Статьи о нравственности

Путешествия Морские приключения Боевик Вестерн Научная фантастика Космическая фантастика Юмористическая фантастика Историческая фантастика Боевая фантастика Эпическая и героическая фантастика Утопия Антиутопия Киберпанк Постъядерный мир Попаданцы Героическое фэнтези Эпическое фэнтези Историческое фэнтези Городское фэнтези Ироническое фэнтези Исторический детектив Любовный детектив Иронический детектив Фантастический детектив Детективный боевик Политический детектив Полицейский детектив Шпионский детектив Военный детектив Мистика Триллер Катастрофы Любовный роман Философский роман Исторический роман Авантюрный роман Сага Классическая проза СССР Отечественная классическая проза Зарубежная классическая проза Авантюрная историческая проза Военно-историческая проза Альтернативная история Современная отечественная проза Современная зарубежная проза Самиздат Контркультура Античная литература Древнерусская литература Древнеевропейская литература Древневосточная литература Юмористическая проза Юмористическая поэзия Сатира Афоризмы Анекдоты Отечественная поэзия Современная отечественная поэзия Зарубежная поэзия Поэма Песенная лирика Басни Драма Комедия Трагедия Современный фольклор Народные песни Повесть Сборник Рассказ Новелла Очерк Эссе Детская проза Приключенческая проза для детей и подростков Детский детектив Детская фантастика Детское фэнтези Духовная литература для детей Детская поэзия Для самых маленьких Русские народные сказки Сказки народов мира Современные сказки Партитуры Вокал Сценарии Киносценарии Рукоделие Биология Ботаника Зоология Астрономия Геология География Природа Животные Экология Общество Государство Право Политика Этнография Социология Политология Экономическая социология Обществоведение Педагогика Античная философия Отечественная философия Западная философия Восточная философия Политическая философия История философии Этика Эстетика Религиозная философия Метафизика Эзотерика Теория литературы Языкознание Русский язык Физика Химия Математика Информатика Христианство Буддизм Иудаизм Ислам Индуизм Религиозная публицистика Духовные движения История религий Священные тексты Религиоведение Язычество Астрология, хиромантия, гадания Организационная структура армии Военная документалистика Разведка Спецподразделения Военная аналитика Военная подготовка Военная техника Военная история Древняя Русь Российская империя СССР Современная Россия Дописьменная история Античная история Средневековая история История Нового Времени Новейшая история Электроника Металлургия Ценные бумаги Инвестиции Финансовый учёт Налогообложение Карьера История экономики Личные финансы Биржа Экономическая теория Бухгалтерский учет Банковское дело Макроэкономика Недвижимость Делопроизводство Рынок труда Ветеринария Базы данных Интернет и сети Программное обеспечение Программирование Справочники Словари Карты Энциклопедии Руководства Атласы Путеводители Самоучители Военные мемуары Политики Авантюристы Ученые Спортсмены Юридическая публицистика Публицистика: этика и воспитание Военная публицистика Политическая публицистика Социальная публицистика Художественная публицистика Образовательная публицистика Историческая публицистика Научно-техническая публицистика Экономическая публицистика Учебная литература по искусству Учебная литература по социально-экономическим дисциплинам Учебники и для среднего и специального образования Школьные учебники Учебники для ВУЗов Латинский (Lingua Latina) Английский язык Славянские языки Итальянский язык Немецкий язык Французский язык Испанский язык Восточные языки Коллекционирование Рыбалка Охота Туризм Альтернативная медицина Теория и история психологии Психология личности Популярная литература по психологии Клиническая психология Социальная психология Психология семьи Психология развития Психология управления

Поведение — это зеркало, в котором каждый
показывает свой лик.
В. Гёте.
На протяжение всей человеческой истории вопрос о нравственности был всегда в центре внимания мыслителей разных эпох. С течением времени и развитием человеческих обществ изменялись подходы к понятию нравственности как предмета, изучаемого этикой, тем более, что жизнь давала все новые яркие примеры нравственных взлетов.
Что же такое нравственность? Многие авторы интерпретируют это философское понятие по-разному, часто смешивая признаки нравственности с признаками морали. Действительно, эти понятия близки, но все-таки различаются, и весьма существенно. У истоков сущностного понимания нравственности в том виде, какой мы ее понимаем сегодня, стоял немецкий ученый Г.В.Ф. Гегель.
В своих трудах Гегель четко разграничивал понятия мораль и нравственность. Мораль, по Гегелю, является продуктом классового общества (рабовладельческого, капиталистического), в котором люди разъединены, отчуждены от государства. Они должны руководствоваться юридическими нормами и выполнять определенные обязанности. То есть мораль является внешним требованием к поведению (поступкам) человека, так же как и закон (право). Нравственность же, по Гегелю, «… есть идея свободы, как живое добро, которое в своем самосознании имеет свое знание, воление, а через его действование свою действительность… » (1) . Говоря другими словами, нравственность — внутренняя потребность человека совершать поступки в соответствии со своей совестью и волей (выделено автором — В.С.).
Понятие «воля» я выделил намеренно. Этот момент очень важен. И вот почему. Человек, не обладающий волей, не может быть нравственным. Человек в экстремальной ситуации, когда на кону само его существование, перешагивает через страх и совершает тот поступок, который диктует его совесть. Примеров в истории, искусстве и литературе множество. Например, известный жертвенный подвиг Александра Матросова, который ценой своей жизни спас товарищей. Другой пример, из мирной жизни. 15 октября 1970 года стюардесса Надежда Курченко была убита террористами, когда пыталась преградить им путь в кабину пилотов. Слабовольный человек в этих ситуациях уступил бы инстинкту самосохранения.
Другой важный момент, по моему мнению, четкое размежевание нравственности и морали. Об этом я уже упоминал выше, но хочу остановиться на этом подробнее. Дело не только в том, что мораль, в отличие от нравственности,- духовный продукт общества, действующий на индивида извне. Не менее важным я считаю то, что мораль эндемична*. Подобно биологическим видам, которые распространены в определенном ареале, мораль разных цивилизаций, культур и даже социальных групп может сильно различаться.
Возьмем для примера эллинское и современное западное общества. По мнению А. Дж. Тойнби, «… можно говорить о наличии сыновне-отеческих отношений между западными и эллинскими обществами» (2) . Значит, по логике вещей, можно говорить о идентичности моральных ориентиров в этих обществах. Отнюдь не бывало. Мы можем найти множество сходных моментов, но обнаружим не меньше различий.
Даже в одном обществе, но в разных социальных группах мы можем столкнуться с проблемой поиска общности моральных установок. Например, мораль университетского объединения профессоров, как небо и земля отличается от морали преступного сообщества.
В отличие от морали, критерии нравственности всегда стабильны. Они не подвержены изменениям ни под воздействием социально-экономических особенностей того или иного общества, ни под воздействием времени.
Именно с нравственностью связано различие добра и зла. Мораль же может «жонглировать» этими понятиями в разные эпохи и в разных обществах, придавая им разное содержание, и даже меняя их местами в иерархии ценностей.
Как было сказано выше, главные критерии нравственности — добро и зло — не подвержены изменениям. Если мы проследим эволюцию нравственности в истории этики, то увидим, что античная этика характеризуется как учение о добродетельной личности. Здесь добродетель идентифицируется с такими нравственными качествами, как мужество, мудрость, справедливость, милосердие. В этике нового времени смысл нравственности не изменился, а лишь получил несколько иное звучание. В конце 18 века нравственные критерии получили название «золотого правила», которое звучит так: «Поступай по отношению к другим так, как ты хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе». Думаю, каждый из нас хотел бы, чтобы по отношению к нам относились справедливо и милосердно. В тоже время мы хотели бы видеть себя мужественными, принципиальными, добрыми.
Наряду с выше сказанным, я считаю, что «вес» нравственных поступков не всегда одинаков, и зависит он от количества душевной энергии и волевых усилий, затраченных на их совершение. В самом деле, «игнорирование» смертельной опасности при отстаивании своих принципов требует от человека неизмеримо больших психологических затрат, нежели, например, чтобы сдержать себя и не ответить грубостью на грубость, или бросить монету в шапку нищего.
Я вынужден констатировать, что современная безжалостная реальность диктует безнравственные нормы. Нет, нравственные нормы не стали менее нравственными, но люди все чаще «отбрасывают» их, чтобы они не мешали на пути к цели. Все чаще для достижения материальных успехов человек переходит границы дозволенного. Такие люди, не имея в своем зачете нравственных поступков, стремятся убедить нас в своей нравственности. Мы наблюдаем все меньше нравственных примеров и все больше разглагольствований: «Ах, какой я нравственный человек!». Многие общественные лидеры стараются убедить окружающих в том, что по своим нравственным критериям они превосходят других. А ведь еще в 5 веке до нашей эры древнекитайский философ Лао-Цзы говорил: » Люди высшей нравственности не считают себя нравственными; поэтому они имеют высшую нравственность» (3) .
К сожалению, сегодня мы все реже встречаем высоконравственных людей. Да и откуда им взяться?! Общество, поклоняющееся «золотому тельцу» и массовой низкопробной культуре, трансформировало многие моральные ценности. Нынче в моде не дружба, а «своя рубашка», не бескорыстная помощь, а принцип «баш на баш»**. Простой человек поставлен в такие условия, что не может поступать нравственно. Поступить согласно своей совести, не «идти по головам» к цели, значит обречь себя и близких на медленное умирание без средств к существованию.
В деле распространения нравственной культуры огромная роль отведена телевидению. Однако, с сожалением можем констатировать, что сегодняшнее телевещание приносит больше вреда, чем пользы. Особенно восприимчива к «телемусору» молодежь. В советские годы в стране была хорошо разработанная, эффективная политика. Все СМИ работали в одном направлении. Сегодня телекомпании, каждая на свой лад, потчуют нас зарубежной низкопробной продукцией, чуждой нашему менталитету.
Средство информации — это способ привлечения внимания людей, проникновения в их души. Всем известно, что телевизор больше всего смотрят дети и молодежь, однако этот факт, к сожалению, не принимается во внимание. Прежняя политика имела в своей основе правильную, доброжелательную направленность. Велась достаточно серьезная работа по воспитанию молодежи, обогащению ее внутреннего мира. При этом СМИ старались не травмировать еще не окрепшие души молодого поколения.
Другие традиционные источники нравственного воспитания — школа и семья — тоже теряют свой потенциал. Для них тоже наступили трудные времена. Школа, терзаемая бесконечными экспериментами, часто вредными инновациями и «сжавшаяся» из-за частых оптимизаций, в значительной мере уже не та, что была двадцать лет назад.
У семьи свои проблемы. Зачастую родители, метаясь в поисках куска хлеба, пускают воспитание детей на самотек. Нередко родители, не сумевшие вписаться в новые рыночные реалии, опускаются на дно общества и не могут быть нравственным примером для своих детей.
К счастью, в нашем постсоветском обществе еще есть люди с высокой нравственностью. С таким человеком я познакомился в «мутные» девяностые. Тогда ему было далеко за семьдесят, но он продолжал трудиться плотником в школе. Звали его Константин Готлибович. Сразу скажу, что более нравственно чистого и честного человека мне не приходилось встречать. Мы часто беседовали, обсуждали события, происходящие в стране, которых было много «на переломе». Он часто рассказывал о своей нелегкой судьбе, судьбе советского немца. Один из рассказов я хорошо запомнил, потому что он особенно поразил меня. Привожу его, поскольку он имеет прямое отношение к обсуждаемой теме. Вот он:***
«Летом 46 года привычное течение нашей жизни было прервано происшествием, которое лишило сна наше начальство и взбудоражило размеренное время нашей службы. С одного из участков объекта неизвестно каким образом бежал заключенный. Это вызвало переполох во всех воинских частях, расположенных в округе. Кроме прямых обязанностей, теперь бойцы вели поисковую службу, ходили в патруль на дороги и станции. Кроме того, в течение двух недель нас то и дело бросали на прочесывание окрестных лесов. По мнению солдат нашего отделения, поиски беглеца по прошествии долгого времени — безнадежное дело. В этом краю гор и лесов, многочисленных брошенных рудников и карьеров, можно затаиться на длительное время. Благо сейчас лето. Леса полны разной ягодой. Кроме того, в округе много рабочих поселочков, лесопилен, где всегда можно найти сочувствующих. Так думали мы, но начальство размышляло иначе. Оно готово было с настойчивостью и ожесточением гончих идти по следу, пока жертва не попадется в расставленные силки или не упадет обессиленная.
В конце второй недели часть нашего отделения и десяток бойцов строевой части (нам по-прежнему не доверяли) под началом старшего лейтенанта были в патруле недалеко от нашего города, на небольшой станции. Людей было мало. Проверка документов не занимала много времени. Наш пожилой лейтенант не докучал строгостями и мы, усевшись на одной из скамеек перрона, курили и тихо разговаривали ни о чем. После полудня поступила команда проверить отработанный рудник на окраине. Мы двинулись к нему. Вход в него был частично завален глыбами породы и зарос лопухами. Включив фонари, мы осторожно, по одному, стали протискиваться во
внутрь. Когда мы вошли, то оказались в довольно просторной штольне. Посередине была проложена узкоколейка, местами пришедшая в негодность. Как было отмечено на плане, который был у лейтенанта, метров через сорок штольня разделялась на два рукава. Лейтенант отдал приказ:
— Ты сержант, с бойцами, проверь левый туннель, а я с людьми осмотрю правый.
Я и еще пять или шесть солдат пошли налево. Мы шли медленно, осматривая завалы из обрушившейся горной породы, ниши в стенах, лежащие на боку ржавые вагонетки. Я ушел немного вперед и дошел до тупика. Здесь валялись несколько вагонеток и полуистлевшие бревна крепежа. Я стал осматриваться. Неожиданно, за одной из вагонеток, в слабом луче фонаря, блеснули глаза, которые, не мигая, смотрели на меня. Я отпрянул чуть, не вскрикнув, а руки сами направили дуло карабина в том направлении. Придя в себя, я нащупал лучом то место и подошел с опаской ближе. Это был человек. Он сидел на корточках, сжавшись в комок и держа в левой руке нож. Правой рукой он прижимал к груди какую-то котомку.
— Ты кто?- тихо спросил я.
Человек шепотом, сбивчиво зашептал:
— Я…я заключенный… Я сбежал… Они меня ни за что сюда… Я ничего не сделал… Я воевал… Я попал в плен весной сорок второго, под Харьковом. Они мне сказали, что я предатель, раз в плену был… Пятнадцать лет мне ни за что…
Он еще что-то говорил, а моя мысль лихорадочно работала: что делать?.. Ребята уже приближаются… Как поступить?.. А если его действительно ни за что, как меня и многих других… А если он преступник…
Я еще раз навел фонарь на его лицо. Оно поросло щетиной. В глазах отражались страх и страдание, а еще мольба.
— Ну что там сержант?- окликнул парень из нашего отделения, приближаясь ко мне.
Я повернулся к нему и сказал:
— Фонарь выключи, что в глаза светишь. Ничего тут нет. Тупик. Можно назад возвращаться. Мы пошли в обратном направлении.
Об этом я никому никогда не рассказывал: ни друзьям, ни жене потом. Многие годы мысль сомнения мучила меня. Правильно ли я тогда поступил? Я много об этом думал. Что если он был настоящим преступником? Ну, нет, глаза у преступников другие. Взгляд другой: колючий, дерзкий, с ненавистью. Разве я не видел лиц настоящих рецидивистов? То совсем другие лица. И все же, правильно ли я сделал, что не доложил? Ведь я не выполнил своего воинского долга… А разве те, что наверху, всегда выполняют то, что им положено? Разве всегда поступают правильно? Не они ли, обличенные властью, чаще других попирают элементарные общечеловеческие ценности: право на честь и достоинство, право на неприкосновенность личности, право на жизнь, наконец?! Нет, высшая ценность — жизнь человеческая. Не » заложив » его, я, можно сказать, дал ему жизнь. Нет, все правильно. Настоящие преступники: паханы, рецидивисты, воры в законе и прочая мразь, те в лагере как дома, живут припеваючи: не работают, имеют курево, водку и женщин. А те, кто по мелочи какой попали, или несправедливо осужденные или, как я, трудармейцы — тех тысячи погибли и погибают ни за что. К этим людям и лагерное начальство относится несравнимо хуже, как будто они настоящие преступники… Пусть даже я ошибся тогда, но я сделал, что мог, чтобы дать ему шанс на жизнь. В то время за побег ему, наверняка, добавили бы лет десять, а это уже был бы точно конец. Моя совесть чиста. Не знаю, есть ли Бог или какая-то Высшая сила. Если есть, то они уберегли меня от противоестественного в тех обстоятельствах поступка. Мама когда-то говорила, что Он, тот, что на небе, все видит. Ну, и пусть видит. Мне нечего скрывать от Него».
Такие поступки не могут не вызывать восхищения! Не каждый человек в тисках гнетущей моральной атмосферы, сам недавно чудом выживший в трудармии, найдет в
себе силы не поступиться нравственными принципами. Чтобы по достоинству оценить этот поступок, необходимо помнить, что это было тяжелое послевоенное время.
Великий сын казахского народа Абай Кунанбаев (Абай ;;нанбай;лы) называл высоконравственного человека «человеком с сердцем». Вот что он писал: «Называя кого-то человеком с сердцем, люди почитают его за батыра… Милосердие, доброта, умение принять чужого за родного брата, желая ему благ, которые бы пожелал себе — все это веление сердца» (4) .
Именно веление сердца подсказало тогда двадцатидвухлетнему Косте единственно правильное решение. При этом он рисковал всем: своей жизнью, жизнью родных, которые находились под комендатурой в Кустанайской области.
Вся его жизнь была нравственным подвигом. Не столь важно, в каких поступках проявлялась его нравственная чистота: в помощи бездомным детям и взрослым в девяностые или в безвозмездной помощи учителям, просившим Константина Готлибовича «подсобить» в домашнем хозяйстве, в том, что касалось плотницкого дела. Несмотря на испытания, которые ему устраивала судьба, он всегда оставался человеком «с большим сердцем»: добрым, справедливым и милосердным.
Неотъемлемой составляющей нравственного человека является развитое чувство стыда. «Люди, способные пережить… стыд, отказываются от еды, теряют сон, случается, что в отчаянии они кончают жизнь самоубийством. Стыд — это человеческое достоинство, заставляющее изнутри признать свою вину и вынести себе наказание» (5) .
Думаю, каждый хоть раз в жизни терзался внутренне, испытывая стыд за безнравственный поступок. Но дело в том, что одни люди делают выводы и стараются не повторять дурных поступков, а другие, подобно застенчивому «голубому воришке» Альхену из «Двенадцати стульев», продолжают их совершать. По Гегелю, стыд является первым основным признаком человечности. Именно на этой эмоциональной базе взрастает совесть. У «голубого воришки» Альхена, по-видимому, недоразвито чувство стыда и поэтому отсутствует совесть. У моего знакомого и того, и другого в достатке, поэтому он совершает высоконравственные человечные поступки, то есть, как говорят в народе, «живет в ладу со своей совестью».
Личности, подобные Константину Готлибовичу, как звезды в черноте ночи, вспыхивают то там, то здесь, освещая нам путь в сумерках сегодняшнего бытия, заставляя нас стараться сделаться лучше
___________________________________
* Эндемики, виды животных и растений ограниченные в своем распространении относительно небольшой территорией.
** Иначе говоря: ты мне, а я тебе.
*** Здесь я не передаю тот особенный колорит разговорной речи пожилых советских немцев, когда русские слова перемежаются словами немецкого диалекта.
___________________________________
1. Г. В. Ф. Гегель. Философия права. М.: Мысль, 1990., часть 5, § 145.
2. А. Дж. Тойнби. Постижение истории. М.: Айрис Пресс, 2008, с. 47.
3. Лао-Цзы. Книга пути и благодати. Вторая книга, XXXVIII. Источник: http://www.samomudr.ru/d/Lao-Czy
4. Абай Кунанбаев. Книга слов. Алматы, Ел, 1993, с. 167.
5. Абай Кунанбаев. Книга слов. Алматы, Ел, 1993, с. 210.

Современное образование
Правильная ссылка на статью: Шереметьева Н.Н. — Понимание нравственности как важного фактора воспитательного процесса образовательной среды // Современное образование. – 2015. – № 4. – С. 114 — 144. DOI: 10.7256/2409-8736.2015.4.16369 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=16369

Шереметьева Нина Николаевна
магистр, педогог-психолог
142006, Россия, Московская область, г. Домодедово, ул. Железнодорожная, 15
Sheremeteva Nina Nikolaevna
Master’s degree, the department of Scientific Basis of Extreme Psychology, Moscow City Psychological-Pedagogical University
142006, Russia, Moskovskaya oblast’, g. Domodedovo, ul. Zheleznodorozhnaya, 15

sheremeteva.n.2014@yandex.ru
Другие публикации этого автора

10.7256/2409-8736.2015.4.16369

Дата направления статьи в редакцию:

11-09-2015

Дата публикации:

27-12-2015

Аннотация.

Статья посвящена анализу, выводу и пониманию нравственности с помощью закона «золотого сечения» для включения данных в воспитательный процесс образовательной среды. Предметом анализа выступает нравственность, а объектом – природный закон «золотого сечения», пропорции которого указывают на «большую» или «меньшую» часть преследуемых личных интересов, при отношении к себе, или преследуемых интересов общества, при отношении к окружающему миру. На основе данного закона показано, что нравственность – есть мыслительная способность, как продолжение более сложной части его разума, в первую очередь, направленная для несения, соблюдения и исполнения «интереса окружающего мира» (в целях: его защиты — мира, культуры, благодати; его развития — учение, служение, строительство; и помощи – содействие, поддержка, подсказка), так как человек – есть социальное существо, а потому должное развитие и становление он постигает в обществе. Предлагается, что при воспитательной работе в образовательных сферах, опираясь на закон «золотого сечения», можно математически, логично и доказуемо учащимся выстроить верное понимание и открыть им реальный взгляд для определения истинной нравственности, которой они, основываясь на данный природный закон, беспрепятственно овладеют. А, овладев истинной нравственностью, которая, не будет нарушать природный закон «золотого сечения» (так как в нем к «большей» его части будет отнесено соблюдение «интереса окружающего мира», а к «меньшей» — соблюдения «личного интереса»), они откроют верное понимание и реальный взгляд, который поможет им всегда и везде видеть настоящую красоту, рождаемую: и людьми окружающего мира, и гармонией природы, и своим собственным творчеством. Для наглядности и сравнения в заключении представлена, согласно закона «золотого сечения», формула дисгармоничного человека, которая свидетельствует о причине рождения: равнодушия, пренебрежения, ненависти или агрессии к окружающему миру.

Ключевые слова: образовательная среда, учащиеся, нравственность, разум, формула, «золотое сечение», доказательство, понимание, гармония, достойный человек
This article is dedicated to the analysis and understanding of ethics using the «golden ratio” law to include the data into the educational process of academic environment. The subject of this research is the ethics, and the object if the «golden ratio” law of nature, the proportions of which point at the «bigger” or «smaller” part of the personal interests with regards to yourself; or public interests with regards to the surrounding world. Based on this law, the author demonstrates that ethics is a cognitive ability as a continuation of a more complicated part of reason, which is first and foremost aimed at meeting the «interests of the surrounding world” – its protection, development, and support; human is a social being, thus achieves the necessary development and establishment through society. The author suggests implementing the «golden ratio” law into the educational process, to reveal to the students the definition of true ethics. By cognizing the true ethics that would not violate the principles of the «golden ratio” law (because according to it, the «interests of the surrounding world” supersede the «personal interests”), the students will be able to properly understand the real beauty and the harmony of the world and nature.
educational environment, students, moral, mind, formula, » Golden Section «, evidence, understanding, harmony, worthy man
1.Общество и человек

В нашем обществе, которое создает образовательная среда, главным вопросом является воспитание юного поколения в рамках высшей классической нравственности, которая соответствует достойному человеческому образу и его достойному этическому свойству в целом. Данное воспитание человеку необходимо, чтобы ему избавиться от несвойственного ему агрессивного, разрушительного, эгоистического и неуправляемого им свойства, и войти в мир человека, т.е. в мир доброжелательный, нравственный, миролюбивый и управляемый им. И первым звеном в таком воспитательном процессе образовательной среды является: рождение у учащихся понимания о нравственности и понимания о ее необходимости и принятии. Потому что, именно она — НРАВСТВЕННОСТЬ отличала, отличает и будет отличать человека от животного, позволяя ему стать над ним.

Нашим обществом, в котором мы живем, в большей части за основу принято понимать нравственность как систему правил поведения личности, в основе которой находятся значимые для человека ценности. Но обратим внимание на то, что «значимые для человека ценности» будут зависить от (принятой и властвующей в его внутреннем мире) культуре. А еще заметим, что культура, под воздействием различных факторов, климатических, политических, экономических и т.д. условий способна изменяться. Значит, следуя пониманию данного вывода, — нравственность может меняться.

Зададимся вопросом. А правильным ли будет то, что качеству нравственности свойственны оттенки изменчивости, и человек владеет тем или иным качеством нравственности? Или всеже нравственность — есть константа , определенного свойства, и человек или не имеет ее (в силу своего не понимания, своей не воспитанности и т.д.), или имеет и применяет ее в каком то проценте? А как относятся к нравственности наши современники?

К примеру обратим внимание на современного психолога и автора книги «Методологические основы нравственно-ориентированной христианской психологии» Яцкевича К. В., который утверждает, что » в силу целого ряда обстоятельств политического, идеологического и социально-экономического характера понятие нравственности за последние десятилетие очень сильно обесценилось, но самое удручающее то, что оно уже практически утратило свой изначальный и сущностный (иконичный) смысл».

Для подтверждения ситуации можно привесни следующие примеры, дающие сегодня определение нравственности:

1) Нравственность — Регулирующая функция человеческого поведения. Согласно З. Фрейду, ее сущность сводится к ограничению влечений.

2) Нравственность — Общая тенденция вести себя, таким образом, который соответствует моральному кодексу общества. Этот термин означает, что такое поведение; Нравственность — Принципы или модели поведения, которые являются проявлениями принципов, оцениваемые с точки зрения их правильности или неправильности. .

3) Нравственность — Общая тенденция вести себя, таким образом, который соответствует моральному кодексу общества. Этот термин означает, что такое поведение произвольно; тот, кто повинуется этому кодексу против своего желания, не считается нравственным. .

4) Нравственность – особая форма общественного знания и вид общественных отношений, один из основных способов регуляции действий человека в обществе с помощью норм. В отличие от простых норм или традиции, нравственные нормы получают обоснование в виде идеалов добра и зла, должного, справедливости и т. д. .

5) Нравственность — Внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими качествами..

Яцкевич К. В., опираясь на вышеприведенные определения нравственности, рассуждает, что «можно приводить определения нравственности из других более или менее авторитетных источников, но суть вопроса остаётся неизменной. В системе общественного сознания и его социальных институтов нет единого и верного понимания категории нравственности, как институциональной и определяющей саму природу и направленность человеческой личности. Для любого образованного и просвещённого человека совершенно очевидно, что по существу ни одно из приведенных выше т.н. профессиональных определений нравственности не соответствует его подлинному значению и смыслу, как установочному и конфигурационному. Именно в этом досадном противоречии, собственно, и заключается основная проблема формирования, развития и укрепления института нравственности, поскольку изначально отсутствует верное представление о самом предмете и категории нравственности.» .

Далее, преследуя проблему определения нравственности, скажем, что общество (как основа его понимания) – это объединение людей, которое имеет общие культурные ценности, законодательную систему, социальные нормы, силовую структуру и другие условия и качества, определяющие его индивидуальность и целостность. А так же скажем, что общество (как общее или относительное понимание) – это объединенные люди одним или несколько из восьми следующих признаков:

1.общей территорией;

2.общими законами (т.е. общими нормами для внутреннего и внешнего поведения, для развития, отдыха и созидания);

3.общими культурными ценностями;

4.общей расовой и национальной принадлежностью:

5.общими интересами и заинтересованностью;

6.общими способностями, возможностями и возрастом;

7.общей случайностью;

8.общим уровнем понимания.

Итак. Любое основательное общество под влиянием различных (климатических, экологических, экономических, социальных, политических и др.) условий вырабатывает, создает и рождает свои нормы и правила для поведения, развития и воспитания своего человека. Оно развивается, защищает себя и имеет свои принципы, формулы и догмы для рождения понимания о чем бы то ни было (о мироустройстве, о бытие, о природе и ее законах, и т.д.).

И вот что говорит о человеке и обществе наш уважаемый классик Николай Гаврилович Чернышевский: «Отдельные люди соединяются в одно целое – в общество; и потому самая высшая сфера прекрасного – человеческое общество.» .

А так же интересны нам следующие высказывания Карла Маркса и Фридриха Энгельса: «Если человек по природе своей общественное существо, то он, стало быть, только в обществе может развить свою истинную природу, и о силе его природы надо судить не по силе отдельных индивидуумов, а по силе его общества.» .

Скажем, что в зависимости от «уровня своего развития» и от «своего принципа рождения понимания» общество выстраивает определенные отношения между членами общества в своем внутреннем мире и выстраивает дружбу или определенные отношения во внешнем мире, например с другими обществами и отдельными личностями. И от того, как внутри общества выстраиваются отношения между его членами (а эти отношения могут быть взаимно доброжелательными, индивидуально эгоистичными и др.); и как у общества выстраиваются отношения с внешним миром, зависит его психологическое и психическое благополучие.

Для науки проблема психологического и психического, а так же нравственного и физического благополучия общества не является новой. Данная проблема имеет место в трудах отечественных исследователей Корсакова С. С., Бехтерева В. М., Анушкина П. Б., Мясищева В. Н. и др., она ими решалась в рамках психологии, психиатрии, психопатологии. А также данной проблеме уделяли внимание и зарубежные психологи и психиатры – З. Фрейд, А. Адлер, К. Г. Юнг, Э. Фром, А. Маслоу, К. Роджерс, В. Франкл и др.

Итак. Познакомившись на сегодня с представлением о нравственности, и опираясь на следующие высказывание нашего современника — доктора психологических наук Татьяны Николаевны Березиной: «А вообще нам бы хотелось, чтобы проблемы вершин человеческой личности активно изучались, и было бы больше работ, посвященным смыслам жизни, духовному совершенствованию, альтруизму, дивергентным эмоциям, и при этом, по возможности автор бы обходился без нравоучений, чтобы просто показать сложность и неоднозначность этих феноменов.» ,. Я предлагаю свой принцип рождения понимания об этике, как об основе морали и нравственности. Этот принцип основан на раскрытии, а так же на вынесении и на разработке вопроса нравственности, как «отношения человека и к себе и к окружающему его миру» согласно закона «золотого сечения».

2.Этика

Впервые термин «этика» был употреблен Аристотелем как цель нравственного поведения. С именем Аристотеля связывают три сочинения по этике: «Никомахова этика», «Евдемова этика» и «Большая этика». Вопрос о принадлежности этих сочинений Аристотилю все еще является предметом дискуссий. В настоящее время подлинным трактатом признается лишь «Никомахова этика». Другие спорно относят к написанию его учениками. .

Остановимся на том, что этика – это философская дисциплина, предметом исследования которой является мораль и нравственность. Заметим следующее, моральные качества формируются в реальном общении и поведении людей , которые в основном характеризуют личность, а вернее характеризуют способность личности проявлять действие и общаться с себе подобными, соблюдая при этом определенные нормы, которые опираются на авторитет общественного мнения и внутренние убеждения личности, т.е. согласно ее совести.

А вот нравственные качества я предлагаю рассматривать совсем с другой точки зрения. Итак. Человеку свойственно разумные качества, которые задает ему его личный разум, о котором мы можем сказать, как о его мыслительной способности. Следовательно, мыслительные способности , которые направлены на соблюдение личных интересов, в целях своего блага (т.к. человеку в любой среде изначально необходимо выжить и приспособиться), назовем разумом. Тогда как мыслительные способности , которые направлены на соблюдение общественных интересов , в целях его блага (т.к. человеку только в благом обществе возможно благополучно развиваться и созидать), назовем нравственностью. Следовательно, нравственность является продолжением разума, а говоря другими словами – другой стороной разума. И это именно то, чем отличается истинный человек от животного, став над ним.

Для более полного уяснения этого взгляда и ниже предстоящего анализа приведем в пример высказывания нашего классика Белинского Виссариона Григорьевича: «Как бы ни была богата и роскошна внутренняя жизнь человека, каким бы горячим ключом ни била она вовне, — она не полна, если не усвоит в свое содержание интересов внешнего мира, общества и человечества.» .

Итак. Из вышесказанного следует, что у человека:

— разум – есть мыслительная способность , которая в первую очередь работает для соблюдения личных интересов человека, чтобы ему выжить и приспособиться;

— нравственность – есть мыслительная способность , которая работает в первую очередь для соблюдения общественных интересов окружающего мира человека, чтобы в счастливом и благодатном обществе ему развиваться и созидать.

Возникает вопрос, тогда в каком процентном соотношении человек для своей полноценности должен соблюдать «личные интересы» и «интересы окружающего мира»? Пока данный вопрос оставим открытым.

3.Закон золотого сечения

«Золотая пропорция» — это математическое понятие и задача ее изучения вменена науке. А она гласит, что «золотое сечение» — это такое пропорциональное деление отрезка на неравные части, при котором целый отрезок так относится к большей его части, как сама эта большая часть относится к меньшей его части; другими словами, меньший отрезок так относится к большему, как больший — к целому (a : b = b : c или с : b = b : а). .

Все что гармонично – прекрасно. И человек, (если он следует своей природе) стремиться к гармонии. Но, используя разные «пропорции», при создании например, гармоничных конструкций, произведений и т.д., человек, стремящийся к гармонии, отдает предпочтение только одной, которая является неповторимой, уникальной и единственной. Эту пропорцию изначально называли «божественной пропорцией», а в эпоху творчества Леонардо да Винчи ее популярно называли «золотым сечением». Но в античной литературе (это около 300 г. до н.э.) золотая пропорция упоминается в «Началах» Евклида, где она применяется для построения правильного пятиугольника, а термин «золотое сечение» (goldener Schnitt) введён в 1835 году немецким математиком Мартином Омом. .

С понятием «золотое сечение» связывают гармонию Природы. При этом с гармонией, как правило, связывают принципы симметрии в живой и неживой Природе. Всеобщность этого принципа ни у кого не вызывает сомнения. Например, в различных справочниках приводятся сотни формул, связывающих ряд чисел Фибоначчи (где число данного ряда равно сумме двух предыдущих) с «золотым сечением», в том числе и ряд формул, отражающих взаимодействия в мире элементарных частиц. .

Целое всегда состоит из частей. Разные части всегда находятся в отношении друг к другу и к целому. Но совершенное соотношение частей базируется на принципе «золотого сечения». Именно такое соотношение вызывает у нас подсознательное ощущение красоты. Мы любуется предметами и архитектурой, не осознавая, что его ощущения являются математически спрогнозированными и выверенными с помощью формул и схем, которые дошли до нас из глубины веков. Египтяне и вавилоняне начали применять принцип «золотого сечения» в архитектуре. Пропорции пирамиды Хеопса, предметы быта и рельефы из гробницы Тутанхамона свидетельствуют нам, что египетские мастера пользовались этими знаниями. Неоспоримым доказательством этого факта является изображение зодчего Хесира с измерительным инструментом, зафиксировавшим пропорции «золотого сечения». Затем греческие ученые Пифагор и Платон уделили серьезное внимание изучению этого явления. В фасаде Парфенона присутствуют пропорции «золотого сечения». Там же при раскопках были обнаружены античные циркули с функцией установки «золотых пропорций». Затем последовали исследования Евклида, Гипсикла, постепенно эти знания распространились по всему миру. .

«Золотое сечение», это универсальное проявление структурной гармонии. Оно встречается в природе, науке, искусстве – во всем, с чем может соприкоснуться человек. Однажды познакомившись с «золотым правилом», человечество, ведая о нем, применяет его в разных сферах своей жизни.

Итак. Наиболее емкое определение «золотого сечения» гласит, что меньшая часть относится к большей, как большая ко всему целому. Приблизительная его величина – 1,618. Следовательно, в округленном процентном значении пропорции частей целого будут соотноситься как 62% на 38%. Это соотношение действует в формах пространства и времени.

4.Нравственность в пропорциях «золотого сечения»

Выделение этики, как особого аспекта философии, связанно со сделанным софистами (V в. до н.э.) открытием, о том, что установленная культура существенно отличается от законов природы ,и что в отличии от природной необходимости, которая всюду одна и та же, законы, обычаи, нравы людей (т.е. установленная культура) разнообразны и изменчивы. .

Далее мое предложение следующее. Изменчивые законы общества (т.е. установленную культуру), которые мы принимаем как необходимость для развития общества, опустим, а, опираясь на постоянные законы природы , саму нравственность (согласно выше ей данному мной определению) будем понимать как соблюдение «интереса окружающего мира» для его блага. Другими словами, нравственность будем понимать как соблюдение интересов общества, в котором живет человек. А из вышесказанного мной сделанного вывода, разум, параллельно идущей с нравственностью, будем понимать как соблюдение личных интересов. Далее, основываясь на природный закон – закон золотого сечения, выведем формулу «отношения и к себе и к окружающему миру», где установим необходимый соблюдаемый интерес человека (при его полном достоинстве) в «большей» или в «меньшей» степени или «к себе», или «к окружающему миру» (т.к. пропорция «большего» и «меньшего» соблюдается в природном законе золотого сечения ).

А теперь для выведения формулы «отношения и к себе и к окружающему миру» отнесем нравственность человека к «большей» части «золотого сечения», где она будет выступать как «соблюдения интереса окружающего мира». Следовательно нравственность в процентном значении пропорции частей целого будет относится к 62%, а разум – к «меньшей» части «золотого сечения», где он будет выступать как «соблюдение личных интересов», а потому в процентном значении пропорций целого будет относиться к 38%. И скажем, что это будет справедливо.

Значит, человек в «большей» части должен соблюдать интересы общества и в «меньшей» части — соблюдать личные интересы , и это будет гармонично! Докажем, справедливо ли это, и почему?

«Интерес окружающего мира» обозначим буквой «А», а «личные интересы» – буквой «Б». И если это справедливо, то пусть: А х Б = 50 х 50, из данного уравнения следует, что А = 50, и Б = 50. А теперь подставим из «золотой пропорции» процентное отношение частей «большего» и «меньшего» и получим: 62 + 38 = А + Б= 50 + 50. Вопрос. Сколько личного интереса будет находиться в «большей» части «золотого сечения»? Вычисляем и получим: 62 х 38 = (50А +12Б) х 38Б, где «личный интерес» — А = 50 и «интерес окружающего мира — Б = 50.

Следовательно, в «большей» части «золотого сечения», а вернее в нравственности как в соблюдении «интереса окружающего мира» «личного интереса» уже заложено 12%. Поэтому будет верным и справедливым для достойного человека нести «интерес окружающего мира» в «большей» части, т.е. в большем % — 62, так как в нем самой природой уже заложено 12% «личного интереса». И это ясно почему! Человек есть социальное разумное существо, и он свое необходимое развитие и становление получает именно в обществе окружающего мира.

Заключение

Если использовать природный закон «золотого сечения» и его пропорции для определения нравственности у человека, то следует следующий вывод:

— Разум – есть мыслительная способность, в первую очередь, направленная для несения, соблюдения и исполнения «личного интереса» (для личного выживания, адаптации, приспособления, самозащиты, развития и созидания).

— Нравственность – есть мыслительная способность, как продолжение более сложной части его разума, в первую очередь, направленная для несения, соблюдения и исполнения «интереса окружающего мира» (в целях: его защиты — мира, культуры, благодати; его развития — учение, служение, строительство; и помощи – содействие, поддержка, подсказка), так как должное развитие и становление человек постигает в обществе.

При воспитательной работе в образовательных сферах, опираясь на закон «золотого сечения» можно математически, логично и доказуемо учащимся выстроить верное понятие и открыть им реальный взгляд для определения истинной нравственности, которой они, основываясь на данный природный закон, беспрепятственно овладеют. А, овладев истинной нравственностью, которая, не будет нарушать природный закон «золотого сечения» (так как в нем к «большей» его части будет отнесено соблюдение «интереса окружающего мира», а к «меньшей» — соблюдения «личного интереса»), они откроют верное понимание и реальный взгляд, который поможет им всегда и везде видеть настоящую красоту, рождаемую: и людьми окружающего мира, и гармонией природы, и своим собственным творчеством. Это соответствует цели образования .

А так же важно, математически доказуемо, донести учащимся следующий факт, что если человек преследует «личные интересы» в «большей» части «золотого сечения», а «меньшую» часть выделяет «окружающему миру», т.е. «окружающий мир» получает его личное внимание только после его «большей части» личных интересов, то такой человек является эгоистичным, дисгармоничным и разрушительным, и в первую очередь для себя самого.

А для наглядности представим формулу дисгармоничного человека:

— «Б» — будет составлять «личный интерес» в «большей» части золотого сечения – 62%,

— а «интерес окружающего мира» — будет представлять «А», которая составит «меньшую» часть золотого сечения — 38 %.

В данном случае получим следующее уравнение:

62 х 38 = 62Б х (26А + 12Б); или 62Б х (26А + 12Б) = 74Б х 24А;

где «личный интерес» будет составлять 74Б (т.к. 62% «личного интереса», — это из «большей» части «золотого сечения», и плюс 12% «личного интереса» — он заложен природой в «интересе окружающего мира», который в данной пропорции находится в «меньшей» части «золотого сечения» — 38 %,);

а вот «интерес окружающего мира» составит всего лишь 26А.

Данное уравнение: 62Б х (26А + 12Б) = 74Б х 24А открыто свидетельствует о дисгармонии личности, т.к. ее «личный интерес» превышает даже «большую часть» закона «золотого сечения». Следовательно, такая личность, преследуя свои «личные интересы», будет дискриминировать «интерес окружающего мира», а следовательно, даже при самом высшем ее стремлении развиваться, она будет развиваться аномально, однобоко, и не гармонично. И, самое печальное, личность, «соответствующая данному уравнению», захлебываясь в «личном интересе», будет разрушать свой внутренний мир, рождая равнодушие, пренебрежение, ненависть или агрессию к окружающему миру.

Библиография References (transliterated) Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Юревич А. В. — член.-корр. РАН, зам. директора Института психологии РАН

Несмотря на докризисные экономические успехи, внутриполитическую стабилизацию и другие позитивные тенденции последних лет, общее состояние современного российского общества выглядит очень тревожным. Так, количество убийств на 100 тыс. жителей в нашей стране сейчас почти в 4 раза больше, чем в США (где ситуация в данном отношении тоже очень неблагополучна), и примерно в 10 превышает их распространенность в большинстве европейских стран . По количеству самоубийств Россия в 3 раза опережает США, занимая второе место в Европе и СНГ не только среди населения в целом, но и среди молодёжи в возрасте до 17 лет (в данном случае – после Казахстана). По индексу коррупции за шесть лет (с 2002 по 2008 гг.) наша стана перебралась с 71-го на 147-е место в мире, а общий объем коррупционного оборота в России оценивается экспертами в 250-300 млрд. долларов в год. Численность жертв несчастных случаев, таких как случайные отравления алкоголем и ДТП, свидетельствуют если не о массовом нежелании жить (психоаналитическая интерпретация подобных ситуаций), то, по крайней мере, о безразличном отношении многих наших сограждан к своей и к чужой жизни

Несмотря на докризисные экономические успехи, внутриполитическую стабилизацию и другие позитивные тенденции последних лет, общее состояние современного российского общества выглядит очень тревожным.

Так, количество убийств на 100 тыс. жителей в нашей стране сейчас почти в 4 раза больше, чем в США (где ситуация в данном отношении тоже очень неблагополучна), и примерно в 10 превышает их распространенность в большинстве европейских стран . По количеству самоубийств Россия в 3 раза опережает США, занимая второе место в Европе и СНГ не только среди населения в целом, но и среди молодёжи в возрасте до 17 лет (в данном случае – после Казахстана). По индексу коррупции за шесть лет (с 2002 по 2008 гг.) наша стана перебралась с 71-го на 147-е место в мире, а общий объем коррупционного оборота в России оценивается экспертами в 250-300 млрд. долларов в год. Численность жертв несчастных случаев, таких как случайные отравления алкоголем и ДТП, свидетельствуют если не о массовом нежелании жить (психоаналитическая интерпретация подобных ситуаций), то, по крайней мере, о безразличном отношении многих наших сограждан к своей и к чужой жизни. В совокупности приведённые, а также другие подобные данные выстраиваются в целостную картину (табл. 1), которая свидетельствует о болезненном состоянии нашего общества, и удивительно, что в общественном сознании они воспринимаются с меньшей остротой, чем, скажем, количество медалей, выигранных на Олимпиаде (что само по себе служит показателем состояния общества, равно как и одаривание дорогими автомобилями и без того небедных спортсменов-победителей).

Таблица 1. Некоторые показатели состояния современного российского общества, 2006 г.

Наименование показателя

Значение показателя

Место России по данному показателю

Смертность от убийств на 100000 жителей

20,2

1-е место в Европе и СНГ
Смертность от самоубийств на 100000 жителей

30,1

2-е место в Европе и СНГ после Литвы
Смертность от случайных отравлений алкоголем на 100000 жителей

23,1

1-е место в Европе и СНГ
Смертность от дорожно-транспортных происшествий на 100000 жителей

17,5

3-е место в Европе и СНГ после Литвы и Латвии
Ожидаемая продолжительность жизни при рождении (число лет)

66,6

Последнее место среди стран с развитой и переходной экономикой
Естественный прирост населения на 1000 жителей

— 4,8

Одно из последних мест в Европе (перед Болгарией и Украиной)
Число детей, оставшихся без попечительства родителей на 100000 жителей 2-е место в Восточной Европе и СНГ после Литвы
Количество разводов на 1000 жителей

4,5

1-е место в Европе
Число абортов на 1000 женщин (в возрасте 15-49 лет)

40,6

1-е место в Восточной Европе и СНГ
Доля детей, родившихся у женщин, не состоявших в браке (%)

29,2

9-е место в Восточной Европе и СНГ
Индекс Джини (индекс концентрации доходов)

0,4

1-е место среди стран с развитой и переходной экономикой
Индекс коррупции (от 0 до 10 баллов, чем выше балл, тем ниже уровень коррумпированности)

2,3

143 позиция в мире (наряду с Гамбией, Индонезией и Того) из 180 возможных

Приведенные в таблице 1 показатели дополняются другими данными, демонстрирующими, какое общество мы построили под красивыми лозунгами свободы и демократии:

  • ежегодно 2 тыс. детей становятся жертвами убийств и получают тяжкие телесные повреждения;
  • каждый год от жестокости родителей страдают 2 млн. детей, а 50 тыс. – убегают из дома;
  • ежегодно 5 тыс. женщин гибнут от побоев, нанесённых мужьями;
  • насилие над жёнами, престарелыми родителями и детьми фиксируется в каждой четвёртой семье;
  • 12% подростков употребляют наркотики;
  • более 20% детской порнографии, распространяемой по всему миру, снимается в России;
  • около 1.5 млн. российских детей школьного возраста вообще не посещают школу;
  • детское и подростковое «социальное дно» охватывает не менее 4 млн. человек;
  • темпы роста детской преступности в 15 раз опережают темпы увеличения общей преступности;
  • в современной России насчитывается около 40 тыс. несовершеннолетних заключённых, что примерно в 3 раза больше, чем было в СССР в начале 1930-х годов .

Количественные данные, в свою очередь, могут быть дополнены хорошо известными бытовыми примерами, выражающими состояние современного российского общества. По-прежнему широко распространена практика криминальных «крыш», рейдерства, «чёрного риэлтерства», финансовых «пирамид», других видов мошенничества и т. п. Организованная преступность фактически легализована, а т. н. «авторитетные бизнесмены» — по существу, легализовавшиеся бандиты — устраивают публичные презентации своих литературных произведений, в которых наемными литераторами красочно живописуются их криминальные похождения. По данным опроса, проведенного Общественной палатой, более половины наших сограждан не чувствуют себя сколь-либо защищенными от криминала. Коррупция воистину тотальна, причем продаются как сами чиновники – от мала до велика, так и административные должности. В школах торгуют наркотиками. Публичная речь, в том числе на телевидении и радио, изобилует матом и блатным жаргоном . Бомжи стали непременным атрибутом вокзалов и других публичных мест. Интернет переполнен фильмами, где в деталях показано, как ученики избивают своих учителей. Пожилых людей сотнями убивают ради того, чтобы завладеть их квартирами. Пьяные матери выкидывают в окна своих младенцев. Существует (в XXI веке!) и такое явление, как работорговля, причём в прямом, а отнюдь не в метафорическом смысле слова. Развязно-агрессивные юнцы демонстративно не уступают места в транспорте пожилым людям, а порой и способны убить за сделанное им замечание. Широко распространены секты, практикующие помимо всего прочего и человеческое жертвоприношение. А типовой реакций значительной части нашей молодежи на гибнущего рядом человека стал … хохот.

Все это – не сцены из фильма ужасов, а наша жизнь, наше общество, причем поражают не только сами подобные явления, но итолерантность к ним, их восприятие как привычных и не преодолимых, как нормы нашей жизни, а не как из ряда вон выходящих. Как пишет О. Т. Богомолов, «Ежедневно сталкиваясь с вопиющими фактами беззакония и произвола, люди утрачивают остроту реакции на них, постепенно проникаются безразличием к происходящему» . А К. Н. Брутенц отмечает, что «Россияне почти без всякого протеста и нравственного неприятия (курсив мой – А. Ю.) выживают в условиях тотальной коррупции, всеохватывающего взяточничества, сопровождающего едва ли не каждый их шаг, разгула криминалитета» . Так формируется терпимость к злу и смирение перед ним, способствующие его утверждению во все более бесчеловечных формах.

При всем разнообразии описанных явлений, а также процессов, характеризуемых приведенными выше статистическими данными, их можно подвести под общий знаменатель, которым служит моральная деградация современного российского общества. Отмечается, что «Нарушения общественной морали, норм социальной справедливости, представлений о гражданской чести и ответственности встречаются у нас на каждом шагу» . И закономерно, что согласно результатам социологических опросов, падение нравов воспринимается нашими согражданами как одна из главных проблем современной России, они констатируют «порчу нравов» в качестве одной из худших тенденций.

Моральная деградация нашего общества констатируются представителями самых различных наук, и ее можно считать подлинно «междисциплинарным» фактом. Психологи демонстрируют, что «Россия на долгие годы оказалась «естественной лабораторией», где нравственность и правовое сознание граждан проходили суровые испытания» . Социологи показывают, что «В конце XX – начале XXI века российское общество, ввергнутое государством сначала в «перестройку», а затем в «радикальные реформы», постоянно испытывало моральные девиации и дефицит не столько социальных, экономических и политических, сколько нравственных ориентиров, ценностей и образцов поведения» . Они же акцентируют «моральную аберрацию» мышления наших политиков – его дистанцирование от моральных ценностей и ориентиров, которые в нем вытеснены категориями экономического характера, такими как экономический рост, размер ВВП, показатели инфляции и др. Экономисты отмечают, что «Среди составляющих той непомерной социальной цены, которую пришлось заплатить за радикальные экономические реформы в России, — пренебрежение нравственно-психологическим миром человека» , подчеркивая «интенсивное искоренение морально-этической составляющей из социального бытия» . Искусствоведы констатируют, что «У нас сформировалась тотально аморальная система» . А философы связывают происходящее в современной России с тем очевидным фактом, что свобода приводит к высвобождению не только лучшего, но и худшего в человеке, и, соответственно, должна предполагать ограничения на высвобождение худшего. «Что сделает из политической свободы человек, который не созрел для неё и переживает её как разнуздание ? – задавался вопросом И. А. Ильин и отвечал, – он сам становится опаснейшим врагом чужой и общей свободы» . Что и произошло в нашей стране в начале 1990-х. «Анархический порядок 90-х массово породил индивида, понимающего свободу как волю», — заключает В. Г. Федотова .

Среди основных причин деградации нравственности в пореформенной России обычно отмечаются следующие.

  1. Общее ослабление контроля над поведением граждан в нашем обществе, как показывает история и опыт других стран, неизбежно сопутствующее радикальным реформам и характерное для «турбулентных», изменяющихся обществ.
  2. Нравственные качества реформаторов, многие из которых были рекрутированы в демократы из партийных и комсомольских работников, трансформировали ресурс административной власти в доступ к собственности и свою личную безнравственность обобщивших в удобную им идеологему «ненужности морали» для рыночной экономики.
  3. Специфический характер «трех источников и трех составных частей» современного российского бизнеса, которыми послужили: а) бывшие советские «цеховики», т. е. подпольные производители товаров и услуг, б) представители криминального мира, в советские годы облагавшие данью «цеховиков» и продолжившие эту традицию в условиях рыночной экономики, в) партийные и комсомольские работники, с поразительной легкостью сменившие социалистическую мораль на псевдокапиталистическую, а, по сути, на криминальную.
  4. Распространение в начале 1990-х гг. таких иделогем, как «Можно все, что не запрещено законом», «Надо жить по закону, а не по совести», «Главное деньги, и неважно какими путями они заработаны» и др., по существу, отрицающих всякую мораль, решение давней российской альтернативы «По совести или по закону?» в пользу последнего и приведшее к тому, что наше общество стало жить и не по совести, и не по закону, а «по понятиям».
  5. Распространившееся в начале реформ псевдолиберальное понимание свободы как несоблюдения любых правил и запретов, как разнузданности и безответственности, охотно ассимилированное некоторыми слоями нашего общества.
  6. Криминализация – не только в общепринятом (рост преступности и др.), но и в расширенном смысле слова – криминализация «всей общественной жизни», включающая обилие кинофильмов про «хороших бандитов», популярность криминальной лексики («наезды», «разборки» и т. п.), ужесточение, «брутализация» этой жизни, широкое распространение силовых схем разрешения спорных ситуаций, престижность подчеркнуто агрессивного поведения и т. д.
  7. Привлекательность закрепляемых «амнистией прошлого» (мол, неважно, что имярек в прошлом бандит, сейчас он – «респектабельный бизнесмен», а его прошлое не имеет значения) негативных образцов поведения, создаваемых наиболее успешными людьми современной России, которые сколотили свои состояния за счет нарушения законов и норм морали.
  8. Аномия – разрушение системы моральных норм и их рассогласование друг с другом, характерная для всех постсоциалистических обществ и пришедшая на смену гиперномии – сверхнормированности — социалистических режимов.
  9. Упразднение социальных институтов собственно морального контроля, в роли которых в советском обществе выступали партийная и комсомольская организации, товарищеские суды, народный контроль и т. д., при всех их общеизвестных недостатках выполнявших очень важную социальную функцию – морального контроля.
  10. Господство «экономического детерминизма» в подходах к решению основных проблем нашего общества.
  11. То обстоятельство, что хотя единство обучения и воспитания со времен А. С. Макаренко считалось одним из краеугольных камней отечественной системы образования, в наших нынешних стратегических разработках, направленных на ее развитие, проблема воспитания не затрагивается.

Нравственное состояние общества представляет собой одновременно: а) индикатор его общего состояния, б) следствие происходящих в нем процессов, в) основу того, что его ожидает в будущем.

Последнее с особой отчетливостью проявляется в проблеме рождаемости, которая в последние годы обозначается, в том числе и органами власти, в качестве одной из ключевых проблем современной России. Как показывают исследования, чисто экономические меры повышения рождаемости могут дать ее прирост в пределах 15-20 % , поскольку основное влияние на нежелание иметь детей оказывают неэкономические факторы.

А. Ю. Шевяков приводит данные о том, что «изменения тенденций рождаемости и смертности в России на 85-90 % обусловлены избыточным неравенством и высокой относительной бедностью населения» , выражающими нравственное состояние нашего общества. Он подчеркивает, что «Связь между социально-экономическими факторами и демографическими показателями опосредована психологическими реакциями людей и вытекающими из этих реакций поведенческими установками» . А В. К. Левашов «катастрофическую депопуляцию» современной России объясняет «нравственным разрывом между обществом и государством».

Различные появления психологического состояния общества, например, социальное самочувствие населения, существенно влияют на среднюю продолжительность жизни. «Демографические исследования показывают, что более двух третей причин депопуляции России связан с такими возникшими в постсоветский период социально-психологическими феноменами, как социальная депрессия, апатия и агрессия» , одни из которых (например, массовая агрессивность) являются непосредственными проявлениями разрушения нравственности, другие – апатия, депрессия и др. – массовой психологической реакцией на ее разрушение. В частности, перманентное ощущение безнравственности, враждебности и агрессивности окружающей среды вызывает у человека стресс, апатию, депрессию и т. п., в свою очередь, порождающие психические расстройства, заболевания нервной системы, сердечно-сосудистые, желудочно-кишечные и прочие болезни.

Падение нравов играет важную роль среди мотивов самоубийств, а также имеет прямое отношение к удручающей статистике наркомании, алкоголизма, несчастных случаев и др., являющихся основными появлениями физического саморазрушения нашего общества. А. Ю. Мягков и С. В. Ерофеев отмечают, что «В теориях социальной интеграции рост самоубийств традиционно считается важным признаком усиления напряженности и самодеструктивности в обществе, являющихся, в свою очередь, следствием глубоких девиаций в социальных структурах и отсутствия ценностно-нормативного единства» . Они констатируют, что «Продолжающийся рост самоубийств – это та цена, которую мы до сих пор вынуждены платить за нецивилизованные формы перехода к рынку» .

Нравственное состояние общества оказывает большое влияние также на его социально-политическую и экономическую сферы. Л. Д. Кудрявцев отмечает, что «История дает немало примеров, начиная с гибели Римской империи, когда в целом экономически благополучные государства погибали в результате падения морального уровня населения». Б. Н. Кузык на материале важнейших исторических циклов эволюции российского государства показывает, что каждому его политическому и экономическому подъему и спаду всегда предшествовал соответственно подъем или спад духовной жизни и нравственности . Ведущие отечественные экономисты констатируют, что «Состояние экономики напрямую зависит от духовного, нравственного состояния личности» и «Чем выше уровень духовно-нравственного развития основной массы населения, тем успешнее развивается экономическая и политическая система страны» . По словам бывшего президента СССР М, С. Горбачева, «без нравственного компонента любая система будет обречена». А Митрополит Кирилл выразился еще более категорично: «нравственность есть условие выживания человеческой цивилизации, — не больше и не меньше» , «хотим мы это признать или нет, но нравственность действительно лежит в основе всего».

Разумеется, попытаться дать простой ответ на традиционный российский вопрос «Что делать?» применительно к нравственному состоянию нашего общества было бы абсурдным. Тем не менее, ключевые направления возрождения нравственности – как выражается Т. Н. Брутенц, «действенной терапии упадка нравов» — можно наметить.

  • Во-первых, пересмотр понимания свободы, оставшегося нам в наследство от первых лет реформ и носящего в современной России крайне искаженный характер. Свобода предполагает ее разумные ограничения, интериоризуемые гражданами. Подобное понимание свободы, прописанное в трудах И. Канта, И. А. Ильина и других выдающихся мыслителей, следует вживлять в умы наших сограждан с помощью системы образования, которая сейчас уделяет этим трудам и соответствующим проблемам явно недостаточное внимание.
  • Во-вторых, возрождение институтов морального контроля, которые в современном российском обществе практически отсутствуют. Едва ли следует стремиться к созданию институтов, напоминающих советские партийные и комсомольские организации (в демократическом обществе это и невозможно), однако и школы, и вузы, и общественные организации могли бы выполнять функции морального контроля, для чего им необходим мандат общества на их выполнение. Например, поступление в вузы и пребывание в них резонно поставить в зависимость от поведения учащихся в учебных заведениях и за их пределами. А общественным организациям, в том числе и нашей ведущей политической партии, следовало бы придавать значение нравственным качествам своих членов.
  • В-третьих, в условиях характерного для современного российского общества дефицита внутренних – нравственных – регулятивов, следовало бы прибегнуть к их «экстернализации» путем придания моральным нормам статуса законов . Как пишет О. Т. Богомолов, «Пока нравственные нормы и принципы не станут частью общей культуры, надо принуждать нарушителей порядка к законопослушанию, к соблюдению правил общежития, используя авторитет власти, печати, телевидения» .
  • В-четвертых, декриминализация нашего общества, в т. ч. и его бытовой культуры. Неверно думать, что эта проблема имеет отношение только к правоохранительным органам. В частности, декриминализация массового сознания предполагает не только очищение нашей лексики от блатного жаргона и т. п., но и радикальное изменение системы отношений между населением и правоохранительными органами, в том числе и отношения к их информированию о нарушениях закона, которое в нашей культуре, под очевидным влиянием криминального мира, квалифицируются как «доносы».
  • В-пятых, широкое привлечение ученых – социологов, психологов и др. – к разработке законов, которая у нас считается сферой компетентности лишь профессиональных юристов и вездесущих политиков. Законы – это не просто юридические нормы, а наиболее общие правила социального взаимодействия , которые должны разрабатываться и вводиться с учетом его социальных, психологических, экономических и прочих закономерностей, раскрываемых соответствующими науками.

Легко спрогнозировать, какое сопротивление подобные меры вызвали бы у наших псевдолибералов , которые с начала 1990-х гг. распространяли в нашем обществе основанное на «доктрине вульгарного либерализма» понимание свободы как несоблюдения любых правил и запретов, как разнузданности и безответственности, охотно ассимилированное некоторыми слоями нашего общества. Однако в данном случае риск новых идеологических коллизий явно оправдан, поскольку «Пора осознать, что в России нравственное воспитание, духовное возрождение – вопрос выживания нации и одна из необходимых предпосылок оздоровления экономики».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *