Стих написанный во время великой отечественной войны

Нынешнее поколение молодых людей, пожалуй, только обучаясь в вузе, из специальных лекций по истории литературы узнает, что лучшие поэты и писатели советского времени «выросли» из военного поколения. Это те, кто прошли войну как бойцы Советской армии, кто в качестве военного корреспондента вместе со всеми шел в атаку. Есть даже специальный термин — поэты-фронтовики. Особое внимание поэтам уделено потому, что именно поэзия быстрее откликнулась на военные события, была на передовой в прямом смысле слова, и стихов в военное время было написано больше, чем прозы, которая требует дистанцирования от события.

Сложно перечислить имена всех поэтов-фронтовиков. Вот самые известные:

  • Давид Самойлов;
  • Ольга Берггольц;
  • Юлия Друнина;
  • Алексей Сурков;
  • Сергей Наровчатов;
  • Семён Гудзенко;
  • Николай Старшинов;
  • Михаил Луконин;
  • Николай Доризо;
  • Евгений Винокуров;
  • Александр Межиров;
  • Борис Слуцкий;
  • Михаил Кульчицкий;
  • Булат Окуджава.

Константин Симонов — один из самых известных поэтов и писателей советской литературы, который в качестве военного корреспондента прошел всю войну, имел звание полковника Советской армии.

Вклад Константина Симонова в русскую культуру, литературу огромен. Им написаны ставшие широко известными романы «Товарищи по оружию», «Живые и мертвые» и др. По сценариям Симонова поставлено несколько фильмов (в том числе «Двадцать дней без войны»). Он был главным редактором журнала «Новый мир», «Литературной газеты».

Но если об этих фактах жизни писателя знают в основном специалисты, то стихотворение «Жди меня», принадлежащее перу К. Симонова, знают все в нашей стране. И не только в нашей: стихотворение переведено на многие языки, в том числе и на китайский.

Неслучайна такая широкая известность у этого произведения. Несмотря на то, что стихотворение связано с военной тематикой, его лирический пафос, слова о верности и любви согласуются с общечеловеческими ценностями и чувствами.

Константин Симонов обладал удивительной чуткостью на названия: «Жди меня», «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины…», «Парень из нашего города» — эти произведения были написаны в 1941 году, в самые драматичные моменты российской истории. За каждым из этих словосочетаний скрыты идеи, восходящие к опыту человечества. Стихотворение «Жди меня», и это многократно отмечалось исследователями, близко к фольклору, к народным заклинаниям, кажется, что повтор заглавной фразы может оказаться действенным в ситуации разлуки. Очевидцы вспоминают, что во фронтовых госпиталях раненые солдаты, когда им было особенно больно, читали наизусть «Жди меня». Такая сила была в тексте этого стихотворения!

Примечательно, что широко известное сегодня стихотворение изначально не было предназначено для публикации.

По воспоминаниям автора и его близких, стихотворение было написано после того, как Симонов чуть не погиб под Могилевом в одной из горячих фронтовых точек, где сдерживали фашистские танки в конце июля 1941 года. Согласно завещанию Константина Симонова, его прах был развеян там, на Буйничском поле, недалеко от Могилева. Близкие Симонова установили огромный камень с факсимиле «Константин Симонов» и дощечкой с надписью: «К. М. Симонов. 1915—1979. Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах».

Вернувшись в Москву, чтобы сдать в редакцию очерк о героях сражения под Могилевом, в ожидании нового корреспондентского задания Симонов жил на даче у своего друга — известного писателя Льва Кассиля, и там в один присест написал стихотворение «Жди меня». Печатать стихотворение поэт сначала не собирался, считал его слишком личным и читал только самым близким. Написанное стихотворение Константин Симонов отправил своей возлюбленной Валентине Серовой, ведь именно ей посвящены знаменитые строки.

Симонов позже вспоминал:

«Я считал, что эти стихи — мое личное дело… Но потом, несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком севере и когда метели и непогода иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке, мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете коптилки или ручного фонарика переписывали на клочке бумаги стихотворение «Жди меня”, которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека».

Удивительно, что стихотворение не сразу согласились опубликовать. Оба издания, где работал Симонов — газета «На штурм» и «Красная звезда», — ему отказали. Главный редактор газеты «Красная звезда» сказал, что «Жди меня» очень интимное стихотворение и печатать он его не будет: «Эти стихи не для военной газеты. Нечего растравлять душу солдата». Впервые стихотворение было напечатано в «Правде» 14 января 1942 года.

Литературоведы пишут, что появление стихотворения Симонова в печати воспринималось как прорыв цензурных ограничений, поскольку в официальной поэзии выражение интимных, личных эмоций не приветствовалось.

«Жди меня» в разное время было переложено на музыку Матвеем Блантером, Иваном Дзержинским, Алексеем Животовым, Марианом Ковалем, Вано Мурадели, Анатолием Новиковым, Василием Соловьевым-Седым и другими композиторами. Стихотворение стало одним из наиболее значимых символов военной эпохи, а Константин Симонов — кумиром целого поколения.

Константин Симонов читает стихотворение «Жди меня»

Константин Симонов сыграл ключевую роль в судьбе известных отечественных литераторов. Он участвовал в организации первой публикации романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», повести Вячеслава Кондратьева «Сашка». Благодаря Симонову мир узнал «Моабитскую тетрадь» выдающегося татарского поэта Мусы Джалиля.

Не проходит ни одного конкурса чтецов среди школьников, чтобы там не звучало стихотворение Мусы Джалиля — поэта, погибшего в фашистских застенках.

Судьба Мусы Джалиля поражает. Поэт ушел на фронт добровольцем, хотя имел броню, поскольку был известным литератором, секретарем Союза писателей Татарской АССР. Муса Джалиль пришел в военкомат на второй день после начала войны, получил направление политруком, работал военкором. В 1942 году, выходя из окружения, Джалиль получил тяжелое ранение и попал в плен. В конце 1942 года фашисты собирали легион вермахта «Идель-Урал» из высокообразованных представителей неславянских национальностей с целью вырастить сторонников и распространителей фашистской идеологии. Группа представителей комитета «Идель-Урал» объезжала лагеря военнопленных в поисках кандидатов на службу в вермахте. Кто-то сказал руководителям коллаборационистов, что в плену находится известный поэт. Джалиля доставили на базу формирования Волжско-татарского легиона в Едлине, а оттуда — в лагерь Вустрау в Германии на сборный пункт руководящего и пропагандистского состава коллаборационистских структур. Согласно материалам опросов военнопленных, в легионе Джалиль сразу развернул подрывную деятельность, уже в начале 1943 года поэт проводил в легионе антифашистские беседы, настраивал его бойцов готовиться к восстанию против нацистов. Пользуясь тем, что ему поручили вести культурно-просветительскую работу, Джалиль ездил по лагерям для военнопленных, устанавливал конспиративные связи и под видом отбора самодеятельных артистов для созданной в легионе хоровой капеллы вербовал новых членов подпольной организации. Он был связан с подпольной организацией под названием «Берлинский комитет ВКП(б)». В августе 1943 года Мусу Джалиля вместе с товарищами арестовало гестапо. После года пыток и издевательств он был казнен. Поэта и наиболее активных соратников казнили на гильотине. На родине поэта долгое время считали предателем. Его доброе имя было восстановлено только в 1950-е годы.

Мусу Джалиля содержали в берлинской тюрьме «Моабит», которая была известна пытками и невыносимыми условиями содержания заключенных. Находясь в этой тюрьме, Муса Джалиль писал стихи в маленькие, размером с ладонь, тетрадки. Тетради были сшиты из разрозненных клочков бумаги. Первая из них содержит 60 стихотворений, вторая — еще полсотни стихов. Всего в Моабитском цикле 91 стихотворение и два отрывка. Стихотворения были написаны на татарском языке в первом блокноте арабской, во втором — латинской графикой.

В 1946 году бывший военнопленный Нигмат Терегулов принес в Союз писателей Татарии блокнот с шестью десятками стихов Джалиля. Через год из советского консульства в Брюсселе пришла вторая тетрадь. Из Моабитской тюрьмы её вынес бельгийский патриот Андре Тиммерманс, который сидел в одной камере с Джалилем, и, выполняя последнюю волю поэта, отправил стихи на родину. В январе 1946 года в советское посольство в Риме турецкий подданный, татарин Казим Миршан принес еще одну тетрадь. Сборник был отправлен в Москву, где след его потерялся. Сборник передали в министерство иностранных дел, затем в MГБ, затем в СМЕРШ. C 1979 года поиски этих тетрадей не дали результатов.

Впервые стихотворения были опубликованы в 1953 году в «Литературной газете» благодаря главному редактору Константину Симонову. В 1956 году Мусе Джалилю было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В 1957 за этот цикл стихов автор был посмертно удостоен Ленинской премии. «Моабитская тетрадь» была переведена более чем на 60 языков мира.

Целый ряд уникальных материалов о Мусе Джалиле рассекретили лишь в 2012 году. Было опубликовано письмо от 18 июня 1946 года известного писателя Александра Фадеева вдове Мусы Джалиля, в котором Фадеев писал следующее: «Во время пленума Союза писателей в Москве в 1945 году было получено письмо из одного подразделения Красной Армии, занявшего Моабитскую тюрьму в Берлине. В этом письме они сообщали, что, заняв тюрьму, средь всякого бумажного мусора они нашли вырванный из какой-то книги лист с чистыми полями, где на полях имеется запись татарского писателя Муса Джалиль. Листок этот был приложен. На полях была запись следующего содержания: «Я, известный татарский писатель, Муса Джалиль, заключён в Моабитскую тюрьму, как пленный, которому предъявлены политические обвинения и, наверно, буду скоро расстрелян. Если кому-нибудь из русских попадёт эта запись, пусть передадут привет от меня моим товарищам-писателям в Москве”. Дальше шло перечисление фамилий, среди них и моя фамилия».

В честь поэта названы улицы, проспекты, школы, библиотеки и даже малая планета. В 1968 году о подвигах поэта был снят художественный фильм «Моабитская тетрадь». Поэту-герою установлены памятники в различных городах, в том числе и в Челябинске в сквере у кинотеатра им. А. С. Пушкина. Монумент был торжественно открыт 16 октября 2015 года — в преддверии 110-летия со дня рождения поэта. На церемонии присутствовала дочь поэта Чулпан Мусаевна Джалиль.

… Был и есть у России

Вечной прочности вечный запас.

Ю. Друнина

Поэзия военных лет… Вместе с Отчизной она встала в солдатский строй с первых дней войны и прошагала по пыльным и задымленным дорогам до победного ее окончания. Она помогала народу выстоять и победить.Накануне празднования 73-ей годовщины Победы в Великой Отечественной войне и в рамках патриотической акции «Нам есть чем гордиться, нам есть, что хранить!» сотрудники библиотеки ЦГБ им. А. С. Пушкина для старшеклассников МОУ СОШ №1 им. А. К. Просоедова провели поэтический вечер «Поэзия фронтовиков».

Слушая ведущих, учащиеся узнали о том, что поэзия как вид искусства, способный на быстрый эмоциональный отклик, впервые же месяцы и даже дни войны создала произведения, которым суждено было стать эпохальными. Уже 24 июня 1941 г. в газетах «Красная Звезда» и «Известия» было опубликовано стихотворение В.И. Лебедева-Кумача «Священная война».

Поэзия обращалась к душе каждого человека, передавала его мысли, чувства, переживания, страдания, вселяла веру и надежду. Поэты прославляли ратные дела соотечественников, поднимали боевой дух солдат, звали на бой с фашистами.

Особый интерес у гостей вызвал рассказ библиотекарей о поэтах – фронтовиках и их творчестве. Одним из известных поэтов времен войны был Константин Симонов.

С началом Великой Отечественной работал военным корреспондентом в газете «Красная звезда»,самой главной газеты военного времени. За время войны он был почти на всех фронтах прошел по землям Румынии, Болгарии, Польши и Германии, был свидетелем последних боев за Берлин.

Поэт Николай Тихонов писал о Симонове:

«Он сам идет в разведку, участвует в атаке, он на наблюдательном пункте, он на волжской переправе, под обстрелом, и всюду он искренен и прост. Никакого самолюбования, ни тени фальши…

Есть у Симонова стихи, которые солдаты и офицеры носят у себя на груди, — это факт, а не преувеличение, — носят потому, что строки эти отвечают тому, что у них на сердце».

Но, победу приближали не одни мужчины, сражавшиеся на фронте.

Говорят, «У войны не женское лицо», но женщины не могли остаться в стороне от страшной беды и уходили на фронт, помогали раненым, подносили снаряды, были снайперами, лётчицами, зенитчицами, ходили в разведку.

В этих рядах оказалась и Юлия Друнина, 17-летняя выпускница одной из московских школ, в 1941 году прямо со школьной скамьи добровольцем ушла на фронт.Ушла в самое пекло войны, в самый неспокойный род войск -в пехоту. Ей предстояло пройти огненные версты батальонным санинструктором.

Я ушла из детства в грязную теплушку,

В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Дальние разрывы слушал и не слушал

Ко всему привыкший 41-й год.

В батальоне, где служила Юлия Друнина, было две девушки – она и Зина Самсонова, о которой на фронте слагали легенды об ее храбрости и бесстрашии.В одной из атак в Белоруссии Зина была убита. Она умерла, так и не узнав, что ей присвоено звание Героя Советского Союза. Позже Юлия Друнина в память о подруге напишет своё знаменитое стихотворение «Зинка”.

Мероприятие сопровождалось показом видеороликов, на которых известные актёры читают произведения К. Симонова «Ты помнишь Алёша дороги Смоленщины…», О. Берггольц фрагмент из поэмы «Февральский дневник», Ю. Друниной «Зинка», А. Твардовского «Я убит подо Ржевом», «Василий Тёркин. О награде».

Отечественная война – это не только кровь, страдания и смерть, но ещё и высшие взлёты поэтического творчества. Но именно в это тяжёлое время поэзии придавали большое значение.Поэзия фронтового поколения стала своеобразным лирическим дневником, исповедью солдатского сердца.

Ведущий библиотекарь ЦГБ им. А.С. Пушкина

Н.В. Болотина

Вечером мы уходили со двора все в пыли и ссадинах. И тут нам вдруг казалось: там, в саду, кто-то тихо плачет.

Ночная бабочка неслышно билась в стекло, крылья ее дрожали. Так в 41-м повестки дрожали в материнских руках.

В мае вечерние сумерки слишком быстро переходят в утренние. Не трезвоньте, будильники. Не греми, рукомойник. Помолчите, репродукторы. Паровоз, постой еще на запасном пути… Дайте дописать стихи.

Мне противно жить не раздеваясь,

На гнилой соломе спать.

И, замерзшим нищим подавая,

Надоевший голод забывать.

Коченея, прятаться от ветра,

Вспоминать погибших имена,

Из дому не получать ответа,

Барахло на черный хлеб менять.

Дважды в день считать себя умершим,

Путать планы, числа и пути,

Ликовать, что жил на свете меньше

Двадцати.

Всеволод Багрицкий,

1941 г., Чистополь

В том мае мы еще смеялись,

Любили зелень и огни.

Ни голос скрипок, ни рояли

Нам не пророчили войны.

Мы не догадывались, споря

(Нам было тесно на земле),

Какие годы и просторы

Нам суждено преодолеть…

Пусть наша юность не воскреснет,

Траншей и поля старожил!

Нам хорошо от горькой песни,

Что ты под Вязьмою сложил.

Николай Овсянников,

май 1942 г.

Еще, пятнадцать лет имея,

Я часто думал перед сном,

Что хорошо бы, не старея,

Всю жизнь быть в возрасте одном.

Мечтал тогда я жить на свете

Двадцатилетним весь свой век.

Я думал — счастье в годы эти

Всегда имеет человек.

Теперь мечты те былью стали:

Настал двадцатый в жизни год.

Но счастья нет. Найду едва ли.

Быстрее смерть меня найдет.

И вот я, двадцать лет имея,

Опять мечтаю перед сном,

Что хорошо бы, не старея,

Быть снова маленьким юнцом.

Ариан Тихачек,

19 января 1943 г.

Если мне смерть повстречается близко

И уложит с собою спать,

Ты скажешь друзьям, что Захар

Городисский

В боях не привык отступать,

Что он, нахлебавшись смертельного ветра,

Упал не назад, а вперед,

Чтоб лишних сто семьдесят два

сантиметра

Вошли в завоеванный счет.

Захар Городисский,

9 августа 1943 г.

Память

Молодые поэты, погибшие на фронтах Великой Отечественной войны:

Андрухаев Хусен, 20 лет

Артемов Александр, 29 лет

Багрицкий Всеволод, 19 лет

Богатков Борис, 21 год

Вакаров Дмитрий, 24 года

Викторас Валайтис, 27 лет

Винтман Павел, 24 года

Городисский Захар, 20 лет

Гурян (Хачатурян) Татул, 29 лет

Занадворов Владислав, 28 лет

Калоев Хазби, 22 года

Квициниа Леварса, 29 лет

Коган Павел, 24 года

Крапивников Леонид, 21 год

Кульчицкий Михаил, 23 года

Лебедев Алексей, 29 лет

Ливертовский Иосиф, 24 года

Лобода Всеволод, 29 лет

Лукьянов Николай, 22 года

Майоров Николай, 22 года

Овсянников Николай, 24 года

Подаревский Эдуард, 24 года

Подстаницкий Александр, 22 года

Поляков Евгений, 20 лет

Разиков Евгений, 23 года

Размыслов Ананий, 27 лет

Розенберг Леонид, 22 года

Стрельченко Вадим, 29 лет

Суворов Георгий, 25 лет

Сурначев Микола, 27 лет

Тихачек Ариан, 19 лет

Ушков Георгий, 25 лет

Федоров Иван, 29 лет

Шершер Леонид, 25 лет

Шульчев Валентин, 28 лет

Эсенкоджаев Кусейин, 20 лет

Если вдруг в вашей семье сохранилась память о ребятах из этого списка, а также о тех молодых поэтах, которых в нем не оказалось, — напишите нам.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *