Соотношение морали и религии

Религия и мораль: общее и особенное

Т.Ф. Сулейманов

Проанализированы общие и отличительные черты религии и морали. Показано, что религия и мораль представляют собой высшие достижения человеческого духа и мировой культуры. Они во многом предопределяют духовную жизнь как отдельно взятого человека, так и общества в целом. Подчеркнуто, что на данном историческом этапе развития российского общества значение как религии, так и морали возрастает, они становятся более востребованными в силу того, что решение задач духовного обновления, укрепления общественного согласия вне их немыслимо.

Ключевые слова: религия, мораль, нравственность, человеческий дух, религиозная этика, мировая культура.

«Мораль отнюдь не нуждается в религии, но неизбежно ведет к религии».

И. Кант

«От естественной религии получают свою разумную санкцию

все требования нравственности».

В. Соловьев

На протяжении всей человеческой истории взаимодействие и взаимосвязь различных сфер общественной жизни вносили коррективы в бытие общества. Поскольку и религия, и мораль являются одними из самых древних форм проявления общественной активности человека, то их взаимодействие и взаимовлияние можно обнаружить на любом этапе развития человеческого общества.

Для того чтобы обстоятельно рассмотреть взаимоотношение религии и морали, необходимо определить, что подразумевается под понятиями «религия» и «мораль». «Религия (от лат. religio — набожность, святыня, предмет культа) — мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), основанные на вере в существование Бога или богов, сверхъестественного» .

Религия «представляет собой один из наиболее важных социальных институтов, включающих систему социальных норм, ролей, обычаев, верований и ритуалов (культа), предписаний, стандартов поведения, организационных форм. На протяжении большей части человеческой истории она играла решающую роль при конструировании человеком социальной реальности и была наиболее эффективным и распространенным средством легитимации (объяснения и оправдания) и поддержания социального порядка» .

Понятие «мораль» (от лат. moralis — нравственный) — это «1) нравственность, особая форма общественного сознания и вид общественных отношений (моральные отношения); один из основных способов регуляции действий человека в обществе с помощью норм. В отличие от простого обычая или традиции, нравственные нормы получают идейное обоснование в виде

идеалов добра и зла, должного, справедливости и т. п. В отличие от права, исполнение требований морали санкционируется лишь формами духовного воздействия (общественные оценки, одобрения или осуждения). Наряду с общечеловеческими элементами, мораль включает исторически приходящие нормы, принципы, идеалы…; 2) отдельное практическое нравственное наставление, нравоучения» .

Мораль «представляет собой известную совокупность исторически сложившихся и развивающихся жизненных принципов, взглядов, оценок, убеждений и основанных на них норм поведения, определяющих и регулирующих отношения людей друг к другу, к обществу, семье, коллективу)» .

Приведенные выше определения религии и морали отражают лишь наиболее общие черты. Фактически же содержание и структуры этих явлений гораздо глубже и богаче.

Рассматривая взаимоотношения религии и морали, необходимо отметить, что между ними возможны «три типа отношений:

• Автономия. Мораль автономна, если она основана исключительно на разуме и не ссылается на религиозные идеи. Даже если моральные ценности в этом случае совпадают с ценностями той или иной религии, это рассматривается как чистое совпадение.

• Гетерономия. По отношению к религии мораль считается гетерономной (то есть ее правила исходят из внешнего источника), если она непосредственно зависит от религиозной веры или набора ценностей, заданного религией.

• Теономия. Мораль считается теономной (то есть исходящей от Бога), если предполагается, что она исходит из того же источника вдохновения и знания, что и религия, то есть из источника, который религия называет Богом» .

Суть первого типа отношений — автономии — заключается в том, что «мораль будет опираться исключительно на разум и опыт». Гетерономия -это доводы в пользу того, что «этика неизбежно зависит от религии; эта связь позитивно влияет на мораль, поскольку религии присущ более широкий и реалистический взгляд на человеческую природу, нежели рационализму». Теономию же можно в самом общем виде представить так: «выкиньте из головы религию как обособленную часть жизни и просто сосредоточьтесь на тех фундаментальных идеях и ценностях, которые религия выражает. Эти идеи и ценности служат также основой морали» .

Рассмотрев три типа отношений между религией и моралью, мы исходим из того, что в основе морали лежит религия. Выдающийся русский мыслитель С.Н. Булгаков, рассматривая проблему соотношения религии и морали, писал: «Справедливо, что нравственность коренится в религии. Внутренний свет, в котором совершается различение добра и зла в человеке, исходит от Источника светов. В совести своей, необдуманной и нелицеприятной,

столь загадочно свободной от естественного человеческого себялюбия, человек ощущает, что Некто совесть соведает вместе с ним его дела, творит суд свой, всегда его видит». И далее утверждает: «Религия дает место этике и ее обосновывает, но сама не исчерпывается ею и даже не определяется ею (не «ориентируется» по ней)». «Мораль не автономна, а гетерономна, ибо транс-цендентна, т.е. религиозна, ее санкция. Она имеет корни в религиозном сознании».

Исходя из того, что религия изначально и в первую очередь оказывает влияние на становление и развитие духовно-нравственных ориентаций, ценностей и норм, «этика вырабатывается именно в сфере религии. Конечно, такое определение невольно упрощает и, следовательно, обедняет проблему, ведь религия создается во многом на базе существующей коллективной этической матрицы. В данном случае, как и в большинстве других, взаимодействие и взаимовлияние происходит не линейно метафизически, но циклично -диалектически. И, тем не менее, в конечном счете можно сказать, что этика формируется в сфере религиозного сознания, а осуществляется в сфере культурного действия» .

Видные современные российские ученые Г.В. Осипов и Ж. Т. Тощенко в части, касающейся соотношения религии и морали, достаточно определенно исходят из того, что в основе морали, ее норм, ценностей, принципов лежит религия. Они высказывают по этому поводу следующее мнение: «Многие достижения культуры вышли из недр религии или были опосредованы ею. Именно религиозными учениями обобщены мудрость и жизненный опыт людей по проблемам нравственности, и на этой основе сформулированы главные постулаты морали, без которой невозможны существования народов, организации их общественной и повседневной жизни». Иными словами, «без религиозной основы нравственность невозможна, точно так же, как без корня не может быть и настоящего растения».

О том, что религия — основа морали, много и убедительно писали Д.С. Милль, У. Джеймс, Г. Хеффдинг, П. Тиллих, Ж. Моритен и многие мыслители. Здесь отметим и то обстоятельство, что далеко не все согласны с этим и придерживаются автономной концепции, она (концепция независимой от религии этики) родилась из потребностей жизни: она дает программу нравственности тем людям, которые не верят в то, что Бог есть. Эти люди не приемлют религиозную этику, но не могут оставаться без этики. И, несмотря на это, нельзя не отметить того, что первое и самое главное отношение между религией и моралью есть отношения их неотъемлемого взаимодействия. Это обусловлено тем, что и религиозная, и нравственная сферы общественных отношений в конечном счете имеют отношение к человеку, они неизбежно пересекаются и взаимовлияют друг на друга. Реальность взаимовлияния религиозных представлений и нравственных вполне очевидна и выражается в соизмерении людьми результатов своих действий (и прежде всего

в сфере нравственных отношений) в соответствии с религиозными воззрениями.

Определившись с взаимоотношениями религии и морали, необходимо отметить то общее, что их объединяет. На наш взгляд, единство религии и морали состоит в том, что:

• они представляют собой фундаментальные общеисторические ценности;

• и религия и мораль, опираясь на свои функции и используя свои естественные методы и средства, выполняют одинаковые по конечным целям и задачам регулятивные, коммуникативные, аксиологические и воспитательные функции;

• являются неотъемлемыми составляющими духовной культуры общества, которая представляет «единство многообразия всех видов духовного освоения действительности, способ общественной жизнедеятельности, связанный с производством духовных ценностей и удовлетворением духовных потребностей людей» ;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• религия, как и мораль, представляет соответствующие формы индивидуального и общественного сознания;

• религия и мораль представлены соответствующей системой норм, а именно религиозных и нравственных (при этом следует иметь в виду, что ряд норм могут быть и религиозными, и нравственными одновременно, например: десять заповедей от Моисея. Исход. Гл. 20). Религиозные и нравственные нормы представляют собой разновидности социальных норм, образующих в совокупности целостную систему нормативного регулирования;

• религия и мораль имеют один и тот же объект воздействия — человека, они адресуются к одним и тем же людям, слоям, группам; их требования во многом совпадают (а именно — требования постоянного духовно-нравственного совершенствования);

• религия и мораль в философском плане представляют собой надстроечные категории, обусловленные политическими, экономическими, культурными детерминирующими факторами, что делает их социально однотипными в данном обществе или данной формации;

• религия как система всегда предполагает в качестве обязательной ее составляющей совокупность нравственных норм, которые образуют религиозную мораль. Религиозная мораль всегда представляет собой совокупность нравственных понятий, принципов, этических норм, складывающихся под непосредственным влиянием религиозного мировоззрения, поэтому имеют место быть буддийская мораль (в основе которой лежат основные нравственные постулаты буддизма), христианская, исламская мораль и т.д. Тут будет уместным привести в качестве примера основные положения христианской

морали, сущность которой сформулирована в известных ветхозаветных десяти заповедях от Моисея (Исход. Гл. 20) и Нагорной проповеди Иисуса Христа, в которой выражены новозаветные нравственные наставления (Евангелие от Матфея. Гл. 5). Из Нагорной проповеди следует, что все зависит от внутреннего достоинства человека, и это внутреннее достоинство определяется «блаженствами», т.е. качествами душевного настроя, и именно делает акцент на полном духовном смирении и самоуничижении в противоположность эгоизму и самовозношению. Каждая разновидность религиозной морали всегда тесно связана с догматами (основными положениями) того или иного вероучения;

• в религии и морали «значительное место занимает эмоционально-чувственная сфера. Без глубокого чувства не возможна полноценная религиозная жизнь. Точно так же и нравственные отношения трудно представить без разнообразных переживаний» ;

• общим для религии и морали является «явное стремление к устойчивости исходных постулатов (консерватизм), а также назидательность: верь в Бога! — вещает священнослужитель; будь справедливым, честным! — призывает моралист» ;

• религия и мораль предполагают наличие веровательного компонента, т.е. «не только религиозная, но и нравственная жизнь основывается на вере. В первом случае — вера в Бога, во втором — вера в торжество Добра, Справедливости и т.д.» ;

• религия и мораль исходят из того, что человек должен строго и неукоснительно соблюдать соответствующие как религиозные, так и нравственные нормы. И на это общее указывает русский философ В.С. Соловьев. В своей работе «Оправдание добра» он пишет: «Религиозная нравственность, как и нравственность, вообще не есть подтверждение всего бывающего, а предписание одного, должного. Независимо от каких бы то ни было положительных верований и какого бы то ни было неверия, всякий человек? как разумное существо, должен признавать, что жизнь мира вообще и его собственная в частности имеет смысл, что, следовательно, все зависит от высшего разумного начала, силою которого этот смысл держится и осуществляется, а признавая это, он должен себя ставить в сыновнее положение относительно высшего начала жизни, т.е. благодарно предаваться его проведению и подчинять все свои действия «воле отца», говорящей через разум и совесть».

Между религией и моралью имеется не только общее, объединяющее их, но и существенные различия, которые обусловлены спецификой как религии, так и морали, и их учет имеет, пожалуй, более важное значение, чем констатация их общности. В чем состоят эти различия?

1. Религия и мораль представляют различные формы общественных отношений, разные виды деятельности. Религия создает особый тип отношений, создающих религиозную жизнь общества, которая может быть определена как «социально-духовное образование, включающее в себя определенную систему догматов, культовых и обрядовых действий, религиозные институты (церковь и т.д.), конкретные формы взаимоотношений между верующими и религиозными организациями. Интегрирующим компонентом религиозной жизни является религиозное сознание». Мораль же представляет нравственную жизнь общества, определяемую так: «первооснова духовной жизни, обусловленная необходимостью формирования гуманных и разумных отношений между людьми, потребностью нравственного регулирования норм человеческого общежития» .

2. Религия и мораль различаются, прежде всего, по способам их установления и формирования. Как известно, нормы религии всегда выступают как воля Божия, формулируются на соответствующих соборах как откровения, которые даются избранным (определенному кругу служителей культа), и при неисполнении оных следует санкция — гнев и суд Божий над грешником и затем кара Божия. Нормы морали исходят из того, что они принимаются с учетом голоса совести, основываются на самостоятельном и свободном убеждении, и неисполнение которых влечет укор совести, чувство вины и общественное осуждение — порицание. Религиозные нормы, принятые служителями культа (высшими иерархами), становятся обязательными для приверженцев того или иного религиозного исповедания. Эти нормы, как правило, освящаются именем Бога и становятся сакральными. Нормы морали уже отчасти создаются как часть той или иной религиозной системы и получают распространение в первую очередь среди людей, исповедующих ту или иную религию, а затем признаются остальными участниками социального общения.

3. «Всякая религия представляет известное миросозерцание, то есть известное понятие о Боге и об отношениях его к миру… Эта философская сторона религии называется догмою» (12). А из этого следует, что главной особенностью религии является то, что религиозная мораль, как ее атрибутивный элемент, всегда становится в обязательную связь с догматами вероучения. Догма — это «(от греч. dogma — учение, мнение) основные формулы вероучения, истинность которых считается неоспоримой. Они объявляются богоустановленными, воспринятыми «отцами и учителями церкви» через божественное откровение и переданными церковью последующим поколениям верующих» . Ядро религиозной морали — учение греховности. Краткий свод главных догматов составляет так называемый «символ веры». В качестве примера можно привести основные догматы Западной Римско-католической христианской церкви:

• догмат об исхождении Святого Духа как от Бога-отца, так и Бога-сына;

• учение о чистилище, согласно которому грешники, горя в пламени, «очищают свои души»;

• учение о непорочном зачатии Девы Марии;

• догмат о непогрешимости папы в делах веры.

4. Нормы религии более статичны (и в первую очередь в силу их взаимосвязи с догматикой религии, которая, несмотря на изменившиеся исторические условия, остается неизменной), нежели нормы морали, которые наполняются новым содержанием в силу изменяющихся политических, экономических и социальных условий.

5. Религия всегда предполагает преданность высшим религиозно-духовным ценностям, связанным с Богом, как Творцом всего сущего, а следовательно, в первую очередь это требование почитания Бога, служение ему, а затем добродетель, полученная от Бога, распространяется на всех членов религиозной общины и других людей. Служение — это «понятие, выражающее онтологическое существо человека и высшее нормативное начало общественной жизни» . Смысл служения Богу «заключается в том, что человек, вступая в общение с Богом, должен отречься от себя; он должен отдать себя всецело тому Высшему Существу, которому он поклоняется» . Мораль же в отличие от религии на первое место ставит добродетельную жизнь и высоконравственные отношения в том обществе, в котором человек живет. Она не исчерпывается лишь только религиозной этикой (ее нормами, ценностями, установлениями) и вбирает в себя все возможные предписания, имеющие общечеловеческое значение, и это связано с такими ее признаками, как всеобщность, универсальность, альтернативность, добровольность.

6. Религия и мораль различны по своим структурным компонентам. Религия — это система, включающая в себя следующие составляющие компоненты: «религиозная община, обряд, этика, участие в жизни общества, писание (миф), концепции, эстетика и духовность» . Основанием «всякой религиозной веры является личный религиозный опыт человека, а источником — пережитое в этом опыте Откровение». Мораль же включает в себя: «1) моральное сознание, 2) нравственные отношения и 3) нравственную деятельность».

7. Религия предполагает, как было уже сказано выше, наличие религиозной общины, религиозного союза (церкви) как обязательного института и соответственно наличие особой религиозной группы — профессиональных служителей культа и присущую для священнослужителей иерархию. Мораль, как известно, не институализирована, она не имеет особых учреждений, специально обеспечивающих ее реализацию в жизни общества, организующих контроль за исполнением ее норм и правил. Она опирается лишь на совесть отдельно взятого человека и общественное мнение.

8. Мораль «представляет собой путь к Добру, к высшим нравственным ценностям, нравственному совершенствованию. А религия есть путь к Богу, почитание Бога. Эти два пути могут совпадать, а могут и разниться» .

9. Религия, как известно, всегда связана с определенным религиозным учением, в котором «имеются специфические понятия, которые отсутствуют в моральном сознании (во всяком случае — сознании светском): рай и ад, грех (как нарушение заповеди Бога), покаяние перед Богом, искупление вины перед Богом и др. Кроме того, верующие испытывают специфические чувства -любовь к Богу, страх пред Богом, пред муками ада. Религия включает в себя культ (молитва, таинство, обряды), что вызывает особые переживания» .

10. Религия и мораль различаются по уровню требований, предъявляемых к поведению человека. Этот уровень значительно выше у религии, которая во многих случаях требует от личности гораздо больше, чем просто соблюдение нравственных норм. Религиозная мораль побуждает к высшим образцам морального самоотвержения, какие показали всему миру последователь индуизма М. Ганди, баптистский пастырь М.Л. Кинг, лауреаты Нобелевской премии А. Швейцер (философ, музыкант, врач, теолог) и монахиня мать Тереза. Религия — это требование бесконечного нравственного совершенствования, и это ярко выражено в такой мировой религии, как христианство. Это основополагающее положение христианского вероучения, основная его аксиома. Как писал выдающийся русский философ И.А. Ильин: «Дух христианства есть совершенствование», христианин «не только созерцает Совершенство, но и себе вменяет в обязанность совершенствование: отсюда у него живой опыт греха и чувство собственной недостойности; он судит себя, обличает, кается и очищается; и в каждом деле, в каждом поступке своем вопрошает о совершенном и зовет себя к нему. Вот откуда в христианстве этот дух ответственности, самообвинения, покаяния; дух прилежания, добросовестности, труда, самообуздания, дисциплины, подвига».

11. Различие между религией и моралью также заключается и в том, что они представляют различные формы общественного сознания.

Таковы, на наш взгляд, общие и отличительные черты религии и морали. В заключение данной работы необходимо отметить, что религия и мораль, несомненно, образуют одни из высших достижений человеческого духа и мировой культуры. Они во многом предопределяют духовную жизнь как отдельно взятого человека, так и общества в целом. На данном историческом этапе развития российского общества значение как религии, так и морали возрастает, они становятся более востребованными в силу того, что решение задачи духовного обновления, укрепления общественного согласия немыслимо вне их.

Особая роль в деле духовно-нравственного возрождения конечно же отводится Русской православной церкви в силу того, что: «Церковь в истории, кроме прямых нравственно-воспитательных влияний на совесть каждого ее отдельного члена, известна и своим мощным преобразующим влиянием на нравственность общественную в связи с универсальным воздействием ее на всю жизнь человечества, на всю цивилизацию и культуру» .

Литература

1. Большой энциклопедический словарь / 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Большая российская энциклопедия; СПб.: Норинт, 1997.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Г.В. Осипова. -М.: НОРМА-ИНФРА, 1998.

3. Егорышев С.В., Ротовский А.Н., Сулейманов Т.Ф. Профессиональная этика: Курс лекций. — М.: ЦОКР МВД России, 2005.

4. Томпсон М. Философия религии / Пер. с англ. Ю. Бушуевой. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001.

5. Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. — М.: Республика, 1994.

7. Осипов Г.В., Тощенко Ж.Т. Современный мир и религия // Вопросы философии. — 2007. — № 6.

8. Гарин И.И. Что такое этика, культура, религия? — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2002.

10.Попов Л.А. Десять лекций по этике. — М.: Ось-89, 2001.

11.Соловьев В.С. Оправдание добра: Нравственная философия / Вступ. ст. А.Н. Голубева и Л.В. Коноваловой. — М.: Республика, 1996.

12. Чичерин Б.Н. Наука и религия / Вступ. ст. В.Н. Жукова. — М.: Республика, 1999.

13. Христианство: Словарь / Под общ. ред. Л.Н. Митрохина и др. — М.: Республика, 1994.

14. Современная философия: Словарь и хрестоматия. — Ростов н/Д.: Феникс, 1995.

15.Форвард М. Религия / Пер. с англ. Н. Григорьевой. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003.

16.Ильин И.А. Основы христианской культуры. — М.: ЭКСМО, 2011.

17.Карташев А. История русской церкви. — Т. 1. — М.: ЭКСМО, 2006.

В статье расмотрены соотношения морали и религии. Автором утверждается, что и мораль, и религия являются формой общественного сознания. По своему возникновению моральное сознание старше, чем религиозное сознание. Общее у них — оба выполняют, или обслуживают, нравственные отношения людей, закрепляют обычаи и традиции народа. Различие состоит в том, что критерии (основа) морали базируются на земном и реальном отношении людей, а критерием религии служит внеземное, сверхъестественное. Кроме того, отмечается, что внерелигиозное обоснование морали идет по линии философской, научной, а религия (религиозная мораль) основывается на священном писании и догмах. Сделан вывод о том, что изучение морали необходимо без апелляции к религии.

Мораль (от лат. — нравственный) относится к области этических ценностей, к одной из форм общественного сознания. Она представляет собой совокупность правил, норм, традиций, определяющих поведение людей в обществе: взаимоотношения людей друг с другом, коллективом, обществом, отношение человека к семье, труду, отношение между коллективами, государствами и народами. Мораль охватывает собой и представления людей о таких нравственных категориях, как справедливость и несправедливость, добро и зло, честь и бесчестье, счастье и несчастье. Мораль также включает в себя нравственные идеалы, которые служат образцами для поведения.

Мораль — историческое явление, формируется она вместе с возникновением человеческого общества, продолжая совершенствоваться и в наше время. Понятия о тех или иных категориях морали присущи людям всех общественно-экономических формаций. Однако содержание в них вкладывалось разное. Представления о добре и зле в рабовладельческом, феодальном или капиталистическом обществе никогда не совпадали, не были одинаковыми. К тому же сущность этих понятий менялась не только от эпохи, но и зависела от социальной принадлежности их носителей. Как видим, объем и содержание понятия морали сложное и многогранное. Мы ограничимся коротким рассмотрением соотношения морального сознания и религиозного воззрения.

Богословы утверждают, что мораль имеет божественное происхождение, а религия является ее хранительницей. Мораль, по их мнению, как и религия, предписана людям свыше, самим Богом и полностью зависит от религии, без которой не может быть истинной нравственности. Без веры в Бога, утверждают защитники религии, человек не может быть высоконравственным, он духовно деградирует, морально опустошается. Итак, по утверждениям богословов, мораль дана человеку свыше, ее нормы и понятия сообщены Божеством и записаны в священных книгах. Это свод вечных и безусловных повелений, внести изменения в которые может только высшая сила.

В настоящее время большая часть живущих в разных странах и в разных социальных условиях людей считают себя верующими — христианами, мусульманами, буддистами, индуистами и т.д. — или не принадлежат ни к одной из существующих церквей, признают существование некоей высшей силы — мирового разума. В то же время фактом является и то, что сегодня значительная часть людей нерелигиозна, т.е. эти люди не исповедуют ни одной из существующих религий, считают себя атеистами или агностиками, светскими гуманистами или свободомыслящими.

Между религиозным и нерелигиозным отношением к действительности существует важное различие. Оно касается, однако, не столько поступков, действий человека или социальных групп, сколько мотивации этих действий. Верующий в Бога человек живет в мире, который он воспринимает прежде всего как «творение божье». Этот мир и он сам обязаны своим существованием внешней по отношению к ним силе. Жизнь и ее установления дарованы ему «свыше». Он во власти этих сил, которые, в конечном счете, определяют его индивидуальную судьбу и судьбы мира. Человек верующий ощущает себя связанным с всезнающим и всемогущим творцом, с управителем мира и вершителем его судеб, верховным судьей, карающим зло и вознаграждающим добро. Волю этого начала человек призван выполнить в своей земной жизни, всякое же человеческое своеволие ведет к гибели. Религиозное отношение к действительности вовсе не исключает значения человеческой активности, больше того — она может рассматриваться и действительно рассматривается во многих религиях сегодня как божья заповедь человеку, который выступает как продолжатель дела божественного творения. Многое в жизни и с точки зрения верующего зависит от самого человека, который несет ответственность за свои поступки.

Как уже давно замечено, среди верующих бывают и высокоморальные, и безнравственные люди. Это же относится и к людям нерелигиозным. Следовательно, различие между ними не в том, что одни живут по совести, а другие аморальны.

Как мы уже отметили, религиозная мотивация нравственности проста и доступна: нравственное поведение есть исполнение божьей воли. Нерелигиозная позиция в обосновании нравственности предполагает, что человек в себе самом должен найти силу следовать добру и отвергать зло. При этом неизбежно возникает вопрос: если все зависит от меня самого, то почему я должен считаться не только со своими желаниями, но и с другими людьми? Разрушение религиозной нравственности на уровне развития человеческой культуры, который недостаточен для самодисциплины, чревато нравственной катастрофой.

Нерелигиозная точка зрения заключается в том, что нравственные ценности выработаны обществом и облекаются в религиозную форму в системе того или иного вероучения. Мораль отражает реальную практику человеческих отношений.

Характерная особенность религиозной морали:

1) «удвоение» нравственных обязанностей, т.е. ориентация человека на две группы ценностей (земные и небесные), причем земные ценности подчинены небесным, т.е. задачам религиозного служения;

2) наличие твердого критерия нравственного поведения, заключающегося в принципиальном соответствии религиозным догмам и императивам;

3) в одних и тех же императивах религиозная мораль способна находить свое выражение в разных общественных позициях, а прежние формулы могут наполняться новым смыслом. Сильной стороной религиозной морали является внешняя простота ответов на сложные нравственные проблемы, наличие твердых критериев нравственных ценностей и идеалов. Религиозная мораль ставит проблему нравственной ответственности человека за совершенные деяния.

Предполагаемое существование в Священном Писании готовых ответов на все жизненные вопросы порождает у верующих эмоционально-психологическую удовлетворенность. Этими же особенностями религиозная мораль может привести и к негативным последствиям: нравственному буквализму, догматизму, пассивности и нетерпимости. Религиозная мораль сберегает культурные, национально-бытовые и прочие традиции. Надо помнить, что ни одна культура прошлого или настоящего, да, по-видимому, и будущего, не может рассматриваться как культура без религии. Вопрос вовсе не в том, полезна религия или нет, а в том, какова эта религия: способствует ли она дальнейшему развитию человека, реализации свойственных ему сугубо человеческих способностей или же препятствует его развитию.

Моральные чувства и религиозные могут существовать в тесном переплетении и единстве. С древнейших времен совесть людей облекалась в религиозную оболочку и развивалась внутри ее. Мораль нерелигиозная, совесть, свободная от мысли о Боге, — продукты довольно позднего времени, если говорить, конечно, о морали как форме общественного, массового сознания, а не об этических учениях, воззрениях свободомыслящих; предмораль — табу — рождалась в сакральной оболочке.

Характерными чертами религиозной морали являются: представление о высшем, сверхъестественном ее происхождении и санкции, а также несводимость смысла ее требований к мирским, земным целям и делам. Согласно этой морали смысл жизни человека состоит в служении неведомым целям господа, его предначертаниям, которые непостижимы разумом, а открываются тем или иным способом душе человека. Верующий может посвятить себя служению людям, но вместе с тем он не рассматривает это служение как самоцель, оно в его глазах является исполнением завета Бога, которому открыты все судьбы мира. Таким образом, высшей целью жизни не может считаться благополучие, счастье людей на земле, для верующего есть цели, превышающие эту.

Религиозному нравственному сознанию присуще противоречие. С одной стороны, поскольку заповеди даны Богом, выполнять их нужно беспрекословно, не раздумывая: добро является таковым потому, что указано Богом, а не само по себе, не по своему смыслу. Божественная санкция закрывает здесь дорогу к размышлению и всякой критике. Но, с другой стороны, поступок может считаться подлинно нравственным только тогда, когда он совершен не в порядке послушания, а по свободному выбору, по доброй воле и свободному разумению. Послушание, хотя бы и с полной готовностью, всего лишь подчинение и дисциплина, это отречение от своей воли и своего разумения.

Христианские богословы, отвечая на это, обычно указывают, что послушание бывает разным. Есть послушание раба, основанное на страхе. Но есть и послушание сына, которое вытекает из любви к отцу, из понимания его воли и согласия с нею. Последнее и является примером для христианина. Он должен руководствоваться верой, духом учения, не просто выполнять закон, а носить его в своей совести и разуме. Тогда он перестанет быть внешней принудительной силой. Если в Ветхом завете дан закон, то через Христа даны истина и благодать.

Надо согласиться, что религия эволюционировала в этом направлении — от внешнего принуждения и страха к добровольному следованию смыслу нравственного закона. Однако противоречие между непререкаемостью предписаний Бога и свободным волеизъявлением, разумным, самостоятельным решением все же остается. Путь указан заранее, человеку ничего не остается, кроме послушания. Противоречие не устранено, оно лишь загнано внутрь. Если ранее оно проявлялось как противоборство собственных влечений человека и Богом установленных законов, то теперь оно выражается в борьбе человека с самим собой. Голосом Бога говорит в людях их совесть, совести же противостоят греховные страсти. Добро требует насилия над собой, ибо «все под грехом, как написано: «нет праведного ни одного»» (Рим. III, 9-10). Сам апостол Павел говорит про себя: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. VII, 19).

Кант в своей философской системе выявил эту логику со всей последовательностью и отчетливостью. Он отрицательно отнесся к морали, выведенной из религии, к теологической морали. Нравственный закон заложен в разуме человека, и именно он свидетельствует о бытии Бога. Нравственность состоит в том, чтобы следовать долгу, подавляя в себе противоречащие этому долгу склонности. Если я действую в согласии с нравственным законом, но не преодолевая себя при этом, т.е. если действую по своей склонности, внутреннему влечению, мои поступки лишь законны, но не имеют достоинства нравственных. При такой постановке вопроса любовь к ближнему перестает быть движущей силой нравствственности. Между тем в евангелиях заповедь любви к ближнему — одна из важнейших. Долг и любовь не согласуются друг с другом: нельзя любить по долгу. Можно ли говорить себе: «Я должен любить»? Долженствование, за которым стоит авторитет Бога, и свободный выбор, самостоятельность человека опять-таки противостоят друг другу.

Нельзя, однако, считать, что указанное противоречие обусловлено одной лишь религиозной формой морали. Это противоречие порождено самой жизнью, религия давала лишь свою интерпретацию исторически возникшего рассогласования между долгом, склонностью к добродетели и счастьем, непреложностью морали требований и личным интересом, свободным выбором решений. Религиозная санкция морали — это одно из выражений отчужденности морали в обществе социального неравенства. Эта отчужденность порождает и поддерживает религию, но освобождение от религии еще само по себе не снимает отчужденной формы бытия морали. Последняя должна исчезнуть в ходе социального переустройства, при достижении социального равенства.

Здесь мы видим противоречие между абсолютностью и автономностью морального закона и относительностью любых моральных норм, их обусловленностью практической целесообразностью. Это противоречие не от ошибок в рассуждениях, оно присуще самому нравственному сознанию на определенных этапах его развития. Его устранение зависит от хода социального развития. В нашей этической литературе, надо заметить, существуют две противоположные тенденции: одни авторы доказывают существование моральных абсолютов, другие, напротив, ставят во главу угла относительность морали и нередко соскальзывают незаметно для себя к релятивизму.

Внерелигиозное обоснование морали идет часто по линии философского, научного выведения норм и принципов, которые оптимально соответствовали бы цели обеспечения общей пользы, прогресса, счастья, сочетания личного и общественного интересов. Утилитаристские концепции отождествляют понятие добра и понятие пользы, заменяя ориентацию поведения на добро ориентацией на пользу. Они исходят из того, что люди, способствуя общему благу, тем самым способствуют и благу собственному. Люди могут мысленно согласиться с тем, что если бы все действовали во имя блага общества, то жизнь изменилась бы к лучшему, однако от этого мысленного согласия до практического осуществления принципа очень далеко. Кроме того, утилитаризм практически призывает действовать во всем согласно расчету, выгоде, а на этом, т.е. на стремлении к выгоде, как верно заметил Ф.М. Достоевский, нравственности не обретешь.

Наука способна вырабатывать прекрасные и эффективные рекомендации, касающиеся того, как следует людям относиться друг к другу и как поступать в тех или иных случаях. Эти рекомендации при всей их рациональности могут, однако, прийти в противоречие с нравственным чувством людей.

Моральные ценности не внедряются директивно и не выдумываются наукой, они порождаются во многом стихийно, коренными условиями жизни людей. Разумеется, какие-то установления могут с течением времени войти в содержание нравственного сознания, но все же до сих пор в истории основной путь формирования моральных представлений был иным. Моральные взгляды и оценки складывались в психологии масс, и этот процесс, включавший в себя эмоциональную и рациональную, сознательную и бессознательную стороны в их диалектическом взаимопроникновении, составлял одну из органичных сторон жизни общества. Моральные чувства и оценки во многом могут быть отнесены к стихийным, несознаваемым, неоформленным, философски-бессознательным убеждениям.

Роль нравственного начала не сводится к простой регуляции общественного поведения, она значительно более широка и глубока. Нравственность голосом совести говорит человеку о его назначении в мире, о том, каким он должен быть и каким быть не должен. Ее основная функция совпадает с направлением всего исторического процесса — становлением и утверждением человеческого в человеке. Подлинно человеческое не дано людям от природы, оно становится, утверждается в процессе истории. Подлинная сущность человека не есть готовый образец, которому надо следовать, она творится им самим, упрочивая свое бытие в историческом процессе.

Действительно, моральные требования относительны, поскольку обусловлены конкретноисторическими обстоятельствами и имеют в классовом обществе классовое содержание. В любой моральной норме, даже в той, которая относится к общечеловеческим нормам нравственности, есть момент относительности, условности. Отрицание этой условности может на практике вести к аморализму. Если считать абсолютом любую из самых, казалось бы, бесспорных норм и следовать ей на практике слепо и безоговорочно, то рано или поздно жизнь обнаружит безнравственность такого подхода. Во-первых, относительно любого нравственного требования, скажем, «не убивай!» или «не лги!», нетрудно представить такую ситуацию, в которой будет безнравственным его выполнение, а нравственным — нарушение. Во-вторых, следование нравственным установлениям как абсолютам ведет к омертвлению самого духа нравственности. Нравственность— это не простое подчинение предписаниям, а живая жизнь, требующая всякий раз поиска уникального решения, соответствующего ситуации.

Абсолютное и безусловное в морали реализуется через относительное и условное. Земные дела, частные заботы и хлопоты о насущном наполнены для нас высшим смыслом и безусловным содержанием. Такими мы их и принимаем, не пренебрегая «мирской суетой» и не забывая о высших целях и идеалах. Мало любить человека в идеале и видеть лишь заоблачные выси, надо любить и землю, и людей на ней, стремясь сделать жизнь лучше.

Христианские идеологи говорят о необходимости нравственного возрождения человека, об обретении им «жизни истинной». Не отрицаем и мы понятие истинной жизни, или жизни подлинной, хотя и представляем себе ее и путь к ней иными. Мы говорим: «настоящий человек», «настоящая любовь», «настоящая дружба», «настоящая жизнь». Отнюдь не все способы существования равноценны. Нас принципиально разделяет понимание пути к лучшему будущему человечества. Вместе с тем мы считаем религиозные нравственные представления вздорными вымыслами, не заслуживающими никакого внимания. Л.Фейербах, сделавший шаг вперед по сравнению с критикой религии в вольнодумном XVIII в., отмежевывался принципиально от положения «религия есть ничто, нелепость» и писал: «…я не говорю: бог есть ничто, троица — ничто, слово божие — ничто и т.д. (поступить так было было бы весьма легко). Я показываю только, что они не то, чем представляют их теологические иллюзии, что они не иноземные, а родственные нам мистерии человеческого рода» .

Довольно часто в нашей популярной литературе проводится мысль о том, что религия, присвоив не принадлежащие ей по праву обычные нормы нравственности, искажает их смысл и обесценивает. Вряд ли можно считать доказанным тезис о «захвате», «аннексии», «присвоении» религией этих норм. Весь известный нам период истории человечества нравственные нормы существовали в связи с религиозным сознанием, и, как показывают исследования, самой первой идеологической формой обоснования древнейших запретов и норм была именно религиозная. О захвате и присвоении, а следовательно, об искажении этих норм нравственности могли бы говорить только в том случае, если бы удалось установить, что религиозные представления и мораль нормы существовали некогда совершенно раздельно. Конечно, реальные источники, которые порождали религиозно-фантастические образы, мифологию и мораль представления, различны. Но существовали они в едином, неразделенном сознании и оказались сразу же тесно связанными друг с другом. Религия по-своему отвечала на вопросы о том, как следует жить, как поступать в тех или иных случаях.

Правомерно, на наш взгляд, говорить о процессе освобождения моральных норм из-под опеки религии, об обретении ими в этом процессе действительно гуманистического смысла. Принцип гуманизма неверно было бы трактовать лишь как один из принципов морали, он значительно шире по своему содержанию и распространяется на многие сферы общественной жизни. С полным правом можно говорить о гуманизации человека и его морали, которая включает в себя и освобождение от религии. Религия и церковь были многие века одними из главных препятствий духовнонравственного освобождения. Вместе с тем нужно учитывать, что религия была исторически необходимой формой общественного сознания, что в течение многих веков внутри религиозного сознания возникали и развивались многие нравственные, политические, социальные, эстетические идеи. Так, нравственное сознание крестьянства, составлявшего большинство населения России, заключало в себе, несомненно, много высоких, положительных сторон. Л.Н.Толстой и Ф.М. Достоевский, преклонявшиеся перед народной нравственностью и видевшие в ней главное условие социального и морального возрождения, выводили ее из религии или даже отождествляли ее с религиозным сознанием. Это, конечно, неправомерно, однако столь же неправомерно отрицать высокое значение нравственных идеалов и представлений народа на том только основании, что они были связаны с религиозной идеей. Эти идеалы и представления имеют и для нашего времени большую ценность.

Наряду с этим наблюдаются и попытки выдавать за национальную самобытность культуры вредные религиозные предрассудки, отжившие традиции. С этими настроениями необходимо бороться оружием атеистической критики.

Многое из того, что было хорошего в началах народной нравственности и эстетики, неразрывно связано с условиями жизни, бытом, которые безвозвратно ушли в прошлое. И, конечно, путь разрешения духовно-нравственных проблем современной жизни не может быть возвратом к прошлому. Но здание новой культуры должно опираться на прочный фундамент, каковым является все лучшее, что выработано человечеством. Из всех богатств, созданных историей, самое ценное — это человек, его духовный облик. Человек — самоцель всего исторического процесса. Черты народного характера, нравственного склада нации вырабатывались веками. Они дороги нам не как повод для умиления, национального тщеславия, а как могущественнейшее средство воспитания личности.

Религия всегда выступала в роли катализатора данного процесса в обществе. В принципе, не так интересно, что именно вызывает у человека подобное стремление. Важно понять, в чем сила религии, способной заставить человека воспринимать реальный мир как некий камень преткновения, за которым скрывается форма существования. Ясно, что при подобном подходе всегда найдутся опытные и сведущие в вопросах религии руководители, указывающие путь, по которому следует идти, чтобы приобщиться к высшей духовности, и жертву, которую следует при этом принести. Такой жертвой всегда оказывается собственное «Я», а процесс изживания эгоизма относится к категории бесконечных. Кто хочет говорить с людьми и не говорит с Богом, не находит своего воплощения, а кто хочет говорить с Богом и не говорит с людьми, идет по ложному пути.

Признание автономии морали не просто предполагает человека не верующего в Бога, а преисполняет его, такого человека, который не считается ни с кем и ни с чем, только тем, что он сам считает правильным, и даже, как мы узнаем из Библии, не признает заповедь Бога, полагая, что, следуя логике морали, человек действует так, как если бы сам был Богом. Или двигаясь в направлении, которое задается религиозной логикой, человек раскрывает себя как нравственное существо, раскрывает себя как божественное (богоподобное, богоравное) существо.

Французский философ П.Бейл в ХУП в. сказал о возможности существования общества, граждане которого были бы свободны от религиозных воззрений, что этические проблемы должны рассматриваться только с точки зрения разума.

Многие мыслители, например, Л.Толстой, Л.Фейербах, И.Кант, В.Спиноза, утверждали, что если из религии вычесть символы веры, обрядность и прочие вещи, которые замкнуты на интересах церкви как особого общественного института, а также всякие сомнительные с научной точки зрения представления о мире (творение за шесть дней, непорочное зачатие и т.д.), то останется только мораль.

Мораль, как самостоятельную форму общественного сознания, можно и необходимо исследовать без апелляции к религии. Если между ними есть связь, то ее необходимо выявить через исследование морали, выявлять вопросы: а что есть такого в моральном опыте, с какими такими трудностями и тупиками встречается познание морали, которые принуждают нас обратиться к религии?

Обсуждая тему соотнесения религии и морали, нужно иметь в виду ее взрывоопасную силу. Кто нам укажет критерий, отделяющий злоупотребление именем Бога от оправданного обращения к нему? Нам кажется, нравственная атмосфера современного общества будет намного чище, если мы не будем делать вид, будто знаем, что хочет от нас Бог или чего требует от нас история, а будем принимать решения и совершать поступки с полным осознанием своей собственной ответственности за них.

Почему так живучи религии? Почему с развитием науки, совершенствованием социальной практики человек не отвергает, казалось бы, архаичный религиозный опыт своих предков? Почему люди вновь и вновь обращаются к тем или иным религиозным учениям, возраст которых составляет порой тысячи лет?

Прежде всего, потому, что в них аккумулирован духовно-нравственный опыт человечества, тех или иных сообществ людей. Духовные поиски смысла жизни, праведности, нравственные принципы – вот та основа, тот оселок, на котором оттачивались религии мира. Зафиксированные в вероучительных доктринах моральные заповеди основателей религий, их высоконравственная жизнь во все века отвечали и во многом отвечают сегодня духовным исканиям людей, их стремлениям жить честно, мирно, по правде. Они позволяют осмысливать дела и поступки людей, давать им моральную оценку, являются добротной основой для правовой практики.

О взаимовлиянии религии, морали и права написано довольно много различных трудов , и может показаться излишней еще одна попытка проанализировать эти проблемы. Но в пользу авторов работает то обстоятельство, что, как известно, нет предела теоретическим и практическим знаниям о том или ином общественном феномене. Кроме того, содержание религии, морали и права постоянно изменяются, корректируются человеком в ходе его жизнедеятельности.

Полагаем необходимым подчеркнуть, что взаимоотношения между религией, моралью и правом представляют один из важных вопросов теоретического анализа, но главное — социального бытия. Эти формы общественного сознания являются эффективными, дополняющими друг друга регуляторами поведения человека, различных сообществ людей. И, конечно же, без научного анализа характера их взаимодействия довольно сложно, на наш взгляд, понять историю и культуру народа, всесторонне осмыслить современного человека, уровень его правосознания, поступки и действия.

Религия, мораль и право как компоненты культуры являются символами духовного поиска, служения добру. Общепризнано, что моральные нормы являются существенной частью любой религии. Они зафиксированы в священных книгах всех мировых религий, являются добротной основой для законодательства многих стран. Полагаем необходимым в контексте заявленной данной статьей темы рассмотреть вопрос о соотношение религии, морали и права, выявить сходства и различия в этих формах общественного сознания.

Это, на наш взгляд, важно еще и потому, что в быту людьми часто говорится – верующие более нравственны и законопослушны, чем атеисты. Однако в реальности все значительно сложнее этой, казалось бы, простой и привычной в массовом обиходе формулы. Среди тех и других были, есть, и будут и высоконравственные, и безнравственные люди. Дело в том, что человек по своей природе и добр, и зол, и прекрасен, и ужасен в своих делах и поступках, образе жизни. Все зависит от того, каким путем он пойдет по жизненным ступеням. Религия говорит, что все изначально предначертано Богом и от судьбы не уйдешь выверенный временем философский ответ здесь таков – человеку предоставлен свободный выбор своей жизненной позиции. Что он выберет, зависит только от него. И смысл жизни каждый человек находит сам, формируя свою судьбу, наполняя свою жизнь тем или иным содержанием.

В общем плане образно можно сказать, что в истории нравственности, в священных книгах всех мировых религий для каждого человека всегда открыты два пути: путь вечной жизни в памяти потомков, назовем его «узкий» путь и путь гибели – «широкий». Многие идут последним – путем различных соблазнов и удовлетворения плоти, потребительства и мелочной суеты. Это часто убивает человеческое в людях, растлевает человека, поскольку на первый план ставятся материальные потребности, любовь обращена только на самого себя. Человек становится эгоцентристом, руководствуясь в жизни сугубо своими желаниями и прихотями. В результате разрушается и гибнет личность. Исторический опыт, художественная культура дают массу примеров этого от библейского Каина до Родиона Раскольникова и многих других. Если же смысл жизни человек видит в служении людям, в любви к ним, то он обретает истинный, наполненный благими делами смысл бытия. Узкий путь – сложный путь, и немногие его находят. Человечество уже довольно давно научилось использовать религию, мораль и право для помощи конкретному человеку в пути по законам правды, добра и справедливости. Но не у всех получается идти таким путем, некоторые люди из себялюбия и корысти просто игнорируют такой путь. Что подтверждает нашу решимость разобраться с общим и особенным в религии, морали и праве.

Проблема взаимодействия религии, морали и права всегда была одной из наиболее острых в истории культуры, и в полной мере сохранила свою злободневность. Тема «религия и мораль» занимала умы мыслителей с глубокой древности. И уже с античности по этой проблеме высказывались различные, порой противоположные точки зрения. С одной стороны, религиозные идеологи и в прошлые века, и ныне достаточно категорично утверждают, что мораль и право не в состоянии существовать без религии, точно так же, как дерево не живет без корней. Мол, именно в религии человек черпает силу исполнять добро, именно религия разъясняет человеку смысл бытия, нравственные ценности, именно религия через свои моральные установления оплодотворяет право, дает человеку механизмы регулирования своей жизнедеятельности . В обиходе богословы и священнослужители настаивают на том, что верующий человек знает, что каждый его шаг известен Богу и поэтому он не может не только совершить, но и помыслить преступное деяние. А атеист, если предоставляется возможность совершить безнравственны поступок, чтобы удовлетворить свои желания, а порой с точки зрения верующих — греховные вожделения, не задумываясь их совершит, потому что над ним нет высшего контроля.

Но с другой стороны, с глубокой древности известна и противоположная точка зрения на характер взаимодействия религии и морали. Так, уже римский философ Лукреций Кар около 20 веков назад в поэме «О природе вещей» писал, что религия немало «нечестивых и преступных деяний рождала». Широко известны многочисленные преступления и аморальные деяния, которые совершались не просто верующими, но представителями духовенства, в том числе иерархами. Образ жуликоватого и порочного священника, например, один из выразительных в мировой литературе.

Почему так противоположны оценки роли религии в нравственно-правовой практике людей? Для ответа на этот вопрос важны принципиальные ответы на «вечные» или, скажем так, «проклятые» проблемы существования человечества. На этот счет в идеологических конструкциях даже мировых религий имеется немало слабых мест. К их числу относится и проблема теодицеи («оправдания Бога»): как всемогущество Бога сочетается с существованием зла, а всеблагости – со страданиями человеческого рода? Полагаем, что не следует придавать констатации этой антиномии атеистическую торжественность: ключевые постулаты теизма формулируются не по нормам непротиворечивого рационального знания, они концептуализируют стихийное сознание людей. Но имеются фундаментальные, непреложные ценности мировой гуманистической мысли, в свете критериев которых данное противоречие – серьезный изъян, на что обращали внимание многие великие мыслители.

Так, И.Кант убедительно показал противоречивость толкования понятия Бога, как соединяющего всесилие, соблазняющее человека к упованию на провиденциализм, снимающий с него потребность в личном выборе, и всеблагость, которая подрывает готовность человека взять на себя ответственность за свою судьбу . На наш взгляд, наиболее точно и лапидарно это выразил С. Моэм: «Для того чтобы отвергнуть существование Бога, достаточно раз увидеть, как ребенок умирает от менингита» .

Следует также признать, что характер воздействия религии на нравственную жизнь человека зависит от целого ряда факторов: содержания самой религии (сравним, например, христианство, где Иисус Христос являет собой образец нравственности и религию Древней Греции, боги которой, мягко говоря, отличались довольно свободными нравами), какие компоненты религии и в чьих целях используются, особенностей исторической эпохи, социальной практики, характера духовной культуры народа и т.д.

Сложный, противоречивый характер взаимодействия религии и морали обусловлен их спецификой и их различиями (хотя часто, подчеркнем это еще раз, служители культа пытаются отождествить религию и мораль, утверждая, что высокий моральный облик присущ только верующим). В чем они состоят? Прежде всего в том, что мораль представляет собой путь к добру, нравственным ценностям, нравственному совершенствованию. А религия есть путь к Богу, почитание Бога. Эти два пути могут совпадать, а могут и разниться. Вера в Бога, как это убедительно показывает, например, история христианства, никогда не являлась гарантией высоких моральных качеств, преградой для преступлений, творившихся под эгидой священнослужителей. Достаточно вспомнить такое судебно-политическое учреждение католицизма для борьбы с ересями как инквизицию XIII – XIX вв., которая во имя якобы спасения душ грешников уничтожила в Европе несколько миллионов человек. Вряд ли верующий будет осуждать Авраама за то, что он готов был принести в жертву своего сына. С точки зрения общечеловеческой морали этот поступок совершенно недопустим. Хотя по Библии, ангел в последнее мгновение остановил ритуальное убийство Исаака, все же намерение Авраама принести сына в жертву, несомненно, было. Из истории Средних веков известно, что участники крестовых походов огнем и мечом устанавливали веру на покоренных территориях, а порой мародерствовали даже на христианских землях . Широко известна своеобразная миссионерская деятельность христианских проповедников и священнослужителей в Южной Америке и Африке. «Безнравственность, — отмечал З.Фрейд, — во все времена находила в религии не меньшую опору, чем нравственность» . И ныне, как и в прошлые времена, порядочные и честные люди, также как негодяи и преступники, обнаруживаются как среди атеистов, так и среди верующих.

Было бы наивно думать, что страх преступника перед мифической небесной карой сильнее страха перед реальной силой закона на Земле, ибо как порой говорят: «Тюрьма близко, а ада не видно». Кроме того, какие бы преступления человек не совершал, та или иная церковь всегда готова отпустить ему грехи, порой самые жуткие. Это, например, характерно для русского православия. Что породило в народе широко известную поговорку: «Не согрешишь, не покаешься». Подчас религиозное сознание может оказаться чересчур ригористичным и даже склониться к фарисейству, когда «видим сучок в глазу брата, а бревна в своем не замечаем» (Мф.7:3).

Когда говорят о зависимости морали от религии, то обычно имеют в виду нравственные кодексы основателей мировых религий, закрепленные в священных писаниях этих религий. Вместе с тем, из истории культуры известно о существовании целых эпох и народов, имевшие огромные нравственные достижения. Возьмем, например, Древнюю Грецию. Именно здесь в людях ценились, прежде всего, справедливость и мудрость, мужественность и умеренность. Древние греки сформулировали «золотое правило нравственности», обогатили философское содержание понятий добра и зла, чести и бесчестия и т.д. В Древнем Риме были разработаны законы человеческого общежития, которые под названием «Римское право» долгое время оплодотворяли европейское правоведение . А древняя китайская цивилизация показала миру пример стремящейся к нравственным и духовным высотам безрелигиозной жизни.

Таким образом, можно словами Г.В.Плеханова констатировать: «Религия не создает нравственности. Она только освящает ее правила» , облекая их в религиозную форму. Религии «пропустили» общечеловеческую мораль через призму своих верований и учений, конституируя и воспринимая ее как взаимосвязь с «божественной волей». В религиозных учениях имеются специфические понятия, которые отсутствуют в светском сознании: рай и ад, грех (как нарушение заповедей Бога), покаяние перед Богом, искупление вины перед Богом и др. Кроме того, верующие испытывают специфические чувства — любовь к Богу, страх перед Богом, перед муками ада и т.п. Религия включает в себя эмоционально и эстетически насыщенный культ (молитва, таинства, обряды), что вызывает особые психические переживания. Наконец, религия имеет своеобразную, а для мировых религий весьма развитую организацию. Мораль же, как известно, не имеет своих институтов, а опирается лишь на сознание, совесть и общественное мнение. Заметим в этой связи, что сам факт существования церковной иерархии не всегда благотворно воздействует на религиозную жизнь, ибо в среде священнослужителей не редки проявления стяжательства, так и более тяжких проявлений человеческой аморальности.

Но между религией и моралью имеются не только различия, но и определенное сходство. Это выражается, прежде всего, в том, что религии, особенно мировые, буквально пропитаны нравственной проблематикой, понятиями морального сознания (любовь, долг, стыд, совесть, справедливость, вина и т.д.). Вл. Соловьев писал, что «можно с одинаковым правом говорить, что нравственность основывается на религии и что религия основывается на нравственности. Ведь нравственные нормы, вытекающие из чувства стыда, жалости, благочестия, суть безусловные выражения самого Добра… История знает религии и религиозные учреждения бесстыдные, бесчеловечные и тем самым нечестивые» .

Следует подчеркнуть и то обстоятельство, что не только религиозная, но и нравственная жизнь основывается на вере. В первом случае — вера в Бога, во втором — вера в торжество любви, добра, справедливости и т.д. Кроме того, и в морали, и в религии значительное место занимает эмоционально-чувственная сфера. Без глубокого чувства невозможна полноценная религиозная жизнь. Точно так же и нравственные отношения трудно представить без разнообразных переживаний человека по поводу своих поступков и действий, а порой и по поводу мыслей.

Сближает религию и мораль явное стремление к устойчивости их исходных постулатов (назовем его здоровым консерватизмом), а также явно выраженная назидательность: верь в Бога и тебе воздастся – постоянно твердят священнослужители; будь справедливым, честным, добрым и т.п. – призывают пропагандисты морали, ты будешь жить в гармонии с миром и тебя оценят в обществе.

Наконец, отметим, что отправной точкой и религиозного, и морального сознания является отдельная человеческая личность. Вл. Соловь­ев отмечал, что религия охраняет безусловное достоинство каждой человеческой личности (как образа божьего). То же самое можно сказать и о морали .

Таким образом, и религия, и мораль принадлежат к миру ценностей, в котором действуют не только и не столько разум, сколько чувства, вера, склонности и привязанности, не общие бездушные понятия, а образы. Между религией и моралью имеются не только различия, но и немало сходства. Более того, по мере исторического развития религиозное сознание все больше «пропитывается» нравственной проблематикой. По сути дела, мировые религии, как, впрочем, и многие национальные, все в большей мере претендуют на приоритет в духовной жизни человека. Это, в частности, наглядно проявляется в деятельности Русской Православной Церкви, которая стремится проникнуть в различные государственные учреждения и структуры: армию, школу, высшие учебные заведения, что создает напряженную духовную атмосферу в обществе, где налицо противостояние противоположных мировоззрений.

В то же время, раскрывая нравственный потенциал религии, не стоит его преувеличивать, а тем более абсолютизировать. Здесь хотелось бы обратить внимание вот на что. Ведущее место в религиозной морали занимает пренебрежение к земной жизни во имя вечной, так называемой загробной жизни. Как сказано в «Экклезиасте», земная жизнь есть не что иное, как «суета сует и всяческая суета и томление духа» (Мф. 9:4). И хотя христианские проповедники нередко замалчивают или по-иному истолковывают те или иные положения своего вероучения, священных книг уже не переделать: они уже многие века признаны церквями неопровержимыми. А апологеты христианства во все времена подчеркивали, что только после завершения земного пути человеком возможна вечная жизнь, где счастье в покое и блаженстве. Что же получается: по христианской вере человек в этом мире как бы и не живет, а только приготовляется к будущей вечной жизни?

Что касается земной жизни, мало надежд на то, что современный человек, как верующий, так и неверующий, согласятся с требованием христианского всепрощения, записанным в Нагорной проповеди: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас». Эта формула отвергалась в прошлом и отвергается сегодня даже высшими христианскими структурами и священноначалием. Так что разрыв между словом и делом – существенная черта религиозной морали.

Конечно, поступки конкретного человека зависят от многих факторов, а не только от его религиозных убеждений, которые к тому же могут отличаться поверхностностью. Зададимся вопросами: «А всегда ли верующие могут найти в религиозном учении ясные нравственные ориентиры? Не сталкиваются ли сами христианские мыслители с теми проблемами, на которые у них нет ясного, однозначного ответа?». Конечно, и светские этические учения сталкиваются с серьезными проблемами, имеют различные точки зрения на решение одних и тех же, порой весьма принципиальных, вопросов. И в этом плане любое религиозное учение становится в один ряд с этическими воззрениями и не может претендовать на истину в последней инстанции, на исключительную роль в нравственном просвещении человека. Однако нельзя не отметить, что религиозные проповедники имеют немалые преимущества в связи с существованием достаточно развитых религиозных организаций, религиозного культа, вошедшего в плоть и кровь мировой культуры, повседневной жизни многих народов, влиянием на людей многовековых традиций.

Далее в наши рассуждения включим проблемы права. Оттолкнемся от мысли Вл. Соловьев, который утверждал, что взаимоотношение «между нравственной областью и правовою есть один из коренных вопросов практической философии» .

Религия, мораль и право не появляются сразу в готовом виде. Их путь к современному состоянию довольно извилист, противоречив, изобилует множеством конкретных особенностей. Но каково же соотношение между религией, моралью и правом в настоящее время? Отметим, прежде всего, то, что их сближает.

Следует подчеркнуть, что религия, мораль и право представляют собой наиболее распространенные и эффективные механизмы регулирования поведения отдельных индивидов и социальных групп. Они как бы направляют в определенное русло отношения людей между собой. При этом они не только предъявляют набор требований к отдельной человеческой личности, но одновременно создают духовные и социальные предпосылки для ее существования, самоутверждения, реализации устремлений к счастью, свободе . Например, вторая статья Конституции Российской Федерации провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Самым различным правам и обязанностям посвящены все 48 статей второй главы Конституции РФ. Статьи аналогичного содержания имеются и в конституциях других государств, ориентированных на демократические ценности.

Религию, мораль и право сближает также то, что для них характерна оценочная (а не только регулятивная) функция. Если в религии и морали оценка действий и поступков человека производится совестью и общественным мнением, то в праве — судом и правосознанием общества и личности. Причем решения, выносящиеся судом, правосознанием, довольно часто очень близки к моральным оценкам. Так, покушение на жизнь, честь, достоинство, свободу человека, злостное хулиганство и многие другие негативные проявления общественной и личной жизни осуждаются и религией, и моралью, и правом.

Нельзя не отметить и то обстоятельство, что право активно исполь­зует такие понятия, как справедливость, служебный долг, равенство, честь и достоинство, которые занимают важное место в понятийном аппарате как религиозного, так и морального сознания. Правда, эти понятия в правосознании имеют некоторые специфические черты, обусловленные особенностями отношений в правовой сфере.

Наконец, обращает на себя внимание и то, что религия, мораль и право по сути своей предназначены создать необходимые предпосылки для утверждения в обществе определенной стабильности, порядка, условий для реализации личностью своих насущных потребностей, устремлений. Разумеется, в той мере, в какой эти устремления не вступают в конф­ликт с интересами других людей. Наш современник, известный американский юрист Г.Дж. Берман, например, выделяет четыре «пути», посредством которых право осуществляет свое предназначение, и которые свидетельствуют о его «родственных» связях с религией. Первый путь – ритуал, то есть различного рода процедуры (к примеру, отправление правосудия) которые удостоверяют членов сообщества в объективности и непредвзятости правоприменительной практики. Второй путь – традиция, которая демонстрирует преемственность и символизирует обязательную силу права. Третий путь – авторитет, то есть опора на те источники, которые вызывают доверие, и применение которых поддерживает веру в справедливость правовых установлений. Наконец, четвертый путь – это универсальность, которая выражает претензии права на связь с всеобъемлющей Истиной, вследствие чего оно становится способным давать правильные ответы практически на любые ситуации, с которыми сталкивается человек в своем земном существовании. Нетрудно заметить, что перечисленные «пути» или элементы присутствуют также в любой из мировых религий .

Иными словами, необходимым условием существования права как легитимного образования, которое обязывает к исполнению своих предписаний, является наличие мегаструктуры, включающей в себя ритуал, традицию, авторитет и универсальность. Если религия выражает «чувство святого», а право – «чувство справедливости», то объединяет их иррациональная вера в Бога и Высшую справедливость соответственно. «Лишь придавая особое значение взаимодействию права и религии, — пишет Берман, — мы получаем возможность рассматривать их не просто как два связанных между собой общественных института, а как два диалектически взаимосвязанных аспекта единого процесса – общественной жизни человека» .

Но следует иметь в виду, что соотношение между религией, моралью и правом имеет свои отличительные особенности в различные историчес­кие эпохи, в различных культурах, регионах. Это зависит от распространенной здесь религии, традиций, обычаев того или иного народа, политического режима, от внешних для данного государства обстоятельств. Ниже это будет показано на примерах различных мировых религий.

Однако между религией, моралью и правом существуют не только сходство, но и значительные различия, которые неизбежно оказывают воздействие на характер взаимоотношения между данными формами общественного сознания. Так как проблемы взаимодействия религии и морали были выше нами уже рассмотрены, сосредоточим внимание на различия между моралью и правом .

Прежде всего, отметить, что мораль по сути сво­ей обращена к самым глубинным сторонам человеческого существова­ния; именно в ней люди находят ответы на смысложизненные вопросы, получают предельные, наиболее важные ориентиры в различных видах деятельности. Мораль предъявляет к личности самые высокие требова­ния, контролирует не только внешние действия, но и чувства, помыслы индивида. Так, например, совесть оценивает и те намерения, которые не были реализованы, существовали, так сказать, только в проекте.

Сфера действия права заметно уже. Оно, прежде всего, регулирует отношения, связанные с собственностью и властью, защищает жизнен­но важные потребности индивида от посягательства других лиц и орга­низаций. Это сфера повседневных, насущных нужд человека, его горизонтальных устремлений. Право не требует от индивида «святости», соответствия высокому идеалу, а довольствуется лишь соблюдением установленных законов. Не посягает оно и на внутренний мир чело­века (ограничиваясь лишь пожеланием уважительного отношения к законодательству), если, конечно, он не проявился в каких-либо пре­ступных действиях.

Отметим, что в право входят не только правосознание, но и разветвленная, сложная сеть законов (позитивное право). Кроме того, право, в отличие от морали, имеет свои институты (суд, прокуратуру, различные исправительные учреждения, адвокатуру и др.), которые воплощают законы в повседневной действительности.

Правосознание (прежде всего представления о справедливом и несправедливом, законном и незаконном) в своих исходных компонентах в современную эпоху может быть близко к моральному сознанию (на этом акцентируют внимание сторонники так называемого естественно­го права) . Гораздо сложнее, напряженнее складываются отношения между моральными ценностями и позитивным правом. История (как, впро­чем, и современность) знает немало случаев, когда те или иные законы различных отраслей права (трудовое, уголовное, административное, семейное и другое право) вступают в столкновение с принципами морали. А порой и с правосознанием, т.е. с массовыми представлениями о справедливости. Не случайно в юридической литературе раз­личают закон и право. К тому же сами законы подвергаются различным изменениям под воздействием политической конъюнктуры, интересов определенных социальных групп. Но такая их подвижность чаще всего определяется политической целесообразностью, а не моральными установками.

Но кроме неудачных, расплывчатых, а порой и тенденциозных законов встречается еще и недостаточно профессиональная и своекоры­стная практика их применения. В общественном сознании достаточно давно возникли легенды о «шалостях» судопроизводства. Произвол, субъективизм, равнодушие, взяточничество судей. Различны во многом у морали и права механизмы воздействия на человеческую личность. Современное моральное сознание обращено в первую очередь к внутреннему миру человека, его совести. Главная кара морали — угрызения совести, которые дополняются осуждением со стороны общественного мнения. В правовых же отношениях доми­нируют методы внешнего воздействия — ограничение или угроза ог­раничения свободы человека, присуждение штрафа, материальной компенсации за нанесенный ущерб. Для морали же ограничение сво­боды человека просто немыслимо, ибо можно утверждать, что без свободы, особенно свободы совести, нет морали.

Таким образом, мораль и право имеют как сходные черты, так и различия, которые во многом и определяют характер их взаимодействия в конкретных социальных условиях. Мораль формулирует для права высшие ориентиры, критерии в его повседневном функционировании. Но право в свою очередь является важным фактором реализации нравственных ценностей.

Основные данные о работе

Версия шаблона

1.1

Филиал

Калужский

Вид работы

Творческая работа

Название дисциплины

Религоведение

Тема

Мораль и религия

Фамилия студента

Колпакова

Имя студента

Наталья

Отчество студента

Александровна

№ контракта

06400100701015

Введение……………………………………………………………………………..3

1 Мораль и религия как предмет рассмотрения…………………………….…..4

2 Соотношение морали и религии………………………….…………………….6

2.1 Общая характеристика.……………………………………………………….6

2.2 Единство религии и морали…………………………………………………8

2.3 Основные различия между моралью и религией…………………………9

2.4 Противоречия между моралью и религией………………………………11

3 Взаимосвязь, взаимодействие морали и религии……………………………12

3.1 Сущность взаимосвязи морали и религии……………………………….12

3.2 Взаимодействие морали и религии…………………………………….…13

4 Право, обычаи, традиции, моральные и религиозные нормы………….…13

Заключение…………………………………………………………………….…..17

Список использованных источников………………………………….…………18

Введение

Приступая к исследованию темы, отметим то, что связь между религией и моралью очень тесная. Наряду с религией мораль доминирует в этой сис­теме. Мораль — более широкое понятие, нежели религия и религиозная мораль. В сравнении с иными социальными нормами у нее наиболее обширная сфера действия. Лишь небольшие участки со­циальной действительности свободны от моральных оценок. Ска­занное означает, что сферы действия религии и морали в значитель­ной мере пересекаются, однако, мораль и религия остаются самостоятельными суверен­ными нормативно-регулятивными образованиями.

Данная тема является актуальной, так как мораль и религия действует зачастую в одних и тех же сферах. Предмет рассмотрения: религия и мораль в их взаимосвязи, взаимодействии и соотношении.

Соотношение между религией и моралью сложное, оно включает в себя четыре компонента: единство, различие, взаимодействие и противоречия. Выполнение работы потребовало внимательного сопоставления религии и морали, выяснение взаимосвязей между ними позволили глубже познать оба эти явления.

Основная часть

1.Мораль и религия как предмет рассмотрения.

Мораль (лат.moralis — касающийся нравов, нравственность) есть особый тип, один из основных способов нормативной регуляции действий человека, представленный совокупностью норм и принципов, рас­пространяющих свое влияние на всех и каждого и воплощающих в себе нравственные ценности. Мораль охватывает нравственные взгляды и чувства, жизненные ориентации и принципы, цели и мотивы поступков и отношений, проводя границу между добром и злом, совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестьем, справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью, милосердием и жестокостью и т.д. Мораль воплощает в своих нормах абсолютные ценнос­ти, в силу чего моральные нормы и оценки являются высшим критерием поведения.

Современный философ Френсис Фукуяма рассматривает мораль как социальный капитал, определяющий степень жизнеспособности общества. Такому пониманию морали близко её определение как коллективной интуиции.

Мораль направлена на единообразие регуляции отношений и снижение конфликтности в обществе.

Следует разделять идеальную (пропагандируемую) и реальную моральные системы.

Мораль формируется главным образом в результате воспитания, в меньшей степени — в результате действия механизма сопереживания или адаптационного процесса. Мораль индивидуума, как императивный подсознательный механизм, плохо поддаётся сознательному критическому анализу и коррекции.

Мораль служит предметом изучения этики. Более широким понятием, выходящим за рамки морали, является этос.

Мораль — понятие более тонкое, чем нравственность, связанное не только с системой нравов, но и с духовным миром человека, его ориентацией на внутренние ценности. От вопросов экологии, технологии, политологии мы неизбежно должны перейти к обсуждению проблем эволюции внутреннего мира человека. Необходимо найти способы такого воздействия на него, чтобы внутренний мир человека превратился в его основную ценность. В этом и лежит ключ к самому главному — сохранению вида homo sapiens.

Формирование морали имеет естественно-историческое проис­хождение, неотделимое от самой жизнедеятельности людей, в про­цессе которой апробированные опытом человеческого общежития ценности и идеалы закрепляются в общественном и индивидуаль­ном сознании в виде определенных взглядов, нравственных пред­ставлений и ожиданий. Субъект формирует моральные нормы и сам же обращает их на себя.

Религия (От лат. Religio- благочестие, набожность, святыня) — мировосприятие, одушевленное верой в Бога. Это не только вера или совокупность взглядов. Религия — это также чувство связанности, зависимости и долженствования по отношению к тайной высшей силе, дающей опору и достойной поклонения. Именно так понимали религию многие мудрецы и философы — Заратустра, Лао-Цзы, Конфуций, Будда, Сократ, Христос, Мухаммед. Не расходится с этим осмыслением религии и то, что предлагают современные мыслители.

Исследованием религии занимаются богословы, историки, философы, но они это делают с разных сторон, Первый заботится о наиболее точном выражении фактов религиозного сознания, данных путем откровения, второй рассматривает ступени религиозного сознания, сравнивает и классифицирует различные религии. Философ стремится осмыслить феномен религиозности. Сравнительное изучение религии началось лишь в XIX в. Философы пытаются выделить религиозные формы сознания, раскрыть их основные типы.

Суждения мыслителей:

«Есть четыре основания, в силу которых в умах людей образуются понятия о богах:

1. Вера в предсказание будущего.

2. Страх перед грозным явлением природы.

3. Изобилие предметов, которые служат для нашего существования.

4. Наблюдения неизменного порядка в движении звездного неба» (Клеан из Ассоса).

«Естественная причина религии — беспокойство о будущем» (Томас Гоббс).

«Страх перед невидимой силой, придуманной умом или воображаемой на основании выдумок, допущенных государством, называется религия, не допущенных — суеверием. Когда же воображаемая сила в самом деле такова, как мы ее представляем, то это истинная религия» (Томас Гоббс).

«Религия — это искусство одурманивать людей с целью отвлечь их мысли от того зла, которое причиняют им в этом мире власть имущие» (Поль Анри Гольбах).

«Философия тождественна с религией» (Георг Гегель).

» Если люди так слабы, имея религию, то что они будут делать, когда окажутся без неё?» (Бенджамин Франклин).

«Сила религии покоится главным образом на вере в неё, а сила человеческих законов — на страхе перед ними. Древность существования благоприятствует религии; степень веры часто соизмеряется с отдаленностью предмета, в который мы верим, ибо наш ум при этом бывает свободен от побочных понятий той отдаленной эпохи, которые могли бы противоречить нашим верованиям» (Шарль Монтескье).

2. Соотношение морали и религии.

2.1.Общая характеристика.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *