Старцы в Беларуси

В Свято-Пафнутьев Боровский мужской монастырь со всей страны едут паломники за утешением и исцелением. Корреспондент «Комсомолки» тоже оказалась в их числе.

В середине января кинотеатры ломились от желающих увидеть фильм «Остров» Павла Лунгина. Главный герой — монах отец Анатолий (актер Петр Мамонов) — больше тридцати лет молился о прощении смертного греха. Прознав о его особом целительском и провидческом даре, к нему на остров потянулись толпы страждущих.

Между тем в нашей суетной жизни старцы — одна из вечных загадок. К ним на Руси издревле особое почтение и интерес. Люди обращались к ним кто за советом, кто за исцелением — даже в богоборческие советские времена. Есть такие старцы и сейчас — «Комсомолка» уже писала о том, в каких монастырях находятся их обители. Об одном из старцев я сначала узнала от своей приятельницы. Она с упоением рассказывала, что собирается поехать в Боровский мужской монастырь, где живет отец Власий. Он якобы видит людей насквозь и может дать мудрый житейский совет. Вернулась подруга обескураженной. Как только она зашла к батюшке, он тут же ей сказал: «А крест-то на тебе чужой!» — она действительно попросила его у подруги перед поездкой. И строго заметил, что нужно в церковь ходить, молиться, а спрашивать, как удержать сразу двух мужчин, — нехорошо… Знакомая на самом деле запуталась между мужем и любовником… «И как он узнал?» — удивлялась она. И тут же рассказывала о чудесах, которые происходят в монастыре. Вот девочка, мол, одна плохо видела. А отец Власий ее в лоб поцеловал, и она прозрела… Словом, решила я поехать к старцу, чтобы самой во всем убедиться…

В очередь за чудом

В старинный городок Боровск, что в семидесяти километрах от Москвы, я попала накануне Крещения.

— Не подскажете, как к отцу Власию добраться? — спрашиваю у продавщицы тыквами.

— На маршрутку садись, у рощи остановит. А там по тропинке. Народ дорожку туда протоптал. Но к старцу сразу не попадешь. Мы рядом живем, а все — никак. Это надо в очереди сутками стоять, караулить.

У входа в монастырь меня останавливает вратарник:

— И куда собралась, девица?

— К отцу Власию. Можно мне в монастырь?

— Он же — мужской… — ухмыляется в бороду. — А к отцу Власию много желающих. Только на праздники он не принимает. Звони после Крещения…

Но что-то мне внутри подсказало — не стоит сразу домой поворачивать. Вижу, еще две женщины к собору идут. Я — за ними. Разговорились.

— Отец Власий моей подруге помог, — поделилась со мной одна из них. — У них с мужем долго ребеночка не было. Старец сказал, что нужно им обвенчаться. Так они и сделали. И родила моя подруга недавно. А вообще он каждого человека насквозь видит.

— Как это?

— И прошлое твое, и будущее знает. Только если что говорит, все исполнять надо. А это порою так трудно!

…Дорожка сама повела к двухэтажному зданию. Поднялась я по лестнице. Вижу, по лавкам народу немало.

— К кому вы? — спрашиваю.

— К отцу Власию, — девушка подняла лицо от молитвенника.

— А кто в очереди последний?

Народ отмалчивался. Потом одна женщина пояснила:

— Тут те, кого отец Власий по многу лет знает. С праздником поздравить пришли.

Из комнатки старца выходят молодые муж с женой, она держит на руках мальчика и улыбается счастливо:

— Слава богу, нет у Сашеньки болезни, что врачи ставили. Батюшка сказал, надо пить козье молоко и есть курагу.

Рядом со мной одевалась миловидная женщина.

— Ой, как я рада, что к нему сегодня попала, — затараторила она. — Говорил же мне батюшка: «Не ешь, Катя, перед телевизором». Ведь не слушала. Желудок заболел. Врачи поставили опухоль, сказали, надо делать операцию. Я — к батюшке. Думаю, даст благословение — решусь. Он сказал мне: «Слушай врачей. Они все сделают как надо». Все, пойду ложиться в больницу!

Рассказали мне в очереди про уникальный случай. Привезла мать сына, молодого парня, вся в слезах: «Врачи сыну СПИД поставили. Ночами не спит — задыхается». Отец Власий лоб парню перекрестил, дал масло, привезенное из Иерусалима. Парень принял масло и в первую же ночь уснул. Вскоре оба снова приехали к старцу с радостной вестью: врачи в анализе крови СПИДа не обнаружили… И задыхаться парень ночами перестал…

Говорили, что к отцу Власию несколько лет подряд ездил писатель Александр Солженицын с супругой Натальей Дмитриевной. И еще много людей известных. Только имена их держатся в тайне.

Чаще всего приезжают к старцу с серьезными проблемами. Но бывают и курьезы. Одна бабушка все никак не могла попасть на прием и уговорила его водителя: «Ой, милок, помоги!» Тот сжалился и бабушку провел, а потом получил от отца Власия выговор. Старуха-то чего просила: холодильник у нее старый, и она решить не могла — покупать ей новый или нет.

…»Больше отец Власий принимать не будет», — пронеслось по рядам.

Вышел из кельи крепкий мужчина с длинной бородой, в очках и в рясе. Все тут же повскакивали, кто-то попытался за подол его ухватить… Пожилая женщина успела на ходу вопрос задать:

— Батюшка, ну что мне с работой делать?

— Я же в прошлый раз говорил: слушай свое начальство, не спорь, — строго сказал ей старец. — Что ж ты не выполнила! Ешьте пироги с грибами, держите язык за зубами…

Затем отец Власий всех оглядел. Кивнул:

— Господи, благослови вас…

А одну женщину вдруг за нос ухватил и быстро ушел.

— А чего это батюшка меня за нос? — удивилась та.

— Так батюшка, говорят, грехи вытягивает, — кто-то, смеясь, ответил ей в толпе.

Я расстроилась, что не попала к старцу. Меня успокоила девушка Лена, что была передо мной в очереди:

— Не переживай. В следующий раз попадешь. Всех, кому надо, Господь к нему обязательно приведет.

Тут я поняла, что еле на ногах стою. Целый день не ела. И Лена меня пригласила:

— Пойдем, я в трапезной договорилась. Нас покормят.

Такого вкусного борща с ароматным белым хлебом я давно не ела. Поев, мы убрали посуду, крошки со стола стерли. Здесь так принято. В трапезной кормят трудников — мирян, которые приходят в монастырь работать.

Уезжая в Москву, я знала, что еще вернусь…

Батюшка вылечился от рака

У самого отца Власия — удивительная история. Бабушка его была монахиней, от нее-то и пошла его любовь к Богу. Учился он в мединституте в Смоленске, дружил с девушкой, но вынужден был скрыть от нее свою веру. Ходил в собор тайком, а девушка подумала, что он к кому-то на свидания бегает. Выследила его в храме и доложила в ректорат. Из-за травли молодой студент из института ушел. Уехал в Закарпатье и через пять лет постригся в монахи. Стали величать его отцом Власием. Потом служил в храме в Тобольске. Там тоже испытал гонения, после чего принял схиму — отказался от всех мирских радостей. В Боровске — с 79-го. Когда отец Власий поселился в здании сельхозтехникума (он был в здании монастыря), первое время в лунные ночи откуда-то раздавались стоны. А еще местные жители рассказывали, что видели призрак — монаха. Считали, что это дух святого Пафнутия святыню охраняет. А стоны по ночам объясняли тем, что обитель на костях стоит. В 1610 году поляки прорвались в монастырь и за ночь уничтожили около 5 тысяч дружинников, монахов и жителей. Тела захоронены здесь в двух братских могилах.

Когда отец Власий стал читать псалтырь, стоны по ночам исчезли. Однажды 14 мая — на день Пафнутия Боровского — обвалился купол в соборе Рождества Богородицы и открылись фрески, которые расписывал Дионисий, ученик Андрея Рублева. И монастырь стали восстанавливать.

Владыка предложил отцу Власию стать игуменом монастырским. Но тот отказался. Как рассказывают, отец Власий узнал, что болен раком, и уехал на греческий Афон. Пять лет он был в уединении — затворе. Когда вернулся в Боровск, паломников к нему стало еще больше.

Диагноз ставит по глазам

Рассказывать о том, что кому сказал отец Власий, здесь не любят. Одна из паломниц мне пояснила: сам старец предупреждает, чтобы все сбылось, сокровенные вещи нужно держать при себе. Молчать труда нет, а польза великая.

Хотя какие-то случаи все же до прихожан доходят. Например, как-то мужчина пришел, а батюшка ему говорит:

— Вижу, сердце больное. Куришь много. Выйдешь отсюда, курить не будешь.

Мужчина удивился. Но вправду больше сигарету в рот не взял. И сердце отпустило.

Сам отец Власий так объяснял свой дар видеть болезни:

— Людская молва разнесла, что я чуть ли не экстрасенс. А я раньше изучал иридодиагностику и по радужной оболочке глаз могу диагносцировать разные заболевания. Вообще почти все болезни тела напрямую зависят от болезней души. Стоит человеку устать, омрачиться, ослабнуть, как тотчас врываются недуги.

Плату за прием батюшка не берет. Но народ обычно все равно пытается его отблагодарить. Кто немного денег оставит, кто яблочком угостит или пирогом. Эти дары идут на нужды монастыря, на стол к монахам и паломникам-трудникам.

Как я исповедалась в мужском монастыре

Через неделю я узнала, что очередь к старцу расписана на полторы недели вперед.

— Поживите дней пять в гостинице, может, и пораньше попадете, — посоветовали мне по монастырскому телефону. — А вообще в воскресенье отец Власий проводит исповедь.

Я выехала заранее — в субботу. Сутки не ела скоромной пищи, как положено. Остановилась у добрых людей на ночлег. Хозяйка приютила еще троих паломниц. Мне подсказали, что грехи, в которых я раскаиваюсь, лучше написать на бумаге. И отдать отцу Власию. А то люди обычно теряются на исповеди и забывают, что хотели сказать.

Я три листа исписала, всплакнула — не так-то просто в грехах каяться. Вместе с соседкой прочла канон. В три часа ночи мы пошли занимать очередь. У монастырских ворот уже кто-то в валенках переминался с ноги на ногу.

— Девочки, предупреждаю, со мной еще восемь человек, — сказала пожилая женщина. — Можно я пойду? А то уже два часа здесь стою.

Откуда-то прибежал рыжий кот и стал тереться возле нас… Мороз! В соборе Рождества Богородицы исповедь началась в семь часов утра.

До меня человек двадцать прошли. К отцу Власию подходили по одному.

С кем-то он разговаривал шутливо. С кем-то — очень строго.

Одной девушке, которая жаловалась на нескончаемые болезни, сказал:

— Сначала душу лечить надо, потом — все остальное.

Мое сердце затрепетало. Внимательно прочел отец Власий мои листочки. Несколько раз вздохнул сочувственно. Посмотрел в глаза.

— А теперь, — говорит, — покажи мне свой крест.

Подержал крестик в руках. Потом встала я на колени. Помолился батюшка. Поцеловала я крест и псалтырь. И тихонько отошла в сторону.

И будто плита бетонная упала с моих плеч. Так вдруг в сон потянуло. Прислонилась я к стене и отключилась.

Пришла в себя, когда служба началась и полилось под своды купола красивое пение. Открыла глаза и от удивления обомлела. Прямо передо мной стоял известный танцор Андрис Лиепа с букетом белых роз. Я подошла к нему и спросила, не к отцу ли Власию он приехал.

— К нему. Мы дочку у отца Власия крестили восемь лет назад. Потом он в затвор на Афон уходил. И как снова появился в монастыре, мы к нему приезжаем постоянно. Удивительный человек! Я не знаю, как мы без отца Власия были бы…

Потрясенная, провела я эти полдня в монастыре. На выходе кто-то окликнул меня. Андрис Лиепа! Он решил подарить мне свой календарь и подписал его: «Светлане — на память».

И тут я призналась ему, что журналистка.

— Знаете, Андрис, в прошлом году ваша жена Екатерина вручала мне диплом на конкурсе «Папарацци года».

Мы с ним вместе посмеялись такому совпадению.

А вообще, подумала я, случайностей в нашей жизни не бывает. Значит, все это просто мне было нужно.

Марчук Нина Григорьевна

Иеромонах-целитель в единственной в Беларуси Пустыни

По решению синода белорусской православной церкви в начале юбилейного года, 2000-летия Рождества Христова, недалеко от деревни Хмелево Жабинковского района из Спасо-Преображенского прихода образовалась единственная в Беларуси Хмелевская Пустынь.

Пустынь – это небольшой монастырь (религиозная община монахов, принявших единые аскетические правила жизни, церковь и жилые помещения) в удаленном и богатом историей месте.

На сегодняшний день в нашей республике действуют 5 мужских и 8 женских монастырей. Не закрывался за всю историю своего существования только Жировичский Свято-Успенский мужской монастырь. Хмелево, что в пяти километрах от Жабинки, люди называют святым место»! В один из выходных дней я специально посетила эти места.

Действительно, что-то там есть! В уединенном, отдаленном от деревни месте, на красивом небольшом холме, в окружении соснового леса стоит голубая Спасо-Преображенская церковь. Крестообразная в плане, с пятигранной апсидой (алтарный выступ) и двумя ризницами. Церковь построена в 1725 году, заложена в праздник Преображения (Второй Спас). В 19 веке частично перестроена, тогда же рядом с храмом построили деревянную звонницу.

Интересна история рождения этого храма. Почти триста лет тому назад эти земли принадлежали гетману Великого княжества Литовского. И в тех местах в имении местного помещика случился пожар. Сгорела часовня (небольшая культовая христианская постройка). Но в пепле нетленной оказалась икона Божьей матери Ченстоховской (хотя писана она на холсте), которую и нашел сам помещик после того, как во сне к нему явилась с наказом сама Матерь Божья. С образом в руках искал помещик место для строительства новой церкви… Но более живописного места в окрестностях там нет, чем место, где возведен храм. Возвышенность, вроде, и небольшая, но окрест там далеко видно. Хотя и в гору, но идти легко (сами ноги несут). Рядом с церковью большое ухоженное кладбище, действующее и поныне.

Настоятель Спасо-Преображенской церкви – иеромонах отец Серафим (в миру Василий Иванович Петручик), местный, из Жабинки.

Шестой год служит здесь отец Серафим. И после того, как его молитвы стали помогать людям, у батюшки появилась идея создать на этом месте мужской монастырь со статусом Пустыни. Место понравилось владыке Брестскому, архиепископу Константину (ныне покойному), и он благословил отца Серафима на устройство монастыря. После благословения владыки за истекшие полгода построены братский корпус и трапезная. Заложен фундамент еще одного корпуса. В перспективе – кладбищенская часовня и домик для настоятеля. В деревне Хмелево куплен и обустраивается дом под гостиницу для помощников. Все строительство ведется на пожервования. Вроде, церковь и не маленькая, но всех желающих не вмещает, поэтому на ступеньках храма установлены динамики. На церковном дворе много скамеек, и можно службу слушать на улице.

Почти день я провела среди прихожан и паломников. Во время маленького перерыва я все же сумела подойти к иконе Божьей Матери Ченстоховской. Большая, под стеклом, в красивом золотом окладе, икона находится на иконостасе слева. На иконе Матерь Божья с ребенком на руках. На головах у обоих короны, вокруг голов – сияние – символ святости.
Некоторые исцелившиеся в знак благодарности оставляют на иконе золотые цепочки, кольца, крестики. Много. Я спрашивала об исцелениях у помощников и прихожан. У кого горе, тот не особо словоохотлив. Но, взглянув на номерные знаки стоящих у ворот обители машин, я поняла, что за помощью едут издалека.

Об исцеленных ходят легенды. О них мне рассказали местные прихожанки. Вот несколько историй исцеления. Рассказывают о мужчине, которому врачи вынесли страшный приговор – рак. Но после посещения: Хмелевской Пустыни больной пошел на поправку.

Рассказывают о мальчике, больном эпилепсией. После молитвы отца Серафима мальчик выздоровел. Особо помнят о десятилетней девочке, у которой отказали ножки. Батюшка отслужил над ней молебен, а уже через неделю девочка сама пришла в церковь.

В тот день, когда была я, шло богослужение. Отец о восьми главных страстях: чревоугодничестве, прелюбодеянии, сребролюбии, гневе, печали, унынии, тщеславии и грубости. И вдруг какой-то даме стало плохо: она начала кричать, корчиться, плакать… Отец Серафим подошел к ней, помолился – и она стала успокаиваться.

А настоятель церкви отец Серафим продолжал: «Кто низложил первые три из главных страстей, тот низложил вместе и пять последних, но кто не радит о низложении первых, тот ни одной не победит. Грехи наши – причина несчастий, бед и страданий, а за прихоти человек получает возмездие через болезни…».

О своем даре отец Серафим не любит говорить. А его послушники мне сказали так: «Это Господь исцеляет, а отец Серафим всего лишь проситель. А раз человек пришел в храм, то хочет помочь себе сам, а настоятель ему чуточку поможет».

И вправду так!

А еще заступницей и целительницей в Хмелевской Пустыни является икона Божьей Матери Ченстоховской. Не так давно в церкви случилась кража. Украли и икону Божьей Матери. Но воров поймали. А когда отца Серафима пригласили опознать украденные вещи, он, не глядя, взял сверток. Там и была икона Божьей Матери Ченстоховской.

А теперь о самом иеромонахе, отце Серафиме. Ему 36 лет. Высокий, с правильными и красивыми чертами лица, с черными, как смоль, бородой и волосами, смуглый. Мне запомнилась его карие пронзительные глаза. От его взгляда пронимает дрожь. Хотя, с кем я ни говорила, все отмечают природную его доброту. В Кобринском художественном училище, где он когда-то учился (сегодня у училища статус высшего), его помнят и мастер, и преподаватели. Они тоже отметили эту доброту.

После училища мирянин Василий Петручик отправился в Жировичский мужской монастырь. Пять лет был послушником, затем принял постриг и имя Серафим, в переводе – пламенный. Может, это и созвучно его идее создания монашеского скита?!

И не только молитвами заняты послушники. Во владении монастыря уже 30 гектаров земли, надо достраивать двор. И только в свободное время можно писать иконы, делать свечи и переплетать книги.

«Газета для Вас», 2003 год

Где наши святые старцы? Проблемы белорусского монашества

Такое мнение было высказано монашеской братией на Лавришевских чтениях. Одна из главных причин тяжелого положения — отсутствие монашеской традиции, считает иеромонах Евстафий из Свято-Успенского Жировицкого мужского монастыря:

— За 70 лет правления богоборческой власти монашеская традиция была практически полностью уничтожена. В СССР существовали монастыри, но советские власти создавали там такую обстановку, что человек подчас с большей вероятностью мог повредиться, чем духовно возрасти. Единичные святые старцы, которые появлялись в тех условиях, были «гениальными самоучками», их святость была результатом их личного титанического труда, они не получили ее по наследству, как это было раньше (ярчайший пример — Оптина Пустынь) и как это происходит сегодня, например, в монастырях на Святой Горе Афон. Ватопед, крупнейший святогорский монастырь, называют «машиной по производству святых». Это хорошее определение, потому что, когда человек попадает в выстроенный по всем духовным законам механизм и подчиняет себя его работе, он постепенно меняется сам. Такого опыта наши монахи и старцы были лишены, поэтому не оставили после себя духовных руководителей, а новые за такой короткий срок возрождения не могли появиться. Поэтому в 90-х годах монастыри, как правило, стали возглавлять молодые игумены и игуменьи и такие же молодые духовники, что приводило к печальным последствиям. Начитавшись книжек о классическом монашестве, они начинали ставить эксперименты над людьми, пытаясь за несколько месяцев сделать «блаженными послушниками» вчерашних рокеров. Они внедряли принципы беспрекословного послушания, не имея о нем истинного представления, и впадали в искушение младостарчеством.

«Душепагубное актерство»

По мнению иеромонаха Евстафия, и сегодня в монастырях не учитывают степени духовного и физического состояния монашествующих, что приводит к своеобразным «перекосам»:

— В наше время монастырь как никогда напоминает больницу: к нам приходят в основном глубоко поврежденные люди, немощные и духовно, и психически, и физически. Поэтому странно требовать от вчерашних худосочных интеллигентов каких-то аскетических подвигов. Иногда, и это особенно характерно для женских монастырей, игуменьи, старшие сестры заставляют работать до изнеможения младших сестер, забывая, что современные монашествующие — это не люди позапрошлого века из верующих многодетных семей с крепким здоровьем, привыкшие к физическому труду. Убежден, что в наше время нужно очень осторожно подходить к вопросам духовного окормления монашествующих. Даже сильное желание изменить ситуацию к лучшему, даже личное благочестие — это еще не гарантия того, что игумен/игуменья или духовник смогут быть достойными наставниками для своей паствы. Для этого, как говорил святой Игнатий (Брянчанинов), «надо иметь духовную опытность, а более всего — духовное помазание». Иногда же в монастырях и вовсе начинаются трения между игуменом/игуменьей и духовником. Люди нуждаются в старцах и поэтому придумывают, создают их образ себе, в то время как в реальности сейчас нет никаких старцев. Но, как говорится, спрос рождает предложение: стоит только какому-нибудь монаху (особенно если он прожил не один десяток лет) поддаться этому искушению — и вот паломники тут же делают из него «старца». И начинаются эти, как сказал тот же святитель Игнатий (Брянчанинов), «душепагубное актерство и печальнейшая комедия»: игра в «духовное руководство», в предсказание будущего, в благословения жениться, разводиться и т.д.

Общежитие?

Еще одно печальное следствие нарушения монашеской традиции — устроение внутренней жизни обители не по святоотеческим правилам, считает иеромонах Евстафий:

— Все наши обители декларируют себя как общежительные, но в реальности часто являются настоящими идиоритмами*. Монастыри сегодня представляют большой интерес для епархий, так как это ее своеобразная материальная база. Монашеская жизнь в таких условиях непростая, так как монастыри вынуждены заниматься разнообразной коммерческой деятельностью, обслуживать паломников и туристов и в конце концов, как признают сами монахи, превращаются из «школы благочестия» в «благочестивую коммерческую организацию». Положение небольших обителей часто осложняется тем, что они становятся местами ссылки для «второсортных» — не прижившихся в больших монастырях монашествующих и трудников. Некоторые такие монастыри представляют собой группу риска, если не контролируются архиереем. Нужно признать, что если все будет оставаться как есть, то возрождения монашества нам не дождаться.

Молитва как импульс для возрождения

Что же можно сделать? Прежде всего — восстановить внутреннюю жизнь монашеской общины согласно святоотеческой традиции, считает монах.

— Во-первых, для этого нужно четко понимать, что целью существования монастыря должны быть достижение духовного совершенствования и служение ближнему, а не обслуживание туристов и содержание епархиального управления. Во-вторых, монастырь должен быть общежитием для монахов, а для этого необходимо менять нормы жизни начиная с главных лиц монастыря. Игумен должен в первую очередь заниматься братией, а не «общественными связями», должен жить жизнью братии: иметь келью в одной корпусе с нею, ходить в ту же трапезную. Если братия не может сама выбрать игумена, то желательно, чтобы священноначалие учитывало пожелания монахов при выборе наместника. Ведь монашествующие оставили родных и мир, но это не значит, что они должны быть сиротами. Монастырь должен стать подлинной семьей во главе с любящим отцом. Пусть в нем останутся 10 человек вместо 40, но это будет настоящий монастырь, а не просто «союз холостяков». Монастыри также нуждаются в хороших духовниках, и наместники должны находить таких духовно трезвых и здоровых людей.

Естественно, что богослужение и молитва должны быть центром монашеской жизни.

Последний тезис поддержали и другие участники чтений. Так, наместник Свято-Елисеевского Лавришевского мужского монастыря игумен Евсевий высказал предложение: всем игуменам — проходить обучение в монастырях на Афоне для приобщения к непрерывной традиции монашества, обогащения своего духовного опыта, научения молитве. «Именно молитва может дать мощный импульс для духовного движения наших монастырей», — заключил игумен Евсевий.

СПРАВОЧНО*

Монастыри бывают общежительными и идиоритмическими. Общежительный монастырь — монашеская община с нераздельным имуществом и общим хозяйством, с одинаковой для всех пищей и одеждой, с распределением монастырских работ между всей братией. Не только простые монахи, но и настоятели таких монастырей ничем не могут располагать на правах собственности.

Идиоритмия — вид монастырей, в которых монахи могут владеть личной собственностью. Общими являются только жилище и богослужение, во всем остальном каждый монах живет по своему личному усмотрению.

ЦИФРА

К моменту распада СССР в стране существовало 18 действующих монастырей, в то время как в 1917 году их было у нас 1257.

Старцы в беларуси сейчас. Пророчества прозорливых духоносных православных старцев о России и мире: война и три великих чуда — Странник

Православными старцами считаются люди, обладающие высокой духовностью и природной мудростью, чаще всего священнослужители. В древней Руси, истории о таких людях передавались из уст в уста, о них слагались легенды. Собиралась огромная очередь, желающих получить совет, избавиться от болезней.

Известные старцы современности

С давних пор, старчество в православии — это особый институт духовного наставления. В России и на Украине все еще живут люди, обладающие даром прозорливости. Не все монахи принимают посетителей, но к некоторым из них все еще можно попасть на прием. Святые современные старцы в России, которые живы в это время:

Старцы на Украине

На территории Украины не так много священнослужителей, наделенных даром прозорливости. К ним относятся:

  • Алипий (Погребняк) — архиепископ Украинской Православной церкви, на покое с 1997 года.
  • Старец Серафим. Живет в Святогорской Лавре Удивительная личность, о нем есть множество благодарных отзывов. К нему можно обратиться, предварительно уточнив график приема.

Помимо этого, можно посетить Почаевскую Лавру. Она находится на Западной Украине (Тернопольская область, г. Почаев). Там живут несколько монахов , обладающих даром свыше. С ними можно побеседовать без предварительной записи и обычно не приходится ждать.

Отзывы о помощи

Люди, обратившиеся к прозорливым старцам, в Москве и Московской области , делятся своими впечатлениями о встрече, чтобы помочь другим:

В воскресенье батюшка Илий проводил службу в Подмосковье (район Переделкино). Потом подошел к людям и давал наставления. Огромное ему спасибо и крепкого здоровья! Очень помог нам с мужем. Приехали в первый раз и сразу же попали.

Виктория

Была на отчитке у отца Германа. Помогло за один раз. В моем храме так и сказали, что может помочь только он. В Москве больше нет священников с такой силой.

Ходила к отцу Валериану Кречетову на исповедь и причастие. Сейчас батюшке уже тяжело проводить исповедь, но службы он ведет и с людьми общается. Часто бывает в храме Новомучеников и Исповедников Российских. Это рядом с храмом Покрова Богородицы. Когда идет Великий пост, его почти всегда можно застать в храме.

Актуальная информация

Великие старцы — такие же люди. Ни один человек еще не смог прожить вечную жизнь в материальном мире. Все рано или поздно уходят . К сожалению, некоторых священнослужителей не так давно не стало:

Светлая память великим старцам, вся жизнь которых являлась служением Богу и людям. Но тем, кто нуждается в помощи, не стоит отчаиваться. В России и Украине еще здравствуют ныне наделенные дарами Господа, и преданно выполняют свой долг. Ни один из тех, кто обратился за поддержкой к этим мудрым людям, еще не пожалел о своем решении.

Однако стоит подумать над словами старицы монахини Матроны. Она утверждала, что прежде чем отправиться к старцу, стоит помолиться Господу, чтобы он дал ему правильный ответ на вопрос. Так или иначе, будущее зависит не только от наказов мудрецов, но и оттого, будут ли этим советам следовать.

На этот раз мы говорим с Митрополитом Саратовским и Вольским Лонгином о старцах и старчестве. Все мы в своей христианской жизни нуждаемся в помощи духовно опытных людей. Как эту помощь можно получить? Обязательно ли для этого искать «настоящего старца»? Вообще, старцы — кто они, существуют ли они сегодня? И какая опасность может скрываться за желанием общаться только со старцами, не обращая внимания на те возможности, которые дает наша церковная жизнь, посещение приходского храма?

— Владыка, что же такое старчество?

— Старчество — это особое явление, которое возникло в монашестве и относилось прежде только к монастырской жизни. Но в России в XIX веке старчество вышло за ворота монастырей — или, точнее, мир пришел в монастырь к старцам.

Вообще, старец — это духовник братии или сестер монастыря. Дело в том, что жительство в монастыре подразумевает духовное руководство, открытие послушником своих помыслов старцу ― духовнику, игумену. Только так можно научиться науке из наук — духовному деланию. Вообще, монашество — это то, чему учатся друг у друга. И хотя существует много замечательных книг о монашестве, сохраняющих его дух, все равно они не могут заменить живое общение и передачу личного опыта борьбы со своими страстями. Собственно, эта борьба и является целью и основанием монашеского подвига. Вот почему в монашестве так важна традиция, которая передается «другдругоприимательно» (есть такое славянское слово): от старших — к младшим, от тех, кто уже долго живет в монастыре, — к новоначальным.

Старчество предполагает, что старец полностью руководит новоначальным в духовной жизни. В идеале человек не должен иметь никаких скрытых от духовного наставника помыслов, пожеланий. Все свои поступки он должен поверять старцу, и всё, что делает, делать только по благословению. В таком самоотречении, послушании и передается монашеская традиция.

В XIX веке благодаря деятельности учеников замечательного подвижника ― преподобного Паисия Величковского — монашество расцвело в России, и одним из центров возрождения монашеского делания стала Оптина пустынь — впоследствии известный на всю Россию монастырь. В современной Румынии есть Нямецкий монастырь, который тоже стал известным благодаря трудам старца Паисия и его сподвижников. И до сегодняшнего дня в румынском языке существует слово «старец», оно не переводится. Старец — это игумен монастыря, старица — игумения, дом, в котором живет игумен или игумения,― стариция.

В XIX веке в России получилось так, что к духовникам Оптиной пустыни стали приезжать на исповедь или ради совета по житейским вопросам богомольцы-миряне, начиная от простых крестьян и заканчивая известными образованными людьми. Это и братья Киреевские, и тот кружок, который сложился впоследствии вокруг оптинского старца Макария и занимался переводами святоотеческой литературы на русский язык. Это и Н.В. Гоголь, и Ф.М. Достоевский, и Л.Н. Толстой… Хоть Лев Николаевич и был величайшим путаником и хулителем Православной Церкви, тем не менее, он тянулся к старцам. Ведь его знаменитый уход из Ясной Поляны был не просто уходом на станцию Остапово. Там его задержали родственники и почитатели, потому что не хотели, чтобы он дошел до своей конечной цели. А шел он именно в Оптину пустынь… Само это перечисление имен очень известных людей, оставивших глубокий след в истории русской культуры, литературы, философии, говорит о том, что явление старчества интересовало самый широкий круг общества.

И в других Поместных Церквах старчество развивалось похожим образом. Мне приходилось в начале 1990-х годов посещать известного на всю Румынию духовника старца Клеопу (Илие) — человека необыкновенно глубокого, удивительного для нашего времени подвижника. Он пережил тюремное заключение, в 1940-50-е годы долгое время жил в лесу, скрываясь от властей во время гонений на Церковь в коммунистической Румынии. К 1990-м годам он почитался всей страной как один из величайших старцев.

Я пришел в Троице-Сергиеву Лавру, когда еще был в силах всем известный архимандрит Кирилл (Павлов) — замечательный духовник, самый настоящий старец. Благодаря книге владыки Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» стал известен без преувеличения всей России отец Иоанн (Крестьянкин) — но и до этого его знала вся Церковь. Эти старцы были людьми необыкновенно любвеобильными, терпеливыми, мягкими в общении с приходящими — и очень требовательными к себе. Это очень важный критерий.

И сегодня есть много людей (как правило, это монастырские духовники), которые не только исполняют свое монашеское послушание, но и помогают людям, приходящим к ним из мира. В акафисте преподобному Сергию есть поэтическое сравнение: «сосуд, благодати полный и преизливающийся». Так можно, наверное, охарактеризовать каждого старца.

— Это очень красивая характеристика. Но в обывательском сознании старец — это прежде всего прозорливый человек. Вот сейчас Вы рассказывали о встрече с удивительным румынским старцем Клеопой, и очень захотелось Вас спросить: «А он Вам что-то открыл?».

—Вы знаете, да. Нас было трое. И когда ему сообщили, что пришли три иеромонаха ― студенты из России, он сказал: «О, митрополиты идут, пропустите». И двое из нас действительно уже митрополиты, третий ― архиепископ…

Но я, конечно, шучу. Думаю, и с его стороны это была просто шутка. А если говорить серьезно, то самое ненужное в христианской жизни ― это поиск прозорливости. Ни в коем случае не надо к этому стремиться. Этим «требованием чуда», причем чуда на потоке (если к «старцу» едут автобусами), мы профанируем всё ― профанируем веру, старчество как явление и вообще само христианство.

Старец — это именно духовный наставник. А любой духовник все-таки должен знать человека, какое-то время быть рядом с ним. Замечательный пример старца нашего времени — это, конечно, преподобный Паисий Святогорец, который духовно окормлял женский монастырь в Суроти, ныне один из лучших, самых благоустроенных монастырей в Греции.

Поэтому когда к старцу — настоящему или просто прослывшему таковым ― приезжает кто-то со стороны и требует немедленного чуда и прозрений: «Ну-ка, расскажи мне всю мою жизнь, и что мне делать дальше»,― это на самом деле кощунство. Ни один духовно опытный человек не поддастся на такие просьбы, претензии и, скорее всего, тихо-мирно отпустит такого посетителя восвояси, сказав ему несколько слов утешения. Там же, где начинается подыгрывание подобным настроениям, подлинной духовной жизни, подлинного старчества нет и не бывало.

― А есть ли вообще старцы в наши дни?

― Думаю, да. Есть и в наши дни духовно опытные люди и в монастырях, и на приходах. Без них Церкви было бы очень тяжело. Но здесь нужно быть очень осторожными, все делать внимательно и с рассуждением. И надо очень беречься от распространенного сейчас типа отношений, в том числе и с Богом, который выражается словами: «Ты ― мне, я ― Тебе».

― Тем не менее, многие ищут старцев именно для того, чтобы получить какой-то особый совет, наставление…

― В «Душеполезных поучениях аввы Дорофея» есть прекрасное место. Авва Дорофей приводит слова Писания: «Спасение во многом совете»,― но подчеркивает: не в «совете с многими», а «во многом совете» с опытным человеком. А у нас, к сожалению, любят делать так: «Вот, была я у такого-то старца, поедем теперь к другому старцу, потом еще к одному». Это, конечно, совершенно неправильно. Если мы увидели духовно опытного человека, смогли побыть около него, это иногда важнее длинных речей. Из жизнеописания многих святых мы знаем, что люди, даже просто понаблюдав за ними издалека, назидались этим больше, чем словами. Такие случаи есть в житии преподобных Сергия Радонежского, Иоанна Рыльского, многих других святых. Потому что человек, исполнивший заповеди Божии и сподобившийся Божией благодати, настолько отличается от окружающих, что сам по себе служит назиданием. Но, повторю, специально сегодня, в наши дни, ехать и искать старца мне кажется неправильным. В лучшем случае, это не принесет никакой пользы. И, конечно, совершенно чудовищная практика ― когда собирают автобусы на «поездку к старцу». Это просто бизнес.

― Как правило, такие поездки все-таки совершаются без благословения…

― Никто не может никому ничего запретить. Мы свободные люди, живем в свободной стране ― сел и поехал, куда хочешь. Поэтому мы ― архиереи, духовенство ― не то чтобы «запрещаем» или «не благословляем», но пытаемся объяснять, что духовная жизнь не заключается в поездках от одного старца к другому.

Знаете, иногда у некоторых людей появляется пренебрежительное отношение к обычным священникам, типа: «Вот была я у старца — это да! А в нашем храме — какие это батюшки? У них жена, дети, да и вообще они еще мальчишки…». Такое пренебрежение ― по сути хула на Духа Святого, который изливается на каждого священника в момент хиротонии и дает ему власть «вязать и решать».

― Владыка, Вы напомнили о старце Паисии Святогорце. Думаю, что он и до сих пор окормляет людей ― через свои книги. Может быть, современному человеку следует именно так искать духовного наставления?

― Я думаю, современному человеку нужно ходить в храм, участвовать в таинствах, читать духовную литературу, в том числе, книги тех людей, которые были духовно опытными и пользовались при жизни расположением своей паствы. И Господь пошлет в свое время всё, что необходимо,— хорошего духовника, добрую церковную общину. А если это для человека будет нужно, приведет его и в какой-то монастырь. И там он встретит монаха, может быть, не прославленного, не из тех, к кому «духовные туристы» ездят целыми автобусами, но того, кто сможет дать совет — который нужен именно этому человеку, и именно в это время. И если человек этот совет услышит, исполнит — он получит самую большую пользу, которую только можно получить.

Газета «Православная вера» № 12 (608)

Говорят, число старцев в России постепенно убывает, но этому противоречат всё новые и новые свидетельства чудес и невероятных в своей прозорливости озарений, которые исходят от многих прошлых и настоящих монахов. К старчест-ву сами священники относятся чрезвычайно настороженно. Сами себя никогда старцы старцами не назовут, о своём даре говорить не будут, а осторожно скажут вслед за Серафимом Саровским: «Когда я от себя говорю, всегда бывают ошибки». А не менее известный архимандрит Иоанн (Крестьянкин) удивлялся: «Какие старцы?! Мы в лучшем случае опытные старички».

Под нож нельзя!

Архимандрит Тихон (Шевкунов) так рассказывал о своём духовнике Иоанне (Крестьянкине): «Однажды отец Иоанн категорически запретил делать одной нашей знакомой совершенно плёвую, казалось бы, операцию по удалению катаракты. Потребовал от меня, чтобы я, дабы отвлечь её, вёз её на отдых в Крым. Но дама не послушалась и легла под нож. Во время операции у неё вдруг случился инсульт и полный паралич, а на следующие сутки она умерла. Как же мучился батюшка, что его не послушали, как отчитывал, что не уберёг её от неправильного шага». А вот что вспоминает отец Димитрий Смирнов : «Как-то встретился со мной некий чин с Лубянки и начал соблазнять: «Ты на нас поработай, никого при этом подставлять не надо будет, но зато получишь хорошую церковь в центре Москвы». Не успели расстаться, а мне от отца Павла (Троицкого) , духовника многих молодых московских священников, письмо, где тот пишет: «Не поддавайся на посулы, это тебя искушает дьявол!» О нём же другой его духовный сын, епископ Пантелеимон (Шатов) рассказывал так: «В полученном от него письме вдруг приписка для моей дочери: мол, нельзя так плохо учиться и столько двоек хватать. Удивился я, попросил дневник показать, а там и правда полно плохих отметок. Дочь после этого сразу лениться бросила, так удивилась».

Духовным отцом нынешнего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла также является признанный обладатель провидческого дара, его однокашник по Духовной академии оптинский старец схиархимандрит Илий (Ноздрин) . О нём монахиня Филарета говорит так: «Батюшка иногда мог дословно повторить слова, сказанные в келье Новодевичьего монастыря, хотя находился за 400 км от Москвы — в Оптиной пустыни».

Богатырь с кошачьими усами

Безусловно, кто-то из читателей скептически усмехнётся. И конечно, не следует верить всем и всему, но факт остаётся фактом — число старцев в России из века в век не убывает. И касаются их предсказания как бытовых вещей, так и судеб страны. Например, Василий Блаженный , в честь которого выстроен самый, наверное, известный православный собор России, за несколько столетий до Петра I предсказал: «За Ивашкой Грозным будет много царей, но один из них, богатырь с кошачьими усами, злодей и богохульник, наново укрепит русскую державу, хотя на пути к заветным синим морям поляжет треть народа русского, аки брёвна под телеги».

Пророчества старцев о России

Святитель
Феофан Затворник

«Западом и наказывал и накажет нас Господь, а нам всё в толк не берётся. Завязли в грязи западной по уши, и всё хорошо. Есть очи, но не видим, есть уши, но не слышим и сердцем не разумеем… Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не помня».

Святитель
Феофан Полтавский, 1930 г.

«Господь предызбрал будущего царя. Это будет человек пламенной веры, гениального ума и железной воли. Произойдёт то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мёртвых, и весь мир удивится. Православие в ней восторжествует. Самим Богом будет поставлен сильный Царь на Престоле».

Схииеромонах
Аристоклий Афонский, 1917 г.

«Начался суд Божий над живыми, и не останется ни одной страны на земле, ни одного человека, которого это не коснётся. Началось с России, а потом дальше… А Россия будет спасена. И когда малейшее на чаше добра перевесит, тогда явит Бог милость свою над Россией».

Преподобный
Серафим Саровский, 1825-1832 гг.

«Перед концом времён Россия сольётся в одно великое море с прочими землями и племенами славянскими, она составит тот громадный вселенский океан народный, о коем Господь Бог изрёк устами святых: «Царство Всероссийское, пред которым в трепете все народы будут».

Преподобный Серафим Вырицкий, начало XX в.

«Придёт время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла. Но спасение миру — от России».

Схиархимандрит Илий (Ноздрин)

Он единственный человек, перед кем склоняет голову в знак глубочайшего уважения сам патриарх Кирилл. 5 лет назад вновь избранный Патриарх всея Руси попросил отца Илия переехать к нему в резиденцию в Переделкино. С того времени монах большую часть времени проводит в подмосковной резиденции патриарха, в небольшом отдельном домишке вместе с несколькими другими монахами, где ведёт приём желающих. Но порой уезжает в родную Оптину пустынь, где также принимает.

Архимандрит Амвросий (Юрасов)

Основатель женской обители являет редкий пример поистине современного старца — обладая, как говорят очевидцы, исконно старинным пророческим даром, он ведёт вполне современную жизнь — участвует в теле- и радиопередачах, пишет книги, ведёт интернет-сайт, работает в фондах.

Протоиерей Валериан (Кречетов)

Редкий пример старца из «белого духовенства» (долгое время считалось, что даром прозорливости обладают исключительно монахи). Духовник многих московских священнослужителей. Он сам говорит: «Совершать таинства могут многие священники, а давать советы только те, кому это дано».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *