жизни гневался или злился на кого-то или из-за чего-то. И уже кажется, что в этом нет ничего плохого, ведь гневаются все люди на Земле. Но Бог не раз говорил о гневе в Библии и что именно гнев тоже приводит ко греху. Давайте больше узнаем об этом.

Гнев может вести ко греху

В Библии дважды говорится: «Гневаясь, не согрешайте». Один раз в Псалмах, второй – в Послании к Ефесянам.
«Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем…» (Ефесянам 4:26)
«Гневаясь, не согрешайте: размыслите в сердцах ваших на ложах ваших, и утишитесь; приносите жертвы правды и уповайте на Господа» (Псалом 4:5)
Действительно, говоря об этом стихе, мы всегда помним «Гневаясь, не согрешайте». Но забываем продолжение стиха, которое есть и в Послании к Ефесянам и в Псалмах. В Послании к Ефесянам говорится дальше: «солнце да не зайдет во гневе вашем», а в Псалмах – «размыслите в сердцах ваших на ложах ваших и утишитесь».
Первая фраза звучит, как предупреждение – «солнце да не зайдет во гневе вашем». А вторая больше как рекомендация или совет – «размыслите в сердцах ваших на ложах ваших и утишитесь».

Что говорит о гневе царь Давид

Лично я особо обратил внимание на эти слова в Псалмах. Может быть, из-за того, что в этом стихе говорится, что нужно сделать, чтобы, находясь во гневе, не согрешить.
Интересно, что Давид обратил внимание на это в своих псалмах. Как часто гневаясь, мы можем поспешно, не обдумав, находясь под волной эмоций, которые отключают наш разум, согрешить, что-то сказав или сделав неправильное.

Давид же, имея мудрость Божью, советует остановится, уйти к себе в покои или остаться наедине. Размыслить над ситуацией, взвесить все «за» и «против», обдумать решение и выход из проблемы.
Как мы можем сами понять, что не гневаться невозможно. Да и сам Давид не говорит о том, что совсем нельзя гневаться. Ведь есть праведный гнев. Таким гневом обычно гневается Бог, когда наблюдает, как грешат люди.
«И, воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении сердец их, говорит тому человеку: протяни руку твою. Он протянул, и стала рука его здорова, как другая» (Марка 3:5)
Рекомендации «от Давида», которые есть в его Псалмах о том, что необходимо делать в состоянии гнева можно подробно прочитать и в других переводах Библии. Например, эти слова подтверждаются и в украинском переводе.
В нем Псалом 4:5 звучит так: «Гнівайтеся, та не грішіть; на ложах своїх розмишляйте у ваших серцях, та й мовчіть!». Кроме того, в этом переводе Давид призывает молчать, чтобы не начинать раздор.

В американском переводе (версия короля Джеймса и Современный перевод) в этом стихе используется слово «be still», что значит «быть тихим». Что наталкивает на то, что нужно не показывать свой гнев и изливать его на окружающих, а удалиться от всех и размышлять о том, почему гнев возник именно в этот момент.

Итак, анализируя стихи из Библии, особенно, Псалмы Давида, давайте посмотрим, что Давид может, имея мудрость Божью, может посоветовать нам – мне и тебе делать в ситуациях, когда гнев просто вырывается наружу:

— Обнаружить, что ты действительно в состоянии гнева – это важно, потому что иначе ты не сможешь выполнить следующие рекомендации и твоя борьба с гневом будет провальной.

— Уйти от источника гнева – от того человека или ситуации, которая возбуждает в вас гнев.

— Уже ухожу! А куда уходить? Лучше всего уйти в безопасное и уединенное место. У Давида это было ложе (кровать или диван) в его спальне или гостиной, где его никто не мог побеспокоить. Поскольку для не каждый из нас живет в царских палацах, а многие гневаются на работе в офисах или в общественном транспорте, постарайтесь найти тихое и безлюдное место. Важно, чтобы это место было удобным для вас (как царское ложе) и помогло вам успокоиться.

— Теперь, когда вы в тихом месте в спокойной обстановке, успокойтесь и начните размышлять о причине гнева. Давид это практиковал и у него это работало. Значит и у нас получится. Включите свой разум и проанализируйте свою эмоцию гнева. Почему вы гневаетесь? Почему этот человек или ситуация вызывает у вас гнев? Что можно с этим поделать? Разумеется, не забудьте помолиться Богу, чтобы Он утешил Вас и дал Вам ободрение.

— Когда вы все это сделали, поблагодарите Бога за Его мудрость и Слово. Потому что Его Слово говорит: «Гневаясь, не согрешайте». Почему важно не гневаться? Потому что гнев ведет ко греху. А грех это разделение с Богом. А разделение с Богом нам не нужно.

Таким образом, Давид обратил внимание на важную проблему – гнев, и дал хороший совет, как совладать с собой – остаться наедине с собой, обдумать ситуацию и не начинать снова. Если вы однажды будете в гневе, вспомните эти рекомендации и используйте их в своем состоянии.

Сергей Ноздрин

Источник: Слово ободрения

  • Интервью с Марией Щедриной, евангелистом, которая доносила Евангелие в…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *