Старцы о любви

Афонские старцы о том, что такое настоящая любовь

Что такое настоящая любовь? Каждый из нас в течение жизни ищет любовь, пытается понять для себя ее определение. О том, что думают любви на Святой Горе Афон, подборка изречений афонских старцев.

1. Настоящая Любовь и настоящая дружба — одно и то же. Любовь может быть только Правдой, а Правда — это всегда Любовь. Любовь всегда только отдает, а привязанность всегда только берет. Перед Любовью отступает даже пространство и время, «и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16: 18). Одна только Любовь учит прощать: «если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный» (Мф. 6: 14). Если хочешь полюбить всем сердцем Бога и ближнего, — не люби мир; если любишь мир, как сможешь полюбить Бога и ближнего? Монах Симеон Афонский.

2. Настоящая любовь к ближнему обнаруживается тогда, когда человек от всего сердца, а не только потому, что так нужно, ибо Бог так заповедует — молится за врагов, прощает их и любит. Ведь, по сути, наши враги — это наши благодетели. Кто нас искушает, кто осуждает, создает всякие неприятные ситуации, — тот, с одной стороны, есть орудие диавола, а с другой, — Иисуса. Святые отцы говорят, что враги — это калёное железо, которым Господь выжигает наш эгоизм и гордость, врачует нас. Афонский старец Ефрем.

3. Настоящая любовь не бывает без подчинения. Как ты можешь оказывать любовь и услуживать, если не покорился воле другого? Любое движение настоящей любви есть услуга, и, значит, послушные прилагают двойное усилие. С одной стороны, вера тому, кто дал поручение, а с другой — любовь, примененная в том служении, которое совершается. Афонский старец Иосиф Исихаст (+1959).

4. Любовь ко Христу — это нечто отличное от мирской любви… Она не имеет конца, не имеет насыщения. Она дает жизнь, дает силу, дает здоровье, дает, дает, дает… И чем больше дает, тем больше человек хочет любить, в то время как человеческая любовь может растлить человека, помрачить его рассудок.

Плотская любовь имеет пресыщение. После нее может начаться ревность, ссоры, вплоть до убийства. Она может превратиться в ненависть. Любовь мирская длится недолго и постепенно угасает, в то время как Божественная любовь все время увеличивается и углубляется. Афонский старец Порфирий Кавсокаливит (+1991)

5. Многие не знают и не понимают, что Брак — это Божие Таинство и его нельзя разрывать, кому когда захочется. Только в случае прелюбодеяния одного из супругов Церковь благословляет разойтись; но и тогда если супруги прощают друг друга, то и Господь прощает. То есть Бог более радуется сохранению брака, чем расторжению, даже по причинам, благословляемым, скажем так, Церковью. Супругам нужно иметь много терпения, смиренномудрия и советоваться друг с другом, чтобы пройти через искушения совместной жизни. Ведь это нелегко. Это крест. Это крест, а крест каким может быть? Нелегким. Старец Дионисий, «патриарх Афона» (+2004)

6. Практическое воплощение в жизни важнейшей заповеди любви привело к появлению в монашеской среде выражения «творить любовь». Настоятель ватопедского монастыря архимандрит Ефрем.

7. Если не будет у вас любви, все ваше делание ни во что будет. Афонский старец иеросхимонах Аристоклий (+1918)

8. Любовь видна, когда человек дает, сам находясь в лишении. Допустим, я считаю, что у меня есть любовь. Бог для того, чтобы испытать мою любовь, посылает мне бедняка. Если у меня есть, к примеру, двое часов — одни хорошие, а другие немного испорченные — и я отдам бедняку испорченные, то это значит, что моя любовь второго сорта. Если я имею настоящую любовь, то отдаю бедняку хорошие часы. Но когда ты даешь старое, то в тебе еще живет ветхий человек, если же ты даешь новое, то ты человек возрожденный. Состояние же, когда ты оставляешь у себя и старые и новые и не даешь вообще ничего, является адским.

Чтобы наша любовь была подлинной, мы должны ее очистить, удалить свое «я» из нашей любви.

Любовь неотделима от смирения. В любви ты находишь смирение и в смирении находишь любовь».

Чтобы любовь возрастала, нужно ее отдавать. Человек, который не отдает даже ту немногую любовь, что у него есть, словно держит в руке горсть семян и не хочет их посеять.

Те, у кого мирская любовь, спорят друг с другом, кому ухватить для себя побольше любви. Но те, у кого духовная… любовь, спорят друг с другом, кто отдаст другому больше любви.

Того, у кого настоящая любовь, не волнует, оценят его любовь или нет. Жертву, которую он совершает ради ближнего по чистой любви, он даже не помнит. Преподобный Паисий Святогорец (+1994).

9. «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». Если я люблю ближнего, как самого себя – разве я пойду убивать самого себя? Обворую самого себя? Причиню вред самому себе? Афонский старец Гавриил Карейский.

10. Тот, кто имеет любовь, подтверждает это не только раздачей денег, но более доставляя внимающим слово спасительное, а также телесным служением.

Не имеет ещё совершенной любви тот, кто меняет своё отношение к людям, смотря по их характеру: одного, например, любит, а другого ненавидит, или одного и того же иной раз любит, а иной раз по тем же самым причинам ненавидит.

Тот имеет любовь истинную, кто не переносит и слышать ни намека, ни открытого осуждения ближнего. Афонский старец Иосиф Ватопедский (+2009).

11. От любви душа всякому человеку хочет больше добра, чем себе, и радуется, когда видит, что другим лучше, и скорбит, когда видит, что они мучаются. Преподобный Силуан Афонский (+1938).

12. Если ко мне приходит любовь,

Значит, она есть!

Но что-то во мне ненавидит ее —

И это нужно учесть!

Если ко мне приходит любовь,

Готовая всех обнять,

Но что-то во мне отвергает ее —

И это важно понять!

Если любовь открывает мне суть:

Вечная жизнь или смерть?

Я должен отвергнуть себя самого —

И это нужно суметь!

Стихи монахов Святой Горы Афон

БФ «Православное наследие Украины на Святой Горе Афон» — для «УНИАН-Религии».

<<предыдущая оглавление следующая>>

Любовь к ближним

Первые христиане любили Бога, любили каждого че­ловека, потому что если любишь Родившего, то любишь и рожденного от Него, и каждый христианин ведь рожден от Бога в Таинстве крещения. Святой апостол говорил: «Чадца, любите друг друга» (Ср.: 1Ин. 3, 18—19), смиряйтесь, смиряйтесь. Потому что если кого любишь (а любить надо каждого, потому что каждый человек есть образ Божий, даже если он, т. е. образ Божий, в человеке загрязнен, он может отмыться и быть опять чистым), то и смиряешься перед ним. Где любовь, там и смирение, а где злоба — там гордыня. Прошу и желаю, чтобы между вами была любовь (преп. Никон).

…Вспомните вторую заповедь Господню… в которой повелевается любить ближнего яко самого себя. Чем же и как любить? Никак не возможно и сего исключить, дабы, в чем можем, вспомоществовать ближним, и всевозможно да стараемся в прощающем и сострадающем духе утешать, но дабы только по силе — сиречь (то есть) когда, при помощи Божией, не вредишься сама, а когда кто сам, при назидании другого, повреждается, то советуют святые отцы следовать лучшему, т.е. себе внимать и себя сохранять… (преп. Лев).

… «В почтительности друг друга предупреждайте» (Рим. 12, 10). А без любви к ближнему трудно спастись. Да и все-таки придется взяться за эту добродетель, а то и вовсе не спасемся (преп. Анатолий).

…Любовь не только более нашей молитвы, но и выше всех жертвоприношений… (преп. Антоний).

Молитвенно желаю, да подаст вам Господь разум и уменье обходиться с м. Вячеславою. Что делать? У каждо­го свой характер, под который необходимо иногда подла­живаться. Пишете, что хотелось бы духовно настроить ее нрав. В таком случае первое средство с вашей стороны — усерднее о сем молиться Богу. Ибо Господь сказал: «Без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15, 5). Господу Всемогущему все возможно, а немощный человек что мо­жет сделать? (преп. Иосиф).

Послужи болящей теперь Саше, а главное услужение есть понести немощи душевные, а потом и делом должны служить друг другу, «в почтительности друг друга предупреждайте» (Рим. 12, 10) (преп. Анатолий).

Любить ближнего, и удовлетворять потребностям се­стринским, и снисходить немощам их — дело благое и спа­сительное. Но если же игуменья идет вразрез этому, то более благотворите втайне и успокаивайте кого чем може­те, а в споре толку мало — скорее повредит обеим сторо­нам, чем воспользует… (преп. Анатолий).

Надо любить всякого человека, видя в нем образ Божий, несмотря на его пороки. Нельзя холодностью отстранять от себя людей (преп. Никон).

Желающий стяжать любовь должен отвергнуть всякое злобное и немирное помышление, не говоря уже о делах и словах, должен прощать всем обиды справедливые и не­справедливые (преп. Никон).

…А что А. И. не благоволит к вам… вы будьте покой­ны, только причин или вин ко оскорблению ей постарайтесь не подавать и Господа Бога об ней молите и просите, дабы дал ей Бог по Своему человеколюбию здравый разум и истинное рассуждение к познанию достодолжных христианских правил, и когда по нашему совету будешь употреблять, то А. И. совсем против вас будет другая и любовью сорастворенная… (преп. Лев).

От ласки у людей бывают совсем иные глазки (преп. Амвросий).

Любовь покрывает все. И если кто делает ближним добро по влечению сердца, а не движимый только долгом, то таковому диавол мешать не может, а где — только по долгу, там он все-таки старается помешать тем или другим (преп. Амвросий).

Трудящемуся Бог посылает милость, а любящему уте­шение (преп. Амвросий).

Если будешь принимать людей Бога ради, то, поверь, все будут к тебе хороши (преп. Амвросий).

Любовь, конечно, выше всего. Если ты находишь, что в тебе нет любви, а желаешь ее иметь, то делай дела любви, хотя сначала без любви. Господь увидит твое желание и старание и вложит в сердце твое любовь. А главное, когда заметишь, что погрешила против любви, сейчас же испове­дуй это старцу. Это может быть иногда от дурного сердца, а иногда и от врага. Сама ты не можешь этого разобрать, а когда исповедуешь, враг и отойдет (преп. Амвросий).

Нет выше добродетели, как любовь, и нет хуже порока и страсти, как ненависть, которая не внимающим себе ка­жется маловажною, а по духовному значению уподобляется убийству (1 Ин. 3, 15)… Милость и снисхождение к ближ­ним и прощение их недостатков есть кратчайший путь ко спасению (преп. Амвросий).

Заботливость твоя об успокоении М. N. простирает до излишней крайности, и чувство в тебе это смешанное с некоторою тонкою прелестью — предполагать успокаивать ближнего тогда, когда нас об этом не просят, и, может быть, надобности в этом не будет. Когда же на самом деле придется показать любовь к ближнему, тогда окажутся у нас совсем иные чувства, и язык наш возглаголет совсем не то, что предполагали мы прежде касательно непрошеного успокоения ближнего. Тогда на самом деле виднее будет, что нужно будет сделать для М. N. (преп. Амвросий).

Сама видит, что лучше бы было любви ради прервать дремоту и выслушать N.. потому что любовь не только выше нашего покоя, но и самой молитвы, за что и нака­зана была вскоре стужением (беспокойством) бесовским (преп. Амвросий).

…Тебе нужно разумевать это относительно других, что не всё и не все они это по злобе делают, а более по внушению и наущению исконного врага, который хочет отлучить тебя от внимательной молитвы и, вместе с тем, от любви к ближним. А любовь эта, по слову Апостольскому, «долготерпит, милосердствует» (1 Кор.13, 4) и николиже отпадает от блага расположения к собратиям, искушае­мым от общего врага нашего, частью же и от своей немо­щи. Если твердо это будешь помнить, то не будешь бесполезно смущаться. Несколько лет назад у нас был один князь, который учился молитве у одной опытной молитвенницы. Она говорила ему так: когда ты мирен и покоен, молись: «Господи! помилуй мя грешного», когда же помыс­лы будут приноситься на других по какой-либо причине, то молись так: «Господи! помилуй нас» и успокоишься. Делай и ты так. Тогда и меньше будешь беспокоиться и будешь разумевать, что все мы подлежим ошибкам и заблуждени­ям, и нередко под благовидными предлогами, как сказано в Евангелии: «приидет час, да всяк, иже убиет вы, мнится службу приносити Богу» (Ин. 16, 2). Немудрено, что и досаждающие тебе так мудрствуют. Поэтому и потребно нам снисходить ближним нашим по Евангельской заповеди о любви. Ежели кого мы любим, тому мы во многом снисходим и многое прощаем. С другой стороны, и по дру­гой причине прощаем, как свидетельствует Авва Дорофей, когда находимся в благом устроении… (преп. Амвросий).

Выражение — гадко мне видеть теперь низкие покло­ны моих ненавистниц, смешны их гримасы и негодование — показывает оскудение в нас духовной любви, которая все покрывает, всем оказывает милость и снисхождение в их недостатках (преп. Амвросий).

…А о обращении друг с другом я вам много писал и теперь напоминаю: если будете себя считать последнейшею и худшею сестры и приобретение, т. е. спокойствие, другой — своим, то найдет в сердцах ваших место любовь, никогда же отпадающая и непрестающая, смирением под­держиваемая. О, дабы сподобил Господь нас стяжать сие сокровище! оно дороже всех благ мира… (преп. Макарий).

В последнем письме вашем вы… опять о любви Божией говорите… Мы вам уже писали, сколь высока есть доб­родетель — любовь Божия, и оная не может быть без любви ближних, по слову святого Апостола: «аще люблю Бога, а брата своего ненавижу, ложь есть» (Ср.: 1Ин. 4, 20). Надобно достигать до любви чрез хранение заповедей Божиих и чрез страх Божий, а не мысленным к Нему восхождением (преп. Макарий).

Потщимся паче всего возлюбить ближнего, ибо в его любви и любовь к Богу заключается… (преп. Макарий).

Долг же наш единственный… любить друг друга, и в сем точно находимся неоплатными должниками. Ибо исполнивый любовь исполни весь закон (преп. Макарий).

Любовь к Богу доказывается любовью и милосердием к ближнему, а милосердие, милость и снисхождение к ближнему и прощение недостатков его приобретаются чрез смирение и самоукорение, когда во всех скорбных и непри­ятных случаях будем возлагать вину на себя, а не на других, что мы не умели поступить как следует, оттого произошла неприятность и скорбь, и если так будем рассуждать, то менее будем огорчаться и предаваться гневу, который прав­ды Божией не соделывает (преп. Амвросий).

Любовь к врагам

Тебя не любят — ты люби их, то, что тебя не любят, не от тебя зависит, а их любить состоит в твоей воле и есть твоя обязанность, ибо Господь заповедал: любить не любя­щих нас, но врагов (Мф. 5, 44), а когда в нас этого нет, то и кольми паче должны мы смиряться и прогонять гордость и молиться о сем Господу (преп. Макарий).

Одна особа спросила: «Мне непонятно, батюшка, как это вы не только не гневаетесь на тех, кто об вас нехорошо говорит, но и продолжаете любить их». — Старец много этому смеялся и сказал: «У тебя был маленький сын, сердилась ли ты на него, если он что и не так делал и говорил? Не старалась ли, напротив, как-нибудь покрывать его недо­статки?» (преп. Амвросий).

…Пишешь, что не имеешь мира с N.; кажется, можно научиться этой азбуке, что это устроение твое не от нее, а от твоего залога сердечного неправого. Мы ученицы Хрис­товы, а Он повелевает любить врагов. Где же эта любовь? Как же мы познаем, имеем ли ее? Конечно, тогда, когда нас обижают и поносят, и им позволяет это делать Бог к испытанию нашему. Когда же не только не терпим, но и не имеем любви, то должны о сем каяться и себя укорять, что посланные случаи к нашему обучению не только не обра­щаем себе в пользу, но еще и вредимся ими; получаем оружие на поражение врага, а вместо того себя оным уязв­ляем (преп. Макарий).

Не ищи любви в других к себе, а ищи ее в себе, не только к ближним, но и к врагам (преп. Макарий).

Любовь к миру

Пристрастия к миру опасайся, хотя он и льстит тебе спокойствием и утешением, но они так кратковременны, что и не увидишь, как лишишься их, а наступит место раская­ния, тоска, уныние и никакого утешения (преп. Лев).

Любопытство

Не вникай в чужие дела — мир потеряешь! (преп. Анатолий).

…Для чего вы на свою беду и расстройство любо­пытствуете и испытываете, что, кто, где про вас говорил, и после слышания оскорбляешься и смущаешься до избытка но не о познании своих немощей, — до чего оное нас довело с тобою и душепагубное любопытство. А когда бы вы, да как мы вам советовали относиться во всех своих <немощах> и недоумениях к матери Анфии, то бы вы в сих пустотою исполненных слухах так не пострадали, и прель­щающего вас беса так долго не утешали, и свою слабую голову предрассудками не ломали, потому что святой Авва Дорофей пишет в свой книге: «…кто пал? Тот, кто после­довал своему разуму» (преп. Лев).

Любостяжание

…Так как кающиеся лица после исповеди дают день­ги духовному отцу, то и советую вам от сей вражией сети и ловитвы удерживать свою десницу, дабы с приятием да­ров и вся тягость грехов кающегося не осталась на душе вашей, как Нееманова проказа на Гиезиевом теле!.. Не должно в этом отношении опираться на примеры других духовников, а должны помнить свой обет, данный пред Святым Евангелием — хранить до смерти нестяжание и пребывать в нищете, и будем, за несоблюдением оного обета, истязаны на Страшном Суде Христовом (преп. Анто­ний).

Малодушие

…Всякий благоразумный загодя не плачет, а ждет, что пошлет ему Господь. А что Господь пошлет — хорошее ли, худое ли, с радостью принимает и старается по силе терпеть. А не стерпит — кается в малодушии. А мы с тобою замалодушествуем, еще не видя беды или скорби, и скорбим прежде, чем придет скорбь. Христианка, живи по-христиански (преп. Анатолий).

Писание ваше получили, которое вы с отцом Строи­телем препроводили, и прочитали, из коего ясно видим, что малодушие ваше и нетерпение и поднесь обладает вами, от коего вы сами сокрушаетесь и прислужниц ваших во ожесточение приводите, и мы, непотребнии, видя вашу та­ковую бедность душевную и телесную, непомалу соболез­нуем сердцами своими о вашем положении. И хотя по всему непотребнии, но дерзаем просить и молить Всещедрого и Великодаровитого Господа, да ниспошлет на вас свыше Свое благодатное утверждение, терпение, самоукорение и смирение, дабы вам хотя отселе положить даровал а начало благое со упованием на Его всемогущую помощь по Его святой воле пожить и Его святые и животворящие заповеди по возможности сил ваших творить, и Премилостивый Господь мира и любви да сохранит вас и да утвер­дит, и да укрепит, и да покроет от всех сетей и наветов вражиих, и да простит вам вся согрешения вольные и невольные. И за молитвы достопамятных отец наших мир Божий да почиет на вас… (преп. Лев).

…А что вас малодушие непоредку объемлет, то сие попускается и действует не только за премногие грехи, то и наиболее за высокоумие… (преп. Лев).

Опять упадаешь духом от всякого дуновения неизбеж­ных в мире скорбей. Да куда ж ты от них уйдешь? В Киев иль за Киев? Их везде обилие. А честь и слава вечная не тому, кто от них быстро убегает, а кто встречает бестре­петно (преп. Анатолий).

А что касается помысла твоего о нетвердом стоянии на духовном поприще — это означает только твою мла­денческую духовную немощь! Ну куда ты уйдешь от самой себя? Ведь это диавольская гордыня трясет тебя. А она удовлетворится тогда только, когда низведет узника своего до бездн ада. А ты старайся, по силе, подражать Тому, Кто сказал: «Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой…» (Мф. 11, 29) (преп. Анато­лий).

Насчет же вашего малодушия, которое видится непо­редку, отягощает и обременяет вашу душу. Но мы, хотя многогрешные и по всем частям непотребные, но просим и молим вашу любовь совершенно не вдавать себя печали и унынию, но всевозможно стараться иногда и ободрять свою душу единою верою и упованием на заслуги Создателя нашего и Искупителя Господа нашего Иисуса Христа, Кото­рый нас не только что создал и из небытия в бытие произ­вел, но и дражайшею Своею Кровию искупил от клятвы… Итак, предостопочтеннейшая… да уповаем на Всемогуще­го, и Той всесильною Своею десницею подкрепит все наши немощи и утвердит наши стопы к творению Его святых и животворящих заповедей ко уврачеванию наших душ и ко вшествию вечного Своего блаженства наследию (преп. Лев).

…Оставь детское малодушие: дело идет серьезное — о душе твоей, о бесконечном Царстве, которое потерял враг твой диавол. Все Небесные Силы смотрят, как ты борешься с князем мира сего, и умоляют Вседержителя помочь тебе. Ей, поможет, только не унывай! Близ Гос­подь! (преп. Анатолий).

Мера

Мера во всем хороша. Есть возраст духовный, как и наружный возраст. Как девятилетние не могут браться за то, что впору двадцатилетним, так бывает и в духовной жизни: непосильным и неразумным рвением можно себе духовно живот надорвать. А если Господь кого и сохранит от сего, то, по крайней мере, всуе приимет труд и скорбь. Тише едешь — дальше будешь, сказано опытными. Вредно не радеть о должном, но небезопасно ретиться (напрягаться) выше своей меры. Трех более всего держись: страха Божия, смирения и всегдашнего покаяния (преп. Амвросий).

Место жительства

…Многие люди, подобно Петру святому, строят себе сени, то есть жилые покои, полагая, что добро им будет в них быть, но, выстроивши, находят себе не добро, может быть, потому, что место покойное находится для нас на небеси, а не на земле, как и святой апостол Павел гово­рит: «житие наше есть на небеси» (Флп.3, 20). Посему и попросите вы святого апостола Фому и других святых, чтобы они выстроили или выпросили вам у Бога на небеси место светло, место злачно, место покойно, где нет ни бо­лезни, ни печали, ни воздыхания. А теперешнее место име­ете вы, если и неудобное, т. е. непокойное и тесное, холод­ное и сырое, но все лучше оно могильной тесноты (преп. Антоний).

Милосердие

Вам надоело хлопотать и думать о пользе обществен­ной светской. Но зачем же этим скучать? Ибо с пользою общественною светскою, как вы выражаетесь о школах и богадельнях, неразрывно связана наша душевная польза. Заботиться о добром воспитании детей и о призрении ста­рых и немощных — все это дело милости, заповеданной нам, христианам, Господом, — за что Он и награду обеща­ет исполнившим Его заповеди, говоря: «Блажени милостивии: яко тии помиловани будут» (Мф. 5, 7). Потому желаю вам не скучать сими делами милости, а молить Господа о вразумлении, где, как и что сказать или как поступить, и о помощи привести в исполнение доброе дело, и затем по силе и возможности действовать (преп. Иосиф).

Тогда хорошо покрывать недостатки ближних, когда можно это делать и когда это не причиняет вреда, а если уже недостатки эти сами собою начнут обнаруживаться, тогда лучше держаться правды, полагаясь на волю Божию (преп. Иосиф).

…К ближним мы должны оказывать всякую милость, всякую снисходительность, а от себя истязывать всякую истину, всякую правду (преп. Амвросий).

Христианство — это не храмы, не обряды, не нормы и даже не мораль. Христианство — это, в первую очередь, восстановление взаимоотношений человека с Богом, это принятие Его любви, которую невозможно заслужить.

Блудный сын

В 15 главе Евангелия от Луки записана притча Иисуса Христа, которая известна сегодня как «Притча о блудном сыне».

«У некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: “отче! дай мне следующую часть имения”. И разделил им имение». Правомерна ли была просьба сына? Согласитесь, дети обычно делят имущество родителей после их смерти, и в этой истории младший сын, по сути, заявляет отцу: «Ты мне не нужен. Мне нужны только твои деньги. Я готов заранее похоронить тебя и разделить твоё добро». По справедливости, отец мог отказать зарвавшемуся молодому человеку, но в притче он удовлетворяет просьбу сына.

Развитие истории достаточно предсказуемо: живя распутно, сын очень быстро промотал родительское состояние и дошёл до того, что нанялся пасти свиней и мечтал есть из свиного корыта, но и этого ему не давали. Наконец, придя в себя, он осознал, насколько счастлив был в отцовском доме и чего он лишился. Он по-настоящему понял свою нужду в отце и принял решение: «Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наёмников твоих».

Задумайтесь, если бы ваш ребёнок поступил так, как бы вы встретили его? Если бы, едва окончив школу, сын потребовал продать вашу двухкомнатную квартиру, за которую вы работали всю жизнь, забрал половину денег, вас оставил в коммуналке, а свою часть пропил. Захотели бы вы его видеть после этого? В сердце каждого родителя боролись бы в этой ситуации два чувства: справедливости и милости.

Но сердце отца, о котором рассказал Иисус, было переполнено любовью. Он увидел своего блудного сына издалека и «сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его». Отец ждал его! Он выходил каждый день на дорогу в надежде, что сын вернётся. Может быть, это продолжалось годы.

Сам провинившийся молодой человек понимал, что он недостоин называться сыном, он рассчитывал только на должность слуги, но отец полностью восстановил его в сыновних правах: «А отец сказал рабам своим: “принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного телёнка, и заколите; станем есть и веселиться! Ибо этот сын мой был мёртв и ожил, пропадал и нашёлся”».

Земля — большой детский дом

Сегодня миллионы людей мучаются и страдают так же, как страдал младший сын, который расточил имение отца. Многие ищут выход из кризиса: проблемы на работе или отсутствие работы, разводы, пьянство, болезни, наркомания, падение нравственности, одиночество. И сегодня все люди мечутся, как тот младший сын в дальней стороне, не зная, что делать, хотя решение проблемы давным-давно записано в Библии: нужно вернуться к Отцу. Библия называет Бога нашим Отцом: «Как отец милует сынов, так милует Господь боящихся Его» (Псалом 102:13). Через каждую строчку Своего Святого Слова Господь говорит одно: «Человечество ушло от Меня, приди ко Мне, приди домой. Я каждый день выхожу на дорогу и жду тебя!»

Но чтобы найти путь в Отчий дом, нам нужно хорошо понимать, как произошёл разрыв и чего стоит Богу наше возвращение.

Предательство в Эдеме

Однажды Творец Вселенной сотворил человека. Он создал его с любовью, как Собственное дитя, «по образу Своему» (Бытие 1:26). Он сделал человека владыкой на земле, подчинил ему весь животный мир и дал вечную жизнь без горя и болезней. Но, вместе с тем, Бог дал человеку свободу выбора. Он не хотел, чтобы его дитя было роботом, механически выполняющим Его повеления. Он хотел, чтобы человек повиновался Богу из любви, чтобы он доверял своему Создателю и верил, что Господь желает для него самого лучшего.

Увы, Адам и Ева не оправдали надежды Всевышнего. Они доверились диаволу, который пришёл в образе змея и убедил их ослушаться Бога и съесть запретный плод. В этот момент человечество в лице наших прародителей превратилось в блудного сына. Люди заявили, что они хотят лишь пользоваться всем тем, что даёт Бог, включая саму жизнь, но доверять Ему, признавать Его Отцом и исполнять Его законы они отказываются.

С этого момента произошёл разрыв между Богом и человеком. Вот почему сегодня земля наполнилась насилием, обманом, воровством, развратом и, как следствие, горем, болезнями, войнами… И заметьте: не отец ушёл от сына, а сын от отца. Не Бог ушёл от Адама, а Адам от Бога!

Благодать на кресте

Как же вернуться к Отцу? К Тому, под Чьим кровом мы можем найти мир, покой и решение наших проблем? Как избежать наказания за наши грехи и вечной погибели? Множество верующих людей пытается заслужить Божью любовь обрядами, жертвами, добрыми делами или скрупулёзным соблюдением религиозных правил. Увы, все эти попытки больше походят на то, если бы нищий блудный сын заявил отцу: «Я отработаю своё право называться твоим сыном». Они в ложном свете представляют характер Небесного Отца, будто бы Он жаждет возмездия над провинившимся.

В притче, рассказанной Иисусом, отец побежал навстречу сыну. Бог также сделал шаг навстречу человеку ради его спасения.

Перед Богом стояла непростая задача. С одной стороны, зло по справедливости должно быть уничтожено, т. е. наказано смертью. С другой стороны, Он хотел спасти нас от этой смерти. И тогда Бог решил прийти на Землю Сам, чтобы стать человеком и умереть вместо человека, чтобы избавить его от наказания за его грехи. И Бог пришёл на землю 2000 лет назад в образе Иисуса Христа. Иисус прожил жизнь служения людям. Он не сделал ни одного греха. Он никого не обманул, никого не оскорбил, никому ни разу не пожелал зла. Он учил людей добру, исцелял и воскрешал. И за все эти Свои добрые дела Он пережил предательство друзей, насмешки, поругание и смерть.

Его предали смерти сильные мира сего из зависти. Но Он не сопротивлялся этому. Иисус знал, что берёт наши грехи на Себя и что умирает, чтобы мы жили. Он пришёл на нашу заражённую грехом Землю, чтобы мы сегодня могли иметь надежду, очиститься от грехов и разделить с Ним вечность.

Любовь нужно принять

Можно ли заслужить любовь Божью? Нет. Её нужно просто принять. Это и есть благодать Божья — незаслуженная милость к грешнику. Как бы низко вы ни пали, ничто не может помешать вам сделать несколько простых шагов, чтобы принять Его любовь.

Признайте себя грешником. Не пытайтесь казаться лучше, чем вы есть. Бог знает о вас всё, и продолжает любить вас. Поверьте, что Иисус умер за вас, именно за вас, именно ваши грехи Он взял на Себя на Голгофе. И сегодня Он продолжает ждать вас просто потому, что вы дороги Ему.

«Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился» (Ефесянам 2:8, 9).

Наталья Воронина

Газета «Сокрытое Сокровище» № 06 (242) июнь 2017 г.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *