Старец силуан афонский

Архимандрит Софроний (Сахаров) » Старец Силуан Афонский

Архимандрит Софроний (Сахаров)

Жанр: Религия

Книга структурно делится на две части: первая часть написана автором, который в свою бытность насельником Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон был учеником старца Силуана, и называется «Жизнь и учение Старца», вторая часть состоит из дневниковых записей старца и называется «Писания Старца Силуана».Архимандрит Софроний скромно назвал свой книжный труд «житием», то есть он попытался лишь в меру сил дать образ своего учителя, суммируя пройденный им духовный путь, насколько это дано было самому ему услышать от старца и познать из найденных после его смерти дневниковых записей. При этом отец Софроний отмечает, что не старался придать книге научно-формальный характер и поэтому сознательно уклонялся от многих сопоставлений и ссылок в тексте на творения святых отцов церкви.Автор не раз подчеркивает, что духовный монашеский путь старца Силуана лежит строго в русле подвижнической жизни православного монашества вообще, и тех представлений и преданий аскетического делания, которые существуют на Святой Горе Афон в частности. В этом смысле святость старца Силуана тождественна святости многих православных монахов, но она имеет и свои индивидуальные особенности или точнее своеобразие. Это своеобразие монашеского подвига старца дало право многим православным христианам во всем мире называть преподобного отца Силуана «апостолом любви двадцатого века». Просьба ко всем скачавшим и прочитавшим эту книгу, пожертвовать хотя бы символическую сумму денег православному телеканалу «Союз» :http://tv-soyuz.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=44&Itemid=45***

Читать книгу онлайн бесплатно

В 1998 году на праздновании тысячелетия со дня крещения Руси, множество новых мучеников и подвижников вошли в список почитаемых Церковью святых. Были среди них и пострадавшие в годы безбожных гонений и просиявшие еще во времена старой России, на рубеже 19-20 веков. Среди последних был и старец Силуан — выходец из русского крестьянства, принявший монашество на горе Афон, и ставший великим подвижником и молитвенником за весь мир.

Житие старца Силуана Афонского впервые записал архимандрит Софроний, еще задолго до канонизации святого.

Преподобный Силуан Афонский. Фото 30-e годы XX века

Жизнь до принятия пострига. Крестьянин Семен

В одном из сел Тамбовской губернии жила обычная крестьянская семья. Шел пятый год после отмены крепостного права, когда на свет у них появился мальчик, которого назвали Семеном. Кроме него в семье было еще семеро детей.

В те времена начиналось движение по борьбе с безграмотностью в крестьянской среде. В селах старались открывать школы. Семен ходил учиться только два года, затем родители были вынуждены посылать его на работу, поскольку семье приходилось тяжело. Но читать мальчик все-таки научился.

Отец Семена очень сожалел, что его сын не может ходить в школу. Сам он всю жизнь испытывал тягу к знаниям и был удручен своим невежеством. С этим обстоятельством связан один случай, впервые затронувший в душе Семена религиозные струны.

Однажды отец мальчика пригласил в гости продавца евангелий. Он надеялся услышать от «книжного человека» что-нибудь ученое и душеполезное. Ребенок внимательно вслушивался в разговор взрослых. Его поразили слова гостя о том, что «нету никакого Бога». «Как это нет?! А где же Он? — подумал будущий подвижник — Тогда надо непременно Его отыскать! Когда я вырасту, я исхожу всю-всю землю и найду Бога!»

Когда гость ушел, мальчик спросил отца, почему Бога нет, если Ему все молятся? Крестьянин махнул рукой и ответил: «Не слушай, что дурак говорит! А я-то думал, человек умный!..»

С тех пор это желание встречи с Богом поселилось в глубине души мальчика и прошло с ним через всю его жизнь. Когда Семен стал молодым юношей, он еще раз услышал зов неба. На этот раз более явственный.

В это время с богомолья вернулась одна из крестьянок и стала рассказывать о чудесах недавно преставившегося затворника Иоанна Сезеновского. Семен все это слушал и думал: «Ну, значит, никуда не делся Бог, раз есть такие святые. И не надо Его искать». С этого времени, юноша почувствовал тягу к монашеству. Наступил для него период какого-то просветленного состояния. Весь мир будто изменился.

Спустя долгие годы, старец так расскажет об этом времени: «Были у нашего князя красивые дочери, вид которых меня беспокоил, а тут вдруг стал я на них смотреть как на сестер. Лишь с чистой братской любовью». Юноша просил у отца отпустить его в Киево-Печерскую лавру, но тот разрешил сыну уйти в монахи только после военной службы.

Икона Преподобного Силуана Афонского

Недолго длилось это просветленное состояние. Всего месяца три. А потом постепенно Семен забылся, увлекся всякими соблазнами и утратил чистоту жизни. Надо упомянуть, что в молодости он обладал огромной физической силой и превосходным здоровьем. О его «богатырстве» ходили легенды. Например, как он удерживал брыкающуюся лошадь, или съел за раз целое ведро яиц.

Незадолго до военной службы, Семен снова услышал небесный зов, теперь уже в буквальном смысле. К тому времени он уже увлекся всякими гуляниями и даже завел любовницу. Как-то раз, после подобного «веселого» вечера, Семен лег спать. И ему приснилось, будто в его рот заползает змея.

Испытав острое отвращение, он проснулся, и вдруг услышал голос: «Ты проглотил змею во сне, и тебе противно; так Мне нехорошо смотреть, что ты делаешь». Голос был необыкновенной красоты. И юноша почему-то понял, что с ним говорила Пресвятая Дева.

С этого времени с разгулом было покончено. Вскоре Семен ушел в армию, где прослужил в саперном батальоне в лейб-гвардии Санкт-Петербурга. Все это время мысль о монастыре ни на минуту не оставляла его. В 1882 году, сразу после армии, Семен приехал на Афон, где постригся в Пантелеимоновском монастыре, под именем Силуан.

Годы монашества

Монашеством закончилась первая борьба с искушениями в жизни святого Силуана. Постриг стал его первой победой. Но духовная война продолжается всю жизнь, и чем ближе человек к святости, тем ожесточеннее.

Молодого монаха очень полюбили все насельники обители за его кроткий нрав и прилежное исполнение обязанностей. Многие его хвалили. Стали у него появляться мысли, о том, какая его жизнь теперь праведная и безгрешная. Состояние души стало каким-то тревожным.

Еще читайте о православных подвижниках:

  • Преподобный Паисий Святогорец
  • Святой Тихон, патриарх Московский
  • Святой мученик Трифон

Вскоре начались видения. Силуану стали являться злые духи. Хорошего духовного наставника в монастыре не было, и молодому иноку не с кем было посоветоваться. Он совершил ошибку — стал вступать с бесами в разговор. Это привело к тому, что его душу охватило отчаяние и безысходность. Так продолжалось долго.

Преподобный Силуан Афонский

Эти искушения Силуан пытался победить непрерывной молитвой. С того времени и до конца своих дней, преподобный уже не ложился спать. Засыпал он урывками, во время молитв, не больше, чем на полчаса.
Но побороть искушение все никак не удавалось. Проходили месяцы, силы Силуана начали сдавать. Один раз он, сидя в полном изнеможении, подумал: «Бога умолить невозможно». И почувствовал такое беспросветное отчаяние, словно уже пребывал в аду.

И вот, когда уже, казалось, силы тьмы победили, явился Господь, и в одно мгновенье развеял мрак. В тот день Силуан, как обычно, пошел на службу в церковь… и увидел Христа. Невозможно описать это словами, но он понял, что вся его жизнь была сном, и есть только одна настоящая реальность. Та, которая в раю, которую он почувствовал сейчас…

Долгие годы вспоминал он эту минуту. Немало еще выпало ему подобных испытаний. Ведь путь, который для него предусмотрел Господь, был самым тяжелым из всех возможных путей. Многие борются со своими страстями или со злом, являемым через людей, а святому Силуану выпала открытая война со злыми духами. Лицом к лицу. И если бы не та живая встреча с Богом, то, по собственным словам преподобного, не выдержал бы он этой войны.

Следующие 15 лет состояли из долгих периодов богооставленности и бесовских видений, и коротких передышек, когда тьма отступала, и Силуан понимал, что на самом деле Бог все это время был рядом. И вот, однажды ночью, когда Силуан молился, злые духи стали мешать ему, встав между ним и иконами, так что он не мог поклониться.

Тогда преподобный обратился мысленно ко Христу и спросил Его: «Господи! Хочу Тебе молиться, а бесы не дают. Что мне делать, чтобы одолеть их?» И был в его мыслях ответ: «Гордые всегда так страдают от бесов». — «Как мне стяжать смирение?» — «Держи ум свой во аде и не отчаивайся».

Так святой своим сердцем постиг тайну мирового зла и борьбы с ним. Он понял, пережил на собственном опыте, что именно гордость некогда погубила первых людей и лишила их рая. И через смирение лежит путь к победе над злом.

Читайте о духовной жизни православного христианина:

  • Почему в церкви хочется плакать
  • Как стать священником в православной церкви
  • Почему православные не желают удачи

С этого времени, он стал много молиться за всех людей, которые томятся в аду. Монахи знают, что подобные молитвы очень тяжелы и сопровождаются жесточайшей духовной войной. Но преподобный Силуан за пятнадцать лет выдержал такую борьбу, что злые силы уже ничем не могли его смутить или напугать. Молился святой и о живых, пребывающих в грехе, и обо всем мире. Будучи святым, он, однако, разделял тоску лишенных Света Божия и сострадал им.

Так и жил этот великий молитвенник, непрестанно «держа ум свой во аде», дабы вымолить спасение или облегчение мук тем, кто там заключен. Быть может, для того Бог и предусмотрел для него такую непереносимую борьбу, чтобы закалить его дух, и подарить заступника даже самым отчаянным грешникам.

Книга «Старец Силуан» архимандрита Софрония

Желая уберечься от гордыни, святой Силуан старался держаться незаметно. Большая часть монастырской братии видела в нем только «мельника», «эконома». Мало кто догадывался, что среди них живет великий святой.

Книга о преподобном Силуане Афонском

Никто в мире так бы и не узнал об этом тайном подвижнике, если бы у Силуана не появился близкий ему по духу ученик — архимандрит Софроний, который подружился с преподобным, за несколько лет до его смерти.

Жизнь и поучения старца Силуана были записаны Софронием в виде книги.
Книга состоит из трех частей.

  • В первой описывается житие святого, его опыт духовной борьбы. Также в ней собраны различные высказывания старца, услышанные его учениками в личных беседах. Все это составляет целое учение о взыскании спасения человеческой душой.
  • Во второй части опубликованы записи самого святого. При жизни старец вел что-то вроде дневника, куда записывал свои мысли о Боге и пути к Нему. Надо сказать, что хотя Силуан почти не имел образования, за годы в монастыре он очень хорошо изучил Святое Писание и творения отцов церкви. А главное, у него был свой собственный живой опыт веры и духовного возрастания.

Записи старца Силуана отличаются глубиной и своеобразным стилем изложения, который его читатели сравнивали с «неторопливой молитвой». «Дух Святой научил меня, и потому я пишу о Боге без труда, ибо Он влечет меня писать» — сказал сам святой в своих дневниках.

  • Третья часть — это доклад, прочитанный архимандритом Софронием на одном из собраний православных в Париже. Здесь он, как-бы, объединяет усвоенное от старца Силуана и пережитое на своем опыте под одной темой — «Основы православного подвижничества».

В этой книге архимандриту Софронию хорошо удалось передать духовный облик и взгляд на мир своего святого учителя. Взгляд этот мистический, отчасти пророческий. В книге, среди прочего, есть мысли об огромном значении молитвы и праведности для существования всего мира. По словам преподобного, когда ослабевает молитва, начинаются всякие беды и потрясения. А если бы случилось так, что все люди разом устремились к Богу, полностью бы изменилась вся жизнь, и наступил бы рай еще на земле.

Преподобный Силуан дожил до 72 лет и умер в 1938 году.

Для справки! День памяти Силуана Афонского — 21 сентября (11 по старому стилю). На горе Афон в монастыре святого Пантелеимона хранятся его честные останки. Житие преподобного Силуана Афонского

Силуан Афонский: Творения

ПИСАНИЯ СТАРЦА СИЛУАНА (Из книги Софрония Сахарова «Старец Силуан Афонский»)

«Скучает душа моя о Господе»

(из «Писаний» Старца Силуана)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагая вниманию читателей самое главное, что есть в данной книге, а именно — Выписки из писаний Блаженного Старца Силуана, мы позволим себе предварительно высказать несколько мыслей о его писаниях.

Господь сказал: «Всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Иоан. 18, 37), а Иоанн Богослов говорит: «Знающий Бога слушает нас; кто не от Бога, тот не слушает нас» (1 Иоан. 4, 6).

Мы глубоко в сердце полагаем, что слова эти приложимы к писаниям Старца Силуана. Мы думаем, что кто имеет дух и разум от Бога, чтобы познавать Его, тот в писаниях Старца ясно ощутит веяние Духа Святого.

Писания Старца, человека почти безграмотного, есть слово о том, что ему было дано увидеть; часто слово его по образу своему походит на псалмы, и это естественно, потому что исходило оно из непрестанной молитвы. Ритм его писаний очень медлительный, что характерно для глубокой молитвы. Он постоянно возвращается на одни и те же темы: Бог, и все небесное, познается только Духом Святым; Господь безмерно любит человека, и любовь эта познается Духом Святым; Дух Святый есть дух воздержания, целомудрия, кротости, смирения; Дух Святый есть дух мира, сострадания, любви к врагам.

Душа Старца, его ум занят немногими мыслями, но эти мысли самые онтологически глубокие, они суть мерило для всего. Кто в глубине своего существа живет этими мыслями, тот чрез них, как чрез таинственную духовную призму, видит весь мир.

Две тысячи лет непрестанно проповедуется слово Божие на всех языках самыми различными образами, а ведь Сам Господь преподал человеку ведение о вечной Божественной жизни в немногих словах. Жизнь Бога превыше всякого образа. Из этой сферы неприступного света, в своем движении к твари, жизнь Божественная передается сначала в простейших и очень немногих бесстрастных «умных» образах, и затем, передаваясь по иерархическим ступеням, все более и более одебелевает, доходя до весьма грубых и ничтожных форм, становящихся уже искажением. Например: ребенка подводят к иконе и учат молиться «Боженьке», причем икона для ребенка, в данном случае, не есть лишь одна из форм благовестия или богословия, но Сам Тот «Боженька», Которому он молится.

В своем снисхождении от предельной чистоты свет боговедения доходит до грубых и часто уродливых положительных (катафатических) форм; в процессе же развития человека наблюдается обратный порядок, снизу вверх: от грубой положительной формы он восходит к бесстрастной мысли о Боге и даже к неизреченному внеобразному богообщению.

Мы не имеем намерения останавливаться на вопросе развития человеческого сознания, на том, как от эмпирических понятий и образов мира сего, восходит оно к восприятию Божественного вечного бытия. Заметим только, что неизбежностью этой эволюции объясняется тот факт, что учение о Боге сначала преподается народу преимущественно в виде христианской морали, что более доступно элементарному пониманию. Однако и в этой форме, несмотря на все снижение и даже искажение истины, есть свет подлинного богопознания, хотя и ослабленный: это то «молоко», которое предлагается малодушным (1 Кор. 3, 2).

Если позволено прибегать к аналогиям из окружающей нас действительности, мы сравнили бы это снисхождение Божественного света со снопом света прожектора: чем ближе к источнику света, камере прожектора, тем он ослепительнее, но меньше площадь освещения, и наоборот, чем дальше от источника света, тем больше площадь освещения, но слабее и дробнее свет. Проходят тысячелетия, а народам по-прежнему преподается именно этот ослабленный и рассеянный свет богопознания в бесконечном множестве слов и образов. Чем дальше отстоит человек от Бога, тем раздробленнее его мышление, тем неопределеннее и беспокойнее его духовные переживания; и наоборот, чем ближе к Богу человек, тем УЖЕ, если допустимо здесь такое выражение, круг его мыслей, сосредоточиваясь в конце на единой бесстрастной мысли, которая уже не есть мысль, но особое невыражаемое видение или чувство ума.

Чтобы понять Старца Силуана, необходимо иметь в виду только что сказанное. Старец был человек единой идеи, которая заполняла все его существо, идеи, которая была следствием непостижимого явления ему Бога. В этом таинственном явлении ему Господа он познал, что Бог есть — беспредельная любовь. Он утверждает, что любовь эта непременно изливается и на врагов, и что познается она только Духом Святым. Дух Святый явил ему Христа. Дух Святый учил его смирению и любви к врагам и ко всякой твари. То, что он постиг в момент богоявления, и то, что было непосредственным его следствием, он воспринял, как условие и как показатель богообщения, как критерий истинности пути, как мерило всякого явления духовной жизни и как цель наших повседневных исканий и действий.

Старец Силуан Афонский

Вступление

ОТКРОВЕНИЕ о Боге говорит: «Бог есть любовь», «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1 Иоан. 4, 8; 1, 5).

Как трудно нам, людям, согласиться с этим. Трудно потому, что и наша личная жизнь, и окружающая нас жизнь всего мира свидетельствуют, скорее, об обратном.

На самом деле, где же этот СВЕТ ЛЮБВИ ОТЧЕЙ, если все мы, подходя к концу своей жизни, вместе с Иовом в горечи сердца осознаем: «Лучшие думы мои, достояние сердца моего, разбиты. Дни мои прошли; преисподняя станет домом моим… где же после этого надежда моя?», и то, что от юности тайно, но сильно искало сердце мое, «кто увидит?» (Иов. 17, 11–15).

Сам Христос свидетельствует, что Бог внимательно промышляет о всей своей твари, что ни одна малая птица не забыта Им, что Он заботится даже об убранстве травы, и что о людях его забота еще и несравненно большая, что «у нас и волосы на голове все сочтены» (Мф. 10, 30).

Но где же этот внимательный до последней мелочи промысл? Все мы подавлены зрелищем неудержимого разгула зла в мире. Миллионы жизней, часто едва начавшихся, прежде, чем достигнуто самое осознание жизни, с невероятной жестокостью вырываются. Итак, зачем же дана эта нелепая жизнь? И вот, жадно ищет душа встречи с Богом, чтобы сказать ему: Зачем Ты дал мне жизнь?… Я пресыщен страданиями: тьма вокруг меня; зачем Ты скрываешься от меня?… Я знаю, что Ты благ, но почему Ты так безразличен к страданию моему?

Почему Ты так… жесток и беспощаден ко мне?

Я не могу Тебя понять!

* * *

Жил на земле человек, муж гигантской силы духа, имя его Симеон. Он долго молился с неудержимым плачем: «помилуй меня»; но не слушал его Бог.

Прошло много месяцев такой молитвы, и силы души его истощились; он дошел до отчаяния и воскликнул: «Ты неумолим!» И когда с этими словами в его изнемогшей от отчаяния душе еще что-то надорвалось, он вдруг на мгновение увидел живого Христа: огонь исполнил сердце его и все тело с такой силой, что если бы видение продлилось еще мгновение, он умер бы. После он уже никогда не мог забыть невыразимо кроткий, беспредельно любящий, радостный, непостижимого мира исполненный взгляд Христа, и последующие долгие годы своей жизни неустанно свидетельствовал, что Бог есть любовь, любовь безмерная, непостижимая.

О нем, этом свидетеле Божественной любви, предстоит нам слово.

Со времени Иоанна Богослова, за истекшие девятнадцать веков, прошли целые сонмы таких свидетелей, но сей последний особенно нам дорог потому, что он был нашим современником. Частое явление среди христиан — желание, вполне естественное желание видимых знамений нашей веры, иначе изнемогают они в своем уповании, а повествования о чудесах давно минувших дней в их сознании становятся мифом. Вот почему так важно повторение подобных свидетельств, вот почему нам так дорог этот новый свидетель, в лице которого было возможно видеть самые драгоценные проявления нашей веры. Мы знаем, что и ему поверят лишь немногие, как немногие поверили в свидетельство прежних Отцов: и это не потому, что свидетельство ложно, а потому, что вера обязывает к подвигу.

Мы говорим, что за девятнадцать веков христианской истории прошли целые сонмы свидетелей любви Христовой, и все же в необъятном океане человечества их так мало, они так редки.

Редки подобные свидетели потому, что нет подвига более трудного, более болезненного, чем подвиг и борьба за любовь: потому, что нет свидетельства более страшного, чем свидетельство о любви: и нет проповеди более возвышающей, чем проповедь любви.

Взгляните на жизнь Христа. Он пришел в мир, чтобы сообщить людям благовестие о вечной Божественной жизни, которое Он предподал нам в простых человеческих словах, в своих двух заповедях о любви к Богу и ближнему, и из евангельского повествования мы видим, каким искушениям подвергся Он от диавола, который сделал все, что мог, чтобы вынудить Христа хотя бы в чем-нибудь нарушить эти заповеди, и тем отнять у Него «право» давать их человеку. Посмотрите, что было в пустыне (Мф. 4; Лк. 4). По ответам Христа мы видим, что там была борьба за первую заповедь, т. е. о любви к Богу. Победителя в этой борьбе — Христа, исшедшего на проповедь, диавол окружает атмосферой непримиримой убийственной вражды, преследуя Его на всех путях, но и тут не достигает он своей цели. Последние удары, нанесенные Христу: предательство ученика-апостола, общее отступление и неистовые крики облагодетельствованной толпы: «Распни, распни Его»; но и здесь побеждает любовь Христа, о чем Сам Он категорически свидетельствует: «Дерзайте, Я победил мир» и еще: «Идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего».

Итак, диавол не смог отнять у Него право дать миру новую заповедь. Господь победил, и победа Его вечно пребывает, и уже никогда, и никто, и ничто не умалит этой победы.

* * *

Иисус Христос безмерно возлюбил мир: и эту любовь дано было действенно пережить Старцу Силуану, который и сам в ответ полюбил Христа и долгие годы провел в чрезвычайном подвиге за то, чтобы никто и ничто не отнял у него этого дара, и под конец жизни он мог бы, подобно великому Павлу, сказать: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?… Я уверился, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь, не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 35–39).

Остановившись на словах Апостола Павла, мы поймем, что так говорить он мог лишь пройдя через все эти испытания. И всякий, идущий вслед Христу, как показал опыт веков, проходит чрез множество испытаний. Прошел чрез них и Старец Силуан.

* * *

Блаженный старец схимонах Силуан в течение сорока шести лет подвизался на Афонской горе в Русском монастыре Святого Великомученика Пантелеймона. В этом монастыре нам пришлось прожить около четырнадцати лет. В последние годы жизни Старца, с 1931 г. по день кончины его — 11/24 сентября 1938 г., просьбы вынудили нас написать его житие. Задача для человека, не имеющего ни дара, ни опыта «писать», — нелегкая: но мы все же решаемся, потому что глубоко и искренно убеждены в том, что на нас лежит долг поведать людям об этом воистину великом человеке.

Настоящая книга по своему содержанию предназначается для узкого круга людей, интересы которых сосредоточены на христианском подвижничестве, и потому главной заботой нашей является не литературное искусство, а возможно более точный «духовный портрет» Старца.

Все наше внимание при общении с ним было поглощено его духовным обликом с единственной целью личной «пользы». Мы никогда не имели идеи писать его биографию, и потому многое, что, естественно, должно было бы интересовать биографа, нам осталось неизвестным. О многом мы обязаны умолчать потому, что это связано с людьми еще живыми. Мы приводим здесь лишь небольшое количество фактов из жизни Старца, рассказанных им по разным случайным поводам во время наших частых бесед или же услышанных нами от других подвижников Святой Горы, друзей Старца. Мы полагаем, что складность сведений о его внешней жизни не составит существенного недостатка нашего труда. Мы были бы вполне удовлетворены, если бы нам удалось хотя бы отчасти выполнить более важную задачу, а именно — нарисовать духовный образ Старца тем, которые не имели счастья непосредственного живого общения с ним. Насколько мы имеем возможность судить и поскольку нам приходилось соприкасаться с людьми, это был единственный бесстрастный человек, которого нам было дано встретить на нашем жизненном пути. Теперь, когда его нет с нами, он представляется нам каким-то исключительным гигантом духа.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *