Старая ладога георгиевская церковь

Георгиевская церковь (Старая Ладога)

У этого термина существуют и другие значения, см. Георгиевская церковь.

Православный храм

Георгиевская церковь

Страна

Россия

Местоположение

Старая Ладога, Волховский район Ленинградской области

Конфессия

Православие

Архитектурный стиль

Древнерусское зодчество

Первое упоминание

1445 год

Дата основания

Строительство

1180—1200 годы

Статус

Объект культурного наследия народов РФ федерального значения. Рег. № 471510293490006 (ЕГРОКН). Объект № 4710025007 (БД Викигида)

Медиафайлы на Викискладе

Церковь Святого Георгия — белокаменный храм второй половины XII века, находящийся на территории Староладожской крепости. Один из древнейших сохранившихся храмов России. Наряду с собором Староладожского Успенского монастыря является самым северным русским каменным храмом домонгольского периода. В храме сохранились фрагменты уникальных фресок XII века. Имеет статус памятника архитектуры федерального значения.

История

Согласно части летописей, Старая Ладога была первой резиденцией Рюрика, прежде чем он переехал в Новгород. Она стояла на важнейшем в то время торговом пути из варяг в греки, проходившем по Волхову. Сооружение каменной крепости в Старой Ладоге началось в 1110-х годах. Во второй половине XII века было построено семь или восемь каменных храмов, из которых лишь два сохранились до нашего времени (кроме Георгиевской церкви, это Успенский собор Староладожского Успенского монастыря).

Точная дата постройки Георгиевской церкви неизвестна, но детали архитектуры и росписей говорят о том, что это было скорее всего между 1180 и 1200 годами. По преданию, храм был построен в честь Геогрия Победоносца в память о разгроме шведов в битве на реке Воронежке. Храм был впервые упомянут в письменных источниках лишь в 1445 году. В XVI веке церковь была перестроена, однако интерьер остался неизменным. К концу XVII века внутренний облик храма остро нуждался в реставрации, которая была проведена в 1683—1684 годах. В ходе работ были проделаны новые окна, настенные фрески были разрушены.

Дальнейшие реставрации были проведены в 1902, 1925—1928, 1952—1962, а также в 1970—1990-х годах.

Архитектура

Георгиевская церковь с южной стороны с видом на Волхов

Архитектура храма типична для Новгородской республики. Это четырёхстолпный однокупольный трёхапсидный храм. Его площадь всего 72 м², он слегка асимметричен по отношению к оси север — юг. Это объясняется тем, что храм был возведён внутри крепости с ограниченным пространством.

История строительства

Как считает большинство исследователей, церковь святого Георгия была сдана заказчику в 1165—1166 гг. после того, как на реке Воронеге русское войско разгромило шведов. «Первая Новгородская летопись» сообщает, что в 1164 году на ладожскую крепость напали шведы. Ладожане, «затворишася в граде», послали в Новгород за князем и войском. Вскоре «приспе князь Святослав с новгородци и с посадником Захариею». Шведы были разбиты, но для сохранения торговли с ними шведские земли в ответ разорены не были, «ограничились наукой», как показано на фреске.

По традиционному мнению, отражённому М. И. Мильчиком, строительство, скорее всего, началось на следующий год (летние месяцы были уже пропущены). Как показали последние исследования, согласно первоначальному замыслу, боковые апсиды храма были пониженными, а хоры в нем отсутствовали. Подобный тип храма, редкий для древнерусского зодчества XII века, известен нам на примере двух построек епископа Нифонта — Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря во Пскове (ок. 1140 г.) и церкви св. папы римского Климента в Старой Ладоге (1153 г.), фрески которой не сохранились. Церковь св. папы римского Климента была перенесена Петром Великим в Новую Ладогу, а здание её после этого разрушилось. Но фрески, посвящённые этому святому, есть и в Георгиевской церкви. Хотя в Южной Руси культ святого Климента появился с момента крещения Руси в Православие и вывоза его мощей из Корсуни Владимиром Святославичем, но культ его в Северной Руси начался при владыке Нифонте — отце-основателе Новгородской республики — и связан не только с тем, что святой мученик упокоился на земле Древней Руси — в Крыму, а мощи его находились в Десятинной церкви в Киеве, но и с заимствованием Господином Великим Новгородом порядков Римской республики. Учитывая, что после Нифонта со сниженными апсидами храмы не строили, а хотя культ св. Климента удержался, но посвящённые ему фрески не присутствовали во всех храмах одного пригорода, логично предположить, что Георгиевская церковь также была заложена ещё при владыке Нифонте, то есть не позднее середины 1150-х годов. Именно тогда храм и был посвящён святому Георгию — в домонгольской Руси посвящение осуществлялось при закладке фундамента. Однако после кончины Нифонта в 1156 году возведение церкви было отложено на неопределенный срок, и возобновилось после победы над шведами. Позже 1165—1166 годов строительство маловероятно: князь Святослав, возможный заказчик храма, в 1167 году был изгнан из Новгорода и на следующее лето умер. Второй предполагаемый заказчик — посадник Захарий — погиб в 1166 году. Видимо, староладожский храм начали и закончили строить как раз в 1165 году. Такой малый храм каменных дел мастерам вполне под силу выстроить за один год. Подобные темпы не были редкостью в XII веке. Но после 1165 года почти все храмы в Господине Великом Новгороде строились уже боярами и купцами, хотя, возможно, часть из них — той же артелью, что построила церковь св. Георгия — последнюю в Старой Ладоге в 12 веке. Но несмотря на логичность этой версии В. Д. Сарабьянов считает, что, хотя храм был, видимо, заложен при владыке Нифонте, но художественные, типологические и иконографические особенности архитектуры и стенописи позволяют достаточно уверенно ограничить время окончательного создания памятника последними двумя десятилетиями XII века (так же вначале датировал памятник и В. Н. Лазарев, датировку он изменил на основании исторического события — разгрома шведов под Старой Ладогой). Возведение храма и написание фресок произошли почти одновременно, с перерывом не более чем на год, даже если храм и посвящён победе над шведами в 1164 году. Это не исключает три этапа строительства храма: при Нифонте, по заказу князя или посадника сразу после победы над шведами в Старой Ладоге, и в конце XII века, возможно, после поразившего всю Европу взятия военными силами «земли карелов и русов» — Господина Великого Новгорода — шведской столицы Сигтуны, когда, как показали последние археологические раскопки, город сожжён не был, а со шведами проводилась воспитательная работа. Ещё ранее, в 1178 году, новгородцы, включая Корелу — вместе с союзниками — сумь — совершили поход в нынешнюю западную Финляндию, сожгли все замки и селения, вывели в полон всех шведов и почти всех католиков, так что в течение нескольких десятилетий шведская жизнь в Финляндии отсутствовала, а католическая — едва теплилась. Но этим новгородцы и ладожане вряд ли бы гордились: пребывание христиан в рабстве, тем более у карелов и суми — тогда ещё в большинстве язычников — не было бы отражено на фреске.

Росписи

Фрески были созданы в том же году, когда состоялось освящение храма. Являются одним из немногих образцов русских фресок XII века. В 1445 году некоторые фрески были обновлены, однако большинство из них было утеряно в XVII веке. Некоторые были сняты со стен и оставлены под новым полом. Они были обнаружены в XX веке и восстановлены. В 1780 году некоторые древние фрески были открыты под слоем краски на стенах. В целом, сохранилось около 20 % оригинальных фресок.

Общая картина оригинальной росписи не поддаётся реконструкции, однако понятно, что северная и южная стены имели по пять рядов изображений. Из фресок на западной и восточной стенах ничего не сохранилось. Фрески на внутренней части купола сохранились почти без повреждений. На них изображено вознесение Христа в присутствии апостолов и пророков.

Все фрески были сделаны в одном стиле. Скорее всего, они были созданы группой художников под руководством двух главных. В композиции преобладают голубой, красный и жёлтый цвета. Есть также некоторые цветовые вариации, включающие белый цвет. Это несколько нетипично для русских фресок того времени и может указывать на то, что среди художников были греки, внёсшие элементы византийской росписи. При этом русские сопроводительные надписи на фресках, выполненные, согласно авторитетному мнению Т.В. Рождественской, новгородцами, равно как и уникальная во всём мире программа росписи, а, возможно, и её стиль, являются реальным свидетельством наличия русских фрескистов в той же артели, а также ориентации византийских художников на местные вкусы и традиции.

Наиболее необычная и уникальная фреска — находящаяся вопреки канонам в алтаре фреска с изображением Св. Георгия, укрощающего змея. Фигуру едущего на коне Георгия художник помещает в центре, иначе говоря, на наиболее выпрямленной части стены, где она не подвергнута перспективному искажению и где её легче всего развернуть по горизонтали на плоскости. Сбоку, где стена изогнута гораздо сильнее, он располагает здание вертикальной формы, которому ракурс не может особенно повредить, и к этому зданию направляет энергично восходящую линию холма. Эта линия играет немаловажную композиционную роль, объединяя центральное звено композиции с его боковым звеном и помогая воспринимать их, несмотря на изогнутую стену, как единое оптическое целое. Несомненно, аналогичная линия, но обращённая по диагонали влево, очерчивала несохранившийся холм на северной стороне малой ризницы (диаконника). Позади диаконника должно было возвышаться примерно такое же здание, какое представлено справа. И здесь художник не забывал о ракурсе, возникавшем в результате того, что зритель видел изображение на северной стороне диаконника в резком перспективном сокращении. Так, строго учитывая местоположение фрески, достигал художник той цельности впечатления, которая была бы неосуществима, если бы он не принимал в расчет законов монументальной живописи.

Ориентируя фреску на плоскость стены, авторы росписи делают линию главным средством художественного выражения. Линии принадлежит ведущая роль всюду: и во внутренней разделке формы, и в силуэтных очерках, и в трактовке лиц, и в орнаменте. Одеяния делятся на мелкие, совершенно плоские складки, которые то ложатся прямыми линиями, то образуют острые углы, то уподобляются зигзагам, то закручиваются узлами, то топорщатся по диагонали, то извиваются плавными параболами. В трактовке одежды всюду чувствуется увлечение орнаментальной игрой линий. Они проведены уверенной рукой незаурядного рисовальщика, одновременно умеющего выявить и структуру драпировки, её мотив, и орнаментально-декоративную природу складок, выполненных с поистине каллиграфической тонкостью.

Такое же виртуозное владение линией дает о себе знать в очерках фигур. Особенно выразителен силуэт коня, на котором гарцует Георгий. Только мастер, высоко ценивший красоту скупой и в то же время упругой линии, мог достичь столь простого и лаконичного художественного эффекта.

При этом всадник не поражает змия, как это бывает обычно, он лишь укрощает, попирая его. Царевна ведёт змия на пояске, как на поводке, а со стены за происходящим одобрительно наблюдает царь. Такая необычная интерпретация отсылает нас к русскому духовному стиху о Егории Храбром, в котором освобождённая царевна помогает святому Георгию укрощать змия, повязав его шею своим шёлковым пояском. Змий — не только символ зла, но и одновременно символ плотского начала человека и символ животных — не повержен, а приручен, зло в соответствии с принятым русским православием учением Сократа понимается как незнание добра и, хотя добро для большей силы убеждения — с вооружённой силой покровителя скотины Егория Храброго, но зло искореняется не уничтожением носителей зла или бессмысленным умерщвлением плоти, а путём просвещения и преображения, не убийством, только с вооружённой силой для защиты добра и для демонстрации змию последствий неподчинения добру, доброй царевне, доброму царю на стене. Не случайно в народных легендах Егорию Храброму приписывалось «утверждение на Руси веры православной и искоренение басурманской». Святой Георгий, изображавшийся в византийской традиции либо как мученик, либо как готовый на ратные подвиги воин-победитель и покровитель воинства, предстаёт здесь в совершенно ином свете. За геральдически торжественной сценой просматривается новый смысл: отдельные носители зла, образом которого выступает змий, могут быть уничтожены, как в других культурах изображения Георгия Победоносца, но само зло не может быть реально побеждено одними лишь силой и воинской доблестью. Зло может быть побеждено ими только вместе со смирением и верой. Именно эти вечные идеалы христианства и запечатлевают все изображенные на фреске участники события: и ангелоподобный Георгий, чей бесстрастный лик являет собой непоколебимую веру, и остальные персонажи, чья вера только что родилась, пробуждённая явленным чудом, и змий, ставший образом усмирённого греха, и даже конь, чей хвост, завязанный узлом, также является символом смирения. Эта и многие другие величественные фрески Староладожской церкви Святого Георгия, посвящённые описанию достоинств князей и воинских добродетелей, свидетельствуют, что скорее всего, заказчиком был не глава Новгородской республики — владыка, а один из князей, в крайнем случае — посадник.

При этом изображение святого Георгия, поражающего дракона, никогда ни в Руси, ни в Византии не размещалось в алтаре, не говоря уже об исключительной уникальности вооружённого Георгия, оставляющего змию жизнь.

Примечания

  1. Церковь Георгия (недоступная ссылка). Министерство культуры Российской Федерации. Дата обращения 24 декабря 2012. Архивировано 19 января 2015 года.
  2. 1 2 3 4 5 6 Сарабьянов, В.Д. Георгиевская Церковь в Старой Ладоге. Электронная научная библиотека по истории древнерусской архитектуры (2003). Дата обращения 24 декабря 2012.
  3. Е. Нелидова. 4 столицы Руси: Старая Ладога, Новгород, Киев, Москва.
  4. В. В. Мордвинов. Начало мореходства на Руси. Л., 1949
  5. Мильчик М. И. Строка каменной летописи. В журн.: Наука и жизнь, 1990, № 4. С.103-105. http://rusarch.ru/milchik6.htm
  6. В. Д. Сарабьянов. Фрески церкви св. Георгия в Старой Ладоге: древнерусская живопись второй половины XII века и византийские традиции. Кандидатская диссертация. 2003
  7. Лазарев В. Н. Древнерусские мозаики и фрески XI—XV вв. — М.: Искусство, 1973. С.45
  8. Ирина Языкова. Поразивший змея. Журнал «Нескучный сад». http://www.nsad.ru/articles/porazivshij-zmiya

Литература

  • Васильев Б.Г. Церкви Святых Георгия и Дмитрия Солунского в Старой Ладоге. — СПб, 2015. — ISBN 978-5-86789-443-6.

Церковь Святого Георгия (Старая Ладога)

История создания храма
Более восьми веков устремлен в небо купол Георгиевского собора, самого изящного белокаменного храма, выстроенного, по преданию, в честь победы русичей над шведами и освященного во имя великомученика Георгия Победоносца. Точной даты возведения уникальной христианской святыни история не сохранила, а согласно легендам, построен Георгиевский храм в 1165–1166 годах, в период княжения в Новгороде Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха.
По древней традиции возведение русичами храмов приурочивалось ими к знаменательным военным событиям, одним из которых в начале XII столетия и стала триумфальная победа ладожан и новгородцев над шведами, осадившими Староладожскую крепость. Сведения об этом славном эпизоде доблестного ратного прошлого, красочно описанные древними историографами в первой Новгородской летописи, дошли до наших дней. В 1164 году новгородская дружина под командованием князя Святослава Ростиславича и посадника Захария вместе с защитниками Староладожской крепости наголову разгромили у ее стен мощный шведский флот. С тех пор поле легендарной баталии, возле которого и возвели ладожане церковь Святого Георгия, носит название «Победище».
Построили Георгиевский храм, согласно легендам, на месте древнего языческого святилища и украсили искусно выполненными фресками, ставшими в наши дни одним из сохранившихся образцов древнерусской школы живописи. Наряду с собором Святой Софии в Киеве, Спасо-Преображенской церковью в Полоцке, храмом Успения в селе Волотово Новгородской области церковь Святого Георгия стала одной из наиболее известных православных святынь России.
При возведении компактного небольшого храма, площадь которого всего 72 квадратных метра, а высота – 15 метров, каменных дел мастера использовали известняковые плиты, чередуя их с тонким обожженным кирпичом (плинфой) и скрепляя ряды кладки раствором из гашеной извести и кирпичной крошки. Фасад церкви был покрыт таким же раствором, а внутренняя конструкция стен поддерживалась деревянным каркасом. Благодаря искусству древних зодчих от храма Георгия Победоносца, простого в архитектурном исполнении, веяло основательностью и мощью, которые подчеркивали и шестиугольная форма строения, и его массивность у основания, и три полукруглых выступа, и кокошники, украшенные фигурными зубцами из кирпича, и щелевидные окна (по четыре с южной и северной стороны), и шлемовидный купол со световым барабаном и восемью окнами. Второй ярус храма занимали хоры, на которые вела проложенная в стене узкая каменная лестница. По ней поднимались представители княжеского рода, чтобы присутствовать на богослужениях. Согласно преданиям, в 1240 году перед битвой со шведами именно в Георгиевской церкви молился о победе над врагом князь Александр Ярославич, позднее прозванный Невским. Спустя время хоры стали не нужны, и вместо них два угловых придела верхнего яруса соединили деревянным настилом.
Судьба Георгиевского храма неразрывно связана с историей крепости, внутри стен которой он был возведен. Шведы предпринимали неоднократные попытки захватить северный форпост, и в 1313 году им это удалось. Тогда они полностью разрушили цитадель, пострадала и Георгиевская церковь. Но уже через пять лет вновь были выстроены высокие неприступные стены, охватившие кольцом Ладогу и храм Георгия Победоносца.
Строительство каменных зданий на Руси постепенно вытеснило деревянное зодчество. Способствовала этому не только лучшая оборонительная функция строений из камня, но и частые пожары, полностью разрушающие деревянные постройки. В начале XV века один из таких пожаров сильно повредил Георгиевскую церковь, и в 1445 году стараниями архиепископа Новгородского Евфимия II, радеющего о восстановлении православных святынь, церковь была не только наново оштукатурена и обновлен ее интерьер, но и стала главным храмом основанного им Георгиевского монастыря. Обитель имела и другое название – Ладожский застенный монастырь, из-за своего выгодного расположения под надежной защитой стен Староладожской крепости.
К середине XVII столетия церковь Святого Георгия стала соборным храмом Ладоги. Сохранились датируемые 1646 годом письменные свидетельства о постройке с юго-западной стороны от Георгиевской церкви деревянного храма во имя святого Дмитрия Солунского. В летние месяцы богослужения проводились в Георгиевском храме, в зимнее время – в более теплой Дмитриевской церкви.
К 1678 году Георгиевский монастырь владел всего двумя крестьянскими дворами, и в начале XVIII века он перестал существовать. Последнее письменное упоминание о монастыре датируется 1722–1723 годами, хотя уже тогда иночествующих в нем не было, и в 1744 году церковь Святого Георгия стала обычным приходским храмом.
За века своего существования церковь Святого Георгия неоднократно ремонтировалась и перестраивалась, что к началу XX столетия почти полностью исказило ее первоначальный внешний облик и внутреннее убранство. Большинство древних фресок было сбито со стен, и они оказались под вновь настеленным полом. Другая часть фресок скрылась за наслоениями штукатурки. Только росписи барабана оказались нетронутыми благодаря хорошо сохранившемуся слою краски. В 1584–1586 годах в ходе ремонтных работ над западным фасадом храма появилась небольшая звонница, а барабанный купол заменили конусообразным. В 1683–1684 годах храм был капитально отремонтирован: заложены четыре окна, растесаны оконные проемы в северной и южной стенах. В связи с повышением грунта вокруг церкви был на один метр поднят пол, из-за чего появилась необходимость повысить порталы. Стены укрепили дубовыми конструкциями, заведя их в толщу стен, и для большей прочности к западной стене храма примкнул притвор с двумя приделами, один из которых был освящен во имя святого Александра Невского.
В конце XIX века русский архитектор и реставратор Владимир Васильевич Суслов, исследуя русский Север и древнее зодчество в многочисленных экспедициях, внес предложение о комплексной научно-исследовательской реставрации Георгиевской церкви. На выделенные государством субсидии в 1902 году были проведены восстановительные работы: снаружи церковь оштукатурили цементным раствором, деревянные оконные рамы заменили металлическими, покрыли железными листами кровлю, установили цементный карниз. Внутренние работы коснулись только хоров – их отремонтировали, и пола – его покрыли метлахской плиткой на цементном растворе.
К сожалению, использование цемента при реставрационных работах оказалось слишком губительным для уникального памятника. Через несколько лет цементная штукатурка отслоилась, особенно пострадал цоколь здания. Внутри храма появилась повышенная сырость, отчего в углах поселилась плесень, а на фресках выступили кристаллы соли.
Следующая комплексная реставрация Георгиевского храма началась в 1925 году. Ее проводили специалисты архитектурно-реставрационных мастерских Ленинграда. Благодаря их усилиям храм освободился от более поздних наслоений и пристроек. В 1927–1928 годах и частично в 1933 году реставраторы из Москвы обновили фрески. К сожалению, из-за проводимой советским правительством антирелигиозной кампании все реставрационные мастерские были закрыты, а специалисты по восстановлению древних памятников уволены. Но проведенные ими ремонтные работы еще на несколько десятилетий дали большой запас прочности древним стенам Георгиевской церкви.
Бурное лихолетье Великой Отечественной войны не затронуло православную святыню, и уже в начале 1950-х годов группа архитекторов из Ленинграда начала восстановительные работы старинного храма, продлившиеся до начала 1960-х годов. Специалисты понизили грунт вокруг храма, соответственно вернув в первоначальное положение уровень пола; восстановили дверные проемы, раскрыли все заложенные окна, очистили кладку стен, заменили покрытие кровли и наново оштукатурили храм.
Масштабные исследовательские, научно-изыскательные и практические работы начались в конце 1970-х годов и продолжались без малого двадцать лет. Большая часть работ была завершена в 1996 году и церковь Святого Георгия Победоносца приняла тот облик, который изначально дали ей древние зодчие в далеком XII столетии. Участки фресковой настенной живописи были освобождены из-под наслоений и приведены в первоначальный вид.
Фресковая живопись храма
Храм Святого Георгия – один из немногих старинных русских храмов, в котором в неизменном виде дошла до наших дней уникальная фресковая живопись домонгольского периода, ставшая памятником мировой культуры. На южной стене храма изображены святые-великомученики – св. Ефстафий Плакида, св. Савва Стратилат и, предположительно, св. Дмитрий Солунский. В алтарном выступе жертвенника находились фрески богородичного цикла. Из четырех картин сохранилась всего одна – «Жертвоприношение Иоакима и Анны», изображающая родителей Богородицы, принесших в храм двух агнцев в благодарность за рождение дочери. В выступе диаконника находится самая известная в мире композиция «Чудо Георгия о змие», считающаяся самым первым изображением святого Георгия на коне, совершившим чудо. Две другие картины из этого цикла, к сожалению, полностью утеряны. Самая большая фреска – лик святого Николая Чудотворца, окруженный уникальной рамкой из росписей, стилизованных под мрамор. В простенках барабана находятся изображения пророков, фигуры которых окантованы декоративными арками с орнаментом в виде стеблей, листьев и цветов, а под куполом – 32-х фигурная композиция «Вознесение Господне», хорошо сохранившаяся до нашего времени.
Особый колорит внутреннему убранству храма придает декоративное оформление всех сцен и изображений святых. Разнообразные плетеночные орнаменты, декоративные арочки, панели полилитии гармонично вписываются в общий неповторимый облик, созданный древними новгородскими живописцами.
Среди островерхих башен и златоглавых куполов церквей Староладожской крепости стоит небольшой, но удивительно притягательный для ценителей старины храм Святого Георгия – возрожденная христианская святыня, уникальное творение древних зодчих.

Староладожские фрески — Св. Георгий и Ко

Архангел Гавриил.Фреска в конхе жертвенника церкви св. Георгия
Сейчас создается сайт Староладожского музея — с публикациями, иллюстрациями и текстами — и это хорошо. К сожалению, создается он людьми, которые продвигают сайт в контакте, копипастят тексты из публикаций без указания авторов, да и вообще похоже не перечитывает публикуемые опусы — и это плохо. Впрочем, они обещают исправться — и это хорошо. Я позволил себе сделать выборку оригиналов картинок (на сайте они распиханы по разным окнам, ссылкам и еще и на превьюшки надо кликать иногда) связаных с фресками Старой Ладоги. Сопроводительные тексты взяты с сайта если не указано сторонних источников.

Фонд фресок и строительных материалов музея-заповедника «Старая Ладога»

В XII в. в Ладоге было построено шесть каменных церквей; все они были украшены фресками. Однако до нашего времени на стенах частично сохранились росписи церквей святого Георгия, Успения Богородицы и небольшие участки с живописью на западных столбах и на южной стене церкви святого Николая Чудотворца. Сбитые и уничтоженные фрески и Георгиевского, и остальных храмов лежат в ладожской земле.
Фрагменты фресок.
Собиранием, систематизацией и анализом этих фрагментов занимаются сотрудники фонда фресок староладожского музея. В результате многолетних исследований удалось установить, что церкви Успения, Николая Чудотворца и Георгия (храм-усыпальница, церковь на месте расселения княжеской дружины и крепостной храм) были воздвигнуты при прямом или косвенном участии князя. Стилистическая близость росписей Никольского и Георгиевского храмов позволяет говорить о вероятном участии в их украшении одних и тех же мастеров, а может быть, и одной художественной артели. Во всех стенописях Ладоги есть черты, которые указывают на работу русских художников и их теснейшее сотрудничество с греческими мастерами.

Фрагменты росписи церкви святого Георгия
Тыльная сторона фрагмента фрески церкви святого Георгия с отпечатком кладки стены XII в.
Фрагмент росписи церкви святого Климента
История ладожских стенописей во многом проясняется за счет поднятых обломков фресок, нередко обнаруженных в лучшей сохранности, чем росписи в интерьерах. Они же являются единственным источником наших знаний о давно разрушенных ансамблях.
Хранитель фондов — Борис Григорьевич Васильев, ведущий научный сотрудник, кандидат искусствоведения.

Фрески церкви св.Георгия в Старой Ладоге

Вид Георгиевской церкви с юго-запада.Акварель В.А.Прохорова.Около 1858г. Вскоре после написания этой акварели, в 1867, к церкви была пристроена паперть и придел(?) (трапезная?) с колокольней. Остатки 17ти векового притвора (одновременно служившего контрофорсом), если они и оставались включенными в пристройку 1867 года были уничтожены при реставрации начавшейся в 1926 году.
Для понимания природы архитектурных форм Георгиевской церкви приведу цитату из статьи В.Д. Сарабьянова:
Обращают на себя внимание также непропорционально уменьшенные размеры восточных прясел боковых фасадов и некоторая «вдавленность» апсид, которые оказываются слишком глубоко утопленными в куб здания, что особенно хорошо читается на плане храма (илл. 7). В его восточной части ощущается какая-то вынужденная теснота, из-за чего храм с определенных ракурсов утрачивает строгую центричность, столь характерную для новгородской архитектуры этого времени, а барабан его оказывается заметно сдвинутым на восток.
Эти нарушения традиционных пропорциональных соотношений становятся понятными, если учесть, что при строительстве Георгиевской церкви зодчие не были полностью вольны в планировке здания и в разработке его конструктивной системы и художественного облика. Прежде всего, церковь должна была быть включена в уже существовавшую застройку крепости. Так, к ее восточному фасаду, согласно археологическим данным, подходила под углом крепостная стена 1114 года, с чем, вероятно, и было связано перемещение нижнего окна дьяконника.
Но более важным представляется тот факт, что существующая ныне церковь св. Георгия возведена на более древних фундаментах. Недавние исследования памятника показали, что его первоначальный план имел принципиальные типологические отличия от существующей постройки. Согласно первоначальному замыслу, боковые апсиды храма были пониженными, а хоры в нем отсутствовали. Подобный тип храма, редкий для древнерусского зодчества XII века, известен нам на примере двух построек архиепископа Нифонта — Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря во Пскове (ок. 1140 г.) и упоминавшейся выше Климентовской церкви в Старой Ладоге (1153 г.). Логично предположить, что Георгиевская церковь также была заложена еще при владыке Нифонте, т. е. в середине 1150-х годов. Однако после его кончины в 1156 году возведение церкви было отложено на неопределенный срок. Возобновление строительства произошло уже в другой период деятельности артели, когда новгородскими зодчими был разработан и хорошо усвоен новый тип небольшого храма с тремя высокими равновеликими апсидами и хорами, на которые вела внутристенная лестница в толще западной стены. Этот тип храма, сложившийся в 1160–1170-х годах, во многом определял новгородское строительство вплоть до конца XII столетия. Строители церкви использовали старый фундамент, мастерски приспособив его к новой типологии храмового здания, но это неизбежно повлекло за собой отмеченное нарушение пропорциональных соотношений.
В нашем распоряжении нет никаких документальных сведений о времени постройки Георгиевской церкви и украшения ее фресками. Основываясь на технологических особенностях памятника, можно с уверенностью констатировать лишь тот факт, что возведение храма и написание фресок произошли почти одновременно, с перерывом не более чем на год. Однако художественные, типологические и иконографические особенности архитектуры и стенописи позволяют достаточно уверенно ограничить время создания памятника последними двумя десятилетиями XII века. Конец цитаты.
Приведенные на сайте схемы скопиперты из статьи того же В.Д. Сарабьянова, причем в оригинале они кликабельны и нажав на роспись можно увидеть цветную фотографию — по-этому я не буду их тут приводить, а только перечислю:
— Схема росписи купола и барабана. Около 1167 год.
— Схема росписи алтаря.
— Схема росписи жертвенника.
— Схема росписи диаконника.
— Схема росписи северной стены.
— Схема росписи южной стены.
— Схема росписи западной стены.
— Схемы орнаментов окон.
Последняя цитата из статьи Б.Г. Васильева
Причина гибели основной площади фресок приоткрылась при комплексном обследовании здания в долгую реставрацию 1976-96 годов. Археологические раскопки показали, что вся восточная часть сооружения стоит на подсыпном грунте, привнесенном на мыс вероятно, при устройстве новой каменной крепостной стены в начале 12 столетия. Наваливать землю, в свою очередь, пришлось по случаю постепенного ухода воды в реке и соответственного расширения береговой площадки. Строители храма понадеялись на прочность восточной подсыпки, но небольшая осадка все же случилась. Сегодня это хорошо видно на линии резких уклонов древнего пола перед юго-восточным столбом в законсервированном археологическом шурфе. Вероятнее всего храм «затрещал» в первые же столетия своей жизни, и вплоть до сего дня сквозь новые побелки открываются нити трещин на северной стене, на подпружных арках храма. (конец цитаты)
Общий вид росписи купола
Ангелы из «Вознесения»
Иисус Христос
Пророк Соломон
Пророк Давид
Пророк Иеремия
Нельзя не завершить изложение главной цитатой — собственно Георгием (с сайта icon-art.info)
и еще одной цитатой из Васильева: Воинская тематика успешно развита в многочисленных рисунках-граффити, процарапанных на стенах, преимущественно, в этой же части интерьера. Так, в апсиде диаконника зафиксировано несколько рисунков с конями, подвязанные узлом хвосты которых не оставляют сомнений в их боевом назначении. Превосходно скомпонована сценка вождения коня, которого удерживает на длинном поводке воин в княжеской одежде. Встречаются здесь и разнообразные кресты, плетенки, знаки дохристианских символов веры.
Рисунки-граффити церкви Георгия в Старой Ладоге
(1, 3, 4. 5-фрагменты фресок из коллекции Староладожского музея-заповедника;
2-рнсунок в диакоинике ц. Георгия)

Георгиевская церковь в Старой Ладоге 2 половины XII века находится в пределах древней крепости, расположенной в низовьях реки Волхов. Этот храм известен не только благодаря уникальным фрагментам фресковых росписей 2 половины XII века, выполненных византийскими художниками. Георгиевская церковь, как и собор Успенского монастыря Старой Ладоги, несет в себе узнаваемые черты новгородской школы второй половины XII века.
Точная дата сооружения храма не известна. Несохранившаяся церковь Климента папы Римского, предшествовавшая Георгиевской церкви, по летописному источнику датируется 1153 годом. Георгиевская церковь Старой Ладоги – это камерный крестовокупольный храм с позакомарным завершением, увенчанный одной главой. На востоке четверика расположены три высокие апсиды, имеющие небольшой вынос. Разделенные лопатками на прясла стены боковых фасадов, прорезаны окнами, расположенными пирамидально. Внутреннее пространство храма устроено по примеру утраченной церкви Климента. В западной части храма расположены хоры, представляющие замкнутые угловые камеры, соединенные деревянным настилом, что наследует прием, впервые сложившийся в Спасо-Преображенском соборе Мирожского монастыря, построенного новгородскими мастерами, видимо, в конце 1130-х годов. На хоры можно подняться по внутристенной лестнице, расположенной в западной стене. В интерьере отсутствуют лопатки оставляя стены храма свободными для размещения росписей.
Исследователи обратили внимание на очевидную связь архитектуры Георгиевской церкви и украшающих ее интерьер фресок. В частности, нижнее окно дьяконника во время строительства было устроено в южной стене четверика, что нарушало общую композицию алтарной части, где все окна были расположены симметрично в два яруса. Этот отход от правила был обусловлен тем, что в южной апсиде была осуществлена большая фреска вертикального формата «Чудо Георгия о змие», которую решили не разрывать окном.

Церковь Святого Георгия в Ладоге — один из наиболее древних архитектурных памятников России, сохранившийся еще с XII века. Старинная церковь представляет огромный интерес не только для верующих, но и для историков, архитекторов и тех, кто интересуется древнерусской культурой.

Кто построил церковь Святого Георгия в Ладоге

Основание церкви Георгия в Ладоге датируется XII веком и относится приблизительно к 1165-1166 годам, а строительство церкви относят к 1180-1200 годам. Точного года постройки церкви Святого Георгия в Ладоге не сохранилось, имя архитектора и основателя храма также остается неизвестным. Предполагается, что освящение здания произошло на этапе закладки фундамента, в XII веке в этом не было ничего необычного, поскольку церковь «посвящали» тому или иному святому с самым началом строительства.

Считается, что заложена церковь Святого Георгия в Ладоге в 1165 году была в честь разгрома шведского войска на реке Воронежка. Скорее всего, активное участие в проектировании здания принимал владыка Нифонт, новгородский епископ XII века, основавший Мирожский монастырь в Пскове и церковь святого Климента в Ладоге.

Правда, скончался новгородский владыка на несколько лет раньше, чем гипотетически произошло основание Георгиевского храма в Старой Ладоге. Но исследователи сходятся на том, что в архитектуре ладожской религиозной постройки, по крайней мере, прослеживается его заметное влияние.

Такой вывод историки делают из того, что архитектура церкви нетипична для новгородского зодчества XII века, и храм очень напоминает церковь святого Климента в Старой Ладоге, культ которого начался именно при епископе Нифонте. Вероятными заказчиками Георгиевской церкви считают князя Святослава или посадника Захария.

Важно! Первое письменное упоминание о храме Святого Георгия в Ладоге датируется лишь 1445 годом. Поэтому любые версии относительно точных дат и основателей остаются только догадками.

История Георгиевского собора в Старой Ладоге

Храм Георгия Победоносца в Старой Ладоге обладает очень интересной историей. О первых столетиях существования храма почти ничего неизвестно, однако с XV века начинают появляться письменные свидетельства о развитии старинной церкви в Ладоге.

  • В 1445 году вокруг храма был построен мужской монастырь, основанный архиепископом Ефимием. Тогда же состоялась первая реставрация обветшавшей церкви, были обновлены древние фрески и добавлены новые росписи, храм покрыли новой кровлей, поставили внутри церкви двухъярусный иконостас и алтарную преграду.
  • В XVI веке над западным фасадом церкви была возведена двухпролетная звонница.
  • В XVII столетии прошла еще одна капитальная реставрация храма Святого Георгия. К сожалению, она получилась не слишком аккуратной. Несмотря на то, что в ходе работ было заменено покрытие сводов и повышен барабан церкви, одновременно с этим мастера заложили 4 окна храма и растесали оконные проемы. Многие внутренние фрески при этом оказались сбиты со стен и бесследно затерялись.

В конце XIX столетия церковь Святого Георгия вызвала новую волну интереса. Сооружение взяла под свое покровительство Императорская археологическая комиссия, при активном участии энтузиастов были спасены от разрушения сохранившиеся фрески. Знаменитые художники-реставраторы XIX века занимались копированием и изучением изображений. Работы по реставрации продолжились и в наступившем ХХ веке — очередной капитальный ремонт сооружения был закончен в 1902 году, а в 1904 году церковь Святого Георгия в Ладоге снова освятили.

Как ни странно, древняя церковь Святого Георгия смогла пережить даже революцию и советский период, в течение которого были уничтожены многие другие памятники архитектуры. В конце ХХ столетия начался новый виток реставрации старинного здания, обновлением церкви в Ладоге занимались известнейшие российские художники-реставраторы.

Внимание! В начале 1990-х годов реставрация была полностью завершена, и теперь верующие и туристы могут изучать древнюю церковь практически в ее первозданном виде. В настоящее время сооружению присвоен статус архитектурного памятника федерального значения, и древнее строение тщательно оберегается государством.

Архитектура церкви Св. Георгия в Старой Ладоге

Храм Святого Георгия в Ладоге представляет интерес не только за счет своего почтенного возраста. Внимание историков, архитекторов и искусствоведов привлекает архитектура церкви — она вполне характерна для новгородского зодчества XII столетия, но вместе с тем обладает яркими особенностями.

К традиционным элементам новгородского зодчества можно отнести строение церкви. Сооружение состоит из четырех столпов и трех равновысоких апсид, здание увенчано одним куполом и выполнено в классических неброских оттенках и аккуратных пропорциях. Равновысокие апсиды со всех сторон увенчиваются полукруглыми завершениями с арочным обрамлением.

Однако при этом внимание привлекают необычные элементы в строении церкви — а именно, ее архитектурная асимметрия.

  • На центральных пряслах южного и северного фасада располагается в пирамидальном порядке по 3 небольших окна. При этом на западных пряслах этих же фасадов окна немного занижены, а нижнее окно восточного фасада передвинуто к южному.
  • Необычное расположение окон объясняется тем, что строители храма стремились в первую очередь создать максимально удобное внутреннее освещение церкви. Им удалось добиться этой цели, однако в результате только западный фасад церкви Георгия в Ладоге остался симметричным.
  • Благодаря асимметрии остальных фасадов церковь приобретает дополнительную динамику, но вместе с тем ее строгие классические пропорции нарушаются.

Также архитектурный интерес представляют апсиды сооружения, заметно заглубленные в основание здания, и непропорционально маленькие восточные прясла боковых фасадов. Из-за этого церковь в восточной своей части выглядит слишком тесной и утрачивает характерную для новгородского зодчества XII века центричность. Даже на фото церкви Святого Георгия в Ладоге можно заметить, что ее барабан оказывается сильно сдвинут в восточную сторону.

Историки и архитекторы склонны объяснять необычные особенности Георгиевской церкви в Ладоге тем, что в процессе возведения постройку приходилось вписывать в уже существующий архитектурный ландшафт. Согласно исследованиям археологов, в XII веке вплотную к восточному фасаду храма проходила крепостная стена Ладожской крепости, в частности, этим могло быть обусловлено несимметричное расположение нижнего окна на восточном фасаде.

Фрески церкви Георгия в Старой Ладоге

Старинные стены храма Святого Георгия вызывают интерес, но основную ценность представляет внутреннее убранство церкви. На стенах древнего храма сохранились фрески XII века, разные исследователи приписывают их авторство новгородским и псковским художникам или византийским мастерам.

Также существует версия, что фрески храма Георгия в Старой Ладоге выполнялись византийскими и русскими мастерами в тесном сотрудничестве.

  • В пользу этого предположения говорит тот факт, что внутреннее убранство храма сочетает в себе элементы, характерные как для византийской, так и для древнерусской церковной живописи.
  • Например, нижняя цокольная часть стен покрыта имитацией мрамора, и это характерно для византийского церковного зодчества.
  • Но вот симметричные пары внутренних панелей храма центрированы шарами, похожими на навершия стоек для завес, и этот прием исследователи относят к русским традициям декорирования. Кроме того, по мнению исследователей, образец классической русской храмовой живописи представляют из себя некоторые сюжеты в настенной росписи, к примеру, сцена Страшного Суда для грешников.

Несмотря на многочисленные реставрационные работы в храме Георгия Победоносца в Старой Ладоге, древние фрески дошли до наших дней не в полном составе. Некоторые из них были сбиты со стен в процессе ранних реставрационных работ, правда, необходимо отметить, что часть таких фресок была обнаружена в период позднего археологического изучения постройки.

Из сохранившихся фресок в церкви в Старой Ладоге можно перечислить:

  • сцену, изображающую причащение апостолов в апсиде храма;
  • фреску святительского чина;
  • медальоны с полуфигурными изображениями Иоанна Милостивого, архангела Гавриила и неизвестного святого;
  • медальоны с полуфигурами архангела Михаила и трех святителей, среди которых святой Анфим;
  • фреску со сценой принесения очистительных жертв Иоакима и Анны.

Необходимо особо отметить фреску с изображением Святого Георгия, повергающего змия. Вопреки канонам, размещена эта фреска непосредственно в алтаре, хотя ни в русской, ни в византийской традиции данное изображение в алтаре не помещали. Такая особенность является не единственной — очень необычен тот факт, что Святой Георгий на фреске не поражает змия копьем насмерть, а только попирает и укрощает его, что символизирует усмирение и укрощение грехов. Можно утверждать, что вооруженный Святой Георгий, оставляющий змию жизнь на церковном изображении, по-настоящему уникален.

Важно! Некоторые исследователи предполагают, что нетипичность фресок древней церкви и отхождение от канонов объясняется тем, что заказчиком храма был не епископ, а князь или посадник — влиятельный человек, придающий большое значение воинским добродетелям.

Также в хорошем состоянии пребывает фреска купола, изображающая ангелов, которые несут сферу с возносящимся Спасителем. По окружности барабана церкви размещены хорошо сохранившиеся фрески с изображениями ветхозаветных царей и пророков, среди них Соломон и Давид, Исайя и Гедеон, Иеремия и Иезекииль, Наум и Михей.

Особого внимания заслуживает большая композиция, размещенная на западной стене церкви Святого Георгия и прилегающих сводах — фреска Страшного Суда. Южная стена церкви сохранилась хуже, на ней от большого праздничного цикла остался только фрагмент Крещения.

Также в древней церкви Святого Георгия в Старой Ладоге сохранились полуфигуры Николая Чудотворца и мученицы Марии, святого Саввы Стратилата и великомученика Евстафия, фигуры пророка Даниила и святого Феодора Стратилата. Эти изображения представляют только малую часть, оставшуюся от древнего убранства храма, в прежние времена фресок в церкви Святого Георгия было намного больше.

Как добраться до церкви Георгия в Старой Ладоге

Старая Ладога, значительную часть которой в настоящее время занимает археологический музей заповедник, располагается в 12 км от города Волхов и в 120 км от Санкт-Петербурга. Поэтому добираться до церкви Святого Георгия необходимо именно через северную столицу.

Сделать это можно несколькими способами:

  • на машине — по автостраде Е-105 с поворотом у Кисельни, время в пути занимает около 1,5 часов;
  • на автобусах 847, 860 и 877 от автовокзала №2 на Обводном канале — транспорт идет до города Волхов, где требуется пересесть на автобус 23;
  • на электричке с Ладожского или Московского вокзала, до города Волхов и станции «Волховстрой», а оттуда на автобусе до Старой Ладоги.

Перед поездкой к храму Георгия в Ладоге необходимо узнать расписание работы археологического музея-заповедника. Обычно территория открыта с 9 до 18 часов с мая по сентябрь и с 9 до 16 часов с октября по апрель. При этом в летнее время выходных на территории музея-заповедника не бывает, а вот в зимний период территория закрыта для посещения в понедельник.

Совет! Режим работы музея-заповедника лучше дополнительно уточнить на его сайте или по контактным телефонам перед самым путешествием.

Церковь Святого Георгия в Ладоге — один из немногочисленных памятников архитектуры, хорошо сохранившихся еще с домонгольских времен. Постройка представляет большой интерес с точки зрения архитектуры, религиозной живописи, культуры и истории, поэтому при поездке в Старую Ладогу посетить ее рекомендуется в обязательном порядке.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *