Сребролюбие

Сребролюбие

(25 голосов: 4.8 из 5)

См. раздел: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ

  • Страсть сребролюбия и борьба с ней прот. Сергий Филимонов
  • Страсть сребролюбия свящ. Сергий Дергалев
  • Сребролюбие свящ. Павел Гумеров
  • О духе сребролюбия прп. Иоанн Кассиан Римлянин
  • Сребролюбие Энциклопедия изречений
  • Повесть прп. Даниила о Евлогии каменосечце
  • О том, что сребролюбие – самая губительная из всех страстей прп. Никодим Святогорец
  • Помоги, Господи, изжить моё сребролюбие игумен Митрофан (Гудков)

Сребролю́бие – третья из восьми главных страстей, состоящая в ненасытном увеличении материальных благ. Противоположной сребролюбию добродетелью является нестяжание.

Сребролюбие – нарушение второй заповеди, идолопоклонство, поклонение «золотому тельцу»: «Нельзя служить Богу и маммоне» (Мф.6:24), то есть богатству. Основные виды сребролюбия: жадность (страсть к обладанию) и скупость (страсть к сохранению). Жадность хочет захватить чужое, скупость боится отдать свое.
Сребролюбие паразитирует на неуверенности в будущем (потребности в безопасности) и гордости (потребности быть признанным, уважаемым).

Преподобный Иоанн Лествичник называет эту страсть «тмоглавым бесом сребролюбия». Существует множество разновидностей этого недуга: жадность, скупость, любостяжание, мшелоимство, лихоимство, скверноприбытчество, корыстолюбие… Во всех проявлениях страсти сребролюбия есть один общий мотив – любовь к самому процессу приобретения и обладания.

Если гордость оценивается святыми отцами как корень всех зол, то почему апостол Павел назвал корнем всех зол сребролюбие?

В Первом послании к Тимофею апостол Павел и действительно назвал корнем всех зол сребролюбие (1Тим.6:10).

Однако это свидетельство не идёт вразрез с оценкой отцов и учителей Церкви. Выражаясь иначе, между ними нет принципиальных противоречий. Объяснить эту кажущуюся разницу можно при помощи следующих доводов.

Определение гордости как первопричины (или, что то же, корня) всякого зла строится на том основании, что изобретателем зла вообще и его главным сеятелем в нынешнем мире является диавол.

Как известно, диавол пал отнюдь не из-за сребролюбия. В самом деле, о каком сребролюбии могла идти речь в невещественном ангельском мире, совершенно чуждом товарно-денежных отношений?

По свидетельству Божественного Откровения, диавол пал, возгордившись своими совершенствами, из-за гордости (Ис.14:12-14). Как святые отцы, так и апостол Павел говорят об этом со всей убежденностью (1Тим.3:6). Следовательно, в вопросе о первоисточнике зла, апостол и вселенские отцы были единодушны.

Если даже вынести факт падения сатаны за скобки и определить, в чём состояла внутренняя причина грехопадения самого человека, окажется, что и в этой редакции не сребролюбие нужно называть причиной и корнем всех зол.

Известно, что по создании человека ему была предоставлена во владение вся земля, причём предоставлена как Божественный дар (Быт.1:28).

То есть все те блага, которые в нынешнем веке имеют денежный эквивалент, все те блага, стремясь заполучить которые, современные грешники предаются обогащению, Бог предоставил Адаму и Еве бесплатно.

Тем не менее они всё же пошли против Бога, склонились ко злу. Что же послужило толчком? Горделивое расположение сердца (а не сребролюбие), желание стать как Бог (Быт.3:5).

Принимая в соображение слова апостола Павла, необходимо обратить внимание на контекст его речи.

В интересующем нас наставлении он говорит о желающих обогащаться. Здесь же он сообщает, к чему приводит эта греховная страсть: сребролюбцы запутываются в сетях искушений, впадают во многие вредные и безрассудные похоти; через это они погружаются в бедствия и пагубу (1Тим.6:9).

Из слов апостола явствует убедительно, что сребролюбие служит корнем множества зол. Но почему же тогда он не сказал прямо «множества», но сказал «всех» (зол)?

С одной стороны это можно назвать риторическим преувеличением, использованным им для усиления мысли, гиперболой (примеры подобного рода преувеличений встречаются в Писании неоднократно).

С другой стороны сребролюбие можно считать одной из форм проявления гордости (ведь не является же сребролюбие характерной чертой смиренномудрого человека).

Это значит, что хотя не каждый гордец — сребролюбец, тем не менее каждый сребролюбец — гордец. Соответственно сказанному, каждый сребролюбец бывает искушаем как прочие гордецы. До тех пор, пока он подвержен сребролюбию (как одной из особенностей проявления гордости) — он подвержен и самой гордости.

Предназначение человека — развивать все те добродетели, которые заложены в душу его Творцом. Но как же непроста эта задача. Ведь природа наша повреждена и склонность ко злу обнаруживается с самого раннего детства. Грехи превращаются со временем в страсти, которые очень трудно искоренить. И рабства злу в таком случае не избежать. Один из таких грехов — сребролюбие, что это за грех, как распознать его в себе и вести с ним борьбу, узнаем из дальнейшей статьи.

Что такое сребролюбие

Добродетель нестяжательства вложена в нас Творцом изначально. Когда Адам и Ева жили в раю, все было устроено Богом так, что они ни в чем не нуждались. Там имелось все, необходимое им для жизни. После изгнания из рая естественная для нас добродетель нестяжательства трансформировалась в противоположное нравственное качество — страсть к деньгам как источнику всех земных благ.

Под сребролюбием подразумевается все имущество человека. И, соответственно, и деньги, и недвижимость, и даже лишняя рубашка, — все может стать предметом страсти.

В природе у животных также встречаются факты накопительства. Но они определяются не безумным стяжательством или страстным порабощением, а вызваны жизненной необходимостью, имеют приспособительный характер.

А вот человек, одержимый духом собирательства, ищет не только необходимого для жизни, но и старается иметь сверх того. И тогда, как яркие образцы скупости, скряжничества, других проявлений сребролюбия, рождаются персонажи типа знаменитых гоголевских героев. Кто не помнит Плюшкина из «Мертвых душ», ставшего одним из самых узнаваемых примеров этой страсти.

Происхождение слова

В Новом завете Бог предостерегает верующих людей, чтобы они усердно стремились к Нему и отвращались от любви к мамоне (богатству): «Не можете служить двум Господам…». Почему же греховная привязанность к материальным благам называется не «златолюбием» или как-то иначе, а именно сребролюбием?

Здесь прослеживается связь опять же с событиями Евангельской истории. Бог не просто вразумлял христиан о пагубности этой страсти. На страницах Нового Завета мы можем встретить наглядный пример того, как разрушающе действует любовь к мамоне на душу человека и его жизнь.

Страстью к наживе был безнадежно поражен один из апостолов Христа, Иуда. В то время денежные знаки назывались сребрениками. Отсюда, судя по всему, и пошло название греха. Возможно происхождение слова имеет другие корни. У славян в древние времена деньги всегда назывались «серебром».

Образ Иуды послужил красноречивой проповедью о том, что Господь предается людьми из-за денег и тех благ, которые можно за них приобрести.

Ради тленных материальных удовольствий многие из нас теряют возможность получить вечную жизнь и духовную радость, которая неизмеримо выше всех плотских наслаждений.

Значение понятия

Сребролюбием в православии называют такое состояние души человека, которое толкает его на нарушение всех Божественных и нравственных человеческих законов в погоне за приобретением богатства. В основе этого лежит решительное предпочтение материальных ценностей в ущерб духовным.

Сребролюбцы, пустив пагубную страсть в сердце, автоматически нарушают все библейские заповеди:

  1. Первую и вторую — как идолослужение, обожествляя «золотого тельца».
  2. Третью (…имя Господа напрасно…) попирают коммерсанты, которые лживо клянутся, что их товар (услуги) самые лучшие, и цена соответствует заявленному качеству.
  3. Четвертую — в воскресенье работают вместо того, чтобы посвятить седьмой день Богу.
  4. Пятую (почитание родителей) — жалеют денег, чтобы достойно содержать своих состарившихся отца и мать, помогать им финансово.
  5. Шестую (о ценности человеческой жизни) — каждый день случается множество убийств из-за наживы.
  6. Седьмую (о блуде)— широко процветает торговля телом, греховной любовью.
  7. Восьмую (не укради) — распространено воровство как незаконный способ завладеть материальными благами.
  8. Девятую (о лжесвидетельстве) — нарушают в судах и других инстанциях, где за деньги попирается справедливость, обижаются слабые и неимущие.
  9. Десятую (о зависти) — в сердце неуемное желание обладать всеми земными благами.

Человек, подверженный страсти, способен на многие гнусные поступки. Врач, который ставит неправильный диагноз или назначает неэффективное лечение в надежде «выбить» из пациента мзду, — вот один из распространенных в нашей жизни примеров.

Людей, зараженных страстью к богатству, сейчас можно встретить на каждом шагу. Все стремятся соответствовать «золотому стандарту». И все делают для того, чтобы выбиться из общей серой массы «неудачников» любыми доступными средствами и путями. Где уж тут помнить о Боге. Он им только мешает жить.

Упоминание в Библии

В Священном Писании неоднократно упоминается о страсти к богатству, наживе. О пагубности любви к деньгам говорил в своих поучениях сам Господь Иисус Христос, что «…трудно надеющимся на богатство войти в Царство Небесное!». Апостол Павел утверждал в своих проповедях, что сребролюбие лежит в основе любого греха.

Всем хорошо известна история предательства Иуды. Еще один яркий пример губительной любви к деньгам — это печальная участь семейной пары, Анании и Сапфиры. Страсть, поселившаяся в сердце, побудила их ко лжи. И обмануть они пытались в лице апостолов самого Бога. Это красноречиво свидетельствует об их неверии. Что привело мужа и жену в христианскую общину, так и осталось неизвестным.

Страсть стяжательства — это попытка самому, без Бога прожить на этой земле. В Евангелии есть притча про богача, у которого уродился хороший богатый урожай. Этот человек обрадовался, сломал свои старые амбары, создал новые и говорит: «Ешь, пей душа, веселись на многие годы вперед…». Вот здесь также очень хорошо показана основа страсти — как без Бога хочется многое получить и достичь.

Историческая справка

Сребролюбие (или своекорыстие), славолюбие (самовозношение) и сластолюбие (любовь к наслаждениям) — страсти, служащие источником появления других пороков, угасания разума, ослабления веры. В основе лежит самолюбие.

Об их существовании и главенствующей роли в образовании остальных грехов свидетельствовали такие святые отцы, как преп. Авва Дорофей, Оптинский старец Лев, преп. Феодор Эдесский.

Источники и причины появления

Еще апостол Иоанн Богослов приводил разделение греха стяжательства на: «…похоть плоти, похоть очей и гордость житейская…». Святые отцы развили и усовершенствовали учение о видах страсти, распознавании и борьбе с ними. Они считали, что сребролюбие – наиболее опасно, и есть основа всех остальных грехов. Искореняется оно тем, чтобы всем сердцем и душою иметь упование на Бога.

Развитие и дальнейшая судьба

На протяжении веков христианства святые подвижники опытным путем проходили нелегкий путь борьбы со своими страстями. Ими оставлено много книг духовного содержания, из которых мы видим, как становился и развивался православный аскетизм. Святые отцы досконально изучили все тонкости духовного делания, в том числе поведали нам о страсти сребролюбия.

Например, Феодор Эдесский подробно изложил путь появления страстей в душе человека. Он говорил, что за тремя основными — сребролюбием, славолюбием, сластолюбием — неизменно следуют следующие пять греховных навыков, из которых и порождаются все виды пороков. Человек, победивший первые, неизменно получает возможность отсечь и все остальные.

Современное положение

Богослов нашего времени профессор А. Осипов, как и многие другие священнослужители, проповедники, развивает учение о православном аскетизме. По его мнению, эта страсть лежит в основе языческого мировоззрения, которым сейчас заражено большинство людей, а также является центральным стержнем научно-технического прогресса.

Виды сребролюбия

Греховная любовь к богатству проявляется разными формами, порой самыми неожиданными. Этой страсти подвержены люди разного достатка, социального уровня. И было бы неверно считать таковыми только богатых и преуспевающих, как будто бы их состояние и является показателем этой страсти. Бедняк порой крепче держится за последнюю монетку, чем другой за свои миллионы. И поэтому лепта бедной вдовы из Евангельских повествований, отдавшей все, что она имела, была так дорога Господу.

Сребролюбие включает в себя целый букет разновидностей греха:

  • любостяжание;
  • корыстолюбие;
  • скупость;
  • жадность;
  • лихоимство;
  • мшелоимство;
  • порочную выгоду;
  • своекорыстие;
  • алчность;
  • эгоистическую пользу;
  • спекулянство;
  • прочее.

Каждый из перечисленных пунктов означает конкретное проявление греха, но все эти определения являются родственными.

Скупость

Это крайнее проявление жадности, болезненное нежелание расставаться с чем-либо, выходящее за рамки нормальных общепринятых норм. Алчность — это неуемное стремление получить как можно больше, в то время как скупость направлена на то, чтобы потратить как можно меньше.

Любостяжательство

Грех идолопоклонства, когда все попечения направлены на стяжание имущества, не оставляя времени и сил для Бога. Приводит к нарушению практически всех Его заповедей, когда ради наживы предаются интересы и выгоды других людей, попирается закон любви к ближним.

Мшелоимство

Употребляется в первую очередь в тех случаях, когда речь идет о взятках, любви к подаркам, коллекционированию, наличию в обиходе ненужных вещей и тому подобное. Причина кроется зачастую в самолюбии, тщеславии, маловерии.

Корыстолюбие

Применяется, когда речь заходит о личностях, ничего не делающих для других без собственной выгоды. Такие люди бесплатно пальцем не пошевелят во благо другому человеку. Их отличает стремление получить выгоду любым путем, неразборчивость в средствах наживы, что приводит к нарушению гражданских и Божественных законов.

Почему сребролюбие — грех

Страсть к накоплению тесно связана с двумя другими грехами — чревоугодием и блудом. Ведь чтобы ублажать свое чрево, есть дорогие изысканные продукты в большом количестве, нужны деньги. Поэтому у такого человека поневоле будет проявляться и любовь к злату. Для удовлетворения блудной страсти часто также требуются немалые средства.

Стремление к обладанию богатством порождает в свою очередь печаль и гнев, — также греховные страсти, разрушающие личность человека и его жизнь. Сребролюбец очень тяжело переживает потерю имущества, впадает в гнев, уныние.

Как выявить в себе

Чтобы обнаружить таящуюся в глубинах души страсть, необходимо хорошо знать признаки ее внешнего проявления.

Святые отцы выявили такие характерные свойства сей духовной болезни:

  • стремление жить в комфорте, роскоши;
  • любовь к дорогим и редким вещам (коллекционирование);
  • воровство, разбой и клептомания;
  • жестокость, жадность и презрение по отношению к малоимущим;
  • завистливость;
  • злоречивость;
  • дерзость;
  • наглость;
  • вероломство;
  • неблагодарность;
  • склонность давать клятвы;
  • мечты и размышления о богатстве;
  • боязнь старости, нищеты, болезней;
  • любовь к подаркам;
  • увлечение суетными тленными предметами и делами;
  • множество забот и попечений;
  • жестокосердие ко всем нуждающимся.

Духовники утверждают, что тот, кто прилепился все сердцем к богатству, не может любить брата, так как всегда хочет отнять у него что-нибудь. Такие люди, как правило, одиноки, потому что враждебно относятся ко всем, даже к друзьям, близким родственникам и самому себе, изнуряя душу чрезмерными заботами.

Современные православные психологи, проведя ряд исследований, пришли к определенным выводам в этой области. Ученые считают, что, если человек не смог расстаться с частью своих средств ради спасения жизни другого человека, он однозначно порабощен греховной страстью к деньгам.

Как бороться с грехом

Святые подвижники оставили христианам богатое наследие своего духовного опыта. Из их книг, поучений мы можем легко можем узнать те способы и приемы, используя которые, можно с Божьей помощью справиться с любым грехом.

Чтобы искоренить из души сребролюбие, православные духовники советуют применять:

  • милостыню;
  • нестяжание;
  • память смерти;
  • веру в Промысел Божий.

Наиболее сильным средством в этой борьбе становится нестяжание. Монахи на его принципах, как на камне, строят всю свою жизнь. Произвольная нищета хоть и доставляет скорбь по плоти, но душе дает мир и покой, так необходимые для христианской жизни. Еще одним действенным приемом становится милостыня. Вначале следует приучать себя давать то, что в избытке. Затем легче будет делиться с неимущим последним, что имеется за душой.

Как говорят святые отцы, сребролюбие — это дочь неверия. Поэтому всеми силами нужно стараться укреплять веру в Промысл Божий, чтобы победить в себе пагубную привычку надеяться исключительно на силу денег и власти.

Видео

О том, как бороться с грехом, можно узнать у Иоанна Лествичника и других святых отцов, посмотрев это видео.

Сребролюбие — грех недоверия Богу

Говорить о сребролюбии в наше время — это все равно, что описывать жару летом. Июльское пекло мучает всех, от него не скроешься. Есть, конечно, спасение от зноя — кондиционеры и вентиляторы, тень и холодная вода. Но солнцепек-то мало кто любит, а любовь же к «сребру» порою целиком захватывает сердце. И случиться такое может даже в случае, если «сребра» этого и нет в карманах любящего…

О том, что же такое грех сребролюбия, мы говорим сегодня с игуменом Нектарием (Морозовым).

— В современном российском обществе множество людей, которые живут на грани бедности. Как в такой ситуации вообще можно говорить о грехе сребролюбия?

— Грех сребролюбия заключается не в излишнем обладании сребром, златом, то есть материальными ценностями, а в любви к этим самым ценностям.

Человеку, чтобы жить на земле, необходимы многие вещи: пища, одежда, деньги, на которые это можно купить. Необходимо жилье, потому что мы не можем жить на улице. Бывает, что нужны и дорогостоящие врачебные услуги, лекарства. И это далеко не все…

Допустим, человек нуждается в хирургической операции. Будет ли в сердце оперируемого любовь к иголке, которая колет его в вену и вводит какое-то средство, блокирующее боль, к скальпелю, который режет кожу и дает возможность хирургу удалить воспалившийся аппендикс? Скорее всего, нет. Больной будет относиться и к иголке, и к скальпелю как к необходимому и перетерпит. Но совсем не так — с материальными благами, с деньгами, на которые можно приобрести потребное для жизни. Любовь к материальному оказывается для человека очень опасной. И очень страшной — тем более, что ее может испытывать как человек, ничего не имеющий, так и наоборот, обладающий многими сокровищами этого мира.

Что в данном случае значит «любить»? Это значит, что в ситуации, когда перед тобой встает выбор между тем, что ты любишь, и долгом, честью, милосердием, состраданием и, самое главное, желанием быть верным Богу, ты будешь выбирать то, что любишь, вот это самое «сребро». Ты не дашь его тому, кто в нем нуждается, ты затворишь свое сердце от того, кому плохо, и, чтобы умножить или удержать то, что у тебя есть, ты совершишь то или иное предательство по отношению к Богу. В этом и заключается самый главный вред сребролюбия.

Человек, конечно, существо многогранное, но когда он к чему-то обращен, то это значит, что от чего-то другого он отвращается. Обращенность к материальному обязательно отвращает от духовного. Как может подобная обращенность проявляться у богатого человека — наверное, понятно. У него — много попечений: как своим богатством распорядиться, как защитить его от тех, кто хочет это богатство расхитить, как разумнее его потратить, чтобы полностью не истощить, и как к нему что-то новое приложить. Естественно, что когда человек занят процессом приобретения или сохранения, то он постепенно понимает: успешность в этом зачастую сопряжена с некими безнравственными поступками. Когда у тебя много денег, к ним легко можно прибавить еще, отняв их у кого-то другого, у кого их меньше и кто не в силах их отстоять. Конечно, деньги можно просто заработать, но это гораздо труднее, чем отобрать. Поэтому, когда человек любит сребро, то он, скорее всего, будет его отнимать. А даже если он будет зарабатывать честно, перед ним все равно встанет ситуация выбора: платить или не платить налоги, платить или нет достойную зарплату людям, которые у тебя трудятся, и прочее. Конечно, если человек любит Бога больше, чем богатство, если он не мыслит своей жизни без если не Божиих законов, то хотя бы законов человеческой нравственности (хотя сегодня это понятие очень расплывчато), он скорее запомнится как человек добрый и справедливый. Но чаще бывает не так. Чаще человек, добившийся достатка, руководствуется в своих действиях, в своих поступках не любовью к Богу и не нравственными законами, а чем-то иным.

Если же у человека ничего нет, то его любовь к сребру и злату будет похожа на любовь человека, который втайне в кого-то влюблен, изнывает от страсти, но не может приблизиться к объекту своего вожделения. Он ревнует ко всем, кто к предмету его обожания приближается, страшно от этого страдает, мучается, завидует, злится — сердце его от этого чернеет. И потому человек, который любит деньги, но не имеет их, может считать, что вся жизнь его не удалась. Он думает, что несчастен. Просто он еще не знает, что, сколько бы ты ни имел денег, их все равно меньше, чем хотелось бы. Жажда денег увеличивается прямо пропорционально их количеству. Поэтому, когда священники говорят о необходимости бороться со страстью сребролюбия, они говорят именно об этом — о необходимости бороться с любовью к тому, что должно являться всего лишь навсего средством для достижения тех или иных целей.

— Лично я не знакома с богатыми людьми, поэтому поделюсь впечатлением о тех, кто, по Вашему выражению, влюблен безответно. Это зачастую напоминает болезнь, патологию. У людей, битых жизнью, перенесших тяжелые лишения, у ленинградских блокадников — у некоторых из них воды в дождливый день не допросишься… Но люди, собирающие тапочки без пары, тоже ведь больны сребролюбием?

— По поводу тапочек — да, это как раз сребролюбие как до неразумия доходящая любовь к материальному. Только я не соглашусь, что болезненные проявления этой страсти чаще всего заметны именно у тех, кто пережил какие-то лишения. Как раз наоборот, зачастую те, кто пережил голод и познал, что можно довольствоваться в жизни очень малым, бывают более щедрыми, чем люди, жившие в достатке. Порой именно эти люди делятся не только тем, что у них в избытке, но и тем, в чем они сами испытывают недостаток. Петербург, в том числе и блокадный Ленинград, никогда не был городом жадных людей. Хотя, конечно, бывает и так, что пережитые лишения, страдания приводят к определенному слому, психическому нездоровью, но это уже отдельная тема…

Есть в Отечнике такая поразительная история. Некогда преподобный авва Даниил, странствуя, остановился в одном селении, где к нему подошел совсем не богатый с виду человек и пригласил его в свой дом на ночлег. Человека этого звали Евлогий, он был каменосечцем — зарабатывал тем, что тесал камни. Заработанное за день тут же тратил — покупал что-то необходимое себе, а все остальное раздавал нищим, привечал странников. И так Евлогий понравился преподобному Даниилу, так его восхитил, что авва стал молиться Богу, чтобы Тот даровал каменосечцу большие блага, которые могли бы позволить благотворить гораздо большему количеству людей. Ответил Господь: «Не нужно это». Но авва упорствовал в своем прошении, и тогда Бог снова ответил: «Хорошо, Я исполню твою просьбу, но то, что последует за этим, целиком ляжет на твои плечи». И вот Евлогий нашел клад, уехал в другой город, поселился в дорогих палатах, куда на пушечный выстрел не подпускали ни одного бедняка и нищего. Был изгнан и авва Даниил, пришедший проведать своего знакомого. Тогда преподобный взмолился снова и стал просить прощения за свою неразумную молитву. В результате каменосечец все потерял, вернулся в свое селение, стал снова заниматься честным трудом и заботиться о нуждающихся, как и раньше…

Имение обладает потрясающей силой и властью. Вот, казалось бы, нет ничего — и ладно. А появляется что-то, и человек сразу за это цепляется. Нужно быть к себе внимательным, суметь уловить момент, когда сердце начинает срастаться с имением, и разрубать эту связь. Господь и Сам посылает ситуации, когда человек может эту страсть побороть естественным образом, но так бывает, что она, эта страсть, столь велика, что человек отметает все, что Богом посылается…

— Но ведь чем больше отдаешь, тем больше возвращается! Однако на это корыстно рассчитывать ни в коем случае нельзя…

— Да, если человек решает именно из таких побуждений и с такими целями отдавать кому-то то, что имеет, он должен быть готов к тому, что цель эта может остаться недостижимой.

— И еще один закон: если у тебя в кармане 20 копеек, с ними расстаться гораздо проще, чем с двадцатью рублями.

— Да, ведь ты уже начинаешь рассчитывать на них, планировать, что на них купишь, и вдруг их у тебя кто-то просит… И с ними очень трудно расстаться. Но! Не всегда и надо расставаться, на самом деле. Вопрос в том, кто просит, зачем просит и почему просит.

Апостол Павел говорил, что наш избыток должен служить в восполнение чьего-то недостатка (2 Кор. 8, 14). С нас спросится не по тому, чего мы не имеем, а по тому, что у нас есть. Да, были подвижники, которые настолько пренебрегали любым имением, что, глядя на них, кажется, что они жили за гранью — не только общечеловеческой, но даже и общехристианской нормы. К примеру, праведный Филарет Милостивый раздавал все, а у него была достаточно большая семья, которая тоже нуждалась в пропитании. И члены его семьи находились в том состоянии, что уже им надо было что-то давать. В конце концов Господь возвратил святому Филарету все сторицей: его дочь стала супругой императора. Был и такой удивительный подвижник схиархимандрит Виталий (Сидоренко) из Тбилиси, который постоянно раздавал все, что у него появлялось. Сначала он жил в келье в горах, и понятно, что там у него ничего не было. А потом он переселился в город, и ему дарили то одеяло, то ботинки, то еще что-то — он все раздавал и очень плакал: «Я им говорю: раздавайте, раздавайте! Они мне тащат…». Но такие подвиги — из ряда вон выходящие. У преподобного Варсонофия Великого даже есть такой совет: когда приходит к тебе кто-то и просит у тебя что-либо, а тебе самому это необходимо, ты имеешь право отказать. Потому что если человек может расстаться с чем-то и не терзаться, расстаться и не причинить неудобства своим близким, которые вместе с ним имеют права на это имущество, то отдать можно. Если же ты отдаешь последнее, ты обязательно должен подумать о тех, кто находится рядом с тобой, и о том, что потом будешь делать ты. Потому что если ты отдашь последнее и пойдешь сам у кого-то просить в свою очередь, то вряд ли в этом будет смысл.

Но бывают, конечно, и такие в жизни ситуации, когда необходимо отдать и последнее. Человек с живой совестью это сам, как правило, видит и знает.

— Многие оправдывают грех сребролюбия наличием семьи и обязательств перед ней. Как семьянину, обремененному заботами, различить, где норма, а где он уже увлекается обеспечением материальными средствами своих чад и домочадцев?

— Если у человека большая семья, он действительно должен много работать, трудиться, чтобы ее обеспечить. И это будет не сребролюбием, а исполнением долга по отношению к тем, кто от этого человека зависит в материальном плане. Другое дело, когда человек не может заработать столько, сколько он хотел бы, не получается по каким-то причинам — и не должно у него быть никакой печали от этого, нельзя впадать из-за этого в уныние, переставать стремиться к Богу. Хотя если дети от голода плачут, то в лепешку надо расшибиться, а заработать…

— А если дети и жена хотят чего-то сверх нужного, сверх насущного? Допустим, роликовые коньки или новую машину? А глава семьи их любит и не может отказать в удовлетворении этих желаний?

— В любой семье я бы советовал мужу и жене определиться в том, что такое «любит», в чем это должно выражаться: в приобретении материальных благ или в том, чтобы быть вместе и от этого испытывать счастье — даже без коньков и машины. Испытывать счастье от того, что супруги близки, друг друга понимают, радуются тому, что у них есть, и терпят, если у них чего-то нет.

Критерий нормы и тут — тот же. Если человек видит, что то, что он хотел бы иметь, его захватывает и порабощает, значит, здесь что-то не так. Допустим, человек стремится к радости от обладания чем-либо. Жизнь, положенная на достижение этого, оказывается обедненной положительными эмоциями, покоем, элементарной возможностью отдохнуть. И когда цель достигнута, радости нет. Получается, что человек сам себя обманывает. Это все равно, что повесить перед мордой ослика морковку — чем быстрее он за ней будет гнаться, тем быстрее она от него будет убегать — так как-то раз очень точно выразился архимандрит Рафаил (Карелин) в одной из своих проповедей. Желание обладать неутолимо, его невозможно удовлетворить до конца. Сначала ты хочешь иметь что-то нужное, потом — лучшее, чем у тебя есть, потом — лучшее, чем у других, и так далее.

Для человека естественно и непредосудительно желать, чтобы у него было необходимое, при этом — хорошего качества. Но весь вопрос в том, какую цену надо за это заплатить. Нельзя, чтобы этой ценой стала вся жизнь, сердце человека, весь человек. Приобретаем ли мы, чтобы жить, или живем, чтобы приобретать. Ответ расставляет все по своим местам. Если человек живет ради того, чтобы приобретать, в его сердце произошла подмена. Средство вдруг стало целью, а цель — средством.

Владимир Фаворский. «Скупой рыцарь». Из серии гравюр к «Маленьким трагедиям» А.С. Пушкина. 1959–1961 гг.

— Сегодня обладание чем-либо сделалось вопросом престижа или приличия. Если у тебя нет крутого телефона, это уже неприлично. И подобное начинается с самого детства — если в пору моего взросления вопросы о «годности» человека мы решали в детских соревнованиях, то сейчас все зависит от марки планшета, который тебе купил папа… В чем причины такого явления?

— Тут множество причин, но главная — одна. Сегодня утрачивается представление о человеческой личности. Причем не только чьей-то, но и своей собственной. Человек утрачивает ту глубину, которая должна быть ему присуща, ту полноту жизни, которую должен иметь. Иными словами, у современного человека слишком мало чего есть за душой. И поэтому, не имея чем дорожить внутри себя, он пытается составить впечатление о себе самом с помощью того, чем он обладает в материальном плане. И естественно, тот, кому удается чем-то обладать, этим тщеславится. А тот, у которого ничего нет — и за душой тоже, — от этого страдает: чувствует себя обиженным, угнетенным и оскорбляемым.

— Каким образом ребенку привить правильное отношение к вещам?

— Нужно дать ребенку то, что будет для него важнее имущества. То, что позволит ему чувствовать себя состоявшимся человеком, невзирая на то, есть ли у него возможность купить жене машину или нет.

Мы знаем людей, которые живут в тяжелых бытовых условиях и которые с завистью смотрят на обладателя лимузина, обдавшего его грязной водой из лужи. И этим людям невдомек, что этот обладатель лимузина, имеющий несколько миллионов условных единиц, страдает и мучается, глядя на какого-нибудь олигарха с футбольным клубом, самолетом и яхтой. А тот мучается, глядя так же на кого-то еще… Наверное…

— Мы знаем, что мать всех грехов — гордыня. И если бы мы все научились смиренно доверять Богу, то жизнь наша была бы иной… Мне кажется, что сребролюбие — это тоже родственник многих грехов. К примеру, жадный человек не может быть добрым. Так это или нет?

— Изначально сребролюбивый человек может быть добрым, но постепенно, с развитием страсти, в нем угасают добродетели. Ведь человек — это существо, зависящее от навыка. Если мы дважды отказали кому-то в помощи, трижды, четырежды, то так от нашей доброты ничего постепенно не останется. Мы поначалу мучаемся — хочется дать, но больше хочется не давать. Человек так устроен — он старается свои страдания минимализировать. И потому мы учимся не давать, не страдая. Для этого нужно ожесточить свое сердце, закрыть его, чтобы никто до него достучаться не мог. «Никто» — не только люди, но и Бог. Ведь отчего человек страдает? Оттого, что совесть его укоряет. А это не только совесть, но и Ангел-хранитель, и Сам Господь, Который стучится в сердце. И для того, чтобы не дать чего-то кому-то, человек должен научиться не слышать Бога, не реагировать на Его призыв.

Сребролюбие — это и есть грех недоверия Богу. Почему человек так лихорадочно хочет что-то стяжать? Потому что в этом полагает надежду на свое благополучие. Пока человек не надеется на имение, а надеется на Господа, он Им по жизни и ведом. А когда человек ставит во главу угла имущество, имение, то тогда все кардинально меняется, тогда он постепенно становится чужим Богу.

— А как бороться со сребролюбием? Ведь в той или иной степени оно живет в сердце каждого из нас…

— Господь об этом заботится, причем самыми разными способами. Вот мы потеряли кошелек с деньгами — это средство побороть свое сребролюбие. Вместо того, чтобы метаться и переживать по этому поводу, надо сказать: «Ну что ж, Бог учит меня безболезненно расставаться с деньгами». Если приходится отдавать что-то, что нам самим бы пригодилось, значит, Господь нас учит и любви, и подавлению страсти сребролюбия.

Вообще, когда человек начинает что-то отдавать, постепенно у него вырабатывается навык к этому, очень важный. Святитель Иоанн Златоуст говорил, что если тяжело отдавать нужное, то надо начать отдавать хотя бы то, что не нужно. И навык начнет вырабатываться, постепенно приучишься и делиться последним. Но важно в этом случае, отдавая ненужное, не говорить о себе: какой же я хороший, остановлюсь-ка на этом, пожалуй! Есть среди российских чиновников люди — не буду говорить, что все, — которые привыкли брать. И когда им нужно что-то отдать, с ними начинает твориться невообразимое — ломка, как у наркомана. Приходилось наблюдать чувство глубочайшего недоумения на их лицах в такой момент: Как так! Отдавать?! Причем отдавать не для того, чтобы получить, а просто так. И многие оказываются к этому неспособными. Правда: все дело — в навыке.

Журнал «Православие и современность» № 26 (42)

Беседовала Наталья Волкова

>Сребролюбие – Человеческие пороки и Божий образ

Часть 2

Мы продолжаем наш разговор о человеческих пороках и Божьем образе. В этой статье хотелось бы рассмотреть еще одно понятие, близкое к тому, что мы рассматривали в прошлой статье – это сребролюбие.

Сребролюбие – жадность к деньгам (словарь Ожегова/Шведовой). В Библии множество раз упоминается о сребролюбии, что уже само по себе указывает на серьезность этого явления. Когда Бог упоминает о чем-то дважды, это говорит о том, что Он пытается подчеркнуть и направить наше внимание на это место. Оно очень важно в Его глазах. Когда же Он говорит о чем-то шесть раз напрямую и несколько раз косвенно (истории людей, которые заплатили своей жизнью за любовь к деньгам), то это говорит о том, что явление чрезмерно важно для нас. Нам стоит обратить внимание на него и стоит изучить.

Давайте рассмотрим несколько мест из Писания: (1 Тим. 6:9,10) «А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям.»

Интересно, что корнем всех зол, названо сребролюбие. Из этого можно сделать вывод: у множества зла, которое существует и действует на земле и которое впоследствии дает ростки в ту или иную сторону, корень очень часто один, и это – любовь к деньгам. Посмотрите на реалии нашей жизни: действительно, сколько предательств, подстав, подлога, убийств, лжи, интриг, измен, ссор и т.д. из-за любви к деньгам. А, знаете, когда это происходит? Тогда, когда сердце человеческое меняется. Когда все остальное меркнет по сравнению с богатством, вернее любви к нему:

(Мат. 6:19-24) «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, но ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше. Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, – тьма, то какова же тьма? Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. (Маммона (сребролюбие) – любовь к деньгам.)»

Это выдержка из Нагорной проповеди Иисуса Христа, здесь Он показывает и причину сребролюбия, и как оно проникает в человека. Причина – в сердце человеческом, там появился новый господин или идол (любовь к наживе, к деньгам). И тут же делается очень серьезный вывод, что такой человек не может служить Богу, как бы он этого не хотел. Почему? Потому что в сердце уже присутствует другой бог – маммона или идол, если хотите. А двум (противоположным по своей сути) господам служить одновременно не получится. Не случайно здесь упоминаются и глаза; именно через глаза (если они нечисты, то есть смотрят и желают с ненасытимостью того, чего не нужно) сребролюбие входит в человека. И здесь же Бог дает совет: собирайте себе сокровища на небе. Что это значит? Сокровища на небе действительно можно собирать, и они эквивалентны деньгам: это добрые поступки в адрес других людей, добрые чувства, слова, мысли и так далее. У Бога все это регистрируется четко.

Последствия сребролюбия печальные – (как уже говорилось выше) многие скорби или даже пагуба (или погибель). Позвольте привести один пример из Библии. Там говорится о том, как человек заплатил своей жизнью (и даже жизнью своих родственников) за сребролюбие. История Ахана, записанная в книге Иисуса Навина в седьмой главе. Когда израильский народ овладевал обетованной землей, им помогал Сам Бог. Они вступали в сражение с людьми, жившими на той территории, и уничтожали их. Одно из условий того, что у них будет победа – точное исполнение того, что говорил Бог. А Он, в Свою очередь, объявил все жившее (включая имущество) заклятым, то есть подлежащему уничтожению. Многие люди, читая эти места Писания задают вопросы почему. Почему Бог повелел уничтожить людей (женщин, детей)? Семь народов, которые населяли ту территорию подлежали уничтожению.

Дело все в том, что Бог не желает смерти человеку, даже написано не желает смерти грешнику, а чтобы он покаялся. Но когда люди развращаются и впадают в зло, не хотят жить в добре, а это зло становится частью их до такой степени, что оскверняется даже и территория, они становятся связанными с нечистым духовным миром, с бесами. Они дают пристанище или жилище всякому бесу. А Бог нас создал таким образом, что мы связаны генетически по поколениям. Мы передаем детям свою генетику, а если она искаженная (а она и будет искаженной из-за зла, из-за греха), то поколение получает зло и в свою очередь добавляет от себя следующему. Наступает такой момент, что смешение зла и развращения зашкаливает и Бог принимает решение уничтожить все живое. Так, кстати, было и во время потопа. Подумайте сами, вам приятно было бы жить со злыми соседями? У которых все мысли, все чувства, все дела по отношению к вам – одно зло? Я думаю, что нет. Но мы возвращаемся к нашей теме.

Так вот, этот Ахан знал это заклятие, но во время сражения прихватил кое-что себе. И вот причины почему (И.Нав. 7:20, 21) «В ответ Иисусу Ахан сказал: точно, я согрешил пред Господом, Богом Израилевым, и сделал то и то: между добычею увидел я одну прекрасную Сеннаарскую одежду, и двести сиклей серебра, и слиток золота весом в пятьдесят сиклей; это мне полюбилось, и я взял это; и вот, оно спрятано в земле среди шатра моего, и серебро под ним.» Заметьте, как развивались события: увидел я, полюбилось мне и взял я. Трагичный конец этого человека – смерть. В завершение, позвольте очень кратко рассмотреть Божий образ в этом вопросе. Конечно, это щедрость (см. часть 1). Но мне хочется сейчас заострить ваше внимание именно на деньгах или на богатстве. Дело все в том, что деньги и богатство – сами по себе нейтральны. Именно от человека зависит чем они будут – благословением или проклятием. Это как нож: в руках хирурга несет жизнь, в руках убийцы несет смерть. Если рассмотреть Библию, то мы увидим, что Бог очень богат и желает делиться этим богатством; мало того, вообще, все деньги и богатство на земле – Его, Он просто дал людям ими пользоваться. И, кстати, обязательно спросит как человек распоряжался теми или иными финансами. (Агг. 2:8) «Мое серебро и Мое золото, говорит Господь Саваоф.» Богатство в израильском народе было признаком благословения. И Бог давал его: (Втор. 8:18) «…ибо Он дает тебе силу приобретать богатство…). У Иисуса и Его учеников всегда с собой были деньги и деньги приличные (в местах Писания, где идет об этом речь – в размере годового заработка того времени и местности – на кармане).

А теперь мы обратимся к истории. Если посмотреть на историю церкви, то мы увидим, как различные ее течения (в частности католицизм, православие, часть протестантизма) относились и относятся к богатству очень негативно (хотя это не сказывается на имуществе и утвари в данных церквях, там все четко – все в золоте – просто констатирую факт, никого не укоряя.) Веками воспевались аскетизм и бедность, а нищенство возводилось чуть ли не в ранг святости. Но мы этого не видим у Бога. У Него нет экономии или экономики – это понятия земные, человеческие. Как много искажений внедрилось в Его учение. Сейчас, например, очень модно говорить о процветании от Бога и также модно порицать или оскорблять тех, которые говорят об этом. На мой взгляд все очень просто: богатство может быть благословением Божьим. Только приходит оно не от усилий человеческих (хотя и от них тоже, но тогда часто является именно сетью или искушением), а нисходит от Самого Бога как благословение: (Пр. 22-4) «За смирением следует страх Господень, богатство, и слава, и жизнь.) Ведь деньги – это усилитель и мы можем влиять на мир намного больше, имея их как благословение для других. Вопрос только в готовности или правильном состоянии нашего сердца. Подумайте над этим. Благословений вам!

Татьяна Федчик

<<< Часть 1. Жадность

Часть 3. Злоречие >>>

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *