Старцы прозорливые

— Ваше Высокопреосвященство, спасибо за то, что в Вашем плотном графике Вы нашли время для интервью. Позвольте в последние дни пасхального периода приветствовать Вас спасительными словами «Христос воскресе»!

— Воистину воскресе!

— Владыка, этот самый радостный период подошел к своему завершению. Приближается праздник Вознесения Господня… Что в канун этого великого праздника Вы могли бы сказать нашим читателям, которые, радуясь Воскресению Христову, хотят сохранить эту пасхальную радость на протяжении всего года?

— Я благодарю, отец Иннокентий, Вас и весь Отдел информации и связей с общественностью Киево-Печерской Лавры за те труды, которые ваш коллектив совершает для просвещения людей. Сегодня мы все призваны к апостольскому служению, и, слава Богу, есть возможность проповеди не только в храме, не только в обители, но и в средствах массовой информации, в том числе и на нашем официальном лаврском сайте.

Господь Сам заповедовал Своим апостолам не отлучаться от храма. В Церкви Христовой есть все те дары благодати Святого Духа, необходимые для спасения души и укрепления наших телесных сил, потому что человек, соблюдающий пост, который соблюдает заповеди, он всегда хранит себя в чистоте, святости и праведной жизни. Потому человек, проведя этот пасхальный период в храме, почувствовал, что такое общаться с Богом и понял хотя бы отчасти, как первозданный человек Адам общался с Богом в Раю. Так и в Новом Адаме — Иисусе Христе человек должен непрерывно пребывать в общении с Богом. Поэтому я от всего сердца желаю всем верующим людям, чтобы Пасха никогда их не оставляла, чтобы весть о Воскресшем Христе, которая указывает нам на любовь и милосердие Божие, даровала нам надежду на спасение. И все мы, напитавшись учением Христовым и учением Церкви, сподобились быть вознесенными на Небо. Пусть мы и недостойны этого, но по милосердию Божию, которое распространяется на каждого человека, жаждущего спасения, все мы достигнем вечной радости.

— Мы стоим в преддверии праздника Святой Троицы. Что мы воспоминаем в этот день? И какие особенности этих праздничных дней как богослужебные, так и обрядовые?

— Скоро мы будем совершать великое торжество – праздник Святой и Живоначальной Троицы. Триединый Бог должен всегда быть на первом месте в нашей жизни, ведь Бог всегда с нами. И в этот праздник мы будем особо чествовать Бога Отца, Который из небытия призвал человека в бытие, мы будем ублажать Слово Божие, Которое воплотилось и через Которое произошло и происходит наше с вами спасение, мы почитаем и Третью Ипостась Живоначальной Троицы — Святого Духа, Который является нашим спутником в этой жизни. При величайшей любви Божией мы пришли в этот мир через наших родителей, и мы должны помнить это.

Мы должны всегда помнить о вечности и о тех подвигах, которые совершили наши праотцы, потому перед праздником Святой Троицы установлено особое поминовение усопших в субботу.

День Святой Троицы наполнен и догматическим смыслом. Церковь учит нас, как мы должны верить и не сомневаться в том, что нам преподана Истина во всей ее полноте. Святая Церковь на Семи Вселенских Соборах указала нам, как мы должны верить, от нас только требуется сохранить это слово Божественной мудрости, переданное нам апостолами, ведь через апостолов, умудренных Духом Святым, говорил Сам Господь. Святой Дух, Который сошел на апостолов в День Пятидесятницы или Святой Троицы, всегда наставлял и управлял ими, потому этот день также по праву считается днем рождения Церкви, которая хранит это апостольское учение неизменным и по сей день. Мы никогда не должны уклоняться от Церкви и не имеем права идти по пути, который ведет к заблуждению и духовному уничтожению. Церковь одна, она всегда была, есть и будет, и это — Церковь Христова! Это — единственная правда, которая существует в этом мире и дает человеку возможность быть гражданином Неба и земли, подчиненным Господу.

Мы можем вспомнить историю Вавилонской башни, когда Господь смешал языки, люди перестали друг друга понимать. И вот в День Пятидесятницы Господь даровал апостолам такой дар, что их проповедь начали понимать все, прибывшие из разных стран в этот день в Иерусалим на праздник. Об этом говорится в первых главах книги Деяний святых апостолов.

— Скоро в Лавре будет особенный праздник — день памяти преподобного Агапита Печерского. Как будут проходить торжества? Были ли в Вашей священнической практике случаи исцелений от мощей преподобного Агапита?

— По традиции в день накануне памяти преподобного Агапита его мощи будут подняты из Ближних пещер, где они почивают, и перенесены в Трапезный храм преподобных Антония и Феодосия Печерских, у мощей преподобного будет служиться всенощное бдение с литией. Почему именно в этот храм?

Во-первых, он самый вместительный в нашей обители, а в день памяти преподобного Агапита, 14 июня, в Лавру стекается очень много людей, чтобы помолиться этому угоднику. А во-вторых, в Трапезном храме есть ограда вокруг кафедры, и это создает удобство для людей, чтобы они без суеты могли приложиться к мощам. В день памяти преподобного будет совершаться акафист у его мощей, а также согласно расписанию Божественная Литургия. По окончании поздней Литургии все прихожане и паломники смогут приложиться к мощам преподобного, после чего братией они снова будут отнесены в Ближние пещеры.

Людей в этот день приходит очень много, и мы должны понимать, что к пустому колодцу никто не приходит. Преподобный Агапит прославился как безмездный врач, который совершал еще при жизни множество исцелений, а по блаженной кончине своей является тем духоносным сосудом, от которого исходит благодать и сила. Благодатью Святого Духа угодники Божии напитали свое тело еще при жизни, и потому эта благодать через святые мощи угодника Божия преподается каждому, кто об этом просит и молится. Преподобный Агапит всегда и всех к себе зовет, он всегда и всем поможет, стоит только прийти попросить его об этом!

Чудес также происходит множество, очень много исцелений. Вот совсем недавно одна женщина, больная онкологией, попросила, чтобы ее принесли к преподобному. Трижды ее приносили к раке преподобного, и уже в третий раз она вышла из пещер сама. Очень много людей молятся преподобному Агапиту, мученику младенцу Иоанну, кто не имеет детей, и Господь дарует им радость и возможность называться родителями. Перед разными операциями люди приходят и получают облегчение, а некоторые совсем излечиваются. Все зависит от того, насколько у нас хватает веры, ведь все Евангелие пронизано словами Спасителя о том, как должен человек верить. Потому если человек неверующий, то благодать не может ему помочь, а если человек верит в то, что Господь ему поможет, то Спаситель мира, Дивный во святых Своих, ему никогда не откажет.

— Владыка, многие читатели нашего сайта и очень много прихожан и паломников обращаются с вопросом: есть ли в Лавре старцы, к которым можно обратиться за советом и духовной помощью? Тот же вопрос задаем и Вам.

— Конечно, есть! Всякий человек, облеченный саном священства, он уже есть в некоторой мере старец, тем более если он живет и несет свое послушание в монастыре. Человек становится умудренным не сам по себе, но благодатью Святого Духа, Который «немощных врачует и оскудевающих восполняет», и преподается пресвитеру через возложение рук святительских, помогает священнику умудрять, наставлять и смирять гордых. Есть особые старцы, которые смогли стяжать от Бога дар прозорливости, но я не буду называть имен таких священников. К какому бы священнику человек не подошел, если человек просит у Бога, чтобы через этого священника Господь открыл ему Свою волю или какую-то тайну, то священник обязательно благословит его на тот путь, который угоден Богу. Господь всегда рядом со Своими чадами, со Своими детьми, но если человек не молится, то никакой старец ему не поможет! Мы должны всегда помнить, что Христос рядом с нами, нам же нужно быть в Святой, Соборной и Апостольской Церкви, мы должны непрестанно молиться, и тогда в каждом священнике, которого нам посылает Бог, мы сможем найти того старца, которого ищем.

С Наместником беседовал иеромонах Иннокентий

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сказ о том, как побывал у знаменитого монаха Власия, который предсказал излечение Натальи Варлей и гибель Михаила Евдокимова.

Варлей

Несколько лет назад со знаменитой «кавказской пленницей» случилось беда: стал разрушаться тазобедренный сустав, сказалась цирковая молодость. Боли в ноге стали просто невыносимыми, никакое лечение не помогало. Коксартроз – вынесли свой вердикт доктора. И сказали, что спасти ее может только операция.

Помочь любимой актрисе взялись доктора одной из ведомственных московских клиник, пообещали совершенно бесплатно поставить эндопротез. Правда, посулили полуторагодовой послеоперационный реабилитационный период со всей его «красотой» – вытяжением, многомесячным гипсом, костылями… На отнюдь не риторические вопросы типа – как и на что ей жить эти полтора года – врачи лишь молча разводили руками.

Была назначена дата операции, все близкие говорили: «Соглашайся!» Главный аргумент был – бесплатно!

– Но все мое существо противилось операции в этой клинике, и я позвонила своему духовнику, попросила совета. Он сказал: езжай к отцу Власию, как он скажет, так и будет, – вспоминает Наталья Владимировна.

«Положившись полностью на слова старца, она заказала билеты в Германию, стала оформлять визу

Едва она вошла в келью к отцу Власию, он категорически воскликнул:

– В России не оперируйся, тебе помогут только в Германии!

– Батюшка, лечение в Германии стоит колоссальных денег, а у меня в заначке тысчонка долларов всего, – недоуменно возразила актриса.

– А деньги найдутся в последний момент, – спокойно сказал старец.

Варлей пыталась что- то возразить, дескать, на дороге деньги не валяются, но схимник, ласково улыбаясь, заметил:

– Иди, девонька, с Богом, видишь, еще сколько народу ждет.

Все дальнейшее для «спортсменки, комсомолки и просто красавицы» происходило как во сне.

Положившись полностью на слова старца, она заказала билеты в Германию, стала оформлять визу. Позвонила в профильную немецкую клинику, где, мило побеседовав с ней, русскоговорящий врач назвал за операцию и двухнедельное пребывание в стационаре сумму просто астрономическую – несколько десятков тысяч евро.

Михалков

Подходили первомайские праздники. Наталья Варлей жила на обезболивающих. Пытаясь заработать хоть какие-то деньги, из последних сил выходила на сцену и, пока действовало лекарство, пела ничего не подозревающей публике вечно студенческую песню про белых медведей.

Подходила дата отлета в Германию. Артистка перестала спать ночами: к невыносимым болям присоединилась тревога – где взять денег на спасительную операцию?

Кто- то посоветовал обратиться за помощью к Никите Михалкову, дескать, Никита – человек добрый. И не бедный – поможет.

– Как к нему обратиться? Я с ним даже никогда не работала. Так, при встрече – привет и дежурное – как дела – вспоминает Наталья Варлей.

Отчаянье все же заставило её написать Михалкову письмо. На второй день позвонил помощник киномэтра, долго извинялся и пояснил, что, к сожалению, денег нет.

До отлета оставалось два дня, в клинике было забронировано место, и даже назначена дата операции… А денег по-прежнему не было.

Вечером раздался звонок от помощника Михалкова.

– Наталья Владимировна, деньги нашлись! – радостно неслось в телефонную трубку.

Через две недели после операции «кавказская пленница» самостоятельно возвращалась из Германии. Встречавший в аэропорту сын сразу и не узнал ее в толпе – она практически не хромала

Боровск

Этот рассказ потряс меня свершившимся чудом, и нестерпимо захотелось попасть к отцу Власию. По раздобытым телефонам дозвонился до монастыря, там ответили, что старец принимает не всегда, тяжело ему это дается. Православный люд едет к нему со всего света, поэтому очереди выстраиваются на долгие дни и недели. Но тот факт, что я «из самого Дальнего Востока» (а может, я очень истово просил), растрогало сердце эконома монастыря, и он обещал помочь побыстрее попасть к прозорливому.

Для верности (прости Господи, за эту хитринку) я попросил составить мне компанию свою давнюю подругу, актрису Валентину Талызину. После звонка в монастырь народной артистки, нас пообещали встретить у самой платформы (велика сила искусства!).

С Валентиной Илларионовной мы встретились ранним утром под часами у Киевского вокзала. Электричка до Балабанова везла нас добрых два часа. Разговаривать ни о чем не хотелось, каждый думал о своем – потаенном и наболевшем.

«Один штрих: незадолго до своей гибели к схимонаху приезжал Михаил Евдокимов

У меня было чувство тревоги и беспокойства: вдруг старец заглянет за некую потаенную мою черту? Что ответит он на мучившие меня вопросы?

Земля Калужская для меня – святая. Здесь в войну, под бомбежками родилась моя мама. Тут она сделала свои первые шаги… Это потом, после войны, моя овдовевшая бабка, спасаясь от голода, решилась ехать по переселению на более сытый Дальний Восток. Судьба ссадила ее с пятью детьми на станции Архара…

Более чем через полвека я в сложный для меня час еду за советом на ту землю, откуда пошел мой корень, еду за тысячи километров. Дивны дела твои, Господи…

Монастырь

У платформы нас встречал улыбчивый мужчина, с роскошной окладистой бородой. Через 15 минут быстроходная иномарка домчала нас до монастырских стен.

Обитель основана в 1477 году знаменитым Пафнутием Боровским, в советские годы здесь располагался сельхозтехникум. Однажды в день прославления святого Пафнутия с колокольни неожиданно свалился многотонный колокол, он буквально раскатал в лепешку всю сельхозтехнику, которая стояла неподалеку, при этом не погиб ни один человек. Атеистическая власть, испугавшись, передала монастырь церкви.

Старец

У входа в келью отца Власия стояла огромная очередь, женщина в черном читала псалтырь. Многие истово молились. Подошел наш черед, и первой пошла Талызина. Буквально через пару минут она стремительно вышла.

Захожу я. Большая комната, очень много икон, теплятся лампады, в кресле сидит монах-схимник. Его глаза видят тебя насквозь…

– Вы издалека ко мне приехали, – на удивление точно сказал он.

…Скажу одно: после того как я вышел из его кельи, мне казалось, что я стал ниже ростом…

«Православный люд едет к нему со всего света, поэтому очереди выстраиваются на долгие дни и недели

Потом к нему опять вошла Валентина Талызина. Она, собираясь в монастырь, от волнения забыла надеть нательный крест, он это почувствовал с первых секунд общения и… велел купить крестик. Чудо! Но это чистая правда.

Еще на территории монастыря не работают сотовые телефоны: отрубаются и все! И никто не знает почему.

Один штрих: незадолго до своей гибели к схимонаху приезжал Михаил Евдокимов.

– Уйди из политики, погубит она тебя, – сказал схимник алтайскому губернатору.

Он не послушался. Результат известен.

Обратную дорогу до Москвы мы не проронили ни слова. Все слова казались пустыми и лишними…

Чего хочет современная молодежь? На этот риторический вопрос есть множество различных точек зрения. Изучение ценностных ориентаций и интересов современной студенческой молодежи – сейчас как никогда в фокусе внимания различных социологов. Кто-то считает, что линейка ценностей состоит из Интернета, моды, клубов, кинотеатров, спорта, денег и секса. Кто-то считает, что в последние годы на первое место вырвались такие ценности, как помощь и милосердие к людям, желание, чтобы тебя уважали и считались с твоим мнением. Но есть и скептики, которые не верят в молодежь, полагая, что «наше подрастающее поколение все чаще хочет выделиться за счет пагубных привычек, насилия и превосходства».

Так или иначе, проблема недопонимания поколений не ушла в прошлое. Но это, скорее, не конфликт поколений, а разные подходы к тому, что мы называем «проблемой». Если сами школьники среди «проблем молодежи» отмечают наркотики, алкоголь и курение, то для взрослых людей в круг «проблем» современной молодежи входит безработица, низкий уровень жизни, коммерциализация образования и потраченное впустую свободное время.

Рискнем предположить, что, пожалуй, не совсем верно оценивать современное состояние молодежи как «лучшее» или «худшее», чем прежде. Технический прогресс и социально-экономические проблемы общества во многом обусловили то безразличие молодежи к глобальным проблемам и ту замкнутость на себе, которую мы наблюдаем. Хотя большинство студентов любят свою родину и гордятся её историей, но при этом понятие «патриотизм» каждый трактует по-своему. Молодежь стала более свободно относиться к сексу, но при этом ценность семьи и друзей по-прежнему высока. Да, жанровое разнообразие в читательских интересах снизилось. Но такие произведения, как «Война и мир» или «Мастер и Маргарита», по-прежнему находятся в сфере читательских интересов, вне зависимости от включенности их в школьную программу. Какими бы экстравагантными ни казались примеры молодежной субкультуры, но большинство молодежи не принадлежит ни к скинхедам, ни к готам, ни к геймерам.

Вопросы, которые задают на встречах с Президентом, Премьер-министром, Патриархом, чаще всего касаются качества работы аппарата государственного управления, самовыражения в рамках закона, системы сдачи ЕГЭ, трудоустройства выпускников вузов, прозрачности деятельности Церкви и внешнеполитических процессов. Наиболее частые запросы молодежи в поисковых системах Интернет: где найти друга, как найти свою настоящую любовь.

Нынешнее поколение – не пропащее, а одинокое, обманутое несбывшимися обещаниями

Следовательно, нынешнее поколение – не пропащее, а одинокое, обманутое несбывшимися обещаниями. Тебе обещают варианты карьерного роста, а ты не можешь найти даже временную подработку. Ты больше общаешься со сверстниками, чем предыдущие поколения, но не можешь разобраться в своих чувствах. У тебя есть масса контактов в соцсетях и смартфоне, но нет настоящих друзей. И даже в духовной сфере – ты интуитивно чувствуешь, где правда Божия, но не можешь справиться с самим собой и потому грешишь.

Мы видим, что сейчас в одном и том же человеке могут сочетаться вспыльчивость и замкнутость, гиперактивность и безразличие. Ты все время куда-то бежишь, но ничего не успеваешь. Внешняя и внутренняя нестабильность жизни ведут к унынию, депрессии, попыткам реализовать себя не в реальном, а в виртуальном мире.

Поэтому настоящей «проблемой» молодого поколения, на наш взгляд, является не экстравагантное самовыражение, а выгорание, упадок внутренних сил, то состояние, когда ты понимаешь, что надо заставлять себя двигаться вперед, а сил на это не хватает. Чтобы помочь молодому человеку, находящемуся в таком состоянии, нужна не критика, а поддержка, способность старшего поколения выслушать, понять, простить, дать какую-то точку опоры, чтобы двигаться вперед. Если ответ на этот вопрос не находится в семье, значит, нужен кто-то еще, кто может вселить в тебя надежду на будущее, веру в свои силы, кто научит радоваться и находить выход при любых обстоятельствах.

Настоящей проблемой молодого поколения является выгорание, упадок сил

Одним из таких людей, которые могут своим примером жизни и словами воодушевить современного человека, является старец Паисий Святогорец. Он был одним из самых уважаемых духовников греческого народа XX века, известен своими наставлениями и подвижнической жизнью. Слова старца Паисия стали одними из самых цитируемых в пространстве русскоязычных веб-сайтов о духовности в XXI веке.

Будущий старец Паисий родился в турецкой Каппадокии в 1924-м году, как раз перед обменом населения между Грецией и Турцией. Вскоре его семья переехала в Грецию, где Паисий вырос и после окончания школы получил профессию плотника.

Будущий старец Паисий

Ему было всего 17 лет, когда его застала Вторая мировая война и оккупация Греции гитлеровскими войсками. В оккупации он опытно ощутил, что такой страх смерти, что значит жизнь, когда в любую минуту ты можешь умереть. Однажды, когда его братья обрабатывали кукурузу на огороде, в деревню вошли немцы. Всем, кто не успел спрятаться, угрожала смерть. Несмотря на уговоры матери, Паисий вышел из укрытия и побежал, чтобы предупредить братьев. По пути он потерял обувь и бежал босиком по колючей траве, от которой на ногах появились кровоточивые раны. От волнения он не чувствовал боли, ибо спешил спасти своих братьев. Немцы прошли мимо. Когда опасность миновала, Паисий почувствовал жгучую боль в ногах. Но эта боль была смешана с чувством радости, радости от того, что он не струсил, но решился отдать свою жизнь за жизнь близких сердцу людей.

В 1945-м году в Греции началась гражданская война. Паисий был призван в действующую армию, где три с половиной года служил радистом. Воины полубатальона, в котором он служил, спали в палатках. Зимой за ночь их палатки превращались в сугробы. Кто-то просыпался живым, а кто-то во сне умирал от обморожения. В жару воины мучились от жажды и были вынуждены утолять ее грязной водой, застоявшейся в следах от лошадиных копыт. Несмотря на все жестокости войны, когда некоторые из солдат докатились до мародерства, Паисий не стал угрюм и не ожесточился. Напротив, он стал говорить, что варварство – это признак слабости. Злые и трусливые люди свой страх прикрывают наглостью и поэтому стреляют в других без остановки. А «те, в ком есть отвага, имеют доброту и не убивают других, потому что в отваге нет варварства. Такие люди стреляют не во врага, а вокруг него и вынуждают его сдаться».

Мужество и отвага – то, что изгоняет страх и делает человека бессмертным

Мужество и отвага – это то, что изгоняет страх и делает человека бессмертным. Когда Паисий узнавал, что кто-то из товарищей женат и имеет детей, то старался вызваться на спецоперацию вместо семейного сослуживца. Когда надо было рисковать жизнью, он говорил такие слова: «Когда ты решился на смерть, тебе ничего не страшно. Решимость на смерть равна по своей силе тысяче телохранителей… Тот, кто ради блага другого человека или ради общего блага забывает о самом себе, приемлет Божественную силу. И посмотрите, если человеком движет жертвенность, то Бог покрывает его».

Однажды отряд Паисия попал в окружение. Нападающие приблизились почти вплотную, и уже была слышна их ругань. Все ополченцы бросились отстреливаться от нападающих. Они понуждали и радиста браться за винтовку, но тот упорно пытался связаться со штабом. Наконец ему повезло. Штаб ответил. Прилетела штурмовая авиация и разбила мятежников в пух и прах. Через много лет старец приводил этот случай в пример тем, кто спрашивал его: «Какую пользу приносят монахи, сидящие в пустыне и не желающие выйти в мир, чтобы помочь людям?» «Монахи, – отвечал старец, – это радисты Церкви. Если своей молитвой они устанавливают связь с Богом, то Он спешит на помощь и помогает более действенно. лишний одиночный выстрел погоды не сделал бы, а вот когда прилетела авиация — это решило судьбу сражения».

Старец становился для всякого человека сыном, братом, отцом, дедом

После войны Паисий всю свою жизнь посвятил служению Богу. Он стал монахом. Но, несмотря на все его желание молиться за весь мир в уединении, к нему в келию на Святую Гору Афон стали стекаться люди со всего мира. Монахи и миряне, старые и молодые шли к нему за советом и просьбой о молитве. В каждом конкретном случае старец становился для всякого человека сыном, братом, отцом, дедом. «Видя пожилого человека, – говорил старец, – я говорю себе, что это мой отец. Видя старушку, я говорю, что это моя мать. Встречая ребёнка, гляжу на него как на своего маленького племянника. Я люблю всех. За одних мне радостно, за других – больно. Тебе знакомо подобное состояние?». Старец сострадал каждому страждущему и с болью молился о тех, кто испытывал боль. Эта непритворная любовь помогала человеку, который сближался с Паисием Святогорцем, измениться в лучшую сторону.

Впоследствии его слова, беседы и письма были собраны, рассортированы по темам и изданы в виде тематических книг. В одной из книг его «Слов» под названием «Семейная жизнь» старец Паисий размышляет о том, как создать крепкую семью, о родителях и их обязанностях, о детях, их радостях и трудностях, о том, как могут сочетаться работа и духовная жизнь, о болезнях и духовных законах.

Старец считал очень важным, чтобы молодые люди в юности определили для себя вектор жизненного пути. Это их право и свобода выбора. «Бог не выстраивает всех в одну шеренгу по законам казарменной дисциплины». Поэтому и родители, и учителя, и духовники могут только помочь выявить призвание человека, но они не должны ни в коем случае молодого человека ломать или подстраивать его жизнь под свои рамки.

Для того чтобы научиться самостоятельно принимать решения, молодым людям необходимо немного повзрослеть, стать внимательными и не принимать поспешных решений. Особенно если юноша или девушка подвержены восторженности, легко чем-то увлекаются. Для тех, кто не решил для себя в школьные годы, каким путем ему пойти, старец советовал не суетиться, заканчивать университет и служить в армии.

Однажды к нему подошла одна девушка и спросила: «Я задумываюсь о монашестве, но постоянно меняю своё мнение». «А в каком ты классе учишься?» – спросил ее старец. «Во втором классе лицея (это соответствует одиннадцатому классу российской школы), – ответила она, – но дальше учиться не хочу». «Не хочешь учиться? – улыбнулся старец. – Тогда я скажу твоему отцу, чтобы он купил тебе коз, пастушью собаку и дудочку. Собака будет охранять стадо, а ты – играть на дудочке и его пасти. Ну как, нравится? Вот что: давай-ка постарайся получить высшее образование или приобрести какую-то практическую специальность».

Чтобы добиться результата, нужно упорство, преодоление своей лености. Настойчивость помогает и слабому школьнику с отличием закончить университет и найти хорошую работу. Трудолюбивый человек может преуспеть и в карьере, и в духовной жизни, а ленивый – потерять и те таланты, которые были даны ему при рождении.

Конечно, бывает такое, что притяжение к противоположному полу настолько сильно, что все остальное забывается. В таком состоянии даже учиться бывает тяжело. «Тяга женского пола к мужскому и наоборот свойственна человеческой природе, – говорил на этот счет старец. – Но юноши и девушки, с раннего возраста культивирующие в себе тягу к противоположному полу, ‟нажимают на кнопку”, не дожидаясь, когда придёт подходящий для этого час. А потом, когда благоприятный час приходит, их ‟кнопка” уже нажата и они не способны пережить радость, потому что пережили её раньше – в неподходящее время. А вот те юные, которые внимательны к себе в этом отношении, дождавшись благоприятного времени, радуются больше, и пока это время не придёт, они пребывают в душевном покое. Погляди на тех матерей, которые до брака жили в целомудрии. Они умиротворены, несмотря на то что обременены кучей хлопот…».

Несмотря на то что старец Паисий не советовал торопиться с принятием жизненно важных решений, все же в отношении женитьбы он рекомендовал сделать своей выбор, пока ты еще молодой. С годами человек все более полагается на свой рассудок. И чем больше мирского опыта он приобретает, тем труднее ему довериться чувствам. К 25–30 годам холостяк привыкает к одинокому образу жизни, и ему уже трудно подстроиться под потенциального супруга. «Замечено, что если юноша или девушка постоянно откладывают свою женитьбу или замужество ‟на потом”, то, после того как годы ушли, он или она ищут себе пару и не находят. В юности выбирали они сами, но вот годы ушли, и их теперь выбирают другие. Поэтому я и говорю, – замечал старец, – что в создании семьи иногда необходимо немножко сумасбродства. На некоторые несущественные мелочи надо закрыть глаза, потому что не бывает такого, чтобы всё было так, как нам хочется».

Любовь к Богу и ближнему – это то, что сделало святого Паисия светильником миру

Как видно, старец Паисий Святогорец не чуждался размышлений о том, что такое любовь и чем она отличается от влюбленности, как разобраться в себе и в своем будущем призвании. Он трезво смотрел на жизнь, на желание иметь хорошую работу и признание в обществе. В беседах с молодыми людьми он умело шутил и использовал примеры из службы радиста в армии для описания тонкостей духовной жизни.

Однако все это старец Паисий сообразовывал с верой в Бога. Верующий человек – это тот, у которого есть любочестие, у которого сердце горит любовью к добру. Такой человек готов отдать себя ради счастья другого человека. С ним легко жить и дружить, потому что он отзывчив, и помощь друзьям приносит ему много радости. Такой человек хочет жить, но ему не страшно рисковать, и потому он неожиданно для всех добивается хорошего результата. Он побеждает страх перед трудностями, боязнь экзаменов, не паникует в запутанных ситуациях. Ему не грозит проблема выгорания, он не спешит убежать в виртуальную реальность. Он дышит полной грудью, и все, что он делает, ведет его к успеху.

Как разобраться в себе? Как обрести свою целостность и начать жить? На эти очень актуальные для современной молодежи вопросы в ларце у старца Паисия есть много изумрудных и бриллиантовых ответов. Учение святого Паисия Святогорца не было проповедничеством или катехизаторством. Он жил по Евангелию, и его поучения проистекали из собственной жизни, отличительным признаком которой являлась любовь. «Бог, – говорил старец, – творит чудо, когда мы сердечно соучаствуем в боли другого человека». Любовь к Богу и ближнему – это то, что сделало святого Паисия светильником миру, это то, что через него укрепило сотни тысяч людей. Любовь – это то, что сподвигает и нас верить в современную молодежь, верить в то, что после поисков своего места в жизни наши юноши и девушки обретут себя, и мы вместе построим светлое будущее.

Подарки старца Илия

Сижу рядом с водителем Сергеем… Несмотря на молодость, он уже несколько лет в монастыре работает, сейчас прораб на одной из многочисленных монастырских строек. И оказывается, что он чадо отца Илия. Сначала Сережа не всегда к старцу за благословением обращался. Вот сдал на права, начал машину водить – без благословения. «Что, – думает он, – старца по мелочам беспокоить, мало ли у него забот! Не будешь обо всем сообщать – вот, дескать, водителем заделался!» А отец Илий приехал из Греции и всем иконочки дарит. И всем – разные. Посмотрит на человека – переберет иконочки и достанет какую-то одну. Сергею благословил иконочку святого Николая Чудотворца. Отошел Сережа в сторону, а сам ропщет: «Есть у меня дома Николай Угодник! Лучше бы батюшка какую-то другую икону подарил!» Переворачивает иконочку, а на обратной стороне – молитва водителя!

А рядом стоит мужчина в годах, видно, что в Оптиной (пустыни – Прим. авт.) впервые. Держит в руках иконочку целителя Пантелеимона и спрашивает у Сергея: «Я недавно только в храм ходить начал. Вы не знаете, что это за иконочка?» А Сережа спрашивает: «А у вас, простите, здоровье хорошее?» «Да что вы! Я серьезно болен. Болезнь меня и в церковь привела, если честно». Объяснил Сергей ему, что к святому целителю Пантелеимону обращаются в болезнях.

И вот что интересно: пока Сергей подаренную батюшкой иконочку в машине хранил, ни разу его ГАИ не останавливала. А потом решил унести икону домой, чтобы на солнышке не выцветала. Только унес – на четыре месяца права отобрали за нарушение. Как так нарушил, и сам не понял. Теперь только с иконочкой – батюшкиным благословением – и ездит.

Сергей: «Вот, представляешь, недавний случай: работаю на стройке, бетономешалка грохочет вовсю. Приезжает отец Илий. Батюшка никогда на машине в ворота не въезжает… Он смиренный очень. Не хочет как начальник. Всегда из машины выйдет, сам ворота начинает открывать. Поздоровается со всеми, поклонится всем. Вот и в этот раз выходит из машины, подходит к воротам. Я одну створку тяжелых железных ворот открываю, а он вторую начал открывать. А потом благословил меня и спрашивает: «Слышишь, как по кресту стучат – тук-тук?» Я отвечаю: «Какое там стучат, батюшка, по какому кресту! Я ваш голос-то с трудом слышу!» Он улыбнулся и пошел. И что ты думаешь? Через пять минут иду по строительному делу к отцу Иоанну, который тут недалеко, метрах в двадцати. А он крест из меди отбивает себе в келью. И стучит – тук-тук. Как это можно было услышать на таком расстоянии, под грохот бетономешалки – ума не приложу. Ну да у старца ведь другой слух, не такой, как у нас с тобой.

Ольга Рожнева,

газета «Эском-Вера»,

А это что? А это рубрика «Бытовуха», которая набирает мощь. Напоминаем: мы тут все ни разу не стесняемся спрашивать, чтобы сделать собственное представление о чужой жизни чуть богаче. Профессионалы живописуют яркие подробности каждодневного труда. А мы не очень-то и против — слушаем и внимательно записываем. Вот недавно познакомились с Александром Кухтой. Это молодой священник, который служит в Михановичах и ведет просветительский блог «Батюшка ответит» (очень крутой). Саша рассказал о карьеризме, размерах пожертвований и крестов, испанском стыде, сути походов в храм, использовании мата и соцсетей.

«Допускаю, что есть священники-карьеристы»

— Вы всегда ходите в рясе?

— Вне церкви — в обычной одежде. Но между службами, когда нахожусь в храме, ношу подрясник. Либо подрясник и рясу. Это еще одна накидка сверху, со стороны похожая на кимоно. Но сейчас жарко, поэтому я без рясы.

— Бывают подрясники с начесом?

— Бывают зимние рясы. Они тепленькие. Но у меня нет. Наверняка стоит дорого, поэтому я все-таки предпочту ей хорошую куртку аляску, которая более универсальна.

Стоимость всей нашей одежды зависит от качества. К примеру, у меня два подрясника. Один покупал в Украине — он обошелся в какие-то копейки, долларов 20. Но такой подрясник синтетический и не очень удобный. Второй пошил себе сразу же после того, как стал священником, долларов за 100. Еще видел шелковые подрясники. Они очень дорогие. Но у меня таких нет.

Есть облачения, в которых мы служим. Цвет выбирается в зависимости от праздника. Красный — пасхальный, черный и фиолетовый — постные, грустные, голубой используется на богородичные праздники, белый — на венчание, крещение.

«Вообще, красивый крест — это как медаль, как награда. Показывает твои статус, заслуги и выслугу лет»

Есть еще стихари — это облачение дьяконов. Дьякон — первая ступенька священства. Сначала дьякон, потом священник, потом епископ. Но епископами у нас бывают только монахи, так что это не моя история. Я женат.

— То есть у вас возможен карьеризм. Это нормально с точки зрения религии?

— Формально карьерного роста конкретно для меня нет. Я описал три ступеньки священничества. Выше священника уже не вырасту, потому что я не монах и не могу стать епископом. Но есть мелкие внутренние различия. Например, просто священник — это иерей. А уважаемый, заслуженный священник — это протоиерей. Он как бы первый среди равных. Формально такой же, как и все, но приставка «прото-» подчеркивает его заслуги перед церковью.

Бывают настоятели храмов, бывают не настоятели. Есть священники с внутренними церковными должностями, например те, кто отвечает за социальную или миссионерскую работу. Наверное, эти должности как-то можно привязать к карьерному росту. Но больше геморрой и всякие бумажки.

То есть в теории карьеризма быть не может, но практика — дело немного иное. Да, мы несовершенны. Да, есть священники, которые хотят себе храм покомфортнее, хотят храм в центре города. И если не быть там настоятелем, то хотя бы просто служить. В некоторых случаях это оправданно, если у человека большая семья, например, или он городской по натуре и в деревне чувствует себя некомфортно.

Но допускаю, что есть священники-карьеристы, которые утверждаются, собирая должности.

«В Минске священник будет получать среднюю по городу зарплату»

— Крест дорогой?

— Мой священнический крест стоит 1300 российских рублей — 40 белорусских.

— Есть какая-то церковная мода по размеру креста?

— За заслуги священники могут награждаться правом ношения какого-то креста. Есть простые священнические кресты — стандартные, их вручают сразу после рукоположения. Они все примерно одинаковые и почти не отличаются друг от друга.

Второй крест такой же, но желтого цвета, он называется золотым. Но золота там столько же, сколько в моем серебра. И «золотые» кресты быстро выцветают, становясь грязно-серыми.

Следующая стадия — крест с украшением. Насколько я в курсе, в большинстве случаев там бутафорские камешки. Но наверняка существуют кресты и с настоящими камнями.

«Часто больно читать новости о жизни священников, понимая, что там много правды»

Вообще, красивый крест — это как медаль, как награда. Показывает твои статус, заслуги и выслугу лет. Однако можно иметь очень навороченный крест, но быть вторым священником в маленьком храме. Если человек служит 20 лет, ему предоставят право ношения такого креста. Пользоваться этим правом или нет — личное решение священника.

— Сколько может зарабатывать священник в Беларуси?

— Верхней границы я не знаю. Но есть правило: священник получает примерно среднюю зарплату местности, в которой служит. Даже если ты очень-очень сильно захочешь, вряд ли получишь больше среднего работника своей местности, если дело происходит в самом далеком колхозе страны. В Минске — да, ты будешь иметь минскую зарплату.

— С вашей зарплаты получается отложить?

— Сейчас — совсем нет. У меня ремонт. В прошлом месяце я получил примерно $450. Но я не монетизировал блог. С него я вывожу от $150 до $250. Раз на раз не приходится.

— Куда священники едут в отпуск?

— Все по-разному. Есть благочестивые, которые копят целый год и ездят на Афон помолиться. Есть любители отправиться на море, чтобы лежать на шезлонгах и смотреть на воду. Есть путешественники. Все по возможностям. Многие вообще не могут позволить себе никуда выбраться, разве что в деревню к бабушке или на дачу к родителям.

«Стыдно за некоторые поступки некоторых священников»

— Как в храме происходит распределение пожертвований?

— У храма есть два основных источника дохода. Спонсоры — они могут быть или не быть. Пожертвования прихожан — они тоже могут быть, а может их и не быть. Как минимум из поступивших денег надо уплатить налоги. В Беларуси церковь платит их, как и все религиозные некоммерческие организации. За эти деньги храм нужно ремонтировать, отапливать и поддерживать в надлежащем состоянии. За эти деньги нужно содержать семинарию, заниматься миссионерской работой. С этих денег нужно в том числе платить зарплату священнику.

— Есть какой-то «общак» в головном офисе церкви, который собирает все пожертвования?

— По всем храмам не знаю. Но есть налог, его платит каждый храм. Конкретных цифр не скажу, потому что в моем случае распределением пожертвований в храме занимается настоятель.

— Как реагировать на священников, которые носят Gucci и катаются на Mercedes?

— Я тоже не знаю, как на это все реагировать. Проблема конкретно моего служения — в чувстве испанского стыда, который я регулярно испытываю. То есть вроде бы я не при делах, вроде бы сам на «мерсе» не езжу, но да, мне стыдно за некоторые поступки некоторых моих братьев.

Часто больно читать новости о жизни священников, понимая, что там много правды. Подобные истории действуют антимиссионерски. Но все, что я могу делать, — это быть на своем месте и хорошо делать свою работу.

— Допустим, но как реагировать, когда говорят, что поповский «мерс» — это пожертвование? Звучит ведь неубедительно.

— Прекрасно понимаю. Но думаю, что если мы рандомно проедемся по Беларуси, посещая каждый храм в каждом населенном пункте по пути следования, и будем смотреть на машины священников, то найдем достаточно малый процент автомобилей представительского класса. Все-таки чаще люди говорят о вещах из ряда вон выходящих. О том, что ненормально. То есть если ты говоришь со мной о Mercedes, значит, ты сам признаешь, что это не норма. Я же, признавая проблему, хочу обратить твое внимание, что в массе мы не ездим на крутых автомобилях.

Я бы различал христианство и христиан. Мы люди, мы несовершенны. К сожалению, часто вещи, которые мы проповедуем, в жизни реализуются очень плохо.

— Если священник нарушает ПДД, это в первую очередь грех или пренебрежение законодательством страны?

— В Уголовном и Административном кодексах страны есть понятия, которые совпадают с формулировками греха. Но есть и несовпадения.

Вообще, грехом мы считаем оскорбление образа Бога в себе или в своем ближнем. Нарушение ПДД — да, это плевок в те правила, которые написаны кровью, поэтому я считаю это грехом.

— Как часто грешат священники?

— Священники — тоже люди. Мы все пациенты, которые лечатся от греха. У кого-то лечение протекает более успешно, у кого-то менее. А кто-то вообще демонстративно забивает на предписания врачей и смывает таблетки в унитаз. Все случаи уникальны, но мне хотелось бы верить, что среди моих сослужителей общая картина более-менее красивая.

— Священник, который согрешил, сам себе их отпускает?

— Нет такого, чтобы я садился перед зеркалом и говорил сам с собой по душам. Священники периодически собираются на общую исповедь, где духовник епархии, один из самых опытных из присутствующих, исповедует других священников. Но вообще, это очень интимный момент. Покаяние не сводится к формальному «Я согрешил». Настоящее покаяние — это реальное изменение образа жизни.

«Углями для кальяна можно растапливать кадило»

— Как определяется цена ритуалов?

— В каждом храме по-своему. Так сложилось, что в храме, где служу я (это Михановичи), нет никаких цен и никаких такс. Если тебе нужно крестить ребенка, ты просто проходишь собеседование (это обязательно).

И когда человек задаст вопрос «Сколько?», я отвечу, что оплата — исключительно его желание. В других храмах может быть такса. Но опять же она может формироваться от потребностей.

— Не боишься ударить кого-то из прихожан, размахивая кадилом?

— Это опыт. Такого страха уже нет. Понятно, когда ты впервые получаешь кадило в руки, рука не набита. Но через два-три, не знаю, четыре раза становится ясно, что кадить просто. Нужно соблюдать баланс — это технический момент.

— Углями для кальяна можно растапливать кадило?

— Я не эксперт, но думаю, что можно. Правда, кадильные угли для кальяна не совсем подходят. Кадильный уголь дает больше дыма, что для кальяна нехорошо.

— У тебя уголь падал из кадила?

— Да, прожег себе ковер в храме. До сих пор эта дырка напоминает, какой я был неопытный. У меня в семинарии не было предмета «Что делать священнику, если во время службы что-то пошло не так». Но когда у меня упал уголь, я сделал вид, что все нормально. Мы все быстро убрали. Храм я не сжег.

— Какое вино можно использовать для причастия?

— Только кагор — красное сладкое вино. Централизованного поставщика у церкви нет. Знаю о случаях, когда используется не кагор, но это не в традиции.

— Хлеб, который дают прихожанам, какой-то специальный?

— Это называется просфора. Не продукт какого-то хлебозавода, а церковный крафт, скажем так. Это вопрос не догматики, а скорее традиции. Он печется по особой технологии, но момент не сильно принципиальный.

— От брезгливых вопрос. Вы же кормите людей с одной ложки?

— Да. После службы священник, который покормил всех присутствовавших людей с этой ложки, должен потребить все остатки. Мы верим, что в каждом атоме причастия находится сам Бог. То есть ты не выльешь остатки. Самое благочестивое потребление — это в себя.

«У иконы, которую мостят на приборную панель в машине, тоже нет функции вас оберегать»

Знаешь, есть любители устраивать погони за самыми большими святынями и посещать их. Но это бредовая идея. Потому что самая большая святыня — это причастие, сам Бог, который присутствует на каждой службе в чаше с причастием. И если говорить о брезгливости — да, это момент нашей веры. Мы верим, что во время совершения таинства ничего болезнетворного передаваться не может.

— А если ты налил полную чашу кагора, а прихожан было мало?

— Может ли священник напиться? Слушай, ну ты же видишь, сколько людей пришло на службу, и можешь примерно понять, сколько из них будет причащаться. Я лично всегда использую чуть-чуть кагора.

— На сколько причастий в итоге хватает бутылки кагора?

— В моем маленьком храме — надолго. Бутылка — на месяц.

— Не боишься, что ребенок упадет, когда ты держишь его во время крещения?

— У меня свой маленький ребенок, я опытный папа, детей держать умею. Но когда приносят совсем крох, снова боюсь, потому что забыл, каково это — держать на руках грудничков.

Теоретически я мог бы крестить и своего ребенка. Но я этого не делал, просто чтобы не смешивать для себя священство и отцовство. Это как врач, который не лечит своих домашних.

«Икона на заставке телефона — это моветон»

— Зачем ходить в храм, если говорят, что Бог у человека внутри?

— Все, что я могу делать как человек, реально осуществить дома. Не выходя из квартиры, я действительно способен совершать добрые дела. Не знаю, у меня есть банковская карточка и интернет — могу пожертвовать кучу денег на лечение ребенка. Я могу дома молиться. В принципе, качество молитвы не зависит от вашей локации.

Храм сам по себе — просто помещение, в котором удобно собираться. При желании и необходимости мы можем собираться в любом другом помещении. Или даже вообще без помещения. Мы приходим в храм потому, что удобно, потому, что здесь проводится служба — литургия. Мы верим, что во время службы происходит какое-то таинство, мистерия. В конце священник выносит чашу с причастием. И мы верим, что в каждой частице причастия, в каждом атоме находится сам Бог.

Для христиан принципиально важно причащаться регулярно — желательно на каждой службе. Если я этого не делаю, то могу быть просто хорошим парнем, который совершает добрые поступки, молодцом, но не христианином.

— Могут ли священники пользоваться соцсетями?

— Я пользуюсь. Если человек начнет постить какую-то жесть, понятно, с ним как минимум будет проведена воспитательная работа. Потому как со священника часто берут пример в христианской жизни. В остальном все свободно. Если тебе 40 лет, ты вряд ли станешь выкладывать в соцсетях какую-то дичь. Потому как твой сетевой след будет тянуться за тобой всегда.

— Сторис со службы — это нормально?

— Есть священники, которые это делают. Но для меня это странно. Вообще, я не очень понимаю Instagram — наверное, слишком старый для него.

— Священники используют мат?

— Я — практически нет. Опять-таки я человек, у меня может что-то проскочить, как и у всех людей. Но это скорее случайность. Естественно, в такой ситуации нет ничего хорошего. Но если я ругнулся, то не занимаюсь самобичеванием. Просто считаю, что такая лексика не должна проскакивать у культурных людей. Поэтому стараюсь не использовать мат не только по религиозным причинам.

— Если на заставку телефона поставить икону, это поможет?

— Нет, я вообще считаю это моветоном. Икона должна быть на месте иконы, а заставка телефона… Тыкать пальцем в икону? Запускать иконки с иконы? Это как-то кощунственно.

У иконы, которую мостят на приборную панель в машине, тоже нет функции вас оберегать. Да, многие водители используют их как некий оберег. Но это проблема водителей. Икона — она как фотография. Если я далеко уезжаю, то везу в кошельке фотографию своей супруги. Вечером я могу достать ее, сказать «Я люблю тебя» и даже поцеловать. Понятно, в этот момент я целую не бумагу и краску, а образ человека. То же самое с иконой. Это некий предмет, через который проще обратиться напрямую к тому, кто на ней изображен.

«У нас нет православной «Камасутры»»

— Священник имеет право жениться?

— Молодой человек до того, как стать священником, должен определиться: идти ему в монахи или жениться. Монах не имеет права жениться. Со своей женой я познакомился еще в школе. Потом мы несколько раз расставались и общались, когда я был семинаристом.

— Что такое подкат семинариста?

— Не думаю, что он чем-то отличается от любого другого подката. Все то же самое. Такая же милая и немного приторно-противная романтика.

— Молодой священник испытывает страсть к девушке, с которой хочет завести отношения. Это греховно?

— Это физиология. Просто да, я пытаюсь держать себя в руках, пытаюсь чаще включать голову, разум и совесть, чем какие-то другие органы. Наверное, так должны делать все молодые люди, которые настроены на серьезные отношения и хотят вступить в брак.

— Хорошо, первый секс, который происходит в таких отношениях, угоден церкви?

— Церковь считает, что секс — это круто. Церковь за секс. Посмотрите хотя бы тексты нашего таинства венчания. Другой вопрос, что такое секс в нашем понимании. Мы считаем грехом любой секс вне брака. С другой стороны, в брачную жизнь, в спальню к супругам мы не лезем. У нас нет православной «Камасутры», мы не вешаем графики на стенах и не раздаем советов.

«Зайди к тем же католикам — там намного больше молодежи. Зайди к протестантам — там бабушек не будет вообще»

Если ты считаешь себя обезьянкой, то в мире обезьянок вообще не важно, кто, где, как и с кем спит. Но если ты не обезьянка, возникает вопрос: кто такой человек? В христианской системе определение человека, кроме прочего, затрагивает такие важные аспекты, как мое естественное желание размножения. В нашем понимании секс должен быть в браке как наивысшая точка супружеской любви.

Поэтому мы не считаем, что секс должен быть только для зачатия и рождения детей. Нет, это естественная часть супружеской жизни.

— Как церковь относится к татуировкам с куполами и крестами?

— Например, есть копты, коптские христиане, которые живут среди арабов. Для них важно вытатуировать на себе крестик — либо на запястье, либо на лбу. С одной стороны, это какой-то вызов арабскому миру, что вот мы христиане, с другой — это просьба в случае чего похоронить по-христиански. Это религиозная татуировка, к которой у меня нет вопросов. Это оправданная традиция.

В других случаях церковь относится к татуировкам сложно. Потому что мы видим в теле человека храм Святого Духа. И не каждое изображение, даже если внешне оно благочестиво, может хорошо смотреться на нем. Поэтому мы не то чтобы запрещаем, но относимся к тату с осторожностью.

— Батюшка с татуировками — это реально?

— Реально. Я таких видел. Их не очень много. Обычно это татуировки из прошлой жизни. Их оставляют как память о бурной молодости и прочих приключениях.

«Тон православия очень подходит бабушкам»

— Священник может быть неверующим?

— Наверное, да. Технически. Потому что у нас нет линейки, которая замеряет степень веры каждого человека. Я читал дневники и истории постреволюционных священников, которые писали, что давно уже не верят, но люди они в возрасте и потому просто делают привычные для себя вещи.

— Почему у православия такой слабый маркетинг?

— Меня тоже интересует этот вопрос. Я не знаю. Понимаю, речь о более проработанном имидже и большей привлекательности.

— Кришнаиты танцуют, протестанты поют госпелы — веселье…

— Понимаю. Вопрос: почему у нас в храме столько бабушек? Зайди к тем же католикам — там намного больше молодежи. Зайди к протестантам — там бабушек не будет вообще. Смысл в том, что у нас ведется очень хорошая работа с бабушками как с целевой аудиторией. Тон нашей церковной проповеди очень соответствует запросам именно этой группы людей.

То есть то, как мы говорим, близко женщинам, которые прожили жизнь. С одной стороны, они смотрят в свое прошлое. У людей есть потребность в покаянии. Не в том смысле, что «прости, Господи». Просто люди старшего возраста хотят исправить ошибки прошлого.

С другой стороны, они смотрят в будущее. Но понимают, что там их ждет медленное увядание и затухание. Они чувствуют дыхание смерти. И вот получается, что наша традиция и тон проповеди подходят таким людям. Оттого бабушкам и заходит православие.

Но наша проповедь по форме чужда и непонятна условному программисту, который только-только окончил универ. Он не мыслит нашими материями, у него другие формулы в голове. К нему нужен другой подход. В своем блоге я и занимаюсь тем, что пытаюсь подобрать подход к своему поколению и к самому себе.

— Почем опиум для народа?

— Как настоящий священник, я спрыгну с темы. Но, насколько я помню, первоначальная задача опиума — не быть дурманом, а снимать боль. И религия во многом — да, снимает боль.

— Что бы ты поменял в своей профессии?

— Мне нравится гипотеза лингвистической относительности, которая предполагает, что наш язык, то, как мы говорим, определяет наше сознание. Поэтому я бы выкинул из церковного обихода все эти ритуальные византизмы — обращения вроде «Ваше Высокопреподобие, Преподобие, Преосвященство» и так далее. Знаешь, если ко мне официально обращаться, а это происходит редко, то я «Ваше Преподобие».

— Пацан 27 лет?

— Это византизм. Церковь — очень традиционное общество. Но уже настал другой мир. Самый яркий элемент из прошлого — поцелуй руки священника. Да, мы говорим о том, что священник — это образ Христа, поэтому люди целуют не руку священника, а божью десницу. Но в реальности это часто развращает священников, которые перестают видеть в окружающих людях ближних, а видят подчиненных.

Наверное, в византийской культуре такое смотрелось гармонично и естественно. В нашей — уже нет: дико и непонятно. Я бы от этого отказался, чтобы церковное общество стало человечнее. О каком равенстве может идти речь, когда я тебе целую руку каждый раз, когда с тобой здороваюсь? Это первое.

Второе. Я хотел бы перевести наши службы на адекватный язык, на котором мы общаемся. На белорусский или русский. Да, каждую субботу в Петропавловском храме проводятся службы на «мове». Периодически проводятся службы на русском языке либо с элементами русского языка. Но это не массовая практика. А мне бы хотелось, чтобы была массовая. Наши прихожане любят хвастаться, что понимают старославянский язык. Но на самом деле это не так. Славянский язык не понимает практически никто. Да, слова знакомые, но язык — это не только слова. Язык — это и синтаксис — построение предложений. Так вот, церковнославянский язык в своем синтаксисе — это калька с греческого.

А как быть с наполовину переведенными словами, которые один корень имеют славянский, а второй — греческий?

А как быть с ошибками и неточностями, которые присутствуют в церковнославянском языке?

Ну или хотя бы попробуйте, не подглядывая в словарь, точно сказать, что такое «благоутробие» — слово, которое встречается чуть ли не в каждой молитве. А это милосердие.

Третье. Я бы отказался от практики крещения всех подряд. Сейчас мы крестим практически любого младенца, которого приносят в церковь. Иногда я отказывал, но то были исключения. Мне бы хотелось вернуться к древней практике — крестить либо взрослых людей, которые пришли к этому осознанно, либо детей исключительно своих прихожан. Логика в том, что если папа — футболист, то и своего ребенка он отдаст в футбольную секцию, делясь с ним тем, что сам имеет, умеет и ценит. Нельзя воспитать ребенка в вакууме. Так и родители, которые являются христианами, будут воспитывать своего малыша христианином. Поэтому авансом по вере родителей мы должны крестить малышей.

А мы, получается, крестим всех подряд. Есть даже не смешной анекдот по этому поводу про прихожан на колесиках, которые ногами в церковь никогда не ходят. Сначала ребенка привозят родители, потом он сам приезжает в свадебном кортеже, и в конце его везут на катафалке.

душевая кабина, ширина 90 см Нет в наличии

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *